Кто ближе всех к руководителю? Его заместители? Да вовсе нет! Ближе всех - его водитель и секретарша.

Водитель должен содержать машину шефа в идеальном состоянии, быть готов любое время дня и ночи отвезти начальника или его жену на один край света, а потом забрать шефа с другого края, причем в любом состоянии, доставить его домой до самой двери, а если понадобится, то и до дивана. Всё услышанное им в машине не должно ни в коем случае покидать пределы автомобиля и обязано умереть вместе с водителем.

Секретарша обязана приносить шефу кофе и все внутренние сплетни, регулировать поток желающих проникнуть в кабинет сотрудников и посетителей, производить приятное впечатление на последних, а также предоставлять ему некоторые: кхм: специфические услуги. Что еще? А, ну да: содержать в порядке всякие там входящие-исходящие, распределять их между сотрудниками, а самые важные докладывать лично шефу.

За всё это, если выполняется исправно, и секретарша, и водитель имеют от шефа особые, в том числе и финансовые, привилегии, объемы и перечень которых определяется лично шефом. Выпрашивать, а тем более требовать что-то категорически запрещается.

Всякая попытка нарушения этих правил карается безоговорочно и жестоко: на первый раз - лишением привилегий на неопределенный срок, а в случае повторения - отлучением от барина навсегда, невзирая на опыт работы, деловые качества, возраст, пол или объем бюста провинившегося или провинившейся. В исключительных случаях - даже вопреки трудовому законодательству.

И Паша, и Аллочка меня вполне устраивали по всем показателям. Паша крутил баранку, Аллочка исправно секретарствовала, а время от времени помогала расслабиться в комнате отдыха, примыкающей к кабинету, причем последнее выполняла наиболее охотно, творчески и весьма профессионально. К примеру, на прошлой неделе получил я нагоняй от вышестоящего начальства. Нагоняй, в общем-то, вполне справедливый, но чересчур уж сильный. Для приведения расстроенных чувств в порядок позвал секретаршу:

- Аллочка, зайди ко мне. Кофе с сахаром.

"Кофе с сахаром" - это сигнал. Аллочка вошла, щелкнула замком.

- Я вся во внимании, Иван Егорович!

Подошла близко, облокотилась напротив меня на стол. Сквозь вырез блузки прямо перед моим взором - ну очень аппетитные груди! Разве ж можно, видя такую роскошь, удержаться?

Я не стал даже в комнату отдыха перебираться. Встал, обошел стол, обнял девушку сзади, запустил руки ей за пазуху. Ох, как же приятно ощущать в ладонях эти большие, пышные, упругие, такие манящие полушария!

Аллочка игриво крутанула попкой, повернула голову:

- И? . .

-Там, - я указал глазами.

Для непосвященных непонятно, а Аллочка привычно перевела для себя: миньет не нужен, нужно просто снять колготки и трусики. Но сейчас даже это не обязательно, достаточно просто приспустить.

Остальное тоже происходило без слов. Вернув девушку в ту позу, которую она приняла, когда только зашла, я наклонил ее вперед еще немного ниже, расстегнул свои брюки, задрал ей юбчонку, смочил слюной головку и тихонько погрузился. Аллочка довольно заурчала. Мы оба прекрасно знали, что в данном случае её довольное урчание - всего лишь маленький спектакль, но делали вид, что всё по-настоящему. Она превосходно умела и получать, и доставлять удовольствие, но сейчас ей предстояло всего лишь снять у шефа стресс, и Аллочка мастерски подыгрывала.

Массивный стол стоял как вкопанный, я глубоко, насколько позволяла поза, вколачивался в доброжелательно подставленное влагалище. Раз, другой, третий: седьмой: десятый:

Появилась естественная смазка. Любила Аллочка это дело, и даже такое вот нахальное и совсем эгоистичное мое в неё вторжение потихоньку ее возбудило. Это, конечно же, заметно прибавило и мне энтузиазма, и совсем скоро мошонка подтянулась кверху, в ушах появился легкий звон, предвещающий финиш:

Кончил я, может быть, и не так уж бурно и остро, но зато, как всегда, сладко и радостно. Вышел плавненько, развернул девушку лицом к себе, дурашливо чмокнул в носик:

- Извини.

