— Ух! — Выдохнула девушка, приходя в себя после бурного секса. Оргазм был настолько сильным, что буквально заставил ее потерять связь с реальностью. Собрав мысли в кучу и успокоив дыхание, Катя, прислушалась к своему организму: физически она была выжата как лимон, а суставы ломило от грубых действий партнера. — Да уж, помял ты меня...
Фраза была обращена к ее мужу — Михаилу, который, как и сама девушка, очень любил жесткий секс. Мужчина тоже восстанавливал свое дыхание, отвлеченно глядя в одну точку на потолке. Вдоволь насытившись упругим телом Кати, он был готов предаться объятиям морфея, но девушке как всегда хотелось поговорить.

— Я, конечно, люблю «пожестче», но иногда после тебя по несколько дней в себя прихожу.
— Спасибо за комплимент. — Улыбнулся Миша.
— Тебе-то «ха-ха», а я потом не знаю, как синяки на теле прятать. — Девушка извернулась и посмотрела на собственную попу, которая все еще горела от сильных шлепков. Ягодицы светились ярко розовым цветом, что было вполне предсказуемо после всего произошедшего. — Знаешь, мне иногда хочется побыть на твоем месте...
— В смысле? — Не понял мужчина, широко раскрыв глаза.

— Ну, говоря языком BDSM, я хочу попробовать активную роль, вести, а не быть ведомой и насладиться послушанием партнера...
— Кать, ну мы же уже говорили на эту тему! Никаких интрижек на стороне! Кать!? — Удивился он многозначительному молчанию девушки.
Резко повернувшись на бок, он одним полчком уложил ее на лопатки. Девушка ойкнула, но улыбнулась, глядя на его недоумевающее выражение лица. В бегающих глазках Кати он заметил загадочный блеск, который мог означать только одно: девушка задумала что-то интересное и необычное для себя, что не всегда нравилось более консервативному парню.
— Стоп! Или ты на мою задницу позарилась!? — Возмутился он, подумав, что озорница намекает на смену их ролей в сексе.
— Дурачок, мне, конечно, твоя задница очень нравится, но не в том варианте, который ты себе представил.
— Тогда о чем ты? Ты и так на мне можешь активно сверху поскакать, да и про куни я не забываю.

— Это да, ты прав...
— А в чем тогда дело? Подоминировать хочешь? Уж извини, пороть я себя тебе не дам.
— Да при чем тут порка? Что ты о своей заднице думаешь постоянно!? — Усмехнулась девушка. — Да и не в одной порке дело, доминирование, это не только физические воздействия. — Умничала Катя, входя в раж и чувствуя, как фантазия рисует в ее воображении разнообразные пошлые картины.
— Тогда я вообще не понимаю о чем ты. — Миша задумчиво стал пощипывать возбужденный сосок девушки, который сейчас был тверд как никогда. — Или ты над другим мужиком поиздеваться хочешь?

— Ну почему сразу «над мужиком»...
— Так, Катя! — Повысил голос мужчина и непроизвольно сжал пальцы на соске любимой. Девушка взвизгнула и вырвала упругую грудь из руки Миши. — Говори уже напрямую, а то так тебя «отдоминирую»!
Сон мужчины уже давно развеялся, он был сильно заинтригован словами Кати. Девушка, прекрасно замечая это, загадочно закатила глаза и проговорила:
— Ну... Это может быть девушка.
— Ого! А вот это уже интересно. И давно у тебя лесбийские наклонности проявляются?
— Миш, я не лесбиянка, но красивые девушки меня тоже возбуждают.

— Слушай, сколько мы с тобой вместе? Три, четыре года? Почему ты раньше не говорила об этом?
— Не знаю, видимо, раньше мне хватало тебя, а сейчас захотелось разнообразия.
Девушка увидела, как волосатая рука парня поднялась над ней и, угрожающе зависла в воздухе. Нет, Михаил никогда не бил ее, в прямом смысле этого слова, но своего самца она знала хорошо и в взбудораженном состоянии он мог случайно не рассчитать силу даже во время объятий. Внезапно рука легла на ее влажную промежность, заставив Катю разомлеть от новой накатывающей волны жара между ног.
— Значит, я тебя не удовлетворяю? — В мужском голосе не слышалось злобы, а наоборот — ехидство и игривость.
Грубо надавив на половые губы, пальцы резко проникли в возбужденное влагалище.
— Ах... Что ты... Ты меня полностью устраиваешь в постели... Ах...
Пальцы медленно задвигались внутри нее.
— Тогда в чем дело?
— Просто... Я хочу... Ах... Хочу попробовать... Секс... С девушкой...
— Ммм! Это интересно! В моем присутствии?
— Да... Ах...
Рука мужчины полностью напряглась, а умелые пальцы стали медленно, но уверенно доводить перевозбужденную девушку до пика блаженства. Два пальца вошли глубоко во влагалище и стали массировать знакомые точки, а большой палец лег на клитор и бесцеремонно стал терзать его. Катя попыталась перехватить руку мужчины, чтобы тот снизил свой напор, но он сам ловко перехватил ее запястье и обездвижил его.

— У тебя уже есть кто-то на примете?
— Ах... Да...
— Кто же?
— Девушка с работы...
— Что же в ней такого особенного? Она настолько сексуальна, что ты готова променять член своего мужчины на ее дырку? — Миша специально провоцировал Катю грубыми словами, прекрасно понимая ее реакцию на них в перевозбужденном состоянии.
— Нет... Я твой член ни на что не променяю... Ах... Наоборот... Она скромная и зажатая... Но симпатичная и... Ах... Я хочу увидеть ее голой!
— Ух ты! А что еще ты хочешь с ней сделать потом?

Парень ускорил движения, заставляя напряженное тело девушки активно извиваться перед ним.
— Я хочу... Ах... Хочу раздеть ее... Хочу чтобы ей было стыдно... Хочу унизить ее! Ах... Хочу увидеть ее на коленях перед собой... Хочу чтобы она лизала меня как можно дольше... Ах... Хочу чтобы она стала моей сукой, а ты бы трахал ее передо мной, а она стонала и кричала! Ах...
Катин оргазм стал подтверждением ее слов и желаний. Громко вскрикнув и обхватив мышцами влагалища пальцы парня, она бурно кончила второй раз за десять минут. Миша знал когда остановиться и как усилить приятные ощущения жены, поэтому сейчас его умелая рука все еще находилась на промежности девушки, но бездействовала.

Через минуту тишины и сладкой неги, пальцы все же покинули мокрое лоно и мужчина произнес:
— Да, я вижу, как ты хочешь ее. Я не против этого. Когда хочешь встретиться с ней?
— Не знаю... — С трудом выдавила из себя девушка. — Не факт, что я вообще уговорю ее.
— Ну, если ты ее напрямую спросишь об этом, то твоя скромница наверняка просто-напросто посчитает тебя сумасшедшей извращенкой и твоя замечательная фантазия никогда не сбудется. Будь хитрее.
— Ага...
— Отдыхай моя девочка...

В ту ночь Катя еще долго не могла уснуть, взбудораженная открывшейся возможностью реализовать собственные дикие фантазии. В том, что ее парень будет не против такого развлечения, она абсолютно не сомневалась, но его согласие только подстегнуло ее к активным действиям. Однако, при этом трезво оценивала, что шанс совратить офисную серую мышку — один на миллион. Для этого нужно было действовать действительно очень хитро и находчиво, но Катя решила идти до конца и поверила в свои силы.
Она давно заглядывалась в офисе на Вику. Совсем невысокая, стройная и немного худенькая девушка всегда вела себя чересчур тихо и скромно. При этом она постоянно волновалась, суетилась и допускала глупые ошибки в рабочем процессе, чем заставляла Катю умиленно улыбаться. Мнительная девушка очень боялась потерять свое место в компании, от чего нервничала еще больше и совершала совсем нелепые поступки. Отличительной чертой ее поведения было то, что она почти никогда не смотрела в глаза собеседнику, даже если хорошо знала его.

Катя работала в другом подразделении, но ее должность была на две ступени выше коллеги, что уже возвышало ее в глазах вечно перепуганной мышки. С первого дня их знакомства и случайной встречи на кухне, Вика уважительно обращалась к ней на Вы, в отличие от бесцеремонной собеседницы, которая постоянно «тыкала» своей потенциальной жертве.
Нет, Катя не была грубой или хамоватой, отнюдь, но психологически она была лидером, что проявлялось и в повседневной жизни, и на работе. В том числе, это отражалось и в прямом общении с окружающими. Психологически подчиняться девушка могла только более харизматичным людям, властным начальникам, или физически, только своему мужчине в постели, который тоже был совсем не мямлей. В остальном ее сущность жаждала власти и особого отношения к себе.

После ночи фантазий Катя совсем не выспалась. В офисе, выпив уже третью чашку кофе подряд, она здраво расценила, что сегодня она более резка и требовательна к подчиненным, чем обычно. Все ее мысли и взгляды были направлены на Вику, которая привычно суетилась вокруг, бегая между подразделениями с кипами бумаг. Открытое пространство офиса помогало следить за ней, практически не теряя из виду.
Как воплотить в жизнь задуманное, Катя до определенного момента не представляла. Но при этом, она просто пожирала взглядом свою жертву, любуясь ее тонкой изящной шеей, стройными ножками и ухоженными руками. К ее огромному сожалению, все остальное тело Вики было скрыто одеждой, хотя черная юбка очень выгодно подчеркивала изгибы маленькой, но округлой попки.

В очередной раз «зависнув» взглядом на Вике, Катя почувствовала знакомое тянущее ощущение внизу живота. Возбуждение, подкармливаемое картинами в ее голове, росло как на дрожжах. «Нет, пора что-то делать, а то с ума сойду, буду импровизировать» — мысленно сказала девушка сама себе и, увидев, что Вика завернула на офисную кухню, направилась в ее сторону.
Находчивости девушке было не занимать, поэтому план в ее голове родился в одно мгновение, прямо на ходу. Увлеченная своими мыслями Вика мыла в раковине тарелку, не замечая ничего вокруг. Встав чуть позади нее, Катя внезапно сама налетела на поднятую руку простушки, неуклюже вскинув свою чашку. Остатки натурального кофе эффектной черной кляксой покрыли белоснежную ткань блузки на груди начальницы, заставив ее наигранно замерев в негодовании.

— Ой! Екатерина, простите, пожалуйста! Как же так! Да что же я за человек такой... — Затараторила перепуганная Вика, судорожно пытаясь стереть пятно первым попавшимся предметом — кухонной губкой. Но от этого пятно только бледнело и расползалось. — Я все оплачу! И химчистку, и новую блузку Вам куплю, если захотите!
— Эх, Вика — Вика... — Достоверно включилась в роль Катя. Придав голосу нотки разочарования, она продолжила: — Конечно, я тебе верю. Купишь новую. Жаль, конечно, она двенадцать тысяч стоила.
Повысив цену тряпки в три раза, девушке удалось напугать этой цифрой наивную коллегу.
— Да не три ты меня этой грязной фигней, пойдем в туалет! — Повысив голос, буквально приказала Катя. Она схватила Вику за руку и повела за собой.

Несколько сотрудников офиса увидели взбудораженную парочку и мысленно пожалели их обеих, понимая, что на кухне произошел нелепый конфуз. Заведя Вику в женский туалет, Катя потащила ее прямиком в одну из кабинок — самую просторную из всех. Притворив дверь, она абсолютно не стесняясь перепуганной мышки, принялась быстро расстегивать пуговицы на своей блузке. Вика была так поражена быстроте сменяющихся перед ней событий, что в безмолвном шоке наблюдала, как ей навстречу вывалилась упругая грудь второго размера. Теперь она была скрыта лишь белым кружевным лифчиком, который замечательно подчеркивал преимущества тела Кати.
— На, иди, застирывай! — В руки Вики был всунут скомканный предмет одежды, который она на автомате взяла и направилась к раковине.

Немного придя в себя от калейдоскопа событий, перепуганная скромница минут пять пыталась исправить последствия «своей ошибки», но почти не преуспела в этом. Вернувшись в кабинку она застала Катю в наигранной грозной позе: сложенные перед собой руки приподнимали и без того сексуальную грудь девушки, а выражение ее лица не означали ничего хорошего для испуганной блондинки.
— Ничего не выходит... — Еле слышно произнесла Вика, по своему обыкновению виновато опустив глаза.
— Да даже если бы ты и отстирала ее, то, как бы я в мокрой блузке работать бы пошла, а? — Девушка молчала, от стыда желая провалиться сквозь землю. — Вот как мы поступим: я сейчас пойду в магазин и куплю новую, а ты пока подождешь здесь.
— Зачем? — Не поняла Вика коварного плана коллеги.

— Девочка, не разочаровывай меня. — Снисходительно произнесла полураздетая Катя, уперев руки в бока. — Снимай свою рубашку, в ней я дойду до магазина. Чего смотришь!? Снимай-снимай!
Вика испуганно схватилась за воротник своей рубашки, но, так и не решилась расстегнуть ни одной пуговицы. Не без удовольствия за нее это проделала сама Катя. В отличие от своей блузки, рубашка расстегивалась руками властной девушки очень медленно, что было очень приятно мучительнице и одновременно было дико унизительно для Вики. Она покраснела и вот-вот была готова расплакаться от неожиданного позора.

Расстегнув все пуговицы, Катя полюбовалась открывшимся видом: дешевый бежевый лифчик с поролоном внутри, для предания несуществующего объема, скрывал почти всю небольшую грудь-единичку. Но в целом, плоский животик, аккуратный пупок и стройная фигура показались Кате очень соблазнительными. Она не удержалась и провела тыльной стороной руки от шеи до верха лифчика коллеги, после чего стянула рубашку с плеч девушки и неспешно надела на себя.
Проделывая все это в полной тишине, она буквально прожигала взглядом Вику, которая, конечно, так и не смогла поднять глаз на нее. Рубашка была явно мала Кате, и кое-как застегнув ее, она оставила перепуганную Вику наедине, коротко бросив на прощание:
— Я быстро.

Добежав до своей куртки в офисной гардеробной, она одним движением накинула ее на себя и, уже явно замедлив шаг, достала свой телефон:
— Привет, Миш! Угадай, кто к нам сегодня в гости зайдет!? Да, она! Нет, еще не уговорила, но она придет, сто процентов. Да, уверена как ни в чем другом! Подробности расскажу вечером, позвонила на минутку просто похвастаться. — Девушка просто сияла от прекрасного начала «взаимоотношений» с Викой.
Магазин одежды располагался в паре минут ходьбы от места работы Кати, но та, нарочно затянула свой поход. Попутно пообедав, она подошла к двери женского туалета, отметив по часам, что отсутствовала около часа. Мысль о том, что в кабинке все это время дрожит от страха и стыда полуголая девушка, безумно будоражила и даже возбуждала Катю.
— Это я, открывай! — Уверенным голосом произнесла она, встав напротив закрытой двери. Девушке очень хотелось увидеть свою загнанную в клетку жертву и посмотреть на ее реакцию.

Вика открыла после десяти секунд промедления и, сделав шаг назад, пристыженно прикрыла грудь руками.
— Чего ты там прикрываешь, не стесняйся меня. Посмотри, какую классную штучку прикупила. — Катя распахнула полы куртки, демонстрируя Вике свою обновку.
Та нехотя и неуверенно подняла взгляд и тихо сказала:
— Да, красивая... Верните мою рубашку, пожалуйста...
— Держи. — Катя протянула Вике скомканный предмет и та судорожно принялась натягивать его на себя. — Да, кстати, ты извини, я там случайно две верхних пуговицы оторвала.

Конечно, это было сделано не случайно, а именно для того, чтобы Вика в очередной раз почувствовала себя глупо и неуютно. И хоть отсутствие двух пуговиц и не оголяло ничего лишнего, но психологически девушке явно было не по себе. Тем более, что рубашка была изрядно измята.
— Значит так. — Продолжила Катя. — Сейчас сдаешь блузку в химчистку, чтобы они срочно вывели пятно, вечером заедешь ко мне домой, завезешь ее, я тебе верну деньги, адрес сейчас скину тебе на рабочую почту. Ну и пуговицы тебе, я, конечно же, сама пришью, не волнуйся. — Ехидно улыбнулась девушка и поспешно вышла из кабинки, не дожидаясь ответа Вики.

Остаток дня Катя провела как на иголках. Она не могла думать ни о чем, кроме визита своей стеснительной коллеги и даже на час раньше сбежала с работы, чтобы подготовиться. Миша, в свою очередь, в этот день задерживался, что было только на руку девушке. При посторонних Вика, скорее всего, повела бы себя еще более закрыто. Несмотря на томительное ожидание, звонок в дверь заставил подскочить Катю на кресле. В том, что это пришла именно Вика, она не сомневалась, потому что даже по короткой трели дверного звонка чувствовалась неуверенность визитера в себе.
— Привет, принесла блузку?
— Да, вот... — Девушка протянула прозрачный пакет, в котором лежал причинный предмет одежды.
— Проходи.
— Нет, спасибо, отдайте, пожалуйста, пуговки и я побегу, а то...

— Проходи, это не обсуждается! Я обещала, что пришью их сама! К тому же, я хочу извиниться перед тобой, сегодня я поставила тебя в такое глупое положение... Но и ты меня пойми, я просто очень расстроилась и переволновалась из-за блузки. — Катя решила не торопить события и втереться Вике в доверие.
— Конечно-конечно! Ничего страшного, это Вы меня извините, это же я во всем виновата изначально.
— Снимай туфли. — Девушка немного помялась, но все же послушно сняла их, аккуратно поставив на придверный коврик. После чего хозяйка квартиры за руку увела ее на кухню. — Что пить будешь?
— Спасибо, ничего.
— Так, Вик, давай без лишней скромности. Расслабься, воспринимай меня не как коллегу, а как подругу.

Постепенно заговаривая гостье зубы, Катя подлила ей в кофе немного коньяка. Конечно же, она в любом случае, почувствовала бы его вкус, но главное для нее было начать этот процесс спаивания, который девушка у себя в голове назвала «раскрепощением». Сделав глоток, Вика предсказуемо чуть не поперхнулась горячим напитком с добавлением алкоголя и, выпучив глаза, спросила:
— Что это?
— Кофе с коньяком. Не бойся, от десяти грамм не опьянеешь, зато так намного вкуснее. Пей! — Властно добавила она.
Вика сделала еще один глоток, но не оценила «особенного вкуса». Тем не менее, она побоялась выглядеть невежливой и не стала расстраивать хозяйку своим отказом. Таким образом, под пристальным взглядом Кати ей вскоре пришлось осушить всю чашку, периодически морщась и обжигаясь.

— Молодец. — Неуместно похвалила ее Катя. — Ну, давай с твоей рубашкой разберемся.
Конечно же, она все еще была на Вике. Услышав эту фразу, она, как и днем, испуганно вцепилась руками в воротник.
— Снимай ее! Ну же! Чего ты стесняешься? Чего я там не видела? — Катя пошла в наступление.
— Ну... Просто, как-то это не нормально, что ли...
— Не нормально то, что ты устраиваешь проблемы из ничего! — Девушка намеренно повысила голос, продолжая морально давить на гостью.
Увидев, что Вика снова впала в ступор, Катя опять взяла инициативу в свои руки и бесцеремонно стала снимать с нее рубашку.

Напуганная девушка не препятствовала ей и даже смиренно опустила руки по швам, позволяя себя раздеть, как маленькую девочку. Ростом гостья действительно была чуть ниже, а из-за того, что она постоянно смущалась и опускала голову, то казалась еще меньше.
Раздев растерянную коллегу, Катя не торопясь сходила за иголкой и нитками, после чего, усевшись напротив Вики, принялась пришивать пуговицы. Между девушками повисла неловкая пауза, хотя хозяйка квартиры и положения не испытывала никакого дискомфорта. Поглядывая на новоиспеченную подругу, она произнесла:
— Вик, ну чего ты такая стеснительная-то? Что на работе, что здесь. Вон, какая ты красавица, а мнешься как школьница перед гинекологом!

От такого сравнения девушка вздрогнула и, но все же ответила:
— Да, я понимаю это... Видимо, все из-за воспитания, у меня были очень строгие родители и другие родственники... Они постоянно давили на меня во всем и не давали никакой свободы... Когда я, наконец, уехала от них, то поняла, что мне очень тяжело психологически существовать в другом окружении...
Вику, наконец, «прорвало» и потянуло на откровения. Она была не глупа и явно давно ни с кем не разговаривала «по душам». Обрадовавшись реакции собеседницы, Катя продолжила:
— Ну, девочка, нужно же перешагнуть через это и строить себя заново, иначе до конца жизни все так и будут ездить на тебе, а ты ничего существенного никогда не добьешься.
— Вы правы... Но как это осуществить? На какие-то курсы походить или тренинги, чтобы обрести уверенность? Но на это у меня денег не хватит...

