— Мариш, что-то я немного перебрала, кажется...

— Да ладно тебе! Давай еще посидим

— Не... я, пожалуй, домой поеду, — мой язык меня с трудом слушался. Тем более, праздник заканчивается, все уже набрались.

— Да брось ты! Хочешь, приляжешь на пол часика в тишине? Марина взяла меня за локоть и внимательно посмотрела мне в глаза.

— Да, хорошо бы. А где?

— Я номер в этой же гостинице сняла, на одиннадцатом этаже. Там никого нет. Держи ключ. Сама дойдешь?

— Дойду. Спасибо тебе.

Я стала пробираться к выходу, протискиваясь между танцующими и активно пьющими телами наших сотрудников. Вообще-то, новогодний корпоратив в большом концертном зале крупной гостиницы — моя идея. Я этим занимаюсь, я тут все и организовывала, так как я именно офис менеджер. Краем глаза отмечаю, что все идет хорошо, еды достаточно, музыка орет, всем все нравится.

— Алёночка, ты сегодня просто чудесно выглядишь! Давай потанцуем! — схватил меня и прижал к себе немолодой и изрядно выпивший Антон Сергеевич, аналитик. — Такая ты сегодня блестящая, как елочная игрушка, — орал он мне в ухо, пытаясь быть громче музыки и тут же облапав мою попу. Уф. Вырвалась на оперативный простор — к лифтам. Одиннадцатый этаж. Комната 1169. Взгляд зацепился за цифры «69» и я глупо (и, кажется, громко) захихикала, вспомнив недавний случай с Павликом. Мы с ним занимались любовью, и он предложил именно эту позу. Я немного стеснялась, но мне понравилось... это так... нежно и интимно. Девочки, кто не пробовал — рекомендую.

Но вот нужная дверь. Я справилась с замком, и зашла в приятную прохладу номера, по пути сбрасывая с себя натирающие туфли на шпильках. Как была, рухнула на большую кровать, и в голове понеслись вереницы мыслей: боже, боже... мне 21 год, а я еще не замужем!... чего ж я так наклюкалась-то?!... Интересно, у кого-нибудь будет сегодня секс?... наверняка да, напились многие сильно... хихик, интересно, кто с кем? и где?... ой, а я билеты шефу на завтра заказала?! Да... вроде заказала... блин, как в платье лежать не удобно, и лифчик хочется снять... и в душ... но сил нет... Дальше я, кажется, заснула.

Я проснулась оттого, что кто-то взял меня за руку. Открыла глаза, в номере было по-прежнему темно.

— Не бойся, это я. — голос Марины был тихим, но мелодичным, как колокольчик. — Как ты себя чувствуешь?

— Спасибо, Маришка, гораздо лучше. Я бы сказала — отлично! Мне и правда было лучше. Туман из головы ушел, сон пошел мне на пользу. Я попыталась сесть на кровати, но вдруг поняла, что этого сделать не получится, так как я лежу на спине, руки раскинуты, и что-то их держит.

— Марин... я запуталась в чем-то. Помоги мне встать

— Ты не запуталась! Это я тебя связала.

— ЧТО-ЧТО ты сделала?! — я даже не поняла о чем она, — связала?! Зачем? Ты что, гангстер? Грабить меня будешь?! И я засмеялась. Никакой угрозы от Марины, своей коллеги я не чувствовала, мы были довольно давно знакомы, можно сказать, дружили. Марина работает у нас полгода, ей 27 лет, стройная высокая блондинка, из той породы, о которой говорят: «мужики шеи сворачивают». Я ей даже иногда завидую. Точнее ее росту. С фигурой у меня тоже все не плохо (грудь бы только побольше, у меня всего двоечка), а вот рост маловат. 160 см.

— Нет, я не гангстер, — Марина тоже улыбнулась, — я лучше. Я — ласковая кошечка. С этими словами она наклонилась и поцеловала меня в губы.

— Ты чего это? А? — я насторожилась. Было видно, что ситуация вышла из под моего контроля.

— Ничего. Целую тебя. Ты мне нравишься.

— Эээ... я это... не по девочкам. Я натуралка. Ты серьезно что ли? Или разыгрываешь меня?

— Абсолютно серьезно. Ты слышала анекдот? Хорошо связанная натуралка ни чем не отличается от бисексуалки! С этими словами она наклонилась и снова поцеловала меня. На этот раз поцелуй был не такой быстрый. Марина не спешила оторваться от меня, сжимая своими губами мои. Я поймала себя на мысли, что это довольно приятно, однако, я не собиралась продолжать, дернув ногами, что бы перекатиться на бок. Однако, это тоже не получилось — ноги были привязаны к краям широкой гостиничной кровати. Я молча стала ждать продолжения, понимая, что разговоры — пустое.

— Знаешь, как я тебя давно хочу? — Марина перекинула одну ногу через меня, сев мне на бедра, — с тех пор, как мы познакомились. Знаешь, я почти каждый день мастурбирую, думая о твоих губах, о твоем теле, представляя как мы с тобой занимаемся сексом... И вот, ты моя. В моей власти! Я могу сделать с тобой все что захочу, или... все, что захочешь ты... чего бы ты хотела?

