— Так и не выходил? — Бережно покачивая свёрток с задремавшим младенцем, шёпотом поинтересовалась Ева у Молай-Ха, терпеливо сидящего на стульчике у запертых дверей спальни.

— Нет, как вчера заперся с этой девицей, так и носа не показывал. — Также тихо, с лёгким беспокойством во взгляде, помотал головой молодой маг. В глубине коридора послышались шаги, из-за угла показалась Сорианна, долгим взглядом посмотрела на сына и бывшую служанку, подошла и через плечо заглянула в кулёк с младенцем.

— Можно я возьму его? — Поинтересовалась она у Евы, стараясь не смотреть на сына.

— Нет, хозяин сказал мне заботиться о ребёнке. — Слегка отодвинулась от аристократки Служитель. Женщина пожала плечами и удалилась прочь, скрывая разочарование, ей было больно смотреть на ребёнка в руках существа, сути которого она так и не смогла понять.

***

Мама совсем вымоталась. Ошеломлённая перемещением из одной реальности в другую, прыжками через телепорты по незнакомым местам, пока я оставлял золото в убежище, в конце концов была окончательно лишена сил затянувшейся феерией в постели. Дорвавшись до такого желанного и любимого всем сердцем существа, я никак не мог остановиться, раз за разом подхлёстывая собственный организм лечебными плетениями, и в итоге выжал из любимой мамули все соки, до последней капли.

— Фу-у-ух... Больше не могу. — Протяжно выдохнул я, грузно опускаясь на подушку рядом с осоловело моргающей Светой.

— Наконец угомонился, я уже ног не чувствую. — Прерывисто дыша, нашла в себе силы улыбнуться она, взгляд её бездумно блуждал по украшенному лепниной потолку.

— Не жалуйся, сама не раз кончила. — Тоже улыбнулся я.

— Это да, но, всему же нужно знать меру. — Мама довольно повернулась и бесцеремонно навалилась на меня грудью, устроилась поудобнее.

Её молодое, обновлённое кудесником Кса-Араном тело, было просто восхитительным, пышущим здоровьем, энергией и сексуальностью, но, член явно дал понять, что в ближайшие часы не поднимется, прощу ему эту оплошность, и так потрудился на славу.

— Кстати, ты так и не сказал, где мы сейчас. — Полежав несколько минут в тишине и чуть-чуть придя в себя после крайнего оргазма, мама проявила любопытство.

— Это мой дом в столице, мамуль. — Не удержавшись от небольшого хвастовства, с гордостью заявил я и поцеловал её в макушку.

— Даже не буду спрашивать, столица какой страны, уже заметила, что мы не в Москве. — Устало улыбнулась Света.

— Скажу больше, мы даже не на Земле. — Самодовольно ухмыльнулся я.

— Прости, сынок, но, у меня уже нет сил удивляться. — Честно призналась мама, протяжно зевнула, совсем я её загонял.

— Ладно, ты тогда поспи, завтра уже со всем разберёмся. — Заботливо пригладил её растрепавшиеся волосы я, она уже закрыла глаза, проваливаясь в крепкий, беспробудный сон.

Из спальни я вышел в одних только брюках, рубашку придерживал на локте правой руки, левой изредка опирался о стену.

— Лукас, что происходит? — Вскочил на ноги Молай-Ха, завидев меня, выходящего в коридор.

— Всё просто великолепно, мой дорогой друг. — Я с глупой улыбкой похлопал его по плечу, заметил за спиной мага Еву, с интересом наблюдающую за мной.

— А это кто у тебя? — В первый миг удивился я, а потом нахлынули воспоминания. Развлекаясь на родине, а потом запершись в спальне с мамой, я благополучно забыл о своих решениях и поступках здесь, сейчас же, этот младенец, открывший глаза при звуках моего голоса, напомнил обо всём произошедшем. Чистое, не замутнённое счастье от долгожданной встречи с мамой мгновенно померкло, я нахмурился и подошёл к Еве.

— Привет, малыш. — Не решаясь прикоснуться к младенцу, посмотрел на него я и, мотнув головой, пошёл прочь.

Первым делом поднялся в свою лабораторию и вобрал в себя максимум энергии, прогоняя из тела усталость. Лёгкий дымок перед глазами рассеялся, мысли перестали течь вяло и сумбурно, несколько раз взмахнул руками, проверяя тело. О да, магическая энергия это наше всё, нет ничего важнее для мага, чем заполненный под завязку резерв, сразу и сила появляется, и бодрость. Более не уподобляясь старой улитке, я бодро сбежал по ступенькам вниз, на ходу набрасывая рубашку, заглянул в библиотеку, никого там не обнаружил и отправился в трапезную. Всё верно, время ужина, обитатели дома собрались на запах еды, а я что, рыжий?

— Всем привет, я снова жив и полон сил. — Улыбаясь, я вошёл в трапезную бодрой походкой, на мне тут же скрестились взгляды присутствующих.

— Просто чудесная новость, милорд! — Вскочил со своего места Молай-Ха, услужливо отодвинул кресло во главе стола.

— Значит так, ребята, расслабились вы, пока я хандрил. — Я бесцеремонно забрал у сидящей по правую руку Сорианны бокал с вином, отхлебнул. Маркиза знает толк в выпивке, и не крепко и вкусно, просто великолепно. Аристократка на мою выходку не отреагировала, жестом показала Верийре принести новый бокал, рабыня тут же выполнила пожелание леди.

— Могу ли я поинтересоваться, кто та особа, что столь громко выражала свои восторги в моей спальне? — Не позволяя рабыне налить себе вина, Сорианна наполнила бокал лично и повернулась ко мне.

— Моя мамуля. — Не скрываясь, расплылся в улыбке я, на миг шокировав знатную даму.

— Простите... Мне не стоило спрашивать. — Справившись с замешательством, качнула головой она и поднесла бокал к губам.

— Да ладно тебе, вспомни лучше Мола и его язычок. — Издевательски подмигнул ей я, женщина поперхнулась, закашлялась, сладкое вино пошло носом. Молай — Ха отвёл глаза, а Сорианна, мучительно покраснев, вскочила со своего места.

— Не убегай, моя хорошая, здесь все свои. — Не сдержавшись, рассмеялся я и ловко поймал женщину за запястье. Она проигнорировала мои слова и попыталась вырвать холёную ручку, поэтому мне пришлось напомнить, кто есть кто. Не применяя магию, просто покрепче сжал пальцы и с силой дёрнул её назад, поднялся и толкнул к оставленному стулу, Сорианна подчинилась и вернулась за стол.

— Только посмотрите, какие мы все стали нежные. — Добродушно проворчал я, а Верийра, стараясь быть как можно более незаметной, поставила передо мной ужин.

— А где ты был? Я всё обыскала, Хориал клялся, что никуда тебя не переправлял. — Поинтересовалась Ева, когда за столом воцарилась тишина.

— По делам мотался, не бери в голову. — Отмахнулся я, за обе щеки уплетая хорошо прожаренное мясо с винным соусом.

— Лучше скажи, давно с ребёнком болтаешься?

— Как с Порминта вернулась. Всё делаю, как ты сказал, забочусь и никого не подпускаю. — Даже за столом не расставаясь с изрядно нервирующим меня младенцем, пояснила Ева.

— Это ты молодец, меня нужно слушаться. — Кивнул я, задумался на несколько секунд.

— Сорианна, а ты можешь найти в городе хорошую семью, которая согласится взять себе младенца и не будет его обижать? — Обратился я к Маркизе, глядящей в стол.

— Да, конечно, я уже размышляла над этим. — Кивнула мне женщина, убирая салфеткой остатки вина с платья.

— Тогда так и сделаем, Ева, отдай младенца Сорианне. — Скомандовал я, чем немало удивил аристократку, наверняка она думала, что я приберёг ребёнка для какого-нибудь ритуала, вполне резонно предполагала, учитывая последние обстоятельства.

— Что нового произошло за время моего отсутствия? — Возвращаясь к ужину, поинтересовался я у мага.

— Вся Империя на ушах стоит. Никто не понимает, что произошло в Порминте. — С готовностью сообщил Молай-Ха, косо поглядывая, как его мать уносит ребёнка, бережно прижимая младенца к груди.

— Это хорошо, пусть побегают. — Довольно кивнул я и посмотрел на Еву, избавившуюся от своей ноши.

— Иди на кухню, бери Верийру и обе ждите меня в гостиной, пора ей приносить настоящую пользу делу. — Скомандовал я и зловеще улыбнулся, ко мне начало возвращаться обычное приподнятое настроение. Груз чужих смертей перестал давить на плечи неподъёмной ношей, какой смысл убиваться понапрасну? Всё равно, прошлого уже не изменить, единственное, что я могу сделать, так это добиться того, чтобы недобровольная жертва жителей Порминта не оказалась напрасной.

