Я сидела в комнате с витриной и без особого энтузиазма смотрела на улицу. Ночь была в самом разгаре, а у меня до сих пор не было ни одного клиента: в баре были только байкеры, которых мало что интересовало кроме танца Челси, да пара рабочих из порта, не видевших ничего кроме пива. В довершение ко всему пошёл сильный дождь, который не предвещал ни одного гостя.

Неожиданно до меня донёсся какой-то шорох, и наверху заскрипела кровать. Через пару минут послышались стоны Челси. Кажется, один из преданных поклонников, наконец, снял её и жарил теперь в номере на втором этаже.

— О, да, трахай меня, милый! Трахай своим огромным членом!

Челси явно шла на большие чаевые. Завидую я ей!

Я обвела взглядом свою комнату: красная обивка, красное кресло, чуть подкрашенное стекло и одинокий светильник, придававший не самому презентабельному помещению волнующий вид. Вот такое рабочее место.

Я тяжело вздохнула и тут заметила, что у дома напротив остановилась машина. Вскоре из неё вылезли два человека в куртках с байкерскими нашивками, один из которых бодро зашагал к дверям бара. Я тут же приняла максимально соблазнительный вид и даже помахала ему рукой, но тот даже не посмотрел в мою сторону.

Его приятель, с виду молодой, остался у машины. Посмотрев по сторонам, он заметил козырёк неподалёку и спешно нырнул под него. Прошла пара минут, и в темноте загорелся огонёк сигареты.

Должно быть, машину сторожит. На мгновение мне даже стало интересно, что в ней такого ценного, но я быстро отогнала эти мысли. Меньше знаешь — крепче спишь.

Челси наверху продолжала стонать так, словно её трахают все гости заведения разом. Клиентам это льстит, а мне хоть какое-то развлечение.

Скоро её клиент кончит, она возьмёт его деньги, приведёт себя в порядок и вернётся на сцену к шесту. Это клиентам тоже льстило: я слышала, что многим гостям нравилось смотреть, как она крутит попкой, которую минуту назад трахал какой-нибудь член. Наверное они наедятся, что от энергичного танца сперма полетит в разные стороны.

Я представила себе эту картинку, но не успела даже улыбнуться, как за моей спиной тихо распахнулась дверь.

Я обернулась, и увидела его — лысого мужчину средних лет в строгом деловом костюме с красным галстуком. Под дождём костюм намок, но всё равно выглядел очень стильно. Должно быть, у обладателя такого костюма завсегда найдутся деньги.

— Привет, красавчик, — обольстительно улыбнулась я.

Но красавчик был суров и невозмутим. Его серые глаза холодно смотрели на меня, и я не могла понять, что не так в этом взгляде.

— Парень возле той машины — мой друг, — холодно и спокойно произнёс он, и его голос показался мне скорее приятным. — Может, ты сможешь его развлечь?

— Я могу развлечь любого мужика, которому нет пятидесяти, — немедленно пошутила я.

— Он в хорошей форме. Пусть получит удовольствие... Можешь не спешить.

Он едва заметно повёл бровью, но это ни капли не изменило его суровый образ. Зато появившиеся в его руке, облачённой в недешёвую перчатку, купюры тут же сделали его открытым и добрым.

— Твой друг будет вне себя от счастья, — подмигнула я ему, и купюры тут же перекочевали под резинку трусиков.

Маленькое представление ни капли не смутило лысого, поэтому я немедленно зашагала на улицу, решив не предлагать ему подождать своей очереди. Захочет — сам придёт, верно?

В зале гремела музыка, и перед сценой в креслах сидели байкеры. Но пока никто не танцевал, и в ожидании представления маленькими глотками байкеры потягивали пиво из больших бутылок.

Бросив взгляд на двух работяг в дальнем конце зала, я вышла на улицу.

Клиент курил под козырьком и пока не подозревал, что он мой клиент. Быстрой пробежкой я добралась до козырька и, наконец, оказалась рядом с ним.

— Привет, красавчик — тут же улыбнулась я.

Парень, действительно, оказался достаточно молод и в чём-то симпатичен. Он даже как-то растерялся, едва увидел меня.

И я его понимала! Чёрная юбка-пояс, за которой виднелись красные стринги, красный прозрачный топик, почти не скрывавший мою внушительную грудь, чёрные чулки в сеточку и принятые в нашем заведении прозрачные стрипы. Добавить к этому здоровые серьги, такой же здоровый браслет на левой руке, татуировку на поясе и подчёркнуто блядский макияж на лице, и причина смущения юноши становилась ясна как ясный солнечный день.

Впрочем, неожиданно оттопырившиеся штаны говорили мне, что несмотря ни на что я ему по душе.

— Как насчёт развлечься? — проговорила я, и медленно с наслаждением облизнулась.

— Ну... Я... — растерялся парень.

