— Вы красивая, и это ваше проклятье.

Блондинка чуть склонила голову вбок и внимательно посмотрела на меня. Ее глаза вспыхнули, а губы подернула едва заметная улыбка.

Я работал в этом баре уже достаточно давно, и видел ее впервые. Едва она открыла дверь, помещение наполнилось шумом улицы. Я по привычки кинул взгляд на вход, и продолжил заниматься своими делами, смотря на нее исподлобья. Красивые девушки были не редкостью в этом месте, но очень редко, практически никогда, они появлялись здесь в брючных костюмах. Она вошла в полумрак и сразу же посмотрела на меня. Симпатичная, стройная, на вид чуть больше 30, длинные светлые волосы, собранные в хвост, и решительный взгляд. Что ж, возможно мне удастся узнать, что она тут забыла. Хотя, я, наверное, уже знаю.

Девушка прошла через весь бар и села на стул у барной стойки, не обратив никакого внимания на похотливые взгляды присутствующих здесь мужчин. Она их видела, но не желала замечать. Я уверен, что она буквально слышала их мысли и ощущала исходившее от них напряжение. Пьяные взгляды заволокла пелена похоти, ночные охотники были готовы сорваться с места, пока маленькая мышка гордо вышагивала в их логове.

— Продолжай, — она склонила голову на другой бок, приготовившись услышать мою догадку.

Работа бармена преподнесла мне невероятный подарок. Бар изменил мою жизнь, поменял мои взгляды, и я стал смотреть на этот мир совсем по-иному. Практически с самого первого дня моей работы здесь, я невзлюбил это дело. Мне было плевать, что приходится работать по ночам, я уже привык к подобным графикам, мне не нравились посетители нашего заведения, точнее, определенная их часть. Клиентура была самая разношерстная, начиная от пацанчиков с района, и заканчивая пафосной элитой с дорогими часами. Своеобразный зоопарк, со своими грязными ленивцами и расфуфыренными павлинами. Этот бар плавал между уровнем бедности и богатства, примерно где-то в середине, так что мажоры не стыдились перешагнуть через его порог, а обычные уставшие работяги вполне могли себе позволить пару кружечек фирменного пива. Так же, где есть богатенькие парни, там есть милые и не очень девушки, ждущие своего принца на дорогом четырехколесном коне. Хотя, они скорее ждали звонкую монетку, а принц так, как бонус к своему толстому кошельку. И из-за специфики бара, что почти каждый мог прийти сюда и отдохнуть, очень часто пацанчики приставали к пафосным леди, а мажоры добивались своего уже после первого подаренного коктейля легкодоступной даме. Там сталкивались два совершенно разных слоя населения, и как бы абсурдно это не звучало — они тянулись друг к другу. Пацанчики желали заполучить королеву бала в дорогих туфлях, и должны были бы сразу получить отказ, но не тут то было. Такие барышни не противились подобным знакомствам, наверное, им хотелось некой остроты. Я уверен, они сразу же понимали, что такие парни не смогут им ничего предложить, но по каким-то причинам, они довольно часто уезжали вместе. Что ж, я их понимаю, дикое мясо и вправду вкуснее. Мажоры же были примерно такого же мнения. В большинстве случаев, они окидывали взором частых посетительниц подобных заведений. Соблазнить такую — раз плюнуть, хватит одного дорогого коктейля. Да и ехать никуда не надо, все можно сделать в своей машине, причем именно так, как этого хочешь ты. А потом, открыл дверь, вышвырнул на улицу, и будь здорова!

Но, это скорее забавно, нежели отталкивающе. С самого первого дня, мне даже нравилось наблюдать за подобными столкновениями, но работа бармена заключается не только в молчаливом смешивание напитков. Ты должен общаться с клиентом, дабы вызвать у него расположение, чтобы тот купил еще больше выпивки. Именно это мне и не нравилось. Когда я устраивался на работу, начальник сказал, что я должен уметь общаться с клиентурой. Что гость должен остаться доволен, заказать как можно больше огненной воды, и чтобы в следующий раз он вновь пришел в наш бар. Мне была нужно эта работа, и я сразу же согласился на все условия, не предполагая, что меня ждет. Киношный стереотип о пьяном и разговорчивом клиенте, рассказывающем бармену о своей нелегкой жизни, пока тот монотонно протирает стойку, взялся не на пустом месте. Мне всегда казалось, что это просто очередное клеше, но как же я ошибался!