— Мол, ты можешь быстро позвать Магистра Хориала?

— Да, конечно, у меня есть специальный артефакт для связи с ним. — С готовностью кивнул маг.

— Просто великолепно, скажи ему, что я хочу его видеть, немедленно. — Решительно кивнул я и отправился на чердак за накопителем. Пятый камень был не полон, на всякий случай я заполнил его до максимума, зачерпнув энергии из защитной цепи, закинул на плечо и потащил вниз, где меня уже ждала тёплая компания.

— Магистр, добрый вечер. — Кивнул я барону, он с недовольством посмотрел на меня и промолчал.

— Демонический якорь закреплён, мой компаньон уже начал обустраиваться на новом месте, но, маги могут затруднить ему задачу. Жертвоприношение в Порминте не прошло тихо, сейчас там кишат люди Совета, ведь так? — Опуская накопитель на пол рядом с диваном, уточнил я у Молай-Ха.

— Да, я сам только оттуда, Совет крайне обеспокоен случившимся феноменом. — Вместо него ответил Магистр Хориал, помрачнев.

— Наша задача уничтожить Совет, если не полностью, то хотя бы наиболее опасную его часть, и ты, барон, мне в этом поможешь. — Кивнул я Магистру, тот отшатнулся и побледнел.

— Это... Это невозможно! Просто немыслимо!!! В совете состоят сильнейшие маги Империи, колоссы искусства!!! — Визгливо, срываясь на фальцет, заверещал он. Да, перспектива Магистра не радовала, его коллеги могут без особого труда размазать трусливого пространственного мага по брусчатке, и он это отлично понимает.

— Не надо так вопить, барон. Я уже всё предусмотрел, в будущем тебе ничего не грозит, а когда мы всё закончим, даже сможешь занять высокий пост при новой власти. — Цинично усмехнулся я, отлично понимая, что причиной его страха является боязнь потерять жизнь и богатство, а не верность Империи.

— И как же? Как ты, мальчишка, можешь меня обезопасить? За моим департаментом ведётся неусыпное наблюдение, Совет Магов не желает, чтобы секрет телепортов попал за границу! Стоит мне только исчезнуть из поля зрения больше чем на сутки, меня тут же начнут искать лучшие ищейки Пиннерса!!! — Не желая успокаиваться, продолжал размахивать руками и брызгать слюной Хориал, я хотел было ему врезать, но сдержался.

— Всё очень просто, ты исчезнешь не на сутки, а навсегда. Маги совета получат твой труп, сделаем тебя первой жертвой. — Хищно оскалился я, мгновенно прекращая шум, в комнате повисла поражённая тишина.

— Нет! Я умоляю! Я сделаю всё что вы захотите!!! — Тут же утратил свою спесь барон и, рухнув на колени, пополз к моим ногам. Я брезгливо отступил на шаг, посмотрел на Еву. Девушка молча шагнула вперёд, поймала Магистра за пояс и удержала на месте, подняла на ноги и слегка потрясла за плечи, стараясь унять начавшуюся истерику.

— Угомонись, я не собираюсь тебя убивать, идиот. У меня есть куда более изящные способы инсценировать смерть. — Пояснил я и бросил взгляд на Верийру. Тихо стоящая рядом с Евой девушка старалась не привлекать к себе внимания. Рабыня не понимала, зачем её позвали на этот разговор, лишь изредка бросала взгляды и прислушивалась настороженно. Сейчас, поймав мой короткий взгляд, она забеспокоилась, уже в который раз поглядела на угольно чёрный от наполняющей его силы накопитель и нервно сглотнула, начала догадываться, сделала неуверенный шаг назад.

— Мол, придержи подружку. — Кивнул я магу. Верийра среагировала на мои слова мгновенно, дёрнулась было к выходу, но, тут же рухнула, сметённая на пол прыгнувшим на неё Молай-Ха. Маг не догадался спеленать дуру магией, навалился всем телом и выворачивает руки, не обращая внимания на стоны боли и начавшийся плач, он тоже немного изменился.

— Что происходит? — Осознав, что его не собираются убивать, снова подал голос Магистр Хориал.

— У тебя сегодня праздник, барон. — Усмехнувшись, я подошёл к Молай-Ха, который уже успел поднять на ноги Верийру и теперь крепко держал её за локти.

— Как это понимать?! Объясни толком! — Взвизгнул Хориал, меня утомила его истеричность и я, развернувшись, влепил ему звонкую пощёчину.

— Не забывай, кому ты служишь, падаль. — Строго сощурив глаза, зло процедил сквозь зубы я. Это возымело эффект, потирающий щёку, не привыкший к такому обращению маг нервно сглотнул.

— П-п-простите, милорд. — Слегка заикаясь, произнёс он, с явным трудом выдавив из себя последнее слово.

— Прощаю. — Милостиво кивнул я и снова повернулся к Верийре.

— Вот и пришло твоё время искупить своё предательство. — Я ласково погладил мелко подрагивающую девушку по мокрой от слёз щеке и улыбнулся доброй, всепрощающей улыбкой. Это не обмануло ни мою жертву, ни наблюдающих за происходящим людей. Верийра хотела что-то сказать, но, моё прикосновение парализовало её, плетение соскользнуло с пальцев на кожу и отняло речевой аппарат, даже мычать теперь не в состоянии.

— Она тебе нравится? — Демонстративно потряс одну из грудей девушки за сосок, ухватив его сквозь ткань платья, повернулся я к Магистру Хориалу, тот неуверенно кивнул.

— Это хорошо, всё упрощает. — Благосклонно кивнул я и картинным жестом вытянул в его направлении раскрытую ладонь.

— Кстати, Мол, ты сделал то что я просил ещё тогда? — Вспомнив о мерах безопасности, замер с вытянутой рукой я.

— Да, в тот же день. Оставшиеся камни вкопаны на глубину в метр по всему периметру поместья. — Подтвердил Молай-Ха, продолжая крепко удерживать Верийру, до последнего не оставляющую попыток освободиться.

— Молодец. — Кивнул я и вернулся к прерванному занятию.

Первым делом я потянулся к накопителям за стенами дома, нашёл все до единого, протянул каналы, замкнул цепь и поднял купол, не позабыв пропустить его и под землёй. Великолепно, теперь наше поместье в невидимом и неосязаемом пузыре, который не пропустит наружу ни единого отблеска тёмной магии. Магистр Хориал занервничал, ощущая, что я начал какие-то магические манипуляции, нервно переступил с ноги на ногу, а я у же приступил к плетению необходимого узора. Все наблюдали пристально и напряжённо, Молай-Ха и барон различали силу, её интенсивность, зато Ева видела узор, даже подошла чуть ближе, рассматривая, как десятки нитей одна за другой вплетаются в сложную паутину, пульсирующую силой в узловых точках.

— Не шевелись, это не принесёт тебе вреда. — На всякий случай предупредил я покрывшегося испариной Магистра и напитал плетение силой. Жирдяй трусливо зажмурился и задрожал, очень сильно желая убежать куда подальше, но, не в силах ослушаться прямого приказа. Он не увидел, как его окутала сеть плетения, сжалась, проходя сквозь тело и вынырнула из груди аккуратным клубком, зато это видели все остальные, даже Верийра перестала дёргаться, таращась на невиданное доселе чудо.

Поведя рукой, я переместил повисший в воздухе клубок сжатого в компактный вид плетения перед Верийрой, остановился, наслаждаясь непониманием и страхом в её глазах.

— Не прикасайся. — Остановил Еву, уже собравшуюся было из любопытства потыкать в магический шар пальчиком. Служительница послушно убрала руки, посмотрела на меня извиняясь. Интересно стало и Хориалу, барон открыл один глаз, поглядел на происходящее, убедился, что его никто не обижает, открыл второй, слега расслабился. Шар приблизился к лицу Верийры, рабыня дёрнулась, уперлась босыми пятками в пол, постаралась хоть немного отдалиться, но, Молай-Ха не шевельнулся. Уже имея подобный опыт, я красиво прищёлкнул пальцами и шар, распавшись на три жгута, стремительно ворвался в обездвиженную девушку через рот и ноздри, та дёрнулась и обмякла, повиснув в руках мага безвольной куклой.

— Кидай её туда. — Указал на диван я, Мол послушно швырнул девицу и размял громко захрустевшие пальцы.

