На Мамбе нередко встречаются женские ники наподобие «Легкая Странность» и «Сумбурное Счастье», «СуперПринцесса МегаВселенной» и «Мурчащие Ляльки». Часто попадаются импортные Изауры и Изабеллы, Кристины и Каролины, Ингрид и Покахонтас, несмотря что, держу пари, в паспортах большинства их них значатся намного более привычные для нашего уха женские имена. С ними все понятно. Мечтать не вредно, вредно не мечтать! Понятны мечты и тех, кто указывает настоящее имя, реальный возраст, ставит актуальное фото и помечает пункт «заключение брака». Но что иногда заставляет лучших представительниц рода человеческого — наших дорогих и любимых женщин — брать в качестве псевдонима обычные имена, ничем не лучше и не хуже своего собственного, например Лена вместо Алёны или Маша вместо Наташи?

О том, что Даша по документам вовсе не Дарья, я узнал во время третьей нашей встречи, когда мы обменялись визитками. Кивнул в знак благодарности, окинул быстрым взглядом стандартный текст на картонке (ФИО, должность, рабочие телефоны и адреса), положил было в карман, как вдруг встрепенулся:

— Так ты не Даша, что ли?

— Нет, — моментально подыграла под мой удивленный тон. Сдвинула очки на нос и смотрит поверху, как учительница, задавшая ученику сложный вопрос в ожидании, когда ж тот додумается до верного ответа. Правда, в школах училки с голой грудью за столами не сидят, разве что у Прянишникова.

— Наверное, у тебя две имени? — в наших краях такое не редкость, особенно у девочек: в документы вписывают имя, выбранное седобородыми аксакалами после долгих консультаций с духами предков, а в быту пользуются другим.

— Нет! — нерадивому ученику светит «двойка» в четверти.

— В честь какой-либо героини? У Толстого, кажется, одну из сестер звали Дашей. Нет?

— Нет! — замечание в дневник и завтра с родителями к директору.

— Тогда сдаюсь!

— А какая тебе разница? Хочешь, Дашей зови, хочешь... — назвала сокращенный вариант официального имени из визитки, и превратившись из строгой училки в соблазнительную любовницу, забралась ко мне на колени. Губы к губам, одну руку на грудь, другую запустил между ног, мои действия доведены до автоматизма, а мозг резюмирует, да и вправду, какая разница. Вписать в блокнотик после имени Даша уточнение в скобках (настоящее имя), всего-то делов. А сейчас пожалуйте трахаться...

Но это я забежал вперед. Познакомился же с Дашей я весной 2009 года, на сайте Мамбы, и до первой реальной встречи, состоявшейся вскоре после майских праздников того же года, мы довольно-таки интенсивно переписывались. При типичности жизненной ситуации (ей около 40, официальный повод регистрации на сайте — найти свою вторую половинку, так как давным-давно уже в разводе, единственный сын-студент), мелькнули кое-какие персональные отличия — как в служебном, так и личном аспекте. По первому — местная уроженка, окончив школу в Эмске, поступила в институт в Москве и сделала карьеру в столице, бывала на малой Родине лишь во время отпуска, да и то не каждый год. И внезапно, года полтора назад, на очередном витке служебного продвижения, была назначена полномочным представителем солидной и денежной организации не просто в области, а всем федеральном округе. В общем-то, было понятно, что это временно, и рано или поздно Дарью переведут в метрополию или даже за границу. Но пока приходилось балансировать, направляя интересы местных управляющих и федерального центра в единое русло. По второму — именно этот перевод в провинцию оборвал связь с многолетним любовником на прежнем месте работы, стоявшему чуть выше в служебной иерархии, которого Даша искренне и нежно любила, привыкла к его каждодневному вниманию в офисе и частым встречам в свободное время, скучала и тосковала по нему, первое время использовала малейший повод, чтобы рвануть в Москву, лишь бы на пару часиков повидаться с Ним. Потом, когда острая боль от расставания немного приутихла, любовь не исчезла, а ушла куда-то вглубь, прорываясь изредка грустной задумчивостью во взгляде, Даша решила, что это знак судьбы. Выйти замуж за любовника ей не светило в любом случае, он был, естественно, прочно женат, а тут, в родных краях, мало ли, вдруг мог подвернуться подходящий претендент на руку и сердце, тело и дело.

