Открыв изрисованную и заклеенную объявлениями дверь, я попала в сравнительно приличный магазин. Здесь всё было отделано в розовых тонах, зал был залит приглушённым светом, и даже казалось, что лёгкая дымка окутывает помещение. Здесь всё было заставлено стеллажами и вертушками с дисками, и, хотя на стенах висели старые постеры голливудских блокбастеров, достаточно было беглого осмотра, чтобы понять: здесь продают только порно. Обнажённые красотки смотрели с каждой обложки, самые сочные скриншоты фильмов, можно было рассматривать часами, но так ничего и не купить. А довершала впечатление от магазина — неоновая вывеска над прилавком с кассой. Не магазин, а ночной клуб какой-то.

Я подошла к прилавку, заглянула за него и застала хозяина сего заведения, склонившимся над толстой бухгалтерской книгой. Эрни что-то помечал сточенным карандашом и раз за разом неодобрительно качал головой.

— Привет, Эрни, — облокотившись на прилавок, протянула я.

Тот немедленно захлопнул книгу, швырнул её через приоткрытую дверь офиса за спиной, выпрямился и улыбнулся привычной липкой улыбкой.

— Привет, Кайе! Какими судьбами?

— Да вот, интересует один фильм.

Эрни окинул взглядом магазин и не без гордости сказал:

— У меня много фильмов. Трансы, футанарьки, групповуха, всё, как ты любишь. Есть даже японская классика. Выбирай.

Я лишь покачала головой.

— Я не за покупками. Меня интересует это.

Достав телефон, немного поковырявшись в нём и на всякий пожарный приглушив звук, я включила видео.

— О! — воскликнул Эрни. — Это же Мицуне Нэку! Я и не знал, что она снималась.

Попозировав перед камерой, Нэку переместилась на необъятный диван, где какой-то здоровый парень немедленно принялся её трахать.

Эрни улыбался всё шире и шире — стоны Нэку его сильно заводили. Осторожно опустив глаза, я даже заметила как оттопырены его штаны.

Но когда к парню присоединился ещё один, и в дырочках Нэку заскользили уже два члена, Эрни нахмурился.

— Это фальшивка, да?

— Как догадался?

— У меня хороший слух. Ты знаешь, я раньше играл в группе. И... — он огляделся по сторонам, — я знаю, как поёт Мицуне Нэку. Голос этой девчонки похож на её, но это не он.

— Знаешь? — я иронично улыбнулась.

Эрни пропустил это мимо ушей и поинтересовался:

— Так что ты хотела?

— Я хочу найти эту девчонку. А для этого мне хотелось бы узнать, кто это снял и что это за парни.

— Парней я тебе подскажу. Это Фиш и Катлас. Но они много где снимаются, и это — явно нелегальное видео.

— Поэтому я и пришла к тебе.

Эрни хмыкнул.

— Да ладно, — протянула я. — Ты отлично разбираешься в этом, наверняка уже узнал студию. Ведь это не номер в дешёвом мотеле, верно?

Эрни поколебался, огляделся по сторонам, потом поколебался ещё и, наконец, сдался.

— Ладно. Я не знаю, где это снято, но у меня есть пара идей. Давай глянем, вдруг что-то похожее найдётся, — сказал он, обернулся и тут же крикнул, — Тоби!

Из офиса тут же выглянул парень с настолько безразличным выражением лица, что сошёл бы за буддийского монаха.

— Я вниз.

Парень никак не отреагировал на это заявление, лишь вышел из офиса и тут же уселся на старый табурет за прилавком.

Эрни посмотрел на меня, улыбнулся и кивнул на офис:

— Пойдём.

• • •

Завешенная шорами дверь в офисе вывела на крутую лестницу в мрачный подвал. Однако, пропустив поворот к какой-то щитовой и войдя в неприметную дверь, я оказалась во вполне жилом помещении.

Несмотря на серые кирпичные стены и такие же трубы под потолком, здесь было даже уютно. Светло, тепло, по углам — большие вазоны с цветами, на полках — горшки с цветами поменьше. И за растительностью явно кто-то ухаживал.

В одной половине комнаты стояли шкаф и столы с парой компьютеров и ноутбуков. В другой же была студия. По центру — затянутый белым покрывалом широкий и толстый матрас вместо кровати, по сторонам — софиты и ещё две камеры на треногах. К стене были прислонены неоновые лампы, а на столике в стороне в ряд лежали несколько вибраторов разных форм и размеров и лента презервативов.

— Я вижу, у тебя кризис, — усмехнулась я.

— У меня выходной, — раздражённо буркнул Эрни, но неожиданно оживился. — Эй, Кайе, сама-то хочешь сняться?

— Отвали.

— Ну же, — протянул Эрни. — У тебя отлично получится.

— Нет, — терпеливо ответила я.

— Давай. Поласкаешь себя перед камерой, используешь вон те игрушки и всё. Только обязательно используй каждую.

— Нет, — не сдержав улыбки снова ответила я.

— Твоего лица даже видно не будет, — не унимался Эрни.

