До ужина времени было ещё непочатый край, сватьи-подружки пригубили винца. Елена уже много дней пыталась начать разговор о жизни Нины до замужества, как она повстречала Егора, были ли в их жизни такие моменты, что доходило до развода.

— Ты не смотри, что я такая скромница. До женитьбы я была такая оторва, что парни трусили меня как главаря шайки. Восьмилетку закончила в Армавире, там же поступила в техникум... Да, мамин брат там директорствовал, так что без проблем. Первый курс, первая оргия на новый год... Да, я сама и организовала. Три парня, четыре девушки. Сутки, представляешь? Сутки еблись... Потом конечно стыдно было, но следующее застолье уже восьмого марта. Ты уже, наверное, поняла, что перерывы между играми были с каждым разом всё меньше. Три года учёбы отмечены в моей памяти как сплошное блядство.

— Поэтому у тебя губы такие... мясистые.

— Наверное. Даже не заметила, как они такими стали... Значит, отучилась. Мама моя договорилась, чтобы меня направили в Краснодар на практику. Вот там то я и увидела впервые Егора... Устроилась к ним на предприятие. Влюбилась в него с первого взгляда, блин. Он то на пять лет старше меня, уже тёртый мужчина, своя жилплощадь, приличный заработок бухгалтера-экономиста. Но и девчат вокруг него соответственно. А он то умница, понимает, что да как. То вижу одной жопу тиснет, то другой, а те и рады, сучки.

И решила я его охомутать. Но действую от противного — он мне знак внимания — я отталкиваю, строю из себя недотрогу. Он цветочек мне на стол — я: «Егор Павлович, отнесите его Лидочке из планового!». Естественно недоступный плод самый желательный. Я, конечно, извожу себя мыслями о сексе с ним. На выходные еду к маме. Там с знакомым парнем трахаюсь до чёртиков — гашу страсть по Егорушке. Подошло время корпоратива. Я уже принимаю знаки внимания с его стороны. Но всё в соответствии — целка-недотрога. Вызвался он меня проводить до дома, где я снимала комнату у бабули. Осень. специально для еtаlеs.оrg Я прижимаюсь к его плечу, весело щебечу о всякой ерунде. Пиздец в виде трёх охламонов, преградил нам путь. Угрозы быстро перешли к действительности. Егор как ты понимаешь не боец, хоть и ограждал меня, но от первого же удара выпал в осадок. Удар пришёлся по его умной головушке. Как я вскипела... ты бы видела. Пиздец в виде озверевшей львицы предстал перед мужиками, желавшими меня отыметь. Пытаюсь въехать одному ногой хоть куда. Обувь тяжёлая, едва не слетает с моей ноги, снимаю чулок-сапог... Помнишь такая мода была, платформа с тканевым голенищем... ? Так вот. Снимаю я сапог, ка-а-ак врезала ближайшему по виску. Сразу в аут. Второй получил по спине, выпрямил её от боли, и тут же по яйцам отхватил. Третий попытался кинуться на меня, но тут Егор очнулся, схватил того за ногу. Челюсть мужика прям клацнула от удара об морозную землю. А меня уже не остановить, с матами, угрозами самих выебать, наношу удары сапогом, всё время пытаясь попасть в пах мужикам. Хорошо Егор уберёг их — растерзала бы.

Утихомирилась я. Начала истерично плакать — смех и плач накрывали меня как оргазмы. И это прошло. Гляжу у моего мужчины губа кровоточит, изо рта тоже струйка крови. На свой страх повела его к себе. Бабуля сразу проснулась, как услышала мужской голос. Уговор был чтобы я ебарей домой не водила... Попадались мне всегда сквернословящие люди. Увидела проблему, успокоилась... Нет, ты что. Отмыли мы Егора, чаем напоили и на такси домой отправили. Через полгода я уже стала Синцовой. Продолжаем работать на одном предприятии. Я былой опыт половых отношений от него спрятала, так как решила оставить прошлое, забыть навсегда — я теперь жена успешного человека.

Сучки знают, что он женатый мужчина, а своё гнут. То сиськи в декольте не влезают, то ткани на юбку пожалеют, в кавычках. А он не утихомиривается, так же любезничает с блядищами. Я ревную, высказываю ему претензии — он отшучивается, говорит всего лишь лёгкий флирт. Начинаю пускать слёзы — ещё хуже. Отворачивается от меня, сутками не отвечает. По-другому действую. Иронизирую над девушками, он так же посмеивается со мной, называет их простушками.

