Юноши всем своим видом напоминали двух приличных и воспитанных домашних котиков, вдруг неизвестно как оказавшихся среди своих приблатнённо-уличных сородичей из ближайшей подворотни во время мартовской сходки. Здоровые бычки, явно из итальянской золотой молодёжи. Захотели сейчас видимо перед своими подругами и друзьями повыделываться, а тут двое молодых парней лет 23, в слегка чудной одежде, с большими радикюлями в руках... Да ещё и в итальянском порту они сейчас и совсем точно по-итальянски ни слова не понимают...

Но подойдя ближе и, посмеявшись и потыкав в нас пальцами, они точно потом сильно пожалели об этом — ловкий опер врезал первому по яйцам, а потом в горло, а я был скромнее. Просто нежно взяв этого второго героя за мизинец, резко повернул его в другую сторону. С диким воплем он упал рядом со своим незадачливым, также воющим от боли напарником... Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним...

Так что толпа молодёжи, сразу переставшей смеяться, тут же резко расступилась, явно заметив и кобуру на боку у Жоры. А когда Жора воткнул свой ледяной взгляд киллера в глаза самого смешливого, заодно положив руку на кобуру, тот сразу и обоссался. Вот так! Остановились мы в неплохой гостинице недалеко от центра. Заметив в руках у меня фунты стерлингов, обе наши горничные тут же стали намного любезнее и точно начали понимать и нашу речь — вскоре в номере у нас был накрыт стол с отличным ужином. И когда Жора показал пальцем на постель, обе сразу нарисовали на листе циферблат со стрелкой на цифре 10. Ну, всё понятно! Жора всё же большой хитрец — кончив в ротик своей «подруги», он тут же её выпроводил. А потом и мою тоже лихо выставил за дверь, сообщив, что все макаронники — ворюги! А у нас сейчас точно есть что украсть! Но хороши были в постели эти молодые итальянки! Жаль, что из-за Жоры я так и не успел навестить круглую попку своей новоявленной «подруги», а она явно была не против. Так что в гостинице у нас было всё отлично!

Но вот в Париже нас ждал полный облом. В смысле облом ждал нас только по адресу проживания родителей Лиззи. На фирме «Гочкис» нас встретили просто прекрасно — они очень нуждались в промышленных алмазах для расточки стволов своей 37-миллиметровой револьверной пушки, получив большой заказ. Так что четыре мешочка из наших сорока остались в кабинете директора фирмы, а нам на следующий день были вручены чековые книжки «Bank France» с весьма приятными суммами франков. Тут всё было отлично! Но вот в негостеприимном доме папаши Лиззи...

Лиза нам переводила пламенную речь своего папаши и несколько слов от своей такой довольно симпатичной мамочки. Грозный папаша заявил, что не отдаст свою дочку за этого голодранца, как он выразился - «клошара», показывая пальцем на Жору. Странно, Жора был в довольно дорогом костюме. Я конечно не приминул съехидничать — жених Елизаветы не Жорж, а вот я — Евгений.

Ну раз так, то мы уходим, у нас ещё куча дел. Каких дел? Вот в банке "Националь" у нас по сто тысяч франков, да алмазы нужно положить в банковский сейф на хранение, да вот нужно сверить чековые книжки — ещё и фирма «Гочкис» должна перечислить нам крупные суммы за алмазы в "Bank France", там немного, где-то по сто-двести тысяч франков. Мы хоть и молоды, но рассчётливы и не ложим все яйца в одну корзину, как говорится. Ну и перед уходом — небольшой подарок моей уже, как я точно понял — бывшей невесте Лиззи. Маленький кисет с золотым песком и пять небольших, но потрясающе красивых алмазов из новой кимберлитовой трубы — голубые! Лиззи была в восторге, завизжав от радости и расцеловав меня! А вот её родители стояли в ступоре, услышав про суммы на наших счетах в банках.

А на прощанье, раз уж мы точно расстаёмся после такого приёма и таких оскорблений, что не позволит нам стать родственниками, я громко прочёл стихи, сочинённые по дороге моей чудесной, а сейчас бывшей невесте, прекрасной красотке Лиззи:

Ты - сладкое вино в невидимом бокале.
На трепетных твоих губах - пьянящий аромат.
И запах летних наших грёз - беспечно нереален,
Лишь отражает свет, как огненный закат!

Мы с Жорой резко повернулись и, сделав вид, что не слышим громкого плача Лизы и возгласов её мамочки, быстро покинули этот совсем негостеприимный дом. Погуляв по Парижу — ничего особенного, город как город, мы вечером зашли в ближайший ресторан, отлично поужинав. А вот возле наших номеров нас ждал сюрприз — скромно одетая мамочка Лизы. Она из Киева, неплохо говорит по-русски, хотя за время замужества за этим скупердяем, как она обозвала своего муженька, немного подзабыла язык. Так что мы сейчас и пообщаемся и с удовольствием! Хороша мамочка, весьма ещё красивая и аппетитная молодая ещё дама.

Вскоре обе горничные, надеясь на чаевые, ловко и быстро заставили стол в моём номере дорогими явствами и весьма дорогим испанским вином. Ну и через часик, увидев подмигивание Жоры, мы рискнули ответить на оскорбление папаши Лизы коварным способом. Жена этого скупердяя вскоре положила в сумочку 20 фунтов стерлингов - "на шпильки", ну а Жора, вновь подмигнув, весьма нахально поставил её в коленно-локтевую на моей кровати. Я довольно быстро кончил в умелый ротик слегка опьяневшей мадам, а Жора ещё долго наслаждался её пышной попой.