— Почему ты так хочешь, чтобы я у тебя снялась?

— Потому что прятать такое, — его рука легла мне на бедро, потом скользнула выше и тут же жадно сжала мою грудь, — просто преступление.

Он не пытался ласкать меня, просто наслаждался, трогая мою грудь. Меня же одолевали смешанные чувства. С одной стороны это касание не принесло мне ни капли приятных ощущений, но и неприятным я не могла его назвать. А кроме того, происходящее казалось мне довольно глупым, словно я была косплеером, столкнувшимся с типичным озабоченным отаку.

— Это как-то неправильно: иметь такую сочную грудь и ни разу её не показать. Или... — пальцы резко разжались и очень медленно заскользили вниз, — ты скорее показала бы это?

Сказав, он тут же коснулся моей киски, почти схватился за неё. На мне были джинсы, но даже через них на мгновение я ощутила жар его пальцев. Лёгкий вздох сорвался с моих губ. Эрни ещё шире улыбнулся и, совсем как змей-искуситель, протянул:

— Ну же, покажи это мне. Вон там, перед камерой. Покажи себя. Покажи свои огромные сиськи. Раздвинь ножки и покажи свою мокрую киску. Все только ждут этого.

Ситуация становилась безнадёжной: хозяин этого места мог уговаривать меня до самого вечера, и тщетность этих попыток не могла остановить его. Поэтому я перешла к решительным мерам. Достав из сумки телефонную книгу, которую добыла утром в гостинице, я от души хлопнул ею Эрни по голове. Тот обиженно вскрикнул и принялся тереть ушибленную макушку, оставив, наконец, мою киску в покое.

— Вернёмся к делу, — как ни в чём ни бывало, предложила я.

— Ладно, как скажешь.

Что-то неразборчиво проворчав, он подошёл к одному из компьютеров и плюхнулся в кресло перед ним. Кресло жалобно скрипнуло, но выдержало.

— Твой фильм явно не предназначался для широкой аудитории, но снят он хорошо. Наверняка его сняли на хорошей студии, которая обычно снимает... легальное, скажем так, порно. У меня есть пара фильмов на примете, — сказал он, подёргав мышкой. — Думаю, мы сможем разглядеть обстановку.

Пока я скидывала с соседнего кресла пивные банки и коробочки с логотипами забегаловки за углом, Эрни с умным видом щёлкал по папкам, разыскивая среди кучи рабочих файлов свой скромный порноархив. Однако стоило ему обнаружить нужную, как компьютер тут же задумался, пытаясь показать всю эту совсем нескромную гору файлов.

— BL Prоductiоns, «Четыре дырки», — объявил мужчина и запустил некий файл.

На экране появились четыре блондинки, которые, не церемонясь, принялись облизывать друг друга, и вскоре их стоны заполнили студию.

— «Четыре дырки», — раздражённо проговорил Эрни. — Двенадцать дырок же.

— Угу, — на всякий случай кивнула я, порадовавшись, что он не фанат введения всяких игрушек в уретру.

Тем временем стало понятно, что первая сцена фильма снята на веранде какого-то особняка, совсем не похожего на то, что я ищу. Эрни принялся перематывать видео. Лесбийская оргия сменилась нежной мастурбацией на природе, потом оргия продолжилась в гараже особняка, после чего блондинки оттрахали друг друга страпонами в дешёвом мотеле.

Закрыв проигрыватель, Эрни покрутил список файлов и ткнул в следующий.

— Wеst Еnd Studiо, «Мамочка Линда мастурбирует».

Кажется, я даже услышала, как шире стала его липкая улыбка. Однако женщина в возрасте была мало похожа на меня, как и комната, оформленная в ультрасовременном стиле, мало напоминала нужную мне. Эрни для приличия перемотал, но все сцены этого фильма были сняты в одной и той же комнате.

— Fish Hооd, «Коллекция широко раскрытых кисок #7».

— Да-да, включай уже.

С этим видео пришлось повозиться подольше. После короткой заставки на экране появилась раскрытая киска, обрамлённая короткими волосками, и больше никуда не исчезала. Девушка, широко разведя ножки, старательно демонстрировала её перед камерой, и даже её собственное лицо почти не появлялось в кадре. С этого ракурса я могла разглядеть только диван неопределённой раскраски, на котором и лежала актриса.

— Они всегда так снимают, — пояснил Эрни, начав потихоньку перематывать.

Мне оставалось лишь тяжело вздохнуть и смотреть этот фильм вместе с ним.

• • •

Два часа я смотрела на этот калейдоскоп. Киску сменяла киска, их было очень много, но показывали их настолько детально, что к концу фильма я могла бы узнать каждую из актрис по её дырочкам, как по лицу. И это были их настоящие лица. У Энни были пухлые губки, у Алисы Кристи — красивая стрижка на лобке, у Супры на губках было три колечка, у Натали оно было ещё и на клиторе. Но больше всего мне запомнилась Миюки: у неё была такая тёмная киска, что я засомневалась, единственная ли у неё работа — съёмка в порно.

