Однажды, когда Стик отдыхал, перед ним появилась женщина со смуглой кожей, одна половина длинных до пят волос была черной как пепел, а другая золотая словно пшеница, один ее глаз был черный как обсидиан, а другой синий как море. Вздернутый курносый нос, который она еще и нахально задирала. Стоя подбоченившись, она гордо демонстрировала свое обнаженное тело большую словно футбольный мяч грудь и широкие округлые бедра. Ее живот был плоский, а киска гладко выбрита.

— Нравлюсь, — сказала она, скорее утверждая, чем спрашивая.

— Годится, — ответил Стик рассмотрев ее.

— Тогда не будем терять время, — сказала женщина и, опустившись на колени, по-хозяйски залезла мужчине под одежду вытащив член.

— Хм, — скептически хмыкнула она и тут же заглотила его целиком. Стику показалось, что весь ее рот словно киска обхватил его мужское достоинство со всех сторон. Ее язычок словно заводной запорхал по всему стволу.

— Кончай, когда хочешь, — сказала она на секунду прервавшись. — Не сдерживайся. Я хочу выдоить тебя всего.

— Ты кто вообще? — выдохнул Стик закатывая глаза от ее вакуумных засосов.

— Не твое дело. Ты главное кончай, — бросила она в ответ. Ее руки ласкали его, а волосы укрывали словно покрывало.

Стик, действительно, не смог сдерживаться и кончил ей в рот. Женщина ловко все заглотила словно пеликан рыбу, а ее не знающий устали язычок вычистил все складочки и укромные местечки.

— Ну-с для начала не плохо, — улыбнулась она. — Но ты же можешь больше.

Она начала ласкать его дабы поднять конец и, когда ей это удалось, оседлала мужчину. Ее мышцы влагалища словно пальцы начали массировать ствол. Женщина насаживалась так чтобы достать до самых чувствительных мест.

— Да! — прорычала она, когда Стик снова кончил. Ее глаза светились безумным блеском. — Как хорошо! Еще хочу!

Рассвет

Стик сидел в позе лотоса на каменном уступе. Ледяной ветер трепал волосы и стремился проморозить тело насквозь. Он сконцентрировался, очищая сознание.

— Рассвет близко, — сказала Венди. Она стояла рядом в бюстгальтере из меха песца. Чашечки лишь снизу поддерживали грудь соблазнительно приподнимая её. Также на ней была срезанная на бок от бедра юбка из того же меха и унты выше колен. Ветер развевал её волосы.

Стик сначала проигнорировал её высказывание. За последнее время, Венди успела его достать, превратившись в одержимую нимфоманку. Она хотела всегда везде и любым способом. Сначала мужчине это нравилось, потом начало утомлять, а сейчас он готов был на что угодно лишь бы избавиться от нее. Именно поэтому он и сидел на скале пытаясь очистить сознание и избавиться наконец от этого наваждения.

Когда до Стика дошел смысл фразы, то его будто битой по затылку звезданули. Он ошарашено вытаращился на Венди будто впервые ее увидел.

— Что? — удивилась в свою очередь женщина.

— Так ты можешь говорить не только о сексе? — усмехнулся Стик постепенно приходя в себя.

— Как пожелает мой господин, — ответила она, присев в шутовском реверансе, а потом залившись звонким хохотом. Этот смех не бы смехом реальной Венди, которая всегда сдерживалась, прикрывая рот рукой будто боялась, что это сочтут неприличным. Эта Венди смеялась громко и в голос. Ее смех — словно кто-то швырнул на мостовую россыпь серебряных колокольчиков. Взрыв и перезвон.

— Да кто ты черт возьми такая!? — Стик с рыком вскочил на ноги.

— Ваша покорная шлюха рабыня господин, — Венди вновь присела в реверансе.

Стик выдохнул. Он уже давно понял, что влип и похоже возможности разобраться в ситуации у него пока нет.

— Весна. Лучшее время чтоб пересечь северную степь, хотя в лесу дальше на юг все еще лежит снег, — продолжила тем временем Венди будто говоря сама с собой. — Мы даже можем успеть на весенний фестиваль в стойбище Манарбек-хана.

— Да, — выдохнул Стик обдумывая эту мысль. Они смотрели на узкую полоску, алеющую на горизонте. — Весна скоро.

С тех пор у Стика появился еще один учитель. Новая Венди оказалась широко эрудированна и закрыла многие пробелы в его образовании.

Когда рассвет уверенно красил горы алым в «апартаментах» Стика возник Алекс.

— Пришло время показать себя глупый янки, — сказал он, протягивая собранный в поход рюкзак.

Стик проверил содержимое. Там была еда, вода, одежда, оружие и прочие необходимые в походе вещи.

— Ты помнишь ради чего ты здесь? — спросил Алекс.

— Конечно, убить королей, — ответил Стик собирая и упаковывая свой не хитрый скарб.

— Что ж, это хорошо, — сказал Алекс — Я не требую от тебя управиться за неделю, но, если ты совсем забудешь про миссию, мне придется тебе напомнить.

Стика внезапно скрутила жуткая боль будто все мышцы разом свело судорогой. Он не мог вздохнуть. Желудок подступил к горлу. Кровь заколотила в висках пудовыми молотами. Мужчина смотрел на старика вытаращенными глазами.

— И не думай, что расстояние мне помешает, — слегка улыбнулся Алекс.

Стик взмыленный рухнул на камень, когда судорога отпустила.

После этого Алекс как обычно растворился во тьме туннелей.

Пустошь

Стик размеренно шел по выжженной земле. Десятки, если не сотни извержений укрыли все вокруг черным пеплом. За годы он слежался и смерзся, так что теперь даже не пылил под ногами. Мужчина был за это безмерно благодарен, помятуя сколько пыли и песка он наглотался уже за всю свою жизнь, бредя по дорогам в самых разных уголках Земли.

Все это было скучная, тяжелая и монотонная работа для ног. Пейзаж не менял ни на йоту. Алый рассвет и не думал становится ближе. Горы терялись во тьме снежных туч. Стик чувствовал себя Алисой в Стране чудес «Чтоб куда-то добраться надо бежать в 2 раза быстрее». Единственным, что скрашивало монотонность серых будней была Венди.