— Как я уже говорил, барон, сегодня тебе везёт. У тебя два часа, делай с ней что хочешь, но, не смей убивать. Твоя задача — накачать эту молоденькую сучкой спермой, чтобы она залетела. Когда закончишь развлекаться, позови меня, я привяжу структуру плетения к накопителю. — Снисходительно усмехнувшись, подмигнул я ошеломлённому Магистру Хориалу, который то и дело поглядывал на аппетитную попку Верийры, виднеющуюся под задравшимся при падении платьем.

Этому борову не потребовалось два часа, пришёл растрёпанный, повеселевший и осоловелый уже через тридцать минут, сел за стол. Я поморщился, смотреть на Магистра было неприятно, особенно, на его раскрасневшиеся щёки и поблескивающие глазки. Смотреть на плоды его трудов мне было противно, Ева зашла первой и прикрыла обнажённую, покрытую слюнями и выделениями барона девушку простынёй. Не знаю, сам вытворяю вещи куда хуже, но, когда это делает кто-то другой, ничего кроме брезгливости подобное зрелище не вызывает. Добавить ещё несколько плетений и связать будущую мать с накопителем много времени не заняло, управившись, я в последний раз посмотрел на Верийру. Без сознания, личико такое красивое и беззащитное, даже на миг становится жалко, однако, она заслужила постигшую её участь, пусть помучается пару дней, пока вынашивает плод, а потом пусть идёт с миром, я не стану терзать её душу.

***

Мы с Евой шли по ночному городу пешком, не став брать карету. Служитель не спрашивала, куда отправились на ночь глядя, а я не навязывал беседу, просто наслаждаясь неспешной прогулкой среди снующих во все стороны горожан. Если в столице и поселилась паника, ничем таким в воздухе не пахло, люди как жили, так и продолжили жить, лишь многочисленные патрули стражи то и дело бросались в глаза, напоминая, что где-то по улицам шастает безжалостный убийца мирного люда. Ноги сами привели нас к моему недавнему приобретению, я толкнул плечом массивную дверь и мы вошли в ярко освещённый зал трактира. Многочисленные столики были заняты все до единого, мы примостились у барной стойки и стали ожидать, когда хозяин заведения обратит на нас внимание. Мимо торопливо прошла официантка с тяжело нагруженным подносом, наши взгляды встретились на мгновение и она прошла мимо. Вайра замерла на половине шага, почти выронила из дрогнувших рук поднос, но, я быстро придержал его силовыми нитями, выскользнувшими из запястья правой руки, снисходительно улыбнулся.

— З-з-дравствуйте. — Наконец пробормотала она и, опустив глаза в пол, поспешила удалиться.

— Твоя знакомая? — Заметила Ева.

— Можно и так сказать. — Легкомысленно пожал плечами я и выбил пальцами барабанную дробь по полированной поверхности барной стойки.

— Что будет угодно моим дорогим гостям? — Наконец заметил и расплылся в радушной улыбке трактирщик, переключая всё своё внимание на меня и мою спутницу.

— Кружку пива и... — Я вопросительно посмотрел на Еву.

— Вино, красное. — Благосклонно кивнула Служитель, поёрзала на табурете, поудобнее устраивая свою попку.

— Ну что, Нейтрот, чем порадуешь? — Поинтересовался я, когда расторопный хозяин поставил перед нами пузатую кружку и изящный фужер.

— Народу в столице за последние дни прибавилось, у меня все комнаты забиты, даже самые дорогие забрали. — Довольно вытер ладони о полотенце зомби и небрежно отшвырнул его в сторону.

— Я не об этом спрашиваю, ты же знаешь. — Отхлебнув пива, вытер пенные губы я.

— Много чего произошло, одна только трагедия в Порминте чего стоит, все только о ней и говорят. — Понимающе закивал головой мой слуга.

— Правда? И что говорят? — Заинтересовался я, Ева тоже прислушалась.

— Теорий много, но, большинство сходится к мнению, что это колдуны что-то напортачили. Совет всё отрицает, только людей ведь не обманешь, тут всё очевидно. — Воздел указательный палец к потолку трактирщик.

— Значит, все шишки на Совет Магов посыпались? — Довольно ухмыльнулся я.

— Именно. Поговаривают, что Император даже собирается казнить кого-то, только ещё не решил кого. — Подтвердил Нейтрот.

— Держи карман шире, так Совет и позволит кого-то из своих вздёрнуть, найдут крайнего как и шесть лет назад. — Пренебрежительно усмехнулась Ева.

— А что было шесть лет назад? — Заинтересовался я.

— На севере три шахты обвалились, чуть ли не под восемь сотен народу полегло, тогда в провинции чуть бунт не поднялся. — Поставив ополовиненный бокал на стойку, пояснила девушка.

— Неужели по вине Совета обвалились?

— А по чьей ещё? Молодой маг, что всё это дело курировал, облажался крупно, попутал что-то в заклинаниях, шарахнуло так, что сваи не выдержали. И ничего, списали всё на диверсию оппозиции, туману нагнали много, казнили пятьдесят человек для виду и замяли дело. — Пожала плечами Ева.

— Да-да-да, у совета всегда так, чуть что, сразу оппозиция, противники власти во всём виноваты и точка. — Одобрительно закивал Нейтрот.

— Вот только, мятежников этих никто в глаза никогда не видел. — Неожиданно подал голос мужик, сидящий справа через два табурета. Я насторожился и пригляделся к соседу, который, как оказывается, внимательно прислушивался к нашему разговору. Коренастый, крепко сбитый мужчина, уже в годах, в чёрных волосах редкими вкраплениями поблескивает седина, борода пострижена коротко, да на левой щеке пара маленьких, еле заметных шрамов у самого глаза.

— А вы тоже слыхали про Порминт? — Вежливо поинтересовался я у него.

— Да кто про него, парень, не слыхал. — С печалью в голосе вздохнул мужик и повернулся ко мне, бросил короткий взгляд на Еву, глаза блеснули и тут же погасли, он сделал долгий глоток из своей кружки.

— У вас там кто-то был? — Не понял, ощутил его чувства я, спросил тихо и с сочувствием.

— Брат мой двоюродный, с женой жили, сын недавно родился. Как раз ехал повидать мальца, да вот... — Очень спокойно, даже отстранённо ответил мужик, не глядя в глаза, пальцы, сжимавшие кружку, побелели.

— Примите наши соболезнования. — Не дождавшись от меня ответа, вклинилась Ева. Мужик лишь отмахнулся и уткнулся в кружку, стукнул опустевшей посудиной по стойке.

— За мой счёт. — Шепнул я трактирщику, взглядом указав на соседа, тот понятливо кивнул и отошёл к нему, чтобы наполнить стакан.

— Не жалеешь? — Склонившись, шепнула в самое ухо Ева. В её голосе не было осуждения или неприязни, лишь любопытство. Да и не может она осуждать, Служитель, хоть с душой и полностью мыслящий, со своими эмоциями и суждениями, всё же привязан ко мне кровью и лоялен в любом случае. Я не ответил, тоже поспешив спрятать глаза в своей кружке.

— Вечер добрый. — Между мною и накачивающимся алкоголем мужиком сел ещё один посетитель, Ева посмотрела ему в лицо долгим, проницательным взглядом, настороженно замерла.

— Явился, а я уже думал, забыл про компаньона. — Невесело усмехнулся я.

— Как можно, Лукас, я никогда ни о ком не забываю. — С достоинством усмехнулся Кса-Аран, и в руке его появилась кружка, точно такая же, как и у меня.

— По тебе и видно, прилип как банный лист. — Беззлобно проворчал я, допил пиво и оттолкнул опустевшую посудину, помотал головой, останавливая бросившегося было трактирщика.

— Не надо, мальчик, если у кого есть повод для недовольства, так это у меня. — Поджал губы демон, Ева напряглась сильнее.

— Успокойся, все свои. — Не обратив особого внимания на его слова, я приобнял девушку и погладил её по талии, она тут же расслабилась.

— Хорошая у тебя зверушка получилась. — Заметил Кса-Аран, поглядев на Еву поверх моего плеча.

— Не жалуюсь, впрочем, с чем пожаловал?

— Ты, как я погляжу, на месте не сидишь. — Довольно заметил демон.

— Натура у меня такая, шило в одном месте. — Не стал спорить я.

— Вижу, очень похвально. Я чего зашёл-то, ты очень вовремя решил магов потрепать, ребята из Совета мешают, мне лично. — Серьёзно заявил Кса-Аран.

— Уже догадываюсь, развернуться не дают? — Понятливо усмехнулся я.

— Именно, копошатся на месте погружения якоря, магии столько творят, что мои себя неуютно чувствуют, только пришли в этот мир, слабые как котята. — С неохотой признался демон.

— Твои? — Искренне изумился я.

— Ну да, мои работнички, я ведь не простой демон, как ты помнишь. — Не удержался от самодовольной ухмылки он.