Я сдерживалась изо всех сил, но уже на трети фильма моя киска предательски потекла. Я сидела в подпольной порностудии, смотрела порно вместе с режиссёром и текла, как настоящая сучка. Приятное тепло разливалось по всему моему телу, а между ножек зудело так, что безумно хотелось запустить руку в мокрые трусики.

Эрни же держался молодцом. Он методично осматривал видео, высматривая кадры с обстановкой, загадочно ухмылялся и даже не смотрел на меня. И всё же я видела, как оттопырены его брюки.

— Кайе, — вдруг услышала я его голос.

— Что? — переспросила я, чувствуя как горит моё лицо.

Эрни лишь постучал пальцем по экрану.

Там как раз начинались титры, и камера показала всех актрис, заодно захватив и помещение. Комната была крайне похожа, но приглядевшись повнимательнее, я нашла два десятка отличий в планировке и ещё больше — в мелких деталях. Закон подлости, не иначе.

— Обожаю этот фильм, — сказал Эрни, разыскивая новый файл. — Но, знаешь, — он вдруг посмотрел на меня. — В нём точно не хватает твоей влажной киски с этими короткими волосками и сочными губками.

— Ты опять за своё?

— Это был комплимент, — надул щёки Эрни.

Я не ответила, но это был... приятный комплимент. Он отразился жаром между моих ног.

Не хватает моей киски... На мгновение я даже представила свою собственную киску на экране: с пухлыми губками, набухшим клитором, блестящую от сока и широко раскрытую, с аккуратными зелёными волосками на лобке. От такого зрелища наверняка захватывало бы дух.

На мгновение мне стало интересно, как Эрни представлял себе эту картинку. Он то и дело отпускал пошлые комментарии о моей киске, и, хотя никогда не видел её, каждый раз был почти прав. Точно ли он знал, как она выглядит? Может быть богатое воображение подсказывало ему?

Вряд ли. Я периодически бывала в этом магазине: приходила за редкими фильмами, либо за информацией о девушках, снявшихся в них. Он то и дело лапал меня, и, судя по всему, в этом у него опыта было хоть отбавляй. Я не придавала этому особого значения, а он мог что-то приметить и составить своё представление о моих тайных местах.

— Если хочешь, я порекомендую тебя этой студии, — прервав мои размышления, всё так же обиженно пробубнил он.

Я была возбуждена, очень возбуждена, и в этот момент мне больше всего хотелось ответить «Да». Однако у меня и так дел было выше крыши, да и ни к чему хорошему это всё равно не приведёт.

— Спасибо, Эрни, — терпеливо улыбнулась я. — Я подумаю над твоим предложением, но в следующий раз.

— Как скажешь.

Он ткнул мышкой в следующий файл.

• • •

Ещё пара часов прошла за просмотром порно всевозможных мильских студий. Их было много, и очень скоро я запуталась в названиях. Но, к счастью, большинство фильмов не стремились к оригинальности, и интерьеры были прекрасно видны и на перемотке.

Негры трахали блондинок, девочки тёрлись кисками и трахали друг друга страпонами, несколько девушек насасывали один член, несколько членов по очереди трахали одну «мамочку». Всё это происходило где угодно: в роскошных и не очень апартаментах, в особняках, на руинах, на подземных парковках. Местами сцены происходили прямо в интерьерах студий, и обнажённые девушки расхаживали с вибраторами среди камер, софитов и компьютеров, мешая людям работать. И так без конца.

То и дело мой разум затуманивала очередная сцена, а Эрни как назло прекращал перематывать и, ухмыляясь, давал мне как следует её посмотреть. В какой-то момент он снова принялся отпускать комментарии и мне становилось труднее их игнорировать.

Девочки на экране подробно демонстрировали свои груди.

— Он называют это фильмом про сиськи? Да ты одним махом заткнула бы всех их за пояс! — возмущался он.

Служанку трахал садовник.

— Смотри, как какие пухлые губки, совсем как у тебя, — говорил он.

Десяток крепких мужчин трахали двух девушек.

— Они вдвоём еле справляются. Так и вижу тебя на их месте и в два раза больше членов! — подмигивал он.

Две лесбиянки стояли на четвереньках попка к попке и трахались длинным дилдо.

— Спорю, ты каждый раз так трахаешься! — догадывался он.

Девушку с зелёными волосами трахали по-настоящему огромным членом.

— Смотри как хорошо зелёные волоски смотрятся вокруг толстого члена. Жаль, что ты не хочешь это показать, — сетовал он.

У меня голова шла кругом от адской смеси происходящего на экране, его комментариев и того, где они произносились. Моё лицо горело от возбуждения, тело переполнял жар, а отчаянно зудевшая киска была настолько мокрой, что я опасалась за одежду.

Меня никогда не смущало порно само по себе, как были безразличны и непристойные комментарии, но сейчас всё было иначе. Я смотрела порно в подвале, где это порно снимается, с человеком, который это порно снимает, и этот человек смотрел на меня совсем не как любой другой мужчина в подобной ситуации. Я была перед ним в повседневной одежде, но он представлял меня обнажённой: полностью или в сексуальном белье. Он точно знал, как я буду выглядеть на экране, и он уже продумал, как лучше меня преподнести неизвестному зрителю.

