{♂ 13 ♀}

Так и жила с любовниками. В квартиру Славы даже принесла своё белье — на запас, если при внезапных порывах страсти пачкалось. Грязные трусики, лифчики запихивала в пакетик и в сумку.

Научилась определять ебливых кобелей...

— Ой. Как будто не ебливые есть. Я вас умоляю. — Вставила тётка.

... Стоя, наклонялась вперёд, как бы подписывая документ. А затем резко поднимала глаза. Если мужик не трус, то не отведёт взгляда от выреза в декольте, в котором аппетитно уложенные в полупрозрачный бюстгальтер груди, манили взор. Слабаки обычно прятали глаза — значит и в любовники они не годились. Всё будут озираться, не идут ли их супружницы.

Ещё один определитель мужской силы — вздутые вены на руках. Если они ярко выражены, значит, сердце мощное, загоняет кровь по всем сосудам, а член — это самый ёмкий сосуд в мужском теле. В три-четыре раза увеличивается при эрекции.

Летом поехали с Васькой на курорт, путёвку без проблем выдали на двоих. Блядей на тех курортах я вам скажу! Не меряно.

— И ты туда же заявилась. — Сказала мама.

— Ага! И я ещё приехала! Ха-ха! Не-а, я не блядь. Я честная давалка. Ха-ха-ха.

Как-то лежу на шезлонге. Загораю. На бугорки и приличные бугры, торчащие из плавок мужчин, смотрю, оцениваю. Стараюсь сдерживать волну возбуждения. Васька пошёл в море. Но что-то не возвращается. Я волноваться стала. Уж не утонул ли? От сердца отлегло, когда увидела его выходящим из сарая с катамаранами. Ещё сильнее полегчало от вида выходящей оттуда же дамы. «Как не глубока её лагуна, муженёк умеет в таких влагоёмах плавать»!

Взбучку ему дать даже не думала, зачем портить отпускное настроение. Ведь у меня самой личико в пушку. Потом меня трахает, а в мыслях с этой шлюшкой находится. У меня такие мысли были часто: то Антона, то Славика представляю. Да вы, сучки, тоже практикуете ментальную мастурбацию, более чем уверена. От этого лучше эрекция, более утолщённый член загоняют мужики. Точно ведь, в номере мы каждый день совокуплялись, секс был на высоте. Пару раз замечала, как он из другого корпуса выходил, где жила сучка молодая. Я только улыбалась, глядя на его блаженную мордочку, поглаживая ладошкой по щеке.

За день до отъезда говорю ему, что надо фруктов, ягод набрать. Муженёк отнекался будто потянул лодыжку. Пришлось самой идти в город за гостинцами с юга. В одном переулке, местные парни затащили меня в подсобку магазина. Придушили.

— Не сопротивляйся. Получай удовольствие, а то в жопу отъебём и задушим.

Испугалась капитально. Даже не знаю, за что более испугалась — за жопу или жизнь! Ха-ха! Один разложил меня на столике, держит, второй начал насильничать. Кричу: «Больно! Вы хоть смажьте, чем-нибудь, ироды». Плюнул стервец мне на гениталии смачно и вошёл. «Болт» наверно... вот с эту бутылку!

Второй отпустил меня и сует мне залупу в рот. Грязную, тоже не хилого размера, вонючую залупу. Чуть не вырвала. Но от большого члена, который кочегарил мою топку вошла в раж. Уже подмахивала вовсю. И стонала. Сама ухватилась за член второго и принялась яростно сосать. Раз отключилась от кайфа. Очнулась, а меня всё сношают. Два отключилась, а они всё дерут. Первый кончил мне на пузо. Пристроился второй и тоже кончил на живот.

— Я бы сама разделась перед такими молодцами, — сказала, натягивая трусики, после того как обтёрлась носовым платком, смоченным водой из бутылки, — не надо было следы на шее оставлять, что теперь мужу скажу?

— Скажи правду, мол, душили, но отбилась и убежала. О сексе можешь не говорить, на своё усмотрение. Давай мы тебе пару корзин ягод, фруктов соберём. Для такой хорошей женщины не жалко.

— Сарафан помяли, следы оставили. Вы думаете, одними ягодками отделаетесь? Где мы можем нормально полюбовничать? Или вы «нормально» не можете? Только насильно?

— Вах! Какая женщина! Пойдём на второй этаж, там душ есть, кровать большая.

Люблю иметь дело с чистоплотными людьми и сама чуть, что, сразу гигиену навожу. Ополоснулась, парней заставила вычиститься. Вино из местных сортов винограда, которым любезно угостили молодые люди, расслабило мои разум и тело.

Попросив только не тыкать в анус, мол, у меня проблемы с кишечником, дозволила парням пользовать мои рот и влагалище для их фантазий. Оторвала душу с ними, бабоньки! Как дорвавшаяся до дармовщины торговка, хватала дубины парней, сама запихивала во влагалище. Повспоминала все случаи, когда Вася не доёб. Когда Борька раздраконит и умотает. Вкусила сперму каждого из молодых парней — слегка отличающиеся по вкусу, выделения, отдавали виноградным ароматом. Член Гоги не влезал в мой рот, поэтому я облизывала только головку, наслаждаясь фрикциями Вано, забивающим свой пятисантиметровый по толщине фалдус в мою разомлевшую вагину. Все знания в своей сексуальной патологии применила. Сама порадовалась, парней ублажила. И если бы позволяли приличия — шла бы пешком, голая, измазанная спермой — смотрите, люди, вот идёт полностью удовлетворённая сучка. Но... В санаторий возвращалась на ногах в раскорячку, довольн-ая-я-я.

Ваське сказала, как было (не всё конечно, только о самом факте), потому, что побоялась, вдруг подцепила, чего-нибудь. Чтобы не лез, пока не проверюсь.

— Сам тоже проверься, видела я, как ты выходил из сарая с молодкой. Небось, здесь остался, чтобы поебаться с ней на прощание? Распрощался? Доволен? Ну и я тоже не в претензиях. Извини за грубость.

Он аж заикаться стал от такого моего козыря.

Парни меня заразили. Ничего страшного — уреаплазмоз. Курсом антибиотиков вылечилась. И это всего одно наказание за всю жизнь.

