Не знаю почему, но субботний день у меня прошел как по маслу. Трактор, очищавший заледеневшую дорогу, за небольшую плату освободил из снежного плена мой автомобиль. К счастью, из повреждений на нем было только выдавленное снегом стекло задней двери. Стоит оно, конечно, не дешево, но я рассчитывал, что страховая не откажет мне в любезности произвести бесплатный ремонт.

Больше всего меня веселила реакция девушек. Я, конечно же, вел себя так, будто всю ночь проспал и совсем не в курсе наших ночных приключений. Мара с самого утра смотрела на меня горящими глазами, и все время лукаво улыбалась, словно пытаясь понять, притворяюсь я или говорю правду. А смущенная Алена долгое время не хотела выбираться из-под пледа, мотивируя это желанием выспаться. Она встала и оделась только после того, как я вернулся с улицы с новостью о том, что машина на ходу и можно уезжать. Всю дорогу в машине она тоже молчала.

- Ты чего такая хмурая? – не выдержав, спросил я, - совсем на себя не похожа.

- Настроения нет. Голова болит…

Я украдкой поглядывал на ее пухлые накрашенные губки. Те самые губки, что так незабываемо ласкали меня минувшей ночью. Внизу живота снова просыпалось желание. Мне хотелось еще раз испытать подобное. Или даже больше -хотелось обладать этой девушкой полностью. Я быстро постарался отвлечься от пошлых мыслей.

Алёну я отвез к родителям, а сам направился домой. Машка первым делом побежала к окну, поглазеть на машину.

- Ну, ничего вроде, - успокоилась она, - я думала там ремонта на месяц будет.

Мы поцеловались.

- Я так соскучилась, милый, - промурлыкала жена, - прости за вчерашний вечер. Не надо было идти на поводу у Алёнки. Получается, по моей вине и вечер пропал, и машину повредили, и ты чуть не пострадал.

- Ничего, Маш, - я довольно улыбнулся, - Что ни делается, все к лучшему.

Жена нежно обвила мою шею руками:

- Давай не будем дожидаться вечера? Я хочу тебя сейчас!

***

Конечно же, я ей ничего не рассказал. Дни побежали своим чередом. Из дома на работу, с работы домой. Зима в городе весьма скучное время года. Алёна после памятного вечера стала меня избегать. Она уже больше не заезжала к нам в гости по любому поводу, а при встрече держалась чересчур сдержано. Меня же тянуло к ней все сильнее и сильнее. Она засела в моей голове как некая идея фикс, и чем больше времени проходило, тем яснее я понимал, что непреодолимо хочу свою свояченицу. Но решится на этот шаг никак не получалось. Или, может быть, не было подходящего случая.

Почему-то мне казалось, что Алёнка совсем не спроста избегает общения со мной. Ей тоже хотелось.
Однако, неожиданность пришла с другой стороны. На дворе стоял май. Уже во всю зеленела трава, распускались первые одуванчики. На праздниках мы с друзьями решили выбраться на природу. Пожарить шашлыки, подышать свежим воздухом, встретить весну. Алёна тоже согласилась составить нам компанию, что меня очень обрадовало. И пока они с Машкой колдовали на кухне над салатами, я отправился в магазин за мясом и одноразовой посудой. На улице ярко светило солнце.

Было непривычно жарко и уже во всю чувствовалось дыхание грядущего лета. Девушки наконец-то избавились от теплых курток и пальто, оголив симпатичные ножки, и я, стоя в пробке напротив автобусной остановки, с удовольствие их разглядывал. Вдруг мой взгляд упал на невысокую тёмненькую красотку в коротенькой легкой курточке. Она сосредоточенно высматривала свой автобус, приподнимаясь на носочках, и вытянув шею. Я коротко посигналил. Кажется, на меня посмотрели все люди, стоявшие на остановке, кроме нее. Пришлось приспустить пассажирское стекло:

- Мара!

Девушка оглянулась. Некоторое время она подозрительно смотрела на меня, наморщив лоб, а потом расплылась в смущенной улыбке.

- Привет! Как дела? – произнесла она, подбежав к машине.
- Привет! Садись, подвезу.
- А ты куда едешь? – запоздало поинтересовалась она, усаживаясь на сиденье.
- А тебе куда надо? – ответил я вопросом на вопрос.
- А ты отвезешь куда угодно? – продолжила она игру.
- Конечно. Но, только в пределах города.

Мара весело рассмеялась и откинула густые волосы назад:

- А я то размечталась! Не волнуйся, - поторопилась она успокоить меня, - я домой еду.
- А живешь все там же?
- О-о, да! – закатив глаза, произнесла девушка, - все в той же халупе.

