Все готовились к отлёту. Только творцы, как неприкаянные, не могли найти себе места. Больше сотни кораблей творцов улетали с Вампирами. «А» в квадрате решил лететь с земными кораблями, но на своём флагмане. Саша возвращался к Вампирам. Лия временно передала командование флотом Гирману. А сама на Фаэтоне полетела к Арихонам. Король от своих слов не отказывался и обещал нам с Лией по кораблю (Лие — выигрыш, мне — подарок). Фаэтон «прилепился» к Арихонскому кораблю, чтобы не отставать. Впервые за столько времени мы с Лией остались наедине. Экипаж Кверков я отпустил. И мы были на Фаэтоне лишь вдвоём. Мало того, что Лия выглядела потрясающе, так ещё и одела парадную генеральскую одежду. Но по её виду не скажешь, что эта девчушка — генерал, да ещё и командующий космофлотом Землян.

Вроде бы не было на ней строгой военной одежды. Но всё равно одежда. Да и вообще, я забыл, когда видел её в одежде, а не в обычном термокостюме. Кажется, что мы просто беседовали, но в то же время постоянно любовались друг другом.

А чёртов Фаэтон постоянно менял «интерьер», создавая интимные тона (чаще всего с зеленью).

— Лиль, ты такая прекрасная. Что тебя не ебать надо, а любоваться тобой, как музейным экспонатом.

— Ах, так! Мной ты будешь любоваться? А ебать будешь других? Ну уж нет! — она сделала вид грозной пантеры. И прыгнув на меня, повалила на спину. Я посмеиваясь, шутливо отбивался от неё. Но она прижала мои руки у меня за головой, и села на меня. А мне вспомнилась одна из песенок моего времени. Я посчитал, что её слова весьма кстати в данной ситуации (будет всё, как ты захочешь). Мне в моём времени эта песенка очень нравилась.

Будет всё, как ты захочешь,
Будет мир у ног твоих.
Будут ночи дней короче,
Только б нам хватало их.

Твоя любовь, как свежий ветер,
Твои глаза, как полная луна,
Твои слова, как песня на рассвете,
Улыбка, как весна.

Я стану парусом над морем,
Стану птицей в час ночной,
Я буду новым метеором,
Лишь бы ты была со мной,
Ты была со мной.

Твои мечты, как в сказке мне знакомы,
Твои следы — затейливая нить,
Твои шаги легки и невесомы,
Их не остановить.

Я буду палочкой волшебной,
Буду рыбкой золотой,
Я научусь летать по небу,
Лишь бы ты была со мной,
Ты была со мной.

Я стану добрым великаном,
Я стану сильным, как прибой,
Я буду жутким ураганом,
Лишь бы быть с тобой.

Будет всё, как ты захочешь,
Будет мир у ног твоих.
Будут ночи дней короче,
Только б нам хватало их.

Будет всё, как ты захочешь,
Солнце, пальмы и цветы.
Будет всё, как ты захочешь,
Только так, как хочешь ты.

Я вновь Америку открою,
Я изобрету велосипед,
Если только будешь ты со мною,
Вот и весь секрет.

Будет всё, как ты захочешь,
Будет мир у ног твоих.
Будут ночи дней короче,
Только б нам хватало их.

Будет всё, как ты захочешь,
Солнце, пальмы и цветы.
Будет всё, как ты захочешь,
Только так, как хочешь ты.

— Говоришь, будет так, как я хочу? А я хочу вот так! — я даже не заметил, когда она успела раздеться и когда, поёрзав, опустилась так, что восставший член, оказался между влажных губок. Всё это я пропустил, лишь увидел, как она по привычке резко двинула попочкой вниз, нанизываясь на твёрдый стержень. И в это же мгновение в голове заплясали огромные болевые огоньки. А Лия со скоростью ракеты подпрыгнула вверх. Я с удивлением уставился на член. Помимо обильной смазки Лииными выделениями, на члене краснели небольшие кровавые разводы.
— Солнышко, что случилось? — забеспокоился я. Хотя язык буквально чесался спросить: «У тебя, что? Целочка выросла?».
— Лёш, по моему после применения атомарного золота, до этого момента я была девочкой, — извиняющимся и удивлённым тоном произнесла Лия, — я ощущаю жжение. Значит разрыв быстро заживает. Хихихи. Можешь гордиться. Ты сломал ещё одну целочку.