- На здоровье! - Аллочка шутливо ударила пальчиком по не совсем еще расслабленному члену.

На подобные случаи влажные салфетки всегда были в нижнем ящике стола. Я подал одну Аллочке, другой воспользовался сам. Мы привели себя в порядок, и рабочий день продолжился обычным чередом.

Спалиться с Аллочкой я не боялся. Во-первых, я категорически запретил всем под страхом четвертования вламываться в кабинет без вызова или без предварительного звонка даже в самых экстренных ситуациях типа нашествия марсиан или эпидемии бубонной чумы. В-вторых, Аллочка всегда запирала дверь изнутри, когда у нас с ней намечалось некоторое отступление от решения чисто служебных вопросов. Ну, а в-третьих, и это самое главное, периодически трахать секретаршу - не просто суверенное право, а, пожалуй, священная обязанность всякого нормального начальника. Это известно, как правило, и коллективу сотрудников, и жене начальника.

И всё бы было мирно и спокойно, но вот женщины! Женщины - это такие существа, которые не дают нормально работать ни одному коллективу, даже такому, как наш, состоящий на восемьдесят процентов из мужчин.

Нет, я не о женщинах - моих половых партнерах! Тем более, что в этом плане я вне семьи довольствовался почти одной лишь Аллочкой. Просто среди женщин в любом учреждении обязательно выделяются минимум два неформальных лидера, которые своей основной задачей считают вовсе не производственные проблемы, а личное первенство. За это первенство они начинают смертельную войну между собой, привлекая на свою сторону часть сначала женского, а затем и мужского коллектива. В результате, если не пресечь это на корню, коллектив распадается на конфликтующие между собой группы приверженцев той или иной лидирующей дамы, служебные задачи отходят на задний план, и:

И Аллочка, неизвестно откуда получавшая достоверную информацию, и особая внутренняя контрразведка, налаженная мной с первых дней пребывания в руководящем кресле, обычно вовремя докладывали мне об очередном готовящемся противостоянии. Я принимал меры, в результате которых энергия упомянутых дам направлялась в конструктивное русло, и на месяцдругой можно было успокоиться и нормально работать. Через некоторое время всё повторялось, и вновь мне приходилось вмешиваться.

Что интересно, Людмила Петровна и Вера Николаевна никак не были связаны между собой ни в служебном, ни в личном плане.

Первая - замужем (муж её, слегка придурковатый и неестественно ревнивый Василёк, работал у нас же электриком) , вторая - холостячка.

Первая моложе, вторая чуть постарше.

Первая обычно напряжена и натянута, вторая - всегда свободно расслаблена, иногда даже чересчур.

Первая возглавляет одну из наших служб, вторая - ведущий сотрудник совершенно другого отдела.

Первая обладает некоторым вкусом и более или менее следит за собой, второй почти что наплевать на свой внешний вид.

Можно еще долго перечислять их различия, но от этого рациональному мужскому уму все равно не становится понятней, за что же они между собой борются, ибо при всем желании я нашел у них только два общих пунктика, да и то не имеющих отношения к делу.

Первое: обе заканчивали один и тот же вуз, правда, и разные факультеты, и в разное время.

Второе: у обеих размер бюста явно выше среднего.

Довольно скоро я к этой войне привык, и справлялся с ситуацией без особого напряжения. Обе дамы после пары-тройки довольно жестких моих приемчиков почти угомонились. Я было совсем уже перестал обращать на них внимание, когда случился новый всплеск женского безобразия.

Началось с того, что Аллочка вошла в кабинет (она единственная имела право делать это без предупреждения) и доложила, что ко мне пришла посетительница по личному вопросу. Что-то в лице секретарши меня насторожило, но я сначала просто напомнил ей, чтобы не зарывалась: мол, в коридоре рядом с дверью в приемную висит график приема по личным вопросам, дни недели и часы. В прямую обязанность Аллочки входило отшивать непрошенных гостей.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!