— Ну ты как? — спросила жена, когда девчонки ушли. — Силы остались?
— Для тебя всегда есть.
— Это хорошо.

Глаза Ольги засветились жестким и повелительным блеском, губы ее сжались. И она извлекла из шкафа собачий ошейник, веревку и плеть...

— Раздевайся!

Ольга замахнулась на меня плетью, я послушно сбросил одежду и опустился на четвереньки.

— Это тебе за Ирку, — на мою спину обрушился первый удар. — Это за Зойку (второй удар был по жопе). Это за Любку…
— Нет! С Любкой сегодня не было…
— Ладно, за Натаху! — последний удар был самый сильный.

Потом Ольга надела на меня ошейник и, как провинившуюся собаку, поволокла в ванную комнату.

— Залезай! — скомандовала жена.

Я залез в ванну и лег на спину в холодное чугунное ложе. Ольга разделась сама и забралась ко мне. Она встала напротив мня, между ее ступней были мои голени. Чуть разведя и согнув колени, она подала вперед зад, а пальцем потянула кверху крайнюю плоть клитора, поднатужилась и стала на меня мочиться. Теплая тугая струя ударила мне в живот, потом на грудь. Ольга хотела допИсать до моего лица, но не доставала. Она раздвигала пальцами половые губы, но струя лишь разбрызгивалась и добивала только до шеи. Опорожнив мочевой пузырь, она сняла лейку душа, подмылась и вылезла из ванны.

— Помойся, — велела она, — и иди в комнату.

Когда я пришел, она связала мне за спиной руки и приказала лечь на спину на пол. Связанные руки я сжал в кулаки и подпер ими ягодицы. Лежать было неудобно. Ольга привязала меня за ошейник к батарее и опустилась промежностью мне на лицо. Потершись о мой нос, она остановилась вульвой над моим ртом и приказала:

— Войди языком!


Я ввел язык во влагалище, нащупал им бугорок точки G, а Ольга сжала ягодицами мой нос, и мне стало нечем дышать. Уже задыхаясь, я заколотил пятками по полу. Поняв, что может меня задушить, Ольга поднялась. Она взяла еще одну веревку, связала мои ноги и привязала их к ножке книжного шкафа. После этого принялась сосать мой член. Добившись эрекции, она стала закручивать мне яйца. В одну сторону, в другую. До боли, до тех пор, пока я не вскрикнул.

Ольга встала надо мной, одной ногой наступила на мой член, прижав его к животу, и стала катать его стопой туда-сюда словно скалку. Я видел, как она возбуждалась при этом. Ее возбуждала поза победительницы, придавившей ногой змею. Секреция ручейком текла по ноге, на которой она стояла. Наигравшись таким образом, она переступила через меня и опустилась влагалищем на мой член. Сжимая кулаки под ягодицами, я помогал своему заду подкидывать ее, зная, что Ольге это нравится.

Минут через двадцать Ольга, получив удовлетворение, слезла с меня, сжала мой член в кулаке и принялась дрочить, помогая мне кончить. Едва первая капля спермы вылетела из уретры, она сильно сдавила пульсирующий член, не давая остальной жидкости вырваться наружу. Когда эякуляция кончилась, она отпустила поникший член, и ручеек скопившейся в нем молофьи медленно стек из него на пол…

После ужина я поработал немного на кухне, написав еще целых три страницы. Ольга тем временем смотрела в комнате телевизор. Когда передачи закончились, мы, как благочинные супруги, легли в постель и уже безо всяких извращений совершили супружеский ритуал в «миссионерской» позе.

Читатель спросит, на фига я терплю в браке этот садизм? Зачем мне вообще такая жена? Почему я женился, и почему не разведусь?

На это есть несколько причин. Во-первых, я зависим от Ольги, она была свидетельницей, как я изнасиловал Ирку, а ей в тот день еще оставалось две недели до совершеннолетия. Во-вторых, быть может, я сам мазохист, и мне все это нравится самому. А в-третьих, конечно же, вся эта история — плод моего больного воображения, моей бурной фантазии и воплощение несбывшихся мечт.


Буду рад отзывам.
filоgirl@yаndеx.ru
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!