Да эта всегда была рядом от слова совсем и Стик давно уже бросил попытки избавится от неё.

— Как ты хочешь сделать это сегодня? — как обычно спросила она, когда Стик остановился на привал. Эта женщина не упускала ни малейшей возможности залезть на него.

— Я устал поэтому дозволяю тебе быть сверху, — усмехнулся Стик расстилая спальник в самодельном шатре. Проносящийся почти беспрерывно по пустоши ветер трепал камуфляжно-зеленую ткань (шерсть и шелк в несколько слоев со смазкой внешнего слоя жиром).

Как и, наверное, любая женщина Венди любит менять наряды. Сейчас на ней был зеленый плащ-накидка едва прикрывавший попку и больше ничего. Она выкрасила губы и ногти на руках и на ногах в ярко-красный, а глаза подвела черным словно Клеопатра.

Венди одним движением скинула плащ оставшись абсолютно обнаженной и стоя на коленях нырнула в спальник, так что наружу осталась торчать лишь вздернутая кверху попка.

— М-м-м-м... — протянула она, облизывая агрегат мужчины словно чупа-чупс. Ее ловкий язычок обвиваясь и лаская быстро превратил яшмовый стебель в нефритовый стержень. Как бы не устал от нее Стик, дело она свое знала дай Бог каждой.

Удовлетворившись результатом, Венди оседлала Стика плавно опустившись на его жезл любви своей обильно текущий норкой.

— М-м-м! Это то, ради чего стоит жить, — простонала она. — Готова делать это вечно.

— Кто бы сомневался, — усмехнулся Стик оглаживая ее бедра.

Венди в ответ лишь закинула голову и закрыла глаза от удовольствия. Она качалась на нем словно на волнах подбирая ритм и глубину под себя.

Постепенно распаляясь, она начала скакать все агрессивнее, её киска сжималась, мышцы влагалища словно валики массировали член. Женщина сжала сосок, сорвав стон со своих губ, потом схватила руку мужчины и прижала к своей груди.

Стик сжал мягкое полушарие груди и погладил сосок подушечкой большого пальца.

— А-а-ах! — вскрикнула Венди глядя замасленным полубезумным взглядом. Скачка с легкой рыси давно перешла в бешенный галоп. Смачный влажный чавкающий звук заполнил слух.

— Да! Да! Да! — повторяла женщина, утопая в удовольствии. Вскоре ее киска сжалась словно завязалась морским узлом. Стик рыча выпустил все. Венди в последний раз вскрикнула и опустилась грудью на его. На лице женщины была блаженная улыбка.

— Знаешь ты один из лучших моих сексуальных партнеров, — сказала Венди жмурясь от удовольствия.

— Ха-Ха-Ха! — заржал Стик. — уверен ты говоришь это каждому.

— Я серьезно, — она обиженно надула губки, став похожа на Барби, и приподнялась, уперев руки ему в грудь. — У меня было много мужчин. Всех даже и не вспомнить. Кто-то боготворил, кто-то презирал, а кто-то тупо хотел присунуть, но мало таких как ты. Властных, но при этом рассудительных, с мозгами и фантазией. Мне очень интересно что же будет в итоге.

Венди улыбалась, глядя Стику в глаза, а ее кожа до сих пор лоснилась от пота.

Через «неделю» пути Стик вышел к реке. Черные воды размеренно катились на юг.

— Думаю это Дарея, — заметила Венди. Сегодня он была в джинсовых шортиках размером меньше салфетки, походных ботинках и ковбойской рубашке, завязанной под грудью.

— Как-то я себе по-другому представлял главную реку континента, храм богини вод.

— Это исток, — парировала Венди. — Река рождается в Огненных горах. Как говорят в чертогах гномьего бога от его союза с богиней земли и плодородия. Здешнюю воду нельзя пить просто так, ибо отец бережет свою дочь.

— Да-да, — Стик скептически хмыкнул. — В реальности рождаясь в вулкане и проходя поля лавы и пепла вода просто ядовита, но ниже по течению это пепел дает жизнь тысячам растений.

— Нет, так слишком скучно, — фыркнула Венди.

Далее путь шел вдоль реки. Постепенно русло становилось шире. Река питалась от притоков. Стик периодически оценивал воду, но сейчас у него не было достаточно топлива для перегонки.

Однажды, когда Стик отдыхал, перед ним появилась женщина со смуглой кожей, одна половина длинных до пят волос была черной как пепел, а другая золотая словно пшеница, один ее глаз был черный как обсидиан, а другой синий как море. Вздернутый курносый нос, который она еще и нахально задирала. Стоя подбоченившись, она гордо демонстрировала свое обнаженное тело большую словно футбольный мяч грудь и широкие округлые бедра. Ее живот был плоский, а киска гладко выбрита.

— Нравлюсь, — сказала она, скорее утверждая, чем спрашивая.

— Годится, — ответил Стик рассмотрев ее.

— Тогда не будем терять время, — сказала женщина и, опустившись на колени, по-хозяйски залезла мужчине под одежду вытащив член.

— Хм, — скептически хмыкнула она и тут же заглотила его целиком. Стику показалось, что весь ее рот словно киска обхватил его мужское достоинство со всех сторон. Ее язычок словно заводной запорхал по всему стволу.

— Кончай, когда хочешь, — сказала она на секунду прервавшись. — Не сдерживайся. Я хочу выдоить тебя всего.

— Ты кто вообще? — выдохнул Стик закатывая глаза от ее вакуумных засосов.

— Не твое дело. Ты главное кончай, — бросила она в ответ. Ее руки ласкали его, а волосы укрывали словно покрывало.

Стик, действительно, не смог сдерживаться и кончил ей в рот. Женщина ловко все заглотила словно пеликан рыбу, а ее не знающий устали язычок вычистил все складочки и укромные местечки.

— Ну-с для начала не плохо, — улыбнулась она. — Но ты же можешь больше.

Она начала ласкать его дабы поднять конец и, когда ей это удалось, оседлала мужчину. Ее мышцы влагалища словно пальцы начали массировать ствол. Женщина насаживалась так чтобы достать до самых чувствительных мест.