— Глупости все эти твои курсы!
— А как же тогда быть? — Вика подняла на Катю свои большие глаза полные вселенской грусти.
— Я могу тебе помочь. — Улыбнулась девушка в ответ.
— Честно говоря, не совсем понимаю, как это возможно... — Прозвучало после некоторого раздумья. — Да и как я смогу отблагодарить Вас в случае какой-то помощи?
«Клюнула!» — радостно подумала Катя, и специально проигнорировала ее вопрос, чтобы не увязнуть в ненужных объяснениях
— Для начала прекрати постоянно смотреть в пол. Это сразу выдает твой характер и твою нерешительность. Поднимай глаза. Если тебе будет тяжело и непривычно общаться с людьми именно так, то ищи вокруг их головы какие-нибудь предметы и точки, за которые можно «зацепиться» взглядом.

Вика смешно забегала глазами по всему пространству вокруг лица Кати.
— Эй! — Прервала она это нелепое занятие. — Ты же не ищешь, что у меня украсть с кухни, а просто смотришь на что-то или кого-то. Посмотри мне в глаза!
Приказной тон подействовал: часто моргая, Вика встретилась взглядом с Катей. Но уже через считанные секунды, вновь отвела его.
— Да, сложновато нам будет... Знаешь что, начнем с малого, раз в глаза смотреть не можешь, смотри на мою грудь!
— Почему на грудь? — Удивилась Вика, но все же задержала взгляд на указанной области, которая выглядела очень даже аппетитно. Плотно обтянутые футболкой полушария выразительно выделялась на фоне стройной фигуры.
— В глаза смотреть ты не можешь, а в рот смотреть неприлично. Что у нас остается? Моя грудь. Или она тебе не нравится? — Продолжала гнуть свою линию Катя, постепенно сводя диалоги к откровенной теме.

— Что Вы! Нравится! — Ответила девушка, пытаясь казаться вежливой и честной, но тут же залилась краской, когда поняла, насколько двусмысленно прозвучал ее ответ.
— Ммм, и давно? — Съехидничала Катя.
— Я не это имела ввиду...
— Шучу я, Вик, Шучу. Знаешь что, раз тебя так смущает наш с тобой внешний вид, то давай я уровняю наше положение.
Вопреки всей логике, девушка одним движением стянула футболку через голову, открывая свое тело и приподнятую лифчиком грудь на обозрение собеседнице. Вика бросила взгляд на эту картину и тут же, смутившись, отвернулась.
— Да, тяжеловато нам с тобой будет, но мы справимся, я верю! — Вновь повторила Катя свои размышления вслух.
С этими словами она потянулась к себе за спину и достала бутылку коньяка.

— Я не буду пить! — Запротестовала Вика.
— Будешь! Я тебя не спрашиваю! — Катя разлила напиток по бокалам и пододвинула один из них гостье. — Напиваться мы не будем, но это тебя раскрепостит.
— Для чего?
— Для нормального и откровенного общения.
— Откровенного?
— У тебя со слухом плохо, или просто глупой прикидываешься? — Разговор и поведение собеседницы, уже начали немного раздражать Катю. — Давай выпьем за твое успешное обучение.
Девушки чокнулись бокалами и влили в себя их содержимое, хотя гостья до сих пор не понимала, в чем будет состоять ее «обучение» и зачем для этого нужно прибегать к «откровенному общению».

Вика скривила гримасу отвращения, но все же полностью осушила свой бокал и проглотила напиток. Тех тридцати грамм, которые в нем находились, ей явно хватило, чтобы почувствовать, как по телу разливается приятное тепло. А сама девушка быстро ощутила признаки легкого опьянения. Настроение повысилось, да и уверенность в себе стала расти, а вслед за ними стал «развязываться» и язык. Вика внезапно захотела поддержать разговор, но не знала, с чего начать. Хозяйка квартиры не торопила события, давая алкоголю подействовать.
— Смотри. Мне. В глаза. — Медленно и отчетливо проговорила Катя. Сопроводив сказанное жестом, указывающим себе на лицо. — Или сюда. — Добавила она, шлепнув себя ладонью по чашечке лифчика, отчего сексуальная грудь призывно покачнулась.
— С чего начнем обучение? — Неожиданно для своего «преподавателя» спросила Вика. На самом деле, она просто попыталась отвлечь внимания Кати о темы ее глаз. Игра взглядов была для нее действительно серьезным психологическим порогом, который она никак не могла преодолеть.

— Мне начинает нравиться твой настрой! — Снова улыбнулась ее коллега. — Встань!
Немного помедлив, Вика все же поднялась на ноги и смущенно опустила голову. Она уже запуталась и не понимала, что она делает и зачем. Почему она выполняет странные приказы коллеги, с которой практически не общалась даже на работе. Но девушка и представить не могла, что сейчас на уме у ее хитрой знакомой. Катя, в свою очередь, с трудом сдерживалась, чтобы не сказать ничего лишнего и не сделать поспешного шага, сбив настрой своей подопытной.
— Включи по телевизору какой-нибудь музыкальный канал.
— Зачем!? Только не заставляйте меня танцевать! Да еще и в таком виде! Это один из самых больших моих комплексов, я совсем не умею двигаться!

«А хорошая идея, нужно запомнить» — Подумала Катя, но вслух сказала:
— Не переживай ты так. Наоборот, музыкой я хочу перебить эту гнетущую тишину, а то сама скоро от тебя комплексами неполноценности заражусь. Вот так, молодец. — Похвалила она Вику, которая без труда справилась с пультом. — Налей еще выпить.
— Только это последняя, ладно? — Наивно попросила гостья.
— Я подумаю над этим. — Ухмыльнулась Катя. Когда девушки вновь опустошили бокалы, то последовал очередной неожиданный приказ: — Сними юбку!
— Ого! Зачем!?
— Вика! Я думала, мы уже решили вопрос о твоем обучении и послушании.
— Послушании!? Но я считаю, что это лишнее... И... Чему Вы меня учите-то?
— Виктория! Помолчи и делай то, что я говорю! Или так всю жизнь и пробудешь серой мышкой!
Девушка тяжело вздохнула и непослушными руками расстегнула юбку, после чего аккуратно положила ее на стул. Немного подумав, она притворила дверь на кухню, будто опасаясь визита посторонних.

— Ну и чего ты стесняешься?! Если тебе и стоит стесняться, то только своих трусов! Видишь, как все просто. С таким шикарным телом нужно как можно чаще демонстрировать его, провоцируя окружающих мужчин на подвиги! — Трусы у Вики действительно были самыми непримичательными, без намека на малейший эротизм. Да еще и поверх них у девушки были натянуты плотные колготки. А вот сама фигура скромницы была очень соблазнительной, даже дешевая и нелепая одежда не могла испортить ее. Кате сразу хотелось сбросить эти неуместные тряпки с гостьи и насладиться им, как следует облапав его по-мужски.
— Просто в Ваших действиях столько сексуального подтекста...
— Сколько? — Вика промолчала, не придумав как ответить на странный вопрос. А Катя, провоцируя свою жертву, добавила: — Каждый видит то, что хочет видеть сам. Если не явно, то подсознательно. Я всего лишь хочу тебя раскрепостить. Ты девственница?
— Я не хочу отвечать на этот вопрос...
— Виктория!

Грубым и требовательным обращением со своей подопытной, Катя попала в самую точку. К Вике с детства обращались полным именем только когда были недовольны ее поведением. А поскольку это недовольство и крики были регулярными, то у нее уже давно выработался рефлекс: в первую очередь нужно было извиниться перед собеседником и исправить причину такого обращения к ней.
— Нет...
— Что нет!?
— Я не девственница...
— Во сколько лет тебя впервые трахнули?
— Почему так грубо!? — Искренне возмутилась девушка.
— Вика, это называется «трахаться»! Так во сколько?
— В двадцать...
— А сейчас тебе сколько?
— Двадцать четыре...

Девушка напряженно топталась на месте, как вдруг услышала очередной неожиданный и резкий вопрос:
— Родители тебя пороли?
— С-ссс чего Вы взяли? — Девушка от неожиданности даже стала заикаться.
— Я подумала, что просто так, на ровном месте не становятся такими забитыми и мнительными особами, как ты.
— Я не забитая... — Обиделась Вика и поняла, что вот-вот расплачется от этого откровенного допроса.
— Называй это как хочешь! Я говорю то, что вижу! Так пороли или нет, Виктория!?
— Было несколько раз... — Сдалась она.

— По делу или просто так!? — Не унималась Катя.
— Просто так не порют... — Со знанием дела произнесла Вика всхлипывая.
— Вот как! Значит, ты признаешь, что справедливо получала по заднице за провинности? Это похвально.
Пристыженная девушка предпочла промолчать, чтобы лишним высказыванием не вызвать очередную порцию унижений в свой адрес. Но на этом ее приключения не закончились. Громкая музыка сыграла свою роль: Вика не услышала, как в квартиру вошел еще один человек и, скинув верхнюю одежду, спешно прошел к закрытой двери на кухню.
Миша сразу понял, что Катя дома явно не одна и что ей, возможно, уже удалось осуществить свою мечту, совратив стеснительную девушку. Любопытство пожирало парня и, он не стал тянуть время, резко распахнув кухонную дверь.

В первые мгновения перепугались все присутствующие, особенно, конечно, Вика. Она совсем не ожидала увидеть в этот момент постороннего мужчину, да еще и в такой непосредственной близости от себя. Катя тоже была вся в мыслях о дальнейшем развращении подруги, поэтому резкое появление Миши застало врасплох и ее. Ну а сам мужчина, чуть не получил инфаркт от резкого и громкого вскрика гостьи, которая совершив молниеносный маневр, спряталась за спину Кате. От неожиданности та вскочила на ноги и недовольным взглядом уставилась на мужа. Первым из ступора вышел как раз мужчина.
— Здравствуйте, дамы. Сожалею, что прервал ваше общение. И уж тем более, я не хотел вас испугать. — Он плохо скрывал свой саркастический тон. Его глаза вовсю пытались высмотреть полуобнаженную фигуру гостьи за телом жены.

— Да, уж, неожиданно ты к нам ворвался. — Констатировала она. — Но раз уж ты тут, то давай познакомимся. Вика, это мой муж, Михаил. Эй, мышка, ты где там? — Не дождавшись ответа, Катя заглянула через свое плечо.
— Здравствуйте... — Тихо пропищала девушка, оправдывая свое новое прозвище.
— Ну, так не пойдет! — Воскликнула Катя, придя в себя. — Вика, поздоровайся!
Фраза была произнесена таким властным тоном, что даже Миша не сразу узнал в твердой интонации голос собственной жены. От сразу понял, что ее «игра» уже началась и находится в самом разгаре. Мужчина сделал шаг вперед и выставил руку, понимая, что ему нужно подыграть Кате.

Развернувшись к Вике, она буквально выпихнула ее навстречу своему мужу.
— Михаил. — Вкрадчиво произнес он, продолжая тянуть руку.
Оказавшаяся между супругами, которые вели себя очень странно, полуголая девушка в ответ протянула и свою изящную ладошку, которую от напряжения и стыда ощутимо потряхивало.
— Вика... — Прошептала она и почувствовала, что сильная мужская пятерня не собирается выпускать ее из своих тисок после рукопожатия.
Дважды дернув руку на себя, девушка услышала:
— Очень приятно, Вика!
— Мне тоже... — Соврала она.

— Искренне сожалению, что напугал Вас и что смутил, застав в таком необычном виде. — Ухмылялся мужчина, лапая взглядом стройную фигуру девушки, пользуясь ее опущенным вниз взглядом. — Чем вы тут занимались?
— Мы учились. А вернее обучали Вику твердости и уверенности в себе. — Подмигнула Катя своему мужу.
— Я вижу успехов у вас еще не так много. — Улыбнулся Миша и, наконец, разжал руку.
Вика тут же снова переместилась за спину Кате, как маленький ребенок или щенок, ища за ней единственное спасение.
— А мы не торопимся! — Хищно произнесла девушка и, заведя руку за спину, подцепила край трусиков Вики, нагло проникнув под ткань. — У нас. Все. Впереди! — Медленно и размеренно проговорила она, пробираясь сквозь густые волосики на лобке девушки к своей сокровенной цели. — Ты согласна, девочка?

— Да... — Еле слышно произнесла та, замерев от неожиданных действий Кати.
— Миша, не хочешь поучаствовать в обучении?
— С удовольствием!
В этот момент, пальцы девушки, наконец, подобрались к заветной щелке и, грубо раздвинув половые губы, на пару сантиметров проникли в дырочку. Вика вздрогнула и, сжав ноги, положила свою ладонь на тыльную сторону руки Кати, тем самым пытаясь дать ей понять, что она против таких манипуляций. Но пальцы уже «вошли во вкус» и Катя неожиданно для себя почувствовала влагу и жар возбужденного влагалища девушки.
Внезапно, собрав волю в кулак, Вика отстранилась от свой обидчицы и, подхватив свои вещи, выбежала из кухни. Вжавшись в стену, огибая широкую фигуру мужчины, она пропищала: «Простите».

Закрывшись в ванной, девушка включила воду на полную мощь, чтобы успокоиться и привести себя в порядок.
— Прости, что помешал. — Произнес мужчина, оставшись наедине с женой, но при этом он не переставал улыбаться.
— Ничего страшного. Так даже лучше! Она будет моей! Сучка очень возбудилась!
— Я бы так не сказал.
— Ты плохо понимаешь девушек!
— Конечно, ведь мне достаточно только тебя!
— Мне тоже! Но с Викой будет весело! — Самоуверенно произнесла Катя и слилась с мужем затяжным поцелуем.
— Чего от тебя дальше ждать, моя извращенка?
— Пока не знаю, придумываю все на ходу. Как тебе Вика?

— Действительно симпатичная сучка, правда, сиськи маловаты. Но я бы ее с удовольствием поимел!
— Не в сиськах счастье, дорогой! Теперь ты меня понимаешь? — Подмигнула Катя и приложила ладонь к паху мужчины.
— Да, моя девочка! Я бы трахнул бы вас обеих! — Прошептал он ей на ухо, уже не в первый раз перевозбуждая жену горячим дыханием в области шеи.
— Ммм! Продолжай! — Постепенно забывая о присутствии в ванной комнате посторонней девушки, Катя принялась снимать с мужа рубашку, оголяя его неидеальный, но любимый ею торс.
Выскользнувшая через пару минут в коридор Вика была уже полностью одета и бросив взгляд на кухню поразилась: Катя с Мишей уже были вовсю увлечены телами друг друга, постепенно скидывая одежду прямо на пол.

Вика успела лишь надеть на ноги туфли и схватить куртку, когда возбужденная пара заметила ее попытку к бегству.
— Ей, куда ты!? — Грозно прокричала Катя, отрываясь от губ мужа.
Но гостья ничего не ответила, наоборот, она неуклюже подхватила свою сумку за одну ручку и стала возиться с замком на двери. Бросив взгляд на приближающуюся девушку, Вика, наконец, справилась с дверью и выскочила наружу. Покидая логово извращенцев бегством, девушка не заметила, как из небрежно подхваченной сумки успели вывалиться сразу несколько предметов. Это было то, что лежало поверх остального содержимого: кошелек, мобильный телефон и прочие мелочи.

Катя, удивленная и откровенно огорченная бегством гостьи, осторожно подняла находки и задумчиво вернулась домой. Когда она встретилась глазами с Мишей, то тот, саркастически уколол свою любимую:
— Что, сорвалась твоя рыбка?
— А ты, будто, сам не расстроен!?
— Мне и с тобой хорошо! — В подтверждение своих слов, мужчина вырвал из рук девушки посторонние предметы, отбросил на тумбочку и, подхватив красавицу под попку, понес ее в спальню...

Свою пропажу Вика обнаружила уже дома. Проездной на метро лежал в кармане ее куртки, а ключи от квартиры на дне сумки, поэтому она без труда попала в подземку, а затем и к себе домой. Оставшись наедине и закрывшись на все замки, девушка направилась прямиком в душ.
В ванной, она отчаянно терла свое тело, будто пытаясь забыть ощущения от прикосновений своей странной коллеги. В какой-то момент, очередь дошла и до промежности девушки. Дотронувшись до половых губ, Вика вспомнила, проникновение наглых пальцев между ними и непроизвольно закрыла глаза, смакуя эти мгновения. Симпатичная блондинка не сразу осознала, что вся эта ситуация дико завела ее. Просунув средний палец в дырочку, она ощутила, что возбуждение охватило не только ее разум, но и тело.

Путаясь в своих мыслях и ощущениях, блондинка устало опустилась вниз и, разведя ноги, улеглась прямо на дно ванны. Бьющие в живот и грудь струи воды немного сбивали ее настрой, но, как и брызги, отлетающие в лицо, они уже не могли полностью отрезвить ее состояние. Увлеченная рука девушки, сменяя пальцы, принялась исследовать недра собственного влагалища, а перед закрытыми от удовольствия глазами предстал образ Кати, которая с дьявольской ухмылкой руководила действиями Вики.
Возбужденной скромнице хватило всего нескольких минут, чтобы довести себя до оргазма, фантазируя о необычной сцене с пошлой грубиянкой. Такого в жизни Вики еще никогда не случалось...

Когда девушка намного пришла в себя и освежилась, она слегка запаниковала: завтра ей наверняка предстояло увидеться с Катей на работе. А после суматошного побега из ее квартиры, Вика даже не представляла, как ей себя нужно будет себя с ней вести. Конечно, первым делом она посчитала необходимым извиниться. В этом и состояла противоречивая сущность скромной блондинки: извиняться, извиняться и еще раз извиняться, даже если она и была права, но при этом доставила неудобство другому человеку.
Не найдя в собственной сумочке расческу, зеркальце и самое главное — телефон с кошельком, Вика запаниковала по настоящему. Она сразу поняла, что обронила вещи у Кати в коридоре. Закрыв глаза руками, впервые за вечер она заплакала...

— Ну, здравствуй, беглянка!
— Здравствуйте... — Промямлила Вика и, не поворачиваясь в сторону знакомого голоса, еще сильнее ссутулилась над клавиатурой.
— Что это вчера было?
— Екатерина... Давайте не здесь... — Бросив молниеносный взгляд вокруг себя и заметив заинтересованность коллег, произнесла испуганная девушка.
— Хорошо, пойдем!

Блондинка вскочила на ноги и посеменила за Катей. В награду за неудавшееся вечернее развлечение с Викой, та получила полтора часа страстного и бурного секса с любимым мужчиной. Мишу тоже завело потенциальное присутствие второй девушки и, он вдоволь «оторвался» на жене. Тем не менее, Кате не могла не продолжить свои моральные издевательства над Викой. Поэтому она подошла к ней сама, но не в начале рабочего дня, а часа через три, зная, что ее коллега будет сходить с ума от беспокойства и волнения.
Мест для уединения в офисе не было. «Черт бы побрал эти оупен-спейсы!» — Подумала Катя. Ей самой не хотелось, чтобы другие сотрудники видели ее излишнее внимание к Вике. Иных вариантов не было и обе девушки осторожно проскользнули в туалет. Убедившись, что они оказались там одни, Катя включила воду и, играя на эмоциях Вики, не торопилась продолжать с ней диалог. Когда ее руки были тщательно вымыты, то, она, наконец, обратилась к коллеге, которая все это время молча стояла у нее за спиной. Глядя на ее отражение в зеркале, она сказала:

— Так и будем молчать?
— Екатерина, я хочу извиниться...
— Я слушаю.
— Простите меня за то, что я так от Вас вчера сбежала...
— Хм... И все? Это все извинения?
— Да... Я не сделала ничего плохого, чтобы извиняться еще за что-то...
— Уверена?
— Да... Вчера Вам с мужем уже было не до меня, я подумала, что могу Вам помешать...
— Иногда нужно меньше думать, Виктория! — Резануло Вику по ушам ее полное имя.
— Простите... Мои вещи у Вас?

— Да.
— Отдайте их мне, пожалуйста...
— Извинись так, чтобы я поверила искренность твоих слов! — Катю уже понесло.
— Как это сделать? — После паузы спросила Вика.
— Не знаю. Например, встань на колени, посмотри мне в глаза и извинись! — Блондинку прошиб холодный пот.
— Но... Но это же унизительно... Да и люди могут войти в любую секунду...
— Мое дело предложить... Ну, раз ты оказываешься, то я пошла.

— Стойте... Я извинюсь... — Дрожащим голосом произнесла красная от стыда девушка. — Но, здесь я не могу... Давайте дождемся конца дня, когда все уйдут домой?
— Вот еще! То есть из-за тебя я еще и должна тратить свое личное время? Да и в любом случае, твои вещи у меня дома.
— Вы не взяли их с собой?! — Возмущенно воскликнула Вика и сама испугалась своего голоса.
— А что, я должна за тобой таскать твои безделушки!? Ты совсем что ли оборзела!?
— Простите...
— Чтобы в девятнадцать ноль-ноль была на пороге моей квартиры! Иначе выкину твой хлам в помойку, вместе со всеми картами!
Не дожидаясь ответа перепуганной коллеги, удовлетворенная эффектной и эффективной беседой Катя бодрым шагом удалилась из уборной.