— Глупенькая, чем гордиться? Тем, что тебе боль причинил?
— Разве ты мне мало боли причинял?
— Любимая, не хочу я тебе причинять боль. Ни физическую, ни душевную, — вместо ответа Лия осторожно снова опустилась на член. Боли уже не было.
— Лёшенька, если б ты знал, как я соскучилась по этому кайфу, — начала она нанизываться на член. Мы кайфовали всё время, пока были в нуль-пространстве. Оба были ненасытны. Ведь после восстановления атомарным золотом мы стали по физическому развитию, как 20—22 летние. А полученный жизненный опыт остался. Ну и вдобавок соскучились друг по дружке. Идеальный вариант.

По прибытию к Арихонам мы попали на праздник. Во-первых, праздник был в честь возвращения их короля, да ещё и с победой. Кроме того, был какой-то общенародный праздник. Король предложил посмотреть на празднество. Лие захотелось пойти так, чтобы поменьше привлекать внимание. Она предложила, чтобы мы с ней были коконами замаскированы под Арихонов. Король только улыбнулся: «Женщины — есть женщины». Я быстро одел «маску» какого-то Арихона. А Лия всё выбирала. На нескольких голограммах были изображения красивых по их понятиям арихонских девушек. Когда она наконец-то определилась с выбором, вдруг оказалась небольшая проблема. К королю прибыл очень важный гость и он очень хотел меня с ним познакомить. Но Лия уже намылилась на праздник. Тогда король вызвал четырёх охранников.

— Ваша задача — охрана вот этой прекрасной девушки. Она хочет пойти на праздник. Ей разрешено всё, что пожелает. Отвечаете за неё своими жизнями.
— Так точно, ваше королевское величество.
Лия с охраной ушла, я снял «маску» Арихона, и мы с королём сели в какой-то необычный (для меня необычный) летательный аппарат и понеслись над самой поверхностью вдаль от дворца. Летели сравнительно долго. Пейзажи сменялись один за другим, а мы всё отдалялись от дворца. Плюс ко всему, король не летел по кратчайшему пути, а почему-то петлял, как будто «заметал» следы. Наконец опустились на великолепной лужайке. Только ступили на траву, как я почувствовал чьё-то присутствие. Это был кто-то абсолютно незнакомый. Он не принадлежал ни к единой из известных мне цивилизаций. Я его не видел, но почувствовал.

— Азирис, осторожно. Здесь есть чужак.
— Алекс, это свои, — он по дружески обнялся, как мне в первый момент показалось, с призраком, с чем-то не материальным.
— Похвально, Землянин, похвально. Не только обнаружил, но и предупредил друга об опасности, — я почувствовал, как кто-то поставил антизвуковую завесу, а над нами начал переливаться силовой купол. Судя по куполу, он был такой силы, что даже залпом со всех орудий Фаэтона, его не удалось бы пробить. Такой купол не под силу не только арихонскому челноку, но и тяжёлому кораблю. Рядом с нами «проявилось» существо. Я не удержался от возгласа:
— Сплинтер!

— Я вам кого-то напомнил?
— В моём времени есть детский фильм про черепашек-ниндзя. Так вот их сенсея (тренера) зовут Сплинтер, — это существо действительно смахивало на огромную крысу. Он так прикольно двигал своими усами-волосинками. От огромной крысы почти трёхметрового роста его отличало не только то, что он стоял на двух лапах. А и его умный, добродушный и заинтересованный взгляд, а также то, что он был в бронике. Его торс был закрыт. А вот с чего я взял, что это броня, даже сам не могу понять. Но эта «одежда» действительно напоминала броник наших военных с многочисленными кармашками. И в каждом, что-то было.
— Азирис, видишь, не всегда я вызываю негативные ассоциации. А боевой тренер — это уже солидно, — он улыбался, а его усы настолько смешно топорщились, что я тоже не сдержал улыбки, — спасибо Землянин.