— Да! — прорычала она, когда Стик снова кончил. Ее глаза светились безумным блеском. — Как хорошо! Еще хочу!

— Не все сразу! Ненасытная утроба! — резко осадила ее Венди возникнув словно призрак и хватая незнакомку за волосы.

— Ну мам, — протянула та, скорчив рожицу словно ребенок у которого отняли конфетку.

— Все! Я сказала, — Стик впервые увидел на лице этой Венди такое строгое выражение.

— Жадина, — буркнула незнакомка, надувшись и растаяла словно утренний туман.

— Какого черта?! — воскликнул Стик уставившись на Венди. — Я думал это ты!

— В некотором смысле ты прав, — улыбнулась Венди. — Но похоже Алекс недостаточно бил тебя раз ты такой доверчивый.

— Что ты хочешь этим сказать? — насторожился мужчина.

— Эта дурочка затрахала бы тебя до смерти, — усмехнулась Венди. — Она не привыкла сдерживаться.

— Я бы ее остановил, — усмехнулся Стик.

— Кто знает, — многозначительно сказала Венди.

Северная степь

— Наконец-то! — выдохнул Стик, когда перед ним расстелился зеленый и цветастый ковер степи. Солнце уже не было узкой полоской на горизонте, а заняло положенное место на голубом небосклоне. Дарея уже большая и приобретшая голубоватый оттенок бурно несла воды на юг.

На первой же стоянке Стик сбросил, уже приросшие к нему от накопившейся грязи, обноски. Забравшись в обжигающе холодную воду Стик, безжалостно драил кожу и волосы. Когда он вылез кожа словно вспыхнула.

— Как же давно я об этом мечтал! — рыкнул он вытираясь. Подточив нож, он методично срезал, а потом сбрил лишнюю растительность.

— Вы божественно прекрасны мой господин, — промурлыкала Венди. Сегодня он напоминала древнегреческую богиню. Волосы были разделены на две части и одна из них заплетена в две косы, уложенные вокруг головы. Легкая белоснежная и полупрозрачная туника легко спадала с ее плеч.

— Не подлизывайся, — усмехнулся Стик. — Сама сказала быть осторожнее.

— Господин так жесток, — горестно вздохнула она.

— А подружка не появиться? — подмигнул мужчина.

— Хотите умереть господин, — улыбнулась Венди. — Алекс будет вечно пытать вашу душу, если вы погибните, тем более так глупо.

— Не радужная перспектива, — сказал Стик укладываясь в спальник. Венди тут же нырнула к нему.

Орки

Стик уже довольно далеко углубился в степь, когда услышал дробный перестук копыт.

«А я уж начал думать, что самому придется их искать по всей степи» — усмехнулся он. Перед уходом Алекс сказал ему, что он сможет заручится поддержкой северных орков, если хорошо проявит себя, так что ему стоит посетить весенний фестиваль.

Стик развернулся и увидел трех всадников, мчащих галопом. Все рослые под два метра, широкоплечие и зеленокожие. Гроза степей — Орки. Черные глаза под мощными надбровными дугами захватили цель, итак, выступающие из-под губ клыки обнажились сильнее, а хвосты черных волос развиваются по ветру точно знамена. На всех кожаная броня, пропитанная пылью дорог. Первый из них на всем скаку махнул ятаганом свешиваясь из седла. Клинок просвистел над головой присевшего мужчины. Стик схватил могучую руку всадника и, извернувшись в прыжке, налег всем весом, вырывая его из седла. Орк, не ожидая такой прыти, свалился с лошади словно мешок картошки и кубарем полетел по земле. Стик также покатился по земле гася скорость и уходя от копья второго всадника. Третий вскинул лук и Стику пришлось уходить от стрелы. Первый тем временем встал и отряхиваясь мотал головой, а второй развернулся и вновь бросился в атаку. Стик ждал до последнего, а потом пропуская копье буквально в миллиметрах от себя и отскакивая от пинка, изловчился стегануть лошадь жердью от шатра. Лошадь взвилась на дыбы и под весом седока завалилась на бок. Этой же жердью он отбил стрелу. Первый орк гортанно зарычал обрушил ятаган на человека. Орк физически гораздо сильнее человека и, когда Стик заблокировал удар своим мечом, рука сразу онемела. Они смотрели друг другу в глаза. Орк давил — мужчина сопротивлялся. Минут через 5, растянувшиеся казалось в целую вечность, губы орка растянулись в улыбке, и он мгновенно нанес серию ударов, которые Стик не без труда парировал. После этого орк отступил и указав ятаганом на человека, а потом подняв его вверх расхохотался. Из-за особенностей строения орков любые звуки, взрывающиеся из их глоток похожи на рык сравнимый со львиным.

— Алтын-хан! — зарычал орк.

У орков свой язык сильно отличный от человеческого, так что Стик понял его лишь благодаря занятиям.

Луч солнца блеснул на ятагане, и орк снова засмеялся.

Стик убрал меч и жердь обратно в рюкзак и обхватил кулак правой руки левой демонстрируя этот жест орку.

Орк звучно вогнал клинок в ножны и повторил жест.

После этого Стик повернулся к другим оркам и показ им тоже самое. Они в ответ тоже убрали оружие и повторили жест.

— Правильный человек. Да и в наших краях. Алтын-хан! — прорычал орк, что нападал с ятаганом и воздел руки к небу. — Куда путь держишь человек достойный уважения?

— На весенний фестиваль, — старательно прорычал Стик. Язык орков тоновый и даже небольшая неточность в произношении может иметь серьезные последствия.

Улыбка орка стала шире, демонстрируя белые острые зубы прирожденного хищника.

— Тогда добро пожаловать! Мы как раз из лагеря Манарбек-хана! Садись на круп моего коня! — прорычал орк.

— Благодарю храбрый войн, — улыбнулся Стик.

Орки гордые и независимые повелители степи и, если не завоевать их расположение, то получишь в морду, даже будь ты хоть император мира, но для того, кто заслужил их расположение открываются возможности, о которых иные даже не мечтают.

