— И всё-таки, не переплатили ли мы за нашего железного друга? — Попугайчик кивнул на голема, который монотонно крошил крупные булыжники, образующие очередной, седьмой по счёту завал. Расколотые камни исчезали, подчиняясь игровой логике, облегчающей жизнь уставшим копателям подземелий.

— Переплатили. — Хмуро ответил Восточный Ветер, обводя глазами очередное полузасыпанное песчаником помещение, в которое они с такими усилиями прорвались — У нас не было другого выбора. Вадил очень зол на нас. Из-за этого Аринтала мы в двух сантиметрах от полной задницы. Не знаю, как у тебя, но мои доходы обнулятся, если меня выкинут из Организации. Надо срочно решать проблему.

— Кто-ж знал, что он так закопается, падла? Вот что там внизу такого, что он не хочет просто поменять персонажа и свалить? Возвращаясь к вопросу о деньгах — почему голем?

— Он универсален. Все свитки, книги, жезлы и так далее обладают недостатком — они делают что-то одно. Убирают песок, камни, делают отверстия, например, но не всё сразу. Если закупиться на все случаи жизни, то получится ещё дороже.

Железный шахтопроходный голем (ур. 80)

Дружественный, подчинённый, механический.

Сила: 70

Ловкость: 10

Интеллект: 0

Наблюдательность: 0

Прочность: 30

Разрушение породы

Протокол копания: задействован

Протокол нападения: не доступен (не может атаковать)

Протокол авторизации: не доступен (исполняет указания любого оператора)

Протокол анализа: не доступен (не реагирует ни на какие воздействия)

Протокол ремонта: доступен (25 ОЖ в сек.)

Голем в целом выглядел как человек: две руки, две ноги, голова с двумя глазами, но был покрыт не кожей, а железом, потерявшем свой блеск из-за длительной эксплуатации. Каждый взмах механической руки орошал пол подземелья множеством мелких камешков, которые быстро исчезали, иначе подземелье быстро заполнилось бы ими до потолка.

Вынужденные союзники, криминальный сыщик и убийца, уже несколько дней провели на раскопках, каждый раз надеясь, что очередное раздробленное препятствие окажется последним, но их надежды всё время разбивались вдребезги. Кто-то, возможно Аринтал, создавал завалы один за одним. Некоторые были ложными, закрывая тупиковые коридоры, некоторые разрушались, погребая под собой голема, но бездушная машина каждый раз выкапывала саму себя — такова была её программа.

Раскопки отнимали день за днём, и Ветер раздражался всё больше и больше. У него давно не было женщины. Мысли всё время возвращались к прелестным округлостям, в меру мягким, в меру упругим. Он раз за разом представлял, как раздвигает чьи-то массивные ягодицы и прикасается членом к коричневой дырочке ануса. Раз — и он уже внутри, тёплые девичьи внутренности обволакивают его орган, а сама женщина кричит от боли и умоляет перестать. Конечно-же, это её первый раз. Он представлял, как его член раз за разом вторгается в запретное пространство, болезненно расширяя вход в него. И, наконец, его горячая сперма выплёскивается внутрь. Всё это время она плачет и просит его перестать, а он смеётся над её слезами. Конечно-же, ему всё равно. Она существует для него, а он ничего не обязан.

Тут сыщик останавливал фантазии и спрашивал себя: как превратить их в реальность? Ответ был неизменен, потому что внизу его ждала Линария. Насколько он знал, анальный секс для неё мягко говоря не в новинку и всё будет не совсем так, как в его мечтах, но всё равно был в предвкушении. Уж теперь-то он оторвётся на ней по полной, за все свои потерянные нервы и потраченные деньги. Конечно, Попугайчик тоже захочет поиметь её пару раз, это его право. Даже если посли всех забав они отдадут её начальству в плохом состоянии, то можно будет соврать, что такой её и нашли. В сущности, она перед ними ни в чём не виновата, её не за что мучить, но мир вообще несправедлив. Один получает все награды, другой — все наказания.

