— Я готова! — Из фургона горделиво выплыла Елизавета и, очевидно ожидая публичного проявления восхищения, застыла в весьма эффектной позе. Ручка в бок, ножка немного на отлете, личико просто светится осознанием собственной элегантности. Ох уж мне эти женщины — право дело, не вижу никаких различий между дамочками двадцать первого столетия и нынешними молодыми дамами. Время идет, а сущность совершенно не меняется. Хотя признаю — выглядит сейчас Лизхен просто сногсшибательно.

Небольшая шляпка с черными кудрявыми перышками, коротенькая курточка, отделанная бахромой, длинная юбка-брюки, просто чётко обрисовывающая её классную попку, краги и замшевые сапожки на невысоких каблучках. Её длинные полные ножки в моём воображении видны полностью и она, поняв это — негромко засмеялась. На этом классном широком кожаном поясе — кобура, также тисненой кожи, с таким маленьким револьверчиком и дорогой охотничий нож. Ну и дамская сумочка, стилизованная под охотничий ягдташ, куда же без нее.

Да, вуалетку на шляпке, чуть не забыл. Словом, хороша чертовка. Неожиданно поймал себя на мысли: если вдруг, каким-то чудом, меня занесет обратно в двадцать первый век, то я совсем не против забрать ее с собой... Ну а если мы так и останемся в этом веке, в этом времени, в этом параллельном мире навсегда — тогда тем более... Хороша! Да и в постели она — просто высший класс!

Но почему Лиззи, как она себя называет, а не Анастасия? Этот хитрый опер и знаток психологии Георгий как-то вечером вроде в шутку предложил девушкам испытать в постели других мужчин, то есть поменяться партнёрами. Он понял, что я больше нравлюсь Елизавете, а Анастасия явно не спускает глаз с него. И вот теперь он спит с Настей, а я, и с большим удовольствием — с Лиззи. Но как она хороша, как она хороша!

Я крепко обнял свою подругу и с наслаждением вдохнул в себя чудесные запахи из её декольте. Да! О-о-о-о! Терпкий запах её духов, а как пахнет забытым запахом земляники её чудесная упругая грудь, да плюс этот невероятно возбуждающий запах сладковатого женского пота (жара Африки!). Я даже слегка зарычал от вожделения, но умница Лиззи нежно меня поцеловала и прошептала: "Ночью я вся твоя!" А сейчас мы идём за билетами, чтобы посадить девушек на этот огромный пассажирский пароход "Бреслау". Молодцы немчура - война войной, а бизнес бизнесом! Но вначале я встал на колено и выдал свой скромный экспромт:

Ты пахла нежно-сладко, как Богиня!
Встал на колено, так кружилась голова.
И понял я отныне - ты из сказки,
Тут не нужны слова!

Лиззи была в восторге и вновь меня поцеловала, но уже более страстно. Так что за билетами мы пошли намного позже! Лиззи сама затащила меня в постель! Только попросила ещё стихи, это её так возбуждает. Да я с удовольствием, их есть у меня, как говорится:

Есть запах встреч и запах тишины.
И запах кофе и запах счастья,
Когда проходят мимо все ненастья.
Есть запах просто и называется он - ты!

Но вот через два дня мы отправляем девушек в Европу. Вначале этим крутым пароходом-лайнером до Рима, а вот оттуда — Лиззи дальше едет скорым поездом Рим — Париж, ну а тогда Анастасия, соответственно, Рим — Берлин. А мы приезжаем через месяц и будем просить руки девиц у их родителей. Такова экспозиция! Вот таким манером и очень непонятно для девушек выразился Георгий. Вот раз непонятно — то и очень убедительно! И как наши девушки не возмущались и хотели остаться, мы твёрдо стояли на своём — только так и не иначе!