— Помню, я тоже мало что забываю. — Вернул ему должок я и задумчиво взъерошил волосы.

— Даже не знаю, чем тебе помочь, я сам мало что могу, не пойду же выкидывать их за шиворот, мне там быстро в штанины палок напихают. — Без прикрас посмотрел на ситуацию я.

— А от тебя ничего такого и не требуется, ситуация в бывшем Порминте непростая, колдунишек набежала тьма, но, все из разных структур, все со всеми грызутся. Их один субъект в подчинении держит, большая шишка в совете, если его не станет, быстро бедлам начнётся, а хаос я люблю, можно сказать, родная стихия. — Перешёл к делу Кса-Аран.

— Хм... Это мне вполне по силам, одного мага выхлестнуть не самая большая проблема, и так собираюсь этим делом заняться. — Признался я.

— Про то и говорю, планы менять не надо, просто начни с определённого человека, тогда я тебе твою выходку со Светланой прощу. — Улыбнулся демон.

— Было бы что прощать, я своё забрал. — Буркнул я, впрочем, и не думая спорить.

— Сомнительный вопрос, хотя, вы — некроманты, всегда были, есть и будете ужасными собственниками. Так мы поняли друг друга?

— Без проблем, как зовут твоего бурного деятеля?

— Майкеп Ролирский, восьмой в Совете, боевыми магами верховодит.

— Неслабый дядя. — Прищёлкнул языком я, припоминая, на каком месте стоит жирдяй Хориал.

— Для тебя это не проблема, если не захочешь заморачиваться, вон, её можешь натравить. — Небрежно кивнул на Еву Кса-Аран.

— О нет, я своей малышкой рисковать не хочу, сам займусь. — Без раздумий мотнул головой я, здраво рассудив, что трепать беззащитных горожан и такую же беззащитную стражу одно, а сражаться с сильнейшим боевым магом Империи это совсем иная карусель.

— Как знаешь, тебе решать. Через пару дней он в столице объявится, собрание у Совета будет, очередное, сейчас они вообще часто кучкуются. Чтобы никуда не тащиться, можешь здесь подождать, но, графа убери, это важно. — Ещё раз напомнил мне Кса-Аран и исчез, словно и не было никого.

— Я слышала о графе Майкепе, его один только Великий Магистр и не боится, даже Император опасается и никогда не спорит. — Тронув меня за локоть, тихо поделилась знаниями Ева.

— Я не Великий Магистр, и не Император, мне этот фокусник до одного места, пусть хоть сто раз боевым магом будет. — Немного уязвлённо проворчал я и снова поманил к себе Нейтрота.

— Я завтра к полудню зайду, постарайся к этому времени найти отряд бойцов, толковых и готовых в случае чего пойти против нынешней власти. Намекни, что дело есть и плачу щедро. — Заявил я, когда трактирщик вернулся.

— Вам нужны наёмники, милорд? — Уточнил он.

— Они самые, как получится, но не больше десятка, и чтобы дело своё знали, идиотов не привечай.

— С этим, я думаю, проблем не будет. В Эль-Тене всегда найдутся люди, продающие свои мечи. — Уверенно кивнул трактирщик.

— Вот и хорошо, организуй нам встречу в месте потише, в этой богадельне задний двор есть?

— Конечно, милорд, как же не быть? — Удивился он.

— Там и встретимся, но и про свои главные обязанности тоже не забывай, а то как-то мало ты мне новостей рассказал. — Пожурил своего слугу я и, взяв Еву под локоток, направился к выходу.

— Можно я поохочусь? А то последние дни из дома не выходила из-за ребёнка. — Поинтересовалась Ева, когда мы отошли от трактира на несколько кварталов.

— Конечно можно, только не увлекайся особо, и побрякушки с тел можешь больше не сдирать, золота у нас теперь достаточно. — Задумавшись на секунду, благосклонно кивнул я.

— Тогда я пошла, вернусь утром. — Игриво поцеловала она меня в щеку и скользнула в одну из подворотен, мгновенно растворившись в полумраке не освещённых фонарями переходов.

Уподобившись Еве, я таскался по городу всю ночь. Думается на ходу хорошо, погулял по ночной столице, заглянул в несколько забегаловок, выпил там, посидел здесь, вот и ночь закончилась, а в голове как был бардак, так и остался. Именно в такие моменты, когда ты наедине с собой, намного сложнее обманывать себя, уверяя, что всё нипочём и вообще, в работе и веселье все средства хороши. Хорошо хоть Кса-Аран не полез в бутылку, для него моя мама — великолепный рычаг. Дескать, ты здесь рви жопу, а я позабочусь о твоём любимом человеке там, а если не будешь стараться, то не позабочусь, ну уж нет. Теперь мама здесь, на глазах и под рукой, одной скалой на сердце меньше, уж я-то смогу защитить её от всего, да и вообще, постараюсь не втягивать в мои трения с местной властью, нужно будет попозже подобрать ей удобное жильё подальше от столицы.

Пришёл в поместье самым ранним утром. У двери встретил Вениамин, услужливому зомби не нужно спать, вот он и бдит по ночам, дожидаясь возвращения хозяина.

— Все на месте? — Поинтересовался я, сбрасывая с плеч камзол и протягивая его слуге.

— Молодая госпожа вернулась спустя час после вашего ухода, сейчас ещё спит. Леди Ева ещё не вернулась, милорд. — Сообщил тот и понёс мой камзол на место. Подумал несколько мгновений, захотелось завалиться в постель к маме, но, утренний сон самый сладкий, не стоит лишать её этого удовольствия. Отправился на второй этаж, бесшумной тенью проскользнул мимо дверей молодой маркизы и остановился у соседних створок. С появлением мамы, Сорианна переехала сюда, сама сообразила, что в её спальне теперь будет жить Света. Двери оказались заперты, даже смешно. Тонкие щупальца силовых нитей скользнули в замочную скважину, оплели каждую деталь механизма и повернули их тихо, без единого щелчка.

Дверь отворилась без скрипа, я вошёл в комнату и огляделся. С моего прошлого визита в эту комнату почти ничего не изменилось, только мебели поубавилось, но, это не страшно. Шторы плотно задёрнуты, приятная тишина и мрак умиротворяют и успокаивают. Сорианна спала на кровати одна, на животе, крепко обняла подушку во сне, лицо спокойное и безмятежное. Я подошёл ближе, вслушиваясь в её глубокое дыхание. Разделся аккуратно и тихо, шагая босыми ступнями по ворсистому ковру, подошёл к кровати и скользнул к маркизе под одеяло. Сорианна почувствовала моё присутствие, проснулась быстро, с тревогой перевернулась на спину и вгляделась в темноту сонными глазами.

— Доброе утро, леди. — Улыбаясь, прошептал я, не реагируя на её ладони, упершиеся мне в грудь. Оттолкнуть она меня не пыталась, лишь сдерживала, не позволяя приблизиться сильнее, но, это продолжалось недолго. Смотрела в моё слабо различимое во мраке лицо долгую секунду, а потом, опознав голос, с неохотой опустила ладони, отвернулась.

— На меня смотри. — Прошептал я, опускаясь к её лицу и касаясь носом щеки, прижался, заставляя почувствовать напряжённый член, упершийся в плотно стиснутые бёдра. На ночь она нанесла какой-то крем, приятный запах, смесь лимонной цедры, полыни и ещё чего-то незнакомого, пряного. Послушалась, повернулась медленно, посмотрела в глаза, на таком расстоянии темнота не помеха. Лёгкое удивление, не смогла рассмотреть привычной злорадности и снисходительности, взираю на неё серьёзно и обстоятельно, без ужимок и кривляний. Долгие секунды, тишина, аромат её кожи, тепло согретого под одеялом тела, сдерживаемое дыхание на моём лице. Мысли, идеи, сомнения, всё это отразилось в глубине её глаз за эти несколько секунд, и в следующий же миг я выдворил их все до единой, впившись властным, требовательным поцелуем. Её губы, влажные и пухлые, словно созданные для того, чтобы их целовали и ласкали, слегка раздвинулись, пропуская мой язык в рот. Я застал Сорианну на вдохе, в первое мгновение она растерялась, но, тут же ответила на поцелуй, медленно выдыхая через нос.