Может быть, у Аринтала есть ещё что-нибудь ценное, тогда можно будет это прикарманить. Если ему кажется, что теперь эта женщина принадлежит ему, то его быстро в этом переубедят. У Организации не так просто что-то отобрать. Она уже поглотила или уничтожила 13 преступных кланов, раздавит и Аринтала. Его ждёт мучительное наказание, потом либо Тутенхотеп, либо изгнание за пределы зоны, контролируемой Организацией.

***

Когда-то, много-много лет назад виртуальный мир Андорра не имел номера в своём названии. Стоило закончиться бета тесту, как миллионы игроманов ринулись покорять неизведанные просторы революционной, для своего времени, игры. Этот период даже окрестили золотым веком нового мира. Множество тайн и загадок таилось в глубоких подземельях, причудливых каньонах, в мутном иле на дне водоёмов, в многочисленных горах и везде, куда только мог попасть игрок. Не все земли даже были нанесены на карты. Каждый мог почувствовать себя первооткрывателем, неожиданно разбогатеть, стать землевладельцем и аристократом, или победить легендарное чудище, по крайней мере, многие в это верили. Как это обычно бывает, не все игроки хотели играть в одиночку, большинство стремилось попасть в гильдии, альянсы, братства, кланы и так далее. Эти объединения, становясь всё могущественнее, договаривались между собой, распределяя ресурсы, сферы влияния и рынки сбыта. В какой-то момент главы кланов стали влиятельнее, чем виртуальные короли и султаны, что дало им возможность перекраивать карту в угоду политическим интересам. Обычным игрокам оставалось только платить налоги и довольствоваться малым, пока отборные, отлично экипированные войска гильдий прибирают к рукам всё, что имело существенную ценность. Отгремело множество войн за деньги и власть, но потом наступило затишье. У всех могущественных людей было своё тёплое место в виртуальном мире, свои источники дохода. Больше не надо было воевать, для этого не было серьёзных поводов. Война — расходы, нет войны — доходы. Виртуальный мир стал подобием реального — безопасным, скучным и лишённым перспектив.

Тогда Виртуалы перезагрузили созданный ими мир. Все уровни были сброшены, гильдии расформированы, титулы упразднены, всё построенное исчезло. Они учли прошлые ошибки и придумали кое-что, что не даст игрокам доминировать в виртуальном мире. Так появилась система мутаций. Смысл её был в том, что часто убиваемый игроками монстр через какое-то время возрождался более сильным, чем был раньше. В редких случаях он мог изменить свой внешний вид, способности или поведение. Заодно была решена проблема с однообразием и предсказуемостью противников — под действием игроков их облик, повадки и сила постепенно менялись, в разных местностях по-разному. Поначалу всё было хорошо: игроки приятно удивились адекватно возросшей сложности и возвращением былых возможностей, а Виртуалы могли не опасаться, что людям будет скучно и они перестанут платить за игру. Монстры становились всё сюрреалистичнее, совершенно не похожими на волков и кроликов реального мира. Первоначально это воспринималось как изюминка, отличительная особенность игры. Постепенно противники становились всё умнее, ловчее и прочнее. У игроков возникли затруднения. Сначала потерялась возможность прохождения некоторых сложных инстансов, затем всё более неудачными стали дальние походы, затем уже в хорошо изученных локациях стало небезопасно. Люди приняли вызов, объединились в альянсы и раздвинули пределы доступного, но надолго этого порыва не хватило. Одна за одной, локации поглощались ордами мутантов, уже совершенно не похожих на свои прообразы, умных, организованных, ведомых ненавистью к человеку, которого они справедливо полагали своим злейшим врагом. Люди заперлись в городах и крепостях, но и они разрушались одна за другой. Последняя великая крепость — Ониксовая Твердыня, пала после нескольких месяцев упорных боёв с участием миллионов игроков и монстров.