Уже понимаю — слёзы его раздражают, отдаляют от меня. Как удержать? Древний приём — забеременеть. Только потом поняла, что ещё хуже сделала. Я уже на работу не хожу, извожу себя дурными мыслями. Наверное, от них начались осложнения... Подлей мне, горло пересохло... Всё, думаю, хана моему браку — кому нужна больная жена. Но Егор в это время меня поддерживал, никогда не задерживался с работы, по магазинам и клиникам всё время вместе со мной.

Только где-то через два года после рождения Алисы проявилось его любвеобилие. Вижу после таких отлучек он ко мне больше страсти проявляет. И тогда я решила — пусть гуляет, лишь бы не предложил развестись. Сама начала встречаться с мужчинами. Вот так и жили, я знала о его изменах, он догадывался о моих. Но слово развод мы ни разу друг другу не сказали.

— А у нас с Витькой слово развод стало какой-то дурной игрой. Наблядуемся, гадостей друг другу наговорим и потом до одури сношаемся.

— Этому, наверное, есть какой-то психологический термин.

— Да, как и любому другому поведению человека психологи напридумывали терминов. — У Лены возник следующий вопрос. — Если наши дети поженятся. Твои отношения с Юркой продолжатся?

— Да... Зачем обманывать себя... , тебя? Скажу тебе и себе, — нет. Но гарантии — не дам, ни тебе и тем более себе. Мы же с тобой любим это дело?

— Да уж. Ты по молодости начала, а я после двадцати пяти...

— Как тебе удалось целку сохранить?

— Мамочкиными наставлениями... Лесбиянила иногда... У тебя был такой опыт?

— Хе! Все виды извращения, все...

— А ты Егору в попку... ?

— Нет! Я для него туда ещё девственница. А ты?

— А мы с Витькой сразу после рождения Юрки. Увидал мою мандень, довёл меня своими претензиями до такого греха. Мне поначалу не нравилось, но года через полтора привыкла... Егору, извини, на втором свидании дала туда. Но видимо не я первая, уже опытный в этом деле. Я ещё хочу спросить. А дочь твоя как же? Вдруг узнает? Вдруг не будет её хватать Юркиной ласки?

— Опыта конспирации у меня двадцать лет. Не бойся, сватьюшка, не обижу сношеньку твою, дочь мою. Как-нибудь вывернемся... Конечно они будут жить в нашем доме, но, если случится так, что они будут жить у вас. И Виктор захочет Алиску поиметь?

— Этот кобелина точно задумает такое блядство? Пусть лучше у вас живут... А Алиса разве не стойкая?

— Алиса может перещеголять нас с тобой... Раньше меня начала ебаться... Да, да! Вся в меня пошла сучка...

— Во сколько?

— Она... ? Ещё пятнадцати не было. Ты сама почему маму слушалась?

— Пригрозила отдать в детдом, стоявший в сотне метров от нашего дома. Я себе так и наметила, как только стану совершеннолетней — трахнусь. Правда хотела раньше начать, уже даже договорилась с парнем одним. Поехала к нему в частный дом. В автобусе меня принялся щупать какой-то хрен. Я испугалась...

— Жалела потом?

— Конечно жалела.

— А меня дважды до оргазмов довели в автобусах. Второй раз Юрка... Время ещё есть, расскажу. В первый раз мне было восемнадцать лет. В Армавире, еду в техникум. Уже октябрь наступил. Одежды на мне соответственно погоде. Юбка тёплая, под ней колготки капроновые. Вязанный жакет, под ним блузка. Я еле успеваю заскочить в заднюю дверь «гармошки», попадаю в кучку парней, так же спешащую на учёбу. Бежала то метров двадцать всего, а запыхалась как от стометровки. Стою, воротом обмахиваюсь. Оказалось, что пуговицы на жакете и блузке расстегнулись, и я оголяю прелести. Парни поняли это по-своему. Они ведь как гурьбой так храбрецы — принялись тискать, лапать. Стою, молчу. Думаю, до каких пор они дойдут. На следующей остановке народ ещё подсел, придавил нас в угол. Парни мои пуговки уже освободили от петелек, юбку задрали, жмут задницу-передницу через капрон. Лифчик над сиськами. Свои причиндалы тоже выпростали, поместили в мои ладошки. Шепчут гадости, другую хрень. А я уже ауте, мне похеру что они обо мне думают и говорят. Опустили мне колготки с трусами, пытаются вставить, но давка мешает расступиться. Трутся об мои ляжки, кончают на них. Я и сама теку, оргазмирую с каждой фрикцией. Натрухали мне втроём, помогли поправить одежду. Я решила на занятия не идти — куда? Полные штаны спермы. Так на этом же автобусе домой поехала... О! Вера вернулась. С Клавой. И чего это господь всех блядей в одном доме собирает?