— Друзья! Познакомьтесь. Это Странник — мой старый друг. А это Алекс — мой новый друг.
Странник подал руку для приветствия (совсем, как в моём времени на Земле), я пожал его руку. Но в ответ пожатие было настолько сильным, что мне показалось, будто моя рука попала в тиски. И это без видимых усилий со стороны Странника. Моё внимание привлекли две линзы у него на запястье левой руки. В моем времени обычно так часы носили. Но если одна линза часы, то зачем вторая?
— Это разные виды оружия, — как будто отвечая на заданный вопрос, мимолётом ответил Странник. Меня аж передёрнуло. После того, как я получил все знания от короля Арихонов, в мои мысли практически невозможно было проникнуть без моего желания. А в данном случае он читал их, как на белом листе бумаги.

— Азирис, — повернулся Странник к королю, — на мой взгляд ты не ошибся. Твой друг достоин быть инквизитором. Но у него есть парочка существенных недостатков. Первый — это его молодость. Но это не слишком существенно. Для Землян он уже созрел. А вот второй недостаток — слаб физически.
— Странник, вы желаете меня обидеть, даже не зная моей силы? Не были бы вы другом Азириса, я бы вызвал вас на бой.
— Вот он, результат молодости. Бросаться в бой сломя голову, не подумав о последствиях. Но вежливая речь мне по нраву.

— А почему бы вам не провести лёгкий спарринг? Странник, продемонстрируй Алексу, что могут инквизиторы. Только осторожно. Не травмируй мне друга.
— Я готов, — приняв боевую стойку, я приготовился к атаке. Что вызвало безудержный смех у Странника.
— Ладно, детки. Защищайтесь оба.

Такого я точно не ожидал. sеxytаl.cоm Мы с королём летали, как мячики для гольфа. Ни один из нас не то, что не мог нанести удар по Страннику, но лишь хоть один приходил в себя от удара, как мгновенно получал снова удар такой силы, что отлетал на несколько метров. Спасало нас то, что во многих случаях удар был заблокирован (Странник и не старался наносить удары мимо блоков). Но когда кто-то из нас замешкался и пропускал удар, то это было равносильно тому, что получали удар кувалдой. А Странник стоял, и вроде даже не двигался. Мне это напомнило мой первый спарринг с Лией в Питерской квартире. Когда Лия уделала меня «одной левой». Даже спарринг против Минаха и Аэлиты был во сто крат легче, чем этот вдвоём с королём против Странника. И что обидно, я не мог увидеть удар. Не только не успевал заметить, а просто моё зрение не могло заметить такую скорость.

— Всё. С вас достаточно. А то действительно по неосторожности травмирую Алекса, — мы с королём были, как загнанные лошади. С трудом переводили шумное дыхание. Я короля впервые видел в таком состоянии.
— Спа... сибо, — король даже не мог произнести слово без разрыва. А я опустился на одно колено и склонил голову.
— Странник, в действительности вы как Сплинтер, сенсей. Благодарю вас за урок. У нас Землян есть афоризм: против лома нет приёма (лом — это металлическая палка). И есть ответ-возражение: увы, есть приём — ещё больший лом, — Странник рассмеялся.

— Алекс, вы мне нравитесь. Учтивая речь и беззлобное, благородное сердце. Если вы не против, то я хотел бы повысить ваши физические возможности. Пока вы не являетесь официальным претендентом в инквизиторы, я не имею права наделять вас полностью своей силой и возможностями. Но кое-что могу, даже без нарушений.
— Кто хорошему не рад? Я не осмеливался бы об этом просить вас. Вы меня даже в спарринге многому научили. Главное, что я понял (кроме приёмов): никогда нельзя недооценивать противника. Огромное вам спасибо.
После этого Странник около часа колдовал над моей головой.
— Ну, вот и всё. Я рад знакомству с вами Землянин Алекс. Надеюсь вы не будете применять полученные возможности и силу во зло. И не растеряйте своего благородства. Надеюсь не в последний раз видимся. Бывайте друзья. Мне пора, — Странник растаял, как привидение и сразу же исчез защитный купол.