{♂ 14 ♀}

{1}

После возвращения с курорта, где муж имел связь с блондинкой, она позвонила нам домой и требовала дать развод Ваське, потому что залетела от него. Рассорилась я с ним в тот вечер. Мальчишек отправила к родителям мужа, чтобы не слышали нашу ссору. Наговорила ему сгоряча всяких гадостей. Затем логически рассудив, что дальнейшая ссора приведёт к разрыву — дети останутся без отца, которого они любят. Без меня они тоже жить не хотят. Попросила у него прощения за грубые слова, вылетевшие в его адрес. Сказала, что не была готова к такому повороту. Что думала о приятном этапе, а этот звонок испортил настроение.

— О чем же таком приятном ты думала?

Шелестя, открылась та самая страница из книги судеб. Внимательно, с расстановкой ударений и знаков препинаний, читаю вслух абзац за абзацем:

— Об Антоне Сергеевиче... , любовнике... ! После встречи, с которым, наша с тобой жизнь пошла по другому пути...

Как на духу, рассказала об своих изменах. Всё-всё. О датах, о встречах с другими мужчинами. Что постоянными членами моего кружка является он, на правах супруга, Антон на правах Пигмалиона, и Славик в статусе молодого жеребца.

Вася тоже рассказал о своих похождениях. Поведал о первой измене, когда я была беременна старшим. Затем все больше жаждал перемен: «Ты же знаешь, что даже самая благоприятная погода, царящая в Эдеме, надоедает, хочется сибирского мороза, зноя пустыни, ливня сравнимого с вселенским потопом. Но мысли покинуть тебя и уйти к другой женщине, никогда не приходили. Потому что был уверен, что, в конце концов, и новая жена приестся. А эта блондинка так похожа на тебя в юности, что в первый же день её появления соблазнился». Постоянных «кружков» для его члена не было: «Не встретилась ещё соперница тебе»!

Сказал, что догадывался о моём адюльтере. Уж больно внезапно я расцвела после рутины домашнего существования. И карьера моя стала меняться с ужасающей скоростью.

— После восьми лет ожидания квартиры — бац, и мы в трёшке, хотя в очереди были во втором десятке и могли рассчитывать только на двухкомнатную. Бригадирство твоё уникальное. Внезапная тяга к образованию. Я даже стал побаиваться, что ты покинешь меня, посчитав недостойным.

— Я же не падаль, какая-то, чтобы разрушить идиллию нашей жизни. Можешь считать меня, блядью, проституткой, прошмандовкой, но не обижай меня даже намёками, что я разорву семейную связь. У меня помимо похоти, есть ты, наши дети, которые радостной гурьбой повисают на нас при встрече. И по утрам расставаясь перед работой, они так страстно ждут встречи. Поверь, любимый, мой адюльтер от такого же желания испробовать другое блюдо.

— Да, любимая жёнушка, мне тоже нравится, когда они ватагой, в выходной день лезут в нашу постель, как маленькие дети, чтобы ещё с пол часика понежиться в наших объятиях. Даже Андрей ещё не бросил такую привычку, хотя уже четырнадцать лет... Нравится передавать свой опыт сыновьям. Кто бы ещё рассказал Андрею, как правильно снимать утреннюю эрекцию.

— Больше скажу тебе, родненький, если какая-либо стерва приворожит тебя колдовским зельем, и ты захочешь уйти от нас, как минимум займусь знахарством, изготовлю приворотное питье против заклятия. Если это не получится — вырву с корнем её манду и пришью вместо своей. Либо убью её, уйду в тайгу, стану как Агафья Лыкова, затворницей. Чтобы ты страдал от обоюдной потери, терзая себя за мимолётное увлечение. Я на многое способна ради тепла, исходящего от созданного нами очага. Готова, даже усыновить того ребёнка, который стал причиной нашего небольшого разлада.

— Ни в коем случае! Даже если это действительно от меня ребёнок, я не хочу иметь дело с этой женщиной...

— Ты научил Андрея дрочить? — Заговорила я, сменяя щекотливую тему. — Офигеть! Давно? Расскажи, как это было. Замечала его поллюции в трусах, но это ведь возрастное. Ты сам уже взрослый мужик, имеющий под боком удобный способ разрядиться, все равно обтрухиваешь трусы.

— Два года назад. Помня себя в его возрасте, объяснил ему об особенностях физиологии. Сказал, что лучше «расслабляться» по утрам в ванной при утреннем туалете. Согласись, что уж лучше я, чем шпана из подворотни. Алёшку и Сергея тоже обучу. Тебя то они стесняются спросить.

Вася поведал мне о юморной ситуации. Однажды его перехватила женщина и сказала:

— Мой муж изменяет мне с вашей супругой. Прошу вас исправить ситуацию. Не потерплю такого. В горком партии буду жаловаться.

Васе не хотелось, чтобы у меня были проблемы. «Чего же ты сразу в горком не пошла? Сама значит, хочешь отомстить прелюбодействием» — предположил Вася. Он решил, что легче будет ебануть ту бабу елдаком по пизде. Хоть она и не в его вкусе — тощая, визгливая и истеричная: «Давай отомстим им?» Сучка для приличия поломалась. «Ты же умная женщина. Должна думать холодной головой и понимать, что слава обладательницы рогов тебе ни к чему. С таким подходом к решению этого вопроса, можно дойти до развода, а у вас как я понимаю, есть дети» — такой завуалированный подхалимаж и страшная перспектива сломили сопротивление.

Квартира её матери была свободна и там он её отжарил. Даже натёр себе лобок об её кости. «Ушками щенка, выглядели её плоские титечки. Ареолы на них были с однокопеечную монету, меньше чем у мужчин. Сухость манды говорила о какой-то патологии. «Неудивительно, что мужик ныряет в океан моей красавицы. Ладонями, ласкает двух китов, меж которыми находится вход в этот влагоём. Пристаёт к островам грудей. Утоляет жажду пьянящим соком из спелых уст. Щекой трётся о персики ланит, слушая райские вздохи из глубин души», — поэтически размышлял тогда Вася. Посоветовал ей нарастить жирок и страстней отдаваться мужу.

— Своим членом спас твою карьеру. Кто такой этот Бобров, кстати? Ей об измене сообщила подружка. Мол, видела, как ты удалилась с её мужем.

— Монтажник на стройке. И поверь, я с ним не спала. По описанию я поняла о ком идёт речь. Она приходила на стройку устраивать разборку. Дама, с которой ей изменял муж, моя тёзка. Не удивительно, что перепутала. В одежде та женщина страшненькая, а уж оголённая... ! Бр-р. Сейчас получишь медаль за отважный бросок на кучу досок.