В тот период виртуальной переписки Даша иногда недоумевала, а иногда даже прямо смеялась над моей настойчивостью, нацеленностью на реальную встречу и неминуемый секс.

— DD, ну как ты это себе представляешь? Секс с женщиной, влюбленной в другого мужчину. Ладно б не знал, но ведь знаешь уже, выпытал все, что мог. Кто б меня ни обнимал, глаза закрою — только Его и представляю. Ты сам не сможешь!

— Я? Не смогу? Спорим?

— Сама себе поражаюсь. Поставила «ищу мужа», а время трачу на кого? Далекий и женатый любовник у меня и в Москве имеется. Зачем мне еще один в Энске?

— Для полного счастья! В Москву не налетаешься, а Энск — вот он рядом, два часа на машине и мы вместе.

— Ага, тот тоже говорил, что там Эмск — два часа на самолете и мы вместе.

Я же, в свою очередь, не скажу, что запал на Дашу в эмоционально-романтичном смысле, но что она мне очень сильно понравилась — точно и однозначно! Причем и внешне (подробно расскажу, когда состоится первая реальная встреча, хотя и по фоткам было понятно — обаятельна и привлекательна), и внутренне. Она была всесторонне образованна и эрудированна, она хорошо знала классическую литературу и следила за современной, проживая в Москве, она посещала выставки и концерты, спектакли и кинотеатры, общалась с политиками и бизнесменами пусть не самого высокого, но тоже значительного уровня. С ней было интересно, а это для меня на автомате означает, что будет приятно в постели.

И вот, настал тот день и час, когда было назначено наше свидание. Теплая погода уже установилась, можно было одеться по-летнему, но я каким-то наитием в тот день предпочел классику: строгий костюм, белоснежная рубашка, галстук подходящей расцветки, начищенные до блеска туфли. Припарковался в намеченном месте, вышел, прогулялся поблизости, покурил, сел в машину. Написал смс: «я приехал, в машине с такими-то номерами». Получил ответ: «я тоже, машина с такими-то номерами, садись ко мне».

Прошелся по парковке, теперь уже смотря на номера автомобилей, а не проходящих мимо женщин. А вот и ее «Мерседес», в моделях я не разбираюсь, но видно, что машина дорогая и навороченная. Еле слышно щелкнул отпираемый изнутри замок, я открыл дверцу и сел рядом с Дарьей.

За рулем сидела настоящая красавица (по фоткам это тоже было понятно, но увидеть реально, в метре от себя, плюс тут же почувствовать изысканный запах духов и веяние живого тепла, — совсем иной эффект). Стройная, высокая, элегантная, в изящном бело-голубом наряде, с локонами белокурых волос до плеч, очки в тонкой, но не металлической, а словно янтарной оправе ничуть не портят благородное, чуть округлое, лицо, а придают ему своеобразный шарм и очарование. Не сударыня, не барышня, там более не безликое «женщина» — ее облику соответствовало именно слово «дама».

— Здравствуй, Даша! — сказал я, и несколько замешкался, не решив, протягивать ли руку для рукопожатия или потянуться губами для приветственного «чмока» в щечку.

— Привет, привет! — ответила она с улыбкой. — Как доехал?

— Нормально, спасибо! Не ожидал, что и ты будешь на машине, я думал, откуда-то оттуда, — кивнул на ряд окрестных магазинов, — выйдешь. Впрочем, оно и понятно. Нельзя таким красивым дамам ходить без охраны. Похитят моментально! Или ты с охраной? — показушно завертел головой, якобы выискивая вблизи телохранителей.

— Ой, да брось! — засмеялась Даша. И ямочки на щечках такие симпатичные. Эх, надо было рискнуть и внаглую потянуться поцеловать. — Еще мне не хватало охрану впутывать в личные дела. Ты тоже красавчик, с иголочки одет, видела, как ты тут расхаживал, такой солидный, серьезный... и на часы посматриваешь, на свидание собрался, догадаться несложно. А по магазинам мне днем ходить некогда. Работа. Еле нашла пять минут, чтоб с тобой познакомиться.