— Я... я не знаю... , — мой голос слегка дрожал, — это все так неожиданно! Развяжи меня.

— Нет! Развяжу я тебя немного позже. А пока, я хочу насладиться твоим телом, твоим запахом. Марина слезла с меня и скользнула куда-то вниз. Я почувствовала ее ладони на своих ногах. Они поднимались все выше, под платье, скользили по чулкам, по краям трусиков... Марина встала, наклонилась ко мне, и я почувствовала как что-то твердое и холодное скользит по моей щеке, шее, к груди. Это был нож.

— Страшно тебе, киска? — Маринин голос звучал зловеще. Я знаю, что тебе нравятся такие игры... что ты давно о таком мечтаешь..

— О чем это ты?

— Да так... случайно порылась в твоем планшете... Нужно пароль ставить на папочки с названием «ХХХ». А ты не ставишь, глупенькая)))

Я залилась краской. Боже!! Это кто-то видел! Марина! Как же стыдно! У меня действительно есть планшет, и среди прочего, я храню там порно фильмы и фото, которые мне нравятся. еtаlеs.оrg В основном, это тематическое порно — БДСМ. То, что мне нравится Тема, я заметила давно, еще когда начала только осваивать интернет, лет в 15. Поначалу, мне просто нравилось смотреть, как партнер шлепает девушку во время секса, как берет ее за волосы и тянет на себя, в позе «догги стайл». Потом я стала находить более откровенные ролики, и узнала, что удовольствие может быть от боли (воск, порка) и от чувства, что ты рабыня... нижняя. Я часами смотрела сцены с групповым сексом, с постановочными изнасилованиями, с публичным сексом и прочее. Еще будучи юной девственницей, которая и не целовалась почти ни разу, мастурбировала, представляя себя на месте этих девушек.

Марина продолжала водить лезвием ножа по моему телу.

— Приподними попку. — ее голос был уже не совсем как колокольчик. В нем появился металл и холод. Это была не просто просьба. Это был приказ. Я напрягла пресс (не зря хожу в зал) и подняла бедра вверх, опираясь руками и ногами на кровать.

— Умничка, девочка. — Марина взяла края моего тонкого вечернего платья в обтяжку, и сдвинула его вверх, к животу. Ммм... красивое у тебя белье. Розовый цвет, это так эротично... Рука Марины прошлась по моему голому теперь животу, и бесцеремонно направилась между ног. Я попыталась сжать колени, но это не вышло, так как ноги были расставлены в стороны, и привязаны в таком положении.

— Ну что ты... не надо дергаться. Иначе, тебе может быть больно. А ты же не хочешь боли? Я почувствовала, как нож касается моего живота, и скользит по ткани тонких трусиков. Затем он пошел вверх, проникнув под белье. Я чувствовала лобком твердость лезвия. Послушался звук рвущейся ткани. Марина распорола ножом трусики прямо на мне, отодвинув в сторону лишнее.

— О! Не обманули. Острый ножик! Ммм... какой у тебя красивый лобочек... так гладенько побрито... Надеялась на секс сегодня? А, шалавка? Ее пальцы стали ощупывать мой лобок и киску... она просто гладила, слегка касаясь кожи, но это было крайне приятно. Марина наклонилась ко мне, и провела пальцем по моим губам: «открой рот!». Это снова прозвучало как приказ, и я выполнила его. Ее палец скользнул внутрь, стал трогать мой язык. «Соси мой палец». Я сомкнула губы, а она стала водить пальцем веред и назад. «ммм... сладкая, послушная киска... « Она вытащила палец из моего рта и облизала его сама.

Продолжая смотреть мне в глаза, она погладила меня между ног, смачивая там все слюной от пальца. Я прикрыла глаза и облизала губы. Было приятно. Неожиданно, она взяла со стола что-то (потом я поняла, что это была линейка) и шлепнула меня ей по киске. Удар обжег нежную кожу, я вскрикнула. Еще удар! Еще! Еще! я стала скулить, это было больно! Неожиданно она прекратила, наклонилась и поцеловала меня между ног. Не просто коснулась губами. Поцеловала. Ее губы припали к моему бутону, а язык слегка раздвинул губки и скользнул по клитору.

— Ну что, нравится тебе? Она не дала мне ответить, закрыв мой рот своими губами. Я почувствовала, как ее язык проник мне в рот. Я стала отвечать тем же.

— Вижу, нравится. Ну, пусть твой ротик пока отдохнет. С этими словами она порвала резинку моих трусиков и полностью сняла их с меня. Скатав из них комочек, она засунула его мне в рот: «не смей выплевывать! А то накажу!».

Она встала рядом с кроватью. Оглядела меня.