— Я уже расписался в получении. В тот вечер, приятно понырял в твоей лагуне, стирая из памяти все ощущения, которые остались от контакта с ревнивой женщиной.

{2}

Для закрепления обоюдного прощения, выпили пару бокалов коньяка, устроили развратную случку.

Первоначально пошли в ванную, Вася пожелал побрить мои гениталии. От предложения сбрить его волосню, не отказался. Ой, как трудно у мужика брить яйца! Тем более что они скукоженны от возбуждения. Дрочка с минетом, ослабили эрекцию. Не успели ополоснуться, раздался звонок в дверь. Открывать не хотели, но настойчивость дребезжания звонка доконала.

Накинула сарафан, Вася одел семейники. Явились свёкр со свекровью. Прилипшее к мокрому телу, платье, хоть и скрывало наготу, заставляло фантазировать, додумывать образ. Лямка сарафана все время пыталась упасть с плеча. Папа крякнул от видов выпирающих сосков, полужопенок.

— Чего вы тут разругались? — Спрашивает мама и смотрит на мои откровения. А мне пьяной пофиг. Свекровь попыталась отлепить лиф платья от сисек — я прилепила обратно. Ещё и нагло дышала ей в лицо, распространяя аромат только что проглоченной спермы.

— Кто сказал, что мы ссорились? Ик.

— Андрей. Слышал, что ты материла Ваську. Боялся, что он тебя побьёт.

— Ты разве дебошира воспитывала? Он джентльмен! Ик! Спасибо тебе за него, миленькая мамочка. А ссорились мы для пробы, чтобы крепче любилось. Ик!

На кухне муж с отцом выпивают. Налитый в бокалы коньяк, дождался перелива в наши с мамой желудки. Икота прошла. Я уселась на колени к супругу. Обняла его за шею, все больше пьянея от коньяка, развратного куража, запаха мокрых волос мужа, которые вывели образ только что сбритых кудряшек с его мудей. Провела языком меж дёсен и щекой, выискивая застрявших живчиков, не смытых коньяком.

Моя левая грудь, упирается в торс Васи, соском царапает его. Разрезает внутреннюю ауру мужу, вызывает сладострастную боль, от чего кровь заполняет сосуды. Гормон усиливает ритм сердцебиений. Учащённый пульс сердца загоняет мощную порцию крови в пенис, распрямляя его от небольшой преграды. Толчок члена, как удар барабанной палки в мою ягодицу, возвестил о готовности главного калибра к артподготовке. Пьяно улыбнувшись, уселась удобней, чтобы пенис расположился по центру попки.

Родители ещё что-то говорят. Опьянённый Василий, кивая им в знак согласия как китайский болванчик, правой рукой из-за моей спины прижимается к груди, пальцами откровенно ласкает телебашню, выпирающую сквозь ткань. Лямка на сарафане падает с плеч, и лиф платья держится только поддерживаемый рукой мужа. Левая рука под столом ласкает внутреннюю поверхность бедра. Волна эйфории глушит звуки. Мне откровенно наплевать на их вещания — я настроена на грязную, развратную, необузданную еблю.

Фалдус морзянкой выбивает мне телеграмму: «привстань тчк подними подол тчк войду в тебя тчк» Принимаю приказ к обращению — привстаю, провожу рукой от бедра к пояснице, выпускаю подол из-под задницы, сажусь. Похеру, что родители тут же, за столом — во мне просыпается доминанта. Вася рукой старается вставить головку в мою вагину, слегка шевелю попой, помогая ему. Блаженно лыблюсь, когда залупа касается моих гениталий. Всего головка внутри, а уже можно сказать, что Вася потрахивает меня. Он напрягает мышцы таза, производя фрикции. Целую супруга в губы. Мысленно сговорившись с Васей, намекаем им, что если они не уйдут, то попадут в эпицентр разврата.

— Могли бы уж постыдиться, мы все-таки ещё здесь, — бубнит мама. «Да пиздуйте вы, наконец, мы пьяны. И не только от алкоголя» думаю я. — Пойдём. Пусть дальше дебоширят. — Сказала мама, учуяв энергетику, предшествующую знатному коитусу.

Старики ещё одевали обувь в прихожей, я уже стояла голой, труселя Васи оказались у его щиколоток. Ещё не захлопнулась входная дверь, я лежала животом на столе, а муж смазывал головку пениса о мою слизь. Ещё не отъехал лифт, я уже была в эйфории. Мощный стон из наших гортаней, сотряс здание, возвестив о начале второй брачной ночи.

Разнообразию позиций в ту ночь, могли бы позавидовать порно режиссёры. Коитус в ванной комнате перешёл в интересную позу, когда Вася перевернул меня вверх ногами. Я оперлась о его плечи бёдрами, обхватила талию руками, таким образом, не сваливаясь с его тела. Моя промежность была открыта взору супруга. Он впился губами в мои гениталии. Мне же предоставил возможность заглотить фалдус. Не пробовали такую позу? Ха... ! Малолетние вы ссыкухи тогда... ! Блядь! Открыть что ли курсы по повышению вашей квалификации? Буду вашей секс-сэй... !

— Не отвлекайся, — донёсся чей-то неузнаваемый, изменённый хрипотой шёпот, толи мамин, толи тёткин. Видимо сидели и подрачивали на эротические сценки.

— Ах, да. Дальше. А вверх ногами видели позицию? Я стала на руки возле стены. Оперлась попой об неё. Вася так же перевернулся в стойку на руках и подошёл ко мне. Разница в росте как раз подходила, чтобы член мужа занырнул в прорубь. Слегка опускаясь и поднимаясь на руках, стал совершать фрикции в моей кунке. Удобств мало, особенно когда не вставлялся — жалели, что третьей руки нет, но экстазу от возбуждения навалом.

В детской спальне была установлена шведская стенка. Так же там были гимнастические кольца. Подтащив кресло-кровать под них, Вася улёгся на спину. Пенис держал вертикально, а я, повиснув на руках, поднимала и опускала тело. Надеваясь и снимаясь со штыря. Наотжималась до судорог в руках.

А мочу мужскую пили... ? Ха! После хорошей дозы коньяка, как только не извращались. Вася просунул ноги в кольца. Свесился вниз головой, член как раз на уровне моего рта. Я сначала сосала его. Муж сказал, что очень писсать хочет.