В результате 10—15 минут последующих переговоров были достигнуты следующие договоренности. Я приглашаю ее в ресторан, в семь вечера она уже будет свободна. Причем ресторан выбрала она, еще и уточнила, знаю ли, где он находится. Я знал, хороший и дорогой ресторан, расположенный в живописном месте. Я б на свое усмотрение выбрал другой, тоже с неплохой кухней и знакомым мне персоналом, но удобным в плане территориальной близости к месту ночевки. Переубеждать не стал, конечно, сказал, мол, слово женщины — закон, куда скажешь — туда и поедем. Зато добился преференции поехать туда вдвоем на одной машине, конкретно на моей. Глупо, согласен, но не хотелось, чтоб моя ржавая колымага красовалась рядом с ее шикарным автомобилем. «Как скажешь, DD, — парировала подачу Даша, — слово мужчины — закон».

— Поехали ко мне? — спросил я после ужина, прошедшего в смаковании разнообразных яств и напитков, приправленных роскошью человеческого общения. Несколько секунд Даша держала паузу, словно прислушиваясь к себе, а потом ответила.

— Поехали. Но сегодня я надолго не смогу, отвезешь потом меня домой, — о том, что ночевать я буду не в гостинице и не у родственников, она уже знала.

— Хорошо, конечно, — отозвался я, с удовольствием подметив слово «сегодня». Ведь это означало, что в следующие разы она сможет оставаться и подольше.

Кофепитие на квартире также прошло в теплой и дружелюбной обстановке. Естественно и незаметно сокращалась дистанция между нами, сидящими на кухонном уголке, вот уже мы сидим вплотную, вот уже моя рука у Даши на талии, вот уже соприкасаются наши плечи, а вот и прижались губы к губам. Поцелуй — он такой нежный и долгий, ласковый и вкусный. Даша пахнет изумительно, целуется мастерски, ее стройное тело доверчиво прильнуло ко мне, и я без устали глажу ее волосы и плечи, шею и спину. Когда ж я проникаю рукой под подол «маленького белого платья» и ощущаю жар манящих бедер, Даша отрывается от моих губ и шепчет:

— Я тут приберу, ты иди в душ.

Через несколько минут моим глазам открывается чудесная картина. На расстеленной постели в комнате, подоткнув подушки повыше, полусидит-полулежит моя очаровательная гостья: почти голая, не считая маленьких белых трусиков, зато в очках. В комнате свет потушен, но лампочка в коридоре достаточно яркая; жадно поглощаю взором ее ладное тело, гармоничные изгибы фигуры, упругие холмики грудей, над которыми не властна гравитация. Член стоит как палка-копалка, но я некоторое время торможу, не набрасываюсь на это новое и желанное тело, ожидая, что ей, может быть, тоже надо посетить ванную комнату. Верно истолковав мою заминку, Даша поясняет:

— Мне пока нельзя заниматься сексом. Иди ко мне, я тебе минет сделаю. Хорошо?

Хорошо? Просто замечательно! Взбираюсь на диван, целуюсь еще в губы, ощущая параллельно, как ее нежные пальцы ласково, но уверенно дрочат мой член. Целую и посасываю ее соски, они быстро твердеют, Даша сладострастно постанывает, ей уже невтерпеж приступить к основному блюду. Подергивая мне член вверх, дает понять, чтобы я встал, сама тоже чуть меняет позу, оказываясь лицом близ моей поясницы, и берет в рот.

Как же классно сосала Даша, просто улет! Есть особы, принципиально не берущие в рот, считающие оральный секс грязным и зазорным, о них сейчас речи нет. Есть женщины, которые поднаторели в искусстве минета, но в глубине души они его не очень жалуют, делают в основном, чтоб не обмануть ожиданий партнера. еtаlеs Много тех, чье отношение к данному процессу переменчиво, и зависит в первую очередь от того, насколько ее возбудил конкретный мужчина и его орган, а во вторую и десятую — от тех сотен факторов, поддающихся и не поддающихся объяснению, от которых зависит женская сексуальность. И есть, хвала всем богам, настоящие кудесницы фелляции-иррумации, которые отдаются процессу сполна, получают от него полноценное удовольствие, сравнимое с собственным оргазмом, и неважно на самом деле, кем они себя в эти мгновения воображают: покорной жертвой грубого самца или искусной мастерицей, пленившей бойца во всеоружии.