Без пяти минут девятнадцать Вика уже стояла на этаже, где располагалась квартира Кати. Она была ни жива, ни мертва от эмоционального перевозбуждения. Переминаясь с ноги на ногу, она в сотый раз думала о том, нужны ли ей были эти мелкие наличные, кредитные и скидочные карты, а также ее телефон, по которому она все равно почти никому не звонила. Но терять ценности и восстанавливать многочисленные карты очень не хотелось, поэтому жадность привела девушку к страшной двери Катиной квартиры.
Хотя присутствовал и еще один фактор, который привел Вику сюда. Это была сама Катя. Несмотря на постоянный стыд и дискомфорт, который блондинка ощущала в ее присутствии, эта властная и уверенная в себе девушка буквально манила ее к себе своей харизмой, поведением и еще бог знает чем. Но это «что-то» просто не позволяло сердцу Вики успокоиться и весь день усиленно билось от волнения.

На этот раз, Миша уже был дома. Катя уже посвятила его в свои планы, и сегодня присутствие мужчины с самого начала было для нее как нельзя кстати. Девушка была уверена в удачном исходе вечера и чувствовала, что сегодня ей удастся познакомиться со стеснительной блондинкой еще ближе. Ее настроение передавалось и мужу, который был сильно взбудоражен перед приходом гостьи.
Он и заметил стройный силуэт Вики в дверной глазок. Силуэт долго метался по лестничной клетке, не решаясь позвонить в дверь. Наблюдая за поведением Миши и, зная о терзаниях Вики, Катя ощущала себя роковой женщиной, которой удается манипулировать чувствами и поведением других людей. Придя с работы, она просто-напросто уселась на диване перед телевизором все в той же офисной одежде, зная, что выглядит в ней наиболее стильно и строго. Услышав долгожданный звонок, она закинула одну ногу на другую, чем дала понять Мише, что и она немало волнуется перед предстоящей встречей. Поэтому мужчина сам пошел открывать дверь.
— Здравствуйте... — Удостоила его коротким взглядом Вика, не сдвинувшись с придверного коврика.

— Привет-привет. Проходи, чего встала? — Удивился ее нерешительности Миша. Он еще не был хорошо знаком с ее характером и поведением.
— Спасибо... А где Екатерина?
— Там. Проходи.
Разувшись и сняв куртку, Вика выдохнула, пытаясь успокоить дыхание и сердцебиение, после чего прошла в соседнюю комнату.
— Здравствуйте. — Снова поприветствовала она девушку.
— Созрела? — Довольно грубо спросила Катя.
— Да... — Тон девушки сразу сбил настрой блондинки.
— Для чего созрела?
— Для того, чтобы извиниться... Так как Вы просили...
— Ну, и чего ждешь?

Вика покосилась на дверь в комнату, где за углом, совсем рядом стоял мужчина и подслушивал весь разговор. Девушку беспокоило то, что он мог в любую секунду войти и увидеть ее в процессе «извинения».
— Можно закрыть дверь?
— Ты стесняешься моего мужа?
— Да... — Честно ответила гостья после паузы.
— Не нужно его стесняться, он большой мальчик и многое повидал в жизни. — Сказала Катя многозначительную фразу. — Миша, подойди, пожалуйста.
Сгорая от любопытства и нетерпения, мужчина тут же вошел в комнату. Психологически Вике стало совсем тесно в этом помещении и, она слегка запаниковала.
— Вика хочет извиниться передо мной, хочу, чтобы ты поприсутствовал.

— Зачем? — Хриплым голом спросила гостья.
— Я так хочу! Что-то не устраивает — пошла вон! — Катя сегодня была излишне радикальна. — Миш, садись, хоть ты не стой.
Мужчина тут же плюхнулся в кресло, надеясь на интересное продолжение шоу после такого многообещающего начала. Вика, в свою очередь, ощутила, что ее стыд и чувство неловкости растут ежесекундно. Напряжение в комнате можно было резать ножом и ситуация срочно требовала развития. На правах лидера и организатора происходящего, Катя первой нарушила тишину:
— Так, Виктория, я вижу, жизнь тебя ничему не учит. Значит, учить тебя будем мы! Извинения от тебя я приму только в нижнем белье и стоящей передо мной на коленях! Так что раздевайся и возвращайся к своему вчерашнему виду!

Сказанное прозвучало для блондинки, как гром среди ясного неба. Теперь, и без того унизительную процедуру она должна была выполнить в полуголом виде в присутствии малознакомого мужчины. Сама Катя при посторонних подсознательно была для нее уже более-менее «своей». Терзая себя размышлениями обо всей сложившейся ситуации, Вика неосознанно сама внушила себе то, что она «должна» извиниться, в чем ее с каждой минутой все больше убеждали требовательные приказы девушки напротив.
— Можно мне выпить? — Этих слов не ожидали уже Катя с Мишей.
Из-за своего обреченно-опущенного взгляда, Вика так и не увидела, как они переглянулись и едва заметно подмигнули друг другу.
— Да, конечно! Иди на кухню, налей себе сама. И нам принеси! — Вдогонку крикнула ей девушка.
Оказавшись на кухне наедине со своими душевными терзаниями, Вика смогла немного перевести дух. Вчерашнюю бутылку она нашла без труда. Чтобы успокоить волнение, она открыла пробку и сделала небольшой глоток прямо из горла. Огненная жидкость обожгла горло, но морально девушке как будто бы сразу же полегчало.

Найдя стаканы, она наполнила один из них и в два захода осушила его, выпив в сумме не больше пятидесяти грамм. Тем не менее, в голове немного зашумело, а на душе даже стало чуть-чуть спокойнее.
— Ну и где это невинная овечка? — В нетерпении спросил Миша. Гостья действительно уже отсутствовала минуты три или четыре.
— Не торопись. Видишь как ей тяжело. — Неожиданно вступилась за нее Катя. — Я надеюсь, в окно прыгать и вены резать она не собирается? — Добавила она с сомнением в голосе. И тут же, чтобы успокоить себя крикнула: — Вика! Долго нам ждать!?
— Иду-иду... — Донеслось из недр квартиры.

Вскоре в дверной проем как привидение беззвучно заплыла девушка, неся в руках два стакана и бутылку.
— А где твой стакан? — Спросила Катя.
— Я уже выпила...
— Неси, выпьем вместе.
Вика уже пожалела, что не сдержалась и приложилась к бутылке раньше остальных. С ее телосложением и отсутствием большого опыта в употреблении алкоголя она точно не могла пить наравне с другими.
— Разливай.
Девушка на диване продолжала командовать, а стоящая перед ней блондинка ощутила себя в роли официантки, или того унизительнее — служанки.

— За вас, красавицы! — Подал голос Миша и первым осушил свой бокал. Его примеру последовала Катя, после чего, одним только грозным взглядом заставила выпить и Вику.
— Знаешь, раздеваться и просить прощения вот так, на пустом месте, это как-то глупо, даже за твои прошлые провинности. Давай поступим по другому, более честно, что ли. Сыграем в карты на раздевание! — Неожиданно и для мужа, и для гостьи добавила Катя.
— Хорошая идея! — Тут же подхватил мужчина и вышел из комнаты в поисках карточной колоды. Он был готов принять любые условия игры, лишь бы скорее приступить к действиям.
— Садись! — Указала Катя гостье рядом с собой на диван и похлопала по нему рукой.
Вика уже окончательно запуталась. Была она виновата, или нет, в чем вообще заключалась суть претензий к ней и были ли они обоснованы? Зачем и с какой целью ее втягивают в эти странные игры? Да и про свои вещи, находящиеся в заложниках у Кати она не забыла.

Блондинка слишком перенервничала до этого момента, а сейчас, к тому же, была еще и слегка пьяна. Усевшись рядом с требовательной коллегой, она напряженно сдвинула ноги вместе и положила руки на колени. Тем не менее, весь ее вид говорил не только о ее смущении, но и о покорности.
Когда Миша вернулся к девушкам с колодой карт, выяснилось, что играть Вика умеет только в «Дурака». Остальным участникам было безразлично во что обыгрывать гостью, негласно сговорившись, они направили все свои силы на то, чтобы вместе «завалить» ее.
Правила установили следующее: проигравший раздачу должен быть снять с себя одну деталь одежды или обуви. Другие нюансы и условия окончательной победы или поражения одного из присутствующих они даже не обсуждали. Мише с Катей эти подробности просто не пришли в голову, а Вика уже не могла нормально воспринимать никакую информацию, лишь пытаясь не потерять сознание от волнения.

Даже усиливающееся опьянение не спасало ее от одного из самых страшных ее комплексов переходящего в фобию, девушка очень боялась оказаться в центре внимания перед другими людьми. Сейчас она как раз сидела между изобретательными супругами и явно ощущала их взгляды на своем теле. Вика не могла сосредоточиться и неудивительно, что первой проиграла именно она.
— Если хочешь, выпей еще для смелости. — Великодушно предложила Катя.
Но Вика, помотав головой, после некоторой паузы стянула с себя кофточку без дополнительного стимула, все же у нее сверху оставалась еще и футболка с коротким рукавом. Но и без одной детали одежды девушка почувствовала себя еще более неуютно. Она понимала, что ее полное оголение, это всего лишь вопрос времени, из-за чего ей было сложно сосредоточиться на картах.

Однако, в последующие десять минут, ко всеобщей неожиданности дважды подряд проиграла Катя. Вике на руки шли хорошие карты, а Миша при этом просто хорошо играл. Но для проигравшей, в отличие от блондинки, не стало большой проблемой избавиться от двух деталей одежды. Вскоре ее муж, не скрывая своего отношения ко всему происходящему, похотливым взглядом откровенно пялился на ее грудь, плотно обтянутую лифчиком. Хоть он и видел ее тысячу раз, но очертания возбужденных сосков под тонкой тканью никогда не оставляли его равнодушным.
Вика тоже не удержалась и покосилась на девушку в полуметре от себя. Ее короткий, но заинтересованный взгляд не остался без внимания присутствующих. Гостья не переставала их удивлять и вскоре, в нужный момент игры она снова избавилась от своих карт, отбившись крупными козырями. Хмыкнув, Миша явно поддался Кате и проиграл, чтобы спасти ее от очередного оголения, тем самым подольше затянул игру.

Блондинка даже улыбнулась, когда мужчина стянул через голову футболку, выставив на всеобщее обозрение свой голый торс. Но дальнейший процесс игры принес ей только очередную порцию переживаний и стыда. Проиграв трижды подряд, она превратила снятие каждой детали одежды в отдельный нелепый спектакль.
Сначала она долго не могла решить, что же снять первым: брюки или футболку. В итоге предпочтение было отдано брюкам, которые девушка еще около минуты аккуратно и смешно стягивала, складывала, пристраивая одну стрелку к другой. Но присутствующие никуда не торопились, для них обоих эта игра была в новинку, но они уже успели полюбить ее. Мужчина и вовсе был порядком возбужден и из последних сил сдерживал эрекцию, периодически думая о чем-то постороннем. А сделать это было ой как непросто: совсем рядом с ним сидели две полуголые противоположности: умелая и сексуальная брюнетка, которая знала цену своей красоте и скромная блондинка, которая возбуждала своей юной непосредственностью.

Следующей деталью одежды, которая покинула стройное тело блондинки, все же стала футболка. Поочередно вытянув руки из рукавов, Вика с трудом пересилила себя, чтобы снять ее через голову. Когда этот знаменательный момент произошел, она, безумно смущаясь, закрыла футболкой свою грудь.
— Чего ты стесняешься? Ты же не голая! — Подбодрила ее Катя и, выдернув из рук Вики футболку, просто-напросто отбросила ее в сторону, прямо на пол. Покрасневшая от стыда и выпитого алкоголя девушка, снова инстинктивно прикрыла грудь, спрятанную под лифчиком. — Руки! — Прикрикнула на нее властная подруга, заставив нервно дернуться, но в итоге, положить их на колени.
Там они и пробыли до следующей раздачи карт. Весь кон Вика думала, о том, как нелепо она выглядит под взглядами остальных, одетая в один лишь лифчик и колготки, натянутые до пояса. После очередного поражения она позавидовала другим игрокам, ведь у них на ногах были домашние тапочки, а у Кати в вовсе туфли, которые странно выглядели в домашней обстановке. В случае проигрыша, и она, и Миша могли снять обувь, а вот на блондинке оставалось лишь три детали одежды.

Естественно, следующей расплатой за проигрыш стали колготки. Девушка чересчур медленно стягивала их, этим лишь усиливая внимание к собственным движениям и прекрасному телу.
Выхваченная из ее рук нейлоновая тряпка улетела прямиком к футболке. Нижнее белье на девушке было уже заметно интереснее, чем вчерашнее, но все же разительно отличалось от кружев у на груди у Кати. Однако, хозяйка квартиры удивила и Вику и своего мужа: проиграв следующей, вместо юбки или туфель, она легким движением расстегнула и сняла с себя лифчик. Выставив зрителям напоказ свою упругую грудь со вставшими сосочками, она ехидно улыбнулась и спросила:
— Что такое!? Вы против!?

Миша просто обожал эти сексуальные полушария и твердые соски, они ему никогда не надоедали, поэтому своим похотливым взглядом он дал понять, что жена поступила правильно. Даже Вика бросила ни них исподлобья очередной заинтересованный и продолжительный взгляд.
— Ты прекрасна! — Сказал Миша и снова раздал карты.
Вика уже понимала, что рано или поздно придет и ее черед продемонстрировать окружающим какую-нибудь интимную часть своего тела, но все равно не могла собраться с мыслями, чтобы как-то аргументированно прекратить эту унизительную для нее игру. То, что ей было дико дискомфортно и стыдно, и так было всем понятно, поэтому смысла напоминать об этом вовсе не было. От переполняющих ее чувств, она и вовсе не могла произнести ни слова. Сосредоточиться на игре ей становилось все сложнее, поэтому следующий кон она проиграла с пух и прах, в конце раздачи имея на руках полколоды карт.

— Тебе помочь? — Участливо проговорила Катя, когда пауза после игры затянулась, а Вика все еще не сняла с себя ничего лишнего.
— Я сама... — Шепотом произнесла девушка и, с трудом пересиливая себя, завела руки за спину. Несколько секунд возни и на глазах у взбудораженных всем происходящим супругов свершилось неординарное событие: скромница Вика оголила перед ними свою красивую грудь.
Раздеваться на глазах у посторонних ей всегда было очень непросто, будь то родители, первый и единственный возлюбленный, или районный врач. Сейчас, стянув с себя лифчик, она, к удивлению Кати прикрыла руками не грудь, а зажмуренные от стыда глаза. Михаил жадно облапал взглядом ее стройную фигуру с маленькой грудью, на которой как два ластика с карандашей топорщились аккуратные возбужденные сосочки. Но Катю больше интересовала не внешность, а реакция Вики на все происходящее. Почувствовав, что она на правильном пути, Катя неспешно продумывала, что делать и как себя вести себя с ней дальше.

— Миш, раздавай! — Сказала она уверенным и будничным голосом, словно ничего особенного рядом с ней не происходило.
Когда Вика оторвала руки от лица и взяла карты, то окружающие заметили, что глаза заметно покраснели, а скромница была готова вот-вот разрыдаться.
— Девочка, ты чего? — Снова ласково и участливо спросила Катя. — Неужели тебе так стыдно и неудобно?
Но раздетая девушка не смогла произнести ни звука, лишь нервно кивнув в ответ после паузы.
— Зря ты так реагируешь. Все нормально! Ты такая красавица! Такая сексуальная девочка! — Стала убалтывать ее коллега. Нужно тебя раскрепостить, чтобы ты так не страдала от своих комплексов.
— Зачем? — Выдавила из себя девушка, провоцируя повторение вчерашнего разговора.

— Ну, ты же вон как мучаешься от такой ерунды. Что в этом такого: раздеться перед другими, да еще и в рамках игры? Нужно проще относиться к таким вещам! Нужно уметь пользоваться преимуществами своего тела, а не стыдиться его. Мы же не мучаем тебя и ни к чему не принуждаем. — При этом, Катя положила руку на Викину ногу, от чего та снова вздрогнула.
Сложно сказать, что именно на нее так подействовало: то, что посторонняя рука дотронулась до ее обнаженного тела, или то, что девушку заставлял съеживаться один лишь только монолог Кати.
— Сотни миллионов людей в мире занимаются чем-то подобным, тем самым внося разнообразие в свои жизни. Они развлекаются, получают положительные эмоции, естественно, все это происходит при взаимной симпатии. Вот ты мне очень симпатична! Да я уверена, что и Мише тоже. Надеюсь, что и мы тебе нравимся.

Катя продолжала пудрить Вике мозги своим сладким голосом с заискивающими интонациями. У нее до сих пор не было четкого плана насчет того, как вести себя дальше и до каких пределов можно довести эту игру. Поэтому ей и была важна только положительная реакция девушки, чтобы вновь не спугнуть ее. Мужчина тоже принял правила игры, но предпочел отмалчиваться, чтобы лишним словом не помешать развращению этой миниатюрной красавицы.
— Да... Нравитесь... — Подала голос блондинка. — Просто Вы моя коллега, да еще и в такие игры я никогда не играла... — Наконец, решилась она на откровение.

— Все бывает в первый раз, девочка. А то, что я твоя коллега должно только повышать твое доверие ко мне и к тому, чем мы занимается. — Катя несла словесную пургу и сама не верила в то, что говорит. Но отступать уже было некуда: Вика сидела перед ней в полуметре в одних трусиках, практически готовая к дальнейшим экспериментам.
— Можно вопрос? — Неожиданно проявила инициативу блондинка.
— Конечно, не стесняйся!
— А в чем заключается смысл игры и чем она должна закончиться?
— Смысл в разнообразии скучных и серых будней. — После некоторой паузы выдала Катя грамотно сформулированную мысль. — Можно посмотреть кино, можно посидеть в баре с друзьями, но все это так банально! Настолько игра, это как-то совсем по-стариковски. А вот с такой изюминкой и перчинкой, как обнаженка — в самый раз!

— Но чем должно закончиться это... Эта... Игра... — Взволнованно переспросила Вика, немного привыкнув к своему внешнему виду и компании присутствующих.
— Все зависит от игроков. — Загадочно произнесла Катя. — А вообще, конец игры не так важен, мне вот приятен сам процесс! Честно сказать, я даже немного возбуждена! Я сама почти голая, ты сидишь рядом такая раскрытая и сексуальная, да и муж мой тоже ничего! — Хихикнула девушка. — Надеюсь, мы тебе тоже нравимся внешне?
— Да... — Совсем тихо произнесла Вика.
— Это радует.
— А когда кто-то разденется полностью? — Настаивала на своем вопросе гостья.

— Тогда можно перейти на исполнение желаний.
— Я думаю, это лишнее... Это не для меня...
— Но ты же еще не проиграла свою одежду, так что продолжаем! — Катя звонко хлопнула в ладоши, чтобы взбодрить Вику и отвлечь ее от ненужных мыслей.
Пока Миша раздавал карты, у Кати в голове сложился сценарий продолжения игры. Глазами и активной мимикой лица она дала понять мужу, что он должен проиграть всю одежду первым. Мужчина был не против: шоу, участником которого он являлся, поглотило его с головой.

Проиграть в «дурака» набрав себе много лишних карт было проще простого, поэтому через несколько минут, мужчина наигранно расстроился и стал стягивать с себя брюки. Уловив мысль жены, он стащил их вместе с тапками и носками, оставшись с Викой наравне. Через его узкие трусы явно просматривались очертания полувставшего члена. Мужчина старательно боролся с полноценной эрекцией, но с каждой минутой все больше проигрывал эту войну физиологии. Оба супруга заметили, что гостья стала периодически коситься, разглядывая область паха мужчины.

В следующей партии, мужчине было заметно сложнее, но он, собрав волю и силы в кулак, все же смог проиграть и в этот раз.
— Проиграл-проиграл! — Наигранно заголосила и захлопала в ладоши Катя, прыгая попой на диване. — Снимай свои лишние тряпки! — Грозно добавила она.
Миша только рад был избавиться от одежды, тем более, что комплексами, в отличие от Вики, он не страдал. Его член, почувствовав свободу, уже не мог сдерживаться, уверенно встал на все свои семнадцать сантиметров и устремился к потолку. Катя плотоядно усмехнулась, продолжая отслеживать реакцию девушки рядом с собой. Та, посмотрев на возбужденный мужской орган, сглотнула комок, образовавшийся в горле от напряжения и кучи нахлынувших на нее чувств. Наконец, Вика поняла, что на нее накатило знакомое острое чувство, которое она так внезапно ощутила вчера в ванной: чувство острого сексуального желания!
По просьбе Кати, которая больше походила на приказ, Миша раздал карты и, следуя ее мимическим инструкциям, снова «остался в дураках».

