(по мотивам одноименного фильма)

Глава 1. Знакомство

Вдалеке от шумного и суетливого потока современных автомобилей в глухом районе Грузии петляла узкая горная дорога, обрамленная черно-белыми столбиками и разноцветными дорожными знаками. По ней неторопливо семенил навьюченный серый ишак, на котором непринуждённо восседал стройный юноша в толстых очках. Он с большим интересом рассматривал окружающий его пейзаж: темные многовековые ущелья и замшелые нависающие скалы. Иногда наездник пересекал небольшие ручейки, которые, стекая с высоких вершин, превращались в стремительно бегущие потоки воды. Постепенно дорога пошла под уклон. Скалы нехотя уступали место зеленой растительности.

Внешний вид всадника выдавал в нём городского жителя. Это был Шурик из далёкой Москвы. Он учился в одном из бесчисленных институтов столицы, а на время каникул отправился в Грузию собирать местный фольклор: легенды, сказки, тосты.

Увлекшись местными красотами, Шурик не заметил, как приблизился к старенькому санитарному грузовичку, примостившемуся на обочине дороги. Его смуглый водитель, ровесник Шурика, стоя на крыле грузовика, активно копался в моторе, пытаясь найти неуловимую поломку. Шофёр был облачен в однотонную рубашку и брюки. На голове у него находился типичный головной убор местных жителей — кепка, из-под которой выглядывали чёрные волосы.

Специфические запахи, идущие от автомобиля, пришлись не по вкусу ишаку. Он остановился. Несмотря на отчаянные понукания Шурика, осёл отказывался идти дальше. Продолжая возиться с мотором, водитель грузовика снисходительно взглянул на забавного наездника, пытающегося заставить упрямого осла продолжить путь. Шурик смущенно улыбнулся в ответ. Сдвинув на лоб кепку, водитель презрительно выплюнул окурок и повернулся спиной к Шурику, ещё энергичнее копошась в двигателе.

С задумчивым видом Шурик слез с ишака. Потянув уздечку, он попытался сдвинуть осла с места. Безрезультатно. Между тем водитель, достав из кабинки заводную ручку, лихорадочно вертел ею. Капли пота выступили на его загорелом лице. Неожиданно мотор на мгновение ожил, чихая и недовольно урча. Водитель ещё быстрее принялся крутить заводную ручку. Раздался громкой хлопок, вспышка и мотор опять перестал подавать признаки жизни. Кепкой водитель протёр потное лицо, на котором промелькнула гримаса злости, отчаянья и усталости.

Шурик великодушно пришёл на помощь невезучему шофёру. Вместе они принялись толкать старенький санитарный грузовичок. Тщетно. Он стоял как вкопанный. Водитель в благородстве не уступал Шурику. Он в свою очередь кинулся к упрямому ишаку, толкая его в зад. Подоспевший Шурик изо всех сил тянул ишака за уздечку, но маленький ишак не шевелился.

Окончательно разозлила разгоряченного горца, дверца автомобиля, которая никак не захотела закрываться. Энергично жестикулируя, он разразился яростной тирадой.

— Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!

— Ну, не отчаивайтесь, — приободрил его Шурик.

— Недаром говорил великий и мудрый Абу-Ахмат-Ибн-Бей, первый шофер этой машины: учти, Эдик... , — сообразив, что он не представился, водитель прервал свой гневный монолог и протянул мозолистую руку Шурику, — Эдик.

— Саша, — вежливо ответил Шурик, пожимая ему руку.

Водитель тут же продолжил свой страстный монолог, оживленно размахивая руками.

— ... учти, Эдик, говорил он, один аллах ведает, куда девается искра у этого недостойного выродка в славной семье двигателей внутреннего сгорания. Да отсохнет его карбюратор во веки веков!

Неожиданно он замолк. Его обиженно-недовольное лицо преобразилось. На нём появилась счастливая улыбка, которая с каждой секундой становится всё шире и шире. Он надвинул кепку на лоб и приосанился. Его завороженный взгляд был устремлен вдаль. Шурик повернулся, и на его лице тоже расцвела улыбка, а глаза приобрели такое же восхищенное выражение как у Эдика.

Пока они возились со своими непослушными транспортными средствами, к ним неумолимо приближалась прекрасная незнакомка, одетая в красно-черно-белое платье и белые остроносые сандалии. Её безукоризненно гладкая кожа слегка загорела. Тонкая материя платья плотно обтягивала грудь. Непрекращающиеся встречные порывы ветра растрепали её темные волосы и заставляли платье плотно облегать её великолепные ножки. Стройная с тонкой талией и широкими бедрами она выглядела не просто сексуально, а как божество, снизошедшее на бренную Землю.

Открыв от восторга рот, Эдик и Шурик вытаращили глаза. Девушка уже привыкла к такой реакции и спокойно прошла мимо остолбеневших путников, скромно потупив взор и эротично виляя бедрами. Эдик и Шурик ощутили пьянящий и волнующий аромат её духов. Они не могли оторвать восхищённый взгляд от ослепительной незнакомки, которая была настолько сногсшибательна, что мотор грузовика завёлся сам собой. Кашлянув, автомобиль медленно покатился за девушкой. Рядом с ним словно домашняя собачонка тащился вислоухий осел.

Очнувшиеся парни кинулись каждый к своему средству передвижения. Шурик ловко запрыгнул на осла, а Эдик, на ходу открыв дверцу автомобиля, залез в кабинку. Санитарный грузовичок набрал скорость. Выглянувший из автомобиля Эдик послал девушке страстный воздушный поцелуй, который она демонстративно проигнорировала. Ускорившись, грузовик скрылся за поворотом.

На пустынной дороге образовалась странная процессия, состоящая из девушки, Шурика и его очарованного ишака. Первой неторопливо шагала прелестная незнакомка. За ней словно привязанный следовал ишак, на котором восседал довольный Шурик. Вдыхая свежий горный воздух и наслаждаясь веселым щебетом птиц, он любовался грациозной походкой и сексуально подрагивающими ягодицами девушки.

Неожиданно незнакомка замедлила шаг. Осёл также сбавил ход, следуя на расстоянии нескольких метров. Девушка заметила, что забавный наездник вполне мог обогнать её, но не сделал этого. Она ускорила шаги, осёл засеменил быстрее, выдерживая установленную им дистанцию. Конечно, девушке и в голову не могло прийти, что её преследовал не Шурик, а очарованный ишак.

Увидев справа от дороги густые заросли колючего кустарника, у незнакомки моментально созрел план, как проучить надоедливого нахала. Она обернулась. Шурик по-прежнему следовал за ней. Коварно ухмыльнувшись, девушка стремительно ринулась в колючие заросли кизила, в том месте, где находилась едва заметная тропинка. Ишак устремился за ней, напрочь игнорируя жалкие попытки Шурика остановить его. Пробежав по извилистой тропинке, девушка снова вернулась на обочину дороги. Быстро отряхнувшись, она продолжила свой путь. Через несколько секунд на дорогу выскочил упрямый осёл, на котором задом наперёд сидел Шурик, весь истерзанный и отхлестанный ветками кизила. Шурик, осёл и его поклажа были обильно усыпаны листьями и веточками кустарника. Резво соскочив с ишака, Шурик лихорадочно стряхивал с себя зелёную растительность.

— Простите, пожалуйста, — крикнул незнакомке возбужденный Шурик, — у меня к вам большая просьба...

— Пожалуйста, — девушка с невинным лицом повернулась к нему, с трудом скрывая улыбку при виде Шурика с листочками кизила на одежде.

— ... можно вас попросить идти только по шоссе, никуда не сворачивая.

— А это почему? — удивилась девушка.

— Мой осёл идет за вами, как привязанный, — объяснил ей Шурик.

— Осёл?! — ни капельки не веря юноше, переспросила девушка.

— Ну да! — горячо подтвердил Шурик.

— Значит, это он меня преследовал? — возмутилась девушка.

— Он! Он! — с негодованием закричал Шурик, замахнувшись на ишака.

— А я думала...

— Нет! — решительно перебил её Шурик, одновременно указывая пальцем на осла. — Он!

Шурик слегка раскраснелся и выглядел настолько нелепо и трогательно, что девушка звонко расхохоталась. Вместе с ней засмеялся Шурик.

— Скажите, а вы здешняя?

— Я приехала к тёте на каникулы.

— А я в командировку. До города далеко?

— Километра два.

— Спасибо. До свидания, — Шурик слегка дернул за уздечку, затем потянул со всей силы ещё и ещё раз, но осёл не шевелился. Девушка звонко засмеялась, наблюдая за отчаянными попытками Шурика сдвинуть с места ишака.

— Вот видите, без вас ни шагу, — удручённо констатировал Шурик, втайне радуясь ослиному упрямству.

Девушка переводила задумчивый взгляд с осла на Шурика и обратно.

— Ладно, пошли, — наконец, решила она.

Девушка направилась к городу, ишак за ней. Шурик оказался интересным собеседником. Всю дорогу он развлекал девушку по имени Нина. Путь до города пролетел незаметно. В хорошем расположении духа они расстались. Нина заторопилась к тёте, а Шурик побрел в гостиницу, коря себя за то, что постеснялся спросить адрес прекрасной спутницы.

Глава 2. Компенсация

Кряжистый мужчина с большим мясистым носом вразвалочку шагал домой по тихой улочке. Звали его Джабраил. Несмотря на солнечный день, его лицо было мрачнее туч. Он только что за двадцать баранов и холодильник «Розенлев» продал свою племянницу Нину одному видному жениху. Но не совесть его мучила. Джабраил переживал из-за того, что опрометчиво пообещал жениху найти исполнителей для похищения племянницы. Причём людей посторонних, из другого района. Где их искать Джабраил не знал. В здешней глухой местности чужие люди появлялись редко. Вздохнув, он заметил на стене неприметного дома рядом с открытой дверью написанное от руки объявление «ШКОЛА ТАНЦЕВ. ПЛАТА ПО ТАКСЕ. ТАКСА: 1 РУБ». Чуть ниже висело ещё одно объявление «СЕАНС ОДНОВРЕМЕННОЙ ИГРЫ. ПЛАТА ПО ТАКСЕ. ТАКСА: 1 РУБ».

Джабраил остановился и с задумчивым видом прочитал оба объявления. Внезапно его лицо озарила счастливая усмешка. Он что-то придумал.

У открытой двери за маленьким столом расположился инфантильного вида мужчина средних лет, который исполнял роль билетёра. Под звуки музыки он в ритме твиста пересчитывал рубли, полученные им по таксе. Воровато оглянувшись, он непринуждённо бросил несколько купюр в свою мятую шляпу, надев её на голову.

В это время на сцене высокого роста лысый мужчина с большим пивным животом учил местную молодежь танцевать классический твист.

— Это же вам не лезгинка, а твист! Показываю все сначала. Носком правой ноги как будто давите окурок... Второй окурок давите носком левой ноги... Теперь оба окурка давите вместе. Демонстрирую... Раз, два! Раз, два!

Толстяк на удивление ловко вращал двумя ногами, давя окурки и двигая руками. Его ученики повторяли за ним эти несложные движения. Через несколько минут молодые парни и девушки самостоятельно танцевали твист, а он, присев на стул, вальяжно наблюдал за ними, покуривая сигарету.

Недалеко от импровизированного танцпола стройный мужчина с лицом заядлого алкоголика, давал сеанс одновременной игры. Он степенно и сосредоточенно ходил вдоль одной стороны прилавка. По другую сторону прилавка сидели умудренные жизнью аксакалы. Гроссмейстер легко выигрывал одну партию за другой. И лишь перед ехидным старикашкой он ненадолго задумался, а затем решительно сделал ход.

— Рыба! — торжествующе произнёс гроссмейстер.

От игры в «козла» его отвлек пронзительный автомобильный гудок. Он обернулся. В видавшем лучшие времена красном кабриолете уже сидели два его друга. Гроссмейстер поспешил к ним. Их троицу, хорошо знали в местах не столь отдалённых. Среди местного контингента они были известны по кличкам: Балбес, Трус и Бывалый. Гроссмейстера, отдавшего лучшие годы своей жизни игре в домино, звали Балбесом. Его инфантильно выглядящего приятеля величали Трусом, а лысого мужчину с большим пивным животом — Бывалым.

