На какое-то мгновение мне показалось, что я вижу сон: первым делом я увидел улыбающиеся лицо и глаза Марины Николаевны, медленно опуская глаза, я разглядел наливные спелые груди третьего размера с торчащими сосками и коричневыми ареолами, далее красивый живот, ниже из чёрных кучерявых волос, уходящих далеко в промежность, широкие бёдра и ноги моего завуча с мясистыми икрами и красивыми, покрытыми венами ступнями.

Обнажённая, она стояла во весь рост рядом со мной и смотрела мне прямо в глаза.

- Эй, соня! Ты собрался здесь весь день проспать? Как хочешь, а пойду в водичку.

Я что-то пробормотал в ответ, а Марина Николаевна, развернувшись, тряся своими большими ягодицами, пошла в озеро. Только через минуту я понял, что всё было наяву, и от этой мысли у меня началась сильная эрекция.

"Что? Как? Когда? - думал я, - Что это было только что? Когда мы с ней так сблизились, что теперь она не стесняется оголиться передо мной?"

От сладкого волнения у меня встал ком в горле, легкая дрожь пробежала по спине. В считанные мгновения мои трусы оттопырились так, что готовы были порваться. Я не знал, что делать. Страшно было подумать, что бы сказала Марина Николаевна, если бы увидела меня.

Тогда я подумал, что прохладная водичка озера должна помочь мне охладиться. Пока завуч купалась и не видела меня на берегу, я быстренько снял трусы и с оттопыренной палкой ниже живота побежал в озеро.

Марина Николаевна не стала долго купаться и через пару минут уже вышла из воды, а я, надеясь, что возбуждение спадёт, ещё долго плескался в озере. Мысли о её голом теле никак не уходили из головы. Прекрасное, божественное тело зрелой женщины глубоко отпечаталось в моём сознании.

Когда же я всё-таки решил выйти из воды, то похотливые мысли просто не переставали лезть в мою голову. Увидев вдалеке голое тело Марины Николаевной, греющейся на солнышке, я снова почувствовал прилив крови к пенису.

"Неужели она дальше будет лежать голая?" - с волнением думал я.

Выйдя из воды, я подходил к нашему месту с шатающимся то вправо, то влево наполовину эрегированным членом, отчего он наливался ещё больше, и, чтобы завуч не начала разглядывать меня, быстро лёг на настил.

Однако всё было заметно, так как член вертикально воздымался вверх, и мне пришлось прикрыть его руками.

"Ну вот и всё! Это конец!" - думал я, чувствуя краску на своём лице.

- Правда замечательная водичка? - вдруг спросила Марина Николаевна.

- Да,:хорошая:, - еле выдавил я из себя.

- Я вот решила немного обнажиться, принять солнечную ванну... Надеюсь, я тебя не сильно смутила? Просто подумала, что тебе, наверное, не интересна такая взрослая тётя, как я...

Моё сердце билось от волнения, и я не знал, что ответить. Как же она ошибалась! Женщина моей мечты лежала абсолютно голая в двух шагах от меня, заставляя забыть всё на свете и просто отдаться своим чувствам.

- Можешь не прикрываться, - вдруг сказала завуч, - я всё равно на тебя не смотрю:Это у тебя от перепада температур, я знаю.

Комок в горле стал ещё больше. В тот момент я хотел провалиться под землю, исчезнуть навсегда, но неловкость так сковала меня, что я не мог пошевелиться.

Только лишь спустя несколько минут, когда я краем глаза уловил, что Марина Николаевна и правда не смотрела в мою сторону, я медленно убрал руки. Мой красавец нагло воздымался ввысь, неприлично показывая часть приоткрытой головки.

Я был весь на взводе, боясь, что завуч повернёт голову в мою сторону. Пенис так и не опадал, а только наоборот затвердел камнем.

Через некоторое время Марина Николаевна, кажется, заснула. Я осмотрелся вокруг - на берег озера так никто кроме нас и не пришёл, и в голову мне пришла мысль, от которой у меня засосало под ложечкой и задрожало сердце: передернуть на Марину Николаевну, пока она спит.

Я лежал буквально парализованный этой мыслью. В моей душе непреодолимое влечение к зрелому женскому телу боролось со страхом, стыдом и здравым смыслом. Но всё же моя нижняя голова взяла верх над верхней.

Я, встав на коленки, тихонько подполз к завучу. Она, закрыв всё лицо тёмной шляпкой, не спеша посапывала, лежа на спине. Я провел рукой над её головой и удостоверился, что Марина Николаевна ничего не видит и не слышит.

Я взял в руку свой пенис и первый раз, взглянув так ясно и пристально на её нагое, слегка покрытое тёмными пятнышками возрастной пигментации тело, сдвинул кожицу назад, открыв головку. Я чуть не спустил уже в тот момент.

