СУББОТА. КАМЕРА. МОТОР.

В одном из своих рассказов я уже использовал прием «сценария», а жаль. Можно было бы в целях кинематографичности предположить, что одна камера наблюдает за Эммой, показывая зрителю то большие грустные черные глаза, то пальцы, молнией отбивающие очередную смс-ку, то злую решимость на лице, то поникшие безвольно руки немолодой женщины, сидящей на скамейке у здания, где ее неверный любовник трахает молодую. Вторая камера наблюдала бы за нами, показывая то зыркающие вокруг взгляды DD c озвучкой мыслей благодаря всеведению режиссера: «Где эта Эмма? А, вот она. Лишь бы не учудила чего. Вот же упрямая!», то его же плотоядные взоры на молодую спутницу рядом: «А Ларик классная! Ни фига не стерва, а я боялся. Скоро трахну! И в рот дам. И в жопу выебу. Лишь бы Эмма чего не учудила. И лишь бы Ларик не обиделась, узнав про все это», то недоумение самой спутницы: «Только что соловьем разливался! А писк смс-ки услышал, прям окаменел». Ну, а третья пусть для вящей эстетики будет направлена на осеннее небо над Берлином (зачеркнуто) Эмском, и показывает взыскательному зрителю то яркое солнце, то блеклую луну, то легкие облачка, то грозовую тучу, то след от пролета реактивного лайнера, бесследно тающий в синеве необъятного купола, словно и не бывало. Особенно в те моменты, показа которых приличный режиссер должен избегать, дабы не заклеймили фильм неприличной категорией XXX.

Но реал — наше всё, поэтому факты, только факты, и ничего, кроме фактов. На место свидания я явился раньше Ларика. А Эмма явилась раньше меня. Почему-то тепло одетая, несмотря на погожую погоду «бабьего лета». Сделала движение навстречу мне, когда выйдя из машины, я подошел к остановке, где была назначена встреча с Лариком. Я нахмурился и едва заметно покачал головой, мол, не надо, кто знает, где сейчас Ларик, и как она отреагирует на «случайную» встречу своего гипотетического будущего партнера с некоей женщиной. А если сочтет не случайной, то даже не покажется вблизи, ищи-свищи потом ветра в поле. И Эмма скромно простояла в сторонке, пока не прибыла на свидание Лариса.

Так же скромно, вопреки всем моим опасениям, она поприсутствовала в сторонке при сцене «те же и Ларик», когда явилась последняя, и мы прощебетали несколько минут на остановке, выражая приятность и очприятность личным знакомством, выспрашивая друг друга, как прошли наши поездки из райцентров в областной, и уточняя маршрут дальнейшего следования. Затем я распахнул дверь машины перед девушкой, сел на свое место, ответил «да» на смс-ку Эммы «Вы в то самое кафе едете?» и включил зажигание.

— Мы кого-то еще ждем? — недоуменно спросила Ларик, когда я процитировал официантке чуть ли половину меню.
— Ты же говорила, что любишь хорошо покушать, а я обещал, что проверю твой аппетит, забыла, что ли?
— Пффф, — фыркнула Ларик, — я пошутила, а ты поверил, да? Мне салат из свежих овощей и стаканчик сока, пожалуйста, — обратилась она к официантке и что-то добавила на своем языке. И снова мне, — а остальное ешь сам, приятного аппетита!
— ... , — что-то сказала разулыбавшаяся тетенька Ларику на родном, а мне по-русски, — так что Вам принести?

Когда она отошла, Ларик перевела мне ее фразу: «Ты, пигалица, нашла доверчивого мужчину и крутишь им как хочешь, да?». Что наверняка польстило мнящей себя стервой девушке.

Поздний завтрак, так и не ставший лукулловым обедом, прошел, как говорится, в теплой и дружественной обстановке, сопровождался взрывами смеха при взаимных подначках и воспоминаниях о других забавных случаях, бывших в точках общепита, и лишь дважды я отвлекся на несколько секунд, дважды же ответив «да» на смс-ки Эммы:
— Она тебе нравится?
— Вы поедете на «ту самую» квартиру?

... Выходим из кафе. Я — сытый и довольный, бедная Лариса наверное полуголодная (ну разве можно насытиться салатом и соком, да еще без хлеба?). В машине, включив зажигание, но еще не трогаясь с места, делаю финт «переключить коленку». И хорошо так делаю... подол задирается выше середины бедра... глаза застилает манящая белизна... подушечки пальцев в блаженстве от касаний к нежной коже... Ларик кажется даже шаловливо раздвигает ножки, но совсем на чуть-чуть... и не больно, но чувствительно-дразняще, медленно-демонстративно проводит своей рукой по моей, как бы царапая ногтями тыльную сторону моей ладони. Эх, впиться бы сейчас глубоким поцелуем в губы этой молодой стервочки! И без промедления выебать! Жаль, стекла без тонировки, придется чуть потерпеть. Жми на газ, DD!