Конечно же, в жизни все обстоит чуть иначе, но различия не очень большие. Бармен является незнакомым человеком, которому ты безмерно доверяешь, и которому можно излить свою «раненую» душу. Сегодня ты выпьешь, выскажешься, тебе станет легче, а бармен тебя выслушает и завтра забудет. Таксисты практически их братья, вот только в такси не выпивают, а алкоголь, как известно, развязывает язык, и почти каждый бармен знаком с самой грязной подноготной половины города.

Именно это мне и не нравилось. Каждую смену мне приходилось выслушивать очередную слезную жалобу, о том, какие суки эти жены, как задолбала ненавистная работа и какая же мразь начальник, как хочется от всего этого отдохнуть и утопить свое горе на дне бутылки. Я даже начал разочаровываться в мужчинах. Когда у барной стойки напивалась девушка, что, кстати, бывало крайне редко, она обычно говорила про измену парня, либо о предательстве подруги, а потом отправлялась мстить с выпившим кавалером. Были, конечно, исключения, но об этом чуть позже. И каждый раз в женском голосе была злоба, ненависть, желание рвать всех на куски, все что угодно, но никак не сочувствие к себе. У мужиков все наоборот. Они всегда рассказывали о проблемах, в которых сами же и виноваты, вот только они этого не замечали, и старались пожаловаться любому, кто готов слушать. Чуть алкоголя, и им уже плевать, готов ли ты слушать, их уже не заткнешь. В какой-то мере, меня даже бесило их нытье. Но я должен был соблюдать субординацию, и кивать на их жалобы, словно я живу точно такой же жизнью.

Конечно же, так было не всегда. Порой появлялись люди, которые на протяжении нескольких часов рассказывали забавные и интересные истории из жизни, и тогда мой рабочий день, а точнее ночь, приобретала яркие краски. В такие моменты я получал глоток свежего воздуха, и мне было жаль, что не все гости такие.

Спустя месяц работы в баре, я осознал очень важную деталь. Выслушивая очередную жалобу на нелегкую жизнь, я четко дал себе понять, что ни за что не хочу стать таким же посетителем, который через пару лет придет в бар, и начнет рассказывать бармену о своих проблемах, где палец о палец не ударяет, чтобы хоть что-то изменить. И вдруг, на меня снизошло озарение. Вместо того чтобы слушать пьяный скулеж в пол уха, я мог почерпнуть из всего этого невероятный опыт. У меня в руках был дар, который дала мне сама жизнь.

С этого момента, я желал новых знакомств. Мне было плевать, интересный ли это будет человек, или очередная «больная душа», теперь, они стали моими преподавателями. Сам того не осознавая, я поступил в академию выживания, поступков, хороших манер. Теперь каждый посетитель бара давал мне некий опыт, который мог мне пригодиться.

Вот очередной гость, и очередной взгляд на жизнь. Если он работал в престижной фирме, путешествовал, может быть был женат, я спрашивал, как он всего этого добился. Так же, меня интересовала его жизненная позиция. Как он относится к тем или иным вещам, что им движет, и так далее. Если же клиент был разочарован своей жизнью, я задавал ему все те же вопросы, вот только с учетом того, чтобы научиться на его ошибках. Как не (!) нужно себя вести в будущем, чтобы не превратиться в него.

Какие-то несколько недель, и я стал смотреть абсолютно на все совершенно по-иному. Я увидел этот мир под другим углом. Наверное, я был хорошим студентом, раз так быстро впитывал весь этот человеческий опыт. А самое интересное, я начал видеть человеческие проблемы еще до того, как о них рассказывали. В людях с одинаковыми проблемами было что-то схожее, что невозможно описать словами. Едва кто-то перешагивал через порог бара, я уже мог предположить, что его гнетет. Конечно же, я не мог сказать этого с абсолютной уверенностью, но в большинстве случаев, мои предположения были верны. Как и в этот вечер.