Именно такой оказалась Даша. Она сосала с удовольствием и наслаждением, со стонами и чмоками, с желанием и искренностью. Она чередовала глубину и скорость, она неустанно ласкала руками мое мохнатое тело, она облизывала головку и целовала яйца, она то пристально смотрела мне прямо в глаза, поблескивая стеклами очков, то стыдливо опускала взор, вжимаясь носом мне в пах, пропуская член до упора. Поглаживая ее по волосам, лицу, шее, я пару раз задел за дужку очков.

— Мешает? Снять? — кратко спросила Даша, отвлекаясь на миг.

— Нет-нет, — ответил я поспешно. — Все нормально!

Уверен, захоти Дарья моего быстрого семяизвержения, она б добилась этого за пару минут, несмотря на все мое желание продлить подольше этот замечательный орал. Но ей, видимо, и самой хотелось долго и по-разному. Два раза мне казалось, что я вот-вот кончу, и оба раза почуявшая неладное Дашка меняла темп, перехватывала по-другому, и тем самым отгоняла оргазм. На третий раз фокус не прошел (или же она сама посчитала, что мне уже пора кончать — прошло минут десять или даже больше).

Как только исподволь закипающая сперма возжелала вырваться наружу, в ту же секунду истомившееся в неге тело вдруг налилось силой и мощью. Не то зарычав, не то коротко хохотнув, я выпрямился (до того я стоял, привалившись плечом к стене) и стал трахать Дашу в рот. Положив ладони мне на ягодицы, она покорно вытерпела мои последние хаотичные движения, и наконец наступил момент вселенского кайфа. Струя за струей я изливался ей в рот, паря грешным духом где-то в облаках и ощущая бренной плотью наивысшее из телесных удовольствий.

Выплески закончились. Даша — молодчинка, не пролила ни капли, все проглотила. Еще и потеребила за яйца, посжимала основание члена, точно ли всё? Да, точно всё!

— Я в раю... — не то спросил, не то подтвердил я.

Она подняла взгляд наверх, улыбнулась, увидев мою балдеющую от кайфа физиономию, и прошептав:

— Вкусно! — побежала в ванную.

Силы так же моментально покинули меня, единственное, смог проконтролировать себя, чтобы не брякнуться с размахом, а улечься, плевать, что наискосок. Думать ни о чем не хотелось. Хотелось впасть в бесконечный цикл. Или как в песне «эх раз, да еще раз, да еще много-много раз».

... Внешняя канва наших первых четырех встреч с Дашей (а всего их было пять) была практически идентична. Мы подъезжали на своих машинах к какому-то месту, выбранному ею. Как я понял после получения визитки, это были окрестные улицы близ ее офиса, но вне пределов прямой видимости. Я пересаживался в ее автомобиль, мы некоторое время болтали о том, о сем, договаривались о месте, времени и продолжительности вечернего свидания, затем я выходил, и мы разъезжались по своим делам. Может возникнуть вопрос — а зачем все это было надо? Ведь можно о параметрах вечернего свидания прекрасно условиться и по телефону. Если честно, не знаю. Как-то такая у нас сложилась традиция: может быть, Даше надо было удостовериться в моем благополучном прибытии и подготовиться в интимном плане; может быть, меня тешила лишняя возможность посидеть в салоне ее шикарного авто, поцеловать хозяйку при посадке и высадке, потрогать ее за коленку или грудь. В общем, это мимолетное свидание днем ничуть не напрягало, но добавляло толику томления и предвосхищения, пока не наступало время основного вечернего.

И вот, во время второй дневной встречи, осыпав Дашку комплиментами за все удовольствия, изведанные на первой вечерней, как бы невзначай интересуюсь (или скорее выражаю уверенность), мол, критические дни же миновали, и ничто не помешает нам заняться полноценным сексом.

— Не было никаких дней, — удивленно отвечает Даша. — Ты меня с кем-то перепутал.

Вот тебе на! Как это не было? Шутит, что ли? Да нет,

глядит серьезно и недоумевающе, ждет пояснений. А выражение «мне пока нельзя сексом заниматься» как еще можно истолковать? Я взял напрокат машину времени, слетал на двадцать с лишним лет назад, замутил с молоденькой выпускницей местной школы накануне поступления в московский вуз, и она не захотела расставаться с девственностью? Это из области фантастики. В обет, данный далекому возлюбленному «не заниматься ни с кем сексом» и обойденный таким изящным образом, тоже верится слабо. Поясняю, в свой черед недоумевая.