Принесла ведёрко и подставила под «краник». Эротичный такой гусачок. Вася после некоторого напряга начал журчать в ведро. Я поймала ртом струю, глотая массовый поток, дождалась окончания дождичка. От увиденного, Вася опять возбудился. После пары моих всасываний, он выстрелил спермой.

— Садись мне над лицом, помочись, хочу пить и смотреть, откуда дамы писсают.

Не знаю, как он не захлебнулся. Затем начал лизать мой клитор, губки всасывать. Благо это все происходило возле той же шведской стенки. Не упала во время оргазма. Слышу сзади набат — оглянулась — хуище стоит, ждёт пещерку, чтобы пошуровать в ней. Поставила мужа возле стенки. Оперлась ногами о нижнюю жёрдочку, руками схватилась за другую палку. Теперь уже приседая и поднимаясь, практически так же как на кольцах, начала совершать фрикции. Едва не свалилась во время оргазма — Вася придержал за попку. Понёс меня на кровать.

— Нет! Так не хочу! Не хочу просто так. Хочу фантастическую позу. Пошли на подоконник... , похрену, пусть видят.

Встала раком на широкий подоконник, Вася сзади вошёл, и началась гонка. Не знаю, смотрел ли на нас, кто-либо в эту ночь. Эксгибиционизм в моем пьяном сознании вылез наружу. Открыли входную дверь, оперлась руками о косяк, согнувшись в пояснице. Считай на лестничной площадке, сношались. Ой! Как вспомню, аж дрожь пробирает! Многократным эхом разносились шлепки бёдер Васи о мою детонирующую от оргазма попку.

{3}

Душа моя опять отлетела. Пьяная она ещё никогда не отлетала. Пролетела сквозь стену, оказалась в тёмном неизвестном помещении, запаниковала, стала метаться. Всё время, попадая в разные пространства, тревожа души спящих людей, металась в поисках своего тела. Метнулась вертикально вверх — город мирно спал. Тишина ночи вернула ясность душе. Вернулась к дому, стала залетать в освещённые окна.

В одном потревожила душу младенца. Вернулась, успокоила её. В другом помещении увидела эрегированный пенис подростка, побаловалась с душой мальца, обучила её сладострастным сновидениям. Передала картинки обнажённых женщин и девушек, информацию о ласках эрогенных зон. Приняла экзамен от молоденькой неопытной души. Та показала мальчику эротический сон, от чего тело пениса задёргалось — произошла ойгерхе — первая поллюция. Душа порадовалась, вызвав блаженную улыбку на устах подростка. Не протрезвевшая душа, желала ещё пошалить, но начинала терять астральную связь с телом и с максимальной скоростью кинулась на поиски.

Наконец-то душа обнаружила родное тело. Восстановив астральную связь, зафиксировала координаты в четырёх измерениях. Радостно хихикнула. Понеслась к уже знакомой душе подростка. Пригласила на просмотр интересной картинки. Молодая предложила позвать ещё одну душу — душу девочки, в которую был влюблён отрок. Долго искать девочку не пришлось, она жила через стенку с подростком. Ласково разбудили девичью душу.

Моя душа пригласила посмотреть в каком положении находится её тело.

Потная, с растрёпанными космами женщина, стоит, руками упираясь о дверной косяк. Мужчина держит её за круп, так как она в состоянии нестояния. Голова самки безвольно опущена. Слюни капают из раскрытого рта. Веки на глазах открыты, но взор зрачков устремлён в подлобие. Сисяндры колышутся от частого дыхания. Видны засосы на ягодицах, спине, грудях и шее женщины. Многочисленными полосами расцарапана спина мужчины. Три души нырнули к промежности. Выбритые гениталии, позволяли детально рассмотреть расположение пениса в вагине. Мокрые губы плотно охватывают ствол члена, по яйцам стекает слизь из влагалища.

Довольные зрелищем молодые души пожелали ещё веселья. Три души, как три грации взлетели к небесам. На востоке начало светлеть. Молодые просили показать, что-либо похожее на мой случай. Им хотелось знать больше о сексе. Моя душа не знала где в городе можно найти совокупляющихся людей в такое время суток. Придумала такую каверзу — в доме напротив поселилась пара молодожёнов.

Нашли квартиру. Так как в комнате было темно, всё пришлось рассматривать в инфракрасном спектре. Тела молодожёнов лежали под разными простынями. Тихо разбудили души женатиков, обменялись информацией о нравственности людей. Мужчина имел половую связь до женитьбы, но такую мимолётную, что её вряд ли можно считать связью. Так, один тычок, одна эякуляция. Стыд и насмешливое изгнание. Рукоблудие спасало его от разрыва мошонки. Фильтруя разговоры одноклассников, затем сокурсников, он имел поверхностное понятие об удовольствии. Поэтому женитьба на дочери профессора права, стала радостью для молодого человека. Он безропотно принял правила, установленные тёщей — секс четыре раза в неделю, после двадцати двух часов. Остальное время сон под разными одеялами: «Скажи спасибо, что на одной широкой кровати, которую мы, отдавая дань моде, вам купили. Вот мы с отцом спим на двух кроватях!»

Женщина до свадьбы была девственницей. До умопомрачения двадцатитрехлетней девственницей — она даже ни разу не мастурбировала. Поэтому о таком сладострастии как оргазм, она только слышала. С детства она спала в пижаме, руки поверх покрывала. Купаясь, девочка, ни разу не ласкала своё тело, как делают миллионы подростков: «Так поступают дрянные люди. А ты у меня умница, ты не опустишься до уровня рабочего скота!» — продолжала внушать мама.

О боли при дефлорации, можно было сочинить отдельное произведение. Мамочка предупредила свою некрасивую дочурку о крайне неприятном обряде. Хотели даже довериться хирургу, но брат девушки, тоже чопорный как отец, отговорил: «Мама ты же знаешь, что эти костоломы крайне болтливы после принятия медицинского спирта. Нас могут неправильно понять, они же плебеи! Давай лучше сделаем ей пластическую операцию, тогда можно будет подумать о лучшей паре для Наташи, чем этот прыщавый Юра». Пластический хирург в Москве, после осмотра лица Наташи, вынес приговор — невозможно скорректировать пластику, не будучи уверенным в лучшем исходе.