— Клава тоже? И я не блядь!

— НЕ блядь живёт с одним мужчиной начиная с брачной ночи и до гроба. А мы все бляди. Думаю, что есть бляди круче нас. Понаблюдай как девчонка ножками сучит при Юрике.

— А как с ним?

— Позже...

***

Все уехали на пляж, Лена и Нина, кухарили. Поговорила с ними о пустом. Пошла смотреть «Дискавери». После рекламы, начался познавательный фильм «Сквозь «Кротовую нору» С Морганом Фриманом». Вообще-то темы про вселенную Клава любила. Внимательно вслушивалась в пояснения астрономов. После термина «Чёрная дыра» астрономия забылась. Анатомические картинки другой дыры всплывали в глазах, в сознании. Тогда они сидели у озерца, играли в «Дурака», мама сидела напротив, девушки, свернула ноги по-казахски. Тогда мамина дыра не заинтересовала девочку — она сама такую имеет. Просто чернота в центре розового.

Сейчас эта чёрная дыры втягивала «ЕГО». «ОН» с радостью лез в ту черноту. Много раз лез. А ей надо-то всего один раз. Просто примерить — соответствует ли «ОН» ожиданиям!

Картинки на экране гипнотизировали. Рука сама отодвинула край шортиков и трусиков. Пальцы шалили в «Чёрной дыре» Чьи-то губы ласкали сосочек, нашёптывали магические слова, расстёгивали пуговку на шортах, приподнимали её попочку, снимая облачение. Чьи это руки? Мамины? Его? Рук четыре — значит, оба раздевают её. Вот она голая лежит на том самом камне у воды. Мама ласкает её антенны грудей, слизывает губами блеск с её губ. Блеска не становится меньше, он становится алым, объёмным. Антенны извещают вселенную об образовании «Чёрной дыры». Она начинает притягивать «ЕГО», «ОН» не может противиться силе.

— Клава... ! Клава... ! Иди в спальную! — Нина деликатно убрала руку девушки от шортиков.

— Ой! Извините, Нина Сергеевна. Ах, чёрт! Нет... , нет... ! Как же мне его забыть? Нина, может, вы подскажите? Это у меня любовь или просто тяга?

— Просто, девочка, просто. Скажи, если бы не его обнажённый вид, ты бы тянулась к Юре?

— Как вы догадались, что я имею в виду Юру?

— Дважды, два. С Алёшей ты уже... , больше не с кем. Или ты положила глаз на наших старичков? Хи-хи. Так тянулась бы?

— Не знаю, не уверена. Возможно, нет. И мама так же говорит. Я вам всем благодарна, что не осуждаете меня. Давайте я вам помогу с ужином, хоть как-то отвлекусь.

— Пошли, малышка... Лена, вот помощница изъявила желание. Ты ей что-нибудь квадратное разреши в руки брать. Ничего фаллического, а то будет как с тобой в твои шестнадцать лет.

— Что с вами, Лена, было в моём возрасте, о чём так загадочно намекает эта женщина?

— Нинка, зараза, я же с тобой чисто по-бабски, по-дружески. Дрочила, как и ты! Вот что было. Всё! Хватит, сучки! Старая и молодая! Не то уйду в спальню и истерзаю себя пальчиком.

***

Ночевать на пляже, Клава отказалась, мотивируя возможными осложнениями. А в дороге болеть неохота.

Вера, узнав, об этом, сказала подружкам, что хотела прикатить Большую Берту, для взятия реванша над мужчинами. Но придётся подождать до следующего вечера, раз появилась возможность отдохнуть от...

Она пошушукалась с Леной и Ниной, о чём-то долго смеялись, сами краснели от этих мыслей.

Зато Оля не испугалась переохлаждения, как кошечка подлезла под руку Андрея, начала уговаривать его на последний секс с Юрой.

— Любимый, мы же договорились, что завтра всё забудем, а сегодня оторвёмся ещё раз. Может тебя азиаточка согреет. Если она откажет, то малюсенькая Ульяна не будет против. Поехали, а... ? Ты мой самый любимый! Мма-а-а!