Они нам очень дороги и поэтому мы своих будущих жён очень твёрдо намерены отправить подальше от ужасов этой войны. Ведь мы свой вклад уже сделали — англичане после таких потерь в войсках и громадного наплыва раненых пошли на переговоры! Недаром Наполеон всегда твердил, что для войны нужны только три вещи - деньги, деньги и ещё раз деньги. И как бы это цинично не звучало, сам командующий драгунами, командир бригады лорд Кардиган и главнокомандующий лорд Раглан заявили, что им выгоднее в войне с бурами иметь своих мёртвых солдат, а не раненых. Но благодаря моим уговорам упёртых буров и их меткости - наплыв раненых лимонников просто огромен! А это огромные расходы на лечение и отправку больных аж в метрополию! Но нам с Жорой сейчас самое главное - это конечно наши красотки-невесты! После бурной прощальной ночи нашей страсти они уплыли в пока мирную Европу.

Лорд Кардиган, британский комбриг, придумал поддевать под мундир вязаный жакет собственного изобретения – на пуговицах и без воротника. Тепло холодной ночью в буше и мухи не кусают, а главное, не заметно, что имеет место нарушение формы.

А однорукий английский главнокомандующий лорд Раглан самолично разработал и внедрил новую модель рукава – цельнокроеный, чтобы вода во время дождя не попадала в шов. Так его и называют доныне – «реглан». И вот теперь они оба имеют возможность убедиться в том, как быть ранеными - меткие пули бурского жуткого ружья "роёр" нашли и их. Но главные лимонники пусть лечатся, а мы идём в пристанище денег - в банк. Нужно обеспечить и наше будущее и будущее наших невест.


Банк, под помпезным названием «Государственный банк Оранжевой Республики», мы обнаружили в центре города. К счастью, он никуда не собирался эвакуироваться и вполне себе исправно работал. Надо сказать, почти ничто в городе не напоминало о войне. Нет, обилие вооруженных людей и патрули наводили конечно на определенные мысли, но в остальном все шло своим чередом. Прогуливаются по улицам расфуфыренные парочки, работают фотографические ателье, магазины, множество ресторанов и отелей. Даже огромный воздушный шар на центральной площади примостился, рядом с которым авантажного вида пилот за умеренную плату предлагает осмотреть все окрестности с высоты птичьего полета. Как-то не по себе немного становится от такой беспечности. Впрочем, я завтра все же попытаюсь достучаться до кого-нибудь из местных генералов, а потом... Вначале, самолёты, ну а девушки потом... Тем более, что учитывая это такое туповатое упрямство буров, трудно мне будет...

Всю сумму, а эта была гигантская — двести семнадцать тысяч тысяч фунтов, эти деньги были переведены в Берлин по транс-телеграфу. Нам с Жорой — по чековой книжке. Ну а вечером опытный опер сработал чисто, с тремя казаками ловко и тайно арестовав пилота воздушного шара. Так вот он каков — английский агент, передавал англичанам данные с помощью фонаря азбукой Морзе. В его домике были найдены 10 отличных Муазеров К98 с точными цейсовскими оптическими прицелами и огромная сумка-радикюль, полная фунтов стерлингов. По 50 этих фунтов каждому казаку, а остальное в банк, на наш счёт. Все казаки были в полном восторге и радовались как дети - такие отличные деньги они постоянно получают от нас. Да они теперь богачи! Все они заявили, что им очень повезло встретиться с нами! Ну а теперь в отель. И спать!

Утром Жора постучал и, зайдя ко мне в номер, выразительно хмыкнул, увидев рядом со мной выглядывающие из-под одеяла две симпатичные шоколадные попки. Я ему пояснил, что не смог отказать двум таким красоткам-горничным, каждая попросила всего по пять рэндов. Мы прекрасно покувыркались.

— Кстати, Жорж, страви давление, мы же сейчас совсем юные мужчины и ведь спермотоксикоз не за горами. А я побреюсь и вскоре мы ждём ювелира и банкира. Что значит молодой мужчина — когда я вышел из ванной, Жора уже ловко поставил одну мулаточку «рачком» и лихо ей вдул, она только охала. Вот кончил он в жадный ротик второй — пять рэндов для них весьма отличные деньги. Но Жора явно не расслабился! Наоборот — он всё продумал! Как мне повезло, что он сейчас рядом со мной в этом мире. Иначе...