— Ах, это! — смеется Даша. Потом становится серьезной. — DD, настоятельно тебе рекомендую иметь с собой презервативы нынешним вечером. Если хочешь заниматься сексом. Нет, ты не переживай, — разъясняет, увидев, как я нахмурился, — ничем дурным я не болею, ничем ты не заразишься. Но я прохожу лечение от женских болячек, до завершения курса совсем уже мало осталось, но все равно, если не хочешь проблем для собственной супруги, то пожалуйста, не забудь о защите. Ну или хочешь, сегодня пропустим, через неделю, максимум две, я буду совершенно здорова. Ты когда в следующий раз приедешь?

Когда я приеду в следующий раз, точно не знаю, но на носу отпуск, предстоит поездка в родные края, так что, не исключается, месяц или больше я с Дашей увидеться не смогу. А если судьба устроит пакость, и затем уедет отдыхать Даша, то считай все два месяца. Такой аскетизм не по мне.

— Ну уж нет! — отвечаю я. — Сегодня — значит сегодня. Надо — значит надо.

Минет с последующим сексом, и после определенного перерыва, минет без секса — таким был итог нашей второй интимной встречи. Оставляя за скобками мое субъективное отношение к резинкам, и, как следствие, восприятие такого коитуса как не особо вкусного, надо объективно признать, что секс был хорош. И красив! Главным образом, благодаря белокурой богине Афине Палладе, чьим партнером на сей раз был не смазливый красавчик Аполлон, а косматый Гефест. Даша заводилась медленно, первые минуты в миссионерке даже казалась безучастной, но затем, с каждым поцелуем и фрикцией, с каждым касанием и вдохом-выдохом, вовлекалась в процесс, оживлялась, постанывала, шептала о чем-то неразборчиво, не словами, а интонацией давая понять, где надо дать жару, а где затормозить. Банальная миссионерка перешла затем в краткую скачку амазонкой, где сексуальное удовольствие чередовалось с эстетическим: от созерцания ее идеально сложенного тела; не очень больших, но ладных и упругих грудок, подпрыгивающих в противоход скачкам; от прикосновений к гладкой коже бедер и боков. Не подкачало и завершение акта в коленно-локтевой позе. Услаждал мой взор гитарный изгиб ее фигуры, переход от узкой девичьей талии к спелым женским бедрам; услаждали слух восклицания «да, еще, хорошо». Шарили мои руки без устали куда могли дотянуться; сновал без устали мой хуй в Дашкиной пизде, стремясь проникнуть куда поглубже. Дашины постанывания перешли в краткие вскрики-всхлипы, приблизив мою точку невозврата, и я, несмотря на первоначальное намерение, не стал заморачиваться с доставанием, расчехлением, разворотом партнерши и кончанием ей в рот, а мощно и сильно кончил, крепко ухватив в пароксизме страсти белеющие в полумраке ягодицы.

— Жадина! — кратко резюмировала Дашка, когда чуть позже я поделился с ней сомнениями, куда мне было кончать. — Жалко было, что ли? А я ждала.

— За мной не заржавеет! — пообещал я. И обещание сдержал. С той поры ни одна порция спермы не миновала ее ротика.

... Я как в воду глядел. Окончание моего отпуска совпало с началом ее, и третий раз увиделись мы как бы не в конце лета того самого 2009 года. Зато — на всю ночь (первый и, увы, последний раз за все время наших отношений). Зато — без применений гандонских резинок (Даша завершила курс лечения и была полностью здорова). Зато — были вознаграждены за долгую разлуку океаном секса, морем нежности и бурным водопадом доверительных разговоров. Наверное, мы и двух часов не поспали, до того не хотелось переходить из объятий друг друга в объятия Морфея. Зато — проснувшись, единогласно решили, что дела подождут, и превратили утро в предшествующую ему мини-ночь. Из сексуально-экстравагантного — я трахнул Дашку на кухонном столе (не до конца и не очень долго, но по факту запомнилось, ведь с другими партнершами подобных экспериментов проверки на прочность не предназначенной для этих целей мебели не было)