Айгуль опять стало «плохо», она вдруг «почувствовала» озноб. Ведь ей тоже завтра в путь, а «озноб» лучше переждать в тёплой постельке.

Ульяна была не против свинга с Андреем и Ольгой. Показала Вадиму пять пальцев, тот кивнул. Но затем показал четыре пальца и стал собираться с ними.

***

Ночь. Спальная. Действующие лица... Тьфу, ты я же не сценарист! Алексей шептал о том, что она просила днём оральные игры, а сама...

— Дурачок, надо было поднять меня на руки унести в цветник. Сегодняшнюю ночь я отдаю тебе, ведь потом нам трудно будет так же уединиться! Как ты хочешь? Сначала я тебе... , или ты меня... , а давай одновременно, как лесбиянки!? Ну, что мой огурчик, хочешь попасть мне в ротик... ? Лёш! Если захочешь кончить, предупреди, чтобы я не захлебнулась... Нет! Давай я сверху, а то чувствую, ты мне зубы выбьешь, своим желанием пропихнуть в горло... Хорошо, голые кокушки я тоже пососу, хи. Хи... , они сразу два могут влезть в рот... Не больно... ? Ладно, по одному, сначала... Легонько клитор всоси... , да, так... , еще нежнее... Ох, как хорошо, что и пальчик в дырочке... Ой, я... , я... ,... Успел... , слезать... ? Много налилось... ? Хочешь в меня... ? Хорошо, я потом сперму выпью... Ух, как заскочил... ! Родненький мой, хуище! А какой большой... ! Ого... ! Да, он огромный... , загоревший, отдохнувший. Ой! Ты до матки достал! Ах, какой кайф... ! Туда не кончай! В ротик. Не хочу сейчас идти подмываться... Ай, ай, айяй...

Как не просила Клава, но обоюдный оргазм от таких ласковых слов, сковал чресла обоих партнёров. Они полежали, Клава с тряпочкой в щёлке, Лёшка с вялым перчиком на бедре. На обратном пути из душевой встретилась с Леной, в свете ночника, была видна затычка между ног женщины. Лена хлопнула Клаву и Лёшку по голым попкам.

— Клав, ты хочешь ещё... ? А хочешь, чтобы на нас смотрели... ? Давай Веру, разведём, мол, хотим опыта поднабраться...

***

— Вера Сергеевна. Можно к вам? Вера... Вера...

— Чего тебе не спится... , а вы оба тут. Что случилось приведения с мотором?

— Верочка Сергеевна, мы хотели на прощание показать... , ну... , ну...

— Не нукай, говори внятно!

— Как мы с Лёшей... , акт наш посмотрите, правильно... мы... или неправильно.

— Вы хотите, чтобы я смотрела на вас... ? Не опытные значит... ? Врёте ведь... Ну лезьте в мою постель. Сейчас торшер включу... Начинайте, молодёжь... Делайте, как умеете, я потом на ошибки укажу.

Молодёжи только того и надо. Леха, целовал соски, шейку любимой, тискал ягодицы, пока Клава была на боку, подняла ногу ему на бедро, раскрывая вид сзади. Вера поглядывала с этой же стороны, видела, как заблестела вульва, как к ним подлез пенис. Толкнув его на спину, Клава сама оделась на стояк. Скользила всей грудью по его груди, тёрлась сосками об его соски. Ситуация с наблюдателем очень возбудила обоих. Они старались показать, как можно больше интимных зон, Клава встала на ноги, развернулась задом к лицу парня. Села опять на уже покрасневший от готовности взорваться член. Слегка откинулась назад, опираясь на руки, начала поднимать попку. Всем своим видом показывая свою открытость.

Мастурбирующая Вера, присела рядом с девушкой, впилась поцелуем в губы, руку опустила к клитору. Клава не шевелилась, ожидая продолжения. Лёхина рука поглаживала дыню Веры. Женщина всунула пальцы между пенисом и верхом влагалища. Поглаживая внутренности вагины, целовала губы девушки. Пальцы парня уже ныряли в дыре женщины, она приняла удобную для этого позу.

От ласк влагалища и клитора, Клава ощутила микрооргазм. Вагина сжала член и пальцы, дыхание приостановилось. Лёшка устал держать девушку на себе. Женщины начали целоваться, всё больше распаляясь. Вера стояла раком, он, не спрашивая вошёл в неё. И практически сразу кончил.

— Не вынимай.