— Алекс, ты рад?
— Ты ещё и спрашиваешь. Спарринг против Минаха с Аэлитой был детской забавой по сравнению с этим. Никак не ожидал от него такой прыти.
— Теперь ты понял, какими возможностями должен обладать инквизитор. И ещё я тебе скажу, что Странник молодой инквизитор (всего около 200 земных лет), поэтому сил и возможностей у него ещё не так уж много. Есть инквизиторы сила и возможности которых намного выше чем у Странника. Это примерно, как сравнить твою силу и возможности сейчас с твоими современниками из прошлого.

— Не пужай меня. Мне до сих пор не доходит, как можно обладать живому существу такой огромной силой, — король не сдержал улыбки.
— Нам тоже пора. Что-то у меня такое ощущение, что нам придётся удивляться, вернувшись во дворец. Полетим? Или телепортируемся?
— Можем конечно телепортнуться. Но мне ещё хотелось бы полюбоваться твоей планетой.
— Так можете гостить у меня и любоваться чем угодно, сколько вам захочется. Я же вас не гоню.
— Извини. Что-то мне не спокойно. Надо срочно лететь домой.
— Император?
— Возможно. Хоть и не верится.
— Ладно. Полетели, — мы летели над прекрасными местами. Прекрасными не только по сравнению с теми пустынными и безжизненными пейзажами нынешней Земли (где никто не обитал). А прекрасными даже по сравнению с земными пейзажами моего времени. При подлёте ко дворцу увидел необычные сады. Даже не предполагал, что увижу здесь одно из семи чудес света: висячие сады Вавилона. Красота необычайная!

— — — --------
Лия на празднике
— Командир, где интереснее всего? — обратилась Лия к старшему офицеру охраны.
— Леди, мне например интересно наблюдать за боями на ринге. Но вам вероятно интересно будет на молодёжном концерте.
— Хорошо. Сначала на концерт. Потом я тоже хочу посмотреть бои. А поучаствовать в них можно?
— Конечно, — удивлённо ответил один с телохранителей, — но только не вам.
— Почему?
— Извините леди, но там участвуют настоящие мужчины. А у нас приказ, беречь вас, — и вдруг все четверо оказались лежащими на земле.

— Ребята, вам достаточно этого, чтобы вы не переживали за меня? Или вам требуются более тяжёлые доказательства?
— Простите леди, — извиняющимся голосом произнёс, поднимаясь, один с телохранителей, — вы чрезвычайно и неожиданно сильны. Но у нас приказ — охранять. Если с вами хоть что-то произойдёт, нам не сносить головы. Король казнит всех четырёх.
— Не переживайте. Со мной ничего не случится. А с королём я сумею договориться, — телохранители с большим сомнением согласились.
— Сколько времени нужно, чтобы добраться до места проведения концерта?
— Вам, около часа.

— А вам?
— Нам минут пятнадцать. А если телепортнуться, то мгновенно.
— Если вы назовёте точно координаты, то я телепортируюсь вместе с вами, — и тут Лия почувствовала непреодолимый стыд. Никто из охранников не знал координат. И они хоть и стыдились, но признаваться в этом не желали, — ладно, тогда давайте попробуем добраться за десять минут.
— Так, двое впереди на максимальной скорости, — скомандовал мысленно старший охраны, — а мы вдвоём будем плестись за этой выскочкой.

Но никто из них и не подозревал, что их подопечная, это замаскированный командующий космического флота Землян, да ещё и в коконе. Лия на скейте постоянно подгоняла двоих охранников, маячивших перед ней. Так что добрались они до толпы минут через восемь. У охранников дыхание никак не могло успокоиться, а Лие хоть бы хны. У тут началось то, что Лия не предполагала. Двое охранников перед ней раздвигали толпу, чтобы ей можно было свободно идти. Большинство

начали возмущаться.
— Стоп! Ребята! Не надо мне прокладывать дорогу. Я сама выберу, куда мне идти. А вы держитесь позади.

