Даша не могла забеременеть. Уже два года, как они с мужем тщетно пытались обрести семейное счастье. Проходили обследования, сдавали анализы. У мужа — все в порядке. У нее — в целом тоже, никаких явных патологий и отклонений. Возраст самый подходящий: мужу 25, ей 22. Но увы...

Врачи раз за разом разводили руками. «Ждите, пробуйте... « — все что слышала Даша от специалистов. И вот когда уже все средства были испробованы, одна коллега на работе посоветовали Даше съездить к одной бабушке. Дома рассказала мужу. Посидели, поговорили, и... решили попробовать. А что терять? Ехать недалеко — час с небольшим, до глухой деревеньки. Собрались после работы и поехали.

На место прибыли уже в сумерках. Деревенька и в самом деле небольшая — домов пятьдесят и стоят на значительном отдалении друг от друга. Заехали, спросили у местных дорогу. Никто не удивился, рассказали и объяснили как найти нужный дом, который ну конечно же оказался на самой окраине.

Даша вышла из машины и пошла к неогороженному домишке, у которого на старой лавочке сидела старенькая бабулька.

— Здравствуйте! — громко поздоровалась Даша и остановилась.

Бабуля не спеша с ответом внимательно осмотрела гостью, пошамкала беззубым ртом и охая поднялась.

— Ну здравствуй... здравствуй... Сильно дитятко хочешь-то?

Даша только открыла рот.

— А откуда Вы...

— Да уж знаю... Неужто ко мне ехали бы, если не знала кому чего надобно-то? Ну пошли. — Бабуля заковыляла к дому, — Посмотрим, что у тебя к чему.

— А... — открыла рот Даша.

— Муженек пущай в машине подождет! — решительно скомандовала бабушка, — Не съем я тебя. Не боись...

И бабуля игриво захихикала старческим веселым смешком. Даша пожала плечами, повернулась к мужу и успокаивающе махнула рукой: «все в порядке!», повернулась, и легко шагнула к дому. В темном коридоре бабушка охала и ворчала себе под нос, долго рылась, и наконец открыла дверь в жилую комнату.

— Петько! — заворчала бабушка, — Зажги лампу то в сенях! Убьесся пока зайдешь!

В доме кто-то заворочался и навстречу Даше вышел не менее дремучий дед. Проходя мимо зыркнул на нее из-под лохматых, седых бровей, и шаркая, прошел в сени.

— Накой лампу... керосин палить. — пробубнил он оттуда, — Лампочка сгорела вчерась, поменяю.

— Ну так поменяй! Хрыч старый... — беззлобно ругнулась бабка и посторонилась пропуская Дашу, — Вот угораздило с муженьком... Да проходи ты уже, проходи!

Бабушка пододвинула старую табуретку и махнула приглашая рукой. Даша села оказавшись лицом с стене увешанной иконами и притихла. Бабуля долго ходила кругом, хмурилась, шамкала ртом и что-то пришептывала.

— Годка два уже забрюхатеть не можешь... не пойму... по-женски все хорошо у тебя. И у мужика тваго тоже...

— Да, мы с ним и больницу... — начала Даша.

— Да знамо я... чай не вижу? — нахмурилась бабка. — Только вот молитвой тут не сладить, моя хорошая. Ни заговором добрым ни словом... Видать не судьба просто.

— Не получится? — расстроилась Даша, — Никаких вариантов нет?

— Кхе... — сморщилась бабка, — Варианты то есть, как не быть.

— А что не так? — робко спросила Даша.

— Ну как сказать... — бабка пожевала губами, — Есть слово светлое, а есть темное. Светлым здесь не возьмешь.

— А... а темное... — Даша с опаской, но и с надеждой смотрела на бабушку, — Там что? Что-то страшное?

— Да не... ничего такого. — скривилась бабка, — Необычно. Не любо мне темные слова ворожить.

— Я заплачу... — робко предложила Даша, — Лишь бы помогло...

— Я не прошу! Захочешь — сама одаришь. Так принято. — бабка с сомнением посмотрела на девушку, — Сильно детя хочешь?!

— Очень! — выдохнула Даша.

— Эхехе... Ну смотри! — бабуля грозно подняла палец, — О том что будем делать — ни слова никому! Особенно мужу!

— Ладно! — закивала Даша.

— Проболтаешься — не поможет! А то и еще беды наживешь.

— Ладно!

— Ладно... ладно... — заворчала бабка, — Ну пошли на темную сторону тогда... Не гоже перед иконами такое непотребство творить!

Бабуля вышла в сени, попутно обругала деда и прошла на улицу. Даша выскочила следом.

— Постой! — бабка придержала ее за руку, — Петько! Принеси на темную уд старый!

Не дожидаясь ответа она за руку повела Дашу вокруг дома. Зайдя во двор, и протиснувшись по узкой тропинке сквозь заросли крапивы они оказались у низенькой двери.