Достань салфетку. Дай сюда. Вынимай потихоньку. — Вера заткнула дыру. Разложила девушку на кровати и припала к её источнику влаги. Когда девушка затряслась от оргазма, отвалилась на подушку.

— Думали обмануть опытную женщину? Ха! Не на ту напали. Идите к себе, мне твоего сока, девочка хватит.

***

— Ты её трахал? Ах, ты, гад!

— А она тебе лизала! Ты чем лучше? Кайф ведь поймала? Ну, честно сказать, я решил, что это у нас группавушка!

— Ну и как у неё там?

— Твоя дырочка гораздо ýже! Я решил, что промазал.

— Правда, ýже? А может горячее?

— Да, у неё горячее. Она ведь крупнее тебя. А ты ведь кончила на мне?

— Ага. А если бы она нам предложила, ещё с ней... , ты попросил бы её в попку?

— Попросил бы конечно, ты то против. Женщины пидорасками не бывают, только мужики! Ну что? Спать будем или...

— Или. Всю ночь, слышишь, всю ночь. В поезде выспимся. — Клава решила подбодрить парня. — Может и в попку...

— Ух, ты...

Девочка обманула. Динамщица!!!

***

С собой взяли только три бутылки вина. Оля, помня свою болезненность от алкоголя, выпила всего чуть-чуть, только для веселья, так сказать для запаха, а дури своей хватает. Андрей выпил бокал вина. Юрик тоже не злоупотреблял — ему рулить. Уля выпила бокал, так что остальное предлагалось выпить Вадиму. Но у него своей энергетики хватало, так что допили всего одну бутылку.

Просто порево пока отклонили, решили выдумать игру. Начали с карт на раздевание. Так как девушки имели на теле больше одежды, то парням положили по камню на колено. Если проиграют, то выкидывают камень, типа сняли что-то. Проигравший так же должен поцеловать того, у кого больше... очков.

Несколько раз за игру пришлось чмокаться однополым парам, проигравший, чмокал победителя. Но это было комично, до колик в животе. Возбуждение у всех началось, но нужно было больше страсти.

Мужчине завязывали глаза, он ложился на спину на песке. Женщины приседали над его ртом, он должен был угадать кто над ним. Если не угадывал, то бежал в озеро — окунался с головой в воду. Скоро все мужчины стали мокрыми от воды, а женщины сухими от вылизывания.

— Дюша! Помнишь, какой поцарапанный ты вернулся домой в мой дээр? Иди, к Ульяне и целым не возвращайся — пусть она тебя раздербанет на части, соберёт и выдаст мне удовлетворённого мужа. Ну, а я... я буду мстить за тебя, они у меня ещё попляшут за надругательство над тобой! — Оля говорила громко, смотрела в глаза Юры и Вадима. Глаза и уста выдавали улыбку.

Мужчины, смотрели в её глаза, полировали остриё головки.

— Не пора ли заткнуть чертовке рот? Как вы считаете, сударь? — Вадим принял игру девушки.

— Да, я с вами согласен, мой друг, что-то она о себе возомнила — месть... ! Вы, пожалуй, заставьте блудницу замолчать, а я проверю каким, вооружением она собирается нам мстить... Да, друг мой, попали мы с вами в переделку — двуствольная базука, самой последней модификации с полным зарядом оргазмов.

Андрей с Ульяной держались за животы от смеха.

— Вы, сударь, пока в один ствол копье вгоните, а другой пальцем, я уверен, чертовка не сможет долго выдержать! С копьями на базуку! В атаку!

Ульяна повела своего партнёра подальше, чтобы не умереть со смеху. Легла на спину, раздвинула похотливо ноги, похлопывая по лобку ладошкой, предложила Андрею попробовать соков беременной женщины. Влага Ульяны щипала язык как электрическая батарейка, дразнила обилием. Он не так умело, как Юра сосал клитор, всасывал малые срамные уста. Запустил палец в щёлку и скоро услышал стон. Затем его за уши потянули к лицу, член сам попал в нужную точку, медленно вошёл. Вспоминая движения Юрки, Андрей медленно ускорялся.

Вадим уже кончил в рот чертовке, та теперь стонала от фрикций Юры, парень всё быстрее вколачивал пенис в нижнюю дыру. Ольга, державшаяся за бёдра Вадима, ослабила руки, едва не упав без чувств — мужчина успел подхватить её, продолжил так же держать, пока Юрик не извергся. Посадили девушку между собой на лежак.