Охранники не хотели выполнять это пожелание. И не подчиниться Лие они не могли. Сила внушения была огромная. Но толпу они уже раздрочили этим прокладыванием дороги для Лии. Перед ней вырисовались несколько молодых Арихонов.
— Что, шалава королевская, убираешь с дороги с помощью своих прихлебателей простой народ? А сама хоть что-то можешь? Подстилка дешёвая, — возмущался один из молодых Арихонов. Охранники рванулись к нему, но Лия их остановила мысленным приказом:
— Не смейте вмешиваться! Я сама разберусь, — она молниеносным движением схватила возмущающегося Арихона за горло. В это же время ещё несколько Арихонов сказали что-то обидное в её адрес. Не выпуская горла, она другой рукой метнула шакрамы. Ни один из них никого не повредил. Но когда шакрамы вернулись к хозяйке, с каждого, кто возмущался, сползли штаны. От такого зрелища хохот разнёсся на всю площадь.

— Итак, юноша, вы утверждаете, что я шалава, — Арихон боялся даже головой шевельнуть, чтобы горло осталось целым, не то, что ответить.
— Хорошо. Я вас отпускаю. Вы становитесь на колени и просите прощения за оскорбление, — она отпустила молодого Арихона. Тот бухнулся на колени и начал обивать поклоны.
— Простите меня, госпожа. Простите, я больше так не буду, — а вокруг уже хохотали над ним, забыв о тех, что, придерживая штаны, слиняли с концерта.
— Свободен. Уходи! Чтобы я тебя больше не видела, — Арихон с прытью горного козла принялся улепётывать от этой красивой, очень странной и сильной, как королевский боец, девушки. Лия почувствовала смену настроения толпы. Если раньше кроме общего недовольства и презрения ощущалось возмущение, то сейчас возмущение вообще исчезло, а появилось уважение, восхищение и радость.

Лия послушала некоторое время концерт, но он ей не понравился. Она решила пойти посмотреть на бои. Охранники плелись за ней, как на эшафот. Возразить ей они были не в силах и пустить её в бой, значит король им снесёт головы. Лия выбрала в амфитеатре одно из лучших мест. Поняв, что здесь приветствуется сила и презирается слабость, она подошла к этому месту. Толкнула боком сидящих с одной стороны, потом — с другой стороны. Как раз получилось расчищенное место для пятерых. Села с охранниками, но никто даже не подумал возмутиться её действиями. Некоторое время молча смотрела, как на арене бойцы дерутся. Охранники уже начали заводиться и болеть за некоторых бойцов. Но для Лии даже это было неинтересно. Уровень боёв был очень низкий, непрофессиональный.

— Ребята, мне скучно. Возвращаемся во дворец. Телепортируемся, — через мгновение все пятеро были точно на том же месте, откуда вышли. Не успели они даже обменяться впечатлениями, как появился король со мной. Охранники упали на колени.
— Ваше королевское величество. Пощадите. Мы не выполнили свою миссию.
— Как не выполнили? Вот же ваш объект охраны живой и невредимый, — охранники начали наперебой рассказывать. Но понять ничего было невозможно. Поняли лишь, что на Лию напали, а они не могли защитить её. Кто-то их заколдовал так, что они не могли сдвинуться с места.

— Тихо! Заткнитесь все четверо! — король уже вспылил, — генерал, кто там на вас нападал?
При слове «генерал» во всех охранников глаза от удивления округлились.
— Ваше королевское величество. Никто на меня не нападал. Просто молодёжь немного побузила.
— А могу я посмотреть? — Лия запустила голограмму с того места, где охранники прокладывали ей дорогу. Потом они остались позади, а Лия сама начала пробираться через толпу, охранники за ней. Король улыбнулся, увидев, как перепугался возмутитель спокойствия, когда Лия схватила его за горло. А увидев, как она мастерски спустила штаны с остальных, он уже хохотал. Но когда тот Арихон с позором убегал, король почти по полу катался от смеха.
— Ну молодец, генерал, — вытирая слёзы от смеха, произнёс король, — проучила правильно и без насилия. Да поднимитесь вы, разлеглись, как на кровати, — повернулся он к охранникам, — вы хоть знаете кого охраняли?