— Заходи! — бабка открыла дверь, и пошарив по стене зажгла тусклую лампочку.

Даша вошла и с интересом огляделась. В этой комнате, никак не соединенной с остальным домом была совсем другая атмосфера: окон не было, по стенам висели пучки трав, а из мебели — только старый сундук накрытый какими-то шкурами да табуретка. На шаткой полочке — ряд разнокалиберных баночек с неясным содержимым.

— Раздевайся! — приказала бабка.

— Как? Совсем? — удивилась Даша.

— Совсем, совсем. — закивала бабуля, — Лечить-то тебя будем? Или как?

Даша поежилась. Цель ради которой она приехала сюда того стоила и она начала медленно стаскивать с себя сначала курточку а потом водолазку. Бабушка предусмотрительно пододвинула табуретку для снятой одежды. Даше было немного неудобно от пристального взгляда бабки, но отступать она не хотела и вскоре юбка, колготки и белье были сложены стопкой.

— Ладная какая... — бабка обошла вокруг Даши. — Ложись на сундук-то!

Даша потрогала шкуры рукой — мягкие. Осторожно примостилась попкой на край сундука и опираясь на локти легла. Сундук был высокий но не длинный: так что стопы не доставали до пола, и голова и попка были в аккурат по краям.

— Закрывай глаза! — скомандовала бабка, — И помни: никому ни слова о так что тут будет!

Даша послушно закивала и закрыла глаза. Внезапно стало темно — свет потух. Зашуршали спички, сильно чиркнуло и сквозь веки Даша уловила слабый отблеск — видимо зажглась свеча. Бабушка начала ходить кругом, сбивчиво шептать и прикасаться к телу Даши чем-то мягким. Удивительным образом все происходящее успокоило девушку и она расслабилась на шкурах. В дверь тихо постучали, скрипнули петли, и Даша услышала шаркающие шаги деда.

— Давай сюда. — буркнула бабка, — Возьми полынь и багульник!

Дед стукнул склянками и зашаркал к выходу. Даша тем временем лежала на шкурах и удивлялась самой себе — прошло волнение, страх и даже не было стыда: она лежала совсем голая перед людьми — и хоть бы что! Наоборот, ей нравилось быть здесь. Где-то в глубине, Даша неожиданно почувствовала самое настоящее возбуждение.

— Ну-ка, привстань-ка! — бабушка тронула ее за руку, — На-ка вот, возьми!

Даша нехотя, медленно открыла глаза и приподнялась на локте.

— Что это?

— Лекарство твое! — бабка протянула ей темный, продолговатый предмет. — Бери!

Даша протянула руку и обхватила предложенное пальцами. В скудном освещении она не разобрала что держит, и поднесла предмет ближе к лицу. В следующий момент она с изумлением повернулась к бабке.

— Чего испужалась? — бабка смотрела на нее твердо, — Уд никогда не видела мужской?

— Уд? — прошептала Даша, — Но это же...

— Да знамо как щас их называют! Уд это! Мужское начало! Природное! Из векового мореного дуба...

Даша внимательнее осмотрела предмет. Перед ее глазами был самая настоящая и необыкновенно реалистичная копия огромного мужского члена. Непонятно кто и каким умением придал куску дерева подобную точность: прожилки вен, складки кожи и даже форму яичек.

— Это его стихия обкатала... — зашептала бабка, — Вода, солнце, ветер... Не людских рук это творение!

Даша широко раскрыв глаза рассматривала идол.

— Давай девонька... помести его на место должное!

— Куда? — не поняла Даша.

— Куда, куда... туда! — бабка хихикнула, — Суй! Сама!

— Туда?! — изумилась Даша, и вдруг почувствовала что ее зарождающееся возбуждение требует именно этого.

— Давай милая.

.. давай... — бабка подошла ближе и потянула руку сжимавшую идол к непроизвольно раздвигающимся бедрам, — Вона уже соки потекли... Напои начало мужское!

Даша как во сне приблизила идол к своему влагалищу и мягким движением погрузила его в свое тело. От чувства заполненности Дашу словно ударило током. Она громко застонала и откинулась на шкуры.

— Вот так... вот так... — зашептала бабка, — Отпусти его, оставь! Лежи спокойно. Пусть напьется твоими соками, твоими страхами, твоими невзгодами...

