Была поздняя, прохладная ночь. Моросил гадкий, пробирающий до костей, дождик.

Она шла по безлюдной, не освещенной улице. Осторожно, почти бесшумно, словно плывя.

Единственным звуком выдававшим ее движение был шорох её черного, шерстяного пальто.

«Ну и зачем я пешком потащилась... Ух, жутко... Осталось еще пару кварталов, пару своротов, пару шажков... « — подумала девушка, поправив очки и тихонько вздохнула.

Все вокруг казалось безжизненным, мрачным и хмурым.

Фонари предательски не освещали ей путь, луна стыдливо пряталась глубоко в ночном небе.

Из переулка послышались чьи-то голоса. Она ускорила шаг, каблуки звонко застучали в такт. Сзади, подыгрывая каблукам, раздавался глухой шорох чьих-то приближающихся шагов. еtаlеs Возможно именно этот еле слышимый, исчезающий стук туфель и привлек внимание к девушке.

«Это просто прохожий, нечего бояться, возьми себя в руки, главное не... не... не оборачиваться» — мысленно успокаивала себя, наивно полагая,

что игнорирование опасности должно спасти её, как страус, зарывший голову в песок.

В одно мгновенье, огромный, толстый мужчина бросился к ней, обхватил одной рукой дрожащие тело, а второй закрыл ей рот, с такой силой что у девушки хрустнула то ли челюсть, то ли тоненькая шея.

Абсолютная тишина, не было ни криков, ни звуков борьбы, только глухой, прерывистый скрип каблука по асфальту.

Мужчина уверенно тащил добычу в узенький проулочек неподалеку.

Девушка не сопротивлялась, она была словно лань угодившая в пасть льву, парализованная страхом неизбежности.

...

— Смотхите, кого я пхинес, пахни! — прошипел мужчина, небрежно бросив парализованное страхом тело к ногам двух своих приятелей.

— Хм, неплохо. Совсем неплохо, Арти — одобрительно кивнул один из них, закуривая сигарету.

— Хоо, вот это нам повезло! Я прямо сгораю, посмотрите на эти румяные щечки! А на эти скулы... скулы! Идеальная симметрия! — с надрывом проговорил второй.

— Заткнись, Джейкоб, не так громко. Мало-ли... — рыкнул человек с сигаретой.

Девушка, окруженная тремя мужчинами, покорно стояла на коленях, опираясь на поцарапанные ладошки.

На её лице не читалась ни одна эмоция, полностью ушла в себя, игнорируя происходящее.

— Смотхите... — здоровяк протянул свою толстую, грязную руку к её волосам — волосы как снег, белоснежные, хесницы и кожа такая же! Я такого не видел еще.

— Альбинос? Редкий экземплмпляр ты выудил, Арти — быстро пробормотал человек с сигаретой.

— Хах Да это же... ЭТО МОЯ МЕЧТА! СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА! Я СГ... сгораю от нетерпения! — бешено заорал Джейкоб.

— Да тихо ты! — прохрипел сноб с сигаретой.

По её щекам медленно прокатилась слеза.

Здоровяк игрался с её длинными белоснежными волосами.

Джейкоб, буквально пожирал её глазами, делая какие-то странные жесты руками.

Человек с сигаретой многозначительно пускал колечки из дыма (по крайней мере — пытался).

«Кричать — бесполезно, сопротивляться — бесполезно... Что-же... делать?» — хмыкнула она, слезы покатились градом, стекая по белоснежной коже, скулам, щекам, падая прямиком на грязную землю.

— Ну... Ну не надо плакать, смотри что у меня есть — Джейкоб подпрыгнул к ней еще ближе, одной рукой ухватив девушку за нижнюю челюсть, тем самым немного приоткрыв ей рот, второй рукой расстегнул ширинку потрепанных джинс и без капли сомнений, резко вытащил свой продолговатый агрегат, больше походивший на какой-то экзотический гриб, с головки уже капала густая прозрачная слизь, член был настолько напряжен что казалось лопнет от возбуждения.

— Если я почувсвую что ты хоть немного куснешь его, твой язычок больше никогда ничего не испробует, намек понят? — Джейкоб аккуратно наклонился и угрожающе посмотрел ей в глаза.

Девушка кивнула, не произнеся ни слова.

«Главное, ни о чём ни думать... ни... ни очем... главное не злить... злить их... ромашковое поле... я гуляю на ромашковом поле... рядом со ной никого...

я утопаю в ярком, ароматном ромашковом поле... ветерок нежно ласкает мои волосы... голыми ножками, по траве иду я, солнце улыбается мне в ответ...»

Слезы мгновенно перестали течь, последняя каплька скатилась по её блоснежному личику.

Она снова, полностью, безвозвратно ушла в себя.

...

Джейкоб медленно провел своей влажной, твердой головкой по её губам и резко вогнал свой член ей в, казалось бы, миниатюрный ротик.

Человек с сигаретой молча смотрел и время от времени пускал колечки из дыма.

Арти наконец наигрался с волосами девушки и решил не терять время зря, приспустил свои штаны и начал активно мастурбировать.

— Ну... Настало время проверить насколько глубоко сможет заехать мой поезд — усмехнулся мужчина, схватив за затылок девушку, молниеносно прижав её к своему лобку.

