Я, стоя на коленях, вылизывал Марину Николаевну, стоявшую передо мной, как женщину, которую заперли в угол, и которой хотелось отдаться. Это продолжалось минут десять, но для меня они пролетели быстро.

Было заметно, что половую жизнь она не вела уже давно, хотя природные силы её далеко не иссякли. Каждое моё движение языком очищал эту закостенелость и возвращал зрелую женщину к давно забытым чувствам земной плотской любви.

Мой язык неимоверно устал, губы, щёки, нос, подбородок были испачканы женской слизью, но я не думал отступать. Как можно было спасовать в такой момент? Мы оба были сильно напряжены. Я чувствовал, что к основанию пениса опять подкатило сладостное чувство, также растекавшееся по всему телу. В то же время я ощущал своим языком и ртом жар зрелого текущего нутра Марины Николаевны, которая уже начала немного извиваться слегка дрожащим телом.

И вот в какой-то момент она чуть прикрикнула и, сильно прижав меня за шею к своей промежности, нагнулась вперёд, издавая непрерывно громкий стон. Я сильно впился губами в её мокрое преддверие влагалища и почувствовал языком, запущенным в него, как буквально сжалась разгоряченная вагина.

Через несколько секунд из неё в мой рот потекла струёй какая-то жидкость, и это была не моча. Тогда я всё понял. Марина Николаевна излилась от оргазма в мой рот женским сладким соком.

От одной этой мысли у меня снова закружилась голова, а пенис неимоверно напрягся. Я, не задумываясь, сглотнул эту жидкость (какой была она на вкус я не запомнил, помню что горячей и солоноватой) и :у меня произошло семяизвержение.

Без какой-либо стимуляции весь мой низ словно пронзило током, и из моего пениса стала выстреливать сперма, попадая прямо на ногу завуча, и стекать вниз прямо на её же красивую ступню.

Опомнившись, Марина Николаевна быстро отпустила мою голову.

- Ой,....ой, прости меня....прости меня, мой мальчик, прости...Просто у меня так давно...ничего такого не было...

Завуч обхватила моё лицо двумя ладонями, растирая свой же сок большими пальцами по моим щекам, и с такой нежностью и с такой бесконечной благодарностью посмотрела на меня.

- Ты...ты ведь не обижаешься на меня?

- Марина Николаевна,...я Вас так люблю...., - сказал я и опять прижался головой к её животу.

- О:Ты просто чудо:

:Прошло полнедели.

Очередным вечером, голые, мы целовались взасос с Мариной Николаевной прямо на дачном участке. Взрослая женщина, губы у которой казались мне невероятно нежными, язык горячим и шероховатым, а полость рта влажной, отдающая незабываемым вкусом зрелой дамы, вкусом её зрелого нутра, стала мне близка как ни одна из бывших моих подруг.

Нацеловавшись вдоволь, Марина Николаевна отстранилась от меня и аккуратно обхватила головку моего вздыбленного пениса большим и указательным пальцами.

- Пусть это грех для меня, пусть это неправильно, но ты...ты соблазняешь меня, как никто никогда не соблазнял. Иногда я жалею, что мне не двадцать лет..., - сказала она и тихо потянула рукой за мою эрекцию.

Я вынужден был последовать за ней, как следует конь за своим наездником, когда его ведут за узду.

Приведя меня в дом на веранду, она сказала, чтобы я сел на стул, а сама встала передо мной. Погладив меня по щеке, Марина Николаевна сказала:

- Ты любишь меня?

- Я без ума от Вас...

- Любишь как собственную маму и даже больше?

Я только кивнул головой, после чего она молча развернулась спиной и присела прямо над моим эрегированным пенисом. Марина Николаевна взяла его в руку и медленно ввела его в своё влагалище.

Мой детородный орган практически полностью погрузился в её зрелое лоно, которое было очень горячим, влажным, а главное упругим и хорошо растягивающимся под различным давлением.