— Вы ведь не частый гость подобных заведений, верно? Смею предположить, что вам нравится совсем иной отдых. Тихий, спокойный, а главное — без вот этого, — я посмотрел ей за спину, в зал, и еле заметно кивнул.

Девушка посмотрела через свое плечо и осмотрела заведение. Преобладающая часть мужчин отвели от нее взгляд и уткнулись носом в стол, словно она их совсем не интересовала. Остальные, пьяные в стельку, широко ей улыбнулись, показывая свое желание познакомиться.

— Когда вы зашли в бар, вы даже внимания на них не обратили, но вы их видели, вы их замечаете всегда!

Девушка повернулась ко мне и улыбнулась. Я начал раскрывать ее секрет, и ей это нравилось. Всем женщинам нравятся наблюдательные мужчины, особенно если ты смотришь намного глубже, на самую суть проблемы.

— И это значит, что я стесняюсь своей красоты? — девушка знала, что я имею ввиду не это, но ей хотелось услышать все подробности.

— Отнюдь, вы ее не стесняетесь, но вы ее прячете. Волосы собраны в хвост, нет никаких украшений, разве что маленькие сережки. Макияж не привлекает внимания, почти. Подведены глаза. Они ваше преимущество, и вы знаете об этом. Вы не хотите лишнего внимания, но не можете устоять перед соблазном подчеркнуть свое главное достоинство. Не так ли?

Девушка сверкнула глазками и поднесла к губам напиток. Один маленький глоток и ее губы вновь подернула улыбка.

— Это все?

— Нет. Не сочтите за дерзость, но у вас потрясающая фигура. Судя по вашей одежде, вы работаете в какой-то фирме. Страхование? Бизнес? Не смотря на то, что форма вашей одежды строгая, даже в этом случае, вы бы могли подчеркнуть свои достоинства, но вы этого не делаете. Обычно, в таком случае, девушки выбирают приталенный пиджак и немного обтягивающие брюки, но нет, вы выбрали классику. На рубашке расстегнута лишь одна пуговка, и это только для удобства, чтобы шею не сдавливало. Вы не позволяете себе открытое декольте, вам не нужно лишнее внимание. Но, как и с глазами, в одежде у вас тоже есть свои слабости. Я не думаю, что этот костюм дешевый, но он и не дорогой, верно? А вот туфли — это отдельный разговор. Вы подбирали их специально, чтобы они не сильно выделялись на фоне остальной одежды, но для вас очень важна ваша обувь. В то время как вы носите обычный классический костюм, ваши туфли широко известного бренда. Это не подделка, они настоящие, и вы не смогли устоять перед этим соблазном. Не знаю, помешаны ли вы на дорогих туфельках, но вы точно не наденете на свои ноги что попало. Далее — сумочка. Тоже брендовая. Вы уж простите, но я не удержался, и краем глаза взглянул на нее изнутри, когда вы достали свой кошелек. У вас свои соблазны, а у меня свои, и мне интересны люди, с которыми я общаюсь. Так же как и с туфлями, вы не купите себе сумку на какой-нибудь распродаже. И дело тут совсем не в позерстве или погоне за трендами, дело в вашей женственности. Глаза, туфли, сумка — все это кричит, что вы женщина. Вы хотите ей быть, вы хотите блеснуть этим, ведь природа подарила вам такую внешность, которой не добиться никаким макияжем. Но вы не можете этого сделать, — я замолчал, выдерживая театральную паузу. Пафосно, знаю, но я не смог удержаться.

— И почему же? — она смотрела на меня как лисица на зайца. Я смог заинтересовать ее настолько, что она сконцентрировала все свое внимание на мне и на моем голосе. Она забыла про свой напиток, и изредка покусывала свою нижнюю губу, выдавая свою увлеченность нашим разговором.

— А вот почему, — я снова кивнул за ее спину. — Вы умна, но никто этого не видит. Едва стоит вам куда-то зайти, все смотрят лишь на вашу внешность, ассоциируя вас с объектом своих желаний. Женщины вас ненавидят, мужчины вас хотят. Вы как маленький кролик в клетке с разъярёнными волками. Одни хотят вас разорвать, другие хотят утолить свой голод. Простите за любопытство, но какую должность вы занимаете в своей фирме?