Орк свистнул коня и прямо на ходу запрыгнул в седло подхватывая поводья. Стик запрыгнул следом, и всадники отправились к месту фестиваля. Два других всадника держались чуть сзади. Судя по татуировкам, что покрывали их тела они, действительно, были орки Манарбек-хана и два других всадника был подчиненным орку, махавшему ятаганом.

— Ты прекрасно справился, — улыбнулась Венди. Сегодня она была облачена в шнурованный корсет, поддерживающий грудь и длинною в пол юбку, подол которой с боков заткнут за пояс. Вся одежда цвета малахита.

— Мне повезло, — отмахнулся Стик.

— Да, ты очень выгодно смотрелся на фоне иных людей, — сказала она, все сильнее прижимаясь к нему сзади и её руки гладили его живот спускаясь все ниже. Имей Венди физическое воплощение она бы давно свалилась с лошади, но в том и преимущество ментальных фантомов, что законы физики на них не действуют.

— Это еще мало что значит, — Стик убрал ее руку, спустившуюся слишком низко.

Лошади орков оказались чертовски выносливыми и легко донесли такой вес до стойбища даже не сбавляя хода.

Орки не обрабатывают землю, а лишь пасут скот, так что ведут кочевой образ жизни. Семьи перегоняют личные стада с пастбища на пастбище, но, чтобы не было лишних склок, когда две семьи пришли на одно место, ханы распределяют наделы по вассальным семьям. Также ханы обеспечивают защиту и разрешают споры и конфликты. Поэтому их ставки, обычно, не перемещаются, но также всегда могут сняться в поход.

Первое, что увидел Стик подъехав к лагерю это пятиметровые шесты, воткнутые в землю и между ними натянута плотная как ковер ткань, расшитая причудливым узором. Над этими стенами возвышались деревянные вышки, на которых дозорные обозревали округу поэтому, когда всадники подъехали, их уже встречали.

— С чем пожаловали, — рыкнул один из встречающих.

— Гостя на фестиваль везем, — ответил ему старший.

— Что ж представь хану гостя.

Ворота открылись, пропуская всадников.

Селение представляло собой множество юрт и шатров больших и маленьких каждый покрыт своим затейливым узором и ярко раскрашен. Всадники проехали в центр, где стояла большая и белая словно снег юрта, по дороге никого не встретив. У широкого входа, обращенного на юг, сидели два воина в металлических шлемах, латах и наручах поверх тканой одежды. В руках у каждого нагината и большой осадный щит способный укрыть орка почти целиком и выкованный полностью из железа словно какая-нибудь решетка для ворот.

— Он вас ждет, — рыкнул один из них.

Все спешились и с поклоном вошли в юрту.

Манарбек-хан был большим даже для орка причем это был не жир, а кости и мышцы. Он сидел на высоком помосте, застеленном шкурами, одетый в одних изумрудных шароварах, подпоясанных золотым кушаком. Перед ним горел костер. Справа от костра сидел орк с распущенными волосами, весь покрытый татуировками и обещанный амулетами. Слева же кто-то полностью скрытый паранджой из плотной черной ткани и даже глаза закрывала вуаль.

Войдя, орки опустились на одно колено и склонили голову. Стик также опустился на одно колено и склонив голову упер оба кулака в утоптанную землю пола.

Обойдя костер, справа сзади зашел орк и занес для удара большой ятаган. Стик не шелохнулся. Свистнул рассекаемый воздух и взъерошил волосы.

— Поднимитесь, — величественно пробасил Манарбек-хан. Стик отметил, что выговор у него очеловечен и наверняка он прекрасно изъясняется на языке людей.

Все встали. Хозяин юрты смотрел на них с улыбкой радушного хозяина.

— Похоже Алекс нашел, что искал, — сказал он.

— Да, он не плох для человека, — прорычал старший группы. — Думаю, фестиваль станет интереснее.

— Жел! — зычно крикнул хан. В юрту вошел молодой орк с длинным хвостом роскошных волос. На нем доспехи из прочной кожи, а на поясе парные кукри. — Это достойный человек друг Алекса. Размести его пожалуйста. Он прибыл на фестиваль.

— Да мой хан! — орк легко склонился, прижав правый кулак к груди.

— Идемте, — сказал он на человеческом языке рукой указывая на выход.

Амако.

Стика провели небольшому шатру ярко красному словно пожар и без узоров.

— Располагайтесь, — сказал орк, откидывая полог. — Амако!

На крик тут же прибежала человеческая девушка. Из одежды на ней был только кованый ошейник, а кроме того, она была такая пыльная и грязная, что видно было лишь черные глаза.

— Чего изволит господин? — пролепетала она на орчьем.

— Это Стик, он гость хана, — сурово сказал орк.

— Да, господин, — поклонилась Амако.

— Пока ты в лагере она твоя, — сказал орк и удалился.

Стик смотрел на это ханское гостеприимство и вздохнул. Сколько раз он такое уже видел.

— Для начала помойся, — бросил Стик. — Ты слишком грязная.

— Да, господин, — сказала девушка, но не сдвинулась с места.

— Можешь идти, — махнул рукой мужчина, заметив это.

Амако тут же стрелой метнулась меж шатров. Стик тем временем бросил рюкзак в шатер. Он был застрелен коврами, а вдоль стены лежали цветные подушки и дальнего края лежала шкура. На коврах стоял чеканный поднос из бронзы на котором стоял бронзовый же сервиз.

— Чего еще изволит господин, — сказала Амако бесшумной тенью возникнув в шатре.

— Поесть и выпить, — ответил Стик.

— Господин изволит что-то конкретное? — спросила девушка с дрожью в голосе.

— Не важно просто принеси быстрее, — сказал мужчина, устраиваясь на коврах.

— Да господин, — Амако исчезла за пологом.

— Вижу у Манарбек-хана на тебя планы, — сказала Венди. Сегодня её наряд состоял из одних ремней. Ремень охватывал её шею, грудь прикрывая лишь соски, живот прикрывая пупок и вертикальный ремень от шеи прикрывая клитор, но врезаясь в половые губы и попку. Волосы подняты и зачесаны назад словно грива лошади.