Считав информацию поля Наташи, моя душа узнала о тайном желании брата Наташи, самому сорвать цветок. Он даже начал подбивать клинья к сестре, поглаживая её по плечу, руке, спине, но в последний момент удержался. При соитиях со своей супругой, он представлял тело Наташи под собой.

Те азы, которые муж почерпнул, несколько пригодились ему при дефлорации. Наташа лежала, сняв штаны пижамы. Рубашку даже не расстёгивала. Юра слегка погладил тело жены, только низ живота, не касаясь молочных желёз. Супруга слегка раздвинула ножки. Мужу пришлось втиснуться меж ними, как в автобус в час пик. Слизи на конце пениса было маловато, об увлажнённости влагалища никто не знал. Поэтому вход в сухое лоно был действительно очень, очень болезнен. Внушённый страх усилил боль в разы. Секундой ранее — девушка, а после разрыва — женщина, вскричала. Так кричат при ампутации конечности без наркоза. Испуганный муж, не смог эякулировать. Только через неделю его пенис допустили во влагалище. И то только по причине зачатия наследника. Как будто вопрос стоял о престолонаследии. Стоит ли говорить о продолжительности соития, после стольких дней воздержания. Полминуты и мужу осталось дожидаться следующей пятницы. Так прошло уже восемь недель совместной жизни. Намёков на беременность не было — хоть это спасало бедного мужчину от сперматоксикоза.

Моя душа очень пожалела молодых людей. Из моего опыта она передала все знания о блаженстве. Осталось только, чтобы тела молодых людей почувствовали эйфорию.

Член молодого человека и так был эрегирован от давления из мочевого пузыря. В состоянии сна он перемещается под простыню супруги. Начинает ласкать её тело, руки забираются под одежду жены. В темной комнате из-под простыни проявляются два светлых пятна — груди наливаются кровью, теплом. Супруге становится жарко — дёргая ногами, она скидывает простыню. Руки сами расстёгивают пуговицы на рубашке.

Наташа тоже видит сладкую сцену, от которой её вульва мгновенно наполняется кровью. Ещё одно тепловое излучение озаряет темноту. Руки молодых людей самопроизвольно ласкают тела партнёров. Они находятся на границе сна и яви. Ладонь супруга оказывается под резинкой штанов супруги. Пальцы мужчины проникают в вагину. Душа подростка внимательно наблюдает за его действием. Муж притягивает супругу к себе, ладонь сжимает ягодицу. Затем рука опускается вниз к бедру, снимая при этом штанишки. Жена помогает ему разоблачить себя. Взмахивая ногами, как малое дитя, она скидывает препону.

Теперь уже она начинает снимать с него семейные трусы, которые так же летят в неизвестность помещения. Яркими венами фалдуса дополняется освещение картины. Душа девочки не может коснуться такого интересного объекта. Может только получать фотонную информацию. Как раскалённый прут из горна кузнеца, член излучал жар. Окалинами тускнели чуть менее горячие, по сравнению с венами, участки пениса, создавая великолепный монумент орудию ласки.

Похотливо раздвинулись ножки женщины, открыли блеск трепещущей вагины. Как свет зари, блеск вырывался из глубины женского лона. Душе подростка пришлось уменьшить восприятие фото потока. Пять областей вульвы излучали наибольшее свечение. Четыре полоски света по краям вагины и самая яркая из места спайки губ. Клитор сверкал огнём маяка в темной ночи. Сходство со светочем создавалось из-за пальцев мужчины, который лаская притягательное тепло, перекрывал обзор. Ещё три объекта озаряли темноту комнаты — соски на грудях просвечивали через ткань ночного белья и уста, которые тоже налились кровью, соблазняя их поцеловать.

Моя душа нашёптывает душе женщины слова, которые должна сказать жена, когда окончательно проснётся.

— Любимый... ! Проснись... , подбрось дровишек в мою топку... , она так нуждается в топливе, нарубленном твоим колуном.

Мужчина, наконец, просыпается, удивляется необычной просьбе супруги. Почувствовал, как молодая жена, охватила своими маленькими ладошками его жезл и водит ею по стволу, доставляя невероятную усладу, явно нарушая их недолгую традицию. Однако он отбрасывает размышления. Раскалённый скипетр оказывается у сдвоенных полосок тепла. Окунается в поток лавы текущий меж ними. Лава обжигает головку. Скипетр скрывается в лучах светоча. Два излучения сливаются в одну яркую плазму.

— Что это такое горячее течёт явно не из мочеточника? — Интересуется душа девочки.

— Женская слизь, чтобы смазывались пенис и влагалище при соитиях. Смазка, по-простому. — Объясняет моя душа.

— Любимая моя, ласковая, я тебя так обожаю. Я хочу тебя всю. Ты чувствуешь мою страсть?

— Да, да... Возьми меня... , я обожаю тебя, любимый... Давай сделаем нашего наследника... Пусть он будет так же умён и красив как ты, ласковый мой. Ай... ой... ещё... ещё... прошу, не останавливай... ся... Э-э-эх.

Мужчина замирает в толчке. Несколько секунд лежит не шевелясь. Потом откидывается на бок. Твёрдый скипетр превращается в размякший свечной огарок, с которого продолжает капать воск. Но этот воск уже не согревает.

— Из мужского канальца изливается сперма — жидкость, в которой плавают сперматозоиды, живчики. — Объясняет всезнайка.

Между тем заря между ног женщины продолжает полыхать. Моя душа подсказывает душе мужчины, что ему надо, по крайней мере, успокоить жар в теле жены. А лучше будет подкинуть ещё топлива, чтобы окончательно расплавить топку. Душа советует разуму мужчины обратить внимание на надутые уста супруги. Минуту назад шептавшие о любви, могут произнести обидные слова. Из глубин сознания всплывает информация о куннилигусе.

Ошеломлённые души подростков наблюдают, как мужчина припал к гениталиям супруги и начал проводить различные движения губами, языком. Как молодой скаут, выискивая точки слабины врага, так и язык носился по поверхностям гениталий. Задевая чувствительные места, возвращался к ним, с большей лаской воздействовал на них. Слизывал вытекающую смесь спермы и слизи, утоляя жажду. Жажду влаги, не дополученного экстаза. Всего несколько минут, и супруга сменила обидное «Эх» на протяжное, произносимое на вдохе — «АЙЯЙ» и окончательно выдохнутое — «Фуфх», плотно сжимая бедра, зафиксировала голову мужа в апогее...