Рядом с красным автомобилем стоял довольный Джабраил и широко улыбался. Он нашел подходящих исполнителей для своей опасной операции, причём совершенно посторонних людей и не местных. Джабраил немедленно доложил об этом заказчику, который сдержал слово и отдал положенное вознаграждение.

Через несколько часов, бодро напевая модный мотивчик, Балбес загонял во двор Джабраила двадцать недовольно блеющих барашков. За ними неторопливо шагал Бывалый, тащя на своей могучей спине белый финский холодильник «Розенлев». Вокруг него суетился Трус, давая ценные указания типа: «Правее», «Левее», «Вперёд», «Не кантуй!».

Весь потный от жары, но счастливый Джабраил закрыл ворота. Из окна дома выглянула его встревоженная жена Сайда. Внезапно привалившее богатство совсем её не радовало. Пока Балбес заталкивал недовольных баранов в стойло, Бывалый заносил холодильник в дом, матерясь сквозь зубы на надоедливого Труса. Сайда скрылась в недрах здания, встречая Бывалого с холодильником.

Помимо награды покупатель выдал Джабраилу ключи от своей загородной резиденции, которая называлась «Орлиное гнездо». Передав ключи Бывалому, Джабраил отпустил троицу закадычных друзей.

Грузинская ночь наступила незаметно. Жара сменилась прохладой. В ночном небе звёзды блестели словно алмазы. Луна, вышедшая из-за туч, освещала землю холодным светом. Не было слышно ни лая собак, ни ослиного крика и только в отдаленье жалобно пела птичка, навевая грусть.

Развалившись на лавочке, Джабраил размышлял. Его племянница Нина была продана и оплачена. Оставалось только доставить её покупателю. Он разработал хитроумный план по похищению Нины. Его реализацию он доверил нанятой им троице во главе с Бывалым. И вот когда они отправились готовиться к операции, домой неожиданно вернулась его племянница. Если бы он знал об этом заранее, то передать Нину заказчику он мог бы уже сегодня. Джабраил досадливо поморщился.

Вдруг он заметил, как из дома выглянула Сайда и тайком направилась к калитке. Он быстро вскочил с места и решительно преградил ей дорогу. Сайда, не ожидавшая увидеть мужа, перепугалась, её прекрасное личико побледнело. Она смущенно опустила голову.

— Ты куда?

— Продал?! — эмоционально воскликнула Сайда.

— Это мое дело! — нагло ответил Джабраил.

— Ничего у тебя не выйдет! — убежденно произнесла Сайда. — Украсть такую девушку...

— ... спортсменку, комсомолку, — издевательски продолжил Джабраил и властно закончил. — Иди домой!

Сайда очень хорошо знала крутой нрав своего мужа. Ей не оставалась ничего иного, как вернуться домой и улечься спать. Джабраил вернулся к своим мыслям, которые прервала его жена. Сегодня день сложился для него удачно. Правда, он рассчитывал получить двадцать пять баранов. Джабраил снова досадливо поморщился. Вдруг его лицо просветлело, его осенило. Раз он недополучил пять баранов, то ему положена компенсация. От этой мысли Джабраил разволновался и даже вспотел. На его лице промелькнула легкая усмешка. Когда он продавал вино, он ведь всегда его пробовал, успокаивал себя Джабраил.

Мужчина решительно направился домой. На самом деле он уже давно всё решил, подсыпав Нине и Сайду в еду снотворное. Сидя на лавочке, Джабраил ждал, когда оно подействует. Его племянница с аппетитом уплетала яства, приготовленные его женой, и должна была уснуть.

В отличие от неё Сайду, пребывая в плохом расположении духа, практически ничего не ела. Джабраил неплохо знал свою жену. Попытка побега Сайды не стала для него сюрпризом.

Тихонько открыв наружную дверь, Джабраил на цыпочках направился к комнате, в которой мирно спала ничего не подозревающая племянница. Половицы предательски поскрипывали. Он осторожно открыл дверь и заглянул в комнату. Нина лежала на спине, широко раскинув руки поверх тонкого одеяла. С мечтательной улыбкой на устах она крепко спала. В соседнем помещении за стенкой ритмично посапывала его жена. Джабраил прокрался в комнату племянницы и приблизился к её кровати.

Его волновал вопрос: девственница ли Нина? В отличие от Москвы на Кавказе чтили древние обычаи. Девушка, выходя замуж, должна быть девственницей. В противном случае это был большой позор не только для девушки, но и для всей её семьи.

Джабраил потянул за край одеяла. Оно сползло на пол. На Нине были надеты только трусики. Дядя испытал сладостное томление в члене. Он мысленно отчитал племянницу за распущенность. Красивые голые груди с торчащими вверх маленькими сосками манили Джабраила. Он наклонился над спящей девушкой. Согнув пальцы, он уже готов был схватить девичьи груди, как вдруг громко залаяла собака. В ответ недовольно заблеяли несколько баранов. Джабраил застыл в нелепой позе. Его сердце бешено стучало. За стенкой раздались странные звуки, ему показалось, что жена встаёт с постели. Джабраил покрылся холодным потом, его волосы встали дыбом. Если его застукает жена, то из милой и покорной женщины она мгновенно преобразиться в разъярённую львицу. Он молниеносно бросил взгляд на дверь. Она была открыта. Джабраил побледнел и испугался не на шутку. За стенкой опять послышался шум. Джабраил замер, стараясь не дышать.

Прошла одна минута, вторая. Ничего не происходило. Где-то вдалеке залаяли собаки. Прислушавшись, Джабраил понял, что его жена повернулась на бок и снова засопела. Он нервно выдохнул и расслабился. Улыбнувшись своим страхам, мужчина жадно схватил девичьи груди и принялся их мять, пальцами ощущая упругую плоть и маленькие кнопочки сосков. Нина по-прежнему крепко спала, не реагируя на мужские прикосновения. Дядины руки скользнули вниз по животу племянницы. Правая рука залезла в трусики. Пальцами он нащупал треугольник кучерявых волос, под которыми оказалась щелочка. Средний палец, раздвинув мясистые половые губки, осторожно погружался всё глубже и глубже. Джабраил ожидал наткнуться на препятствие, но этого не произошло. Он полностью ввел палец в девичью щелочку. Нина девственницей не была. Джабраил мысленно снова отчитал племянницу за распущенность. Он даже немного расстроился, наверняка покупатель потребует назад несколько баранов. Но горевал он недолго. Джабраил сосредоточился на компенсации. Он решительно стянул с девушки трусики. Поднеся их к лицу, Джабраил вдохнул сладкие возбуждающие женские благоухания. Отбросив в сторону трусики, он быстро разделся, обнажив волосатую грудь и ноги.

Нина безмятежно спала, не подозревая, что над ней нависла угроза. Трусы мужчины соскользнули на пол, обнажив возбуждённый пенис. В предвкушении, Джабраил широко улыбался. Он руками широко раздвинул бедра племянницы и залез на кровать. Раздвинув пальчиками половые губки, он обнажил вход в розовое влагалище. Дядя прислонил свой возбужденный член к щелочке и медленно надавил. Головка члена, раздвинув узкие влажные стенки влагалища, погружалась все глубже. Вскоре пенис полностью скрылся в девичьей киске.

Член дяди легко скользил взад вперёд, плотно обхватываемый стенками влагалища девушки, что доставляло Джабраилу неописуемое наслаждение. Его возбуждение нарастало. Дыхание стало прерывистым. Взволнованно сопя, Джабраил ритмично проникал во влагалище мирно спящей племянницы. Вскоре его движения становились все более и более резкими. Груди девушки подрагивали. Неожиданно громко заскрипела кровать. Джабраил замер. К счастью, жену он не разбудил. Дальше он трахал девушку аккуратно, за наслаждением не теряя бдительности. Между тем красивое, сочное тело племянницы и ее узкая вагина быстро перевозбуждали. Он едва не кончил внутри Нины, в последнюю секунду успев вынуть пульсирующий член из киски.

Из пениса вырвалась струя спермы, залив живот девушки. По телу мужчины пробежала волна сладострастия, которая захлестнула его. Джабраил с трудом сдерживался, чтобы не издать победоносный рык. Он вспотел и тяжело дышал.

Измотанный и обессиливший, но счастливый Джабраил рухнул на девушку, от переизбытка чувств лизнув её в щёку. Он простил покупателю пять недополученных баранов. Расслабившись, он чуть было не уснул на ней, но вовремя спохватился. Ему ещё надо привести племянницу в порядок: вытереть сперму, вернуть на место трусики и натянуть одеяло. Всё это он проделал с немалым удовольствием. С трудом передвигая ноги от нервного напряжения и усталости, Джабраил добрел до своей кровати, свалился на неё рядом со своей женой и уснул как убитый.

Глава 3. Приключения в горах

Собирая в городе тосты, Шурик увлёкся и перебрал с вином, которым его щедро угощали гостеприимные местные жители. В пьяном виде он случайно оказался на торжественной церемонии в честь открытия дворца бракосочетания, где сорвал выступление чиновника районного масштаба товарища Саахова. Естественно, что Шурика задержала милиция. Товарищ Саахов в милиции заступился за него. Он представил Шурика, как крупного научного работника, с которым произошёл несчастный случай на производстве. Начальник милиции оказался человеком с хорошим чувством юмора. Он не стал задерживать Шурика.

— Я мечтаю записать какой-нибудь старинный обряд. А участвовать в нем — ну, это было бы совершенно великолепно! — проникшись симпатией к товарищу Саахову, Шурик поведал ему о своей заветной мечте.

— Слушай, откуда? — горячо возразил товарищ Саахов. — Посмотри в окно, что делается. Нет, в нашем районе вы уже не встретите этих дедушкиных обычаев и бабушкиных обрядов. Может, где-нибудь высоко в горах,... но не в нашем районе вы что-нибудь обнаружите для вашей науки.

— Ну что ж, полезем в горы...

— Правильно, это ваша работа. Вы сюда приехали, чтобы записывать сказки, понимаете ли, а мы здесь работаем, чтобы сказку сделать былью, — товарищ Саахов благодушно рассмеялся, довольный своим афоризмом.

Товарищ Саахов и Шурик расстались. Джабраил, шофёр товарища Саахова, великодушно подвёз парня до гостиницы.

На следующий день Шурик отправился в горы. К его большой радости в горах он снова встретился с Ниной, которая оттачивала там свои навыки скалолазания. Шурик моментально изъявил желание стать альпинистом. Нина с удовольствием взялась за обучение симпатичного парня. Демонстрируя освоенные им навыки, Шурик спустился с невысокой скалы.

— Саша, вы делаете поразительнейшие успехи, — с улыбкой похвалила Нина своего старательного ученика.

— Это ерунда, — небрежно ответил начинающий альпинист Шурик. — Пустяк.

— Ерунда?! Ну что ж, даю более сложное задание... , — с серьёзным лицом начала Нина, но не выдержав, засмеялась.

— Так-с! Какое? — подначил её Шурик.

— ... упаковаться в спальный мешок, — продолжила Нина, — ... и как можно быстрее.

— Так, — Шурик резво схватил спальный мешок оранжевого цвета.

— Подождите! Время! — девушка остановила поспешившего Шурика, а затем махнула рукой, в которой был секундомер. — Приготовились! Внимание! Начали!

Нина включила секундомер. Шурик лихорадочно крутил мешок, пытаясь понять, как в него попасть. Наконец, он вставил в него одну ногу, затем — другую и оказался внутри спального мешка. Но застегнуть его он был не в состоянии, так как «молния» оказалась сзади. Девушка разразилась звонким смехом. Шурик внутри мешка торопливо поворачивался вокруг собственной оси и, стоя, застегнул застёжку до шеи.

— Готов! — гордо доложил он.

— А спать вы стоя будете? — сквозь смех едва выдавила из себя Нина и показала секундомер. — Время!

Спеленатый Шурик постарался лечь. Но, увидев кругом камни, он короткими прыжками попытался добраться до более удобного места. Сделав несколько прыжков, он споткнулся и упал.

— Осторожно! — испуганно закричала Нина.