— Это не удивительно, раз у него дела с Алексом, — усмехнулся Стик. — Думаешь будут проблемы?

— Если плохо себя покажешь.

— Не думаю, что с этим будут проблемы.

Амако нырнула в шатер с подносом полным мяса, овощей и лепешками хлеба, а в другой руке кувшин с прикрепленными к нему пиалами с медом, свежими и засахаренными фруктами, орехами. Расставив яства по ковру, девушка достала из-за спины жаровню и ловко стукнув кремнем высекла искры на сухой мох.

— Извольте откушать господин, — сказала Амако встав на колени и потом сев на пятки. Ноги её слегка расставлены, а ладони покоятся на бедрах. Голова слегка опущена, смотрит в пол.

Стик взяв кусок лепешки, поместил в него мясо, овощи и, откусив этот самодельный фастфуд, принялся рассматривать девушку.

У Амако длинные черные волосы и слегка смуглая кожа, теперь, когда она чистая это можно было рассмотреть, также у нее азиатский разрез глаз, маленький носик и рот. Вообще она вся маленькая. Её тело покрывают татуировки орков.

— Иди сюда, — сказал Стик наливая себе из кувшина вина в пиалу.

Девушка быстро переместилась к нему на четвереньках и вновь села.

Отпив вина, Стик собрал еще один сандвич.

— Ешь, — протянул он его ей.

Девушка откусила прямо из его рук.

— Спасибо господин, — сказала она прожевав.

— Ты умеешь обращаться с женщинами, — усмехнулась Венди.

— Не впервой, — усмехнулся Стик в ответ. — Многие предлагают наемникам женщин. Часто эта зверушка, которая скорее умрет, чем пикнет. Поэтому о таких надо заботится.

Стик продолжил кормить девушку потом дал ей напиться.

Наевшись, мужчина растянулся прямо на ковре.

— Иди сюда, — сказал он Амако.

— Да господин, — девушка также на четвереньках приблизилась и послушно легла в его объятия, но была скована.

Стик погладил её по голове.

— Ты конийка? — спросил он.

— Да господин — ответила он и сильнее сжалась.

— Ты хорошо служишь, — продолжил Стик, все также нежно, словно ребенка, гладя ее по голове. — Ты хороша девочка Амако. Ты мне нравишься.

— Спасибо господин, — девушка немного расслабилась и сильнее прижалась к мужчине. Ее грудь прижилась к груди Стика, а промежность к его бедру.

Стик продолжал ее гладить теперь и второй рукой по спине пока девушка не расслабилась и не прижалась к нему как побитый котенок, внезапно почуявший ласку.

— Хорошая девочка Амако, красивая девочка Амако, послушная девочка Амако, старательная девочка Амако, — тихо повторял Стик, пока, неожиданно даже для самой себя, девушка не уснула, пригревшись на его груди.

— А вот со мной ты никогда так не обращался, — сердито надула губки Венди.

— Такая шлюха как ты этого не заслуживает, — ответил Стик.

— Господин так жесток! — патетично воскликнула Венди, картинно заломив руки, но в следующий момент она уже прижилась к нему всем телом.

— Согрейте меня господин. Подарите чуточку своего тепла.

— Тебе же не это нужно, — усмехнулся Стик и грубо схватив ее за волосы прижался к ее губам.

— М-м-м! — протянула Венди млея от удовольствия. Ее рука тут же нашла его детородный орган и начала его надрочивать.

— Нет, — сказал Стик убирая ее руку. — Амако разбудишь.

Венди вновь надулась.

— Эта девчонка тебе дороже меня!? Ты ее совсем не знаешь! А я! Я столько для тебя сделала! А ты держишь меня на голодном пайке! Ты совсем меня не ценишь! — женщина аж раскраснелась от избытка чувств, ее грудь высоко вздымалась до скрипа натягивая ремни.

— Не паясничай, — бросил ей Стик притянув за ремни. — Ты великолепная актриса.

Венди с плотоядной улыбкой прижалась к нему всем телом.

Утром, Амако проснулась первой и тут же бросилась растопить жаровню, чтоб не дать утренней сырости испортить пробуждение господина. Потом обновила трапезу.

Стик заметил ее пробуждение, но не подал виду и поднялся только когда все было готово.

— Доброго утра Амако, ты отлично постаралась, — сказал Стик улыбнувшись.

— Доброе утро господин. Спасибо вам, — тут он впервые увидел ее улыбку немного застенчивую, но в тоже время задорную.

Она поднесла ему таз с водой и полотенце.

Умывшись, они позавтракали. Стик вновь кормил Амако с рук и сегодня она охотно и с радостью принимала от него пишу.

Когда Стик вышел из шатра Амако последовала за ним держась за его плечом.

Фестиваль.

Фестиваль — это, пожалуй, важнейшее мероприятие в социальной жизни орков. Весенний фестиваль знаменует начало года.

Все кочевые семьи и вольные орки собираются у своих ханов.

Жрецы проводят ритуалы благодарности богам полуночи за милость пережить полярную ночь и мольбы к богам полудня дабы дали щедрое лето с обильным урожаем и приплодом.

Большие и малые ханы, старшины собираются дабы обсудить дела, планы и перспективы. По весне происходит перераспределение наделов и подсчет поголовья.

Кроме того, по весне происходят смотрины. Орки и оркессы из разных семей встречаются, и женихи заявляют о своем интересе главам семейств. В семьях орков все решает глава, в том числе и кому отдать женщин и на каких условиях, поэтому, если вдруг соглашение не достигнуто, приглянувшуюся девку могу и украсть, но тогда, если поймают, то запросто на кол посадят или будут таскать лошадьми по степи пока плоть от костей не отойдет.

Также на фестивале часто заключаются торговые и иные договоры. Поэтому, обычно, представители людских королевств стремятся засвидетельствовать свое почтение хану и заручится его добрым расположением, ибо слишком уж грозный сосед орки чтобы игнорировать. Торговый же люд ищет выгодных контрактов.

Самое яркое событие фестиваля — это конечно игры, где орки всех возрастов демонстрируют свою удаль и силу. Для молодых это шанс понравиться хану и поступить к нему на службу.