Девушка поменялась в лице. Было видно, что она не хочет отвечать на этот вопрос. Я задел ее за живое. Секунда смятения, и она поняла, к чему я клоню. Искреннее удивление и еще большая заинтересованность нашей темой.

— Не высокую, — она произнесла это сухо. Эта фраза далась ей очень тяжело.

— Надеюсь, вы не затаите на меня злобу за следующие слова?

Девушка внимательно посмотрела мне в глаза и покачала головой из стороны в сторону. Она поняла, я ее раскрыл, всю, без остатка. Дальше уже некуда.

— Карьерная лестница бессердечна. Мало кто может взобраться на ее верх. Многие падают, а многие упираются в непонятно откуда появившийся потолок. Как я уже сказал, вы умна. Я не знаю, чем вы занимаетесь, но думаю, вам бы не составило труда занять одну из руководящих должностей. Вам нравится ваша работа, и вы бы хотели заниматься ей чуть выше, но вам этого не позволяют. Никто не видит ваш ум, все видят лишь вашу внешность. И поэтому, ваша красота — ваше проклятье. Костюм классика, отсутствие украшений — игры в прятки. Вы умна, и вы хотите, чтобы все заметили это. Но нет, все смотрят лишь на вашу внешность.

Девушка тяжело вздохнула. Она уставилась на свой напиток, а потом вновь посмотрела на меня.

— Мне продолжать, или лучше не стоит? — я понял, что зашел слишком далеко. Сначала это было весело, но теперь я мог обидеть мою собеседницу. Зря я начал этот разговор, нужно было просто промолчать.

— Заканчивай, раз начал, — девушка осушила свой бокал одним глотком и поставила его передо мной. Я сделал ей то же самое, что она заказывала до этого.

К барной стойке уверенной походкой вышагивал пьяный гость. Сказать откровенно, я думал, кто-то решится познакомиться с моей собеседницей гораздо раньше. Но все они боялись, испытывая в себе некую неуверенность, закидывая за воротник еще больше алкоголя, пока один из них не дошел до нужной кондиции.

— Здрасте. А почему такая красивая и одна? Такой красивой девушке нельзя быть одной, ее могут украсть, — парень расплылся в улыбке.

— Уйди, — блондинка даже не посмотрела в его сторону. Она смотрела на свой бокал, думая о чем-то своем.

— Да брось, я просто хочу познакомиться.

— Я сказала, пошел вон! — девушка резко повернулась в его сторону и выплюнула эти слова ему в лицо.

Парень отшатнулся. На его лице запечатлелся испуг, и он не смог произнести ни слова. Спустя секунду, он вновь улыбнулся и продолжил настаивать на своем.

— Ух, с характером, люблю таких. Давай я тебе что-нибудь куплю. Бармен, повтори даме, — парень указал на ее полный бокал.

Я посмотрел на свою собеседницу. Она продолжала яростно смотреть на парня.

— У тебя есть две секунды, чтобы исчезнуть. Если скажешь еще хоть слово, клянусь, я оторву тебе твою хотелку!

— Ладно, ладно, — парень выставил ладони вперед. — Ухожу, — он развернулся и пошел в сторону своего столика. — Вот сука!

Девушка не обратила на его слова никакого внимания. Она повернулась ко мне и отпила из своего бокала.

— Продолжай, — ее голос был пропитан злостью. Она с силой опустила бокал на барную стойку и удивленно моргнула. Мы вновь встретились взглядом, она тяжело выдохнула, и сказала уже намного спокойнее. — Продолжай.

— Время сейчас достаточно позднее, но вы все еще в костюме, — аккуратно, подбирая слова, я продолжил. — Наверное, у вас сегодня был корпоратив, или что-то в этом роде. Скорее всего, вам не хотелось туда идти, но вам пришлось. Может распоряжение начальства, не знаю. Там произошло нечто такое, что заставило вас прийти в бар. Вы просто хотите напиться. Если бы было меньше времени, вы бы сделали это дома, но сейчас кроме как в баре, алкоголь нигде не достать. Я так понимаю, вы работаете где-то поблизости. Бар вы не выбирали, а просто зашли в первый попавшийся.