— А вот теперь самое интересное: Вика, на правах гостьи разрешаю тебе первой загадать желание для нашего проигравшего.
Супруги заинтересованно уставились на девушку, которая снова смутилась, понимая, что от нее ждут чего-то особенного и явно откровенного. С каждым проигрышем мужчины, она все больше привыкала к окружающей ее обстановке и своему внешнему виду. Сейчас она хоть и была по-прежнему сжата и напряжена, но уже не пыталась во что бы то ни стало прикрыть свою грудь. Уверенности придавал и тот факт, что Катя находилась в таких же условиях, а Миша и вовсе был полностью обнажен.
Мужчина всем своим видом излучал уверенность и самодовольство. Наслаждаясь вниманием двух красавиц, для удобства он даже немного развел ноги, позволив крупным яйцам свеситься между ними. А его член походил на готовую к запуску ракету земля-воздух.
— Вик, смелее! Задай ему! Сам виноват, сам проиграл же! Карточный долг — долг чести! — Подбадривала Катя девушку, но той упорно ничего не шло в голову. Наконец, она выдала что-то совсем скромное и не отвечающее характеру игры:
— Пусть Михаил принесет попить, а то что-то во рту пересохло...

Задания разочаровало мужчину даже больше Кати. Но та быстро собралась и исправила ситуацию.
— Нет, Викуль, так не пойдет! И ради этого мы с тобой тут играли, рисковали и оголялись? Как бы не так! Нужно воспользоваться случаем и использовать Мишу по полной! Любимый, действительно, принеси нам попить! А еще, принеси, пожалуйста, лимончик к коньяку. Пару кружков. На своем члене! — Катя была в разы изобретательней гостьи, а благодаря ее буйной фантазии окружающие были уверены, что сегодня скучать им точно бы не пришлось.
Мужчина взбудоражено подскочил на месте, такое задание ему было явно по душе. От резкого движения его член закачался вверх-вниз, и в таком виде он показался Вике еще больше, отчего девушка смущенно отвела взгляд.

Когда Миша оставил девушек наедине, Катя снова положила руку на голое напряженное бедро Вики и участливо спросила:
— Ты как, кисуль?
— Нормально...
— Я вижу, ты вроде немного раскрепостилась, тебе не очень дискомфортно? — Она пыталась создать ощущение доверчивой обстановки вокруг. Такого разговора между девочками, когда мальчиков нет рядом.
— Ну, как-то тяжеловато...
— Расслабься, ты не на работе. — Снова замурлыкала коварная Катя. — Мы же тут ради развлечения и удовольствия, да?
— Да... — Тихо согласилась Вика.

Понимая, что одних слов тут мало и для дальнейшего раскрепощения нужен полноценный контакт, Катя неожиданно для блондинки игриво щелкнула ее по возбужденному соску, а затем, не давая той опомниться, и по опущенному вниз носику. Вика тут же схватилась одной рукой за грудь, а другой за нос и, услышав звонкий смех озорницы, даже улыбнулась в ответ.
Вскоре подоспел и Миша. В каждой руке он держал по стакану сока, а на его напряженный член были нанизаны два толстых колечка лимона. Правда самой мякоти фрукта на нем осталось совсем мало, потому что остальное пространство круга занимала мужская плоть.
— Ооо! Вот это красота! — Восхитилась Катя.
Муж подошел в ней вплотную и остановился. От увиденного Вика остолбенела. В одно мгновение она забыла и о своем смущении, и о стеснении. Во все глаза она ошарашенно наблюдала, как Екатерина, ее коллега, такая стильная, строгая и властная в офисе, а в настоящий момент, наоборот, игривая, развратная и полуголая, без каких-либо колебаний встала на колени перед мужчиной и прильнула ртом к его возбужденному члену.

Вика наблюдала эту сцену в профиль, поэтому отчетливо рассмотрела, как яркие напомаженные губы заглотили большую головку, а затем аккуратно подцепили одно колечко лимона. Через секунду губы издали громкий чмок и, Катя отстранилась от мужчины, держа во рту кислый фрукт.
— Ловко! — Похвалил ее Миша и тут же перевел взгляд на Вику. Катя тоже повернулась в ее сторону и улыбнулась, не выпуская лимон изо рта.
— Нет-нет, я не буду этого делать! — Залепетала блондинка, понимая, чего от нее ждут. Она испуганно переводила взгляд то с девушки на мужчину, то обратно, будто ища хоть у кого-нибудь из них поддержки и защиты.

Но супруги были уже на взводе. Миша сделал шаг в сторону Вики и та, в ужасе вскочила с дивана и буквально ринулась в угол комнаты. В первые секунды мужчина растерялся и приостановился с глупой улыбкой на лице, но Катя, наоборот, решила брать быка за рога. Встав на ноги и громко цокая каблуками по ламинату, она приблизилась к своей жертве, к этой маленькой загнанной в угол овечке. Вблизи из-за высоких каблуков на туфлях она казалась намного больше съежившейся босоногой красотки. Положив одну руку ей на плечо, а другой, приподняв ее лицо за подбородок, Катя сказала, четко чеканя слова:
— Смотри. Мне. В глаза. — Когда, наконец, она встретилась взглядом с затравленной девушкой, то добавила. — Виктория, ты сделаешь это!
— Нет... Нет... — Продолжала повторять она.

Катя убрала руку с плеча и поднесла ее к промежности Вики. Ловко вывернув ладонь, она резко ввела два пальца между половыми губками блондинки и та вскрикнула от неожиданности. Несмотря на то, что пальцы вошли во влагалище всего на пару сантиметров, новоиспеченная домина почувствовала, насколько сильно была возбуждена эта скромняжка. Проведя пальцами по заросшему густыми волосиками лобку, Катя вытерла о них смазку и, глядя в зажмуренные глаза Вики, сказала:
— Так я и думала, ты шлюха!

Блондинка и сама довольно давно ощутила, что сильно возбудилась от всего происходящего вокруг, только до последнего боялась себе об этом признаться. И уж тем более не ожидала услышать в свой адрес такого безосновательного и оскорбительного слова.
От негодования Вика еще больше растерялась и легко позволила поставить себя на колени. Для этого Катя просто-напросто надавила девушке на плечи, не применяя особых усилий, а та, обиженно хлопая глазами, приняла нужную позу. Миша неспешно подошел к ней и вопросительно посмотрел на Катю. Игра игрой, а склонять и принуждать к сексу девушку против ее воли они не собирались. Оба супруга трезво оценивали и понимали всю серьезность ситуации, несмотря на собственное возбуждение.
— Что, совсем не хочешь этого делать?
— Да... — Пропищала девушка.
— Тогда предлагаю тебе альтернативу: я разрешу тебе снять лимон не касаясь члена, но взамен ты покажешь нам себя!
— Как это? — Не поняла Вика.
— Продемонстрируешь свое тело, покрутишься перед нами, покажешь свои дырочки.
— Нет...
— Тогда соси, Виктория! — Не сдержалась Катя и сорвалась. Возбуждение девушки достигло предела и ей уже явно хотелось экшена.
Член угрожающе покачнулся перед лицом блондинки и девушка сдалась.

— Хорошо... Я покажу вам себя...
— Умница, Викуся. Снимай лимон ртом!
Немного суетливо девушка приблизила лицо к члену. Лимон съехал к самому его основанию, поэтому, когда она, извернув шею, постаралась снять кислый кружок губами, то случайно дотронулась ими до мошонки мужчины. Хоть он даже и не почувствовал этого, но для Вики это мимолетное прикосновение отозвалось новой волной стыда. Ей показалось, что она чуть ли не укусила мужчину за яйца и покраснела еще сильнее, походя цветом лица на спелый помидор.

Скромной блондинке шел этот румянец, а для изобретательных супругов он как индикатор отображал степень ее волнения и возбуждения.
— Умница, Викуся! — Повторила Катя и отошла от девушки, когда лимон оказался у той во рту. Взяв свой бокал, она наполнила его коньяком и снова вернулась к блондинке, которая даже не попыталась подняться с колен, все еще ошарашенная всем происходящим с ней. — За тебя и твои успехи, девочка! — Многозначительно сказала Катя и сделав глоток, вновь подняла рукой голову Вики за подбородок. Отчетливо дотронувшись своими губами до плотно сжатых губ блондинки, она вытянула из них лимон, закусив им коньяк.
От разыгрываемого перед ним шоу, мужчина почувствовал, что его яйца готовы были лопнуть от напряжения. Член тоже был максимально возбужден, пугая Вику вздувшимися на нем венами. Но ему пока не суждено было в полной мере поучаствовать в представлении. Сейчас главной его звездой должна была стать Вика. Катя отвела мужа к дивану и усадила на него, после чего плюхнулась рядом.
— Ну-с, Викуся, мы ждем! — Сказала она через некоторую паузу. — Я, конечно, понимаю, что тебе понравилось стоять на коленях, но давай, выбирайся из угла и покажи нам себя. — Викуся?

Блондинка, ощущая бешеную пульсацию в висках, уже двадцать раз пожалела, что согласилась на это, вместо того, чтобы просто на пару секунд ощутить во рту этот мощный и красивый член. Не говоря уже о том, что изначально было достаточно опуститься на колени в офисном туалете. Сейчас ставки и требования возросли в разы.
— Вика! — Повысила голос Катя и недовольно закинула ногу на ногу. — Виктория! — Дошла она до полного произношения имени своей жертвы.
Это взбодрило блондинку и немного вывело из ступора. Ноги и тело с трудом слушались ее, когда она, встав с колен, прикрыла одной рукой грудь, а другой ладонью зачем-то заслонила от наблюдателей область трусиков.
— Встань напротив! — Последовал следующий властный приказ.

На ватных ногах девушка все же добрела до указанного места, не меняя положения своих рук. Ее взгляд был привычно опущен, а лицо горело от переживаемого унижения и позора. Вику и раскрепощенную семейную пару разделяло всего лишь полтора метра и низкий журнальный столик между ними.
— Опусти руки! — Поторапливала ее Катя. — Мы не можем ждать весь вечер, пока ты не соизволишь сдержать обещание.
С огромным трудом девушка заставила себя вытянуть руки вдоль тела, но от стыда с силой зажмурила глаза. Катя в очередной раз ехидно улыбнулась и, увидев, как заерзал от возбуждения и нетерпения Миша, положила руку ему на член, от чего тот напрягся еще сильнее.

Полюбовавшись возбужденными сосками на маленькой груди и аккуратным пупком на впалом животе блондинки, ее мучители потребовали:
— Снимай трусики! — Девушка снова медлила. — Виктория!
Дрогнув всем телом, блондинка все же потянула вниз тряпочку трусиков, демонстрируя присутствующим густо заросший черными волосиками лобок. Стало понятно, что бритьем интимных мест девушка никогда в жизни не занималась. Неухоженный низ живота Вики резко контрастировал с ее стройным телом, что вызвало сильное недоумение у наблюдателей. Но с другой стороны, девушка все равно выглядела очень естественной и сексуальной. Ее природная красота не давала супругам расслабиться. Катя сжала пальцами член мужа и, тот от удовольствия даже приоткрыл рот. Командуя парадом, она продолжила:
— Расставь ноги на ширину плеч! — Этот приказ Вика выполнила чуть быстрее предыдущего. — Руки за голову! — Не снижала темпа начинающая домина.

В ответ на ее приказ, девушка смешно вытянула руки над головой, будто ей приставили пистолет к спине. Сейчас она ощущала себя манекеном на витрине магазина, на который были устремлены взгляды десятков посетителей. Но наблюдателей было всего двое и их глаза ярко блестели от необычного зрелища.
— Глупышка, за голову, а не над головой. Сцепи пальцы в замок и заложи руки за голову. — Смягчившимся тоном проговорила Катя. Когда Вика с недоверием проделала то, что он нее хотят, она почувствовала, что с зажмуренными глазами ее немного покачивает от напряжения и выпитого алкоголя.
— Какая красавица! — Не сдержался Миша и тут же удостоился гневного взгляда жены, настрой которой немного сбила излишняя инициатива мужа. Да и Вика понемногу привыкала именно к командному голосу своей коллеги, который начинал действовать на нее завораживающе.
— Повернись! — Продолжила Катя.

И этот приказ девушка выполнила не так, как хотела ее домина. Перетаптываясь на месте, в несколько шагов Вика прокрутилась на триста шестьдесят градусов и вновь предстала наблюдателям в анфас.
— Викусь, попкой повернись. — Ласково уточнила Катя, чередуя требовательный тон с мягким.
Испытуемая поняла глупость предыдущего действия и исполнительно повернулась спиной к своим знакомым. Так ей стало немного легче: демонстрировать свою попку было не так унизительно, как лицо, грудь и свои заросли на лобке.
Но ее маленькая и округлая попка вызвала у странной семейки более бурную реакцию, чем она ожидала. И если гетеросексуальный мужчина просто захотел облапать эти сексуальные ягодицы и проникнуть между ними хоть членом, хоть пальцами, то начинающая домина и садистка мысленно отвесила увесистый шлепок по белоcнежной коже. От таких мыслей она еще сильнее сжала рукой член мужа, заставив того шумно выдохнуть от удовольствия.
— Присядь двадцать раз! — Прозвучала новая команда.

Вика окончательно запуталась и растерялась. То чем она занималась, уже назвали раскрепощением, простой игрой, развлечением, но сейчас это больше походило на какую-то дрессировку и наигранное шоу. В этом она оказалась совершенно права, так как в голове ее мучительницы она выглядела лишь мелкой сучкой, которую та хотела унизить как можно сильнее.
Незнакомое ей раньше чувство садистического удовольствия от своего доминирования переполняло Катю. Когда испуганная девушка перед ней все же решилась и стала делать приседания, то мучительница подумала, что вот-вот кончит только от одного визуального наблюдения за исполнительной блондинкой. Что уж тут было говорить о ее муже, который тоже сдерживался из последних сил.
Желание стало столько велико, что домина почувствовала, как на ее трусики вытекла обильная капля смазки. Она не могла больше терпеть и, сдернув с себя ненужную полоску ткани, в один миг запрыгнула на член своего мужа.

Жар мокрого влагалища и вовсе отключил остатки разума мужчины и он в экстазе закрыл глаза. Катя осталась последней из всей троицы, кто старалась не пропустить ни секунды этого шоу, наблюдая и активно участвуя во всем происходящем. Внезапно ее взгляд упал на смартфон лежащий неподалеку. Конечно же, она не отказала себе в удовольствии запечатлеть на фото хотя бы часть происходящих событий.

Не слезая с члена и дотянувшись до девайса, она все же успела снять на видео несколько последних приседов блондинки, которые легко давались ей физически, но морально при этом, она чувствовала себя жалкой марионеткой в руках извращенного кукловода.
— Умница, Викуся! Теперь наклонись вперед и обопрись на шкаф. Ниже. Еще ниже! Ниже я сказала!
Подгоняемая властной коллегой, девушка снова задрожала от напряжения и стыда. Вскоре она уже стояла в виде буквы «Г», продолжая демонстрировать присутствующим свою попку. Внезапно она поняла, что наблюдатели сейчас видят не только ее попку, но и набухшие от возбуждения половые губы, которые выглядывали между ног, похожие на спелый тропический фрукт. Она и не подозревала, что при этом Катя цинично снимает ее камеру, предусмотрительно выключив звук на телефоне.

— Разведи ягодицы и покажи нам свою дырочки!
Если бы Вике сказали, всего несколько дней назад, чем она будет заниматься перед посторонними и малознакомыми людьми, то она ни за что бы не поверила в эту чушь. А сейчас, каждую секунду раздираемая противоречиями, она понимала, что прекратить эти унижения, которым не было видно конца, уже не получится. Как не получится и просто-напросто сбежать от извращенной парочки, подобно вчерашнему спринту. Сейчас, в отличие от того раза, она была полностью раздета. Одеться ей бы не дали, а бегать по улице голышом в ожидании помощи, было бы для нее еще большим позором, чем то, что она вытворяла в эту секунду. Поэтому сейчас она просто выбирала лучшее из двух зол.

Все эти мысли судорожно сменялись в ее светловолосой голове, подгоняемые требовательными криками Кати. Когда Вика пыталась выстроить их в логическую цепочку и выбрать наиболее здравый выход из ситуации, то слова мучительницы постоянно сбивали ее. Сама девушка внушила себе, что во всем происходящем она является жертвой и вытворяет эти пошлости не по своему желанию. Все время она повторяла это себе, хотя ее организм явно был с нею не согласен.
Когда она решилась и немного раздвинула ягодицы, выставляя промежность напоказ зрителям, то они сразу увидели, как явно блестит влага на ее половых губах. Вика была возбуждена не меньше Кати и если бы она не была столь стеснительной, то уже давно бы напрыгнула на любой продолговатый предмет, формой напоминающий фаллос. Только она предпочла бы это сделать наедине, в отличие от домины, которая в ущерб съемке фото уже вовсю прыгала на члене мужа.

Оба супруга были одновременно удивлены и взбудоражены тем, что их гостья согласилась на все происходящее и продолжает падать все ниже и ниже у них на глазах. Сейчас Вика представлялась им актрисой порнофильма с неким эффектом присутствия. Рано или поздно их руки дошли бы и до нее, но сейчас они были поглощены друг другом, сливаясь в экстазе. При этом, они старались не шуметь, чтобы не спугнуть свое счастье. Собравшись, Катя постаралась выдать следующую фразу все тем же уверенным голосом:
— Сильнее раздвинь!

Вика тут же выполнила этот приказ, растянув половинки попы в стороны и явив наблюдателям коричневую звездочку ануса. Показалась и розовая полоска кожи между половыми губами, которая тоже выглядела очень завораживающе. Но совокупляющаяся парочка и так была перевозбуждена до предела и Катя все же не сдержалась, издав протяжный и страстный стон.
Ее послушная игрушка, будто испуганная антилопа на водопое, тут же изогнула шею и посмотрела в ее сторону. Представшая ей картина просто шокировала ее: извращенная пара, абсолютно не стесняясь ее присутствия, нагло занималась сексом в полутора метрах от нее. И не просто занималась сексом, а страстно и увлеченно трахалась в довольно необычной позе.

Катя закатила глаза, и с искаженным от страсти лицом интенсивно скакала на члене мужа. При этом грудь девушки бешено прыгала, не поспевая за ее обладательницей. Миша же просто подсматривал за девушкой, выглядывая из-за извивающегося тела любимой. Ему удавалось более удачно сдерживать свои эмоции. Он встретился глазами с Викой, которая просто не смогла сразу отвести взгляд. Резко сменив свою унизительную позу, она выпрямилась и, повернувшись к любовникам, растерянно уставилась на них. Тут-то она и заметила в руках Кати телефон.
Ее негодование достигло предела и, первым делом она попыталась прикрыть свою наготу руками. Домина заметила изменения в ее поведении, но не прекратила вилять своей попой на коленях у мужа. Более того, она плотоядно усмехнулась, как будто хвастаясь своими действиями и положением.

На считанные секунды Вика растерялась. На нее нахлынули совсем непонятные чувства от обиды и разочарования до ревности. Разочарования от того, что она как будто бы внезапно перестала быть главной звездой вечера, а ревность нахлынула из-за банальной женской зависти к коллеге. Ведь Кате сейчас было безумно хорошо, а саму Вику, будто бы просто использовали в своих извращенных целях, где она оказалась лишь визуальной прелюдией и просто лишней в сексуальных забавах супружеской пары.
Чувство обиды пересилило стыд и унижение, поэтому Вика, как и вчера, сорвалась с места, и выбежала в коридор, подхватив свою одежду. Она посчитала, что «погони» не будет, потому что любовникам уже явно было не до нее. В подтверждение ее слов они оба расслабились и перестали сдерживать эмоции. Мужчина шумно задышал, а девушка застонала во весь голос.

Нижнее белье и колготки Вика оставила, побоявшись возвращаться за ними, сейчас ей было важно просто сбежать из квартиры как можно скорее хоть в каком-то приличном виде, а не приводить себя в порядок после похода в гости. Брюки, футболка и кофточка оказались натянуты прямо на голое тело. Схватив туфли, сумочку и куртку, не оборачиваясь на своих обидчиков, девушка выбежала на лестничную площадку прямо босиком.
— Вот сука! — Возмущенно воскликнула Катя, но не прекратила скакать на муже.
Миша хоть и расстроился, но предпочел не отвлекаться от процесса, сконцентрировавшись на члене и мокрой дырочке, плотно обхватывающей его по всей длине. Схватив Катю за грудь, он сильно сжал пальцы, вызвав у девушки болезненный стон.

«На моем месте должна быть она!» — Мстительно подумала Катя, одновременно страдая и наслаждаясь от грубых манипуляций мужа. Вскоре, ощутив знакомую пульсацию головки члена, которая была готова излить содержимое напряженных яиц, девушка резко спрыгнула с мужа и опустилась перед ним на колени. Она сильно обхватила влажный член пальцами и двумя умелыми движениями довела его до эякуляции. Прильнув к нему губами, она не упустила ни капли горячей спермы, вкус которой за последние годы она успела полюбить.
Раскрепощенная девушка тоже не осталась без оргазма, одновременно с удовлетворением мужа одной рукой, другой она неистово терзала свой клитор, от чего и она через полминуты улетела на небеса от удовольствия.