Я навис над ней, целуя и наслаждаясь покорностью. Маркиза не хочет этого, готова на многое, чтобы всё прекратилось, но, никто в этом мире не сможет помочь, и я, так нагло вторгающийся в её спальню в рассветный час, никуда не исчезну. Даже сейчас, продав душу, полностью в моей власти, урождённая аристократка из последних сил старается не потерять лицо. Весь её вид говорит, что она против, но, не сделает даже намёка на сопротивление, потому что за стеной спит её дочь, и если она посмеет отказать мне сейчас, я встану и отправлюсь к ней. Как же её страшит эта мысль, как она дрожит за свою дочурку, наивно полагая, что я не вижу этого. Я и вправду не вижу, просто чувствую, ощущаю её стремление защитить Лиару любой ценой, во что бы то ни стало. Сочная, зрелая, маркиза целуется умело и ласково. Её зубы то и дело покусывают мой язык, легонько, а её собственный играет, ласкает, робко и неуверенно проникает мне в рот. Мы никуда не торопимся, сейчас я не врываюсь в неё с целью сломить, заставить подчиняться, о нет, она уже моя, полностью, никуда не денется, можно и насладиться победой, вот так, смакуя каждый вздох и прикосновение.

Я на локтях, прижимаюсь, но не наваливаюсь, дышать она может свободно, но, несмотря на это, с каждым мгновением её дыхание становится всё глубже и жарче. Опустив веки и раскинув в стороны руки, она целует меня бережно, понемногу увлекается процессом. Я почувствовал, что инициатива капля за каплей переходит к маркизе, начал подниматься, очень плавно и медленно. Сорианна потянулась вслед за мной, не разрывая поцелуя, губы её размялись, к ним прилила кровь, делая чувствительнее и они ловили каждый миг ласки. Наконец я отстранился, посмотрел на неё с улыбкой, она заметила мелькнувшее превосходство во взгляде и тут же поняла, что заигралась, удивлённо моргнула.

— Ну что же ты, моя хорошая? Сначала так брыкалась, ругала меня, неужели кокетничала? — Не удержавшись, подмигнул я, заставляя Сорианну вздрогнуть. Смятение, вот что она испытывает, осознала, что сама тянется к тому, кого так желает оттолкнуть.

— Не беспокойся, я отлично понимаю, что тебе нужно. — Губы мои растянулись в довольной ухмылке, а из спины вырвались десятки энергетических щупов, нырнули вниз и, ухватив ткань её ночной рубашки, потянули в стороны. В тишине раздался треск разрываемой материи, а Сорианна сдавленно вскрикнула, внезапно оказавшись подо мной полностью обнажённой.

— Не шуми, дочурку разбудишь. — Шепнул я и щупы оплели её колени, развели в стороны резким рывком, предоставляя мне полный доступ к её беззащитной киске. Не задействуя руки, используя лишь истончившиеся и переставшие быть осязаемыми для неё силовые нити, я начала водить головкой по её половым губам. Неспешно, наслаждаясь выражением её лица, растерянным и немного испуганным таким стремительным переходом к решительным действиям.

Мои губы снова накрыли её рот, я выпустил в её лёгкие своё дыхание, насыщенное чистой энергией, неприкрытой силой, и в тот же момент вошёл одним уверенным движением в уже приготовившуюся принять рассветного гостя киску. Глаза Сорианны распахнулись широко-широко, она напряглась, а руки её уперлись мне в грудь, впиваясь в кожу ногтями. Прямой вброс чистой энергии подействовал как и в первый раз, сердце её заколотилось как бешенное, из взгляда улетучилось показное смирение, а глаза тускло замерцали во мраке спальни. Без лишних промедлений, я начал двигаться уверенно и ритмично, с силой заталкивая член поглубже, чтобы она почувствовала мою власть, не знала о ней умом, а ощутила на подсознательном уровне. Эластичные стенки влагалища без особого труда растягивались, принимая мой размер и не причиняя боли, да и не было ей до этого дела, вся её суть ликовала, получив толику энергии, мгновенно проникнувшей в каждую клеточку тела.

Я убрал щупы, удерживающие колени, Сорианна и не подумала сдвигать их, лишь уперлась ступнями в кровать. Бёдра её слабо дрогнули, ещё раз, и снова, вот она уже неуверенно движется навстречу заполняющему её влагалище члену, очень слабо осознавая, что вообще делает. Я, не прерываясь ни на секунду, вливал и вливал в неё энергию слабым потоком, желая понемногу заполнить до предела. Её тело с радостью принимало силу, впитывало его в себя как губка и тут же отдавало в окружающее пространство, не имея возможности удержать. Ощущения от силы будоражили, отлично знаю, каково это, сам безумствовал, когда впервые ощутил магию, заструившуюся по венам. Отдача чистой силы била по мне, подхлёстывала, побуждала врываться в начавшее влажно хлюпать влагалище всё резче и жёстче, движения мои становились всё менее размашистыми. Такая скучная и банальная поза с добавлением магии заиграла новыми красками, Сорианна жадно ловила мои губы, не желая упустить ни капли силы, попадающей в её рот с каждым моим выдохом. Ей было хорошо, она наслаждалась и ногти её всё глубже погружались в кожу моей груди. Я не заметил, в какой момент пошла кровь, боли не было, циркулирующая по телу энергия скрадывала все негативные ощущения, оставляя только наслаждение, усиливая его в разы. Обратил внимание лишь тогда, когда сочащаяся из десяти глубоких царапин кровь залила её руки, начала капать на грудь, смешиваясь с потом.

Резко остановив передачу энергии, выпрямился и, ухватив Сорианну за бёдра, продолжил натягивать её податливое лоно уже в таком положении. Маркиза подалась за мной, вытянула руки, глядя безумными глазами наркомана, лишённого дозы. Тело стремительно теряло магию, она утекала словно вода через решето, не задерживаясь ни на секунду. Не позволив утечке продолжаться, я тут же пустил поток через ладони, сжимая бёдра женщины так, что потом останутся синяки, она тут же в экстазе выгнула спину, из горла вырвался стон, быстро переросший в скулёж. Сорианна изнемогала, ей было неимоверно хорошо, киска её бурлила вулканом, мышцы влагалища сокращались. Не зная, куда деть руки, маркиза принялась мять грудь, растирая по атласной коже мою кровь, теребя соски. Голова запрокинута, сердце колотится заполошно и словно из последних сил, дыхание рваное, то и дело забывает дышать, отдавшись экстазу, а потом приходит необходимость и воздух втягивает жадно, с шумом.

Дождавшись, когда она дойдёт до пика, когда оставалось всего несколько мгновений до оргазма, я стремительно вынул член и прекратил подачу магии. Замер, наблюдая, как она изо всех сил пытается кончить, смотрел в её блестящие, покрытые пеленой безумия глаза и наслаждался её мукой. Вот оно, было так близко и ускользнуло из рук, ладонь её метнулась вниз, несколько прикосновений к клитору и плотину снесёт, тело захлестнёт волна удовольствия, такого нестерпимо желанного. Силовая нить перехватила её руку у самой цели, почти позволяя коснуться пальцами мокрой киски, и вновь мука и недовольный то ли рык, то ли стон, Сорианна попыталась встать. Нити оплели её тело, прижали к кровати, и я, зловеще улыбаясь, провёл пятернёй по животу, касаясь влажной от пота кожи самыми кончиками пальцев, и с них срывалась магия, совсем крохотная порция, дарящая не ту бурю ощущений, что полновесный контакт, а лишь их отголосок.

Складывалось ощущение, что она сейчас разрыдается, смотрит умоляюще, в нетерпении прикусила губу, не замечая боли, по подбородку медленно побежала капля крови. Я тоже очень хотел продолжить и, насладившись её мукой, убрал путы и резко перевернул на живот, вывернул руку за спину, не позволяя двигаться. Она сама задрала задницу, заюлила ею как шлюха, задёргала, демонстрируя готовность и желание продолжить. Член легко вошёл в сколькие объятья её киски, как к себе домой, начал двигаться и вновь заставил её застонать, заскулить по сучьи. Теперь энергия поступала всплесками, в такт контрамоции фаллоса. Не позволяя ей привыкнуть, вновь и вновь менял темп, то ускорялся, почти не выходя и двигаясь в амплитуде всего в несколько сантиметров, то почти замирая, скользя членом внутри медле-е-е-е-енно, заставляя её тело дрожать от нетерпения.

От Сорианны ничего не зависело, она скулила и рычала, когда я замирал совсем, а я ухмылялся, не позволяя ей кончить, раз за разом подводя к самому рубежу и отталкивая назад. Вот она, настоящая власть над человеком, ничто иное не способно сравниться с этим чувством. Я упивался этим ощущением, с мамой у нас всё иначе, с ней я нежен и ласков, стараюсь изо всех сил, чтобы на кончила как можно больше раз, получила наслаждение, трепетала в моих руках и дарила свою любовь. С Сорианной всё намного изощрёнее, больше похоже на пытку, неимоверно приятную, но от того не становящуюся менее мучительной.