Шурик со стремительно возрастающей скоростью покатился вниз по склону. Докатившись до края поляны, он полетел в обрыв... Взволнованная Нина наклонилась над обрывом, на отвесной стороне которого выросло неказистое горное деревцо. Непостижимым образом, зацепившись за сук, мешок повис на нём. Шурик походил на гигантскую спящую летучую мышь, висящую над пропастью, по дну которой протекала быстрая и шумная горная река. Бушующая водная масса яростно кидалась на огромные камни, встречающиеся на её пути, но будучи не в силах сдвинуть их, неслась дальше, ворчливо журча.

— Держитесь, Шурик, сейчас я вас вытяну, — пообещала девушка и побежала за верёвкой.

Шурик задумчиво разглядывал проплывающие над ним белые облака. Внезапно он ощутил, что ему в горло попала травинка. Он закашлял. Сук затрещал и слегка надломился. Шурик с тревогой покосился на коварный сук. Ещё одна травинка, попавшая ему в нос, раздражала слизистую оболочку. Он сдерживался сколько мог, но, не утерпев, громко чихнул. Сук сломался, и спальный мешок вместе с Шуриком рухнул в бушующую горную реку.

В это время с веревками к обрыву подбежала Нина. Она увидела, что быстрый поток увлёк спеленатого Шурика, вертел его на водоворотах, крутил на перекатах, обдавая клокочущей водой. Парень плыл лицом вверх, лицезрея голубое небо.

Обеспокоенная Нина стремительно бросилась в погоню за спеленатым Шуриком. Стремительная горная река уносила мешок от неё. Несмотря на безрассудно быстрый бег, девушка всё больше отставала. Она сильно переживала за Шурика и начала отчаиваться. Нина поняла, что ей никогда не нагнать спальный мешок. Но вдруг он остановился, застряв между двумя камнями на порожистом перекате в середине реки. Нина, не раздумывая, прыгнула со скалы в бурлящую воду и поплыла на помощь Шурику. Сильное течение пыталось закрутить её в водовороте и выбросить на острые камни, но девушка, преодолевая сопротивление воды, отчаянно плыла к намеченной цели, презрев опасность. Благодаря увлечению спортом, ей удалость добраться до спального мешка. Шурик тоже не терял времени. Он успел самостоятельно вылезти из мешка. Вместе они с большим трудом доплыли до каменистого берега. Выбравшись из воды, Шурик и Нина рухнули без сил на берег.

Через несколько минут на скале рядом друг с другом, съежившись, сидели юноша и девушка. Насквозь промокнув после купания в ледяной воде, они синхронно дрожали и клацали зубами. Шурик медленно повернулся к Нине, а она — к нему. Они посмотрели в глаза друг другу. И вдруг они оба перестали дрожать. Внезапно вспыхнувшее между ними чувство согрело их, но лишь на несколько секунд. Застеснявшись, они отвернулись, уставившись на синие воды горной реки, в которой едва не утонули. Нина и Шурик снова задрожали от холода.

— Надо раздеться иначе мы замёрзнем, — стуча от холода зубами, предложила Нина.

— Ага, — согласился Шурик.

Мокрая одежда будто приклеилась к их телам и не хотела отлипать. С трудом отодрав её, они сняли верхнюю одежду. Нина нашла полянку недалеко от реки. Девушка протянула между двумя деревцами альпинистскую верёвку, с помощью которой она хотела спасать Шурика. В одном мокром купальном костюме, облегающем её потрясающее тело, Нина развешивала свою промокшую одежду. Она не подозревала, что из-за скалы её похотливо разглядывали трое закадычных друзей. Трус распутывал веревку, Балбес расправлял мешок, а Бывалый руководил. Они были готовы к похищению Нины. Неожиданно Балбес поднял руку, предупреждая приятелей. На полянке появился Шурик в мокрых трусах. Он тоже принялся развешивать на веревке своё мокрое бельё.

— Их двое, — озабоченно заметил Балбес.

— Второй лишний, — прокомментировал Бывалый.

— Свидетель, — уточнил Трус.

— А если... , — предложил Балбес, наложив обе руки себе на горло.

— Только без жертв, — Бывалый строго взглянул на Балбеса.

— Да, надо подождать, — подхватил Трус.

— Правильно! Будем ждать, — одобрил Бывалый. — Понаблюдаем.

Развесив всю верхнюю одежду, Шурик переминался с ноги на ногу, не зная, что ему делать дальше.

— Трусы снимайте! — приказала ему Нина.

— Что?! — смутился Шурик.

— Ну что вы как маленький! Всё хозяйство себе отморозите! — недовольно воскликнула Нина. — Не бойтесь, я отвернусь.

Нина повернулась к Шурику спиной. Парень немного, замявшись, стащил с себя мокрые трусы, отжал их и повесил на верёвку. Руками он стыдливо прикрыл пах.

— Готово.

— Теперь вы отвернитесь и не подглядывайте, — попросила Нина.

Шурик послушно отвернулся. Поглядывая на голого Шурика, девушка приспустила плечики купальника, обнажив сначала левую грудь, а затем — правую. За ней пристально следили трое восторженных мужчин. Увидев голую девичью грудь третьего размера, Бывалый довольно усмехнулся, Балбес облизал губы, а у Труса округлились глаза. Нина, виляя попкой, с трудом стащила с себя мокрый купальник, явив тайным наблюдателям треугольник кучерявых волос внизу живота. Сквозь волосы внизу живота виднелась щелочка. Мужчины чуть не зарычали от вожделения, едва не выдав себя, но во время спохватились. С глупой улыбкой на лице Трус жадно разглядывал голую студентку, находясь в полуобморочном состоянии. У Балбеса и Бывалого перехватило дыхание. Нина повернулась к ним спиной, невольно демонстрируя подтянутую попку, широкие бёдра и стройную фигуру. Сочное тело советской студентки выглядело очень эффектно и привлекательно. Голая девушка отжала купальник и аккуратно повесила его на верёвку, встав на цыпочки. Затем она присела позади трясущегося Шурика.

— Шурик, вам холодно? — поинтересовалась Нина.

— Ага, — застучал зубами парень.

— И мне... , — дрожащим голосом сообщила девушка и через несколько секунд неожиданно спросила. — Шурик, а вы джентльмен?

— Ну, да... , — удивился Шурик. — Почему вы спрашиваете?

— Единственный способ согреться, это прижаться друг к другу, — пояснила Нина и решительно потребовала. — Закройте глаза. Я сяду вам на колени.

Обалдевший Шурик покраснел, но послушно закрыл глаза. Нина присела на его колени, прижавшись к нему и обхватив руками и ногами его тело. Шурик ощутил возбуждающий аромат её запахов. Её голые упругие груди прижались к его туловищу. Он чувствовал, что возбуждается. Шурик попробовал отвлечься, вспоминая передовицы в газете «Правда» о высокой сознательности советских людей, о борьбе за мир во всём мире, о социальной несправедливости и национально-освободительном движении в удаленных уголках планеты. Ничего не помогало. Пенис стремительно увеличивался в размерах. Вскоре он стал настолько большим, что уткнулся в нижнюю часть живота Нины.

— Что у вас там происходит? — поинтересовалась Нина.

— Ничего... не обращайте внимания, — запнувшись, небрежно произнёс Шурик.

— Шурик, оно уткнулось мне в живот! — озабоченно проговорила Нина. — Твёрдое...

— Э... , — Шурик лихорадочно соображал, пытаясь придумать правдоподобное объяснение.

Парень покраснел как рак. Нина ему нравилась. Он хотел произвести на неё хорошее впечатление. Кроме того, Шурик пообещал, что будет джентльменом. А вряд ли мужчину тыкающего возбужденным пенисом в живот голой женщины можно назвать джентльменом. Парень вспотел.

— ... и горячее, — сделав новое открытие, удивлённо прошептала ему в ухо Нина и неожиданно громко воскликнула. — Шурик, у вас же перенапряжение!

— Чего?! — пролепетал сконфуженный Шурик.

— Ложитесь на спину, — приказала Нина, толкая Шурика в грудь.

Парень лёг на спину, находясь в тревожном ожидании. Опираясь на локти и колени, девушка расположилась между разведённых ног парня. Нина взяла возбуждённый член у основания, настолько сильно сжав пальцы, что ногти впились в кожу. Шурик тихонько замычал и мысленно приготовился к худшему. Но его опасения не сбылись. Нина потянула пенис, ритмично дергая его вверх вниз, а затем направила его себе в рот. Её губы нежно обхватили ствол члена. Одновременно Нина нежно и ритмично сжимала яички в кулаке. Потрясённый Шурик открыл глаза, приподнял голову и уставился на девушку с изумлением и восторгом. Её губы двигались по стволу пениса, то вверх, то вниз. Она с озорным блеском в глазах взглянула на парня. Ему показалось, что девушка подмигнула ему. Шурик застонал от возбуждения и удовольствия. Его голова упала на твёрдую землю, но боли он не почувствовал. Парень был на вершине блаженства, закатив глаза и тяжело дыша.

Бывай, Балбес и Трус были поражены не меньше Шурика, любуясь прелестной попкой девушки. Как будто специально для них Нина раздвинула немного ножки, сделав доступным для невольных вуайеристов свою киску. У изумлённого Труса глаза полезли на лоб. Он приоткрыл рот, издав жалобный стон. Бывалый едва успел прикрыть его рот своей рукой. У Балбеса на лице застыла глупая улыбка. Он захрюкал от восторга. Бывалый свободной рукой тут же прикрыл его рот. Балбес приспустил штаны и занялся самоудовлетворением. Бывалый, кусая губы, с большим трудом сохранял спокойствие. На его штанах в районе паха появился бугорок, который с каждой секундой быстро увеличивался в размерах.

Между тем Нина с упоением сосала большой член, заглатывая его целиком. Она неторопливо выпускала пенис изо рта, облизывала яички и не спеша водила кончиком языка по головке члена. Шурик громкими одобрительными стонами отзывался на каждое действие девушки. Вскоре он кончил Нине в рот, выпустив несколько порций спермы. Девушка с удовольствием проглотила его сперму и тщательно вылизала головку пениса. Парень наслаждался, закрыв глаза, приоткрыв рот и раскинув руки в разные стороны. У него потемнело в глазах, в ушах стоял тихий звон. Он находился на седьмом небе от неожиданно привалившего счастья.

Судя по постепенно увеличивающемуся пятну на штанах в районе паха, Трус кончил вместе с Шуриком. Пропищав что-то фальцетом, он с блаженной улыбкой прислонился к большому камню и сполз вниз. Несколько секунд спустя, Балбес извергнул несколько струй спермы, за что получил смачную оплеуху от Бывалого.

Сколько длился экстаз, Шурик не знал. Когда он открыл глаза, Нины рядом уже не было. Парень медленно встал. На верёвке бельё девушки отсутствовало. Он задумался. В это время появилась Нина. Она укоризненно и насмешливо посмотрела на Шурика. Он смутился и побежал к своей высохшей одежде, прыгая на одной ноге и сквозь зубы чертыхаясь, когда неосторожно наступал на маленькие острые камешки, лежащие на земле.

Через несколько минут по тропинке, вьющейся среди деревьев, спускались одетые Нина и Шурик. За ними, тщательно маскируясь, крались Трус, Бывалый и Балбес. У девушки было великолепное настроение. Она насвистывала лирическую мелодию, которая настолько понравилась Шурику, что он попросил исполнить песню. Ласково улыбнувшись, Нина запела. Вместе с ней расплылся в улыбке Шурик. Ему понравилась озорная песня. Её слова о трущих земную ось медведях он воспринял на свой счет.

Пока Нина пела Бывалый жестами показал Балбесу, куда тому идти, а затем пнул ногой упирающегося Труса. Балбес обогнав парочку, спрятался в кроне развесистого ореха, стоящего на развилке двух тропинок.

Рядом с тропинкой Нина заметила большой плоский камень. С озорной улыбкой она запрыгнула на него и принялась танцевать твист. Бросая на Шурика игривые взгляды, девушка сексуально вращала бёдрами, приседая и двигая руками. Затем Нина спрыгнула на землю, и они пошли дальше.