На соседнем лежаке сегодня была лёгкая эротическая пьеса. Пара в традиционной позиции предавалась усладе. Девочка, а это могла быть только девочка, если судить по маленьким грудкам, низкому росту, позволила взрослому мужчину опрокинуть себя на эротическое ложе. Страсти было мало, скорее это похоже на выплату супружеского долга.

Зрители сидели, наблюдали за сценой, критиковали плохую игру артистов, говорили, как бы они выполнили те или иные действия. Андрей смотрел в глаза жены, читал в них поддержку, то, как она себя чувствует при их соитиях. Ольга сделала неприличный жест — раскрытой ладонью одной руки хлопнула по сжатым в неплотный кулак другой, Андрей сильно вошёл в Ульяну и кончил. Женщина тоже сжалась в экстазе.

Холодная вода омыла их тела, они плавали до окоченения. Трясясь от озноба, обтёрлись полотенцами, забрались под пледы. Хитрая Ульяна легла в центре. Слева от неё расположился Андрей, а справа Юра. Ольга и Вадим лежали дальше Юрика. Оля лежала на боку лицом к Юре, сзади её спину согревал Вадим, плотно прижавшись к ней. Юра целовал девушку, мял плечи, попку, рука Вадима нырнула к клитору. Скоро увлажнение влагалища дошло до нормы. Мужчина сзади, нырял туда, смазывал головку пениса, из самой головки сплошным потоком побежали капли смазки. Юра понял, что Вадим сейчас будет входить в шоколадный глаз, оттянул ягодицу девушки на себя, раскрывая сфинктер. Мужчина ещё пальцем смазал колечко глазка. Приставил головку к анусу и надавил, смазки, расслабленности было достаточно — головка проскочила тугое колечко.

Оля вздохнула от облегчения — она не запомнила ощущений той ночи, когда опьянела. Не знала, воспользовался ли Вадим задним ходом. Сейчас ей было приятно. Она выпятила попку навстречу члену, подмахивала до тех пор, пока Юра не предложил сандвич. Она только страстней целовала его, дав этим понять, что сегодня она согласна на всё! Вадим потянул девушку на себя, лёг на спину. Юра пристроился между ног партнёров, нежно ввёл орган в истекающую вагину. Одеяло уже мешало, сползло с тел совокупляющихся.

Ульяна пригласила Андрея помощь им. Сказала ему лечь с другой стороны от тройки, сама придвинулась к Ольге, начала шалить с её сисечками, которые в этот момент нуждались именно в этих действиях. Андрей целовал жену, говорил ласковые слова, о своей любви к ней, о своём желании обладать её телом именно в этот момент. Юра понял это по-своему, вышел из девушки, уступил место мужу. Андрей, не рассчитывавший сегодня на связь с женой, энергично занял лунку сверху сандвича. Юра отпал к Ульяне, которая была счастлива от таких изменений. Оказавшись сверху парня, оделась влагалищем на уже родненький двадцатисантиметровый член.

Вадиму тяжело было держать немаленькую Ольгу и Андрея на себе, предложил лечь на бок. Пыхтение пяти людей звучало пыхтением паровоза в пути. Жар, исходящий от тел походил на жар из топки.
Ульяна замёрзла, легла на спину и потянула парня и покрывала на себя, укрыв заодно и остальных, отдалась под воздействие уже испытанных органов — рук, члена. Вскоре как пиявки, насытившиеся кровью поотпадали — Андрей, затем Вадим. Юра ждал оргазма подружки, она ждала его. Вскоре взмолился Юра:

— Я сейчас кончу!

— Кончай, я только тебя жду.

***

Так и уснули. Не ополаскиваясь. Солнце разбудило всех одновременно. Трое стояли, две сидели, смотрели на диск солнца. Расслабили сфинктеры мочевого пузыря и писсали на край прибоя.

— Дюша! Напоследок! Ага?

Андрей решил, что искупаться. Толкнул жену в воду, дикий визг, хохот остальных, общее обливание. Но восторг тоже не передаваемый. Стуча зубами, отирались влажными полотенцами. Залезли под пледы греться.

Ольга сразу полезла вниз к гениталиям Юрки.

— Ты что?

— Я у тебя спросила.

— Когда?

— Перед тем как ты меня в воду толкнул. Значит разрешил. Вон об Ульяну-спортсменку, грейся, у меня две грелки. Ха-ха. Мальчишки! Только не в анус — мне в поезде ехать.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!