Я была всего в паре метров от места, где ещё вчера перед камерой трахали очередную порнозвезду, и чувствовала, что если так всё пойдёт и дальше, я не сдержусь.

Но всё продолжалось и продолжалось: порно, шутки и сочащаяся киска. И когда отчаяние окончательно захлестнуло меня, Эрни открыл ничем не примечательный фильм, отмотал заставку, и под тяжёлую музыку перед нами предстала косплеерша в униформе горничной, стоящая посреди той самой комнаты.

— Drоid Stylе! — щёлкнул пальцами Эрни. — Теперь понятно! Кто ещё может взяться за такое видео, если не косплей студия?

— Мог бы сразу догадаться, — пробурчала я, чувствуя, что спасена.

— Прости, но фальшивая Мицуне Нэку — слишком круто чтобы быть косплеем. Ты же не назвала бы косплеем фильм, где задницу твоей двойницы жарят несколько мужчин.

— Технически... — дрогнувшим голосом возразила было я, но Эрни не унимался.

— Брось. Вот если бы актриса была на тебя не похожа, но покрасила бы волосы в зелёный цвет, сделала бы какой-то характерный костюм и старалась бы трахаться, как ты... Ну не знаю, подмахивала бы задницей и жадно насасывала ждущему своей очереди мужчине, стонала бы: «Я так люблю члены! Дайте мне больше членов!» Вот тогда бы это был косплей. А так...

— Чёрт, Эрни, ты когда-нибудь успокоишься? — не выдержала я.

Эрни рассмеялся.

— Прости, ты просто всегда так смешно реагируешь, что я не могу удержаться.

— Оборжаться... — пробурчала я.

Моё лицо было залито румянцем, но сейчас я прямо почувствовала, как оно багровеет. Неожиданно мне стало так стыдно, что я изо всех сил сжала ножки.

— Уже на пределе, мисс детектив, — иронично спросил Эрни.

Я лишь кивнула и уставилась в пол.

Режиссёр ещё шире улыбнулся, потянулся за какой-то коробкой и всё с той же улыбкой поставил её передо мной.

Внутри оказались чёрные стринги, чёрные чулки с ажурной резинкой и красные туфли на шпильке. Всё это было сложено крайне небрежно, словно лежало с прошлых съёмок. Я достала стринги, но они не выглядели так, словно их кто-нибудь надевал.

— Тут нет лифчика, — проговорила я.

— Я же говорю, такую грудь, как у тебя, скрывать нельзя.

— Скрывать?

Я уже знала, что сейчас будет, но вопрос вырвался сам собой.

Эрни кивнул на камеры и сказал:

— Покажи себя.

• • •

Я лежала на толстом, достаточно жёстком матрасе посреди студии, и снизу всё выглядело не так, как раньше. Вокруг были софиты, свет от которых словно застилал туманом помещение студии. Единственное, что я отсюда видела — серый потолок с давно высохшими подтёками, две камеры на треногах и Эрни, расхаживающий вокруг меня с третьей.

Из колонок, стоящих где-то на столе, гремел неторопливый тяжеляк. Эрни назвал его «музыкой для настроения», и каждую ноту этой музыки я чувствовала собственным телом.

Лёжа на спине, я была почти обнажена. Моя грудь не была прикрыта ни чем, и отлично просматривалась на каждой камере. Чёрные стринги с трудом скрывали волоски на лобке, чёрные чулки великолепно обрисовывали мои длинные, чуть согнутые в коленках ножки, а красные туфли отлично подчёркивали, насколько широко я их раздвинула.

Моя киска пылала и текла даже сильнее, чем когда я смотрела порно, и лишь маленький кусочек тонкой ткани закрывал её от холодных взглядов трёх объективов.

Мне было всё так же стыдно, что я даже улыбнуться не могла. Я была на виду у этих камер, и они снимали каждое моё движение, каждое мгновение, проведённое мною в столь откровенном виде. Но вместе с тем невероятное возбуждение переполняло меня. Камеры пристально вглядывались в моё тело, и тело пронизывала мелкая дрожь.

Дав им как следует рассмотреть меня, я повыше подобрала ножки и нерешительно положила руку на трусики. Пальчик коснулся клитора, и я невольно вздрогнула. Ещё до того как поняла, что происходит, мои пальцы скользили по промокшей ткани стрингов и неистово теребили клитор.

Я ждала этого так долго, что больше не могла остановиться. Мои пальцы скользили по трусикам, лаская то клитор, то набухшие губки. Чёрная ткань словно дразнила камеры, раз за разом обнажая нежную плоть. Дыхание сбилось, и сладкие стоны всё чаще вырывались у меня из груди.