А маркиза скулит, её влагалище полыхает огнём, с набухших от прилившей к ним крови половых губ срываются густые, тягучие капли выделений, которыми она просто сочится не прекращая. Я в последний раз сменил темп и отпустил её руку, схватил покрепче за бёдра и ускорился, загоняя член до самого упора, заполняя её хлюпающее влагалище полностью. Энергия хлынула обильным потоком, буквально за первые же секунды заполнив её тело полностью, Сорианна приподнялась на руках, встав на четвереньки, пышная мясистая грудь приподнялась над кроватью, колышется в такт толчкам, соски трутся о простынь а она уже закатывает глаза, скулит что-то неразборчивое, вновь подходя к заветной черте. На этот раз я не остановился, усилил напор и маркиза кончила, выплескивая из себя долгий, чувственный стон. Оргазм накрыл её с головой, забрали силу из рук, заставил рухнуть лицом на кровать, свёл сладкой судорогой все мышцы, выбив дыхание из груди. Лицо её, такое аристократично красивое, исказилось, глаза закатились и подёргивания стали напоминать агонию.

Это сделал я, это я довёл её до такого состояния и как же мне от этого хорошо. Воспользовавшись последними крохами благоразумия, я успел создать на своём члене тончайшую, почти неосязаемую энергетическую плёнку и начал изливать семя, заполняя её горячей, почти обжигающей спермой. Места в киске маркизы было немного, ища выход, сперма пошла по стволу, к месту, где своеобразный презерватив заканчивался, принялась сочиться по её киске, стекать вниз по внутренней стороне бёдер, а я всё кончал и кончал, крепко вжавшись в её мягкую задницу. Когда меня отпустило, вынул слабеющий член и, сняв презерватив, небрежно бросил его на спину всё ещё слабо подёргивающейся Сорианне, убирая силовую конструкцию ещё в полёте. Слабость во всём теле, приятная и томящая, несмотря на неё, натянул штаны и застегнул пояс. Рубашку надеть сил уже не было, руки просто не поднимались, закинул на локоть и, бросив взгляд на маркизу, довольно усмехнулся.

Раскрасневшаяся, потная, лежит на кровати с задранной задницей и широко раздвинутыми коленями. Моя сперма и её выделения, всем этим залита простынь, промежность и внутренняя сторона бёдер. Кое где на кровати виднеется моя кровь, вон пятно от её слюны, сучка совсем потеряла человеческий облик и текла откуда только могла, настоящая самка. Лежит без движения, голова повёрнута на бок, бездумно смотрит в одну точку, словно сломанная кукла, и лишь медленно успокаивающееся дыхание выдаёт в этом попользованном теле жизнь. Не произнося ни слова, вышел из комнаты довольный и, лишь прикрыв дверь, заметил Лиару, стоящую чуть дальше по коридору. В одной ночной рубашке, судорожно прижала руки к груди, растрёпанная, смотрит на меня поражённо, а во взгляде ни то изумление, ни то ужас, так сразу и не разберёшься.

— Да... Надо стены толще делать... — Только и смог пробормотать я, развернулся и пошёл прочь, искать что бы пожрать.

***

Отдыхал от трудов я в уютной беседке в самом дальнем углу сада. еtаlеs Развалился в просторном кресле и потягивал слабое, больше похожее на обычный сок вино, думал о предстоящем деле. Совет Магов не внушает мне особого опасения. Непосредственно знаком только с одним из его членов, да и Молай-Ха говорит, что Магистр Хориал труслив вне всякой меры, однако, пост он там занимает солидный. За спиной послышались шаги, я обернулся и успел увидеть мага и следующую за ним маму.

— Вот ваш сын, леди. — Уважительно поклонился Молай-Ха, демонстрируя меня. Мама смутилась и слегка покраснела, не привыкла к подобному поведению.

— Доброе утро, мам. — Поднялся я и шагнул навстречу, кивком поблагодарил Мола, маг поспешил убраться.

— Доброе. Миш... Это какой-то дурдом... — Призналась мама, когда я усадил её себе на колени и всучил свой бокал.

— Да, тот ещё дурдом, тут ты права. Впрочем, как спалось? — Не стал спорить.

— Спалось хорошо, тут не поспоришь. — Улыбнулась мама, отхлебнула вина, поставила бокал на столик и прижалась, положив голову на плечо.

— Стоило только глаза открыть, набежали сразу. Мужик какой-то в костюме, потом девица, следом парнишка этот, что меня проводил. — Передёрнула плечиками Света.

— Это они из любопытства, не сердись. — Погладил её по бедру, мысленно делая заметку поговорить с Молом.

— Им любопытно, а я голая, в одной простыне. — Возмутилась мама, я тут же исправил заметку с поговорить на дать по морде.

— И кто это вообще такие? Твои друзья? — Отстранившись, мама заглянула мне в глаза.

— Не друзья, слуги. — Поправил её я.

— Они... — Осенило маму, она даже рот в изумлении приоткрыла.

— О нет, только Вениамин, тот что в костюмчике. — Поспешил успокоить.

— А по нему и не скажешь. — Задумавшись на мгновение, призналась Света.

— Фирма веников не вяжет, как живой получился. — Самодовольно улыбнулся я, потянулся и коротко поцеловал девушку в губы, ссадил с коленей и потянулся, протяжно зевнул.

— Ты сегодня вообще ложился? — Мгновенно поняла ситуацию мама.

— Не успел, дел много. — Признался я, не упоминая, что просто шатался по городу а потом трахался.

— Чем ты вообще здесь занимаешься? — Заинтересовалась Света, возвращая в ладошку бокал.

— Да так, всем понемногу. Религию создаю, государственный переворот вот замышляю. — С усмешкой сообщил я. Мама долгое мгновение смотрела мне в лицо и моргала, потом понятливо улыбнулась.

— А если серьёзно? — Всё же решила добиться ответа.

— Я сама серьёзность, мамуль. — Подмигнул я.

— Звучит не очень правдоподобно. — Снова не поверила Света.

— Звучит странно, но, это правда. В этом мире я создаю религию, ставя в основание новой церкви не господа а сатану, в этом мне помогает мой друг, который обновил твоё тело. — Присев перед ней на корточки, я игриво щёлкнул её по соску, слегка проглядывающемуся сквозь ткань платья, позаимствованного из гардероба Сорианны.

— Не шали. — Тут же шлёпнула меня по рукам Света.

— А что касается государственного переворота, так тут всем заправляют маги, и они мешают мне в осуществлении первого пункта. Их я и буду... Эм... Переворачивать. — Замявшись на секунду, сориентировался я.

— Маги, это как ты? — Качнула в мою сторону бокалом Света.

— О нет, таких как я здесь нет, мне они и в подмётки не годятся. — Скосив глаза, выпрямился.
Мама заметила, куда я посмотрел, быстро сдвинула ножки плотнее.

— Мои грязные, а замену я не нашла. — Смущённо отвернулась она, поймав мой лукавый взгляд.

— Да, здесь барышни белья не носят. — Ухмыльнулся я, Света вздохнула.

— Не волнуйся, если хочешь, могу прислать своего портного, нашьёт тебе всего, чего только пожелаешь. — Покровительственно потрепал её по волосам я.

— Хочу. — Непреклонно мотнула головой мама и посмотрела на меня с милой смесью смущения и негодования.

— Мола в библиотеку. — Коротко бросил я Вениамину, заходя в дом, мама со мной не вернулась, осталась в беседке думать о своём и добивать начатую мной бутылку.

— Сейчас всё будет. — Бросился выполнять поручение зомби, а я, заскочив на кухню и сделав пару бутербродов направился в читальню. Мол появился минут через пять, вопросительно посмотрел на меня.

— Слушай, кто у нас на кухне теперь хозяйничает? — Чавкая, поинтересовался я, разглядывая один из портретов предков мага.

— Пока никто... — Растерянно почесал затылок Молай-Ха.

— Непорядок, скажи пока Еве заняться, а то жрать охота. — Проглотил последний кусок я и повернулся, отряхивая ладони от крошек.

— Хорошо, я ей скажу. — Кивнул Мол и выжидающе посмотрел в глаза.

— Ты сегодня свою родительницу видел?

— Нет, а что? С ней что-то случилось? — Насторожился маг.

— О нет, ничего плохого с ней не произошло. Просто поинтересовался. — Усмехнулся я.

— С сестрой, как я понимаю, ты тоже сегодня не разговаривал. — Полуутвердительно добавил я и без замаха ударил его в лицо. Не ожидавший ничего такого маг пошатнулся, сделал шаг назад, но не упал, закрылся руками, в немом изумлении вытаращился на всё ещё спокойного и благодушно улыбающегося меня.

— Больше к моей маме без стука не заходи, а то душу выну. — Подойдя к отшатнувшемуся при моём приближении магу, с улыбкой пообещал я, он побледнел и быстро кивнул.