Остановившись под деревом, девушка закончила петь. Шурик не хотел расставаться с девушкой, но придумать подходящий повод не смог. Нина и Шурик попрощались. Он ушёл. Нина осталась одна. Преступная троица наконец-то дождалась удобного момента. Бывалый жестом показал подельникам — пора начинать. Балбес, раскрыв мешок, нацелился на девушку. Трус лихорадочно разматывал веревку. Они уже готовы были наброситься на девушку, как вдруг послышался голос Шурика. Через мгновенье он вновь появился под деревом. Нина смутилась, но была очень рада внезапному возвращению Шурика. Вместе они отправились на альпинистскую базу по живописной тропинке на дне ущелья.

Раздосадованный Бывалый и инфантильный Трус появились словно из-под земли. Объект похищения ускользнул от них. Бывалый матерился. И вдруг со страшным треском на них сверху рухнул Балбес, накрыв друзей огромной веткой орехового дерева.

Нина и Шурик без происшествий добрались до базы альпинистов. Там горел большой костер, вокруг которого собрались заядлые скалолазы. Слышалась весёлая музыка и беззаботный смех. Для Шурика и Нины вечер подкрался незаметно. Они с нежностью смотрели друг другу в глаза. Настало время снова прощаться. Шурик не хотел уходить.

— Обязательно возьмите шарф, — заботливо проговорила Нина, повязывая на шею обалдевшему от счастья Шурику свой оранжевый шарфик. — Простудитесь!

Шурик застыл. На его лице появилась довольная улыбка.

— Не заблудитесь?

Шурик отрицательно кивнул головой, но не сдвинулся с места. Серый ишак недовольно заревел.

— Идите, уже поздно, — разволновалась Нина.

Помахав рукой на прощанье, радостная Нина убежала к костру, а Шурик, огорчённо вздохнув, отправился в город.

Глава 4. Похищение

Поздно вечером в зале ресторана при гостинице, в которой остановился Шурик, играл маленький эстрадный оркестр. Влюблённые парочки танцевали модный танец твист. Шурик, расположившийся за уединенным столиком, с аппетитом ужинал. К нему подошёл улыбающийся Джабраил и вежливо поздоровался.

— Вам исключительно повезло, — без предисловий начал Джабраил.

— В чём? — удивился Шурик.

— Вы хотели посмотреть древний, красивый обычай?

— Конечно, я мечтаю об этом, — с восторгом ответил Шурик.

— Завтра на рассвете... , — по-заговорщицки тихо произнёс Джабраил.

— Да, что вы говорите?!

— ... и вы можете не только посмотреть, вы можете сами поучаствовать, — многозначительно продолжил Джабраил.

— За это огромное вам спасибо! — горячо поблагодарил обрадованный Шурик. — Как называется этот обряд?

— Похищение невесты, — небрежно вымолвил Джабраил.

— Похищение?! — с недоумением повторил Шурик.

— Нет, вы не думайте, — рассмеялся Джабраил, — невеста сама мечтает, чтобы её украли. Родители тоже согласны. Можно пойти в загс, но до этого, по обычаю, невесту нужно украсть.

— Украсть? — восхищенно переспросил Шурик. — Красивый обычай! Ну, а моя-то какая роль?

— Поймать невесту,...

— Поймать, — старательно повторил Шурик.

— ... сунуть её в мешок...

— В мешок? Это что, тоже по обычаю? — рассмеялся Шурик вместе с Джабраилом. — Гениально! Ну-ну?

— ... и передать её кому?

— Влюбленному джигиту? — неуверенно предположил Шурик.

— Нет, — затряс головой Джабраил, — и передать кунакам влюбленного джигита. Так требует обычай. Кстати, вот и они. Я вас сейчас познакомлю.

— С удовольствием.

К столику направилась странная троица: справа Балбес, по центру Бывалый и слева Трус. Одеты они были с вычурной экзотичностью. На голове у Балбеса тюбетейка, небрежно сдвинутая набок. Из-под длинной плащ-черкаски с закатанными рукавами выглядывали футболка и спортивные штаны. Ноги были облачены в кроссовки. На груди у Балбеса виднелся газырь, на поясе висел длинный кинжал. Полосатая тельняшка, широкий инкрустированный кинжал и красный тюрбан на голове у Бывалого делали его похожим на пирата. У Труса папаха была нахлобучена по самые глаза. Одет он был скромно, в обычный белый костюм. Папаха, газыри и кинжалы произвели большое впечатление на Шурика. Странная троица села за стол.

— К сожалению, они совершенно не говорят по-русски, — проинформировал Джабраил троицу, — но всё понимают.

Балбес закивал головой. Неожиданно для Джабраила Бывалый эмоционально выпалил какую-то абракадабру, услышав которую Трус вздрогнул.

— Барда варлы, курза!

— Что он говорит? — спросил Шурик.

Удивлённый Джабраил не знал, что ответить. На секунду задумавшись, он придумал перевод.

— Он говорит: «Приятного аппетита». Кушайте, кушайте.

— Спасибо большое, — засмеялся Шурик.

Джабраил с негодованием посмотрел на Бывалого. В этот момент к беседе присоединился Балбес. sеxytаl.cоm Жестом фокусника он достал из газырей два патрона, один из которых оказался папиросой, а другой — зажигалкой. Закурив, он выдал фразу в стиле своего приятеля.

— Бамбарбия... Кергуду...

— Что он сказал? — снова поинтересовался Шурик.

Джабраил, бросив тоскливый взгляд на троицу, быстро вошёл в роль переводчика с тарабарского на русский.

— Он говорит: если вы откажетесь, то они вас зарежут, — Джабраил сладко зевнул, глядя на обалдевшего Шурика. — Шутка!

— Шутка! — повторил Балбес.

— Я согласен.

— Ну и прекрасно! — обрадовался Джабраил. — Нина будет очень рада.

— Значит, невесту зовут Нина? — уточнил Шурик.

— Нина, — подтвердил Джабраил, разглядывая бутылку сока, и с нарочитой небрежностью добавил. — Моя племянница.

— Разве у Нины есть жених? — с трудом подбирая слова, спросил пораженный Шурик.

— Они обожают друг друга!

Ошарашенный этой новостью Шурик побледнел. Он влюбился в очаровательную девушку и думал, что Нина симпатизирует ему. Шурику было очень неприятно, что она собралась замуж. Но, с другой стороны, у него не было никаких оснований вмешиваться в её личную жизнь. Шурику мгновенно расхотелось участвовать в обряде, где он должен своими руками отдать Нину другому. Задумавшись, он судорожно пытался найти выход из сложившейся ситуации.

— Я же совсем забыл... Я завтра должен... , — начал Шурик, но запутался, не сумев подобрать нужные слова, и честно признался. — Вы меня извините, я не могу это сделать... никак...

— Товарищ Шурик! — проникновенно произнёс Джабраил. — Самое главное, Нина просила, чтобы это сделали именно вы.

— Нина сама просила? — переспросил изумленный Шурик.

— Очень.

Шурик задумался. Ему не хотелось участвовать в обряде, но отказать Нине он не мог.

— Передайте Нине, что я согласен, — удручённо вымолвил Шурик, встав из-за стола. — До свидания.

Потрясённый Шурик направился к выходу, не обращая внимания на танцующие пары, которые в последнюю секунду расступались перед ним. Джабраил разволновался. Простодушный фольклорист мог всё сорвать. Он догнал Шурика и строго-настрого предупредил его.

— Учтите, обычай требует, чтобы все было натурально. Никто ничего не знает. Невеста будет сопротивляться, брыкаться и даже кусаться. Звать милицию, кричать: «Я буду жаловаться в обком!» Но вы не обращайте внимания — это старинный красивый обычай, — торжественно и проникновенно закончил Джабраил.

— Я понимаю. Не волнуйтесь. Всё будет натурально, — заверил его Шурик. — До свидания!

Опечаленный Шурик покинул ресторан. Он не подозревал, что Джабраил пришёл к нему для реализации хитроумного плана жениха, который задумал не просто скомпрометировать его, но и навсегда поссорить с Ниной.

Едва Шурик покинул зал, довольный Джабраил азартно исполнил странный гибрид лезгинки с твистом.

Первые лучи Солнца осветили вымпел на флагштоке альпинистской базы. Под скалой в спальных мешках спали альпинисты. Из-за скалы высунулись «кунаки», с волнением наблюдающие за Шуриком, который ползал среди спальных мешков и заглядывал в лица спящих юношей и девушек, пытаясь найти Нину. Наконец его поиски увенчались успехом.

Нина спокойно почивала в спальном мешке. Около неё присел опечаленный Шурик. Задумавшись, он всматривался в милое лицо девушки. С одной стороны ему не хотелось отдавать Нину в руки таинственного жениха, а с другой — Шурик хотел, чтобы Нина была счастлива. Его сообщники в тишине энергичными жестами подсказывали ему. Трус стащил с головы папаху, схватил её и забросил себе на плечо. Бывалый руками показывал, как необходимо схватить девушку, а Балбес крутил пальцем у виска. Наконец Шурик решился и волоком потащил мешок с Ниной, которой снился прекрасный романтичный сон про рыцаря на белом коне. Неожиданно девушка открыла глаза и увидела Шурика, толком не понимая, явился он во сне или наяву.

— Шурик! — приветливо улыбнулась она.

— Тсс! — тихо цыкнул Шурик, продолжая тащить Нину дальше.

— Что вы делаете? — засмеялась Нина, окончательно проснувшись.

— Только ничего не надо говорить, — тихо предупредил её Шурик.

Он уже оттащил спальный мешок с Ниной на достаточное расстояние от альпинистской базы. Шурик остановился и бросил долгий печальный взгляд на Нину, которая восприняла всё происходящее как романтическое приключение.

— Что с вами? — удивлённо спросила она.

— Я пришел проститься с вами, — трагически сообщил Шурик.

— До свидания, Шурик! — попрощалась девушка и закрыла глаза в ожидании поцелуя.

Шурик присел рядом с Ниной, наклонился над ней и тихо прошептал.

— Прощайте, Нина! Будьте счастливы.

— Прощайте, прощайте, — живо проговорила Нина, не открывая глаз и подставляя щеку для поцелуя.

С каменным лицом Шурик наклонился и... быстро застегнул спальный мешок. Прежде чем Нина сообразила, что произошло, она оказалась в руках трёх закадычных друзей. Троица, с трудом удерживая извивающийся и лягающийся мешок, направилась к красному кабриолету. Низко понурив голову, вместе со своим верным ишаком сзади плелся Шурик, наблюдая, как «кунаки» пытались запихнуть брыкающийся мешок в автомобиль. Неожиданно из-за поворота выехал загорелый милиционер на мотоцикле.

— Что происходит? — потребовал объяснений милиционер, притормозив рядом с Шуриком.

«Кунаки» похолодели от ужаса. Бывалый закусил губу, лихорадочно соображая, что делать. Трус надвинул на глаза папаху и прикинулся ветошью.

— Невесту украли, товарищ старшина, — простодушно ответил Шурик, уверенный в том, что участвовал в обряде.

Трусу стало плохо. Бывалый обреченно начал поднимать руки. Но не растерявшийся Балбес, отвернувшись, ловко сымитировал блеяние барана.

— Шутник, — рассмеялся милиционер. — Будете жарить шашлык из этой невесты, не забудьте пригласить!

Милиционер исчез также внезапно, как и появился. Красный автомобиль похитителей резко рванул с места, оставляя позади себя клубы белого дыма и аромат бензина. Убитый горем Шурик, молча, смотрел вслед удаляющемуся автомобилю, который увозил его любимую.

Красный кабриолет с фигуркой бегущего оленя на капоте стремительно мчался по новенькому асфальтовому шоссе, обрамленному черно-белыми столбиками и разноцветными дорожными знаками. Свернув с него, он направился к уединенной даче в горах. Автомобиль уже ждал Джабраил, стоя в открытых воротах. Как только машина заехала во двор, он шустро и наглухо закрыл ворота. Нина стала кавказской пленницей.