Трусики определённо мешались мне. Одним движением сдвинув их, я обнажила киску и провела пальцами по губкам. Это не ускользнуло от внимания Эрни, и камера замерла напротив. Мне безумно не хотелось останавливаться, но теперь я не могла не показать себя. Пальцами раздвинув губки, я полностью открылась камере.

Эрни облизнулся. Он прекрасно видел мои губки, мой вздувшийся клитор, дырочку влагалища и сок, покрывавший мою плоть. Должно быть, я окончательно потемнела там, словно с самого прихода в магазин не вынимала руки из трусиков.

Тяжело дыша, я растянула губки ещё шире, и Эрни особенно липко улыбнулся. Наверняка это выглядело очень развратно — улыбка режиссёра не оставляла сомнений. Он смотрел на мою тёмную киску и мысленно уже во всю трахал её.

Его улыбка была такой грязной, что он буквально насиловал меня ею. «Противная улыбка» — так бы я сказала всего час назад, но не сейчас. Чем дольше он смотрел на меня с этой улыбкой, тем сильнее горело моё тело.

Не в силах больше сдерживаться, я отпустила губки и снова принялась ласкать клитор. Кончиками пальцев я быстро-быстро скользила по набухшему бугорку и почти вскрикивала при каждом движении.

Но и этого мне было мало. В моём влагалище было отчаянно пусто, и пальцы, мгновение назад щекотавшие клитор, сами собой скользнули к нему. Всхлип, с которым они погрузились в мою дырочку, кажется, заглушил даже музыку. Я сладко вскрикнула, чувствуя как они растягивают меня там, и начала двигаться.

Я не ласкала себя. Я так напористо и быстро двигала во влагалище пальцами, что буквально трахала себя ими. Сначала двумя, потом их стало мало, и к ним присоединился третий. Они то погружались в самые глубины, то почти покидали напряжённую дырочку. Скользя вверх-вниз, они с громким хлюпаньем растягивали шершавые стенки, а ладошка то и дело задевала клитор.

Другой рукой я мяла свою грудь, и камера справа фиксировала каждое моё движение. Вот я полной рукой сжимала себя, вот начала оттягивать и крутить сосок, а вот и вовсе потрясла грудью, чтобы лишний раз подразнить устройство.

Лихорадка охватила меня. Я была на подпольной порностудии. В свете софитов я лежала на толстом матрасе и самозабвенно мастурбировала. Час назад я ни за что не решилась бы на это, а теперь, с каждым движением пальцев, я всё больше становилась героиней порнофильма. И осознание этого всё сильнее возбуждало меня.

Мои аппетиты росли. Не понимая, что я делаю, я схватила приготовленный Эрни вибратор и, даже не включая, принялась что есть сил трахать себя им. Холодный серебристый металл не мог охладить моей страсти, и едва игрушка заскользила в моей киске, я застонала полной грудью.

Толстая игрушка, высекая влажные звуки, отчаянно терзала моё влагалище. В один момент тонкая полоска ткани стрингов зацепилась за вибратор, но я быстро избавилась от неё. Даже не вынимая игрушки, я демонстративно свела ножки и медленно спустила по ним трусики, чуть повозившись на туфельках в конце. Потом снова широко развела ножки и бросила промокший насквозь кусок ткани перед собой.

Эрни отвлёкся на стринги. Камера жадно снимала их, словно пытаясь в деталях показать мой сок на нежной ткани. Режиссёр подошёл очень близко, пытаясь поймать лучший ракурс, а потом вдруг перевёл объектив на меня.

Кажется, я покраснела — даже после пережитого стыд никуда не ушёл. Но похоть была сильнее, и, поняв, что камера захватила мою киску крупным планом, я снова взялась за вибратор.

Это была отличная игрушка, но вскоре она покинула меня. Громко постанывая, я медленно достала вибратор, поднесла его ко рту и тут же обхватила губами. Посасывая горячий металл, я чувствовала свой любовный сок на нём. А когда вибратор покинул и мой ротик, я принялась максимально развратно облизывать его, стараясь не оставить ни капли сока на нём.

Как и сказал Эрни, я должна была использовать каждую игрушку. Поэтому отложив один вибратор, я взялась за другой.

Этот был похитрее. Покрытый силиконом, формой он напоминал толстый член с приятной головкой. У основания были две нити «жемчуга», отдельный отросток для клитора, похожий на виброяйцо, и удобная ручка с пультом. Я любила такие вибраторы за многие приятные особенности, но сейчас его назначение было одно — заполнить возникшую пустоту в моей киске.

Погрузив игрушку в себя, я тут же включила её на максимум. Вибратор зажужжал, член принялся раскачиваться, выписывая пируэты в моём мокром влагалище, жемчуг защекотал у самого входа, а яйцо привело мой клитор в такой восторг, что я вздрогнула всем телом, отчаянно выгнув спину.

Слушая музыку и жужжание, быстрыми движениями я трахала себя. Мне было так хорошо, что я почти забывала про камеры. Я стонала, извивалась, раздвигала ноги насколько могла, то и дело подбирая их, но не прекращала ласкать себя.