Стик шел по лагерю и смотрел как тут и там кипит жизнь. Он заметил, как Жел с важным видом, но участливо сидит на помосте, застеленном шкурами, и выслушивает каких-то богато одетых людей, золото цепей и драгоценные камни одежд сверкают на солнце. Рядом стоят рыцари в полных пластинчатых доспехах с пышными плюмажами и вычурными гербами на щитах. Стик обхватил кулак одной руки другой и показав ему слегка склонил голову. Жел в ответ слегка кивнул, не отвлекаясь от цветастых речей людей, что перед ним.

Потом они прошли по улице мелких торговцев, где люди и орки продавали еду, одежду, утварь, оружие, доспехи, украшения, ткани и прочее. Встречные орки были обнажены по пояс демонстрируя как мышцы, так и татуировки. Все были при оружии. Ятаган и роскошный хвост волос демонстрировали высокий статус. Иногда рядом с мужчинами семенили кто-то замотанные в плотную ткань. Ткани разных цветов с затейливыми узорами и украшениями поверх. Золото и драгоценные камни демонстрировали достаток семьи. От людей они шарахались как от чумы, а мужчины тут же закрывали их собой. Если был кто-то небольшого роста, то вся процессия вообще сворачивала только завидев человека.

Стик усмехнулся. Орки считают своих женщин самыми прекрасными созданиями в мире поэтому очень ревностно охраняют и не кому не показывают, а уж дети — это святое и все боятся, что их похитят или проклянут. Орки уверены, люди — это подлый и коварный враг, что, однако не мешает с ними торговать.

Вскоре Стик вышел к месту состязаний. Орки состязались в борьбе, владении оружием, скачках и ловкости преодоления преград.

Увидев человека, орки сразу заулыбались и начали призывно махать руками.

Стик тоже улыбнулся и влился в гущу соревнований, Амако же осталась стоять с краю. Оркессы наблюдавшие за состязаниями прыгали в возбуждении и кричали высоким гортанным голосом или бросали своим фаворитам украшения срывая с себя. Иные же судачили о своем или обсуждали состязавшихся. Присутствие человека внесло дополнительный ажиотаж. Орки разразились боевым кличем, а оркессы разом издали такой высокий звук, что еще немного и это будет ультразвук.

Стик не мог состязаться в силе, но мог ловкости и мастерстве, так что даже в борьбе показал неплохой результат взяв противника на прием.

Орки при этом демонстрировали спортивное поведения и возбужденно колотили мужчину по спине своими большими ладонями, поздравляя с успехами.

— Амако принеси мне попить, — бросил Стик, весь взмыленный вываливаясь из гущи состязаний.

— Вот господин, — тут же протянула она кувшин. Её глаза горели возбуждением и азартом.

Стик пригубил кисловатый напиток на основе брожения.

Отдаланын.

— Человек! — прорычал могучий орк чья кожа также лоснилась от пота. — Пойдем выпьем во славу богов полудня!

Сграбастав большой лапой, он фактически потащил мужчину с собой.

Они пришли в большой богато расписанный шатер по периметру которого шла золотая цепь.

— С возвращением господин, — человеческая женщина, голубоглазая блондинка, стояла на коленях у входа.

— Вина и мяса! — рыкнул орк.

Женщина тут же поднялась и убежала в дальнюю, отгороженную часть шатра, позвякивая золотыми цепями и монетками.

— Я Отдаланын рад приветствовать в своем шатре, — сказал орк, когда они расселись и принесли угощение.

— Я Стик счастлив быть гостем в твоем шатре уважаемый Отдаланын, — с поклоном сказал Стик.

— Прошу тебя, — орк налил пиалу вина и протянул Стику.

— Благодарю, — Стик принял пиалу и пригубил. — Да будут милостивы боги и к шатру твоему и мечу и всему чем ты владеешь пусть оно приумножиться.

После первой чаши пошел разговор. Человек и орк рассыпались друг другу в комплиментах. Орк расспрашивал кто куда и откуда. Стик походу разговора отрезал кусочки мяса и кормил Амако. Женщина орка в золотом ошейнике, браслетах на руках и ногах и цепи вокруг талии смотрела на это голодными глазами.

— Нравится тебе эта самка, — радушно рыгнул орк, когда было все съедено и выпито.

— Да, уважаемый Отдаланын, вы знаете толк во всем, — ответил Стик.

— Проведи с ней ночь во славу богов полудня, если не брезгуешь, — сказал орк и, схватив её сзади за ошейник, бросил Стику как котенка.

Женщина грохнулась на спину у ног Стика звеня золотом украшений.

— Щедрость уважаемого Отдаланын безгранична как степь, — поклонился Стик.

— Ты человек достойный уважения, так что это мелочи, — отмахнулся орк.

— Поднимись, — сказал Стик блондинке, — Можешь поесть, — он бросил ей остатки мяса.

— Спасибо господин, — пролепетала женщина, ловя еду на лету и жадно впилась в нее зубами.

Стик усмехнулся вспомнив, что среди людей широко распространено мнение, что орки много и часто захватывают людей в рабство и особенно ценятся рабыни.

— Прошу тебя располагайся и да будут боги милостивы, — орк махнул рукой в сторону богатых мехов, сваленных кучей. — Хорошего отдыха, — встав удалился в отгороженную часть шатра.

Изабелла-Мария-Фредерика.

Стик тоже поднялся и перешел к мехам, обе женщины последовали за ним.

— Сними украшения. Не хочу, чтоб они мешались, — бросил Стик блондинке.

— Да господин, — пролепетала та начав быстро сдирать с себя золото.

Оставшись лишь в ошейнике, который она снять не могла, женщина поспешила к мехам.

— Господин, могу я просить вас о милости, — сказала она, сев на меха, широко расставив ноги, разведя колени и откинувшись назад опираясь на локти.

— Говори, — позволил Стик любуясь её телом, покрытым татуировками орков, с большой грудью и широкими бедрами.

— Меня зовут Изабелла-Мария-Фредерика герцогиня Трех Дубов из Рокхайма. Если вы вернете меня домой уверена мои родственники щедро вас отблагодарят, — сказала блондинка заискивающе улыбаясь.