— Что такое? — соблазнительно протянула я. — Несколько минут в компании очаровательной леди ещё никому не повредили.

Парень неуверенно огляделся, но я не дала ему времени на размышления. Схватив его за руку, я тут же увлекла его за собой.

В паре метров отсюда был уютный переулок, где никогда не лил дождь, зато было светло и весьма уединённо. Я время от времени бывала тут с клиентами, когда не хотела работать в баре, поэтому знала это место очень хорошо.

Едва мы оказались здесь, я игриво толкнула парня к кирпичной стене и немедленно присела у его ног. Отточенным движением расстегнула ширинку и через мгновение извлекла его заметно набухший член. Он был чуть липким и очень горячим — я почти чувствовала лицом его жар. А когда я обхватила его ствол, он приятно лёг в мою руку.

Парень едва заметно вздрогнул, когда я начала надрачивать этот член. Я не спешила, плавно и методично двигала рукой, стараясь запомнить его форму, почувствовать его от основания до самой головки.

С каждым движением он набухал и становился всё крепче. Вскоре его головка заблестела от выступившей на самом кончике смазки, и от этого, скользящая по напряжённой плоти, кожица приятно захлюпала.

— Такой большой! — протянула я в восхищении. — Давно я не видела таких отменных гигантов!

Парень хотел что-то ответить, но послышался лишь возбуждённый вздох.

Конечно же, он был далеко не гигантом, но маленькая лесть с моей стороны всегда возбуждала клиентов. Поэтому дрожащим голосом я прошептала: «Не могу удержаться... « — и тут же взяла его.

Его член был у меня во рту, я чувствовала солоноватый вкус его смазки, чувствовала его набухшую головку. Едва мои губки сомкнулись на ней, этот член, кажется, набух до предела.

— О, да, детка... — проговорил парень, и чуть покачнулся.

Не заставляя себя ждать, я положила руки на его бёдра и принялась жадно сосать. Мои губки скользили быстро, напористо, так, словно это последний член на земле, и я должна насладиться им как можно быстрее.

Я ласкала его головку, обсасывая её, как леденец, крутила губками у основания, в то время как мой язычок щекотал его уздечку. Потом начинала скользить по ней, то обхватывая её полностью, то скользя до самого кончика и игриво целуя её. Моя голова ритмично покачивалась, и я знала, что каждому клиенту нравится на это смотреть.

— Глубже, детка... — дрожащим голосом протянул парень, и я не могла отказать ему в этой просьбе.

Также ритмично покачивая головой, я принялась заглатывать его член, с каждым движением всё глубже. Теперь мои губки скользили с головки по его стволу, отмечая каждую жилку. еtаlеs Язычком я чувствовала его набухшую уретру и как следует щекотала её. Я сладко вздыхала, когда член погружался в мой ротик, и постанывала, когда головка вновь касалась кончика моего языка.

Я так увлеклась, что не заметила, как громко начали хлюпать мои слюнки. Кажется, прибавь я темпу, и в баре услышат, как кто-то развлекается со мной.

С влажным всхлипом член покинул мой ротик, и я принялась, словно мороженое, облизывать его.

— Я с трудом могу принять его, — тяжело дыша, проговорила я, глядя парню в глаза.

— У тебя хорошо получается... Детка... — возбуждённо улыбаясь,

проговорил он.

Его член вздрагивал каждый раз, когда мой язычок касался него. А стоило мне поднять темп и начать быстро-быстро щекотать его самым кончиком, парень особенно сладко вздохнул, и на мою голову легла рука.

Он не хватал меня за волосы, не трахал меня в рот, но его рука явно начала руководить процессом. Он надавил на мою голову, и член тут же оказался глубоко у меня во рту. Я двигалась в ритме, который задавал он сам, моя голова покачивалась так, как указывала его рука. Я больше не ласкала его член в своём ритме — он указывал мне, как это лучше делать.

Мои губки, мой язычок продолжали скользить по набухшему до предела стволу. То быстрее, то медленнее — парень растягивал удовольствие как мог. Я раз за разом поднимала глаза, и видела только лишь наслаждение на его лице. Наши взгляды встречались, он блаженно улыбался и в награду поглаживал мои волосы.

Он хорошо направлял меня, но мне этого было мало. Каждый день я сосала столько членов, обслуживала столько клиентов, что даже лучше него знала, как свести его с ума.

Я принялась глубже заглатывать его член. Каждый раз когда он прижимал мою голову к себе, я не останавливалась там, где останавливается его рука. Страстно хватаясь за его брюки, я старалась принять этот член без остатка, и вскоре набухшая головка заполнила моё горло.

— Качественно взяла... — прошептал напряжённо парень. — Я...

Не дав ему договорить, я принялась так же глубоко и «качественно» сосать. Я всё так же ритмично покачивала головой, но теперь мой язычок скользил от самого кончика до самого основания, касаясь самых его яиц.