Глава 5. Взаперти

Сайду уже готова была отправиться на поиски Шурика, когда неожиданно он сам постучал в дверь дома Джабраила. Парень принёс шарф, который ему повязала на шею Нина. Вертя в руках шарф племянницы, Сайда честно рассказала наивному Шурику о похищении Нины. Он был подавлен и расстроен.

— Так это был не обряд... Ее действительно украли? — рассеяно переспросил Шурик и грозно поставил вопрос, но тут же виновато спохватился. — Кто украл? Ах, да... Кто жених?

— У нас женщины иногда узнают об этом только на свадьбе, — грустно вымолвила Сайда.

— Свадьбы не будет! — громогласно пообещал разозлённый Шурик. — Я её украл, я её и верну!

Он стремительно выбежал из дома и, перемахнув через перила лестницы, и в классической ковбойской манере прыгнул прямо в седло своего ишака. Но обиженный осел, несмотря на все понукания, стоял как вкопанный. Никакая сила в мире не заставила бы его сдвинуться с места. Шурик бросил упрямого ишака и, не жалея ног, помчался в милицию.

Запыхавшийся Шурик уже был готов войти в здание отделения милиции, но его остановил удивлённый возглас товарища Саахова. Шурик обернулся и кинулся к стоящему у тротуара автомобилю «Волга» черного цвета.

— Преступление... украли...

— Ишака вашего украли? Да? — попытался пошутить товарищ Саахов.

— Да нет! Девушку... Нину похитили... Я единственный свидетель! — объяснил запыхавшийся Шурик и снова попытался пойти в милицию.

Товарищ Саахов резко схватил его за руку и запихнул в автомобиль.

— Нет, вы не свидетель, вы — похититель, преступник! — выпалил товарищ Саахов.

— Ну, я же не знал! — оправдывался Шурик.

— Какой позор, какой позор! Клянусь, честное слово! — патетически возмутился товарищ Саахов. — На весь район! Я лично займусь этим делом. Этот таинственный жених — подлец ничтожный! Кстати, вы не знаете, кто это?

— Нет.

— Очень жаль, очень жаль, — расстроился товарищ Саахов. — Он подлец! Аморальный тип! Большое спасибо за сигнал. На этом отрицательном примере мы мобилизуем общественность, поднимем массы.

— Правильно! — одобрил Шурик. — А я пойду в милицию.

Товарищ Саахов остановил Шурика.

— В какую милицию? Слушайте, вас же арестуют. Они же формально обязаны вас посадить и... посадят.

От такого неожиданного поворота Шурик растерялся.

— Вы должны немедленно исчезнуть, — продолжил товарищ Саахов. — Я все сделаю сам. Нина будет спасена. Этих негодяев мы будем судить показательным судом. А вы приедете на этот процесс действительно как свидетель.

— Нет! — горячо воскликнул Шурик. — Я не имею права злоупотреблять вашим благородством. Вы же рискуете из-за меня, формально вы прикрываете преступника. Нину украл я и я должен сам искупить свою вину! Спасибо, огромное вам спасибо!

— Товарищ Шурик! Зачем в милицию? Не надо этих жертв! Поедем прямо к прокурору. Он всё поймет...

Товарищ Саахов лично отвёз Шурика к дому прокурора. Дверь распахнулась широко и радушно. За ней шум, дым и звон пира. На пороге вновь прибывших гостей встретил добродушный хозяин дома и многочисленные члены его семьи. Гостеприимное семейство подхватило Шурика под руки и увлекло в дом. Товарищ Саахов последовал за ними. Не сумев устоять под напором хлебосольных хозяев, Шурик опять напился в стельку. Приехала скорая помощь. Два санитара в белых халатах вынесли носилки, на которых лежал Шурик. Глаза его были закрыты, он бормотал что-то нечленораздельное. Женщина-врач поставила Шурику диагноз — dеlirium trеmеns или по-русски «белая горячка» и отвезла его в психиатрическую больницу, специализирующуюся на лечении алкоголиков.

Пока мертвецки пьяный Шурик томился в психбольнице, Нина без чувств лежала в одинокой сакле с названием «Орлиное гнездо». Сакля располагалась высоко в горах, на краю отвесной скалы, и выглядела как старый домик, но на самом деле была модернизирована. Крыльцо и веранда выходили во фруктовый сад, отделенный от внешнего мира глухой стеной, сложенной из горного камня. Прекрасная пленница очнулась в угловой комнате, обставленной с вызывающей восточной роскошью. Кругом висели и лежали ковры, драгоценные подарки, шикарная домашняя утварь, выполненная в восточном стиле. Вскочив с дивана, разозлённая Нина лихорадочно заколотила в дверь. Безрезультатно. Дверь заперта на ключ.

Вдруг до девушки дошло, что она стоит в клетчатой рубашке и синих колготках. Стянув с ближайшей тумбочки жёлтое покрывало, она быстро обмотала его вокруг талии, сотворив импровизированную юбку. Продолжив исследование комнаты, Нина заметила два открытых окна. Обрадовавшись, она кинулась к первому окну, выходящему в сад. Окно было зарешечено. Девушка изо всех вил дернула решётку. Она не шелохнулась. Выглянув из другого окошка, Нина увидела за ним пропасть и бушующую горную реку. В испуге она отшатнулась. Выхода не было.

Из соседней комнаты через потайной глазок за Ниной внимательно следил Джабраил. Всё шло по его плану.

Успокоившись, Нина придирчиво осматривала роскошную обстановку своей пышной темницы. Она села на атласные подушки, валяющиеся на диване, и задумалась...

Внезапно щелкнул дверной замок. Девушка насторожилась. В комнату вошёл Трус. Он по-восточному поприветствовал Нину, неумело склонившись в глубоком поклоне. Свернутый в рулон коврик, который он держал, согнулся. Трус выпрямил его, снова отвесил поклон и опустился на скрещенные ноги рядом с тумбочкой, где застыл как изваяние. В резной инкрустированной тумбочке был спрятан магнитофон. Трус незаметно нажал на клавишу, и комната наполнилась чарующими звуками «Шехеразады» Римского-Корсакова.

В дверях появился Балбес с большим подносом на голове, который он нес по-восточному, не поддерживая его руками. Склонившись в изящном поклоне, он поставил перед Ниной поднос с фруктами и изысканными яствами. Пятясь задом, он пристроился на ковре недалеко от Нины. Следом за Балбесом в дверном проёме возникла мощная фигура Бывалого. На поясе у него висел широкий инкрустированный кинжал. Со скрещенными на груди руками он застыл на страже.

Нина решила воспользоваться преимуществами своего положения. Она повела себя, как принцесса, с удовольствием принимая угощение. Девушка взяла большую лепешку и, весело поглядывая на своих слуг, приступила к трапезе. Трус одобрительно закивал головой.

Джабраил, тайно следивший за Ниной, был удовлетворен поведением племянницы. Он надеялся познакомить Нину с её женихом уже сегодня.

А в комнате сменилась музыка. Балбес услаждал слух своей повелительницы восточной песней и танцем. К нему присоединились Трус и Бывалый. Нина решила обхитрить странную троицу. Строя глазки мужчинам, девушка включилась в общее веселье. Балбес дал ей шаль. Нина танцевала, эротично виляя бёдрами, незаметно приближаясь к двери. Запутав Труса в шали, она обманула его и выскочила за дверь, закрыв её снаружи. Трус, не замечая отсутствие девушки, в упоении продолжил танцевать. Его друзья с яростью набросились на него, отвесив несколько тумаков. Затем, схватив его словно бревно, они принялись ломать дверь, используя голову Труса как таран.

Довольная Нина вынула ключ из двери и обернулась. Перед собой она увидела... дядю. Он исподлобья уставился на неё, перекрыв путь к побегу.

— Ах, так?! — гневно воскликнула Нина. — Ну, хорошо... Я объявляю голодовку. Теперь никто, кроме прокурора, сюда не войдет!

Едва она снова открыла дверь в комнату, как из неё с криком «поберегись» вылетел Трус. Он пролетел через коридор и застрял в окне, выбив стекло. Балбес и Бывалый выскочили из комнаты, в которую Нина тут же забежала, захлопнув за собой дверь. Балбес и Бывалый подняли на ноги своего стонущего товарища. Под грозным взглядом Джабраила они непроизвольно выстроились перед ним, как на параде.

— Ну, ничего... через день она проголодается. Через неделю тосковать будет, а через месяц умной станет. Ничего, будем ждать, — задумчиво пробормотал Джабраил и пафосно произнёс. — Помните, товарищи, вы, наконец, должны оправдать оказанное вам высокое доверие. А за неё отвечаете головой.

— Будем стараться, дорогой товарищ Джабраил! — неожиданно дружно выпалила троица.

Джабраил с тяжёлым сердцем поехал объясняться с женихом. Его дерзкая племянница была ещё не готова к встрече с ним.

Глава 6. Похотливая троица

У телохранителей в «Орлином гнезде» только что закончилась обильная трапеза. Балбес и Трус составляли отчет.

— Пиши с новой строчки, — лениво диктовал Балбес, лежа под пледом и поглядывая на остатки пиршества. — «Обед» подчеркни... Значит, так. «От супа отказалась». В скобках: «суп харчо». Дальше... «Три порции шашлыка выбросила в пропасть». Теперь вино... «Разбила две бутылки»...

— Три, — поправил Трус, показывая на откатившуюся пустую бутылку.

— Пиши «три», — флегматично согласился Балбес.

— Хорошо посидели, — вздохнул Бывалый. — Жалко девчонок нет!

— Да-а, — вместе с ним вздохнули Балбес с Трусом.

Троица одновременно подумала о красивой советской студентке Нине, которая томилась на втором этаже. Они размышляли о том, что у неё скрыто под синими колготками. Навязчивые мысли о сочном девичьем теле лезли в их распалённое алкоголем сознание. Они переглянулись. Закадычные друзья поняв друг друга с полувзгляда, стремглав помчались на второй этаж и решительно распахнули дверь.

Снова увидев троицу, Нина подумала, что они опять будут развлекать её песнями и танцами. Девушка слышала звук отъезжающего автомобиля дяди Джабраила и надеялась снова обхитрить троих мужчин. Она строила им глазки и эротично облизывала губки. Но увидев их ответные похотливые взгляды, девушка пришла в замешательство. Ухмыляясь, троица медленно приближалась к советской студентке. Её острое обоняние уловило запах вина. На лице девушки появилась гримаса обеспокоенности. Она всё поняла.

Нина вскочила и стремглав бросилась к открытой двери, надеясь проскочить мимо троих пьяных мужчин. Но отчаянный рывок запоздал. Троица набросилась на неё. Бывалый схватил руки девушки и завёл их ей за спину, отчего её груди непроизвольно выпятились. Бегая вокруг Бывалого, Трус нервно кусал ногти и суетился, выкрикивая никому не нужные советы. Нина попыталась вырваться, но Бывалый крепко держал её в своих медвежьих объятьях. Увлечённая борьбой с одним мужчиной, она не сразу поняла, чем занимается другой. А Балбес, злорадно усмехаясь, быстро расстёгивал одну за другой пуговки на рубашке Нины. От возмущенья у девушки пропал голос, и округлились глаза. Между тем Балбес расстегнул последнюю пуговку и с торжествующим видом распахнул полы рубашки, обнажив прелестные голые девичьи груди. Вне себя от ярости Нина сильно махнула ногой, метя в пах Балбесу, но тот неожиданно ловко увернулся. Вся сила удара обрушилась на Труса. Он жалобно заскулил и осел на пол. Балбес и Бывалый захохотали, наблюдая за страданиями товарища.

Бывалый легко поднял Нину и бросил её на атласные подушки, лежащие на диване. Вместе с Балбесом они кинулись к девушке, следом за ними полз побитый Трус. Наполовину обнажённая девушка лежала на диване попой кверху. Балбес и Бывалый быстро прижали брыкающуюся Нину к дивану. К ним присоединился перепуганный Трус. Ведя неравную борьбу с мужчинами, девушка вспотела. Запах девичьего пота смешался с ароматами её духов. Мужчины втянули носом сладкие волнующие запахи.