Супруг сходил в туалет, опорожнил мочевой пузырь. Взглянул на своё отражение в зеркале. Как атлет, сжал руки, наблюдая за отвердевшими бицепсами. Улыбнулся отражению. <а hrеf="http://еtаlеs.ru/">эротические рассказы Вспомнились ласковые слова супруги, протяжное «айяй» извещавшее о пике наслаждения. Порадовался, своему прозрению о другом способе ласки жены. Хорошее настроение воздействовало на пенис. Головка вылезла из крайней плоти как голова черепахи из панциря, как бы спрашивая: «Мы ещё потрудимся?». Мужчина почесал затылок, согласно кивнул. В тёмную спальную муж занёс разгорающийся жезл. Женщина не видела теплового излучения от пениса. Но биополем почувствовала энергетику, исходящую от ауры супруга.

Она была обескуражена. Нет! Это сделала не она!!! Кто-то, только не она, держал пенис мужа рукой, не просто держал — водил по всей его длине, ладонью ощущал жар, исходящий от органа. Кто-то, только не она, шептала постыдные слова. Но она, только она, почувствовала сладкую истому, как после сна, когда нечаянно отлежишь конечность, распрямляешь её и наслаждаешься потокам крови в органе. Только истома от сегодняшнего соития была в разы приятней. Она ощутила негу от скольжения пениса в увлажнённом влагалище. Она не знала верхней границы блаженства, просила мужа продлить фрикции и была очень обиженна за остановку. Разум ещё не овладел сознанием, когда супруг припал устами к её промежности. Языком он докатил камень до вершины горы. Камень перевалил вершину и покатился, ломая все наставления мамы.

«Только плебеи могут унизиться до грязного соития». Называть другие слои общества, связывая их с деторождением, мама вообще отказывалась. Молодая женщина где-то слышала об оргазме, но только лишь слышала. Она помнила, что с вечера они оба совершили все подобающие чистоплотным людям гигиенические процедуры. За ночь они вряд ли могли нацеплять микробов, поэтому можно считать их тела, если не стерильными, то гигиенически чистыми. Ведь не боится же она целоваться в уста с супругом?! А по разумному размышлению рот наоборот грязней гениталий.

Вернувшийся супруг прервал её размышления и припал к её соску губами. Что тоже являлось табу в пуританской семье. Но сейчас вызвало трепет организма. За пару минут отсутствия мужа, тело жены не успело успокоиться. Супруг тем временем опять оказался меж аппетитных, так, по крайней мере, сейчас считали муж и бестелесное создание — душа подростка, ножек. Супруга берегла семя, которое муж впрыснул первый раз, но сам же и слизал, поэтому она обрадовалась дополнительной порции эякулята. Опять огонь страсти мешает наблюдать проникновение пениса в глубины влагалища. Душам приходится максимально понизить восприятие, чтобы внимательно разглядывать акт.

Как цинично люди называют процесс передачи любви от одного любящего сердца другому — АКТ. Актом можно назвать соитие двух подвыпивших искателей приключений на свои гениталии. Грубым актом — насилие. Извращённым — мужеложство, зоофилию.

Но сегодня наши души стали наблюдателями смешения двух кровей, в которых максимально сконцентрированы две любви. Молодая жена, сама того не подозревая, похотливо развела ноги и приняла в себя факел страсти. Повинуясь мысли об удобстве полноценного введения мужского органа в лоно, жена подняла попку навстречу движущемуся в неё пенису. Ахнув от услады, следующую фрикцию встретила ещё выше задрав таз, ахнув ещё громче. В конце концов, ей начали мешать ноги — она закинула их на поясницу супругу, тем самым поставила окончательный «А-а-а-ах», сжала бёдра, сдавив ребра мужу. Сжались не только бёдра, но и мышцы влагалища. Которые в свою очередь, выдавили обильное количество влаги, похожей на слизь.

Любящий супруг излил из себя сперму, в которой находился тот единственный сперматозоид, в силах которого проникнуть через барьеры испытаний, ведь только сильный может считаться носителем правильного генома. Живчик уже через полчаса добрался до яйцеклетки.

Удовлетворённая жена лежала в раздумьях, как ей поступить. О гневе, мысль даже не возникала, хотя прежняя — неудовлетворённая, могла нагрубить и даже отколошматить ботаника, коим был её супруг. Что же такое сказать, сделать, чтобы мужу было приятно? Мысль возникла. Нет, она не может так сделать! «Я что проститутка? Нет, конечно. Но ведь никто не узнает, тем более мама! Я всего лишь попробую! Нет! Я хочу угодить любимому мужу!».

Однако она решила придержать сюрприз до лучших времён. Через пару недель, когда наступит срок обновления яйцеклетки, и супруг будет страдать от её пятидневного физиологического недуга, она поцелует головку пениса. За это время она хотя бы разузнает, как это правильно делать. Она поборет свою брезгливость, высокомерие. Чего не сделаешь ради любви.

{4}

Молодые души, понесли информацию о сексуальных утехах, о любви, в свои тела, чтобы в сновидениях побаловать подростков видениями сексуального удовлетворения.

Моя душа вернулась в точки пространства и времени. Опять полюбовалась мной и Васей. Нарадовавшись увиденным зрелищем, душа вернулась в тело. Поделилась информацией с разумом. На экспресс консилиуме — эйфория, блаженство и нега, подкреплённые спиртным, изнасиловали совесть, вставили ей кляп в виде мужского органа, засунув в сосуд влагалища, законсервировали спермой.

— Возбуждаетесь ли вы от мысли, что за вами наблюдают во время ваших соитий или переодеваний... ? Да-а-а! Все мы бабы дырявые существа!

— Эксгибиционизм. Вот как это называется. Напомните потом мне. Расскажу свою историю, — вмешалась тётка.

Энергии в ту ночь потратили столько, что принялись варить пельмени. Побеседовали.

— Как мы будем дальше жить? — В голосе мужа слышались нотки стыда, отчаяния.

— Мне не охота ничего менять, — после долгого раздумья, когда я пыталась подобрать нужные слова, — любовь между нами только усилилась от сегодняшнего объяснения. Давай не будем ханжами, обещать не выполнимое... Убьём червя сомнений в зародыше... Я абсолютно и твёрдо уверенна, что ты любишь меня, так же, как и ты в обратном. Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!!

— Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!! — поклялся любимый.

— В каком статусе у тебя Борис? — спросил после молчания Васенька.

— Брошу его, как стану главой профкома, а сейчас я его подчинённая... У меня чисто меркантильная выгода от безвкусных сношений. Отлучка с работы, повышенная премия, — поведала я. Но уже попала в капкан следующего вопроса:

— Кто лучше, я или любовники? — Мне пришлось задуматься, чтобы не обидеть супруга унижением его достоинств.

— Если проводить аналогию с потреблением пищи, то согласись, что хорошая трапеза прекрасна разносолом. В которой, одни блюда острые, другие сладкие. Одни жидкие, вторые поджаренные. Так и вы у меня, как разные блюда одного празднования, ублажаете мой аппетит, не превосходя друг друга.

— Не боялась, что начну ревновать? Выяснять отношения с любовниками?

— Боялась. Ещё как!!! До холодного пота трусила... Перед тем как сесть в тюрьму, папа грозил маме: «Узнаю, что скурвилась, на одну ногу наступлю, за другую возьму и раздеру прямо по щели». Он ещё ребром ладони показал, как будет рубить между маминых ног. Боялась, что ты мне так же сделаешь... Шучу я, шучу... Тревожилась... Но логически рассудив, поняла, что ты не такой человек, не истеричный ханжа, заботящийся о своём благе, притесняя других. Я подчинялась воле провидения, не зная, сколько ещё вытерплю без снятия пробы, неизведанного «блюда». Может быть, если вместо Антона, был бы другой человек, после первой пробы отказалась бы от затеи.

— Меня поражает твоя деликатность — не свалила на меня: «Это ты первый начал»!

— Спасибо за комплемент. О твоих увлечениях я догадывалась. Что-то сдерживало меня от разговоров с тобой. Чуть ревновала, но наслаждалась твоим усилившимся либидо. Понимала, что ментально ты совокупляешься с другой, страстнее насилуешь меня. Прощала тебе всё. Даже надуманную мной связь с моей мамочкой... Да... Да... Мама так страдала без мужчины, слушая наши стоны, что я не удивилась бы, если она совратила тебя, ведь она была ещё в самом соку... А ещё я мыслила так — детей родила, быт потихоньку устраивается. Надо и о себе подумать. Различные женские кружки меня не устраивают. Ты знаешь, что не терплю бабский трёп. Хотелось бы в альпийский поход какой-то, или сплав по бурной реке, но это разлука с домом. Да и там я думаю, без перепихонов всё равно не обошлось бы. Не буду тебя расспрашивать кто лучше — я или любовницы... , нет, погоди, даже не любовницы, ведь любовница от слова «любовь», а любви меж вами не было, скорее так — избранницы для ублажения твоего каприза. Давай их называть «Ник», «Ница», хорошо... ? Думаю, первая ница обольстила тебя запахом свежести, новизны. Хотя, скорее всего это была женщина не много младше меня. Уверена — я лучше их любой. Просто мы пахнем, излучаем тепло, по-разному.

— В кого же ты у меня такая умная?

— Да! Я — У ТЕБЯ! Дай губы — чмокну... ! Ой, нет, не возбуждайся, умираю от голода... ! Во мне скопилась мудрость всех самок. Начиная от первой дикой самки приматов, которая первая раздвинула ноги.

— ?

— Помнишь тот оргазм, после которого моя вагина выдаивала тебя... ? В то утро я лежала прижатая твоим телом буквой «зю» в твоих глазах увидела образ зверя. И уже почти увидела видение, но начала пукать, ты засмеялся, и я потеряла образ. Но лёжа под Славкой в такой же позе, смотрела в его глаза, настроилась на связь с глобальным информативным полем и получила откровения от своей прародительницы, от которой и пошёл весь род человеческий.

Полностью рассказала о полученном знании. Васька смеялся дольше Славика, но это можно было списать на алкоголь.

— Ты знаешь, до сегодняшнего вечера не был на сто процентов уверен в твоей измене. Видел, что ты меняешься — говоришь, одеваешься, красишься по-другому. Импортное белье вообще посчитал подарком любовника. Уже как-то настроился с тобой поговорить... Но то, как ты отдавалась мне, вносило растерянность: «Обычно женщины сразу холодеют к супругам, даже отказывают им в близости» — думал я. Опуститься до банальной слежки, претило мне. Свет мой ясный, ладушка ты моя, я горжусь тобой. Ты пятнадцать лет сохраняла мне верность.

Да тебя в пример можно ставить. Первую свою любовницу, уломал после её полугодичного замужества.

— Давай сегодняшнюю ночь, назовём второй брачной? Согласен... ? Да, я у тебя выдумщица! На курорты, в санатории будем ездить по отдельности, чтобы дать разрядку душе, не смущая свою любимую половинку. — Ещё сильнее закрепила своё условие взаимного адюльтера.

Слопали по тарелке пельменей, выпили остатки коньяка. Легли спать физически истощёнными, морально удовлетворёнными. Вы же знаете, какая это истома?! Мм-м.

{5}

Утро. Славик, возбуждённым пенисом тычет в мои гениталии. Мне приятно, от необычных ощущений — пенис маленький, с бешеной скоростью двигается по самой поверхности вагины. Движения становятся все быстрее, не успеваю подмахивать фрикциям. Спазм сдавливает половые органы, от этого начинаю мочиться... просыпаюсь — Василёк в благодарность за ночь, решил разбудить меня таким образом.

— Быстро неси меня на горшок, сейчас обмочусь.

... Открыла окна, проветривая запах алкоголя, мочи, любовных утех. Нагая, потягиваюсь до ломоты в костях. Показываю язык, возможным наблюдателям из окон дома напротив. Вспоминаю приключения своей души, смотрю на окна молодожёнов. Прекрасно вижу молодую супругу — она сидит на краю кровати, поглаживает низ живота, улыбаясь, замечает очертания эрегированного фалдуса. На минутку скрывается. Затем появляется обнажённой. Лезет под простыню к мужу. Голова женщины оказывается у паховой зоны мужчины — все-таки дождался фелляции. Смотрю на другие окна, балконы. Меня прекрасно видят, развешивающие белье на своих балконах старушка, молодая мамаша. Эксгибиционизм ещё не уснул. Поглаживаю груди. Приподнимаю их, как бы пробуя на вес. Тепло в промежности наступило на моем пути к возбуждённому пенису.