— Вау, ну надо-же он въехал полностью! Без остатка! — ехидно пробормотал Джейкоб.

— Хм, ни единого звука не произнесла, даже не подавилась... — заметил мужчина с сигаретой

Здоровяк Арти молча продолжал полировать свой толстый, кудрявый агрегат не влезая в беседу.

Она уткнулась носом в чисто выбритый лобок, слюни водопадом стекали по гладковыбритым яйцам, падая вниз.

— Ну... Раз так... Давайте проверим выдержит ли она это! — Джейкоб с неожиданным рвением взял её за волосы и начал двигать её голову туда-сюда,

так быстро, как мог.

Раздавались громкие хлюпающие звуки, слюни долетали даже до мастурбирующего толстяка Арти, пухленькие губки идеально скользили по члену.

— Такое впечатление что ты резиновую бабу трахаешь, серьёзно... Она до сих пор даже не кашлянула, может у тебя не достаточно большой? — проскрипел сноб с сигаретой.

Джейкоб ускорил темп в ответ на дерзкую фразочку, но все равно не добился нужного эффекта, только постепенно начал выдыхаться.

Сие однообразное действие продолжалось около 15 минут.

— Боже, ну... я сейчассс... ОООО! — прокричал Джей, залив густой, вязкой спермой её глотку, капли пота ручьем текли по его вискам.

Губы с хлюпаньем соскользнули, девушка наконец начала откашливаться, сперма стекала струйками из рта и носа.

— Оо, наконец-то — радостно провопил толстяк — тепехь я займусь тобой

Джейкоб размазал членом остатки остатки спермы по её лицу, смачно плюнул, прямо на её аккуратненькие очки, немного отошел, демонстративно убрал свой экзотический гриб обратно.

...

Арти подбежал к ней сзади, снял с неё туфли и кинул подальше, схватил за бедра и подтянул к себе, попутно срывая с девушки джинсы.

— Наконец-то, наконец-то! Смотхите — Арти схватил пучек волосков с её лобка и вырвал, девушка дрогнула — Даже тут — все белое! Гы!

— В какую бы дыхочку тебя? — толстяк сувал свои грязные, волосатые пальцы то в киску, то в попку, попутно облизывая их.

— Попка вроде ужЕ — раздался звук плевка, он уже активно смазывал её дырочку.

Незамедлительно Арти прижался и ввел свой немытый, вонючий, волосатый, толстый стержень.

Джейкоб и человек с сигаретой внимательно наблюдали за процессом, но без энтузиазма.

— Выглядит все так, как будто грязный хряк насилует самое чистое и прекрасное существо на земле... — вздохнул курильщик

— Ангел и Хряк... Ха... — вздохнул в ответ Джейкоб

...

Прошло уже около часа. Арти был ненасытен и не думал останавливаться, наполняя её попку снова и снова, спуская в её внутренности струю за струей.

...

Глухой стук чресел хряка о тело ангела, звуки изредка выходящих газов, вздохов, звуки капающего пота, капающего сока, слюны и спермы, отвратительный запах улицы и моросящий... мелкий дождик...

...

— Я выкурил целую пачку сигарет. Знаете что это значит?

— Это значит что ты неисправимый курильщик? — усмехнулся Джейкоб

— Это значит... Это значит что нам пора. Давай Арти, заканчивай уже!

— Сейчас, сейчас! Я уже все! — Арти вытаскивает свой член, словно пробку и с неприятным звуком, вытекает все его семя, образовывая небольшую лужицу на земле.

...

— Вылижи его на пхощанье! Вылижи его полностью! — Почему ты его не вылизываешь? — Возмущался жирдяй — просто возьми и обсоси!

Девушка не реагировала, её безжизненные глаза даже не моргали.

— Ну и ладно! Ты не хочешь, я заставлю — Арти воспользовался приемом Джейкоба и пару раз жестко насадил её на свой волосатый отросток.

— Ладно, с тебя хватит — пробормотал толстяк, вытаскивая своё хозяйство

— Хм, хотя... — нагло вытирает свой стручок об её англьеско-белые волосы — вот теперь всё.

— Нет, не всё — подходит сноб с сигаретой, расстёгивает на девушке пальто, рвет блузку и лифчик, оголяя её грудь и соски, медленно расстёгивает ширинку, достает свою безжизненную длинную макаронину и справляет нужду прямо

девушке на лицо — финальный штрих — сноб прячет макаронину, достает из кармана платок и претенциозно кидает его.

— Ахахахаха, вот это ты выдал! — проорал Джейкоб

— Увы, но нам пора, белоснежкхная! Повезхло тебе — прохрюкал жирдяй.

...

Девушка безжизненно падает на спину.

Застрявшие волосики между зубов, засохшая сперма, неприятный запах, стекающие жидкости по шее, гордость, целомудрие и моральный облик — её ничего из этого не волновало, она до сих пор ходила по ромашковому полю.

...

Была поздняя, прохладная ночь. Моросил гадкий, пробирающий до костей, дождик.

Она полуголая, обесчесченная, неуклюже брела по неизвестной улице.

Босыми ногами по грязной дороге.

Фонари наконец освещали ей путь, луна показала свой таинственный лик.

«Осталось еще пару кварталов, пару своротов, пару шагов... « — подумала девушка, поправив очки и тихонько вздохнула.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!