— Какая красота! Зрелище, достойное порно фильма с твоего планшета! Но я думаю, что любому фильму нужен зритель? Мм? Как ты считаешь? Я смогла только что-то промычать в ответ. Марина повернулась в угол комнаты и включила торшер. Мягкий желтый свет залил комнату. Предназначенный только для чтения в постели перед сном, он не бил по глазам. Я впервые оглядела номер. Все просто, чисто и стандартно. Трюмо, пара картин на стене, напротив кровати — кресло, а в кресле... О май гад, как говорят американцы!!! В кресле сидел, заложив ногу на ногу Максим Борисович, зам генерального директора нашей компании. Строгие брюки, белоснежная рубашка, рукава закатаны до локтей, хитрый прищур, и бокал виски в руках. Я посмотрела на Марину. Глаза ее блестели. Декольте было расстегнуто, юбка задрана почти до трусиков, так, что виден был край чулок. Дыхание учащено. Я замычала, и активно задергалась, чем вызвала заливистый смех Маринки и ухмылку Максима Борисовича.

— Красивая сучка, Максим Борисович? Марина стояла рядом и предлагала меня как товар. А мужчина, чужой, малознакомый мужчина сидел в ногах кровати и бесстыдно рассматривал меня. Я лежала расставив перед ним ноги, без трусов, с задранным платьем и торчащей одной грудью. Максим Борисович слегка кивнул в ответ Марине, ничего не сказав.

— Ах, какая сучка! Хочу ее! С этими словами Марина подняла свою юбку (трусиков на ней не было), и забралась на меня, спиной к моему лицу. Низко нагнулась, и я почувствовала ее язык на своей вульве. Она лизала мне киску, щекотала клитор языком, раздвигала губки и трахала щелку пальцем. Я сходила с ума от удовольствия и стыда, понимая, что все это действие разыгрывается перед лицом Максима Борисовича. Через какой-то время Марина распрямилась и обернулась ко мне:

— Время и твоему язычку поработать, — она вытащила мокрые от слюны трусики из моего рта, и бросила сидящему мужчине. Я успела заметить, как он взял их в руки и поднес к лицу. Потом я ничего не смогла видеть, так как Марина села мне на лицо. Я чувствовала губами ее тело. Ее палец продолжал трахать мою киску. «лижи меня, сучка» — услышала я. Но я этого не делала. Тогда Марина встала, повернулась ко мне лицом и наклонилась. В ее руках был нож. Лицо было в 20 сантиметрах от моего: «открой рот, дрянь!» Нож уперся мне в горло. Я повиновалась. Марина подвигала губами, и я увидела, как густая слюна из ее рта медленно стекает в мой открытый рот. Марина дождалась, когда слюна полностью стечет. «Вот так-то лучше», и еще раз плюнула мне в лицо. «теперь ты вылижешь мою девочку!» — с этими словами она снова села мне на лицо, на этот раз лицом к голове. «открой рот и вытащи язык». Я не стала спорить, боясь ножа, и стала лизать Маринкину щелку. Это было приятно, необычно, возбуждающе. Не знаю, сколько это продолжалось, пока она не встала, и твердым голосом не сказала:

— Максим Борисович, я прошу вас. Пора. Я увидела как мужчина поднялся из кресла. Марина легла на меня сверху, лицом к лицу. Я услышала ее шепот: «сейчас мне будет очень хорошо... « Затем был звук удара, и тело девушки, лежащей на мне вздрогнуло. Ее губы впились в мои в страстном поцелуе. Еще звук удара. Марина укусила меня за губу и застонала. Я поняла, что Максим Борисович порет ее плеткой по голой попе. Язык Марины без разбора гулял в моем рту, лизал мои щеки, шею... После каждого удара она издавала какой-то животный крик. На 22м ударе ее тело затрясло в конвульсии. Марина ярко, с рыком и стоном кончила. Какое-то время она лежала на мне без движения. Потом я услышала шелест одежды. Максим Борисович расстегивал свои брюки. Я почувствовала, как он разрезал веревки на моих руках, потом властно повернул мою голову на бок, лицом к нему. Так же он сделал и с Мариной — теперь мы лежали щекой к щеке, лицами к нему.

Я увидела огромный его член. По сравнению с ним, член моего Павлика был просто крошечным (а ведь я считала его вполне себе). Максим Борисович подошел ближе, и стал трахать Марину в рот. Делал он это яростно и быстро. Его яички били меня по лицу. Я не выдержала, просунула свободную руку вниз, под тело Марины, и принялась яростно себе мастурбировать. Марина пыхтела, ее слюна текла по моему лицу. Я высовывала язык, касаясь им яичек мужчины. Мы с Максимом Борисовичем кончили одновременно. Я — вцепившись ногтями в свои губки, и вставив два пальца внутрь, а он — с рыком, вылил в рот Марине огромное количество спермы. Она отплевывалась, и сперма текла по моему лицу, губам. Мужчина вытащил член, молча застегнул брюки и вышел из комнаты, хлопнув дверью. Наши с Мариной языки сплелись. Мы целовались, лаская киски друг друга, пока не уснули.

Я проснулась в 9 утра. Рядом никого не было. На тумбочке лежал в коробке айфон последней модели и визитка, на которой был написан только адрес и время. «Послезавтра» подумала я и улыбка поползла по моему лицу в предвкушении...

Спасибо, что прочитали) Если есть, что сказать, напишите мне: аlllеnа@inbоx.ru постараюсь ответить. Ваша Аленка.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!