Поскольку играть стало невозможно, Виртуалы перезагрузили мир ещё раз. Андорра снова наполнилась привычными фэнтезийными существами. Систему мутаций ограничили, оставив её только для некоторых видов монстров, и то с существенными изменениями. Количество модификаций монстров зафиксировали, а их свойства жёстко прописали, прикрепив к уровню. Например, Обыкновенный таракан (1—15 ур.) мог мутировать только в Увеличенного таракана (10—20 ур.), Быстрого таракана (15—30 ур.) и Влажного таракана (5—25 ур.). Увеличенный мог стать Большим (15—40 ур.), Жирным (20—50 ур.) и Наполненным (15—45 ур.) и далее по списку. Чем больше у таракана уровень, тем многочисленнее и опаснее для врагов были его мутации. Теперь виртуалы могли естественным образом контролировать сложность некоторых локаций, не опасаясь, что ситуация выйдет из-под контроля. Однако, среди игроков упорно ходили слухи, что старые мутанты ещё кое-где остались и ждут своего часа.

Это была общеизвестная информация, однако меня волновали не тараканы, а то какая мутация или иная причина привела к исчезновению отпрыска Сохашш. Когда он рождался, я был в другом месте, а вернувшись, не смог его найти. Сначала подумал, что он ушёл бродить по подземелью, но эта уверенность постепенно таяла. Его просто нигде не было. Просто взять и уйти — не в привычках моих миньонов. После появления на свет все остальные мои порождения просто стояли на месте до тех пор, пока я не приходил и не говорил, что делать. У них не было собственной воли или какого-то предопределённого поведения. Тогда куда он мог подеваться?

Предположение первое: он унаследовал от своей матери способность к телепортации и переместился в Нижний Мир, к своим. Что я знаю об этом месте и тех, кто его населяет? Нижний мир населён демонами, которыми правит Тёмный Владыка — воплощение вселенского зла. Если он правит демонами, то может ли он управлять отпрыском, рождённым демонессой от моего семени? По идее, командовать им должен я, как его отец, так написано в справке по моему классу, но нигде не сказано, что никто больше не может это делать. Может ли главный злодей телепатически управлять любыми демонами?

Предположение второе: он спрятался где-то в моём подземелье. Это теперь не просто глубокий подвал, это сеть туннелей, прорытых моими неутомимыми миньонами и покупной магией, с отдельными комнатами для каждой моей партнёрши и многими другими помещениями. Тут даже можно ненадолго заблудиться, даже со мной это периодически бывало. Версия слабая. Я долго искал, но нигде его не нашёл. Зачем моему миньону вообще от меня прятаться?

Предположение третье: он сбежал от своей злобной мамаши. С её точки зрения, я — не слишком подходящий отец для её детей, поэтому она могла попытаться избавиться от собственного дефектного потомства. Неизвестно, какие у демонов обычаи, но вряд ли они гуманны. Не думаю, что Сохашш была счастлива вынашивать кого-то от меня. Новенький мог сообразить, что рядом с матерью его ничего хорошего не ждёт и сбежать. Тогда вопрос — куда и как он сбежал?

Где бы он ни был, его отсутствие очень некстати. Мои завалы продержатся максимум два дня, каждый боец на счету, а я сам силён только в постели:

Аринтал Скучный

Класс: Осеменитель

Уровень: 83

Основные характеристики:

Сила семени: 47

Восполнение семени: 20

Запас семени: 20

Скорость развития: 40

Нераспределённых очков: 0

Зато у меня есть порождения. 13 бойцов с уровнями от 20 до 81. Завтра будет ещё один от Стар, через день появится единоутробный братик исчезнувшего потомка Сохашш, а потом сразу целых два: родит Линария и отложит яйца новенькая, надо бы узнать её имя. Особенно я рассчитывал на потомство Стар. По сравнению с другими у них были самые большие уровни при рождении, дополнительная сила и приспособленность к жизни под землёй. Второй отпрыск демонессы от меня не уйдёт, в этот раз я буду стоять и смотреть, как он рождается. Интересно, что получится у целительницы. Много яиц — это много миньонов-подчинённых, что хорошо. Плохо то, что им, скорее всего, потребуется время на то, чтобы созреть, а дополнительные бойцы нужны мне уже сейчас. Если те подчинённые, которые у меня есть сейчас, не справятся с угрозой, то наблюдать результаты моих половых экспериментов будет кто-то другой, а не я.