Убедившись, что погрузилась на мой половой член, завуч, присев на мои колени начала медленно двигать собственным телом: то возвышаясь вверх, то опускаясь вниз. Стенки влагалища Марины Николаевны немного сжимали мой пенис, в результате чего я чувствовал, как моя плоть хорошо двигается по женскому слизкому органу. Когда завуч опускалась, вплотную прижимаясь ко мне, я ощущал низом живота и немного мошонкой её жёсткие кучерявые волосы промежности.

Ещё неделю назад я бы не поверил в происходящее, но оно действительно происходило: Я, сидя на стуле, сильно обхватывал двумя руками податливые груди Марины Николаевны, а эта зрелая женщина, приседая на мои колени, елозила всем своим упитанным туловищем на моём эрегированном пенисе, то насаживаясь на него зрелым упругим и текущим лоном, то чуть приподнимаясь, издавая при этом негромкие стоны и мычания.

Буквально через несколько минут не в силах больше сдерживаться, я начал эякулировать.

- О:, Марина Николаевна, я:кончаю:., кончаю прямо в Вас,:о:.

И я почувствовал неимоверную разрядку прямо во влагалище моего завуча. Струи спермы безжалостно выстреливали в это прекрасное женское лоно, наверно попадая и на стенку матки. Семя быстро заполняло Марину Николаевну и, растираясь по стенкам её вагины, выплёскивалось обратно, стекая по стволу моего детородного органа и по мошонке.

После того, как из влагалища стали исходить хлюпающие звуки, завуч, тяжело дыша, прекратила совершать фикции и, развернув шею ко мне, сказала:

- Ой:, наш мальчик уже начал отстреливаться:.Ну, ничего, мы повторим с тобой ещё:

Мой слизкий половой орган немного опал, но внутри меня ещё оставалось много сил и желания.

Марина Николаевна подошла к холодильнику, чтобы попить компота и перевести дух. Из её промежности медленно вытекала моя сперма, пачкая мясистые ляжки.

Через несколько минут я снова стал готов к бою. Почувствовав это, на этот раз уже я взял за руку только было присевшую на другой стул эту неповторимую женщину и повел её в комнату.

Она не сопротивлялась и не возражала мне, и я положил её на правый бок на кровать, а сам пристроился сзади. Нежно взяв в руку левую грудь завуча, я принялся ласкать её губами. Я посасывал сосок этой дамы, а она лежала на кровати и тихо постанывала.

- Марина Николаевна, можно я войду в Вас?

Прислонив свою руку к моей щеке и потрепав меня большим пальцем за нос, она сказала:

- Ты снова готов:Тогда доведи меня до кондиции:, - после чего она задрала кверху левую ногу.

Я аккуратно надавил головкой на мокрое отверстие в промежности и медленно вошёл во влагалище Марины Николаевны. Я начал не спеша двигать тазом, чувствуя своим членом всю теплоту и влажность зрелого лона. Постепенно я наращивал темп.

Скрип кровати, мои вздохи и её стоны, чавкающие звуки, доносящиеся из вагины Марины Николаевны, удары мошонки по клитору завуча, - всё это созвучие наполнило одну комнату.

Через пять минут я почувствовал, что мокрое влагалище Марины Николаевны стало сокращаться, а сама она стала громко кричать. Но я пока не думал останавливаться.

Я быстрыми толчками вонзал своё упругое жало в кончающую и громко кричащую Марину Николаевну, лоно которой наполнилось жидкостью, выплёскивающейся наружу при каждой моей фикции.

Ещё несколько минут я долбил размякшего завуча, после чего повернул её голову к своей, сказал ей, глядя прямо в её закатанные от перевозбуждения глаза:

- Марина Николаевна,:я люблю Вас!, - и брызнул первой струёй. Я вогнал свой эякулирующий пенис как можно глубже, стараясь достать головкой шейки её матки.

После того, как последние порции семени вытекли из моего члена, я вытащил его из неё, мы повернулись друг к другу и измазанные всевозможными выделениями обнялись и уснули на испачканной кровати:

Рассказ посвящается Марине Николаевне Ф.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!