— Я здесь уже была, — девушка меня перебила. — Много лет назад, меня притащила сюда моя подруга. еtаlеs Я не люблю бары, в них полно всякого сброда, но здесь мне понравилось. Приятный свет, тихая и спокойная музыка, здесь, кстати, мало что изменилось с того времени. Я приехала сюда специально, — она в очередной раз тяжело вздохнула. — Я больше так не могу. Что бы я не делала, всем плевать. Я из кожи вон лезу, чтобы хоть как то пробиться в этой компании, но никто не воспринимает меня всерьез. Всем интересно, какая у меня задница, а в остальном... — она замолчала.

Мне бы хотелось ей как-то помочь, но чем здесь поможешь? Красивым и умным женщинам приходится тяжело в этой жизни. Никто не смотрит на их острый ум и дальновидность. Таких женщин рассматривают только как объект сексуальных фантазий, а не как достойных собеседников и партнеров.

— Ладно, хватит об этом, — девушка улыбнулась и посмотрела мне в глаза. Она попыталась забыть о нашем разговоре и отойти от этой темы. — И откуда ты только такой взялся? Залез ко мне в голову, перевернул там все вверх дном, а я тебе это позволила. Как ты это сделал?

— Не знаю, просто я наблюдательный, — я улыбнулся ей в ответ.

— Наблюдательный он, ага. Такое невооруженным глазом не увидеть, где научился?

— Здесь. Сюда приходят разные люди, с разными проблемами, и всем им хочется поговорить. Они пьет, откровенничают, а я их внимательно слушаю и учусь. Как-то так.

— Люди, говоришь? — девушка чуть повернула голову в сторону, продолжая смотреть мне в глаза. — И часто сюда приходят такие, как я?

— Такие как вы? А вы мне поверите, если я скажу, что никогда? — я улыбнулся.

— И как же ты все это узнал?

— У моей знакомой похожая проблема. Всю свою жизнь она старается выбраться наверх, но никто не замечает ее интеллекта. Все смотрят лишь на ее внешность.

— Твоя девушка?

— Нет, мы дружим с детства, но ничего более, — я улыбнулся.

— А девушка есть?

— Нет.

— Во сколько вы закрываетесь?

— В три, а что?

— А может тебя кто-нибудь сменить?

Так значит, она мной заинтересовалась? Что ж, мне это ужасно льстит. Умная и красивая девушка приглашает меня продолжить наш разговор, и каким же я буду дураком, если откажусь от этого?

— Сегодня здесь пустовато, попрошу кого-нибудь из официанток.

Договариваясь с официанткой, она спросила меня, что случилось, а потом взглянула на мою собеседницу. Ее глаза вспыхнули, и я увидел, как она сжала зубы. Зависть — дурное чувство, которое могло испортить мне вечер. Пришлось ее уговаривать, и в конечном итоге она сдалась, когда я пообещал ей бутылку дорогого алкоголя из своих запасов.

— Куда идем?

— Увидишь, — она внимательно посмотрела на меня. — Я вызвала такси, оно уже ждет.

Всю дорогу до ее дома мы молчали. Как истинный джентльмен, я хотел оплатить нашу поездку, но моя спутница сказала, что уже все оплачено и вышла из машины. Мы приехали в спальный район нашего города, и подошли к подъезду высокой многоэтажки. Блондинка открыла домофон, и мы зашли внутрь. Она так и не проронила ни слова, изредка посматривая на меня и улыбаясь. Как ни странно, мне нравилось это молчание. Я понимал, что произойдет дальше, но я не знал, как это будет, и молчание только подогревало мое ожидание. Пока мы поднимались в лифте, она достала из сумочки ключи, не отрывая взгляда от моего отражения в зеркале.

Едва мы вошли в ее квартиру, блондина включила свет и закрыла за нами дверь. Она легко выпорхнула из своих туфелек, бросила сумку в прихожей, и пошла в комнату.