Боясь погони, Вика не стала ждать лифта, а пробежала вниз по лестнице пару этажей. Остановившись и прислушавшись, она так и не услышала посторонних звуков. Холод бетона обжигал ее босые ступни, а любимая футболка непривычно натирала соски налитые кровью от перевозбуждения.
Вся гамма переживаемых чувств и реакция ее организма от всего произошедшего ранее, будто насильно заставили Вику сделать то, что никогда бы не пришло ей в голову. Вместо того, чтобы застегнуть ширинку на брюках, отвердевшие пальцы снова расстегнули пуговицу на них. Пачкаясь в пыли и цементной крошке, они сползли к ее ногам, которые девушка развела максимально широко, насколько позволяли брюки. Несколько пальцев тут же ринулись к промежности, растирая обильную смазку по половым губам, лобку и бедрам. Еще секунда и пальцы буквально ворвались в истекаемое соком влагалище, подкашивая ноги перевозбужденной девушки.

Вторая рука проникла под кофту и футболку, в одно мгновение обхватив сосок и до боли сжав его. Забывая о том, в каком виде и где она находиться, Вика отчетливо представляла себе, как стоит перед возбужденной семейной парой абсолютно обнаженная и занимается тем же самым что и сейчас, только следуя их требовательным приказам и командам. Слово «шлюха» произнесенное голосом Кати в подсознании блондинки заставило ее отпустить собственную грудь и судорожно схватиться за грязные перила, чтобы не упасть от потери равновесия. Волны оргазма накрыли ее с такой силой, что девушка не удержалась и, запутавшись в брюках, осела на холодные ступеньки своей аппетитной попкой. На эту самую попку, на которую она нашла себе интимных приключений в последние дни. Не вынимая пальцы из влагалища, она с силой сжала руку бедрами, выжимая из бурного оргазма все до последней капли.
Вике потребовалось больше минуты, чтобы прийти в себя, оценить свой внешний вид и все произошедшее. Кое-как отряхнув одежду, натянув ее и обувшись, девушка осторожно вышла к лифту на этаж ниже. Там она, наконец, накинула и куртку.

Уже в лифте, глядя на отражение своего раскрасневшегося и взволнованного лица в зеркале, она почувствовала, как непривычно ей было носить брюки на голое тело. Промежность все еще была мокрой от возбуждения и, девушке казалось, что на брюках сейчас расползется темное предательское пятно.
Всю последующую дорогу до дома ей казалось, что окружающие знают о ее необычном виде под одеждой, и о ее похождениях в квартире извращенцев, и о сольном выступлении девушки на лестнице. От этого внизу живота становилось еще дискомфортнее — такое необычное состояние продолжало возбуждать ее.
Забежав домой и, сбросив одежду, она снова ринулась прямиком в душ. Вика уже не могла думать ни о чем кроме секса и самоудовлетворения, поэтому, не успев даже помыться, она направила жесткие струи душа себе между ног и довела себя ими до очередного оргазма.

Только через час, выползая из ванной комнаты без сил от физического и морального опустошения, блондинка постаралась трезво оценить все произошедшее. Ее вещи все еще оставались у коварной Кати, с которой ей рано или поздно пришлось бы встретиться с глазу на глаз, чтобы прояснить все произошедшее. Девушка изможденно упала на кровать, не одеваясь.
Чувства стыда, пережитого позора и унижения снова стали терзать ее, не давая спокойно провести второй вечер подряд. Сексуально озабоченная Викуся спешно покидала сознание девушки, а взамен нее возвращалась замкнутая и закомплексованная Виктория. Лишь одно изменилось в девушке навсегда: она внезапно оценила и полюбила свое тело и впервые за все годы жизни, ей не захотелось натянуть на себя домашнюю мешковатую одежду, а остаться полностью обнаженной и открытой для окружающего ее мира...

Ночью Вика спала всего три часа, постоянно ворочаясь с боку на бок и раздумывая над тем, как вернуть свои вещи. Периодически перед глазами возникал образ требовательной Кати и ее сексуальный полуобнаженный вид. Затем он сменялся крупным изображением члена Миши. Девушка сама удивилась тому, что запомнила его в таких подробностях: длинный, толстый, с массивной головкой и причудливым узором вздувшихся вен.
Ближе к утру, засыпая уже от усталости и длительного нервного перенапряжения, Вика, наконец, осознала, что глупые побеги из той квартиры были ошибкой. Девушка хотела отдаться обоим ее обитателям! Причем о Мише она думала только как о мужчине, как о любовнике с большим и красивым членом, а Катя в целом возбуждала ее своим отношением к ней. Блондинка призналась самой себе, что ее будоражило именно подчинение требовательной и изобретательной коллеге. После такого молчаливого исповедания на душе у Вики заметно полегчало и она провалилась в сон.

На следующий день в офисе Катя сменила тактику. Конечно, она по прежнему хотела поиметь эту стеснительную блондинку с необычным характером. Более того, неудачи двух предыдущих дней лишь разжигали интерес к ней. Но сейчас, она специально игнорировала Вику. Домина прекрасно понимала, что та будет мучиться, ощущая себя виноватой. Да и без средств к существованию девушка долго бы не прожила — все карты и деньги до сих пор были у нее.
Ее расчет оказался верен и уже через час после начала рабочего дня, она ощутила, пристальное внимание блондинки к себе. Конечно, Вика не была бы самой собой, если бы сразу пришла и потребовала свои вещи обратно. Она начала с уважительного письма Кате на корпоративную почту с просьбой обсудить некоторые «рабочие моменты».

Проигнорировав два похожих письма, успешная домина почувствовала, как она внутренне ликует от этой промежуточной победы и от одного только осознания того, как Вика сейчас мучается и не может нормально работать, ожидая ее ответа. Блондинка действительно нервничала и переживала, кляня себя за нерешительность двух последних дней. Наконец, она сама спровоцировала себя на решительные действия.
До конца месяца ей нужно было получить подпись Кати на визовом листе приказа и, несмотря на приличное время в запасе, Вика решилась посетить свою обидчицу. Своего кабинета у девушки не было, но в связи с ее руководящей должностью, ее закуток в офисном оупен-спейсе был огорожен не полутораметровым ограждением, а стенкой высотой в два метра.

Когда блондинка подошла к рабочему месту Кати и робко постучала костяшками пальцев об косяк, начальница показательно сняла трубку телефона и набрала номер коллеги. Специально затягивая разговор, она показала Вике жестом, чтобы та ждала ее и никуда не уходила.
Минуты сменяли друг друга, а Катя никак не могла закончить разговор, перескакивая с темы на тему. Ладони мнущейся в дверном проеме Вики давно вспотели, а пальцы оставили на бумаге два жирных отпечатка. Прождав в общей сложности минут десять, она смущенно ушла и, распечатав документ еще раз, вернулась к Кате через час.
Снова увидев свой объект для унижений, она издевательски подняла трубку и завела новый разговор. Но на этот раз Вика поступила хитрее: она написала на листе бумаги фразу «нужно поговорить» и положила его рядом с доминой. Та в свою очередь ухмыльнулась, но зажав телефонную трубку плечом, стала писать ответ на том же листе. Раскатав три слова размашистым почерком, вместо того, чтобы отдать бумагу в руки девушки, она демонстративно бросила ее на пол. Вика оглянулась и, не увидев никого вокруг, нагнулась за ним. Надпись вопрошала: «готова быть послушной?».

Боясь затягивать и без того продолжительную прелюдию, блондинка коротко, но уверенно кивнула. Катя поманила ее пальцем, вырвала лист бумаги из рук и стала ваять следующее предложение, не переставая обсуждать с другим коллегой какой-то важный организационный вопрос.
«Расстегни три пуговицы, урони лист и встань на колени, когда будешь его поднимать». Когда до Вики дошел смысл этого приказа, то она по своему обычаю слегка покраснела от стыда, даже не успев сделать ничего постыдного. Тем не менее, она решилась на это. Снова оглянувшись вокруг, Вика вспомнила про камеры видеонаблюдения и, встав спиной к одной из них, поочередно расстегнула три пуговицы на рубашке. Затем, не дожидаясь реакции Кати, она выронила лист из руки и, нагнувшись за ним, действительно встала на колени.
Катя тут же резко свернула телефонный разговор, бросила трубку и громко крикнула, позвав коллегу через стенку от нее.
— Вить, зайди ко мне, пожалуйста!

Несмотря на быструю реакцию парня и его появление уже через несколько секунд, Вика успела вскочить на ноги и, красная как спелый помидор, одарила Катю ненавистным взглядом. Та, в свою очередь, отдала парню какой-то отчет и вновь поманила Вику. Написав ей очередное послание на листе бумаги, она демонстративно отвернулась от нее к экрану ноутбука.
Надпись гласила: «Через 5 минут в женском туалете. В той же кабинке. Ты без белья. Твое белье в мусорке под раковиной». Прочитанное Викой заставило ее тяжело сглотнуть слюну, которая обильно выделялась у нее во рту. Сейчас с ней происходило то, чего она одновременно и хотела и боялась. Оценив, что у нее не так много времени, она направилась прямиком в уборную.

В соседней кабинке уже кто-то был, но девушка, не теряя времени, заперлась и стала аккуратно и бесшумно снимать с себя трусики. Погода на улице была намного теплее чем вчера, поэтому на девушка сегодня была надета юбка без колготок. Без труда стянув трусики, она зачем-то расправила их и положила на бачок унитаза. С лифчиком дело обстояло сложнее, для того, чтобы избавиться от него, ей пришлось для начала снять рубашку. Когда лифчик лег поверх трусиков, она ощутила очередную порцию смущения и возбуждения.
Девушка стояла в кабинке туалета в одной юбке и туфлях, в то время как в соседней кто-то справлял естественную нужду, даже не подозревая о том, что происходит совсем рядом. Торопясь Вика снова накинула на себя рубашку и застегнула ее. С бешено колотящимся сердцем, она вышла из кабинки и, выкинув «лишнюю» одежду в мусорку, для отвода глаз включила воду. Помыв руки, она вернулась в «свою» кабинку.

Только сейчас до нее стало доходить то, что возбуждение взяло верх над ее разумом. Сейчас она не думала о потерянных ею вещах, не переживала от утраты нижнего белья, а просто выполняла очередной странный приказ, желая угодить своей домине. Да еще и в туалете офиса, в месте, которое абсолютно не предназначалось для такого рода развлечений. Хотя Вике было вообще непонятно, где было бы уместно такое времяпрепровождение. Сейчас она вновь глупо и слепо подчинялась своей властной коллеге, которая целенаправленно издевалась над ней. Вика запустила руку под юбку и проверила свою промежность. По всему телу прокатилась сладкая истома... Девушке оставалось только ждать...
Через пару минут дверь в туалет отворилась и, судя по знакомому цокоту каблуков, в помещение зашла Катя. Она тут же оценила, что они с Викой оказались здесь не одни, поэтому неспешно принялась подправлять макияж. Вскоре посторонняя женщина покинула свою кабинку и ее место заняла Катя. Дождавшись момента, когда они с Викой останутся наедине, девушка начала диалог первой прямо через перегородку.

— Ну, что же ты так настойчиво хочешь мне сказать все утро?
— Я... Я хочу перед Вами извиниться...
— Знаешь, это я слышу уже третий день подряд. Тебе самой это не надоело?
— Н-надоело... — Не смогла ничего придумать Вика.
— Я устала от твоих «закидонов».
— Позвольте мне исправиться... — После паузы неуверенно предложила блондинка.
— Как?
— Я согласна...
— На что?
— На то, что Вы хотели сделать...
— Я много чего хотела! Что именно!? — Собеседница молчала. Она не столько стеснялась сказать что-то вслух, сколько не могла просто сформулировать свои желания. — Я устала. Мне надоело твое мычание! Удачи!

Катя демонстративно отварила свою кабинку и вышла наружу.
— Стойте! Я хочу перед Вами извиниться так, как Вы этого хотели!
Домина молчала, специально нагнетая обстановку звенящей тишиной. Через полминуты она дошла до двери уборной. Выходить она не собиралась, наоборот, она хотела лишь закрыть дверь на задвижку, чтобы в помещение не могли попасть даже открыв замок ключом. Но то, что она услышала следом, стало откровенной неожиданностью для нее самой.
— Стойте! Я делаю это не ради кошелька и телефона!
— Хм... А ради чего? — Девушка даже сменила интонацию, растеряв всю свою напущенную строгость и недовольство.
— Мне сложно это сформулировать и тем более произнести вслух... Можно я извинюсь? — Неуверенно, но настойчиво продолжала умолять Вика.

— Хорошо. Одежду долой! — Взяла себя в руки Катя и вспомнила о своей доминантной роли.
Подрагивающими от напряжения пальцами, Вика в очередной раз расстегнула рубашку и повесила ее на крючок. Расстегивая юбку, она услышала:
— Давай сюда одежду.
Над кабинкой появилась рука с ярко красным лаком на длинных ногтях и, уволокла за собой переданную ей рубашку, а затем и юбку. Что делать с этой одеждой Катя не придумала, поэтому просто оставила ее у себя в руках. Раздался звук отпираемой задвижки и, дверь кабинки медленно отворилась. Навстречу Кате, стоящей прямо посередине прохода, осторожно ступая, вышла обнаженная красавица. Румянец стыда прилично раскрасил ее щеки в пунцовый цвет, а взгляд был пристыженно опущен. Туфли на ногах голой блондинки смотрелись хоть и сексуально, но очень нелепо. Без лишних слов, не поднимая взгляда на Катю, она опустилась на колени в метре от нее прямо на холодный кафель. После небольшой паузы, облизав пересохшие губы, она произнесла тихо, но на удивление уверенно:
— Екатерина, простите меня, пожалуйста, за все. И за блузку в первый день... И за непослушание... И за мои... Побеги... — С трудом подобрала она слово.

Катя стояла пораженная всем происходящим. Она, конечно, стремилась к чему-то подобному, но итог превзошел все ее планы и ожидания. Ее скромная и стеснительная знакомая, от которой зачастую нельзя было добиться и пары слов, сейчас стояла перед ней на коленях абсолютно голая, прямо в офисном туалете, да еще и унизительно извинялась перед ней. Водопад между ног домины мог бы посоперничать с возбуждением блондинки. Девушки нашли друг друга, для этого им понадобилось всего лишь три дня на «притирку», осознание собственных сущностей и вхождение в роль.
— Встань! — Сказала Катя, но не спешила с новыми приказами. На этот раз из-за того, что она была растеряна и поражена не меньше Вики.
Стоя на коленях, после того как высказала вслух то, на что долго не могла решиться, блондинка почувствовала, как возбуждение окончательно овладевает ее разумом. Две капли смазки уже вытекли из ее лона и продолжали свой уверенный путь по внешней стороне бедер.

Состояние обеих девушек было таковым, что казалось, для того чтобы кончить им достаточно было просто щелкнуть пальцами и их бы накрыло волнами удовольствия. Кровь пульсировала в висках обеих, ограничивая мир окружающим их пространством.
В горле Кати пересохло и, она боялась произнести хоть слово, чтобы выдать свое волнение. Когда Вика поднялась перед нею с колен, то успешной домине очень захотелось поцеловать эту невинную скромницу прямо в губы. Но этого она делать не стала, лишь прикоснулась к ее нижней губе большим пальцем руки. Затем этот же палец погладил ямочку под носом блондинки, будто проверяя ее реальность.
Нужно было что-то делать и развивать достигнутый успех, поэтому Катя, взяв себя в руки, взяла Вику за запястье и подвела к большому зеркалу над раковиной. Уперев ее руками в столешницу, она все так же молча провела ладонью по ее лопаткам, пояснице и попке. Погладив ее по ягодицам трижды, будто исследуя послушное ей тело, девушка проникла еще ниже.

Ноги Вики покорно разошлись в стороны еще на несколько сантиметров, позволяя ее телу принять более удобную позу для изучения. Когда большой палец домины проник в ее влагалище, она непроизвольно издала стон удовольствия и неожиданно для себя расслабилась, открыв глаза.
Ее взору предстала раскрасневшаяся светловолосая девушка, с растрепавшейся прической и блестящими от желания глазами. Стройное тело белело в отражении, привлекая внимание взгляда затвердевшими сосками. Казалось, они никогда не были такими большими. Выражение лица Кати в отражении тоже не особо отличалось от подруги: лицо предательски краснело, а зубы закусили нижнюю губу от вожделения.
Второй рукой Катя продолжала сжимать одежду Вики, и ей захотелось самой скинуть на пол и свой наряд. Но обе девушки понимали, что сейчас не время и не место для продолжения их «сближения». Просто обе хулиганки никак не хотели прерывать происходящее и тем более, мешать их настрою лишними словами.

На правах ведущей в их паре, Катя все так же молча взяла ее за руку и отвела обратно в кабинку. Вручив ей одежду, хриплым голом она проговорила:
— Жду вечером у себя дома. Нужно будет извиниться и перед мужем...
— Как скажете... — Шепотом произнесла Вика.
Катя не выдержала, подалась вперед и нашла ртом губы блондинки, после чего они слились в долгожданном поцелуе. В этот момент, ручка уборной заходила ходуном, а в дверь настойчиво застучали.
Девушки резко вздрогнули, возвращаясь с небес на землю, и нехотя оторвались друг от друга. Катя сама прикрыла дверь кабинки подруги, напоследок одарив ту многозначительной улыбкой. Дождавшись, пока та защелкнет задвижку, Катя прошла к выходу и впустила торопящуюся в уборную женщину.

Та сначала хотела наорать на девушку, которая так эгоистично запирается в общем туалете, но увидев перед собой уважаемую коллегу, лишь растерянно спросила:
— Вам нехорошо?
Катя посмотрела на свое отражение, на красное от возбуждения лицо и коротко ответила, улыбнувшись лишь уголками рта:
— Нет, все прекрасно.
Окрыленная домина вышла из уборной, а Вика осталась наедине с посторонней. Она не хотела выдавать себя шумом, поэтому еще минут пять сидела неподвижно голой на унитазе, обхватив голову руками и «переваривая» произошедшее. Стыд и чувство неловкости, конечно, никуда не делись, однако, все же уменьшились в разы. Девушка обрела некоторую уверенность в своих силах и мысленно похвалила себя за стойкость и настойчивость. Когда Катя ответила ей взаимностью и сделала ровно то, что следовало в сложившейся ситуации, на душе у Вики заметно полегчало.

Если психологически девушке стало заметно легче, то физическое возбуждение просто распирало ее изнутри. Еще в присутствии посторонней дамы в уборной, стараясь не издать ни звука, Вика ввела несколько пальцев в истекающее соком лоно и от удовольствия прикусила нижнюю губу.
Когда она, наконец, осталась одна, пальцы резко ускорили свои движения и в холодной тишине кафельной комнаты раздались громкие хлюпающие звуки. Они только раззадоривали скромную бесстыдницу, которая в этот момент повторяла про себя только одно слово: «Шлюха! Шлюха! Шлюха!». Совсем скоро, тяжело задышав, она обмякла сидя на унитазе и еще пару минут приходила в себя, наслаждаясь послеоргазменными ощущениями. Приведя себя в порядок, она натянула юбку и рубашку прямо на голое тело, убедилась, что отсутствие белья врятли будет заметно окружающим и поспешила на рабочее место.

— Ты не поверишь! — Прямо с порога заголосила Катя, зайдя домой.
— Не поверю! — В шутку подыграл ей муж, который пришел сегодня раньше обычного.
— Вика сдалась!
— В плен? — Продолжал хохмить мужчина. Было заметно, что он тоже находится в хорошем расположении духа.
— Да ну тебя! Она извинилась передо мной! Голая! На коленях! В туалете!
— Ого! Что на этот раз ты подлила ей в кофе? — Улыбнулся Миша.

— Так, дорогой, если будешь продолжать шутковать, оставлю без сладкого на сегодня! Кстати, сладкое может прийти с минуту на минуту.
— Если ты меня лишишь сладкого, то твоей заднице этой ночью несдобровать! — Напомнил мужчина, кто все же является главой их семьи, безо всяких BDSM-практик и других страшных аббривиатур. Но тут же смягчился, показав, что он только рад всему происходящему. — Хотя я готов начать со сладкого, а потом, темной ночью съесть и тебя целиком!
— Ммм! Звучит шикарно!
— Так чего мне сейчас ожидать?
— Не знаю. Четкого плана опять нет. Но, думаю, было бы интересно, если бы она «извинилась» бы и перед тобой.
— Хоть я до сих пор не понимаю, за что она извиняется, но как воспитанный и интеллигентный человек я согласен принять извинения. Пойду в душ схожу.