Охранники закрутили головами. Наконец один из них всё же решился:
— Вашу фаворитку?
— Идиот! Это командующий космическим флотом Землян, генерал Лия. Генерал снимайте уже вашу маску, — Лия приняла свой обычный вид, в генеральском парадном одеянии.
Охранники ошарашено смотрели то на неё, то на меня. В их глазах я с Лией для них был «с другой цивилизации».
— Так она с другой цивилизации? Командующий космическим флотом?
— Да, оболтусы, да! Командующий! Свободны!
— Ваше королевское величество, какое наказание для нас?
— Уйдите с глаз моих! — охранники с огромной радостью испарились.

— Ваше королевское величество, что-то мне неспокойно. Если вы не возражаете, то мы сейчас же улетим домой.
— Генерал, Алекс тоже обеспокоен. Но я вас обоих прошу задержаться совсем немного. Я приглашаю вас на обед, а потом полетим к вашим новым кораблям, — Лия вопросительно посмотрела на меня.
— С нашей стороны было бы очень невежливо отказываться от угощения в доме друга. Так! Хватит нас голодом морить! — я решил немного пошутить, — Показывай, чем будешь угощать.

— Алекс, что ты как на пожар спешишь, — король добродушно улыбался, открывая сам дверь в соседнее помещение, — сначала познакомься с королевой Арихонов.
Тот час же из другой двери показалась его супруга. Но если сравнивать вообще с королевами, то она по поведению больше была похожа на обычную простую девушку. Даже книксен сделала.
— С огромным уважением ваше величество, — я с удивлением рассматривал королеву.
— Дорогая, познакомься — это мои друзья. Посол Алекс и его супруга генерал Лия.
— Генерал? Вы воин?
— Ваше величество, моя половинка — командующий космическим флотом Землян.
— Как красиво сказано! «Моя половинка». Дорогой, приглашай гостей к столу.

Кстати мне очень понравились отношения между королём и королевой. Они не были стеснены различными церемониями и этикетом. Общались и между собой, и с нами по-простому. Вскоре заметив, что мы с Лией нетерпеливо переглядываемся, король предложил полететь к новым кораблям. Тепло распрощавшись с королевой, вскоре мы уже были на одном из кораблей.
— Друзья, выбирайте, где чей будет корабль, хотя они оба абсолютно идентичны.
— Огромное вам спасибо, ваше королевское величество.
— Да, ладно. Это всё мелочи. По сравнению с тем, что сделал Алекс. Он не только меня спас, но и вернул мне королевство. На ваших обоих кораблях тройной комплект боезапаса и двойное количество топлива. Я никогда не откажу в пополнении боеприпасов или топлива, но не всегда вам будет возможность за ним прилетать. Хотя я всегда буду рад вас обоих видеть. Что-то будете делать с кораблями? Менять будете на своё усмотрение?

— Конечно. Я бы хотел в них перенести всю инфу из Фаэтона. Кроме этого предлагаю эту информацию сбросить на твой королевский корабль.
— Алекс, большое спасибо. Я бы сам ни за что не осмелился попросить тебя об этом.
— Эх, а ещё друг и король называется. «Не осмелился бы». Королю положено требовать. Ладно, забыли, — подошёл к пульту управления.
— Добро пожаловать на борт, командир.
— Извини, но командир у тебя не я, а эта прекрасная девушка, генерал Лия.