Ну все, слава богам амурного пантеона, доехали! Второй подъезд, четвертый этаж, хуй дыбом, лишь только заперев дверь и сбросив обувь, зашли в комнату, как не говоря ни слова, не переводя дух после крутого подъема, отбросив все правила галантности и гостеприимства, обнимаю Ларика сзади, зарываюсь лицом в ее волосы, целую взахлеб затылок и шею, тиская правой рукой поверх платья тугую и для субтильного сложения хозяйки солидно выпирающую грудь — по обхвату минимум полуторку. А левая моя рука тем временем хозяйским жестом подняла подол, отодвинула кромку трусиков и исподволь ласкала истекающую дырочку.

Ларик млеет, Ларик балдеет, Ларик елозит тазом по моим пальцам, добирая ощущения, затем она опирается спиной на меня, запрокидывает голову, и мы наконец целуемся: жадно, страстно, ненасытно, издавая разные звуки, от урчания до постанывания. Пусть кому-то они покажутся смешными или неэстетичными, но это лучшая музыка для ушей вожделеющих друг друга мужчины и женщины!

Ужасно хочется немедленно ее выебать, но хочется и дать ей в рот в обязательном порядке (несмотря на то, что детализации сексуальных предпочтений в Инете не было, я уверен, что при такой вулканической страсти Ларик непременно отсосет), а значит, мне надо принять душ — в кафе я посетил туалет по малой нужде; моей гостье, судя по всему, ванная комната без надобности, ну а если попросится, ничего страшного, пять минут погоды не делают. Сняв с нее солнечные очки и платье, я не отказал себе в удовольствии поцеловаться в губы еще раз, уже лицом к лицу, точно так же теребя пальцами нижние губки и клитор. Затем, с сожалением расцепив объятия, разделся сам и направился в ванную, попросив ее покамест застелить постель и тут же выслушал ее едкое замечание насчет квартирной хозяйки, лентяйки и дармоедки.

— Твой телефон звонил. Два раза, — отвлекла мои мысли от секса Лариса, когда я вернулся после душа, с торчащим, хоть на краул бери, членом. Сама она сидела на застеленном диване, так и не сняв нижнее белье: стринги в три ниточки и добротный, максимально закрытый бюстгальтер.

Отклонившись от направления, заданного живым компасом, я подошел к столу, взял телефон. Ну, положим, не звонили, а смс-ки поступили. От кого? Конечно же, от Эммы.
— Ну как вы там? — со смайликами вопрошала первая.
— Небось на минет уговариваешь, а она ни в какую? Я предупреждала! — резонерствовала вторая, а смайлики были изогнуты в грустящую сторону.

С телефоном в руке я подошел к дивану. Приблизил член к ее лицу. Уловил секундную заминку девушки. Поводил головкой по губам, щекам, носу. Придал взгляду жесткости, когда Ларик подняла глаза на меня. Погладил нежно по волосам, прошелся пальцами от виска через ухо к щеке и подбородку. Ларик улыбнулась, я довольный кивнул, она приоткрыла рот: сперва на чуть-чуть, потом буква «о», обрисованная ее губками, стала заглавной «О», потом шрифт стал увеличиваться, и мы типа игрались: войдет член — нет — чуть шире — а теперь — еще немного — попробуй-ка еще разочек, и вот уже игры кончились, начался минет, вполне качественный и умелый, особенно когда Ларик одной рукой ухватила снизу за яйца, а другой цапнула меня за задницу, задавая темп и глубину траха в рот. Кое-как попадая по кнопкам, я набрал «Она прямо сейчас сосет!», нажал на «Отправить», положил телефон на полку шкафа сбоку, и отдался чарующим губкам Ларика, стараясь, чтобы

виртуальный вуайеризм и удаленный эксгибиционизм этого удивительного дня не помешали полноценному кайфу от встречи с новой любовницей.

Чарующими оказались и нижние губки, напрочь лишенные волос и чуточку приоткрытые как бы в ожидании долгожданного вторжения. После недолгого наслаждения оральными ласками (а то реально мог не сдержаться и преждевременно кончить) я достал член из ее рта, моментально стянул с нее трусики и провозившись чуть подольше — лифчик, забросил ее ноги себе на плечи и вперед — понеслась душа в рай! Почувствовал первый раз то иррациональное удивление, которое неизменно присутствовало при всех наших дальнейших соитиях: как это член не пронзает худенькое тельце Ларика и как это она не вопит от боли, а с полнейшим удовольствием от процесса прерывисто дышит, то вызывающе смотрит прямо мне в глаза, то с лукавой улыбкой отводит их стыдливо, то развратно облизывает губы, то щиплет себя за соски, то — и это был самый эффектный прием — не больно, но ощутимо царапает ногтями мои руки, придерживающие ее за бедра.