Вскоре из ванной комнаты послышался шум воды, из-за которого Катя с трудом различила звонок в дверь. Его трель и так была негромкой, а слабое нажатие кнопки робкой рукой и вовсе сделало его едва слышимым. Конечно же, на пороге стояла Вика, в волнении теребящая ручку сумки.
— Рада тебя видеть, проходи! — Улыбнулась ей Катя и обозначила свою симпатию к блондинке коротким прикосновением тыльной стороной ладони к ее щеке.
Вика промолчала, но выражение ее лица и горящие от нетерпения глаза и так выдавали все ее чувства. Девушка действительно пришла в первую очередь не за своими вещами, а за новыми впечатлениями. Пришла конкретно к Кате, чтобы вновь испытать те незабываемые ощущения, которые та дала ей почувствовать сегодня днем.
Зайдя в эту квартиру уже в третий раз за последние дни, Вика привычно оставила на тех же самых местах туфли, повесила куртку и положила сумочку. Кивнув на них, Катя съязвила:

— Положи так, чтобы удобнее хватать было, а то скоро опять сбежишь!
— Не сбегу... — Грустно улыбнулась блондинка.
— Точно?
— Да... — Не очень уверенно произнесла она.
— Посмотрим-посмотрим, проходи, садись.
Девушки снова оказались на диване, который теперь ассоциировался у них обеих с последними приключениями.
— Екатерина, я... — Замялась Вика, в одно мгновение позабыв все фразы, которые строила в голове целый час. — То, что произошло в туалете... Это было...
— Викуся, давай поступим так, если тебе хочется это сказать или ты считаешь нужным это сказать, то говори и не тяни. А если просто пытаешься занять неловкую паузу или излишней лестью задобрить меня, то лучше промолчи.

Катя не была намерена разглагольствовать и разгребать груды мусора в светлой голове гостьи. Ее саму влекло только тело девушки, а мысли и переживания Вики были ей уже абсолютно неинтересны. К ее радости, вскоре из ванной комнаты вышел распаренный и воодушевленный Миша. Одна лишь набедренная повязка из махрового полотенца прикрывала его тело. Увидев посторонние вещи в прихожей, он сразу же прошел к девушкам.
— О, какие люди, и без охраны! — Мужчина заведомо решил не упоминать то, что происходило с Викой ранее на его глазах.
— Здравствуйте! — Тут же взволнованно вскочила девушка на ноги, привычно опустив глаза. Она прекрасно запомнила, что Катя хотела, чтобы она извинилась перед ее мужем. Но гостья не знала с чего начать.
— Так! — Снова взяла инициативу на себя новоиспеченная домина. — Я пойду в душ, а то неделя сложная была, волнительная, я хочу освежиться!

Девушка вышла из комнаты, оставив Вику наедине с Мишей. Блондинка почувствовала, как к ней в ту же секунду вернулась ее мнительность и неуверенность в себе. Нужно было что-то говорить мужчине, потому что он явно никуда не торопился и наслаждался моментом. Вдруг, раздался спасительный возглас Кати:
— Ты со мной!?
Вика вопросительно посмотрела на Мишу, будто спрашивая, к кому был обращен этот вопрос. Но тут же очнулась и, проскользнув мимо мужчины, воскликнула:
— Да!
Оказавшись наедине в узком пространстве между раковиной, стиральной машиной и ванной, девушки встали лицом к лицу. Чувствуя трепет и возбуждение от непривычной близости с Катей, блондинка исподлобья посмотрела ей в глаза. Это не осталось без ее внимания.
— Я вижу, ты уже делаешь успехи и не стесняешься так, как раньше.

— Стесняюсь, но уже меньше. — Призналась Вика.
— Это радует! Давай не будем терять время и сходим в душ. Ты пойдешь?
— Не знаю... — Сознание девушки витало где-то в облаках, она наслаждалась новыми для себя ощущениями, в которых стыд и мнительность уходили на второй план. Правда при этом, мозг девушки пока отказывался адекватно реагировать на все происходящее, поэтому она постоянно терялась и даже не могла ответить на простейшие вопросы.
— Так, Вика! — Катя резко взяла ее двумя пальцами за подбородок. — Ты по-прежнему хочешь, чтобы я за тебя все решала?
— Да... — Прошептала блондинка, зажмурив глаза.
— Тебя это возбуждает? — Решила вытянуть из нее все откровения домина.
— Да...
— Ты мастурбировала в последние дни?
— Да... Каждый день...
— И сегодня тоже?
— В туалете... В офисе...

Такого признания Катя от нее явно не ожидала. Как до сих пор и не могла на сто процентов осознать то, что ее необычная сексуальная фантазия о совращении скромной девушки так быстро осуществиться. Сейчас она могла буквально вить веревки из своей послушной и возбужденной подруги. Чем она непременно и захотела воспользоваться, слепив из нее, как из пластилина, покорную любовницу.
— Раздень меня.
Вика немного удивилась, потому что ожидала, что первой заставят оголиться именно ее. Но тут же принялась стягивать с Кати одежду. Мимолетные прикосновения ее рук к нежной коже домины будоражили обеих девушек. Когда Вика сняла с Кати лифчик, то тут же услышала:
— Потрогай, не бойся.

Девушки вели себя как малолетние шкодницы, спрятавшиеся тайком от родителей и увлеченно изучающие тела друг друга. По крайней мере, Вика действительно ощутила себя любопытной девочкой и осторожно, будто боясь сделать Кате больно, дотронулась кончиками пальцев до ее возбужденного соска. Это движение лишь раззадорило домину и ей, вопреки ее главенствующей роли, захотелось, чтобы пальцы партнерши до боли сжали ее грудь и как следует потеребили самую чувствительную ее часть. Но Вика наоборот, пыталась быть нежной и ласковой. Сначала пальцы ее рук исследовали оба соска домины, аккуратно погладив их ореолы, а затем, пересилив себя и осмелев, девушка положила обе ладони на грудь красавицы.
Руки блондинки были холодны от волнения и долговременного напряжения, от чего стоящие соски покрылись мурашками. Девушки могли простоять так целую вечность, но Катя прекрасно понимала, что нужно было не сбавлять обороты и действовать, чтобы держать гостью «в тонусе».

— Юбку. — Сказала она, теряя твердость в голосе.
Чтобы расстегнуть и снять с подруги юбку, Вике пришлось встать на колени. Это показалось девушке вполне естественным действием. Оказавшись лицом напротив узких трусиков, она потянула их вниз без дополнительных указаний Кати. Полностью раздев свою властную коллегу, Вика уставилась взглядом на красивейший бутон перед ее глазами, который складывался из больших и немного несимметричных половых губ девушки. Ей тут же захотелось поцеловать и его, а желание и влечение, отражающиеся водопадом между ног, росли с каждой секундой.
Катя тоже была на взводе и с трудом сдерживалась, чтобы не налететь на блондинку и, не растерзать от страсти на части. И она все же не удержалась: положив твердую руку на светлую макушку девушки, домина уверенным движением уткнула ее лицо в низ своего живота. Несколько секунд блондинка бездействовала, поэтому Катя коротко сказала:

— Целуй!
Вика тут же очнулась, но ее хватило только на несколько нелепых кратковременных прикосновений губами, к интимной зоне подруги. В очередной раз осознав всю неопытность и неумелость блондинки, Катя отстранилась от девушки и, перекинув ногу через край ванны, залезла в нее.
Произошедшее стало для нее отправной точкой к новым отношениям с коллегой. Для Вики, это событие наоборот стало точкой невозврата к своей предыдущей, серой и бесцельной жизни. Сейчас она почувствовала себя безумно счастливой и преданно посмотрела в глаза Кати снизу вверх.
— Раздевайся догола! — Прозвучал от нее новый приказ.
Вика поднялась на ноги и с готовностью скинула с себя и рубашку, и юбку, оставшись перед Катей в костюме Евы. На этот раз она сделала это так быстро, что сама не узнала себя. У нее не было ни малейшего сомнения в правильности происходящего, она сама хотела этого и, ее стыд сменился желанием показать себя или, как минимум, порадовать домину своей готовностью слушаться и выполнять ее желания.

В своей голове блондинка не проводила никаких аналогий с отношениями лесбиянок или какими-то аспектами BDSM, хотя и, конечно, осознавала всю необычность складывающейся ситуации. Она ощущала происходящее как обучение более скромной и неопытной девушки другой, более зрелой и раскрепощенной. Воспринимала Катю как потенциальную любовницу и наставницу, а не классическую в ее понимании домину в коже и с хлыстом в руках.
— Ко мне!
Единственное, что продолжало смущать Вику, это стиль обращения к ней. С одной стороны, Катя явно сближалась с ней психологически, нежно целовала ее, всячески намекала на интим, а с другой, продолжала обращаться с ней как с собачкой: будто дрессируя и воспитывая.
Девушка осторожно влезла в ванну вслед за доминой и вопросительно посмотрела на нее. В глазах Вики Катя увидела одновременно и заинтересованность, и заискивание, и смущение. Казалось, что съежившейся блондинке до сих пор страшно и очень стыдно.
— Умница, а теперь помой меня всю как следует. Гель сзади тебя.

Получив долгожданный призыв к действию, Вика засуетилась. Когда у нее появилась четкая цель, то и сковывающий ее дискомфорт отошел на второй план. Открыв кран, она настроила воду, переключила ее на душ и сначала проверила напор и температуру на своих ногах. Катя молча отметила про себя ее исполнительность и аккуратность, после чего, еле заметным, но требовательным движением руки потребовала Вику поторопиться.
Осторожно полив все тело домины водой из душа, она положила лейку на дно ванны, а затем, следуя указаниям Кати, вылила кучу геля на губку. Вике очень хотелось намылить тело коллеги руками, но проявлять инициативу она все еще побаивалась.
Катя отставила ногу на край ванны, подставляя ее под заботливые руки подруги, потом повторила это движение второй ногой, а затем повернулась к ней спиной. Все это время Вика тщательно, но аккуратно натирала сексуальное тело, стараясь не пропустить ни сантиметра нежной кожи.

— Теперь руками! — Произнесла домина, снова поворачиваясь к ней лицом и подставляя свою упругую грудь.
Не веря своему счастью, Вика обильно выдавила гель на ладони и не сразу поняла, что переборщила с его количеством. Прикосновения к влажной и скользкой от мыла груди показались блондинке чем-то нереальным. Видимо, пытаясь убедить саму себя в действительности происходящего, она постепенно ускоряла движения и более уверенно терла, гладила и мыла Катю. Та тоже отметила про себя заметные успехи девушки в ее действиях.
В руках Вики упругая грудь домины оказывалась в постоянном движении, как пластилин наминаемая тонкими пальчиками. Соски уверенно топорщились, требуя к себе повышенного внимания и, они получали его. Блондинка то и дело массировала и касалась их, то пропуская между пальцев, то прикасаясь ладонями. Но все же это больше было похоже не на петтинг или прелюдию перед чем-то бОльшим, а на мытье в душе одной девушки другой. Катя снова поставила ногу на край ванны и сказала:

— А теперь как следует здесь!
В таком положении ее половые губы немного разошлись, демонстрируя Вике, что этот спелый бутон созрел для нее. Снова капнув гель себе на ладонь, она осторожно, как будто боясь сделать больно, поднесла ее к промежности домины. Несколько секунд ей понадобилось, чтобы решиться прикоснуться к самой сокровенной части тела девушки и, наконец, этот момент настал.
Пальцы сначала растерли скользкую субстанцию по всей поверхности промежности девушки, а затем уже более тщательно стали уделять внимание деталям. Помассировав пальцами половые губы, Вика немного оттянула их, вызвав у Кати стон удовольствия. Видя и чувствуя возбуждение домины, подтверждаемое реакцией ее тела, с каждой секундой девушка на коленях все больше воодушевлялась и, ее движения становились все уверенней. Без труда найдя подушечкой большого пальца клитор, Вика стала нежно массировать его, вызывая сильную дрожь в ногах у домины.

Внезапно, блондинка осознала, что уже сама руководит Катей, как марионеткой, будто решая, получит ли та удовольствие или нет. Конечно, Вике хотелось доставить подруге как можно больше приятных ощущений, будто благодаря ее за столь быстрые и заметные успехи в ее обучении. За пару секунд смыв струей воды гель, она прильнула к клитору языком.
К своему удивлению, она при этом не почувствовала ничего необычного. Вика ожидала всего что угодно: что ей будет противно, мерзко или просто неприятно, или наоборот — что это тут же возведет ее в ранг матерой лесбиянки и, она чуть ли не кончит от ублажения другой девушки. Но, на самом деле, ничего необычного не происходило. Она просто ласкала языком безвкусный клитор Кати. Единственное, что причиняло ей дискомфорт, так это ее поза и быстро затекшее с непривычки тело и шея.

Когда скулы и мышцы языка уже стало сводить от интенсивной работы, она немного сбавила темп. Но распалившаяся и уверенно подходящая к пику блаженства Катя была явно не согласна с этим. Немного присев и, с силой прижав промежность к лицу Вики, она хриплым голосом произнесла.
— Лижи! Не останавливайся! Еще чуть-чуть... — В голосе послышалось отчаянье от удаляющегося оргазма и, требовательные нотки сменились чуть ли не мольбой.
Тем не менее, голос домины придал Вике «второе дыхание» и она из последних сил ускорила движения. К обоюдной радости девушек, ловкий язычок успел поймать почти убежавший оргазм и заставил его взорваться тысячью мелких осколков, пронизав весь низ живота Кати. С трудом удержав равновесие, она все же опустилась на дно ванны и, перевернувшись на спину, усилила это безумно приятное ощущение своими умелыми пальцами. Лучше них тело красавицы не знал никто.

Пролежав со сжатыми ногами около минуты, девушка, наконец, открыла глаза. Вика увидела, что они были будто затянуты пеленой. В них читалось все получаемое Катей удовольствие и, даже благодарность своей партнерше. Блондинка продолжала стоять на коленях, с интересом наблюдая за реакцией домины. Она по своему ликовала, ведь ей впервые удалось доставить удовольствие таким способом.
— Ложись. — Прошептала Катя и немного подтолкнула Вику в грудь ногой.
Блондинка послушно легла в противоположный конец узкой ванны, согнув ноги, чтобы не мешать ими партнерше.
— Поласкай себя. — Добавила домина и закрыла глаза. — Я не буду тебя смущать...

Конечно, она не думала об ответных действиях со стороны Кати, чтобы та, например, сделала ей куни, но все же и такого приказа Вика не ожидала. Убедившись в том, что расслабившаяся девушка напротив не будет за ней подсматривать, блондинка робко раздвинула ноги и ухватила за промежность уже себя. Узкая дырочка была очень мокрой и отнюдь не от душа, который был повернут в стену и немного мешал своими брызгами. Вскоре к одной руке присоединилась и вторая: одна настойчиво теребила клитор, а другая двумя растопыренными пальцами распирала стенки влагалища. Закрыв глаза от удовольствия, вскоре Вика догнала партнершу по количеству оргазмов и, наверняка даже превзошла ее по их качеству.

Через несколько минут, Катя открыла глаза и обнаружила подругу в позе, точь-в-точь повторяющую ее расположение в ванне. На пухлых губах блондинки застыла блаженная улыбка. Домине даже было жалко прерывать это состояние Вики и мешать ей своими высказываниями, но она все же не сдержалась:
— Викусь, ты как? Спишь? — В шутку спросила она. Улыбающаяся девушка не ответила, лишь покачав головой из стороны в сторону. — Тогда приходи в себя, продолжим наши... эксперименты.
Катя не смогла сразу подобрать нужное слово, ее мысли тоже были сосредоточены на собственных приятных ощущениях. Домина первой взяла себя в руки и, неловко опираясь о края ванны, поднялась на ноги. Подав Вике руку, она без труда вытянула со дна легковесную подругу.

Катя сама вытерла влагу с нежной кожи девушки, а затем привела ее волосы в порядок. Затем, уже блондинка, следуя указаниям, бережно растерла ее полотенцем, намазала кремом и расчесала волосы. С каждой минутой, проведенной вместе, девушка все больше влюблялась в свою властную коллегу. Ей казалось, что та честна и нежна с ней, поэтому ее симпатия была ответной и искренней.
Почти вся она вмиг улетучилась после следующих слов Кати:
— Ну что, девочка, готова к продолжению?
— Да. — Без волнения, но с трепетом ответила Вика.
— Тогда иди к Мише и порадуй его и как меня!
— Что?! — Опешила блондинка.
— Будь послушной и ласковой, Викуся!
— Но...
— Вика, ты уже сделала огромный шаг вперед! Не уничтожай все результаты наших стараний в один момент! — В глазах девушки Катя снова превратилась из нежной любовницы в требовательную начальницу или домину. — Давай-давай!

Хозяйка квартиры сама открыла дверь, чувствительно шлепнув Вику по попке, вытолкнула ее в коридор. Чтобы застенчивая блондинка вновь не выкинула какой-нибудь номер и не сбежала, Катя следовала за ней по пятам. Буквально дотолкав ее до комнаты, они увидели скучающего на диване мужчину с мобильным телефоном в руках. В отличие от них, его бедра и низ живота все еще были прикрыты полотенцем.
Увидев обнаженных девушек застывших на входе, он произнес:
— Я попал в рай? Иначе чем я заслужил общество таких сексуальных красавиц?
Несмотря на новые волны стыда, этот комплимент дошел до сознания Вики и, она даже немного порадовалась ему. А вот Катя пропустила его мимо ушей, беззвучно показав мужу знаками, чтобы тот помалкивал. Ей не хотелось, чтобы он снова испортил ее старания и нивелировал успехи в развращении блондинки.

— Викуся уже извинилась передо мной и, я с удовольствием приняла эти извинения. — С хитрецой в голосе завела свою шарманку девушка. — Настала и твоя очередь дорогой!
Миша с готовностью, в предвкушении дальнейшего шоу и удовольствия, заерзал на диване.
— Девочка, моему любимому нужны твои слова извинений и твой умелый ротик. — Катя приобняла ее сзади за плечи и снова подтолкнула вперед.
Как безвольную куклу девушку подвели к мужчине и с помощью требовательного нажима на плечи сверху поставили на колени. Таким образом, абсолютно голая, скромная и стеснительная блондинка вновь оказалась в том положении, которого так боялась наяву. Хотя в своих фантазиях она неоднократно ублажала мужчин и даже женщин в такой позе и в обнаженном виде. Однако, детские травмы и комплексы, до сих пор пожирающие ее изнутри, не давали ей сделать следующий шаг. Срабатывал защитный механизм ее сознания. Девушка вновь терялась и закрывалась от окружающих, уходя в себя.

Понимая всю суть ситуации, Катя не стала разглагольствовать, понимая, что любые действия будут полезнее слов. Она просто-напросто развязала узел на полотенце мужа и, откинув его в сторону, открыла взору Вики его мощный орган.
Оказавшись в компании разгоряченных после душа красавиц, он стал быстро набирать силу и вскоре, почувствовав свободу, воспрял ввысь. Увидев боевое состояние любимой части тела мужа, Катя перевела взгляд на любовницу. Несмотря на нескончаемый стыд, пульсирующий в висках блондинки, она тоже не сводила с члена глаз.
Она понимала, что миллиарды людей в мире занимаются сексом, многие из них делают это не только с выключенным светом и под одеялом, а некоторые даже приглашают в свои пары посторонних. Но девушка все еще не могла пересилить себя и прикоснуться к мужскому половому органу, который явно ждал этого. Несмотря на то, что она не была девственницей, потенциальный секс с Мишей должен был отличаться от ее предыдущего опыта. В первую очередь психологически, ведь раньше она делала это искренне и с любимым человеком, а сейчас все сводилось к чистой физиологии, а мужчина, к тому же был еще и женат.

Присутствие Кати в данный момент только мешало, если бы не она, то Вика, осторожно и нерешительно, но рано или поздно все же смогла бы дотронуться до члена Миши с логичным продолжением ее манипуляций. Но присутствие жены этого мужчины, ее коллеги и столь неоднозначной личности лишь закрепощали девушку. Она как истукан продолжала стоять на коленях перед мужчиной без движения.
— Вика, пора действовать! Извинись перед Мишей!
— Простите меня... М-Михаил... — Только лишь смогла выдавить она из себя нелепую фразу.
— Теперь возьми его член. В руку! — Начала терять терпения домина.
После паузы, кисть девушки, наконец, ожила и сделала неуверенное движение в направлении возбужденного органа. Но, так и не достигнув его, рука вновь повисла вдоль ее тела.

— Я не могу...
— Плохо, что не можешь... — Хмыкнула Катя и посмотрела на мужа, ища в его глазах поддержки.
Но мужчина был более сдержан в эмоциях. Он был уверен, что рано или поздно, его член получит свое, если не с Викой, так с законной и сексуальной женой. А происходящий на его глазах спектакль только радовало его эго.
— Только что так прекрасно пизду мне лизала, а потом и сама кончала, а теперь снова — невинной овечкой стала!? — Решила вернуться Катя к действенной тактике давления и унижения.
Тело блондинки было уже в ее распоряжении, осталось только добыть власть и над ее сознанием. Взгляд домины упал на нетронутые ни одним острым предметом волосики на лобке Вики. В голове сразу возникла очередная унизительная ситуация, в которую можно было поставить девушку. Услышав недовольство собой, да еще и вкупе с нецензурным словом, она вздрогнула, но осталась стоять без движения, только лишь глаза заблестели от наворачивающихся слез обиды.