— На четвереньки рабыня, задницей ко мне, — скомандовал Стик.

— Да господин, — грустно сказал женщина, принимая указанную позу.

— Посмотрим на сколько ты умелая, — сказал Стик смачно шлепнув её по попке.

— Да господи, — сразу повеселела она пошире расставляя ноги и выгибаясь словно кошка, подставляя свой зад.

Стик по-хозяйски провел пальцами по ее киске. Изабелла нервно переступила.

— Так ты девка орков, — сказал Стик играя с её щелкой.

— Да господин, — сказала Изабелла и попыталась насадиться на его пальцы.

— Шлюшка, — мужчина легко шлепнул её по попке.

— Да господин, — вздохнула женщина. Стик заметил, что она начала намокать.

— Нравятся большие члены орков, — вновь шлепнул её Стик.

— Да господин, — женщина расставила ноги шире и почти легла грудью на мех.

— Грязная потаскушка, — шлепнул Стик сильнее. — Нравится, когда они раздирают твою похотливую щель.

— Да господин, — дыхание её стало глубже.

— Нравиться заглатывать их дубины и полировать своим блядским язычком.

— Да господин, пожалуйста, — Изабелла уже текла и нетерпеливо ерзала попкой.

— Она никогда не была с орком, — вмешалась Венди. Сейчас она выглядела как благородная дама Рокхайма. Высокая вычурная прическа с перьями, изображающими крылья чаек парящий над нижним течением Дареи. Её платье лиственно-зеленый атлас и белое кружево длиной до полу с широкой пышной юбкой и узким верхом, туго обтягивающим корсет. Большое декольте открывает плечи и грудь почти до сосков. На руках длинные выше локтя перчатки.

— Вижу, — усмехнулся Стик играя с киской женщины. — Похоже просто оркофилка. По глупости попала на север вместо юга. Или кто-то ловко от неё избавился.

Оркам не нужны люди. Тем более северным. Кто станет держать врага в своем лагере и кормить своей едой, когда зимой может и самим не хватить. Человеческие рабыни — это скорее исключение, их держат богатые орки, если им нужен контакт с людьми. Рабыни должны скрасить пребывание и умягчить сердце. Их подкладывают под любого, с кем предстоят переговоры или просто как знак гостеприимства.

Южные орки более тесно связаны с людьми, поэтому там у орков могут быть рабы люди и зачастую южане содержат целый гарем человеческих женщин. Считается, что та, кто хоть раз была с орком больше не удовлетворится никак и будет всегда искать это удовольствие. В женских сплетнях и любовных романах это часто расписывают как неземное блаженство. Поэтому, особенно, на юге много фанаток орков. В реальности, орки считают людей чуть менее безобразными чем эльфы. Про эльфиек говорят, что с ними можно только в полной темноте, с мешком на голове и хорошо выпив, а человеческих женщин можно и при свете.

Киска Изабеллы была достаточно тугой, так что дубина орка тут еще не побывала. Стик пристроившись вогнал одним резким движением.

Женщина вскрикнула и забилась в конвульсиях оргазма. Её фантазии, что всколыхнул Стик, привели к перевозбуждению.

— Грязная похотливая шлюха, — отшлепал её Стик.

— Простите господин, — прошептала она, задыхаясь от удовольствия.

— Ты так легко не отделаешься, — мужчина схватил её за волосы, грубо намотал их на кулак, заставляя женщину сильно закинуть голову назад и прогнутся в спине, а потом начал долбить ее приговаривая — Любишь члены орков.

— Да господин! — кричала она в ответ.

— Грязная шлюха, — шлепал ее Стик.

— Да господин!

Женщина успела словить несколько оргазмов перед тем, как Стик сжал пальцами клитор и ее всю затрясло. Киска сжалась словно стальной капкан, так что мужчина с рычанием кончил.

Когда он отпустил ее она без сил рухнула на меха.

— Итак ты возьмешь её с собой? — с легкой улыбкой поинтересовалась Венди.

— Не говори глупостей, — чуть не заржал в голос Стик. — Она рабыня, а главное шлюха орков. Если она действительно из Рокхайма, то её родственники скорее убьют меня чтобы скрыть позор, чем осыплют золотом.

— Господин, — робко напомнила о себе Амако все это время сидевшая рядом.

— Да Амако, — Стик повернулся и не смог сдержать улыбки. Амако смотрела на него замасленным взглядом беззастенчиво играя одной рукой со своей грудью, а другую опустив между ног. — Иди сюда.

Амако тут же на четвереньках приблизилась и Стик взял ее личико в ладошки.

— Тебе понравилось то что ты видела? — спросил он, глядя прямо в глаза.

— Да господин, — выдохнула она.

— Ты возбудилась?

— Да господин

— Хочешь также?

— Да господин, — личико Амако расплылось в улыбке.

— А вот не получишь, — усмехнулся Стик и, полюбовавшись ее враз погрустневшей мордашкой, поцеловал её в губы.

Глаза девушки удивленно расширились, а потом блаженно закрылись. Это был долгий французский поцелуй, после которого Амако буквально упала в руки мужчины. Стик аккуратно, словно фарфоровую вазу, положил её на меха после чего начал гладить её тело играя с сосками и щелкой. Амако нервно вздрагивала, когда пальцы касались особенно чувствительных мест, но глаза не открывала.

Стик нагнулся, поцеловал её грудь потом начал ласкает языком сосок иногда засасывая его словно вакуум.

— М-м-м, — протянула девушка не в силах сдерживаться и передернула ножками по шкуре.

Стик опустил руку ей между ног и медленно, аккуратно погрузил палец в её горячее влажное лоно.

— М-м-м, го-оспо-оди-ин, протянула она, впиваясь пальцами в мех.

Стик спустился и поласкал языком ее плоский живот, все глубже погружая в нее пальцы. Потом язык проложил влажную дорожку меж грудей к шее. Миновав ошейник Стик перешел к ушку и вновь поцеловал в грубы. Амако обхватила мужчину руками одна ладошка легла на затылок, а другая на спину.

— Господин я вся горю, — прошептала Амако, когда Стик разорвал поцелуй.