— Ну вот, раз всё порешили, тогда поговори с сестрой, советую тебе отослать её куда подальше, пока я добрый, скоро в столице будет ох как жарко. — Похлопав его по плечу, оставил в библиотеке а сам подался в лабораторию, сейчас нужно действовать и не сидеть на месте, а то усну и просплю встречу.

Немного повозился, практикуясь в создании энергетических структур разных конфигураций. Работать с чистой энергией мне нравится куда больше, нежели с плетениями. В узорах всё просто и однозначно, знаешь плетение — знаешь, что оно делает, а вот чистая энергия куда более многосторонняя. За пару часов мне удалось истончить силовой щуп до полной невидимости, сохранив его жёсткость. Получился самый настоящий мономолекуляр. Чуть не отхватив себе пару пальцев, я лёгким движением смахнул угол стола из плотной дубовой древесины в кулак толщиной, удовлетворённо улыбнулся и убрал получившееся оружие. Создавать его быстро пока не получается, нужно сосредоточиться, но, главное что могу, остальное придёт с практикой. Время понемногу приближалось к полудню, спустился вниз и застал в трапезной Еву, маму и Сорианну. Молай-Ха и Лиары не было, всё понятно, повёз сестричку отправлять куда подальше. Надеюсь, у мага хватит мозгов не тащиться с ней, а поручить это дело кому другому, ладно, не будем загадывать, в случае чего припрягу Хориала. Как оказалось, кашеварит Ева просто отвратно, мама с неохотой ковырялась в своей чашке, Сорианна даже не прикоснулась к своей порции, Ева сконфуженно посмотрела на меня.

— Не куксись, сегодня же найду человека на кухню. — Погладил её по голове я, Служитель благодарно улыбнулась. Мама посмотрела на нас долгим взглядом, в глазах промелькнуло нечто похожее на ревность, тут же пропало. Сорианна вообще избегала встречаться со мной взглядом, сидела выпрямившись, снова нацепив маску высокородной леди из высшего общества, ничего, я тобой ещё займусь как освобожусь немного.

— А вы куда? — Нашла отличный повод отвлечься от тарелки Света, как только Ева поднялась со своего стула и направилась к выходу.

— Встреча у нас, деловая. — Из любопытства, я подцепил из её тарелки кусочек жаркого.

— А можно мне с вами? — Тут же заинтересовалась мама.

— Прости, родная, не сегодня. Посиди пока дома, погуляй по саду, отдохни. Попозже я обязательно выберусь с тобой на прогулку и покажу город. — Не став мучать себя, я выплюнул в салфетку ужасно кислый кусок мяса, прополоскал рот вином.

— Ну ла-а-адно... — Немного расстроилась мама.

— Не обижайся, сегодня правда очень занят. Не сиди голодная, там на кухне есть хлеб и копчёное мясо, перекуси пока, буду возвращаться, принесу нормальной еды. — Поцеловал её в щеку я и быстро вышел.

— Простите меня... Я старалась. — Повинилась Ева, как только мы вышли за ворота поместья.

— Не бери в голову, ты и не должна была на кухне работать. — Отмахнулся я, отлично осознавая свою промашку, надо было сначала подыскать Верийре замену, ладно, разберёмся.

К трактиру добрались раньше положенного времени, Нейтрота в зале не оказалось, а я не потащился его искать. Вместо этого мы уселись за один из пустующих столиков и заказали обед. Еве пища как таковая особо не нужна, львиную долю энергии она получает от убийств, но, кушать тоже может, и удовольствие от вкусной еды получает так же как и все. Краем глаза заметил Вайру, юркнувшую в дверь кухни сразу, как только заметила наше появление. Забавная девочка, и очень предусмотрительная, хорошо помнит о произошедшем и старается не попадаться на глаза. На этот раз мясо было выше всех похвал, или я такой голодный был... Впрочем, это не умаляет заслуг повара, я даже решил переманить этого умельца к себе, но, это чуть позже. Насытившись, я довольный откинулся на спинку стула и начал оглядываться по сторонам. Не прошло и десяти минут, как в зале показался Нейтрот, зомби огляделся и, увидев нас, поторопился к нашему столику.

— Добрый день, милорд. Всё сделал, как вы и велели, нужные люди уже ждут на заднем дворе. — Кивком поздоровавшись с Евой, обратился он ко мне.

— Молодец, пошли посмотрим, кого ты нашёл. — благосклонно кивнул я и мы отправились вслед за зомби, который вывел нас на просторный двор трактира.

— На лавочках, приютившихся под раскидистыми клёнами поодаль ворот, сидели семь человек, заметив наше появление, они поднялись и пошли навстречу.

— Вот, как и заказывали. Десяток не нашёл, времени мало, но, эти ребята проверенные, дело своё знают. — Заверил меня Нейтрот, когда мы встретились и остановились, я разглядывал компанию, они меня.

— Знаем, это ты верно говоришь. — Довольно усмехнулся худощавый мужик, стоящий чуть впереди остальных, пристально осмотрел меня, бросил короткий взгляд на Еву, замершую за плечом.

— Ну что, парниша, веди к хозяину, поговорим за дела. — Закончив осмотр, кивнул он.

— Никуда идти не нужно, я наниматель. — Спокойно сообщил я.

— Ты? И чем платить будешь? Неужто бабой своей? — Ещё раз осмотрев мой скромный, не бросающийся в глаза камзол, ухмыльнулся он. Четверо за его спиной гоготнули, лишь двое не издали ни звука. Девушка, единственная в их компании посмотрела на товарищей недовольно, видимо, предположение главаря как-то ей задело. Во втором промолчавшем я узнал вчерашнего собеседника, он легко кивнул, показывая, что тоже узнал меня, это не укрылось от командира.

— Ладно, парень, не серчай, пошутил я. Пошли расскажешь, что за работа предстоит. — Мгновенно уловив ситуацию, сгладил угол лидер и мы отошли под тень клёна.

— Работа непростая, но, хорошо оплачиваемая. — Немного подумав, начал говорить я, наблюдая за их реакцией. Наёмники молчали, внимательно слушали, особого ажиотажа от моих слов я не увидел, что обрадовало.

— А хорошо это сколько? — Подал голос один из них, стоящий справа от капитана.

— Пять золотых в месяц, и все расходы, включая транспорт, питание и снаряжение на мне. — Кивнул я, повисла неопределённая тишина, наёмники что-то обдумывали. Неожиданно, один из группы молча пошёл к воротам.

— Лирс, ты куда? — Бросила ему в спину девушка негромким, приятно бархатистым голосом.

— Без меня, за такие деньги благородных валить ходят, а это себе дороже. — Не оборачиваясь, глухо ответил тот и вышел за ворота, все взгляды обратились ко мне.

— Здесь он прав, придётся немного испачкать руки. — Мой вчерашний знакомый задумчиво нахмурился, опустил глаза.

— Поподробнее можно? А то мне эта затея что-то не нравится. — Протянула девушка, скрещивая руки под грудью, я присмотрелся к ней внимательнее. Невысокая, в брюках и простой рубахе, на поясе клинок, почти как у меня, только без камешков и гравировок на рукояти. Не фотомодель, грудь, насколько могу судить под рубахой, небольшая, хорошо если двоечка наберётся. Волосы пепельные, собраны в хвост и заброшены за спину, на лицо симпатичная, вот только взгляд... Карие с серым глаза смотрят прямо, с каким-то вызовом.

— Эрла, помолчи. — Бросил ей командир.

— Ты чего, Бормс? Неужели не видишь, что парнишка мутный какой-то. — Возмутилась девушка, я постарался не измениться в лице, спокойно встретив не самый лестный отзыв от враждебно настроенной девицы.

Главарь обернулся и молча посмотрел на соратницу, та под его взглядом как-то скуксилась и утратила драчливый настрой.

— Я в прошлый раз сказал, никого не держу. Если остаёшься, выполняешь приказы и не лезешь со своим мнением во все дыры. — Довольно жёстко произнёс он, заставляя девицу опустить глаза.

— Прошу прощения за своего человека, на чём мы остановились? — Повернувшись обратно, дал мне понять, что инцидент исчерпан.

Ева вышла из-за моей спины и отошла к воротам, выглянула наружу, закрыла створки и опустила засов, остановилась там. Наёмники наблюдали за её действиями без особого беспокойства, а когда я задействовал несколько заготовленных заранее плетений, двое напряглись, руки их рефлекторно дёрнулись к побрякушкам, свисающих с шей на цепочках.