Даша тяжело дыша сжала кулачки. Ее тело не слушались хозяйку, как будто жило само по себе. Ножки вытягивались, бедра вздрагивали навстречу торчащему в ней идолу. Руки сами тянулись, чтобы вытащить и протолкнуть идол глубже, а потом еще и еще раз. И только шепот и приказы бабки сдерживали ее от этого. Бабка бойко затараторила-зашептала нависая над Дашей, и ей начало отчетливо казаться, что деревянный предмет внутри ее стал мягким и горячим. Ей даже почудилось, как тот движется в ней овладевая разомлевшим телом. Движения казались все более сильными а потом Даша почувствовала пульсацию и бабка проворно выдернула идол из нее. Как оказалось, Даше не хватило несколько мгновений чтобы испытать самый настоящий оргазм. Тело откликнулось недовольным стоном на произошедшее и Даша сжала бедра. Ей ужасно хотелось кончить!

— Одевайся девонька! — голос бабки медленно пробивался сквозь собственный пульс. — Одевайся! Идти надо!

Даша постанывая встала с сундука и как лунатик начала одеваться.

На свежем воздухе Даша немного отдышалась. Бабушка терпеливо стояла рядом ожидая когда девушка окончательно придет в себя.

— Ну? Отошла? Хорошо... — бабка снова повела ее за руку к машине, — Приедешь еще два раза, запомнила?

Даша нашла в себе силы только кивнуть.

— Не забудь: ничего не рассказывать! — бабушка строго посмотрела Даше в лицо, — И еще! С мужем не миловаться, пока три раза не приедешь!

— Не миловаться? — чуть не простонала Даша.

— Нельзя! Еще два раза приедешь — а уж потом будете ребеночка делать.

— Еще два раза... — Даша закрыла глаза, — Я поняла...

Едва доехав домой Даша юркнула в ванную. Как и наказывала бабушка, она ничего не рассказала мужу. А свое возбуждение она решила снять самостоятельно, как в далекие девичьи годы. Стоя под упругими струями воды, она неумело, уже подзабыв эти ощущения, принялась ласкать свое тело. Но легкие прикосновения не давали удовлетворения. Закрывая глаза, Даша вспоминала чувства которые она испытывала сегодня, когда в ее теле находился деревянный идол. И по сравнению с этим все было блеклым! Даша простонала от неудовлетворения, закончила принимать душ и отправилась спать даже не поужинав, объяснив мужу свое поведение усталостью.

Весь следующий день превратился для Даши в муку. рассказы эротические Она была настолько возбуждена и так сильно хотела секса, что еще чуть-чуть и занялась бы им прямо на работе с первым попавшимся мужчиной! Каждый час ей приходилось выбегать в туалет, чтобы поменять ежедневную прокладку, которая насквозь пропитывалась ее соками. Кое-как дождавшись вечера, она понеслась домой и уже скоро они опять ехали в знакомую деревеньку.

А там все повторилось: Даша стонала и извивалась на сундуке, бабка творила заговоры. Снова идол бился в девичьем теле и она отчетливо чувствовала как волшебные соки выплеснулись в нее за мгновенье до того как Даша кончила. Как она выла! Ее тело трясло и выгибало. Тело протестовало и требовало своей частицы женского счастья, но бабка была строга:

— Не время!

Даша капризно смотрела на идол, который бабка держала в своих сморщенных руках.

— Завтра... завтра все закончится... — бабка успокаивала Дашу, попутно собирая влагу с идола в стеклянную баночку. — Завтра все будет хорошо. Потерпи!

Как Даша оделась, и попала домой — она помнила плохо. Муж всю дорогу с сожалением смотрел на нее, но у девушки хватило благоразумия успокоить его. А успокоить себя она была не в силах.

Проснувшись утром, Даша поняла, что не выдержит еще один день на работе. Позвонив начальнице и сбивчиво сославшись на недомогание, выпросила один выходной. Она надеялась что сегодня все закончится. Муж уехал на работу а она осталась одна дома. Весь долгий день Даша не находила себе места. Собрала и приготовила одежду в которой собиралась ехать. Накрасилась. Потом заранее оделась, но было только десять часов утра! Тело пылало и жаждало. Даша трогала себя, пытаясь отвлечь, но самые смелые ласки не давали ровным счетом ничего. К двенадцати часам дня, Даша пришла в себя лежащей на кровати абсолютно голой и терзающей свою грудь. Влагалище горело от желания и на простыне было огромное мокрое пятно. Она вскочила, собрала одежду, привела себя в порядок, но одеваться не стала — не было сил. только одев бюстгальтер она тут же рвала его в сторону, высвобождая затвердевший сосок. Трусики не поднимались выше колен — пальчики сами погружались во влагалище и стискивали возбужденный клитор. И все это была напрасная борьба... тело желало другого! В конце концов, Даша, обнаженная, забылась на кровати. Буквально за пять минут до прихода мужа, она резко вскочила и кинулась одеваться. Муж, не успев вставить ключ в замочную скважину, был чуть не сбит с ног выбегающей на лестничную площадку Дашей.

— Поехали!!