— Ладно, поднимайся и садись на стол.
Позади девушки как раз располагался хорошо ей знакомый низкий столик со стеклянной столешницей. Неуверенно встав на ноги она тут же присела на него, сжав ноги вместе и положив руки на колени, пытаясь таким образом, максимально прикрыть свои интимные места от похотливых взглядов присутствующих.
— Руки в стороны! — Скомандовала Катя и дождавшись исполнения приказа, продолжила: — А теперь разведи ноги! Ну же! Не заставляй меня повторять!
Закрыв глаза от стыда и позора, Вика все же медленно раздвинула свои напряженные ноги. Ускоряя это замедленное шоу, домина привстала и с дивана и рывком развела эти невинные врата максимально широко. От постороннего прикосновения блондинка снова вздрогнула, но оставина ноги в таком положении.

Взглядам извращенной семейной пары открылась аккуратная и манящая промежность девушки, поросшая густыми, но короткими волосками. Казалось, что перед ними и вовсе совсем молодая, но уже бесстыдная девушка, а не двадцатичетырехлетняя скромница. Желая унизить ее сильнее, Катя продолжила:
— Ну и заросли! Не стыдно с такой пиздой ко мне домой приходить? — Иногда она даже перебарщивала с резкостью. Сейчас Вика предсказуемо промолчала и только сильнее зажмурила глаза. — Жди меня, сейчас вернусь.
Выйдя из комнаты, домина оставила Мишу с Викой в довольно пикантной обстановке. Оба сидели голые друг перед другой, один с полностью эрегированным членом, а другая, с распутно разведенными ногами. Если мужчина получал только положительные эмоции от всего происходящего и наслаждался этим довольно пикантным моментом, то Вика от напряжения и стыда была готова лопнуть. Она лишь на мгновение приоткрыла глаза, чтобы убедиться в непрекращающемся внимании к себе со стороны Миши, и из-под подрагивающих век синхронно выкатились две крупные слезинки.

Через минуту вернулась Катя, застав участников ее развратных развлечений в тех же позах. Она принесла с собой тазик с теплой водой, гель и бритву. Поставив эти предметы на столик, она сообщила:
— Сейчас приведу тебя в порядок, девочка! Совсем красивой у меня станешь!
Вика приоткрыла глаза и в очередной раз за день вздрогнула от увиденного. Катя продолжала залезать ей в душу все глубже, надавливая на физиологические особенности ее тела. Упор был сделан ею правильно и, домина постепенно достигала необходимого успеха. Подтверждением того, стало молчаливое согласие блондинки на осуществление задумки коллеги. Вернее, она, конечно, совсем не хотела испытать ничего подобного, но боялась протестовать и продолжала слепо слушаться Катю. Миша, в свою очередь, уже немного уязвленный своим бездействием в этих играх, продолжал наблюдать за этим спектаклем со стороны.

Уверенные прикосновения женских пальцев к лобку и половым губам заставили Визу задрожать. Аккуратно размазав гель по промежности блондинки, домина взялась за бритву. Легко удалив всю растительность с ее лобка, и полюбовавшись результатом, Катя опустилась ниже, к более интимной зоне.
Внезапно Вика почувствовала, что чувства стыда и неловкости отходят на второй план, а их сменяют новые физиологические ощущения. Гель вызвал на выбритой коже легкий холодок, а в целом, ей показалось, что тело избавилось не от нескольких волосинок, а сбросило пару килограммов чего-то лишнего. Возможно, этим лишним был ее дискомфорт, который постепенно уменьшался пропорционально каждому волоску.

Девушка даже приоткрыла глаза и проморгавшись от слез, стала с интересом наблюдать, как внимательно и аккуратно с ее телом работают руки Кати. Домина не торопилась, тоже получая необычное удовольствие от происходящего. Тщательно выбривая подругу, она поочередно брала пальцами ее половые губы и оттягивала их для удобства работы инструмента. Возбуждение Вики от таких манипуляций уже не удивило ее, она поняла, что в сексуальном плане, эта закомплексованная скромница просто бомба замедленного действия.
Блондинка, для которой все происходящее с ней было в новинку, конечно, испугалась, что Катя может ее случайно порезать. Но пальчики ее коллеги были ловки и умелы. Вскоре она вытерла остатки геля полотенцем мужа, намазала обработанную область каким-то кремом и, любуясь результатом, присела рядом с мужем, откинувшись на спинку дивана.
— Ну как? — Спросила она у мужчины.
— Прекрасно! Просто прекрасно! — Искренне восхитился он открывшимся видом.

— А ты что скажешь, Викусь? — Вкрадчиво обратилась Катя к блондинке.
— Очень... Необычные ощущения... — После паузы ответила она.
— Приятные?
— Да... Спасибо... — Неожиданно поблагодарила она подругу.
— Иди сюда! — Поманила она девушку, хлопнув по дивану между своих ног.
Вика правильно поняла этот жест. С каждым разом вставать на колени перед доминой ей становилось все легче и даже приятнее. Ухоженная домина возбуждала ее не только своим поведением и отношением к ней, но и своей природной сексуальностью. Если светловолосую миниатюрную девушку можно было сравнить с милой зайкой, то хищница — Катя была явной тигрицей, на которую имел влияние только ее самец, другой тигр. Но он по-прежнему предпочитал наблюдать за играми опытной кошки со своей добычей со стороны, стараясь не мешать ей.

На его глазах, Катя без какой-либо раскачки, внезапно схватила вставшую перед ней на колени девушку за загривок и уткнула между своих ног. Домина в очередной раз правильно оценила обстановку: если бы она просто приказала ублажить себя орально, то Вика, скорее всего, снова стушевалась и, процесс уговоров мог затянуться и сбить весь настрой присутствующих. А сейчас, у нее просто-напросто не было времени взвесить все за и против такого обращения с ней.
Ткнув ее носом в свои припухшие от возбуждения половые губы, Катя строго приказала:
— Лижи!
Потеряв на пару секунд равновесие, придавленная сильной рукой домины блондинка послушно высунула робкий язычок и стала осторожно водить им по краям истекающей соком щелки. Не дав ей и пары секунд на то, чтобы прийти в себя и отдышаться, Катя стала подгонять свою лизунью:
— Глубже! Молодец. Быстрее! Еще!

Заметив удивленный и даже несколько восхищенный взгляд мужа, девушка подмигнула ему и еще сильнее вжала голову Вики в свою промежность.
Лицо блондинки покраснело от старания, натуги и нехватки воздуха, но пока она хоть немного могла дышать, она искренне старалась как следует ублажить свою наставницу. Больше всего ее беспокоила мысль о том, что все эти извращенные действия происходят в присутствии мужчины, сидящего в полуметре от нее. Но прочувствовать всю глубину своего унизительного положения девушка не успевала, уж слишком был занят ее рот, а мозг страдал от нехватки кислорода.

Как будто прочитав ее мысли, Катя поняла, что лучшего момента, чтобы перекинуть внимание Вики на Мишу, невозможно было подгадать. Унизить и, одновременно с этим, раскрепостить свою жертву сейчас ей оказалось важнее, чем получить от нее очередной оргазм. Оторвав ее за волосы от своей промежности, она, не давая Вике опомниться и отдышаться, не без труда перетащила ее на пару шагов в сторону, оставив на коленях, но уже между волосатых мужских ног.
Возбужденный член был как никогда крепок и, наконец, дождался заветного момента, когда неопытные пухлые губы прикоснулись к его крупной головке. Катя буквально нанизала рот девушки на член мужа и беспощадно продолжила давить ей на затылок.
Блондинка совсем потеряла ориентацию: мало того, что она перемещалась в пространстве, ведомая не своими желаниями, а чужими сильными руками, так еще и за считанные секунды ей наглядно показали и дали почувствовать разницу между женским и мужским организмом. Психологические переживания Вики отошли на второй план, а мозг сосредоточился на самом естественном желании живого организма — необходимости дышать.

По ощущениям девушки, большая головка заполнила все пространство ее небольшого ротика. Казалось бы, вот он, предел, но нет, скользнув по нёбу, член продолжил уверенное движение вперед. И только уткнувшись в горло, остановил свой путь. Блондинка предсказуемо поперхнулась и, ее домина ослабила хватку. Прокашлявшись и успев сделать всего лишь пару глубоких вдохов, Вика снова почувствовала, как ее рот нанизывают на член. Послушно открыв его, она опять пропустила орган довольного мужчины в себя.
Манипуляции с подавлением рвотного рефлекса Вики, отстранением ее от члена и парой секунд на передышку повторялась Катей еще 5 раз. Из глаз блондинки продолжали течь слезы, вырабатываемые ее организмом литрами. Весь ее рот и подбородок блестел от слюны и коктейля из женской и мужской смазки. А сознание, тем временем, так и не приходило в себя. Девушка не имела никаких физических и моральных сил, чтобы остановить или изменить происходящее. Наконец, домина сжалилась над ней, в очередной раз, засунув в ее рот член совсем неглубоко. Уставшие губы обхватили лишь головку и женский требовательный голос произнес:
— Оближи, как следует.

Неопытная блондинка не знала, «как следовало» это делать, поэтому стала беспорядочно вращать языком вокруг мужской плоти, заставив Мишу прикрыть глаза от удовольствия. Через полминуты, безумно довольный происходящим, он показал жене большой палец руки. Только тогда Катя отпустила голову девушки, сказав напоследок.
— Дальше сама.
Поработав язычком еще несколько секунд, Вика отстранилась от члена и, тяжело дыша, постаралась выпросить для себя небольшую передышку, сказав в пространство слово «сейчас». Но захлебываясь слюной и страдая от недостатки воздуха, она смогла выдавить лишь что-то похожее на:
— Ща...
Катя великодушно дала ей на перерыв секунд десять, после чего приказала:
— Вперед.

Рот блондинки снова вобрал в себя головку члена и, ее язычок продолжил движение. В ближайшие минуты в свой адрес она слышала только возгласы Кати, которая, не сдерживаясь, без малейшего стеснения принялась теребить свой клитор.
— Глубже! Давай, вперед-назад! Быстрее! Еще!
К собственному удивлению, Вика быстро училась и вскоре приноровилась к определенному ритму и положению губ и языка, немного высунув его изо рта, чтобы член скользил прямо по нему.
Миша терпеливо сдерживал эмоции, «терпя» этот «любительский» минет, но, тем не менее, получал от происходящего немалое удовольствие. Катя и вовсе стонала на всю комнату, наслаждаясь зрелищем, властью и чувством приближающегося оргазма.
Совершая чисто механические действия светловолосая девушка, наконец, смогла оценить и немного осознать все происходящее с ней. Будто посмотрев на себя со стороны, Вика внезапно поняла, как низко она пала, так безропотно позволив превратить себя в шлюху. Знакомые чувства обжигающего стыда и унижения вновь одолели ее разумом. Издав ртом смешной чмок, она оттолкнулась от мужчины, плюхнулась голой попой прямо на пол, закрыла глаза руками и беззвучно зарыдала.

Негодование спугнуло приближающийся оргазм Кати и, она в считанные мгновения пришла в ярость.
— Блять, мне это надоело! Животом на диван ее!
Мужчина тоже был не в восторге от резкого прекращения оральных ласк, поэтому с готовностью исполнил приказ жены: приподнял девушку над полом и бросил на диван.
— Сядь ей на ноги и держи руки за спиной!
Оторвав ладони от лица несчастной, мужчина перехватил ее руки за запястья и рывком заломил за спину. Катя ненадолго выпорхнула из комнаты, но вскоре вернулась с широким кожаным ремнем.
Повернув голову на бок, Вика поняла, что ей грозит и тут же залепетала сквозь слезы:
— Не надо! Прошу! Я все сделаю! Все что хотите!
— Поздно, сучка! Вот сейчас получишь по заднице — сразу поумнеешь!
— Не надо! — Снова взмолилась блондинка и тут же протяжно закричала: — Ааааа!

Это жгучий ремень резко опустился на ее ягодицы, вызвав на нежной коже болезненную вспышку. Без труда сдерживающий обе ее руки своей, мужчина едва успел второй рукой притянуть член к животу, иначе разъяренная жена могла бы задеть его своим карательным орудием.
Осознав, что сопротивляться и молить о пощаде уже поздно и бесполезно, Вика смирилась со своей участью, уткнулась лицом в обивку дивана и постаралась расслабиться. Как она уже признавалась Кате, опыт подобной экзекуции у нее уже был в детстве и не раз.
Несмотря на то, что домина не сбавляла силы ударов, с каждым очередным шлепком кожаного девайса по ягодицам, Вика действительно расслаблялась все больше, начиная ощущать довольно странные ощущения от происходящего. Взмахи и падения ремня на упругую попку удавались Кате довольно профессионально. Найдя свой ритм, она монотонно выбивала из нее звонкие звуки.

Постепенно боль отошла на второй план и внимание Вики сконцентрировалось совсем не на обжигаемых ягодицах, а чуть ниже. После очередного звонкого удара, глубоко в животе резко зародилось что-то горячее. Оно и разлилось по всему телу несколькими волнами бурного оргазма.
Это редкое встречающееся у мазохисток явление мужчина и вовсе не заметил. А Катя, только через пять ударов осознала, что притихшая блондинка закусила губу и скрестила щиколотки совсем не от нестерпимой боли. Вика явно кончила от учиненной ей порки, которая стала для нее скорее не наказанием, а даже наградой за все ее испытания. Отбросив ремень в сторону, Катя тяжело выдохнула. Оставив всю свою злость на покрасневших ягодицах, домина устало уселась в кресло. Мужчина тоже слез с блондинки и ожидая дальнейшей реакции обеих девушек, встал немного в стороне.

Конечно, Вика испытала незабываемый оргазм не только от физической боли. В определенный момент времени, в ее организме сошлись все процессы, обостренные от переживаемого унижения, психологического напряжения и экзекуции.
Как ни странно, но каждый из участников «наказания» получил свою долю удовольствия и незабываемых ощущений. Катя выплеснула эмоции, проявив свои садистские наклонности, Миша почувствовал, что ему тоже начинает сносить крышу от всего происходящего, а Вика и вовсе, перешла на какую-то новую ступень в познании собственного тела.
Никем не сдерживаемая девушка еще с минуту лежала на диване, приходя в себя. Наконец, она подняла раскрасневшееся и слегка опухшее лицо и затуманенным взором обвела присутствующих. Не услышав от них новых приказов, она подумала, что ее мучители ожидают инициативы он нее самой. Тогда она с трудом сползла на пол, снова встав на колени перед диваном.
— Я готова. — Тихо сказала она.

Катя с Мишей переглянулись и обменялись удивленными улыбками. Мужчина тут же уселся на свое место, ощутив на нем тепло оставшееся от женского тела. Блондинка без лишних слов облизала губы и взяла уже знакомую ей головку члена в рот. Вспоминая то, что она много раз видела в порнухе, она стала помогать себе рукой, надрачивая член в такт движениям головы. Давно жаждущий разрядки орган не выдержал такого напора и уже через минуту выстрелил сильной струей в нёбо Вики. Когда рот девушки заполнился тягучей и неприятной жидкостью, она сначала посмотрела на Мишу. Почувствовав благодарность в его блаженном взгляде, она не увидела ответа на свой немой вопрос. Тогда блондинка повернулась к немного удивленной домине и, от нее все же получила ответ на волнующий ее вопрос.
— Глотай. — Коротко сказала она.

После паузы Вика все же выполнила и этот приказ, тут же открыв рот и постаравшись как можно быстрее привести дыхание в порядок.
— Пойду, попью. — Прервал повисшую тишину мужчина. — Вам что-нибудь принести?
Блондинке очень хотелось перебить неприятный привкус во рту чем-то сладким и ароматным, вроде газировки или сока, но она промолчала, лишь вопросительно посмотрев на Катю.
— Принеси водички, пожалуйста. — Сказала она мужу и через полминуты приняла из его рук два стакана с минералкой.
Один из них все же достался Вике, но она выпила лишь половину. Михаил вновь вышел на кухню, на этот раз для того, чтобы перекурить и привести мысли в порядок. Вернувшись в комнату, он застал неугомонных девушек в уже привычных им позах.

Катя, видимо, уже не планировала, чтобы ее гостья сегодня вставала с колен, поэтому, когда ее муж ушел, она приказала блондинке довести до оргазма и ее. Ведь он был так не вовремя прерван некоторое время назад. Наедине с доминой, все действия давались Вике намного проще, поэтому она послушно прильнула к влажной промежности и принялась из последних сил вылизывать ее. Шея, мышцы рта и лица девушки уже ощутимо болели. Еще никогда в ее жизни они не уставали так сильно.
Увидев вошедшего мужа, Катя властно и показушно положила одну ногу на спину своей нижней. Миша улыбнулся этому зрелищу. Он и представить не мог, что все зайдет так далеко, а его жена столь ярко проявит себя в своей новой роли. Через несколько минут домина застонала еще сильнее и вновь вышла вперед в негласном соревновании по количеству оргазмов за сегодняшний день. Ублажив коллегу в очередной раз, Вика, не вставая с колен, откинулась назад и села попой на собственные пятки.

— Пора бы нам всем отдохнуть. — Резюмировала изобретательная девушка, встав и отодвинув журнальный столик — Миш, карты далеко?
— Нет, сейчас принесу.
— А ты, моя дорогая, вставай раком. Головой ко мне, жопкой к дивану. Спинку ровнее! Вот так! Умница. — Катя потрепала блондинку по голове, как исполнительную собачку и приняла из рук мужа карты. — Ты, Викусь, отдохни, а мы пока поиграем.
Вот так, в одно мгновение, стеснительная скромница снова была переквалифицирована: на этот раз из новоиспеченной шлюхи в неодушевленный столик для игр. Миша не переставал удивляться не только молчаливой реакции гостьи, но и изобретательности жены, разум которой оставался ясным, в отличие даже от него. Но на этот раз сам молчать он не стал и внес свои корректировки:
— Чего просто так играть, давай на желание!
— А давай! — Тут же подхватила его предложения Катя. — Играем до пяти побед, счастливчику достается попка нашей Викуси!
— ОК! Только давай в покер, а не в детские игры вроде «дурака».
— Как скажешь, дорогой!

Во время диалога супруги внимательно следили за реакцией их послушной любовницы. Но в своих мыслях и переживаниях Вика явно не была такой покорной, как это казалось внешне. В ее теле и сознании продолжали бороться десятки чувств и ощущений. Девушку не покидало чувство стыда, а униженное состояние только усугублялось циничными разговорами о ней и, о принадлежности ее мучителям. Блрндинку как неодушевленный предмет разыгрывали в карты, предварительно заставив ублажить по несколько раз и девушку и мужчину. Во рту до сих пор ощущался неприятный и непривычный привкус спермы и половых органов. Блондинка была безжалостно выпорота за непослушание, но при этом, неожиданно, получила ни с чем несравнимое удовольствие. Исправлять ситуацию было уже поздно, Вика окончательно смирилась и признала свою роль. Она была сломлена и мечтала только о небольшом перерыве на отдых.
Оценив то, что Вика продолжает послушно стоять в указанной позе, супруги продолжили свою циничную игру. Михаил понял, что ему уже можно не отмалчиваться и, что их любовница будет терпеть все в рамках разумного. Поэтому он бесцеремонно шлепнул ее по ягодице и коротко сказал:
— Жопу ближе.

Когда Вика послушно выполнила приказ, лишь вздрогнув от самого шлепка и от неожиданности, мужчина раздал карты. Они играли в пятикарточный покер, поэтому игра шла быстро и фаворит определился сразу. Мише часто везло, да и опыта в настольных играх у него было побольше, чем у жены. Узкого столика, в виде стройной спинки девушки как раз хватало для раздачи карт.
Супруги сдавали их по очереди, а во время перемешивания карт, они «скучая» продолжали испытывать терпение Вики на прочность. Первой, конечно же, начала Катя. Для начала она просто засунула в рот девушки указательный палец и бесцельно обследовала им его недра. Затем к нему присоединились еще несколько и вскоре уже четыре пальца буквально раздирали рот, запоминая на будущее его возможности.

Когда наступала очередь Миши, то он тоже не сплоховал: с его стороны мужчине была предоставлена оттопыренная попка девушки. Она возбуждающе подрагивала от трепета и волнения. Сначала руки мужчины нежно поглаживали округлые ягодицы, все еще красные от ударов ремнем, после чего исследовали нежную кожу на стройных ножках, а затем даже пощекотали миниатюрные ступни девушки.
Наблюдая за манипуляциями мужа, Катя даже немного приревновала его к любовнице, хотя и не была против таких действий. После следующей раздачи, Вику будто прошибло током: мужская рука грубо схватила и оттянула ее половые губы. Блондинка напряглась, но в очередной раз промолчала. Тогда, наигравшись с ее промежностью снаружи, пальцы мужчины резко проникли во влагалище.
К неожиданности Миши, два его пальца просто провалились в эту горячую пещерку. Несмотря на узкие размеры, Вика оказалась так возбуждена, что смазка просто потекла из ее лона.