— Нужно будет ездить по Империи и ликвидировать отдельно действующих магов. Тихо и без лишнего шума. — Понизив голос, сообщил я о цели формирования отряда. Все замерли, глаза девицы блеснули, дескать, я ведь говорила! Лишь мой вчерашний знакомый вскинул голову и посмотрел на меня внимательно, словно пытаясь понять, шучу я или серьёзно.

— Это важное дело, и пойдёт на пользу Империи. — Уже глядя только на него, добавил я. Мужик думал несколько секунд, потом шагнул вперёд и, обойдя главу отряда, встал на мою сторону.

— Я с тобой. — Коротко сообщил он и сжал челюсти так, что желваки на щеках заиграли.

— Акрис, ты хорошо подумал? — Как мне показалось, не удивлённый его решением, спросил Бормс.

— Я этих тварей готов бесплатно резать. — Со злостью процедил чернобородый, сжимая и разжимая кулаки.

— Понимаю. — Склонил голову капитан, остальные переглянулись. Все стояли и молчали, ожидая решения своего лидера. Девица, которую назвали Эрлой, настороженно поглядывала на меня, пару раз быстро обернулась на стоящую у ворот Еву. Хорошо, что вид у моего Служителя безобидный, никто и не скажет, что она способна разорвать человека голыми руками. Наконец всё обдумав, Бормс развернулся к своим людям.

— Я пойду с Акрисом, мы через многое прошли, многое пережили, и я его не оставлю. Если кто сомневается, за мной можете не идти, трусом никого не назову, сами видите, дело серьёзное и не каждому по плечу. — Степенно, подбирая каждое слово, заявил он.

— Да откуда ты вообще знаешь, что этому молокососу верить-то можно?! — Не выдержав, воскликнула Эрла, тыча в меня пальцем.

— Мы с Нейтротом больше десяти лет знакомы, ни разу он ещё несерьёзного нанимателя не приводил, и в этом вопросе я ему верю. — Оглянувшись на спокойно стоящего рядом трактирщика, пояснил капитан. Все задумались, лишь Эрла продолжала сверкать глазами, придумывая, что бы ещё сказать. С каждым её словом, девица нравилась мне всё меньше, но, виду я не подавал, сохраняя спокойный и даже чуточку безразличный вид.

— Я в деле, раз платят — то и магов пощиплем. — Хлопнул себя по бокам один из мужиков после долгих раздумий, второй посмотрел на него и тоже кивнул капитану, тот перевёл вопрошающий взгляд на девицу.

— Да куда вы без меня? Сдохнете же сразу за воротами. — Поджав губы, фыркнула она, оставшись в меньшинстве.

— Не думаю, что это хорошая идея. — Решил внести свою лепту в обсуждение я.

— А ты что?! Что-то против меня имеешь? — Тут же вскинулась она, посмотрела прищурившись, как в прицел, Бормс тоже оглянулся.

— Парень, не пыли. Пусть характер у Эрлы не сахар, но... — Начал было он, но я его прервал.

— Плевать мне на её характер. Работа трудная и опасная, не стоит бабе так рисковать. — Я обращался к командиру, игнорируя стоящую и раздувающую ноздри девицу.

— Что сказал?! Да ты сам хоть раз меч в руках держал? Или от папочки в наследство достался? — Едко, с неприкрытым презрением, усмехнулась она.

— Девочка, не с тобой сейчас разговаривают, прикуси язычок, пока не прищемили. — Отлично понимая, что она лет на пять меня старше, снисходительно бросил я. Бормс понял, что я её провоцирую, пытался было вмешаться, но, не успел.

— Раз так не веришь, может на деле показать? — Зло прошипела она, красивым жестом бросая ладонь на рукоять меча.

— Почему нет? Вот только, девочек бить нельзя, мне папа говорил. Так что, попытайся показать моей подруге, продержишься полминуты — утрою твою долю. — Пренебрежительно бросил я и, не дожидаясь ответа, пошёл к Еве. Служитель всё поняла, вышла навстречу.

— Не калечить и не убивать. — Шепнул я, когда она проходила мимо, встал чуть поодаль. Ко мне подошли остальные наёмники, встали рядом.

— Не лучшая идея, с мечом Эрла обращаться умеет. — Тихо произнёс Бормс.

— Вот сейчас и посмотрим, мне в отряде слабаки не нужны. — Не поворачивая головы, заявил я, обосновывая свой поступок желанием выяснить силу того, кого собираюсь нанять.

Тем временем Эрла подошла к Еве и остановилась за пять шагов, с лязгом вырвала из ножен тонкий, изящный меч и отбросила их в сторону, посмотрела на безоружную соперницу, на спокойного меня.

— Если продержишься полминуты — утраиваю твою плату, если нет — заткнёшься и извинишься. Согласна? — С превосходством усмехнулся я.

— Идёт. — Рыкнула Эрла и перекинула меч в левую ладонь.

— Тогда начали, время пошло. — Громко скомандовал я и Ева пошла в атаку. Моя девочка шла спокойно и неспешно, Эрла настороженно замерла, всё не решаясь ударить беззащитную соперницу клинком. Между ними осталось три шага, два, все настороженно наблюдали за происходящим и лишь я был полностью спокоен. Шаг, Эрла неуверенно махнула мечом, Ева без усилий уклонилась, сблизилась на расстояние удара рукой, но, ударила медленно, позволяя заносчивой девице увидеть и успеть отшатнуться. Стало интереснее, Эрла ещё несколько раз взмахнула клинком, уже смелее, но и эти её удары минули изящно уходящую от меча Еву, а та кружила вокруг своей жертвы словно в танце. Пять секунд, Ева изящным движением подныривает под меч, поворачивается и её ладонь хлёстко бьёт эрлу по лицу.

Первое касание за бой, унизительная пощёчина на глазах у соратников, Эрла вспыхивает и с рычанием бросается в бой, уже всерьёз намереваясь ткнуть мою девочку своей железякой. Глупышка даже не подозревает, что для Евы все её потуги смех да и только, ещё одна пощёчина, по второй щеке, плавное движение в бок и смачный шлепок по заднице, звонкий и отчётливый. Эрла, красная как от злости и обиды, кидается на Еву, которая каждым своим ударом унижает её, вон уже наёмники улыбаются, Бормс закашлялся, стараясь скрыть смех. Это выбесило Эрлу, пятнадцать секунд, проводит обманный финт, попыталась пнуть Еву, но, та легко просчитала её и увернулась, оказалась за спиной шагнувшей по инерции воительницы, небрежно так пнула под зад, заставляя сделать ещё один шаг. Двадцать секунд, не теряя времени Ева подбирает с земли ножны, встречает бросившуюся к ней Эрлу, та держит меч на манер шпаги, пытаясь достать ловкую Служительницу быстрым уколом.

Ева больше не миндальничает, уход от удара, пощёчина. На этот раз всерьёз, голова Эрлы мотнулась в сторону и она сбилась с шага. Ножны плашмя опускаются на её довольно красивую задницу. Ева не медлит, удар, ещё удар, поединок превратился в порку. Двадцать пять секунд, Эрла отмахивается мечом наотмашь, не целясь, уже стараясь не поразить цель, а просто отогнать так больно хлещущую по заднице противницу. Не получилось, новый удар выбил клинок из руки, меч упал в пыль, Эрла в страхе закрыла лицо руками, но, следующий удар плашмя по внутренней стороне бедра, болезненный вскрик и девица падает на одно колено, тут же получает несильный удар ногой в живот и опускает руки, Ева замахивается для завершающего удара ножнами по лицу.

— Стоп. — Не повышая голоса скомандовал я и Служитель послушно замерла, постояла секунду и опустила руку. Наклонилась, подняла меч, опустив его в ножны, небрежно швырнула под ноги всё ещё стоящей на одном колене Эрлы.

— Насколько понимаю, исход боя ясен? — Повернулся к изумлённо молчащим наёмникам я, они молча кивнули. Никакой злости в свой адрес на лицах мужиков я не увидел, видимо, Эрла уже порядком достала и их.

— Тогда жду вас чуть позже у себя дома, Нейтрот сообщит адрес. — Кивнул я и мы с Евой пошли обратно в трактир.

Проходя мимо поднявшейся Эрлы я остановился. Девушка стояла опустив голову, не смея поднять на меня глаз, меч держала в правой руке, левое запястье уже порядком распухло, щёки алеют, ногу слегка отставила, изо всех сил сдерживает слёзы.

— Это на лекаря, обратись к магу, пусть приведёт тебя в порядок. — Показал золотую монету, вложил в нагрудный карман её рубахи.

— Приходи со всеми, я буду ждать твоих извинений. — Спокойно, без злорадства и пренебрежения, поучительно произнёс я и мы ушли, оставив мой будущий отряд смерти на пыльном дворе в компании зомби-трактирщика.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!