Приехав в деревеньку девушка с трудом сдерживала себя чтобы медленно идти на бабкой ведущей к заветной двери. Зажглась лампочка, и Даша, получив молчаливое согласие хозяйки дома выскользнула из одежды. Привычно расположившись на шкурах, Даша заранее развела стройные ножки в стороны и протянула ладонь за идолом. Однако бабка не торопилась. Зажглась свеча, послышался привычный шепот, стукнуло стекло. Бабка медленно шла вокруг лежавшей на спине девушки, медленно наговаривая что-то себе под нос, одновременно помешивая зелье, в которое два для собирала соки с идола. Даша изнывала от желания. Она глубоко дышала, с трудом сдерживая свое разочарование — ей не было видно как желаемого предмета.

— Ну где же... — не выдержав, выдохнула девушка.

— Идол-то? — остановилась бабка, — Не нужон сегодня...

Даша закрыла глаза и застонала от муки.

— Тебе его семя нужно. — бабка показала на банку в своих руках, — Но семя собрать, да заговорить можно... А дать его живым, — то стихиям не дано! Не передумала лечиться?!

— Нет... — слабо выдохнула Даша.

— Ну смотри! — бабка грозно зыркнула на нее, — Самое дорогое тебе даю! Петько!!!

Скрипнули старые петли на двери и в комнату прошаркал дед.

— Пей! — бабка втолкнула стеклянку в руки деду, — Живо!

Тот, видимо привыкнув за свою долгую семейную жизнь к различным неожиданностям от своей женушки, беспрекословно, одним залпом глотнул предложенное.

— Давай! — бабка забрала у него опустевшую посудину, — Делай свое дело, хрыч старый!

Дед молча, не смотря на свою старуху взялся за ремень на старых брюках. Даша не успела ойкнуть, как штаны ухнули вниз. Дед стоял посреди комнаты в одной рубахе, из под который торчал огромный, узловатый член, удивительно похожий на деревянный идол.

— Ну?! Что встал? — бабка недовольно отвернулась, — Уважь молодуху!

Дед тяжело вздохнул и шагнул к Даше. Девушка на мгновение опешила от происходящего, но затем, не в силах бороться со своим телом, откинулась на шкуры. Ножки сами привычно раздвинулись в стороны, глаза закрылись и все тело замерло, не дыша, в предчувствии момента. И он настал! Тело Даши наполнилось столь мощно и сильно, что она не сдержала крика. Девушка открыла глаза и в изумлении смотрела, как дед, только что с трудом передвигавшийся по дому принялся за ее «лечение». Схватив сморщенными руками Дашу за бедра, он ловко натягивал ее на свой торчащий, обрамленный седыми волосами член. Причем двигался он так бойко, кто Даше пришлось ухватить себя за обе груди, которые принялись бешено скакать. Сильно сжав соски пальцами, Даша без сил откинулась на спину, и ее, измученную, наконец-то накрыло сумасшедшим оргазмом. Сил не хватило даже на крики. Девушка будто бы оцепенела, сконцентрировав все свое внимание только движении члена внутри тела.

— Апромеж грудей давай! — скомандовала неожиданно бабка, и дед послушно вытащил член.

Гладкая, пунцовая головка видимо набухала, и мощный заряд темно-желтой спермы ударил Даше в ложбинку между грудей.

— Бери семя то! Бери! И суй в себя! — торопливо командовала бабка, — Сама суй!

Даша, вздрагивая водила ладонью по своей груди покрыв себя вязкой, странно пахнущей субстанцией.

— Суй семя то!

Даша накрыла влажной ладонью свою промежность и скользкие пальцы провалились в горячее тело.

Как вышел дед она не заметила. Бабка протянула ей влажное полотенце и девушка начала медленно приводить себя в порядок. Сил не было. Однако, уже одеваясь, Даша неожиданно почувствовала себя легче. Тело посвежело. Бабка внимательно смотрела на нее.

— Ну вот и ладно... Вот и хорошо. — Бабушка задула свечу и кивнула приглашая следовать за собой. — Теперь все хорошо будет. Вижу: будет ребеночек. Через месяц получится у вас все с мужем.

— Через месяц? — вдруг испугалась Даша.

— Через месяц. Хехехе... да ты не бойся, миловаться вам уже сейчас можно, — бабка забавно сморщилась.

— Ой! — У Даши как будто выросли крылья, — Ой, спасибо Вам!

— Да полно те... — отмахнулась старушка, — Не забудь тока — ни слова никому!

— Да да да, я поняла! — заторопилась Даша, — Ой, я забыла совсем!

Она торопливо зашарила в сумочке и вытащила приготовленную еще позавчера заранее сумму.

— Я вот...

— Дело твое. — бабка демонстративно убрала руки за спину, — Можешь оставить, а можешь забрать.

Даша метнулась к сундуку и положила на шкуры деньги. не удержалась, и с благодарностью провела по шерсти рукой.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!