Этот старший клерк банка и ювелир хотели надуть нас! Увидев меня одного, они сели за стол и рассмотрели алмазы из каждого мешочка, но пока из пяти выставленных. Незачем сразу всё показывать, как Жора требовал.

Ювелир работал четко и уверенно, проверка алмазов заняла от силы минут двадцать. После чего он сверился с записями, быстро что-то подсчитал и сообщил нам:

— Сто тридцать пять тысяч фунтов, больше не получится. Камни чистые, но, к сожалению, при огранке будет много потерь. Но в любом случае, это примерно на десять-двенадцать процентов больше, чем вы получили бы в официальном учреждении, мистер Орлофф. О, у вас ещё три мешочка, шарман...

Сто тридцать пять тысяч фунтов, и все крупные камни остаются у нас. Плюс ещё мешочки в моей сумке... Это уже что-то — с такими деньгами можно начинать жить. Думаю, стоит согласиться.

— Я согласен...

В дверь неожиданно сильно постучали, потом щелкнул ключ, и она распахнулась. В номер ввалились два мужика в штатском и наставили на нас стволы револьверов.

— Полиция! Вы арестованы, господа!

Но буквально через минуту эти «полицейские» лежали крепко избитыми и не менее крепко связанными — выскочившие из ванной Жора и двое казаков не церемонились. Казаки получили на руки деньги этого «ювелира» — тысячу рэндов на всю свою группу (очень крупная сумма!) и увели его и «полицию» с собой. Как я понял — в «страну счастливой охоты». Тут Жора был просто непреклонен! А сильно перепуганный, просто до смерти, трусившийся старший клерк банка был готов на всё! Получив от Жоры пару пощечин, он на вопрос о переводе денег сразу выдал:

— Господа, я готов на всё. И во всём вам помогу!

Ну да, задачка, однако. Чем мне может быть полезен главный клерк Государственного банка Республики? Даже не знаю... Но Жора всё продумал заранее насчёт наших денег:

— Сможешь нам открыть счета, скажем, в САСШ? Или в Германии, к примеру? Или в Швейцарии? Куда мы скажем тебе?


— Без проблем... — закивал головой этот старший клерк банкка Стромберг. — Трансконтинентальный телеграф пока работает, так что нет проблем. Мы можем вам открыть банковский счет на предъявителя в любом из наших партнерских банков. Вы вносите деньги, мы оформляем банковский перевод с указанием представленных вами реквизитов...

Заодно всего за двести фунтов (от каждого) он согласился сделать паспорта граждан Республики — очень пригодятся, ведь тогда мы, как беженцы, довольно легко устроимся в Германии или в Швейцарии. Ну Жора и голова! Всё продумал! Стромберг забрал деньги на паспорта плюс сто рэндов за скорость, затем Жора показал ему «Вис-Радом» и произнёс сакраментную фразу Остапа Бендера:

— И помни! У нас очень длинные руки. Ты и сам видел, да и помощники наши просто звери, так что не шути. А сделаешь всё как нужно, будешь и жив и станешь намного богаче, намного, понял, — сильно покрывшись потом и явно не от жары, то закивал и исчез. Как весьма точно говорится — добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом.

Ну а мы с Жорой немного сняли стресс французским коньяком и понятливыми горничными. Кстати, в наше время коньяк был получше, но до армянского... Хотя горничные, получив ещё по 5 рэндов, были весьма хороши! Особенно, если ими поменяться, в процессе... Когда они ушли, то Жора, сильно уставший за этот суматошный день, так и уснул в моём номере на диване... Я тоже медленно засыпал на своей кровати, с удовольствием вспоминая упругую нежную попку одной горничной и такой невероятно умелый ротик второй. Удачный был день... Очень суматошный, но очень удачный день...
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!