— Я запрограммирован на вас обоих. Согласно ваших пожеланий, можно одного удалить из памяти.
— Нет, нет, нет. Пусть оба, — возразила Лия, — но я хотела бы тебя как-то назвать.
— Выберите сами, или мне предложить?
— Сама, сама, — Лия на мгновение задумалась, — буду звать тебя Геката. Устраивает?
— Слушаюсь, госпожа Лия.
— Лёша, связывайся с Фаэтоном.
— Фаэтон!
— Да, командор.

— Нам с тобой предстоит ответственная работа. Необходимо информацию с твоей памяти скачать сюда, на этот корабль, который Лия назвала Гекатой. Потом ещё на один такой же (название я придумаю позже) и на королевский корабль Арихонов. Кроме этого к твоему программному обеспечению необходимо добавить всё, что необходимо и чего у тебя нет с этого корабля.
— Командор, для такого апгрейда у меня мало памяти. Мне необходимо добавить несколько блоков памяти.
— Фаэтон, а наши, Арихоновские блоки памяти тебе подойдут? — заинтересованно спросил король.

— Ваше королевское величество, предположительно, подойдут. Но прежде чем сделать окончательное заключение, я должен протестировать их, а ремонтные роботы подберут и изготовят переходники. Ведь у меня немного иная система подключения.
— Тогда объединяйся с бортовым компьютером Гекаты и приступайте к обмену информацией.
— Ваше королевское величество, вы сможете выделить для Фаэтона блоки памяти?
— Конечно. С огромным удовольствием. Для Фаэтона всё, что угодно. Он же мой спаситель. Флагман!
— Да, ваше королевское величество.
— Командир, немедленно из ЗИПа все блоки памяти отдать на Фаэтон, а себе закажи от моего имени новые. Когда Фаэтон затребует, объедини бортовой компьютер моего личного корабля с Фаэтоном для получения информации.
— Слушаюсь.

Оказалось, что для загрузки такого огромного количества информации в несколько тысяч йоттабайтов (10 в 24 степени байтов) необходимо потратить не менее получаса. Поэтому мы распрощались с королём и занялись только этим. Кроме этого, я полетел на второй кораблик. Назвал его Кронос и после того, как вся инфа с Фаэтона на него была скачана, принялся перепрограммировать его по своему усмотрению. А это еще не менее получаса. Только Фаэтон всё выполнял самостоятельно, согласно поставленной задачи. Мы не могли нарадоваться новыми кораблями. Мощь каждого превосходила мощь всего Земного космофлота в десятки тысяч раз. Даже мощь Фаэтона была на порядок ниже. Их защитные поля могли выдержать сотни залпов (залпов, а не выстрелов) кораблей творцов. В общем не кораблики, а сказка. Но мы всё равно с Лией обосновались на Фаэтоне. Прицепившись до Кроноса и объединив управление бортовыми компами всех троих кораблей стартовали к Земле.

— Генерал Виолетта! — ответа нет.

Мы перебрали все возможные варианты связи, но так и не могли связаться с Земным флагманом.
— «А» в квадрате!
— Да, пап. Оу! Да вы оба здесь. Судя по обстановке на Фаэтоне.
— Алексей, что-то нехорошее творится в Солнечной системе. Мы не могли связаться с нашими кораблями. Вы через сколько приползёте?
— Точно сказано «приползёте». За такое время, как мы ползём уже можно было слетать туда, обратно и снова туда. Ещё полсуток лететь. А если точнее, то командир подсказывает: тринадцать часов 47 минут.

— Ну мы намного раньше. Нам от Арихонов восемь часов полёта (Фаэтоном добирались за одиннадцать часов). В общем перед прыжком обязательно с нами свяжитесь. Чтобы не выпрыгнуть в змеиное кубло.
— Хорошо. До связи.
— Фаэтон, выпрыгивать будешь ты. Кронос в невидимке. Его невидимка и тебя прикроет. После разделения можно будет выпрыгивать и Гекате. Неизвестно каких врагов мы там встретим. Поэтому быть в полной боевой готовности.
— Выполняю, — ответ Фаэтона.
— Выполняю, — одновременный ответ Кроноса и Гекаты.
Мда. Летим в неизвестность.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!