Затем его на «боевом посту» быстро сменил я, получив большое наслаждение от аппетитных статей мамочки Лиззи и балдея от того, что поимел и дочку и мамочку. Как пошутил потом Жора в стиле Хлестакова — «Никак не пойму, кто из них лучше — мамочка или дочка». Вот развратник! Затем, раз уж «пошла такая пьянка», то я нагло кончил в лоно дамы. Она слегка повозмущалась, но вот новые 20 фунтов — «на булавки», раз Ваш муж такой жлоб. Дама погрозила нам пальчиком, когда Жора, поцеловав ей ручку, пригласил заходить к нам ещё. Нахал! Но какая она была довольная!

На следующий день к вечеру приехали два старших казака — они решили закончить свои военные действия и пожить в Европе под нашим покровительством. В ресторане они всё расспрашивали нас, что едят кругом за столами. Эти вот небольшие уродливые рачки — это креветки, вот из раковины выковыривают ложкой устриц, полив их лимонным соком, вот едят виноградных улиток, а этот сыр не протухший, а с плесенью — некоторые французы так любят. Жора тихо хохотал, увидев позеленевшие лица обоих казаков, их явные рвотные позывы и громкие слова Семёна:

— Как же нужно так оголодать, чтобы жрать такое? Тьфу!

Так что мы пошли в номер к Жоре и там поели великолепное и очень вкусное копчёное буйволиное мясо (коптили ведь сами казаки) под отличное красное вино. Наелись от души, устроили казаков в неплохой номер, договорившись встретиться вновь уже в Берлине. Ну а утром поезд неторопливо нёс нас в Берлин. Там нас тоже ждал облом, но хоть граф Чичагов поносил нас на языке родных осин. Ну и понятно, два юнца лет 22-23 или чуть старше, оба крепенькие правда, с такими подозрительно загорелыми лицами, стоят в дорогих костюмах, опираясь на не менее дорогие тросточки с медными набалдашниками. Подозрительно! Явно альфонсы!

Вот если бы им было лет по 40, тогда можно дочку отдать замуж, точно как на картине «Неравный брак». Да, он же ещё и граф, а тут два каких-то непонятных молодца, явно нацелились на приданное его дочери. Тут уж я вновь схохмил:

— Уважаемый господин Чичагов! Пардон, дорогой граф! Вы пока ругаете бывшего жениха Вашей дочери, а я пройдусь в «Немецкий национальный». Что я там забыл? Да вот проверю, что мне перевели из Южной Африки, должны 200 тысяч (почти правда, двести на двоих) марок, мы там золото нашли и алмазы. Тут Жора очень ловко вручил Анастасии золотую коробочку. в которой лежали пять отличных алмазов, бросая всем в глаза острые лучики преломлённого света. Настя громко завизжала и захлопала в ладоши - такая красота! Завтра у нас переговоры в фирме «Крупп-верк», насчёт алмазов и их стоимости, ну а через недельку едем в Берн. Зачем? Проверить перевод в «Швейцарский международный», ну там мало, тысяч около ста, естественно, что каждому — я слегка зевнул. Пока, дамы и господа!

И граф с женой и Анастасия — все стояли с открытыми ртами и вытаращенными глазами. Конечно - такие суммы! У выхода из нанятого графом дома нас ждала горячая встреча в лице двух мордоворотов. Понятно, нанял граф, чтобы нас побили и проводили пинками! Эти два дебила, мерзко гигикая, натянули кастеты и вскоре об этом пожалели, причём больно! Мы ловко выхватили из тросточек остро отточенные клинки французской оружейной стали — подарок весьма довольного директора «Гочкиса», да длиной сантиметров по 70 каждый клинок. И пока они таращили свои пустые глаза на меня и мой клинок из полированной стали, Жора ловко проколол одному ухо — кровь полилась ручьём, а второму — проткнул обе щеки насквозь, заодно выбив ему два зуба. Они явно перепугались, превратившись из охотников в жертвы, так что два смачных пинка помогли им покинуть место своего бесславного боя, бегом, с громким воем и с топотом. С воем и потому, что Жора ловко ткнул обоим острием клинка в их жирные зады. Видимо очень больно!

Казаки поехали на Кубань — проведать своих и подкинуть денег родителям и сёстрам, но скоро вернутся. Ну а мы вечером с Жорой снимали стресс с помощью отвратительного немецкого шнапса, вкуснейших баварских сосисок и чудесных горничных. Похоже, что эти горничные во всех гостиницах именно для этого и находятся! Зайдя ко мне, полненькая Гретта быстро разоблачилась, светясь в полутьме номера своим аппетитным телом и ловко нырнула ко мне под одеяло. До наших француженок ей, как до Китая в коленно-локтевой. Но какая она упругая вся и сладкая! Так что стресс вскоре был снят!

Зато кончить она предложила в свою пышную попку, быстренько встав «рачком» и раздвинув свои мягкие полные ягодицы и точно заранее смазав свою попку. Крепко обняв её, страстно целуя девушку в шею и ушко, я с таким большим удовольствием двигался в тугом уступчивом канале её попки, с силой сминая её нежные ягодички. Неплохо было потом ещё полежать на её нежном горячем теле, бурно кончив и почувствовав, что напряжение от психа немного отпускает меня — ну кругом обломы с нашими невестами! Да может всё к лучшему, как постоянно повторял великий герцог Арманд де Решилье! Судя по громким оханьям в соседнем номере, Жора тоже вовсю снимал стресс. Так что теперь, по идее, у нас должна наступить и светлая полоса в нашей жизни в этом мире!

И через неделю мы с Жорой в этом убедились! Я даже стишок сочинил, надеясь на светлую полосу в нашей жизни:

Пусть случится всё то, что начертано свыше.
Не лишайте себя тёплых фраз, нежных встреч.
И, молясь о любви, знайте - небо услышит!
Зажигая для вас звёзды бархатных встреч.







   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!