Мужчина улыбнулся и с легким чавкающим звуком извлек пальцы из её текущий как родник норки. Легкое касание клитора пробило словно молнией. Стик стал рисовать узоры на ее животе смачивая пальцы любовным соком и периодически целуя, но будто игнорируя ее возбуждение.

— Пожалуйста, господин, пожалуйста, — шептала она, сгорая от желания. Ее дыхание было глубоким, а кожа вся ласнилась потом. Челка её черных прямых волос давно прилипла ко лбу.

— Хочешь, чтобы я вошел в тебя? — спросил Стик улыбаясь.

— Да господин, пожалуйста, господин, — пролепетала девушка.

— Ты так хочешь мой член? — делано удивился мужчина.

— Да господин, больше всего на свете, господин.

— Ну я даже не знаю, — Стик поднял взор к вершине шатра будто задумавшись.

— Ах господин, — взмолилась девушка, когда ее руки почти соскользнули с начавшего подниматься мужчины.

Стик боковым зрением рассматривал её страдающую мордашку. Потом, резко, словно хищник на жертву, бросился на нее и хватая под коленями натянул её на себя.

— А-А-А-А! — только и смогла отреагировать на это Амако.

Приподняв ее за руки и прижав к себе, он полностью насадил девушку на свой стержень. Амако закатила глаза от удовольствия. Он держал ее, положив руки под попку, а она обхватила его за шею. Он ласкал языком ее грудь и целовал в губы, а она ерошила его волосы и сильнее насаживалась на его жезл любви.

Через некоторое время он повалил ее на меха и энергично вставив пару раз бурно кончил. Амако обхватила его руками и ногами, прижилась к нему всем телом будто хотела раздавить.

Когда оргазм отпустил, Стик перевернулся на спину, так что Амако оказалась у него на груди.

— Амако хорошая девочка, — приговаривал он размерено, гладя ее по волосам.

Девушка блаженно улыбалась, прижимаясь к нему всем телом.

— Везет же некоторым, — грустно вздохнула Венди выдергивая перья из прически.

Конец фестиваля.

Фестиваль тянется примерно с «месяц» в зависимости от знатности и богатства хана, от количества его подданных и их разбросанности по степи. Одни семьи приходят раньше другие позже, уходят тоже кто раньше, кто позже. Стик решил не злоупотреблять гостеприимством хана и отметившись в состязаниях и засвидетельствовав свою удаль предстал перед ним.

— Благодарю тебя о великий Манарбек-хан за радушие, щедрость и гостеприимство, — сказал Стик стоя на одном колене. — Твои воины славны, а края богаты. Ты воистину великий хан да будет милость богов на тебе, твоих людях и всем, что принадлежит тебе.

— Твои слова хороши, человек достойный уважения, они радуют мое сердце, а твои дела впечатляют. Я как хан не могу не отметить это. Я знаю впереди у тебя славные битвы, а мы орки севера хоть и мирный народ, но уважаем славную битву. Боги полуночи буду ждать от нас подношений.

— О великий хан, твои слова наполняют мое сердце благодарностью и уважением. Конечно же я почту за честь обратиться к ятаганам севера дабы боги полуночи собрали свои жертвы.

— А пока, — хан хлопнул в ладоши.

Перед Стиком положили меховую одежду, оружие, снегоступы, еду и питье, а также золото. Золото для орков не имеет ценности и используется лишь для общения с людьми и украшения женщин, так что северный орк может легко сменять золото на бронзу, если изделие ему больше понравиться. Другое дело скот за него и убить могут.

— Эти скромные дары лишь немного отражают наше восхищение твоим выступлением на фестивале. Скажи, если у тебя есть ещё пожелания, — продолжил орк.

— Было бы наглостью требовать большего после того, что вы уже сделали великий хан, — с поклоном ответил Стик.

— И все же, я не хочу думать, что сделал не все что мог, — улыбнулся он, разведя руками.

— Тогда позволю себе дерзость просить у хана его рабыню Амако.

— Хо! — воскликнул хан. — Отличный выбор. Приведите достойную Амако и комплект одежды и снаряжения на нее принесите.

Жел привел Амако, а другой орк принес еще одежду и снаряжение.

— Амако, — обратился к ней хан.

— Да господин, — склонилась девушка.

— Ты знаешь как мы тебя уважаем?

— Да господин

— И потому как драгоценный дар мы передаем тебя человеку достойному уважения.

— Как прикажите господин, — сказала Амако тщетно сдерживая улыбку.

— Благодарю великий хан, сказал Стик принимая свиток в бронзовом чехле.

Взяв свиток в руку Стик почувствовал, как незримая обычным взглядом нить протянулась от него к Амако.

Рабский контракт это не просто клочок бумаги, а древняя магия с которой могут работать только очень сильные волшебники, поэтому, как только контракт заключен разорвать его может только хозяин, раб как бы далеко он не сбежал всегда останется на привязи и хозяин сможет его наказать и заставить вернуться.

Теперь они с Амако неразрывно связаны.

Почувствовав изменение Амако поклонилась хану и бегом бросилась к Стику встав за его плечом.

— И последние, — сказал хан. — Пусть вся степь знает, что ты человек достойный уважения и хорошо показавший себя на фестивале.

Жел подошел к Стику поклонился. Молодой орк принес поднос с инструментами.

Татуировки для орков имеют принципиальное значение. Ими записывают все: имя, семью, должность, клан, все важные события и статусные различия.

— Теперь ты человек из орков. Это может повлечь проблемы, — заметила Венди. Почему-то сегодня на ней был строгий, коричневый, деловой костюм и туфли лодочки, а на глазах очки в толстой белой оправе.

— Жизнь вообще сулит проблемы, а мне понадобятся союзники.

— И ты всё-таки выбрал Амако, — Венди строго посмотрела на него держа одной рукой оправу очков.

— Думаю выбор очевиден, — усмехнулся Стик. — Шлюха у меня уже есть. А вот исполнительный человек, заслуживший расположение орков, может пригодится. Даже, если она подсадная, это лучше, чем какие-то левые соглядатае, которые будут лишь под ногами путаться.

Тем временем Жел закончил работу и на руке Стика красовалась новенькая татуировка.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!