— Начнём с миссионерской позы. Мышцы болят. Давно так не тренировались. Жаль, ночью крестики не ставили после эякуляций, можно было посчитать, сколько спермы выработали мои кокушки. — Муженёк ждал своей порции оргазма. Ужом пролажу под него. Ногами притягиваю мужа к себе. Затыкаю ему рот поцелуем. Вася имел, чем заткнуть моё поддувало. Как на сеансе лечебного массажа, нежно ввёл пенис. Ласково полизывая мои уста, ушки, шею, совершал фрикции всего на половину члена. Разомлела я быстро, подмахивая, добилась от партнёра желаемой амплитуды, частоты.

Душа моя опять полетела посмотреть на состояние тела во время оргазма: изогнутое в позвоночнике тело, опирается подошвой о постель. Затылок служит ещё одной точкой опоры. Из раскрытого рта исходят клокотания слюны вперемежку с воздухом. Глаза в поволоке экстаза. Натурально эпилептический удар, только пены изо рта не хватало. Тело мужчины не может двинуться, так как пенис сжат мускулатурой влагалища.

Не удержалась от вуайеризма, метнулась под простыню молодожёнов. Просто посмотреть. Покрывало уже откинуто, обзор великолепен. Минет отвратителен, неопытная женщина облизывает только головку. В процессе не участвуют губы, которыми можно охватить венец, ствол. Руки тоже бездействуют. Моя душа нашёптывает молоденькой душе приёмы фелляции. Возбуждённый разум женщины тут же исполняет урок. Рот всасывает чуть ли не половину пениса, затем с чмоканьем выпускает его изо рта. Супруга повторяет забавное движение. Кайфует от вкуса пениса, звуков откупориваемого шампанского. Наташа сильно сжимает ствол пениса, радуется силе, которая ей противостоит. Где-то в памяти, из-под родительских запретов, появляется слово «Кладенец», такую ассоциацию вызвал, в общем-то, среднего размера детородный орган Юрия. Охватив ствол пениса двумя маленькими ладошками, она потрясла им, как бы угрожая врагу, опять припала ртом к горячему жезлу, придавая ещё больше могущества этому подобию меча.

Муж, проснувшийся от необычного действия, вспоминает, как сам слизывал соки из влагалища жены, постанывает. Предупреждает о возможном фонтанировании. Супруга на секунду отрывается: «Давай, любимый, я хочу попробовать твою сперму». Влажные от слюны, алые уста напоминают половые губы. Она успевает перехватить брызги фонтана. Но не все — часть спермы оказывается на верхней губе, подбородке. Она с жадностью глотает порцию за порцией свежей, сегодняшней выработки спермы. Вкус напоминает белок куриного яйца. По-детски наивное лицо жены, обращённое к мужу, замирает в улыбке. Мужчина принимается слизывать капли. Затем поцелуи переходят все ниже и ниже. Женщина уже знает, какие ласки может причинить язык любимого. Она отбрасывает все нравоучения мамочки. Крамольной фразой: «На хуй вас всех, пуритан!» затирает образ родителей, укоряющих её за примыкание к касте плебеев. Улыбается за свою смелость произнести матерное слово, которого из её уст ещё никто не слышал. Она знает, что этим «хуем» как «Кладенцом» она сможет отбиться ото всех, кто помешает ей насладиться сексом. Под радостное «Да-а-а! Фуфх!» моя душа возвращается в тело.

— Фух! Ах! — Хриплю я, после оргазма, — Ложись на спину, не хочу полностью истощать тебя физически. Лучше минетом доведу до экстаза. — Со стопроцентной уверенностью, что ещё одна пара в сфере ста метров наслаждается сексом, говорю мужу.

Вечером этого дня, находясь на границе сон-явь, получаю мыслеграмму: «За приобщение молодожёнов к истинной любви, ты и твоё поколение вплоть до внуков, будете ограждены от болезней и несчастий! Так же знай — сегодня молодая женщина зачала девочку, которая станет выдающейся музыкантшей!»

Скажите бред? Отвечу — нет. Вот случаи, которые я сама заметила. Однажды закрыла двери и, подходя к лифту, обронила связку в щель шахты. Связка зацепилась брелоком. Пока я осторожно высвободила её, пока сама успокоилась, прошла минута. Еду в машине на работу, вижу, упала опора столба прямо на проезжую часть. Спросила у людей о происшествии, ответили, что столб упал буквально минуту назад. Не задержись я чтобы достать связку — угодила бы под столб.

А катастрофа поезда «Новосибирск — Адлер»? У нас уже были куплены билеты, я собиралась поехать с Сергеем на курорт. Обычно мы всегда летали самолётом, но мест не было. И тут внезапно узнаю, что группа музыкантов, сдала свои билеты. Я естественно поменяла поезд на самолёт. Повторяю — это только те, которые я заметила. Самым странным в случае с поездом было то, что никто в кассе «Аэрофлота» не знал нашего адреса. Но на столе оператора лежала записка: «Позвонить по телефону ******, как только появятся места на рейс до Адлера на пятое июня одна тысяча восемьдесят девятого года».

Как вы уже догадались, моя душа имела привычку улетать во время моего оргазма. Так вот, где-то, через три месяца, я опять отключилась. Душа моя полетела посмотреть на моих подопечных. Уже заметный животик, не мешал Наташе выполнять такую же позицию, какую я сама придумала во вторую брачную ночь — бедра на плечах мужа, член во рту, супруг, стоя на ногах, вылизывает ручейки из влагалища. На кровати лежит «Камасутра» — красочная книга, иллюстрированная цветными фотографиями.

Пообщавшись с душами супругов, моя душа узнала, что каждый вечер пара занимается сексом. Начинают обычно с детального изучения тел партнёра. Заканчивают обязательно минетом, навык, по которому Наташа отшлифовала до виртуозности. За это время Наташа округлилась, прибавила в весе, лицо приобрело шелковистость, спрятались шрамы от угрей. Глаза подобрели, излучая истинную любовь. Юра тоже прибавил в весе, исчезли прыщи с лица. С родителями Наташа только созванивается и перебрасывается с мамой односложными вопросами-ответами. При упоминании плебеев, Наташа морщит лоб и уходит от темы. Более глубокое зондирование информационного поля Наташи показало о фригидности мамы, которая таким образом создала своё кредо — избавиться от упоминаний о половых связях.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!