И опять чересчур уж быстро стали накатывать предвестники моего оргазма, и снова я его отогнал — поменяв позу на коленно-локтевую. Попа Ларисы не могла похвастать смачностью и размерами, она была именно попочкой, а не необъятной задницей, и пробуждала не столько страсть, сколько нежность. Поглаживая ягодицы и бедра, бока и спину, я даже снизил темп фрикций, в какой-то мере уступая рукам право на наслаждение, а в какой-то — элементарно отдыхая. Но Ларик не позволила долго сачковать, подвигав тазом и насадившись несколько раз максимально глубоко и быстро, она дала понять, какие амплитудно-частотные характеристики коитуса должен обеспечить взрослый мужчина для поддержания благосклонности молодой любовницы.

Слышь, организм! Ты куда гонишь? Зачем торопишься, успеешь разрядиться, не позорь хозяина! Давай еще разочек поменяем позу и на этом все, обещаю. Состыковавшись с Лариком в какой-то причудливой смеси «миссионерки» и «на боку», я прижался к ней всем телом, от лица до ступней, и начал размашисто трахать, не выпуская ни на миг губы из своих и давая телу чувствовать весь кайф от «цап-царапыча» ее ногтей. Вот она напряглась, прошлась ногтями сильней, задрожала, прижалась плотней... Кончила, вроде? Можно тогда и себя не сдерживать.

— В тебя? Или куда? — первые слова, прозвучавшие после начала акта.
— Нет, пожалуйста, не надо! — засуетилась Ларик. — Куда хочешь!

Какие могут быть варианты при таком карт-бланше? Благо поза способствовала, и я, выдернув член из ее влагалища, моментально переместился метром выше и вставил изнывающего от нетерпения дружка в ее приоткрытый той же буквой «О» нужного размера шрифта ротик. Насколько помню, не понадобилось ни одного дополнительного качка: поменяв среду, член тут же начал извергаться, поощряемый фирменным Лариковским жестом царапания по ягодице. Полный улёт, полный кайф!

Пока Лариса в ванной, читаю две очередные смс-ки от Эммы.
— Ага, кто бы поверил? — отправлена в ответ на мою предыдущую, отвечать мне нечего, разубежу при очередной личной встрече.
— Вы еще не все? Когда она уезжает? — отправлена буквально минуту назад, когда по ее прикидкам должен был закончиться первый заход.

Эх, Эмма-Эммочка, дорогая ты моя женщина! Разве ты не знаешь, что когда есть время, то одним заходом встреча не исчерпывается? Еще как знаешь! Подхожу к окну, на противоположной стороне улицы зданий нет, рассажены деревья, под ними расставлены скамейки, на одной из них сидит Эмма, терпеливо выжидающая... Увы, сегодня не дождется. Хотя, как знать?

Отвечаю:
— Ближе к четырем надо будет ее отвезти обратно, — это правда, временной график Ларика прояснился еще в кафе. — Но потом могу вернуться в Эмск. Ты до скольки свободна?
— Нет, не получится. Я дома сказала, что на работу вызвали ненадолго. Так что мне уже пора. Езжай и ты домой сразу. Или тебя ждет очередная? А мне сколько ждать?
— Никто меня тут не ждет и поеду я прямо домой. Тебе ждать два дня. Я приеду во вторник. Ты с утра отпросишься или после обеда?
— Пока не знаю. На сайте напишу.

Возможно, вторничной встрече с Эммой придется посвятить отдельную часть.

Ну, а пока вернемся в субботу и к Ларику, которая выпорхнула из ванной, чистая, свежая, молодая, веселая, не стесняющаяся наготы, не замотанная в полотенце, а промокающая им свои волосы, и затем небрежено откинувшая его на соседний стул.
— С кем ты все время смс-ишься? — включив «стервозность», спросила она. Любила она иногда так театрально наезжать, если я подыгрывал. Если нет, возвращалась в режим «няши».
— Терпение, только терпение! Я тебе всё расскажу, — ответил я, потушил сигарету и направился в душ.

... Нет, не вмещается Ларик в «продолжение». Ведь описан только один фрагмент одной встречи. А таких встреч было минимум 5, и в каждой минимум 2 фрагмента, а иногда и 3. Пусть сами фрагменты в сексуальном аспекте не сильно отличаются друг от друга — я не ставлю цель расписать их все досконально. Но то, что стало мне известно о Ларике как о человеке и женщине, собеседнице и любовнице, путем подмечания типичного и выделения особенного, методом умозаключений и прямым цитированием, — заслуживает того, чтобы писать «окончание 2-й части».

И оно скоро будет!

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!