За хитрым вибратором шло банальное яйцо с пультом. Но стоило мне прижать его к отчаянно зудящему клитору, как пустота во влагалище ушла на второй план.

За яйцом шёл толстый дилдо светло-коричневого цвета в форме члена. Он был действительно толстым, угрожающе толстым, но я была готова к нему. Не без сопротивления он вошёл в моё непрерывно текущее влагалище и подарил мне новую грань наслаждения. А вновь прижатое к клитору яйцо только добавило наслаждению красок.

Игрушки сменялись одна за другой, и каждая приближала меня к вершине. А когда в моей руке оказалась последняя, киской я поняла, что теперь действительно на пределе. Поэтому едва длинный фиолетовый дилдо, на втором конце которого сильно не хватало другой киски, погрузился в моё натруженное влагалище, я покрепче взялась за силикон и принялась трахать себя так, как не трахала ни одной игрушкой сегодня.

Студию переполнили страстные стоны и громкие влажные всхлипы. Я не трахала, а по-настоящему драла свою дырочку. Высекая брызги сока, игрушка вонзалась между моих губок, и с такими же брызгами я вырывала её. Мне было так хорошо, что мысли крутились только вокруг наслаждения и киски, которая приносила мне это наслаждение. Эрни, софиты, камеры, даже сама студия перестали существовать. Были только пылающая киска, игрушка и отчаянное наслаждение между ними.

Я приближалась, я была готова кончить в любой момент! Рука, отчаянно терзая дилдо, дёрнула игрушку особенно сильно, и меня накрыл оргазм. Мощный заряд наслаждения пронзил моё тело. Я вздрагивала и извивалась, отчаянно цепляясь за покрывало. Я кончала, моя киска взрывалась потоками сока, и как в замедленной съёмке, я видела брызги между моих широко раздвинутых ножек.

Мне было так хорошо, что сознание постепенно окутывал густой туман. В голове не было ни одной мысли, лишь наслаждение и растекающийся по телу жар, раз за разом вспыхивающий между ног.

Повинуясь первобытному инстинкту, мои пальцы сами собой легли на клитор и принялись отчаянно его теребить. Несмотря на пережитый оргазм, мой бугорок был всё ещё напряжён, и едва пальцы заскользили по нему, меня снова накрыл оргазм.

Я кончала, стоная изо всех сил. Оргазм волна за волной прокатывался по моему телу, и всё моё существо содрогалось от его разрядов. Не контролируя себя, я продолжала отчаянно мастурбировать, а когда один оргазм затихал, на смену ему приходил другой.

Мне было так хорошо, что единственным моим желанием было чтобы это никогда не заканчивалось.

• • •

Я лежала на толстом матрасе посреди студии и не могла пошевелиться. Моё обнажённое тело было полностью раскрыто, ножки бесстыдно раскинуты и согнуты в коленках, грудь, покрытая градинами пота, беспомощно вздымалась при каждом вдохе. Я чувствовала приятную слабость и лёгкий зуд ещё не пришедшей в себя киски.

— Просто потрясающе, — услышала я голос Эрни.

Он стоял в стороне от матраса и всё с той же липкой улыбкой рассматривал меня.

— Обычно актрисам приходится играть, чтобы на видео выглядеть возбуждающе. Но ты настолько естественна, что, даже забыв о съёмках, делаешь все как нужно.

Я лишь скривила губы — у меня не осталось сил ни на какие эмоции. Хотя... Его слова в какой-то степени звучали приятно.

Тем временем Эрни продолжал беззастенчиво разглядывать меня.

— Я же говорил, что преступление прятать такие сиськи, — протянул он. — Сочные, большие, сиськи. И твоя киска. Крупным планом она смотрится просто сногсшибательно, особенно когда ты её хорошенько раскрываешь. Пожалуй поставлю заставкой на рабочий стол: твои пухлые губки будут меня... вдохновлять. Да, а волоски между ног так и просятся на обложку диска. Или слишком вызывающе? Может быть лучше твою грудь? Фото вибраторов и надпись: «Игрушки для Линды».

Силы возвращались ко мне вместе с иммунитетом к его словам. Я медленно поднялась, слезла с матраса и неуверенно встала. На мне были только чулки и туфли, но сейчас это не имело значения. Покачивая бёдрами и постукивая коблучками я подошла к камере и вытащила из неё флэшку, потом то же проделала с другой. Наклонившись над лежавшей на полу третьей и дав изумлённому Эрни как следует разглядеть мою попку, я добыла и третью флэшку.

— Эй, нельзя это делать, — запротестовал Эрни. — Это материал для нового фильма. Его ещё нужно смонтировать.

Я обернулась, посмотрела на флэшки, потом на Эрни и развела руками.

— Фильма не будет. Ты хотел чтобы я снялась, показала себя, попробовала все игрушки. Готово. Всё остальное — отдельная история.

— Как скажешь, — с ироничной улыбкой сдался Эрни.

— Кстати, — как бы между прочим добавила я. — Запись во внутреннюю память камер я отключила.

Эрни раздосадовано цокнул языком и поинтересовался:

— Когда успела?