Возбуждённая троица жадно набросилась на сочное тело девушки. Бывалый, повернув лицо, поцеловал содрогающуюся девушку в алые губы. Балбес крепко схватил её за руки, жадно наблюдая за неторопливо катящейся по спине девушки капелькой пота. Он наклонился и быстро слизнул её, смакуя вкус солёного пота на своих губах. Свободной рукой Балбес гладил спину, оттопыренную попку и бёдра Нины. Трусу достались девичьи ноги, пахнущие свежестиранными колготками. Он самозабвенно нюхал ножки, и блаженно улыбался. Нина яростно вырывалась, но трое друзей крепко её держали.

Долго наслаждаться девичьими ароматами Трусу не дал Бывалый. Он запустил толстые пальцы под синие колготки. Балбес и Трус похотливо заулыбались. Девушка отчаянно задёргалась, её голые груди сотрясались, глаза округлились от ужаса. Она замотала головой и издала громогласный вопль полный отчаянья и страха. Но прийти на помощь советской студентке было некому.

Бывалый одним рывком стянул трусики и колготки до колен, оголив аппетитную попку. Грубо дёрнув, вторым рывком он полностью обнажил девушку. Откинув в сторону синие колготки, Бывалый живо снял с себя штаны с трусами, и лег на девушку, придавив её своим могучим телом к дивану. Ощутив возбужденный мужской половой орган у себя между ягодиц, Нина из последних сил попыталась вылезти из-под толстяка, но не смогла продвинуться даже на миллиметр. Придавив одной рукой шею Нины, другой рукой Бывалый отодвинул правую ногу девушки. Нина почувствовала, как в её вагину аккуратно проникает горячий толстый член. На её лице появилась гневная гримаса. Издав громкий протестующий рёв, девушка попробовала отползти. Тщетно. Головка мощного члена неумолимо раздвигала влажные стенки влагалища студентки. Нина с ужасом ощутила, как толстый член проникает внутрь её узкой вагины. Трус и Балбес с завистью смотрели на своего приятеля, который неторопливо трахал Нину. К нему недаром приклеилась кличка Бывалый. Он прекрасно понимал, что красивое тело студентки и ее узкая вагина могут быстро перевозбудить его. Между тем девушка, поняв бесплодность своих усилий, перестала сопротивляться.

Нина застонала. Пенис скользил взад вперёд, плотно обхватываемый стенками влагалища, что доставляло неописуемое наслаждение Бывалому. Нина же испытывала боль. Её узкая вагина расширялась слишком сильно. Пенис Бывалого был, хоть и не длинным, но зато очень толстым. Трус и Балбес с удовольствием уставились в лицо Нине, которое с каждым толчком меняло свое выражение. Закусив губу, студентка издавала громкие невнятные звуки. Постепенно Бывалый увеличил ритм фрикций. Закусив губу, Нина громко стонала, вцепившись руками в подушку и кидая гневные взгляды на Труса и Балбеса. Балбес ухмылялся. Трус в умилении сложил ладошки вместе. Бывалый постепенно увеличивал темп проникновений в вагину. Не выдержав, он содрогнулся в конвульсиях. Студентка ощутила, как у неё во влагалище пульсирует мощный член, ритмично выбрасывая порции спермы. Трус и Балбес взвизгнули от удовольствия, увидев на лице у девушки неописуемую смесь обиды, гнева, и боли. Голова Нины безвольно упала на подушку. Она тяжело дышала и не двигалась.

Бывалый встал с девушки, которая по-прежнему не шевелилась. Балбес быстро раздевшись догола занял место Бывалого. Он хотел быстро вставить член в вагину студентке, но у него не получилось. Девушка протестующе пискнула. Взглянув, он увидел, что тыкал пенисом в анус. Вначале Балбес расхохотался над своим промахом, но затем задумался. Смазав слюной указательный палец, он ввёл его в анус девушке. Она вскрикнула от неожиданности. Балбес вынул палец и неторопливо вставил пенис в трепещущую девственную дырочку. Советская студентка закричала от боли. Балбес ещё сильнее надавил, и половина пениса с трудом проникла внутрь. Глаза у Нины закатились, ртом она жадно хватала воздух, ей было очень больно. Мужчина, не раздумывая, полностью вогнал свой член в трепещущий анус по самые яички. Девушка закричала благим матом. Балбес, не спеша, трахал Нину в зад, вынимая и засаживая член почти до самого конца. Нина в панике вырывалась и кричала от боли, разрывающей её внутренности. Она просила остановиться, но Балбес игнорировал девичьи мольбы.

В это время Трус, спустив штаны, попытался вставить свой маленький пенис в рот девушке, которая, крепко сжав губы, энергично замотала головой, не собираясь открывать рот. Тогда Трус зажал двумя пальцами нос Нине. Её лицо покраснело, ей не хватало воздуха. Она не выдержала и, тяжело дыша, открыла рот. Нина даже начала облизывать и посасывать член, болтающийся перед её лицом, так как это был единственный путь отвлечься от страданий. Трус торопливо засунул пенис ей в рот. Он боялся, что над скромным размером его полового органа, как обычно, будут смеяться друзья.

Балбес энергично трахал Нину в попку. Раз за разом пенис полностью проникал внутрь девушки. Мужчина возбужденно дышал. Темп его движений становился все интенсивнее и интенсивнее. Трус имел советскую студентку в ротик. Не выдержав, Балбес обильно кончил в попку. Девушка почувствовала, как у неё внутри потекли теплые прерывистые струи спермы. Вместе с ним в рот девушке кончил Трус, хрипло закричав от восторга. Девушка прерывисто дышала и лежала не шевелясь. Она закрыла глаза. Все кроме девушки были удовлетворены.

Алкогольный угар постепенно рассеивался. Троица взглянула на неподвижно покоящуюся девушку изо рта и вагины, которой вытекала тонкая струйка спермы. Ужасно смущенные произошедшим, мужчины оставили Нину в одиночестве. Крепко-накрепко закрыв за собой дверь, они спустились на первый этаж, стараясь не смотреть друг другу в глаза.

Униженная и оскорбленная Нина медленно поднялась с дивана. Найдя свои трусики и синие колготки, она машинально одела их. В стороне лежала скомканная желтая ткань, которую она использовала в качестве юбки. У девушки на глаза навернулись слезы. Но, занимаясь спортом, Нина закалила свой характер и не собиралась сдаваться. Сев на диван, она вытерла слёзы жёлтой тканью и принялась обдумывать план побега.

Глава 7. Побег

— Типичный делириум тремеис. Рвется спасать какую-то девушку, которую украли, как ему кажется... , — женщина-врач, доставившая Шурика, рассказывала главврачу психиатрической больницы о новом пациенте. — Сейчас он находится в состоянии кататонического возбуждения и требует, чтобы вы немедленно его приняли.

— Требует — примем... , — с удовольствием согласился седовласый главный врач больницы, аккуратно протирая свои очки.

По длинному коридору спецдиспансера в сопровождении женщины-врача и двух санитаров вели Шурика, спеленатого в смирительную рубашку. Женщина-врач любезно открыла дверь. Шурик решительно вошёл в кабинет главврача.

— Кто меня сюда упрятал? — сходу потребовал объяснений Шурик.

— Не упрятал, а направил в момент острого кризиса, — спокойно пояснил главврач.

— Да, вы послушайте... — закричал взвинченный Шурик.

— Успокойтесь, — мягко перебил его главврач. — Мы вас вылечим. Алкоголики — это наш профиль.

Шурик осознал, что ему ничего не удастся объяснить, также как раньше он ничего не смог доказать женщине-врачу.

— Развяжите меня, — с неожиданным хладнокровием попросил Шурик.

— А вы будете себя хорошо вести? — строго спросил главврач.

Шурик кивнул головой.

— Развяжите, — приказал санитарам главный врач.

Санитары моментально освободили Шурика от смирительной рубашки.

— Я понимаю, вы все мне не верите... , — с разочарованием пробормотал Шурик и более решительно поинтересовался. — Могу я видеть прокурора?

— Можете, — охотно согласился главврач и, повернувшись, обратился к женщине-врачу. — Где у нас прокурор?

— В шестой палате... где раньше Наполеон был, — без тени улыбки ответила ему врач.

Шурику стало плохо.

Диспансер для алкоголиков располагался за глухой высокой стеной. Вокруг здания диспансера был разбит сад, в котором гуляли пациенты диспансера. Отказавшись от встречи с «прокурором», решительно настроенный Шурик тщательно исследовал сад в поисках какой-нибудь лазейки для бегства. Стена была слишком высока, чтобы перелезть через неё. Рядом со стеной росли деревья, но только Шурик попробовал залезть на одно из них, как тут же раздался тревожный звонок. Он подошёл к следующему дереву. Дотронувшись до него, он услышал тот же пронзительный сигнал. Исследовав всю стену по периметру, Шурик пришёл к неутешительному выводу: через стену не перелезть, кругом сигнализация, а в воротах стояли здоровенные медбратья. Он приуныл. Его положение было безвыходным.

Подавленный Шурик в больничной пижаме бесцельно шагал по саду психиатрической больницы. Внезапно его осенила идея. План побега был смелым и очень рискованным. Но для его реализации требовались помощники, которых у него не было. Шурик опять упал духом.

Вдруг он заметил двух меланхолически выглядящих пациентов, которые сидели на скамейке под деревом. У каждого из них в руке был тюльпан. Они нюхали цветы. Форма цветка навевала им сладкие воспоминания. Они с печальной улыбкой чокались тюльпанами, как рюмками.

Шурик решительно подошёл к ним, шевеля тремя пальцами руки, лежащими на животе.

— Сообразим на троих? — предложил он.

— Грешно смеяться над больными людьми.

— Серьезно, я сбегаю, а? — убеждал их Шурик.

— Отсюда не убежишь, — флегматично произнёс один из пациентов.

— Есть один способ, — заверил его хитрый Шурик.

Шурик шепотом изложил им свой рискованный план. Партнеры внутри сада залезли на толстую ветку дерева, на которой не была установлена сигнализация, и изготовились к прыжку. Шурик стоял внизу на одном конце подкидной доски, сооруженной из скамейки. По его команде партнеры прыгнули на другой конец доски. Шурик взвился в небо, словно ракета. По точно рассчитанной траектории он перелетел через стену и упал... в кузов грузовой машины, доверху нагруженной матрацами. Шурику несказанно повезло. Если бы случайно проезжавший грузовик не оказался в этом месте, то он оказался бы в больнице с серьёзными травмами.

Шурик расслабился, наконец-то, он на свободе! Внезапно грузовик свернул за угол и притормозил у закрытых ворот. Шурик оглянулся и увидел табличку с надписью... «ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА № 1». Ворота распахнулись, грузовик тронулся с места. Парень едва успел соскочить на землю и, перебегая дорогу, чуть не попал под колеса старенького санитарного автомобиля. Увидев красный крест на машине, Шурик отскочил и что есть мочи побежал по дороге.

— Стой, псих! — послышался за его спиной мужской голос.

Старенький грузовик развернулся и пустился в погоню. Шурик оглянулся. Увидев преследующую его машину, он прибавил ходу, но автомобиль легко нагнал Шурика. Из кабины грузовика высунулся улыбающийся Эдик, с которым Шурик познакомился в начале своей фольклорной экспедиции.

— Что ты бежишь как сумасшедший? — водитель засыпал Шурика вопросами. — Где твой ишак?

Шурик обернулся. Узнав Эдика, он остановился. Автомобиль тоже притормозил.

— А-а, здравствуй, — тяжело дыша, криво улыбнулся Шурик, пожав протянутую руку Эдика.

— Что случилось? Куда торопишься?

— Туда! — Шурик, нервничая и оглядываясь, неопределенно махнул рукой, умудрившись охватить половину Грузии.

— Садись! Подвезу.

— Спасибо! — выдохнул Шурик, быстро сев в кабину.

— Куда тебя везти? — спросил Эдик.

Шурик заколебался, но симпатичный горец располагал к себе и Шурик решился.

— Вот что... Я тебе всё расскажу, а ты сам решишь, куда меня везти... только давай поскорее! — Шурик нервно оглянулся, ожидая погоню.

— Машина — зверь! — гордо бросил водитель и нажал на стартёр.

Грузовик засипел и хрипел, но не заводился. Водитель помрачнел и яростно выпалил свою коронную тираду.

— Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!

Эдик с раздражением ударил по рулю. Едва он коснулся руля, одумавшийся «зверь» взревел и сорвался с места, помчавшись как ракета.

За воротами «Орлиного гнезда» послышался визг шин, скрип тормозов автомобиля и настойчивый звуковой сигнал. Озабоченный Балбес быстро распахнул ворота. Едва не сбив его, во двор заехал старый санитарный грузовичок. Из него вышли двое мужчин в белых халатах и медицинских шапочках. Их лица до глаз закрывали марлевые маски. Они целеустремлённо направились в дом. Войдя в здание, они встретили решительно настроенного Бывалого и бледного Труса. Балбес с подозрением разглядывал лица незнакомцев в белых халатах.

— Вам кого? — строго спросил Бывалый.

— В районе — эпидемия. Поголовные прививки. Ящур! Распишитесь! — грозным голосом проинформировал его Эдик, протягивая книгу. — Обязательное постановление...

Троица переглянулась. Чтобы быстрее спровадить непрошеных гостей, они решили не возражать им. По команде врачей «пациенты» легли на живот рядом друг с другом, предварительно стянув брюки до колен. Стоя в стороне, неузнанный Шурик разламывал ампулы со снотворным и приготавливал шприцы. Эдик приступил к «вакцинации».

Как только Эдик со шприцем приблизился к Трусу, тот нервно взвизгнул. Эдик, заговорив Трусу зубы, ловко уколол его в попу, так что он почти не почувствовал боли. Приготовив шприц, Эдик подошёл к Балбесу. Тот настороженно принюхался, почуяв знакомый аромат спирта. На лице Балбеса появилась блаженная улыбка, с которой он мужественно перенёс вакцинацию. Эдик, критически оценив габариты Бывалого, заменил обычный шприц на ветеринарный. Тем не менее, Бывалый никак не прореагировал на этот страшный укол. Его лицо было абсолютно неподвижно.

— Лежите не двигаясь. Это новейшая вакцина замедленной усвояемости, — глубокомысленно изрёк Эдик. — В доме больше никого нет?

— Нет, нет! Никого! — поспешно отозвалась троица.

— Ассистент, воды! — демонстративно приказал Эдик и, отведя Шурика в сторону, тихо добавил. — Нина здесь, я уверен. Найди и предупреди ее.

— А когда они уснут? — так же шепотом спросил Шурик.

— Через полчаса. Иди-иди...

Осторожно поднимаясь по лестнице, Шурик снял марлевую маску. На втором этаже одна дверь была перегорожена большой деревянной балкой. Нина, услышав шаги, прильнула к замочной скважине. Увидев своего коварного похитителя, её лицо исказила презрительная гримаса. Она была уверена, что Шурик заодно с преступной троицей, которые уже получили своё. Теперь и его потянуло на сладенькое. Нина зло и коварно усмехнулась, сейчас он получит, что заслужил. Шурик аккуратно снял с двери деревянную балку-засов и, подслеповато щурясь, вошёл в комнату. Сбоку от него притаилась Нина. Едва он сделал несколько шагов, как Нина изо всех сил обрушила на него большойподнос. Шурик с трудом устоял на ногах. Девушка стремглав выбежала из ненавистной комнаты в коридор.

Спускаться по лестнице она не могла. Внизу располагались её тюремщики. Выглянув из окна, она заметила открытые ворота и стоящий во дворе санитарный грузовик. У Нины азартно заблестели глаза, недаром она занималась альпинизмом. Воспользовавшись привязанной к окну бельевой веревкой, девушка перелетела через двор и через секунду оказалась у машины. Эдик деловито читал лекцию трём мужчинам, как вдруг они услышали шум работающего мотора.

Санитарная машина задом резво выскочила из ворот, развернулась и помчалась по пустынному шоссе. Эдик рванул за ней во двор. Он пробежал несколько шагов и остановился, поняв бесполезность преследования. В этот момент за спиной Эдика послышался шум другой машины. Чуть не сбив его с ног, мимо пронёсся красный кабриолет с троицей, бросившейся в погоню за беглянкой. За ним со страшным грохотом к воротам подлетел странный драндулет, который выглядел как четырехколесная тележка с бочкой для винограда. На тележке стоял Шурик. Моментально оценив обстановку, Эдик нагнал драндулет и прыгнул на него.

Впереди мчалась Нина в санитарном грузовичке. За ней неслась троица в красной машине. Позади драндулет, разогнавшийся из-за уклона дороги, он приближался к красному кабриолету. Трус заметил преследовавший их драндулет. Чтобы остановить его Балбес бросил на дорогу бутыль с машинным маслом. Тележка заскользила на разлитом масле, закрутилась в смертельной спирали и полетела в пропасть, разваливаясь на части. Шурик и Эдик в последний момент успели ухватиться за толстый сук растущего над пропастью дерева.

Неожиданно для Нины санитарный грузовик забарахлил, кашляя и чихая, он замедлил ход. Автомобиль катился по шоссе неравномерными рывками пока, наконец, совсем не остановился. К стоящему в облаке дыма грузовику подъехала ликующая троица и бросилась к кабине, чтобы схватить беглянку. Но хитрая Нина спряталась в придорожных кустах. Как только мужчины покинули автомобиль, она мгновенно заняла место Бывалого за рулем красного кабриолета. Нина исчезла, прежде чем владельцы машины успели сообразить, что произошло.

Глава 8. Спасение

Изнемогая от жары и отчаяния, троица продолжила преследование Нину на своих двоих. Девушка всё больше увеличивала отрыв от тюремщиков. К их счастью, несколько впереди с боковой дороги на шоссе выехал огромный рефрижератор. Троица из последних сил догнала автомобиль и на ходу, открыв заднюю дверь, забралась в кузов. Шофёр ничего не заметил. На свободном шоссе он прибавил скорость и легко обогнал красный кабриолет с Ниной за рулём.

Шурик и Эдик тоже включились в погоню. Им удалось поймать на пастбище одинокую лошадь. И теперь они вдвоём скакали на ней по шоссе. Увидев свой родной грузовичок, замерший у обочины, Эдик кинулся к нему, пытаясь реанимировать мотор, а Шурик поскакал дальше.

В это время шофёр рефрижератора услышал громкий требовательный стук и крики, доносившиеся из кузова. Он остановил машину и побежал к задней двери рефрижератора. Заинтригованный он открыл дверь. Первым из рефрижератора появился полуживой Бывалый, за ним заиндевевшие Трус и Балбес. Их одежда заледенела. Волосы, брови и ресницы покрылись инеем. Они дрожали и стучали зубами, посиневшие губы их не слушались. Пораженный водитель заметил в руках Балбеса замороженную тушку молодого барана, который тот пытался втихаря стащить. Придя в себя, шофёр отобрал барашка, забросил его в рефрижератор и сердито захлопнул дверцу. Машина уехала.

Замороженные прохиндеи медленно оттаивали. Они дрожали от холода и жалобно поскуливали. И тут они заметили мчащийся на них красный кабриолет с Ниной за рулем. Троица, взявшись за руки, перекрыла ей дорогу.

Автомобиль неумолимо приближался к мужчинам. Нина тревожно сигналила. Объехать троицу не было возможности. Стоящий в центре Трус не выдержал психической атаки и начал судорожно вырываться, но его хладнокровные партнеры держали Труса железной хваткой. Расстояние быстро сокращалось. Нина отчаянно сигналила. Автомобиль ехал прямо на Труса, который обмяк и обреченно опустился на колени, низко склонив голову. В нескольких шагах от стоящих мужчин автомобиль резко затормозил. Девушка выскочила из машины и скрылась в зарослях. Троица бросилась за ней в погоню. Импровизированная юбка свалилась, но подобрать её времени не было. За девушкой по пятам бежал Балбес, Трус и Бывалый. Они нагнали, схватили и связали Нину. Так она снова стала кавказской пленницей.

На красном капоте мчащейся по пустынному шоссе машины ослепительно сверкала никелированная фигурка бегущего оленя. На заднем сиденье расположилась связанная с ног до головы Нина. Её рот был завязан желтым платком. По бокам сидели Трус и Балбес. Её телохранители зевали, их явно клонило ко сну. Видимо, началось активное действие снотворного. Балбес снисходительно потрепал девушку по правой щеке. Трус ласково погладил её по левой щеке. Его рука скользнула и упала на девичью грудь. Он уснул, положив голову ей на плечо. На другое плечо упала голова Балбеса. Он тоже дрыхнул. Автомобиль сделал неожиданный поворот. Нина тревожно посмотрела на Бывалого. Его голова подозрительно склонилась на руль. Раздался храп. Он уснул также как его приятели. Нина в ужасе закрыла глаза. Неуправляемая машина мчалась по самой кромке шоссе, сбивая придорожные столбики, словно кегли. Девушка приоткрыла глаза, лихорадочно обдумывая своё незавидное положение.

Покинув шоссе, красный кабриолет свернул в густую сосновую рощу. Машина со спящим водителем стремительно летела прямо в один из могучих стволов дерева. У Нины глаза расширились от ужаса, сердце бешено застучало, на лбу выступила испарина. В последнюю секунду Бывалый во сне повернул руль. Автомобиль проехал между двумя стволами сосен. Бывалый продолжал крепко спать. Девушка зажмурилась. Ей стало по-настоящему страшно. Она была крепко-накрепко связана и не могла пошевелиться. Проделав зигзагообразный слаломный путь между соснами, красная машина невредимой выскочила обратно на шоссе. Открыв глаза, Нина облегчённо выдохнула. Но радовалась она недолго. Красный кабриолет мчался по узкой горной дороге, неумолимо приближаясь к краю пропасти. Ещё несколько секунд и машина рухнет в глубокую пропасть, что означало верную гибель всех пассажиров. Не выдержав нервного напряжения, Нина потеряла сознание.

В этом момент Шурик на белом скакуне настиг красный кабриолет. На скаку он смелым ковбойским прыжком перелетел в открытый кузов неуправляемого автомобиля. В последнее мгновение Шурик успел укротить машину. Красный кабриолет остановился, но его передние колеса угрожающе повисли над пропастью, продолжая крутиться.

В автомобиле лежали четыре бесчувственных тела: трое спали, а четвертая, несмотря на всё свое мужество, потеряла сознание. Шурик нежно взял на руки связанную Нину и аккуратно положил на каменистую почву рядом с красным кабриолетом.

— Нина, что с вами?! — испуганно воскликнул Шурик.

Девушка молчала. Обеспокоенный Шурик попытался привести её в чувство, легонько хлопая по щекам.

— Нина, вы живы?!

Девушка очнулась и тут же яростно укусила его за руку.

— За что?! — поразился Шурик, воскликнув от боли и обиды.

— Предатель, подлый наемник! — с негодованием кричала разъярённая девушка.

— Подождите, Нина, послушайте...

— Иуда, подлец! Сколько тебе заплатили? — резко перебила его девушка.

— Погоди ты!

— Развяжите меня!!! — потребовала Нина.

Шурик, молча, развязывал веревки, а Нина дрожащим от обиды голосом выкрикивала ругательства. Ей было очень неприятно, что в похищении участвовал человек, которому она симпатизировала.

— Ничтожество! Продажная шкура!

В этот момент Шурик освободил одну руку Нины. Она тут же отвесила парню звонкую оплеуху. Разозлённый Шурик помрачнел и принялся связывать Нину, которая продолжила оскорблять его.

— Пустите меня! Бандит! Дрянь, тупица, хамелеон! Негодяй! Алкоголик, фольклорист несчастный!...

Нина находилась во взвинченном состоянии. Никакие даже самые разумные доводы она не воспринимала. У Шурика не оставалось выбора. Он решительно заключил Нину в свои крепкие мужские объятия, и нежно поцеловал. Негодующая девушка извивалась у него в руках, но вырваться из рук Шурика не могла. Между тем рука парня, погладив левую щеку девушки, скользнула вниз. Он слегка сжал грудь студентки. Нина ещё сильнее забилась в конвульсиях. Сжав грудь ещё раз, рука парня медленно поползла по девичьему телу, которое было опутано верёвкой. Круговыми движениями, погладив живот девушки, рука опустилась ещё ниже. Скользнув по лобку, его средний палец проник между бёдер Нины. Негодованию девушки не было предела, но она была абсолютно беспомощна.