Её сочные наливные груди, то вздымаясь, то снова медленно опускаясь, будоражили меня. Тёмные соски торчали вверх, но центром моего грязного взгляда была промежность с чёрным волосяным покровом. Курчавые жесткие волосики небрежно покрывали низ живота и чуть видневшиеся припухлости больших половых губ. Безумно аппетитные ноги и бёдра этой зрелой дамы дополняли всю картину, на которой эта женщина была словно богиня, сошедшая на нашу грешную землю.

Выдержав первую волну чрезмерного возбуждения, я сделал несколько движений по своему члену и почувствовал, что семя подошло к основанию члена и готово вырваться.

Не в силах более сдерживаться я вырыл подо собой небольшую ямку, куда собрался спустить своё семя, глядя на спящую Марину Николаевну.

Сердце бешено колотилось, остатки разума подсказывали, что всё может закончиться плохо. Однако я сделал ещё одно движение и...первая струя спермы вырвалась с такой силой из моего пениса, что попала прямо на прекрасное тело этой уснувшей женщины, испачкав ей живот и руку.

Каким-то чудом опомнившись, я взял себя в руки и несмотря на дикий оргазм, остальная часть моего семени попала точно в ямку. К моему счастью, завуч ничего не почувствовала и не проснулась.

Я, засыпав ямку песком, пошёл в озеро, чтобы обмыться. Огромное чувство облегчения, радости наполнило моё тело, мой член опал, напряжение ушло. Только лишь отголоски совести пытались что-то сказать мне, но это было тщетно. Я был неимоверно счастлив, будто после первого секса.

Вернувшись из воды, я увидел, что Марина Николаевна проснулась и начала собираться обратно домой.

- Вот испачкалась где-то, - сказала она вслух, оттирая салфеткой блестящую полоску с живота, - наверное тина прилипла...Да ещё какая липкая! Не ототрёшь...Ладно, придём домой, я с мылом отмою.

Одевшись, "помеченная" Марина Николаевна неспешно отправилась обратно со мной. Я был в некотором изнеможении и одновременно экстазе. Большое облегчение охватило меня, поскольку мой грязный поступок остался незамеченным и безнаказанным.

:Через пару дней мы с Мариной Николаевной, как она и обещала, растопили баню, чтобы помыться вечером. Баня была небольшой, но уютной с предбанником, парилкой и хорошей печкой и с двумя полатями в парилке.

Когда наступил вечер, Марина Николаевна сказала:

- Ну что, идём мыться?

- Да:, а мы вместе идём? - переспросил я, не совсем понимая.

- Конечно вместе. Так будет удобнее, похлещем друг друга веничком, спинку друг другу потрём: Или ты опять стесняешься что ли?

На мгновение меня парализовало. Я сглотнул комок в горле и быстро сказал:

- Нет, не стесняюсь.

- Ну, вот и хорошо. Чего стесняться-то? Я думаю, мы уже свыклись за неделю. Друг друга мы видели, ничего ведь страшного не нашли в этом? - мило улыбнулась она, а в её глазах сверкнуло что-то непонятное, что я понял только потом, - Здесь ничего постыдного нет. Я на тебя смотреть не собираюсь, думаю, что и ты меня разглядывать не будешь.

Меня ошарашило это предложение, и я очень волновался, ведь теперь я всё снова увижу вблизи, а спрятаться будет очень проблематично! Я не мог понять, как эта женщина так свободно и легко предлагает мне такие вещи. Она не была нудисткой, не была развратной.

"Возможно ей действительно не хватает мужского внимания, - думал я, - и она относится ко мне, как к малолетнему собственному сыну. Зачем я согласился? Это переходит все рамки, но как же она прекрасна..."

Взяв чистые вещи, мы зашли в предбанник. Марина Николаевна быстро сняла с себя верхнюю одежду, затем последовал лифчик и трусики. Делала она это так, как будто меня и не было рядом. Я же к этому моменту только снял майку.

- Давай быстренько, копуша, - сказала завуч и вошла в саму баню, сверкнув передо мной своими прелестями.

Когда же и я полностью разделся и вошёл в баню, то увидел, что Марина Николаевна сидит на верхней полке, откинувшись назад и немного разведя ноги. Я сглотнул всё тот же комок в горле, то и дело подступающий снова и снова, и быстро отвёл взгляд в сторону. Нервный импульс ударил прямо в самый центр головки пока мягкого члена, и сладострастная истома стала разливаться по низу живота.

- Посиди немного, распарься, - посоветовала мне завуч.

Я залез на верхнюю полку и сидел вместе с ней, а с наших тел струился пот.

Я старался не смотреть на эту прекрасную женщину, чтобы хотя бы сначала не выдавать себя. Я понимал, что эрекция будет неизбежной. Запах пота завуча, так маняще разносившийся по парилке, ускорял этот процесс. Через несколько минут мне стало с непривычки жарко.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!