Грустные размышления привели меня к нужной комнате. Приподняв кусок зелёной ткани, закрывающий дверной проём, я скользнул внутрь, ожидаемо обнаружив её хозяйку. Линария сидела на кровати, эротично употребляя фрукты, разложенные на огромном блюде. На самом деле, она их просто ела, не пытаясь произвести на кого-то впечатление, но разве обнажённое женское тело может не быть эротичным? Конечно, есть люди, которые в изображениях обнажённых женщин не находят эротики, я к ним не отношусь.

Вид полных грудей подхлестнул моё возбуждение. Сила осеменителя изменила женское тело, увеличив то, что нравится мужчинам, не отнимая очарование молодости. Хорошенькие девушки всегда сводили меня с ума. Ладно, признаю, я чуть-чуть приукрашиваю, но только потому, что у меня не было женщины уже целые сутки. После такого длительного воздержания уже не до объективности.

— Линария, а вот и ты! — дружелюбно поприветствовал я свою жену.

— Привет.

— Как ты тут поживаешь? Живот не беспокоит?

— Пока нет. Он ведь даже не вырос. Мы же только два дня назад ребёночка делали.

Действительно, сейчас её животик был почти плоским. Не очень внимательный наблюдатель не заметил бы изменений. Опыт показывал, что так будет ещё пару дней, только потом беременность проявится очевидным образом.

— А как дела у других?

Я поставил Линарию старшей над остальными жёнами. Ей я доверял больше всего, так как она была единственной женщиной, ставшей моей супругой абсолютно добровольно. Во всех остальных случаях пришлось применять насилие.

— Александра вчера родила. Ты это и так знаешь, ты же сразу же зачал новое порождение.

— Это у неё какой по счёту?

— Она говорит, что шестой, но я не могу проверить, она здесь дольше меня.

Шестой менее чем за два месяца. Всё это время она рожала и сразу же беременела. Это большая нагрузка на организм. Я не знаю, как долго это может продолжаться. В реале такое невозможно.

— Она не жаловалась на здоровье?

— Нет, она говорит, что всё нормально.

— А как у неё проходят роды?

— Говорит, что это почти не больно. Мне бы так!

Линария провела рукой по промежности и поморщилась, словно огораживаясь от неприятных воспоминаний.

— Не волнуйся, у тебя скоро тоже так будет. Все женщины через это проходят. — я попытался её успокоить.

— Но не каждую неделю!

— С обычными детьми всё намного тяжелее. Кроме того, твоё тело каждый раз всё больше приспосабливается. Через какое-то время тебе вообще не будет больно.

— Скорее бы так.

— Как там новенькая?

— Её так раздуло! Страшно смотреть. Надеюсь, с ней всё будет нормально. — возбуждённо ответила жена. Могла бы не напоминать. Я сам частенько навещал свою самую особенную жену. Каждый раз её живот становился всё больше и бесформеннее, подтверждая догадку про яйца. Бывшая жрица выглядела испуганной и полностью поглощённой своим состоянием. Оставалось надеяться, что её здоровье от этого пострадает не сильно. Лина продолжила:

— Я только что была у Альфы. Она отдохнула от родов и готова к встрече с тобой.

Сегодня утром Альфа — одна из похищенных для меня близнецов, родила своего второго отпрыска. Пока она рожала, я стоял рядом и смотрел, как новорожденный медленно появляется на свет, а Бета в это время держала её за руку. Альфа вообще ужасно меня стесняется, я подумал, что если я буду с ней в такой момент, то скромности станет поменьше. Не уверен, что помогло. Ей было очень неловко. Непонятно, что для неё неприятнее

— роды или стыд от того, что я за ними наблюдаю. Даже новенькая — целительница и всей душой ненавидящая меня Стар не такие зажатые. рассказы эротические Наверно, ей труднее адаптироваться к моему миру потому, что сестра всё время рядом с ней. Воздействовать на кого-то легче, когда он одинок. Тем не менее, разлучать близнецов я не собираюсь. Мне вообще ничего не надо делать. Рано или поздно девушка поймёт, что никто никогда не вернёт её обратно в деревню и вся её жизнь будет вертеться вокруг моих потребностей. Тогда она осознает, что принимать в себя мой член — это цель и смысл её жизни.