— Ещё до съёмок, когда ты ходил подрочить в туалет. Похоже, лесби сцены — твоя слабость.

Эрни снова цокнул языком и посмотрел на меня как на врага.

— Кайе, будь человеком!

— Исключено, — отрезала я.

— Отличный фильм же будет! — не сдавался Эрни.

— Мне и такой вариант нравится.

— Чёрт, Кайе, ты — просто монстр. Я потратил на тебя полдня, нашёл тебе студию, отснял классный материал, а теперь оказывается, что всё зря!

— Ты хотел, чтобы я снялась? Именно так ты говорил? Я снялась, — пожала плечами я. — Всё честно, все довольны.

Эрни схватился за голову — ему дико не хотелось упускать снятое.

— Чёрт! Ну допустим. А как насчёт потраченного времени?

— Время, которое ты смотрел порнуху?

— Кайе! — в отчаянии протянул режиссёр.

— Ладно-ладно, — сдалась я.

Подойдя, я опустилась перед ним на колени и решительно расстегнула его брюки. Ещё придя в себя, я заметила, что они до сих пор заметно оттопырены, поэтому ни чуть не удивилась, когда из раскрытой ширинки буквально вывалился толстый набухший член.

Он был напряжён не меньше, чем мой клитор десять минут назад, измазан смазкой как моя киска — соком, а веяло от него таким жаром, что я чувствовала его даже не прикасаясь. Пах он как любой член, долго томившийся в брюках, но это не имело ни малейшего значения.

Я обхватила его пальцами у основания и чуть надавила. Кожица с влажным звуком, разошлась и обнажила побагровевшую от напряжения и блестящую от смазки головку.

Я подняла на Эрни глаза и с лёгкой улыбкой сказала:

— Спасибо за помощь.

Раскрыв ротик, я высунула язычок и игриво положила головку на него. Дав Эрни как следует насладиться открывшимся видом, я качнула головой, и головка мягко скользнула в мой рот. Она была достаточно толстой, и я насладилась этим ощущением, смакуя и посасывая её. Я чувствовала вкус смазки с горьким привкусом спермы — коктейль, который любила больше всего — и это доставляло мне особое удовольствие.

А затем я начала сосать. Быстро, напористо. Я покачивала головой, и с каждым движением член всё глубже погружался в мой рот. Я не пыталась быть нежной, наоборот, мои движения были очень грубы. Задерживаясь на головке я сосала её так, словно хочу высосать из неё все соки. Потом мои губы скользили к основанию, останавливались там на мгновение, я бросала томный взгляд в глаза Эрни, и резким движением возвращалась к головке.

Эрни едва слышно постанывал и что-то бормотал. Он, конечно же, хотел растянуть удовольствие, но у меня были другие планы. Я собиралась испить его спермы как можно скорее, и делала всё, чтобы он кончил.

Член раз за разом врывался в моё горло, губы зарывались в пропитанные потом волоски на его лобке, и теперь я сосала его по всей длине. Мои губы скользили вдоль его толстого ствола, оставляя блестящий след слюнок, язычок за ними совсем не поспевал и каждый раз задевал уздечку.

В какой-то момент я почувствовала, как член резко напрягся, и, бросив сосать головку, тут же заглотила его до основания. Эрни едва заметно вздрогнул, и мощная струя спермы ударила в самые глубины моего горла. Её было так много, что она буквально переполняла меня, вырываясь наружу. Держа член у основания, я смотрела мужчине прямо в глаза и чувствовала, как горячая сперма стекает по моим губам, обжигая пальцы.

Эрни беспомощно вздохнул, сделал шаг назад, и с остатками спермы член

выскользнул из моего рта.

Посмаковав его горькую сперму, я тут же проглотила её, наслаждаясь ощущением тепла и разврата.

— В расчёте, — облизнувшись, подмигнула ему я.

— Шлюха, — злобно бросил в ответ Эрни.

Мне оставалось только рассмеяться. Говорят, что против члена победить невозможно, но даже стоя перед ним на коленях, я полностью его уделала.

• • •

Выйдя из офиса, я вновь оказалась в окутанном призрачной дымкой магазине. Здесь, как и раньше, было спокойно и пусто.

Однако отойдя всего пару шагов от прилавка, я заметила в дальнем углу джентльмена в сером плаще с поднятым воротником и тёмных очках, который задумчиво выбирал фильмы в разделе с трансами. Приглядевшись получше, я заметила ещё одного такого же неподалёку, припанкованную девицу в цепях и коже, матроса с какого-то помпезного корабля, его приятеля, и неопрятного вида юнца, жадно рассматривающего порножурнал.

Вот уж кто действительно хотел меня «увидеть».

— Спасибо, Эрни, — я ещё раз поблагодарила режиссёра, взглядом проводив его флегматичного помощника в офис.

— Обращайся, — пробурчал он в ответ, доставая бухгалтерскую книгу.

Неужели он окончательно смирился с поражением?