Я и без всяких слов чувствовала, что он хочет сказать, поэтому старалась вложить в каждое движение максимум страсти, на которую только была способна. Раз за разом его член врывался в моё горло, мне становилось трудно дышать, но я видела его затуманенный взгляд, чувствовала, как ему хорошо, и не останавливалась ни на мгновение. В конце концов именно за это мне заплатили, и я отрабатывала всё до конца.

Неожиданно он вздрогнул и простонал:

— О, да, детка!

С этими словами он запустил пальцы в мои волосы и изо всех сил прижал мою голову к себе. Член одним ударом вошёл в моё горло до основания и тут же взорвался потоком спермы.

Мощная струя горячей жидкости тут же заполнила моё горло. Её было так много, что я почти задыхалась, а член продолжал заливать меня. В какой-то момент я попыталась отстраниться, чтобы перевести дыхание, но парень крепко держал мою голову. Сейчас его мало что заботило кроме собственного наслаждения, и мне оставалось только подчиниться ему.

Мои силы были на исходе, а чёрная пелена начала застилать мой взгляд, когда он разжал свои пальцы, и набухший, но уже не такой крепкий член, выскользнул из моего рта.

Одним глотком я выпила всю эту сперму, заполнившую меня, и смогла наконец сделать вдох. Мои глаза были полны слёз, и, кажется, тушь основательно потекла. Знала бы, что мне предстоит столь интенсивный отсос — выбрала бы что-нибудь более стойкое...

Я подняла глаза на клиента и проговорила:

— В первый раз я вижу столько спермы.

Конечно же, это было не в первый раз, но парню снова понравилась эта лесть.

— Вот тебе ещё, — устало протянул он и просто вытер свой член об мои волосы.

Он не спешил, вытирал тщательно, словно платком и салфеткой. И когда он, наконец, отпустил прядь моих волос, они основательно были измазаны спермой и слюнками. Этим движением он поставил точку в этом сеансе: я обслужила его, и у него не осталось никаких претензий.

— В следующий раз я попробую и другие твои дырочки, — проговорил он. — А пока — дела. Прости, детка.

С этими словами он отсчитал несколько купюр, небрежно бросил передо мной на землю и поспешил обратно к машине.

«Скромняга»... Стоило ему возбудиться, как от скромности не осталось и следа. Мне то и дело попадались такие. Не сказала бы, что они мне не нравились, но каждый из них был настоящей тёмной лошадкой, я бы сказала, тёмным жеребцом. Сначала краснеют и бледнеют, а потом, как дойдут до дела, едва не рвут мою попку на лоскуты.

Ладно, работа есть работа.

Я подняла с земли слегка намокшие купюры, пересчитала их и не без удовольствия спрятала за пояс юбки. Кожей я чувствовала эти деньги, и это ощущение было очень приятным.

• • •

Когда я вышла из переулка, машина медленно отъезжала от бара. Парень был за рулём, а рядом с ним сидел другой, с которым он приехал.

Лысого мужика с ними не было.

Меня это немного озадачило, но едва подумав о двойной оплате за простой минет, я быстро забыла о том, что меня по сути и не касалось.

• • •

Бармен лениво возился с кассой, то и дело поглядывая на расставленные стаканы. Я сидела за стойкой и, глядя в мутное зеркальце, поправляла макияж.

Было утро, и после неожиданно поваливших клиентов я чувствовала себя весьма измотанной. Собственно, бар закрывался, и я больше никого не ждала, но в моих правилах было выглядеть всегда на все сто.

За этим занятием нас и застала Челси, ворвавшаяся в помещение с таким лицом, словно в порту приземлилось НЛО.

— Что там? — поинтересовалась я, не отрываясь от зеркальца.

Бармен ничего не сказал, но заинтересованно посмотрел на неё, облокотившись на стойку.

— В порту полиция! — задыхаясь сказала Челси. — Всё перекрыли, вертолёт летает! Говорят, какой-то корабль штурмовали, перестреляли всех засевших там бандитов!

— Хорошо, — кивнула я и закрыла зеркальце.

— Но это фигня. Там была бомба! Атомная!

— Что?! — выпалили мы с барменом.

— Да. Её хотел продать какой-то делец, но его перехватили. Бомбу, кажись, обезвредили, а дельца упустили.

— Сбежал? — развёл руками бармен.

— Нет! Спецназ взял корабль, а там — труп в сортире. Кто-то перерезал ему горло и свалил. Теперь легавые рвут и мечут, а поздно!

— Ну, как обычно, — покачала я головой.

Челси с барменом ещё долго обсуждали очередной провал полиции и разгул преступности в стране. А мне просто подумалось, что ни того парня, ни лысого мужика с холодным, но приятным голосом я больше не увижу.

• • •

Аttributiоn-Nоncоmmеrciаl-Nо Dеrivаtivе Wоrks 3.0 Unpоrtеd

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!