Она с силой зажмурила глаза и, из ее рта вырвался стон удовольствия. Супруги переглянулись и, забыв про карты, с азартом в глазах принялись исследовать предоставленные им отверстия с большей интенсивностью.
Пальцы мужчины стали описывать замысловатые фигуры во влагалище, а Катя, грубо зажав одной рукой нос своей нижней, пальцами другой руки стала поглаживать ее влажный язычок. В таком положении Вика сдерживаться уже не могла: ее стоны стали громко разноситься в пространстве комнаты, а из приоткрытого рта потянулась ниточка слюны.
Внезапно пальцы мужчины остановились и, он цинично вытер руку о попку девушки, размазывая обильную смазку. Катя повторила движение за мужем, вытерев слюну о щеку блондинки.
— Доиграем. — Коротко сказал Миша.

Мужчине будто требовался повод, чтобы перейти к более активным действиям. От манипуляций в компании с двумя обнаженными красавицами, каждая из которых была прекрасна и сексуальна по своему, его член уже давно вновь стоял колом. Картина, в которой фигуристая и властная девушка очень достоверно играла свою роль, издеваясь над покорной миниатюрной красавицей, могла возбудить любого импотента. А Миша никогда не имел проблем с половым влечением.
Сейчас, выиграв в очередной раз и доведя счет побед до пяти, он не сдержался и, смахнув карты со спины Вики, пристроился к ней сзади и буквально вонзил член в ее узкое влагалище. Несмотря на обильную смазку и возбуждение, блондинка не была готова к этому, поэтому в помещении раздался ее громкий крик боли и последующее тихое поскуливание.

Катя тоже не ожидала такого напора от мужа, но не стала мешать ему получать свою часть удовольствия от владения покорной сучкой. Она лишь притянула голову девушки за ее светлые волосы и уткнула в свою промежность в очередной раз за день. Вскоре она поняла, что порадовать очередным куни, при таком бешеном сношении сзади Вика явно не сможет. Поэтому домина пока смирилась со своей ролью наблюдательницы и просто-напросто сжала ладонями пылающее от возбуждения лицо блондинки.
Резкая боль от проникновения большого размера в непривычное к нему отверстие проходила, и даже стала сменяться приятными ощущениями от движений умелого любовника. Набрав приличный темп, Миша стал яростно трахать девушку. Ее вскрики и стоны лишь раззадоривали его. Схватив ее руками за бедра, он принялся вгонять в нее член на всю длину. Мужчина давно не был так возбужден. Регулярный секс хоть и с сексуальной и развратной женой все же приедался и требовал разнообразия. А тут в его полном распоряжении оказалась невинная овечка, вызывающая желание грубо овладеть ею не только всем своим видом, но и поведением.

Полностью расслабиться Вика все же не смогла, хоть и успела приноровиться к размерам и движениям мужчины к тому моменту, когда он кончил. Не заботясь о последствиях, Миша излился прямо в ее лоно, при этом до боли сжав ягодицы девушки. Блондинка осталась без оргазма, но ощущения от выстрелившей прямо в матку струи оказались тоже безумно приятными.
Без лишних слов, мужчина встал и пошел в ванну, чтобы умыть залитое потом лицо и блестящий от смазки член. Вернувшись, он обнаружил девушек в тех же позах: одна нога его жены вальяжно лежала на подлокотнике кресла, а раскрасневшееся лицо ее подруги с прилипшими к нему светлыми волосами лежало прямо у нее между ног. Попка Вики все еще оставалась оттопыренной и из-под ее припухших половых губ вытекала небольшая капля спермы. Миша устало уселся на диван и, любуясь открывшейся ему картиной, произнес:
— Немного передохну и буду готов получить свой приз.

— Эй, а что только что происходило? Это ты не свой приз «получал»? — Искренне, но беззлобно возмутилась Катя.
— Уговор был какой? Играем на попку. А к попке я не прикасался, ну если только чуть-чуть. — Посмотрев на красные отпечатки рук на ягодицах блондинки, ухмыльнулся он.
— Хитрый какой! Хорошо, будь по-твоему. — Легко согласилась Катя, понимая, что она тоже не останется без «сладкого».
— А пока я отдыхаю, сходите лучше, попку подготовьте.
— Ага. Пойдем, девочка. — Ласково произнесла домина, жаждущая продолжения.
Обескураженная Вика, с трудом поднялась и болезненно потерла натруженные колени, которые не привыкли к таким нагрузкам. Ее немного покачивало, а в голове пульсировала идея, что ее испытания все еще не закончены и, что, скорее всего, последующие приключения будут еще сложнее.

В ванной ей в руки была вручена спринцовка и, были выданы ценные указания о том, как именно нужно привести себя и свое тело в порядок. Катя оставила блондинку одну, чтобы та не только выполнила очистительные процедуры в комфортных условиях, но и привела мысли в порядок.
Минут через пятнадцать, когда попивая кофе на кухне, домина уже задумалась о том, что она зря оставила новоиспеченную нижнюю одну на такой долгий срок, из-за приоткрытой двери ванной комнаты показалась маленькая босая нога. Плохие ожидания Кати не оправдались: Вика не наложила не себя руки и не попросила прекратить происходящее. Наоборот, девушка подошла к хозяйке квартиры и тихим голосом произнесла:
— Я закончила.
— Умница! Обопрись на стол и отклячь попку. Вот так, умница! — Катя взяла заранее подготовленный гель с анестетиком и, подойдя к Вике сзади, густо смочила им палец. — Расслабься, это не больно.

Смазав пространство вокруг звездочки ануса, ухоженный пальчик осторожно проник внутрь. К своему удивлению, боли Вика не почувствовала, хотя ей показалось, что внутри попки появилось легкое жжение и дискомфорт. Как будто услышав мысли блондинки, Катя сказала:
— Не волнуйся, если будем делать все аккуратно, то будешь испытывать только приятные ощущения.
Вика ничего не ответила и позволила увести себя за руку обратно в комнату, где уже успел заскучать мужчина. Конечно, она понимала к чему идет вся эта подготовка. Когда-то она сама пыталась «поиграть» со своей второй дырочкой, но ни к чему приятному это не привело. Конечно, ей и сейчас было очень страшно, но она успокаивала себя тем, что совсем недавно ей было страшно просто оголиться перед посторонними, не говоря уже о сексе с нелюбимым человеком, да еще и не в классическом его понимании.
Когда в дверном проеме показали две обнаженные красотки, то мужчина заметно оживился.
— Я уже заждался вас! И уже подготовил все для начала развлечений!

Миша кивнул на хорошо знакомый всем присутствующим низкий стол со стеклянной столешницей. На нем располагалось всего две вещи: пустая бутылка из-под вина и баночка с вазелином. Катя быстрее гостьи распознала извращенный замысел мужчины и одарила его недовольным взглядом. Домина все еще боялась, что они с мужем могут переборщить с манипуляциями и давлением на Вику и она в очередной раз «сорвется с крючка». Но Миша, на правах победителя, перехватив инициативу у жены, решил сам уболтать блондинку.
— Викусь, скажу честно, ты очень красивая девочка и я бы не простил себе, если бы не трахнул тебя во все дырочки! Но, как ты уже поняла, ты нам с Катей совсем не безразлична, нам очень импонирует твоя покорность, мы бережем тебя и хотим продолжить наши встречи в дальнейшем. А для этого нам нужно твое послушание и готовность к дальнейшим действиям. Чтобы не травмировать твою попку, мы начнем с небольших размеров. Встань рядом со столом, а ты, Катюш, иди ко мне.
Нагая красотка осторожно приблизилась к мужчине, как будто ожидая дальнейшей экзекуции. Но Миша лишь погладил ее измученные ягодицы, гладкий лобок и стройные бедра. Он сам зачерпнул из банки немного вазелина и, повторяя недавние движения жены, растер мазь вокруг анального отверстия и аккуратно проник внутрь.

Когда он попробовал это сделать двумя пальцами, то Вика недовольно замычала, почувствовав неприятные ощущения. Но, дырочка была уже слегка подготовлена, а напор мужчины был силен, поэтому два пальца все же проскользнули в нее довольно глубоко.
Блондинка была очень напряжена от кончиков пальцев на ногах, до скул на лице, что явно мешало ее новой тренировке.
— Разведи ножки и расслабься. — В отличие от жены, Миша действовал более мягко, прибегая только к уговорам и ласке.
Вика тут же расставила ножки и через полминуты, совладав с телом, немного расслабилась. Она действительно почувствовала, что ощущения в заднем проходе стали намного легче и дискомфорт почти прошел. Осталось только какое-то непривычное состояние заполненности.
— Умница. А теперь, напряги попку и снова расслабь. Напряги и снова расслабь. И так несколько раз. Давай еще. — Мужчина не торопил девушку, но грамотно управлял ее телом.

После нескольких минут таких упражнений, поглядев на скучающую жену, закинувшую ногу на ногу, он сказал:
— Думаю, ты готова к следующему этапу. Залезай на стол. — Блондинка сама «снялась» с его пальцев и, сделав пару шагов, боязливо встала на стеклянную столешницу. — Не бойся, она крепкая, нас с Катей обоих выдерживала. — Он подмигнул улыбнувшейся домине. — Думаю, ты понимаешь, чего я от тебя хочу.
— Нет, не очень... — Соврала Вика, которая прекрасно осознавала, каким будет следующий этап ее тренировки. Миша подыграл ей и не стал спорить, хотя Катя на его месте бы прикрикнула на свою нижнюю.

— Садись на корточки, насаживайся попкой на горлышко и привыкай к диаметру. Не торопись. Вазелин бери и добавляй «по вкусу».
Выдержав паузу, готовя тело к очередному моральному и физическому испытанию, блондинка нагнулась и стала осторожно и тщательно смазывать горлышко бутылки. Хорошо, что сейчас мысли девушки вновь не ушли в сторону раздумий о своем текущем положении и «падении» в целом. Обнаженная, несколько раз грубо трахнутая во влагалище и рот, ублажившая орально и мужчину и женщину, готовая к дальнейшим унижениям красавица, терпеливо готовила очередной предмет к использованию.

Поставив бутылку на столешницу, она вопросительно посмотрела на мужчину.
— Вперед. — Негромко скомандовал он.
Вика стала медленно приседать над блестящим горлышком. Когда оно коснулось ее дырочки, то вместо того, чтобы расслабиться, девушка сильно напряглась. Поза была неудобной, да и умудренной опытом порно актрисой блондинка не была, поэтому ей требовалось время на привыкание и прислушивание к собственному организму. Сейчас ей очень помогал тон мужчины, который поддерживал ее и не сбивал с толку. Девушка почувствовала даже какую-то привязанность к нему. На удивление, сейчас мужчина казался ей ближе чем Катя.
Домина, в свою очередь, из последних сил сдерживалась, чтобы не подогнать девушку криком или очередным приказом. Она уже заметно ревновала свою «игрушку» к мужу.

После нескольких неудачных попыток, попка Вики все же приняла в себя инородный предмет, от чего ее глаза немного расширились, а рот приоткрылся. Мужчина продолжал хвалить ее, не торопя события. Анестетик и обильная смазка сыграли свои роли и девушка не почувствовала боли, постепенно растягивая сфинктер и садясь все ниже.
Но у любого организма есть свой предел. И осторожный мужчина, и немного обиженная домина не хотели принести вред свой Вике. А они оба уже считали ее своей.
— Слезай. — Сказал Миша, ложась на диван. — Иди ко мне. И ты, любимая, тоже.

Кате стало приятно, что ее муж все еще считает ее любимой женщиной и, она с готовностью подскочила со своего места.
Покрасневший от сегодняшней активной работы, но готовый к новым подвигам член мужчины стоял вертикально, приглашая гостью испытать и его размеры на себе. Подав Вике руку, Катя подвела ее к мужу и проследила, чтобы та аккуратно зависла своими дырочками над ним. Конечно, блондинка лучше бы выбрала для очередного полового акта привычное для секса отверстие, но сейчас за нее все решали другие. Головка члена уткнулась в блестящий анус и, вся троица замерла, ожидая успокоения и расслабления тела Вики.
Наверно так внимательно и с таким интересом в глазах родители учат детей ходить или просто делать что-то в первый раз. И Миша, и Катя поддерживали Вику, терпеливо ожидая, когда она сама насадится на член. Она оценила это и мысленно поблагодарила своих учителей и мучителей. Отблагодарив их старания своими успехами, она, глубоко и шумно задышав, все же пропустила в себя головку члена.
С минуту привыкая к его размерам, она дала волю рукам и даже убрала волосы, прилипшие к ее лицу. Мужчина в это время ласково поглаживал ее по бедрам, а Катя занялась ее грудью, приятно перебирая соски пальцами.

Троица соединилась в единое целое и стала походить на любящих друг друга бисексуалов. В каком-то смысле так и было. Катя даже искренне поцеловала Вику в губы, а затем и своего мужа. Продолжая ласкать тело любовницы, супруги дали ей самой привыкнуть к размеру и в приятном для нее темпе подвигаться на члене.
Но всему приходит конец и домина с мужем, не были бы собой, если рано или поздно не захотели бы чего-то более жесткого. Тем более, что потерявший чувствительность член мужчины врятли бы позволил ему кончить от таких медленных фрикций. А в Катиных глазах Вика все еще была предметом для получения удовольствий и маленькой девочкой, которую приятнее было мучать и унижать, а не ласкать и доставлять ей удовольствие.

Не сговариваясь, практически одновременно, супруги сменили позу: мужчина привстал, укладывая Вику на спину, а Катя забралась на диван со стороны ее головы.
— Руки под голову! — Скомандовала домина, испугав девушку уже забытым требовательным тоном.
Когда Вика послушно подложила их, Катя рывком потянула ее руки в противоположные стороны, придавив собственным весом и скрестив под ее головой. А сама брюнетка просто-напросто уселась ей на лицо, успев прикрикнуть:
— Где твой язык!?
— Эта поза мне больше по вкусу! — С воодушевлением произнес мужчина, так и не вынув члена и узкой попки блондинки при смене позы.
Активные супруги поймали очередную волну воодушевления. Каждый из них нашел себе занятие по вкусу: Катя стала активно ерзать на лице задыхающейся нижней, при этом, накинувшись руками на ее маленькую грудь. Только на этот раз ее действия были отнюдь не ласковыми. Они больше напоминали атаку голодного коршуна, который с высоты кидался на возбужденные соски блондинки, безжалостно выкручивая и сжимая их когтями.

Миша, в свою очередь, тоже быстро распалился. Не жалея попки любовницы, он ускорил темп и стал грубо трахать ее в узкое отверстие. В дополнение к нему, рукам мужчины досталась и другая дырочка, с припухшими и приоткрытыми половыми губами. Засунув в нее несколько пальцев, он стал жадно раздирать и ее. От былой нежности не осталось и следа.
Вика и вовсе, потеряла ориентацию в пространстве. Мало того, что в очередной раз ласки и приятные ощущения сменились грубостью и даже жестокостью, так еще и ей снова резко стало не хватать воздуха, а на ее дырочки и соски будто накинулись дикие звери. Физическое возбуждение не проходило, а только усиливалось, но сознание вновь стало покидать ее тело, превращая его в безвольную человекоподобную куклу.
Комната потонула в шумном дыхании, стонах, вскриках и других неприличных звуках необычной троицы. Мужчина умело отбивался от упирающихся ног блондинки, а домина демонстрировала чудеса ловкости, балансируя на лице своей жертвы. Конечно, мучители давали несчастной Вике отдышаться и делали короткие перерывы в терзании ее тела. Но за эти секунды она лишь успевала почувствовать себя все еще живой, после чего насильники с новой силой накидывались на нее.
Неизвестно сколько продолжалась бы эта пытка, если бы Катя не кончила от грубых ласк самой себя. Оторвавшись от тела Вики, она стала поочередно грубо сжимать собственные соски и теребить и без того натертый клитор. Вскоре ее поддержал и Миша, ускорив фрикции до каких-то нереальных скоростей, выжимая из жертвы нечеловеческие

вскрики и мычание.
Достигнув нужного им результата, супруги синхронно отстранились от блондинки и встали с дивана, посмотрев на свою «любовницу». В какой-то момент они даже испугались: судорожно хватая ртом воздух и не переставая повизгивать, она схватилась одной рукой за промежность, а другой за грудь, инстинктивно отвернувшись от мучителей.
Взяв жену за руку, Миша увел ее в ванную, оставляя несчастную Вику одну. Там, наполняя ванну, они стали приходить в себя, немного волнуясь за последствия собственного «срыва». Они говорили мало, побаиваясь реакции практически изнасилованной гостьи.
Сама жертва их сексуальных домогательств еще несколько минут не могла привести дыхание в порядок и только когда она поняла, что осталась в комнате одна, а мучители ушли в ванную, она вновь откинулась на спину и со стоном развела ноги.
Измученное тело пылало жаром, суставы ломило, а измученная грудь, промежность и дырочки жгли огнем. Но сил не было даже на то, чтобы приподнять голову и посмотреть на результат манипуляций садистов. Девушка провалилась в короткий и беспокойный сон...

Сколько она проспала или пролежала без сознания она не поняла, но судя по тому, что мужской и женский голоса все еще раздавались из ванной, прошло не больше часа. Блондинка с трудом встала на ноги и, спотыкаясь, подковыляла к зеркалу в коридоре. Оно позволяло увидеть ее во весь рост. Собственный вид ее немало напугал: копна светлых волос на голове, будто не принадлежала ей, лицо и губы сильно опухли, а лицо было неестественно красным. Грудь и лобок имели и какой-то алый оттенок, соски и вовсе были похожи на крупные горошины. Розовые полоски на попе и бедрах напомнили о недавней порке, а болезненное прикосновение к промежности дало понять, что сегодня ее лучше было не трогать.
Девушка поплелась на кухню, чтобы попить водички и хотя бы умыться в раковине. Супруги, услышав звук включаемой воды, настороженно затихли, прервав беседу.
— Как думаешь, она уже заявила в полицию? — С наигранной иронией тихо спросил мужчина.
— Не смешно нифига, по-моему, мы переборщили...
— Что уж теперь... Ждем-с...
Понимая, что ей теперь уже ничего не страшно и хуже уже не будет, Вика с трудом стала приводить себя в порядок. Кое-как она расчесалась и подкрасилась. Ее нагота уже как будто стала для нее естественной и, она натянула на себя одежду в самый последний момент. Подойдя к двери ванной комнаты истерзанное тело девушки снова заныло, но решившись, она все же открыла дверь. Увидев внутри наполненной ванны Мишу и лежавшую на нем Катю, она обвела их мутным взором, будто запоминая лица своих обидчиков. В глазах супругов уже не было той издевки и азарта, они были напуганы, будто ожидая расплаты за свои действия.
— Как ты себя чувствуешь? — Осторожно спросила Катя, первой придя в себя.
— Более-менее.
— Твои вещи на тумбочке... — Добавила девушка, напоминая про кошелек, мобильный телефон и другие мелочи.
— Ага... Спасибо... До свидания...
Тон Вики не прояснил мучителям ее настроя, самочувствия и степени обиды на них. Девушка как будто была не в себе или находилась под воздействием наркотиков. Она осторожно закрыла дверь до щелчка, обула туфли и вышла из квартиры. Сил совсем не было. Хорошо хоть в кошельке имелись деньги на такси. Быстро попав домой, она, не раздеваясь, рухнула в кровать и вырубилась. Благо, что завтра была суббота и, не нужно было идти в ненавистный офис.

— До свидания!? Она сказала «до свидания», я не ослышалась!?
— Не торопи события, сейчас опергруппа приедет, задерживать насильников и садистов.
— Да ну тебя с твоими шуткам! — Обиделась девушка, все еще чувствуя себя напуганной и виноватой.

Еще никогда с таким нетерпением и страхом Катя не ждала понедельника. Придя на работу на полчаса раньше, загрузив ноутбук, она не поняла ни слова из заголовков новых писем на электронной почте. Прикусив длинный ноготь, она рано или поздно отгрызла бы его, если бы не странные возгласы из-за перегородки.
— Ого! Что с тобой!?
— Вик, это правда ты!?
— Кто эта девушка, а где Виктория, которая сидела на твоем месте!?
— Девушка, верните Вику!
Все эти лестные слова были направлены в адрес всем известной стеснительной и неуклюжей блондинки. Чтобы скрыть всеобщий шок и восхищение высказывания были обильно приправлены юмором.

От нетерпения Катя, как пробка из бутылки, вылетела из своего кресла, чуть не сломав каблук. Выйдя в коридор, она посмотрела в знакомую ей сторону. Там, несколько коллег у рабочего места Вики обступили девушку в новом стильном костюме, облегающим стройное тело. Блузка отсвечивала неестественной белизной, а несколько верхних пуговиц были многозначительно расстегнуты. Светлые волосы девушки, которые в офисе всегда были стянуты в аккуратный пучок, или представляли собой заурядную прическу, сейчас привлекали внимание окружающих новыми крупными кудрями.
Вика, приманивающая весь офисный планктон своим новым образом, снова краснела. Только этот румянец казался другим. Он был связан не со стыдом, а с приятным вниманием к собственной персоне и куче непривычных комплиментов в свой адрес.
Увидев ошарашенную Катю, Вика посмотрела ей в глаза и, не став перекрикивать коллег, просто приветливо помахала ей рукой.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!