— Хочешь чего-нибудь? — ее голос донесся из темной комнаты, и вдруг, там загорелся свет.

— Нет, спасибо, — я разулся, но остался стоять на месте.

Каждый раз, когда ты заходишь к кому-то в гости впервые, начинаешь испытывать некую неловкость. Стоишь на одном месте, и не знаешь, куда идти. Словно ждешь указаний, где тебе сесть, и что тебе делать.

— Проходи, — блондинка выглянула из комнаты и немного развеяла мое напряжение, приглашая войти в зал. — Ты чего такой напряженный? В баре ты был увереннее, — она улыбнулась, подошла к шкафу, и что-то достала оттуда.

— Да ничего, просто осматриваюсь, — я шагнул в комнату и улыбнулся ей в ответ.

— Ладно, осматривайся, а я отлучусь на пару минут, — она вышла из комнаты, исчезла из моего вида, и спустя мгновения я услышал, как в душе зашумела вода.

В квартире не было ничего лишнего. Мне всегда нравился минималистический стиль, и я был в восторге от подобного интерьера. Никаких ярких красок, только белый и черный свет. Очень просторно, словно первоначально, эта квартира должна была быть двухкомнатной, но потом забыли ее разделить. Большой диван, по-видимому, кожаный, стоял напротив огромной плазмы, висящей на стене. Не думаю, что блондинка смотрела на ней сериалы. Скорее всего, она предназначалась для сводки новостей и, возможно, для просмотра рынка акций на бирже. В одном углу стоял небольшой стол, с ноутбуком, и аккуратно разложенными бумагами. В другом — большой книжный шкаф. Я подошел к нему поближе, и начал рассматривать его содержимое.

— Интересно?

Я обернулся и увидел блондинку в дверном проеме. Она избавилась от своего строгого наряда, и теперь, на ней был легкий халатик.

— Здесь практически нет художественной литературы. Я, конечно, предполагал, что тут не будет детективов и любовной прозы, но все же, рассчитывал увидеть какую-нибудь сентиментальную историю, — я улыбнулся. — И я ее нашел.

Блондинка подошла к книжному шкафу и посмотрела на самую потрепанную книжку.

— Это подарок, из прошлой жизни. Я порой перечитываю ее, когда мне становится грустно, — она тяжело вздохнула и попыталась сменить тему. — В душ пойдешь?

— Так сразу? — я выразил наигранное удивление.

— А ты разве приехал сюда книжки читать? — блондинка подыграла мне.

— Нет.

— Я оставила тебе полотенце в ванной, мимо не пройдешь. Иди, а я пока переоденусь.

— Хорошо.

Мне понадобилось каких-то пять минут, чтобы освежиться и привести себя в порядок. Когда я вышел из ванной, то обнаружил свою новую знакомую все там же, где и покинул ее. Я практически начал задыхаться, когда ее увидел. Она сидела на кожаном диване, закинув одну ногу на другую. Ее длинные светлые волосы были распущены. Сексуальное черное белье сразу же бросалось в глаза, подчеркивая ее прелести, и как бы указывало, куда я должен смотреть. Прозрачная кружевная туника создавала невероятно сексуальный образ, заставляя кипеть мою кровь.

— Удивлен?

Я не смог ответить ни слова. Блондинка улыбнулась, встала с дивана и подошла ко мне. Она прекрасно понимала, насколько сексуально она выглядит, и я уверен, ей это нравилось. Наконец-то, она могла открыться, перестать прятать свою красоту, и показать себя настоящую.