А когда вез ее утром на работу, случился такой забавный эпизод. Как раз накануне был у меня с ней диалог на тему, а не слишком ли она добрая и мягкая для руководящей должности, и не садятся ли подчиненные ей на голову, пользуясь ее покладистым характером. На что Дарья ответила, что это со мной она «белая и пушистая», потому как нам делить нечего и никакого конфликта интересов не просматривается, а если надо проявить твердость и решимость по работе, то она тоже умеет «показывать зубы». И вот, звонит у нее телефон, она берет, отвечает на приветствие (как я понял, это был руководитель филиала соседнего региона, также входящего в сферу ее ответственности), довольно долго слушает, как собеседник распинается на том конце провода, а затем дает ему резкую отповедь:

— Нет, Джохар Дудаевич, так не получится! Поставки будут такими, как решил совет директоров. Я и без бумаг помню, что и куда. 100 гранатометов — в бронетанковый корпус, 50 гаубиц — в дивизию противовоздушной обороны, 30 минометов — артиллерийскому полигону, 10 комплектов хим. защиты — вашей горно-егерской бригаде, 5 огнеметов — пожарным, и 1 берданка для сторожа детского садика при министерстве экологии. Нет, я не шучу. И насчет берданки тоже. Я не знаю, зачем горным егерям комбинезоны. Заявка оформлена как положено, оплата поступила, товар отгружается. Внутренние перемещения — ваше право, на основании двусторонних добровольных, я подчеркиваю, Джохар Дудаевич, добровольных договоров. Да-да, спасибо, и вам всего хорошего!

(Надеюсь, читатели понимают, что имя-отчество норовистого директора выдумано, и что Дарья на самом деле не работала в «Росвооружении». Товарная номенклатура и адреса их поставки — также плод фантазии, обсуждать бессмысленно.)

— Ты прям каждое ружье контролируешь? — выразил я свое удивление, когда Даша выключила телефон, пробормотав что-то нелицеприятное в адрес неугомонного «горного егеря».

— Ой, DD, иногда такая паранойя наступает, не то что ружье, чуть ли не каждую ручку требуют оформить и сопроводить. Дурдом!

— Та же госслужба, — глубокомысленно резюмировал я.

... Это был пик нашей параболы — третья встреча. Дальше пошло на спад. Четвертая встреча по времени и продолжительности была точь-в-точь как вторая. Дневное автомобильное свидание, вечером ресторан, квартира, минет-секс-минет (понятно, что уже без резинок и с обязательным кончанием в ротик Даше), но без ночевки. И прозвучавшая легким намеком информация о том, что сбылось в самом скором времени:

— Недовольна Москва, что я много времени в Эмске провожу. Неофициально, конечно, все понимают, что мой родной город, язык знаю, знакомых много, что именно поэтому кое-какие вопросы я тут решу лучше. Но официальная резиденция должна быть в столице федерального округа, здание построено, штат набран, надо переезжать. Не хочется, — грустно так улыбнулась Даша, аж сердце защемило, — а надо.

... На несколько следующих моих звонков в преддверии поездок Даша отвечала, что не в Эмске: то в Афинограде, то в Крупногорске, то была на всероссийском совещании в Черноморске, то записанный голос оператора сообщал, что абонент вне зоны доступа (это означало, что она в Москве и пользуется другим номером телефона). К тому времени удалила она и анкету на Мамбе: то ли очередной перспективный жених оказался жутким ревнивцем, то ли сама потеряла интерес к бесплодному виртуальному общению, то ли остерегалась компромата — версии разные звучали. В общем, я был уверен, что на том и завершился мой краткосрочный роман с белокурой красавицей в очках, хозяйкой шикарного автомобиля, не имеющей никакого отношения к торговле оружием.

P. S. Однако случилась и пятая встреча — довольно неожиданная, или, точнее, не запланированная заранее, а случившаяся спонтанно спустя более года после последней нашей встречи, закольцевав наши отношения. Был не плотный ужин в ресторане, а легкий десерт в кафе. Даша подошла пешком, и я даже не сразу ее заметил: высматривал знакомый автомобиль. Расспросы, что да как, у кого какие новости по работе, в семье и личной жизни. Затем поехали ко мне, и был только минет — время поджимало и меня, и ее. Но уложились, и все было замечательно. Поцелуи, объятия, Даша в трусиках и лифчике, неизменно в очках, сидит на диване, я голый и неизменно мохнатый, стою перед ней, классный отсос, кончание в рот, ее финальная фраза-фишка «Вкусно!» и легкий шлепок мне пониже спины: «Вот теперь беги. Я же сказала — успеем».

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!