— Да, — вдруг улыбнулся привычно липкой улыбкой он. — Если надумаешь сняться в фильме... И я имею в виду съёмки, монтаж и распространение. Обращайся.

Он сказал это даже громче, чем следовало, и прятавшиеся по углам посетители разом посмотрели в мою сторону. Нет, они конечно же думали, что сделали это незаметно, лёгким поворотам головы, краем глаза, но они ошибались.

— Угу, — как ни в чём ни бывало кивнула я.

— Только на этот раз сценой с мастурбацией ты не отделаешься, — продолжал Эрни. — Ну, сначала поласкаешь себя, а потом — групповуха. Двойное проникновение, массовый отсос... Красиво сосать ты умеешь, поверь мне.

Посетители внимательно смотрели на меня и делать вид, что наш разговор их не интересует, у них получалось всё хуже.

— И анал, много анала. Твоя попка просто создана для крепких членов. Что скажешь?

— Я девочек предпочитаю, — с лёгкой улыбкой ответила я.

Кажется, та припанкованная девица стала моей преданной поклонницей. Внешне она не изменилась, но я явно почувствовала, как вспыхнул её интерес. Хотя, юнец тоже не отказался бы на это посмотреть.

— Да-да, конечно, — согласился Эрни. — Лесби оргия с вибраторами и страпонами, почему бы и нет? Вылизывая киски, ты будешь смотреться не хуже, чем отсасывая члены. И обязательно сцена, когда девочки трутся кисками. Я уже знаю, чьи киски будут хорошо смотреться с твоей. У тебя пухлые губки, толстый клитор и короткие волоски — картинка будет отличная.

Джентльмен из раздела трансов невольно посмотрел на меня поверх очков, видимо, пытаясь представить мою киску.

— Но главное — сиськи, — Эрни опустил взгляд на мою грудь. — Ты не спрячешь их — я обязательно покажу их во всех деталях. Сочные, тяжёлые сиськи, во весь экран, — он сложил пальцы прямоугольником и посмотрел через них, словно хотел увидеть, как моя грудь будет выглядеть на экране. — Я даже сниму целый фильм про твои сиськи, который как-то так и назову.

Я снова улыбнулась, но не ответила. По какой-то причине Эрни особенно волновала моя грудь, что казалось мне странным, учитывая, стольких моделей с грудями не хуже он уже видел.

— И гонорары у меня хорошие, — негромко и хитро добавил режиссёр. — Но чтобы получить роль, ты должна уметь показать себя не только мне и актёрам.

— Опять за своё? — усмехнулась я.

— Считай, что это кастинг.

Не знаю, зачем я стояла здесь и слушала эту чушь. Эрни хотел отыграться за сорвавшийся фильм, а я ему только потакала. Не то, чтобы я хотела сняться в его фильме, но его слова снова начали возбуждать меня, и отделаться от них было сложно.

Тем временем посетители продолжали смотреть на меня, переваривая услышанное. Они всё ещё делали вид, что занимаются своими делами, но не нужно было быть детективом, чтобы понять, что в их мыслях сейчас только я, и все мои прелести, обозначенные режиссёром. В их глазах я была настоящей порнозвездой, с которой они случайно встретились в магазине с порнухой, и они уже ждали выхода очередного фильма со мной.

Я не знала этих людей, но чувствовала и их взгляды. Они были прикованы только ко мне, скользили по моему телу, оценивали его и чаще всего задерживались на моей груди.

Кастинг, да?

Обернувшись к ним, я соблазнительно улыбнулась и одним движением задрала топик с лифчиком, из которого буквально вывалилась моя грудь.

Вздох так и прокатился по магазину. Матрос выронил коробку с диском, а юнец едва не помял порножурнал.

Я стояла перед ними и мяла собственную грудь. Лаская себя, я покачивала ею, оттягивала соски, сгребала её и тут же отпускала. Поймав затуманенный от возбуждения взгляд девицы, я подмигнула ей и жадно облизнула сосок.

В этот момент юнец схватился за штаны и, резко согнувшись, кончил.

Ещё раз окинув посетителей взглядом, я игриво послала им воздушный поцелуй и поправила лифчик с топиком, спрятав грудь.

— Поздравляю! — протянул сзади Эрни. — Роль твоя. Можно приступать к съёмкам.

Я лишь усмехнулась и со словами «Бывай, Эрни!» вышла из магазина.

• • •

Солнце медленно клонилось к закату. Самое время. Впереди меня ждал визит на студию Drоid Stylе, и на этот раз я не собиралась влипать ни в какие истории.

• • •

Спасибо что прочитали этот рассказ ^_^ Если вы хотите оставить свой отзыв, пожаловаться на неточности или у вас есть какая-то идея для отдельного рассказа или продолжения, пишите мне на lindаоnееsаmа@gmаil.cоm ^_^ Буду рада вашим отзывам ^_^

Аttributiоn-Nоncоmmеrciаl-Nо Dеrivаtivе Wоrks 3.0 Unpоrtеd
http://crеаtivеcоmmоns.оrg/licеnsеs/by-nc-nd/3.0/dееd.ru

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!