Всего секунда, и она прижалась ко мне, положив свои руки мне на лицо и подарив страстный поцелуй. В другой ситуации, я бы возможно испугался подобного напора, но сейчас, когда я сам был на пределе, я был рад этому. Крепко прижав ее к себе, я начал скользить руками по ее спину, опустил руки на попу и сжал. Она прервала наш поцелуй, тяжело выдохнула и открыла глаза. Ее губы разошлись в таинственной улыбке, и она попятилась назад, ведя меня за собой. Блондинка вновь поцеловала меня и начала стягивать мою рубашку. Она не стала расстегивать пуговки, рубашка скользнула через голову. Мне очень нравилась ее кружевная туника, но то, что было под ней, мне нравилось много больше. Я аккуратно потянул ее вверх, и заметил, как по ее коже побежали мурашки. Ее спортивное тело было напряжено, грудь то и дело вздымалась от тяжелого дыхания. Она протянула ко мне свои трясущиеся руки, и расстегнула ремень и пуговицу на моих брюках. Послышался звук расстегивающейся молнии. Быстро избавившись от своих брюк, я прижался к ней, и мы повалились на кровать. Я придавил блондинку своим телом и чуть привстал. Нащупав застежку лифчика, я быстро его расстегнул, и потянул на себя. Когда он оказался в моих руках, я швырнул его

куда-то вглубь комнаты. Теперь он лишний, ему тут места нет! Сосочки на упругой груди были напряжены, и гордо возвышались на ее округлых холмиках. Припав к ее губам, я начал опускаться все ниже. Когда я поцеловал ее чуть выше пупка, ее спина выгнулась, и блондинка издала тихий стон. Я осыпал поцелуями все ее тело, опустился до самых трусиков, ухватился за них пальчиками и потянул на себя. Блондинка выпрямила ноги, подняв их вверх, что позволило мне намного быстрее стянуть ее нижнее белье. А как же сексуально это выглядело, когда трусики скользили по ее гладким и длинным ногам. Они полетели вслед за лифчиком, а блондинка обхватила меня ногами и руками, и крепко прижала к себе, подарив очередной поцелуй. Я был настолько возбужден, что меня разрывало изнутри. Уцепившись за свои трусы, я попытался избавиться от них, но меня крепко держали в объятьях. Извиваясь как змей, я все же смог избавиться от своего нижнего белья. Я попытался отстраниться. Блондинка ослабила объятья, и я навис над ней, наблюдая за ее красотой. Я провел руками по ее спортивному телу и остановился на бедрах. Блондинка закрыла глаза и выгнула спину. Ее мышцы напряглись, а из уст вырвался новый стон, уже громче предыдущего. Я ухватился за свой член, и провел по ее половым губкам. Она была влажная. Я провел головкой по ее клитору, и блондинка дернула бедрами. Не желая больше терпеть этой муки, я опустил свой член чуть ниже, и медленно надавил. Блондинка очень тяжело и громко выдохнула, ухватилась за мои руки и притянула меня к себе. Наши губы слились в страстном поцелуе, и я начал осторожно двигать тазом. Она вцепилась в мою спину и начала двигать бедрами, ускоряя мой темп. Через пару минут, мы уже двигались в бешеном ритме. Комната наполнилась хлопками и стонами, которые издавала моя новая знакомая. По моей спине больно поползли ее ноготки. Она взглянула на меня.

— Быстрее, — блондинка произнесла это сквозь зубы, ее глаза горели.

Я попытался ускориться. Это было невозможно, я выкладывался по полной. Блондинку не устраивал этот ритм, и она крепко обхватила меня руками и ногами. Ее стройное и подтянутое тело оказалось невероятно сильным, и вот я уже снизу, а она сидит на мне. В ходе этих действий, я так и остался в ней. Блондинка уперлась в мою грудь руками, и стала двигать своими бедрами, скользя по мне. Я коснулся ее лица, скользнул ниже по ее телу и сжал ее упругую грудь. Она улыбнулась какой-то звериной улыбкой и больно провела своими ноготками по мне. Все это время, ее глаза были открыты. Она наблюдала за мной словно хищница, загнавшая свою добычу в угол. Я провел руками по ее телу, опустился до бедер, и сжал ее попу. Блондинка рухнула на меня, и я запутался в ее волосах. Продолжая двигать своим тазом, она дала мне необходимую свободу, чтобы я тоже смог начать двигаться. Крепко сжимая ее за попу, я поймал ее ритм. Блондинка чуть замедлилась, приподнялась, скользнула большим пальчиком по моему подбородку и вновь поцеловала. Спустя секунду, она распрямила спину, и вновь начала скользить по моему телу. Ее руки припали к собственной груди и начали ее сжимать. Я положил ладони поверх ее, и наши руки быстро поменялись местами. Я сильно сжал ее грудь, и блондинка откинула свою голову назад. Ее рот приоткрылся, дыхание все ускорялось. Я почувствовал, как начинают дрожать ее ноги, и вдруг, она резко дернулась. Она зажала меня ногами, и сжала мои руки с такой силой, что я побоялся причинить ей боль. Я почувствовал, как по ее телу прошла дрожь. Мышцы на шеи напряглись, а рот широко раскрылся. Она просидела так какое-то время, а потом ее мышцы начали расслабляться. Она опустила голову вниз, и я заметил, что ее глаза закрыты. Блондинка тяжело дышала, ее руки ослабли и упали на мое тело. Я провел пальчиками по ее лицу. Словно кошка, она ответила на мою ласку, медленно закинув голову назад, задев нижней губой о мой палец. Потом она вновь опустила свою голову, медленно открыла глаза, и томно улыбнулась. Она осторожно легла на мое тело и вновь накрыла мое лицо своими волосами.