Внезапно Нина почувствовала, что сдаётся. Шурик целовал Нину со стремительно нарастающей страстью. Девушка попыталась прижаться к нему, как к своему единственному спасителю от неминуемой смерти. Его жадный язык раздвинул её дрожащие губы. По её напряженным нервам будто пробежал ток, разбудив в ней массу новых ощущений, о которых она и не подозревала. Но прежде чем отдаться во власть закрутившего её вихря чувств, Нина поняла, что тоже целует Шурика. Ей захотелось обнять и притянуть его к себе, но веревки, опутавшие её тело, не давали ей сделать это. На синих колготках в самом низу живота расплывалось мокрое пятнышко. Нина дергалась изо всех сил. Вначале Шурику показалось, что девушка хотела освободиться, но неожиданно он осознал, что она пытается двигать бёдрами навстречу его пальцу.

Внезапно Шурик кинулся к автомобилю. Лихорадочно покопавшись, он достал кинжал. Рванув обратно к девушке, он проворно разрезал многочисленные верёвки, опутавшие Нину. Как только её руки освободились, она быстро расстегивала пуговки на своей рубашке. Острый кинжал легко перерезал последнюю верёвку, освободив Нину, которая расстегнула последнюю пуговку и бросила рубашку. Девушка подняла ноги в синих колготках. Шурик стащил их с ног Нины вместе с трусиками. Девушка широко развела ножки. Она озорно улыбалась, наблюдая, как Шурик лихорадочно избавлялся от одежды.

Шурик опустился на Нину, одаривая её множеством горячих поцелуев. Он ласкал груди, иногда покусывая их. Парень закинул ноги девушки себе на плечи. Его возбуждённый пенис аккуратно проник в вагину. Шурик входил в неё с такой мучительной неторопливостью, что она принялась хватать траву и вырывать её из земли. Студентка застонала. Влажные стенки влагалища нежно обхватили большой член парня. Он наслаждался. Лоно девушки готово было взорваться от страсти. Послышались чавкающие звуки. Девушка подмахивала ему. Каждой клеточкой тела она наслаждалась актом любви. Её не волновало, что рядом в автомобиле спали мужчины, а на пустынном шоссе могли появиться неизвестные люди. Это не беспокоило Нину, а только ещё больше возбуждало.

Шурик поднял тяжело дышащую Нину и поставил спиной к себе. Девушка облокотилась о красный автомобиль, в котором мирно спали Бывалый, Балбес и Трус. Студентка оттопырила попку. Хорошо смазанный пенис легко проник в узкое и мокрое влагалище. Шурик надавил руками на спину девушки. Она с готовностью прогнулась ещё больше. Его руки ласково гладили тело Нины. Прерывисто дыша, парень задвигал своей попой, постепенно увеличивая темп. Дыхание девушки стало прерывистым и возбужденным. Она, то облизывала язычком губы, то кусала их. Шурик настолько энергично трахал её, что его лобок соприкасался с попой девушки. Нина закрыла глаза, волны наслаждения накатывали на неё. Руки Шурика ласкали тело девушки, нащупав округлости, он принялся их жадно мять. Чувствуя, что может кончить, Шурик остановился и нежно погладил бедра, но девушка не хотела ждать. Она сама стала насаживаться на пенис, контролируя глубину его проникновения во влагалище.

Тело Шурика покрылось маленькими капельками пота. Девушка кричала всё громче и громче. Парень застонал вместе с ней. Нина сдерживалась из последних сил. Их тела, достигнув точки наивысшего напряжения, словно слились воедино. Несколько особенно сильных толчков и девушка затряслась в конвульсиях. Одновременно с ней, кончил и Шурик, ощущая сумасшедший оргазм. Его сперма извергалась где-то глубоко внутри девушки. Нина прерывисто дышала. Она повернулась к парню, который ласково её обнял. Их губы снова слились в страстном поцелуе. Они вместе в изнеможении опустились на землю, не прекращая затяжной поцелуй. Мир вокруг двух любящих людей закружился и изменил очертания. Они погрузились в нирвану.

Глава 9. Таинственный жених

Лунным вечером перед отходом ко сну в кресле у телевизора товарищ Саахов мастурбировал, прикрыв глаза. Одет чиновник районного масштаба был по-домашнему: в майку и шлепанцы. Он грезил о девушке: отличнице, комсомолке, спортсменке и просто красавице. Мужчина мечтательно улыбнулся и причмокнул. До уединенного особняка в глубине большого фруктового сада, не долетали шумы улицы. Из телевизора тихо лилась чарующая мелодия «Лебединого озера». Покой, мерцающий полумрак, ничто не отвлекало его от самоудовлетворения...

Внезапно послышался тихий противный звук, как будто кто-то железной вилкой провёл по оконному стеклу. Товарищ Саахов поленился встать, видимо ветка скреблась об оконное стекло. Он взял возбуждённый пенис у основания и потянул его, ритмично дергая вверх вниз. Постепенно скрип усиливался. Наконец, мужчина не выдержал и резко вскочил с кресла. Едва он приблизился к окну, как оно со страшным грохотом распахнулось. Послышалось завывание ветра, занавески забились в судорогах. Прямо в товарища Саахова резко метнулась тень, зловеще хлопая крыльями. От неожиданности товарищ Саахов перепугался, еле-еле успев уклониться. Его сердце нервно забилось. Присмотревшись, он увидел чёрную ворону, которая села на шкаф. Товарищ Саахов с облегчением вздохнул. Он попытался её прогнать, но ворона, не шевелясь, сердито раскаркалась и не по-доброму зыркнула на него глазом. Он был взволнован и немного испуган. Но странности только начинались.

Неожиданно громко раздался пронзительный телефонный звонок. Товарищ Саахов вздрогнул, недовольно поморщился, но снял трубку. Из телефонной трубки донеслось загадочное и тяжелое дыхание, затем щелчок и короткие гудки. В этом было что-то непонятно тревожное. Товарищ Саахов задумчиво положил трубку и прислушался. Из телевизора по-прежнему тихо лилась чарующая мелодия. Он вернулся к своему бесстыжему занятию.

Только товарищ Саахов расслабился, как вдруг раздался требовательный стук в дверь. Так стучала милиция. Товарищ Саахов побледнел. Он осторожно подошёл к двери и с замиранием сердца посмотрел в глазок. За дверью никого не было. У него мелкой дрожью затряслись руки, и пересохло в горле. Он перетрусил.

Вновь прозвучал противный, раздражающий скрип. Товарищ Саахов живо вернулся в комнату. На дверце шкафа сидела мрачная ворона и раскачивалась на ней. Она зловеще уставилась на товарища Саахова. Он разозлился и взмахнул рукой, чтобы её ударить. Внезапно погас свет. Он пискнул. С трудом добравшись на подгибающихся ногах до торшера, товарищ Саахов ощупью нашёл выключатель, зажег свет и... увидел привидение. Мужчина испытал неподдельный ужас. В его кресле перед телевизором сидел призрак женщины, в белой шали, прямой и неподвижный. От ужаса у него зашевелились волосы на голове. Сердце готово было выпрыгнуть из груди.

— Здравствуйте! — заикаясь от страха, поздоровался товарищ Саахов с призраком.

Призрак медленно повернул к нему голову. Это было не привидение, а живая Нина. Товарищ Саахов был ошарашен. Она должна быть под охраной в «Орлином гнезде», а не у него дома. Он тупо уставился на неё, не понимая, как девушка могла попасть в запертый дом.

— Никак

не ожидал вашего прихода, — с вымученной улыбкой проговорил товарищ Саахов дрожащим голосом.

Тут до него дошло, что он стоит перед девушкой в одной майке, которая едва скрывала его причиндалы. Он стыдливо натянул майку и руками прикрыл пах.

— ... это такая неожиданность для меня... извините, я переоденусь...

— Не беспокойся! В морге тебя переоденут! — раздался за его спиной громкий мрачный голос с сильным акцентом.

Товарищ Саахов подскочил как ужаленный. Перед собой он увидел дикого горного мстителя с большим кинжалом в руке. Но его лица видно не было. Оно было наполовину закрыто башлыком. Суконный остроконечный капюшон делал его похожим на сторонника Ку-клукс-клана, что ещё больше напугало товарища Саахова. Он бросился к телефону, но дикий мститель одним махом перерезал телефонный шнур. Товарищ Саахов швырнул в сторону ненужную телефонную трубку и кинулся к двери, но на его пути встал другой мститель с двустволкой наперевес и башлыком на голове. Товарищ Саахов побледнел ещё сильнее.

— Мы пришли, чтобы судить тебя по закону гор, — с пафосом провозгласил мститель с кинжалом. — За то, что ты хотел опозорить наш род, ты умрешь, как подлый шакал.

— Вы... Вы не имеете права. Вы будете отвечать за это! — испуганно запротестовал Саахов.

— За твою поганую шкуру я буду отвечать только перед своей совестью джигита, честью сестры и памятью предков, — патетически продолжил мститель.

Товарищ Саахов метнулся к Нине и бросился перед ней на колени, в мольбе сложив дрожащие руки.

— Нина! Нина, остановите их! Мы же с вами современные люди. Это средневековая дикость! Я нарушил этот кодекс, но я готов признать свои ошибки...

— Ошибки надо не признавать, их надо смывать... , — холодно произнесла Нина и, прищурившись, зловещим шёпотом дополнила, глядя в глаза товарищу Саахову, — кровью!

— Вы не имеете права... это самосуд! Я требую, чтобы меня судили по нашим советским законам... , — запаниковал товарищ Саахов.

— А покупал ты её по советским законам? Или, может, по советским законам ты её воровал? Прекратим эту бесполезную дискуссию. Сестра, включи телевизор погромче, начнём...

Мститель принялся выразительно точить кинжал. Испуганный товарищ Саахов забился в угол, и, жалобно скуля и причитая, опустился на колени.

— Не надо, не надо... Я вас умоляю, не надо... Я больше не буду... позвольте мне пойти в прокуратуру... разрешите мне сдаться властям.

Мстители с оружием наперевес неотвратимо приближались к товарищу Саахову. Вдруг злорадная ухмылка мелькнула на его лице. Он изо всех сил дернул ковер. Мстители упали на пол. Товарищ Саахов, резво вскочив, стремительно промчался через всю комнату и вскочил на подоконник раскрытого окна. Ещё мгновение и он скроется в ночи. Но внезапно раздавшийся роковой выстрел настиг его на подоконнике. Товарищ Саахов, схватившись за ягодицу, с жалобным стоном упал за окно как подкошенный.

— Вы что? С ума сошли? — ужаснулась Нина, подбежав к окну вместе с мстителями.

— Не беспокойтесь, это только соль, — успокоил её Шурик, положив кинжал.

— Соль, соль! — смеясь, подтвердил Эдик, снимая башлык и приветствуя севшую ему на голову ворону. — Молодец, Гамлет!

Солнечным утром по дороге, ведущий из города, шла необычная процессия. Первой шагала задумчивая Нина. За ней словно привязанный следовал навьюченный ишак. Позади ишака плёлся Шурик, уткнувшись взглядом в асфальт. Он нёс чемодан Нины. Всем троим было грустно. Предстояла разлука. Нина уезжала домой, а Шурик должен был остаться, командировка у него ещё не окончилась. Зато закончились необычайные приключения, в результате которых Шурик встретил, потерял и вновь повстречал Нину. Воспрепятствовать ему пытался таинственный жених вместе с хитроумным дядей Нины и тремя проходимцами. Но Шурику благодаря новому другу удалось преодолеть невзгоды. Все негодяи предстали перед советским судом и получили заслуженное наказание, а Шурик с Ниной обрели настоящую любовь.

Из-за поворота выехал сверкающий лаком новенький черно-белый микроавтобус. Путники остановились на обочине. Нина подняла руку. Микроавтобус затормозил рядом с ними. Когда он тронулся, на дороге никого не было. Ни очаровательной кавказской пленницы, ни её похитителя и спасителя, ни даже ишака.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!