Альфа была просто деревенской жительницей, без профессии и специализации, поэтому её второе порождение (Бельчонок), как и первое (Зайчик), не имело никаких дополнительных особенностей. Я просто дал ему кирку и отправил расширять подземелье. Сейчас каждые руки на счету.

— Ещё новости есть?

— Нету. Я продолжаю каждый день удовлетворять Стар, как ты просил. Ей это нравится, но она всё равно не разговаривает. По-моему, ей больше нравятся женские руки, чем мужские.

— Даже так? Это многое объяснило бы.

— Сохашш больше не пытается кидать в меня льдом, но и мириться не хочет. Я ей рассказываю, как хорошо тут жить и рожать вам порождений, а она говорит о вас плохие слова.

— Не страшно, она потом привыкнет.

Надеюсь, она привыкнет быстро. По моим ощущениям, её стремление меня убить после первых родов нисколько не уменьшилось. Стервозная дама.

— Что-нибудь ещё? — невинно спросила Линария.

— А как ты думаешь?

— Я думаю, что кому-то стало одиноко.

— И что из этого следует? — спросил я, поудобнее устраиваясь на кровати.

— Нужно что-то сделать вместе. — догадалась жена.

— Правильно. — ответил я, удовлетворённый понятливостью женщины.

Мужской орган уже давно смотрел вверх. Жена нежно ухватилась за основание и аккуратным движением стянула крайнюю плоть вниз, обнажая самые чувствительные места. Губы обхватили головку моего члена. Линария знала, что я не занимался традиционным сексом во время беременности, поэтому предпочла поработать ртом, в чём у неё был большой опыт. От её умелых движений мой орган быстро покрылся слюной. Женщина работала увлечённо, отдавая все душевные силы ради того, чтобы не потерять моё расположение. Чувственность и идеальное тело при явном недостатке интеллекта и слабости характера делали её идеальной любовницей. Наверно, секс — её призвание. Если так, то она попала именно туда, где должна быть. Под моим началом у неё будет много возможностей отточить своё мастерство.

Наконец, поддавшись умелым ласкам, мой организм не выдержал и выбросил своё драгоценное семя прямо в рот женщине. Только половину, конечно же, мне сегодня ещё нужно оплодотворить Альфу. Линария, помедлив, проглотила всё безо всякой брезгливости и сказала:

— Сегодня послевкусие не такое, как в прошлый раз. — сказала она задумчиво, словно говорила об изысканном вине.

— Ты говоришь так, словно моя сперма каждый раз имеет разный вкус.

— Ну конечно, как же иначе? Чем дольше я с тобой, тем лучше это ощущаю. Со спермой обычных мужчин нет никакого сравнения. Твоё семя зажигает жизнь там, где остальные не могут это сделать. Оно наполнено особым волшебством. Я не хочу пролить ни капли.

— Тогда вылижи мой жезл, дорогая супруга, чтобы ничего не пропало всуе.

Линария умело слизала последние остатки жидкости с теряющего форму члена. Странные вещи она говорит. Какое ещё послевкусие? Нормальные женщины, как я обнаружил, вовсе не стремятся употреблять в пищу мужское семя, считают его противным на вкус. Почему ей так нравится это делать? Может, она просто льстит мне и пытается не надоесть? Но есть много других способов это делать. Может, фетиш такой? Или это для неё как наркотик? Вообще, имеет ли моя сперма какие-то свойства, не связанные с оплодотворением? Мой уровень ещё относительно мал, большая часть навыков от меня скрыта, может быть там есть какая-нибудь «Алхимия семени» или «Магия семени», но я пока этого не знаю.

Подлые виртуалы, не хотят, чтобы я стал слишком сильным и хорошо развил персонажа. Под предлогом непроработанности класса они закрывают от меня информацию о возможных направлениях развития, чтобы я не смог всё правильно распланировать наперёд, как это делают все серьёзные игроки. Ничего страшного, я всё равно поставлю Андорру в позу раком и отымею, просто на это нужно время. Если меня самого не отымеют на начальном этапе. Раскапывать меня не перестанут, вопрос лишь в том, как быстро всё закончится.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!