— Давай, как ты хочешь? — она говорила очень тихо, словно в ней совсем не осталось сил.

Не сказав ей ни слова, я обхватил ее за спину и перекатился на кровати. Поцеловав ее в губы, я отстранился и попытался перевернуть ее на живот. Блондинка быстро поняла, что мне нужно, и, подтянув к себе колени, выпятила свою попу, оставшись лежать грудью на кровати. Ее спина выгнулась. Она предоставила мне возможность созерцать ее прекрасное тело сзади, но я не мог очень долго смотреть. Осторожно пристроившись к ней, я направил свой член в ее лоно, и медленно вошел. Блондинка выдохнула, издав тихий стон. Обхватив ее за талию, я начал набирать темп, и через пару мгновений, по комнате разлетелись недавно замолкшие звуки. Блондинка повернула свою голову, улыбнулась, вытянула руку, и провела ей по моему телу. Едва я почувствовал ее прикосновение, меня словно ударило током, и это стало моим пределом. Я вынул из нее свой член, и первая струя спермы угодила ей на ягодицу. Я закинул голову назад, закрыл глаза, сжал свободной рукой ее попу, и стиснул свои зубы. Каждая клеточка тела словно получила электрический импульс. В голове что-то зазвенело, перед глазами была белая пелена. Я дернулся в последний раз, расслабился, и посмотрел на свою новую знакомую. Она аккуратно отстранилась. Я рухнул на кровать рядом с ней и посмотрел ей в глаза. Неизвестно где найдя в себе силы, я вытянул руку вперед и провел пальчиком по ее лицу, убрав золотистые пряди ей за ухо. Она улыбнулась.

— Как тебя зовут?

Забавно, но мы так и не успели познакомиться. Скорее всего, это неуместный вопрос в данной ситуации, но мне было очень интересно знать, как же зовут мою новую знакомую. Блондинка прикрыла глаза и тихо засмеялась.

— Софья.

— Приятно познакомиться, Софья. Я Саша, — я улыбнулся и провел ладошкой по ее щеке.

Это была наша первая и последняя встреча. Мы провели вместе эту ночь, а потом обменялись номерами телефонов и я ушел. Я позвонил ей через пару дней, но она не смогла со мной встретиться из-за важного совещания. Она сказала, что у нее ничего не запланировано на выходные, и она обязательно мне позвонит в субботу вечером. Она так и не позвонила. Возможно, забыла, а возможно... скорее всего забыла. Я тоже не стал ей звонить, не смог решиться на это повторно. Я всегда говорил себе, что не хотел ей надоедать, но, наверное, я просто сомневался в себе. Она была великолепной, целеустремленной, и умной женщиной, и какой ей прок от обычного бармена? Что я мог ей дать? Мы провели вместе всего одну ночь, но я навсегда запомнил эту женщину, и никогда не смогу ее забыть. По каким-то причинам, она выбрала именно меня, обычного бармена, когда ей было так грустно, и я благодарен ей за это. Но все-таки, я сожалею, что так и не решился позвонить ей еще раз. Возможно, решись я тогда, я бы сейчас не вспоминал эту историю, а жил в ней.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!