Ехать, конечно, было далековато, но я никуда не спешил, а весеннее солнышко настраивало на романтический лад.

- Как жена поживает? – немного помолчав, заговорила Мара, - Не ругала тебя в тот раз?
- Все отлично, - пожал я плечами, - она у меня женщина понимающая.
- Это замечательно, когда попадаются понимающие люди.
- Вот только Алёнка почему-то не общается со мной. Чем я мог ее обидеть? – задал я каверзный вопрос.

Мара как-то смутилась:

- Да никто ее не обижал. Со мной она тоже месяц разговаривать не хотела. Потом вроде прошло. У нее такое бывает.

Мы наконец-то вырвались из пробки на центральном проспекте и покатили узкой улочкой на север.

- Прости, - растерянно усмехнувшись, произнесла вдруг Мара, - у меня ужасная память на имена. Напомни, как тебя зовут.

Я чуть не прыснул смехом, но сумел сдержать себя в руках.

- Денис.
- Блин, точно! - Мара рассмеялась, - Диня. А у меня всегда с именами проблема. Не запоминаю с первого раза.
- Ну ничего, - улыбнулся я, - если не получается с первого, значит есть повод повторить.
- Что повторить? – Мара вдруг посмотрела на меня внимательными черными глазами.
- Ну как что? Знакомство!

Она немного помолчала, изучающе глядя на меня.

- Денис…
- Да?
- А ты можешь ответить на один личный вопрос. Только обязательно честно. Если не сможешь, то лучше я не буду его задавать.
- Без проблем. Отвечу на любой вопрос.

Я перестроился в правый ряд и сбавил скорость, чтобы иметь возможность посмотреть в лицо девушке.
Мара нервно прикусила губу, раздумывая.

- Скажи, ты точно спал тогда?
- Когда тогда? – наморщил я лоб.
- Ну, когда вы с Алёной у меня ночевали.
- Конечно, спал, - я непонимающе посмотрел на Мару, но тут же сконфузился под ее пристальным взглядом и отвел глаза.
- Я же просила ответить честно, - в голосе девушки появились стальные нотки.
- Если ты имеешь ввиду именно тот момент, когда вы занимались со мной оральным сексом, то я не спал, - так же холодно ответил я.
- Вот блин! – Мара зло отвернулась к окну, - а почему притворялся тогда?
- А не хотелось вас прерывать!

Мы проехали как раз то место, где этой зимой я катился по льду. Сейчас асфальт был сухой, а обочины сплошь усеяны мелкими синими цветочками. Мариам вдруг громко расхохоталась.

- Ну, ты актер! А еще и спрашивает, почему Алёна с ним не разговаривает. А я же с самого начала подозревала, что не спишь!

На моем лице застыла неуверенная улыбка. Мне казалось, что я только что сделал большую глупость, признавшись во всем.

- Проводишь меня? – спросила Мара, когда я остановил машину у детской площадки.

- Ну, пойдем.

Мы молча зашли в уже знакомый подъезд, поднялись на четвертый этаж, Мара открыла дверь ключом и вопросительно посмотрела на меня:

- Зайдешь?

Я как-то машинально взглянул на часы.

- Зачем?
- Кофе тебя напою. Надо же как-то расплатится за услуги.
- Какие услуги?
- По доставке! – Мариам со смехом взяла меня под локоть и толкнула в темную прихожую, - Да заходи, не бойся. Долго тебя не задержу.
- Какой еще доставке?
- По доставке моего тела с остановки домой, блин! Денис, очнись! Хватит тормозить! – Мара весело засмеялась.
- А-а-а-а, - расплылся я в улыбке, - Ну, такое тело можно и даром доставить!
- Зачем же даром? – хитро улыбнулась Мара

Она скинула с ног весенние полуботинки и легким шагом удалилась на кухню. Я вздохнул, еще раз взглянув на часы, и принялся развязывать шнурки на кроссовках. Квартиру коснулись значительные изменения по сравнению с тем, что я видел зимой. Коридор был оклеен веселыми золотистыми рельефными обоями с изображениями долек апельсинов. Двери в санузел и кухню тоже поменялись. Теперь они были из светлого дерева с большим матовым стеклом в центре. Над входной дверью под потолком висел стеклянный светильник в виде купидона с натянутой тетивой лука. Когда я вошел на кухню, то был поражен еще больше.

Некогда темная, закопчённая и тусклая комната преобразилась в студию, сияющую стеклом и лаком. Вместо неуклюжего обеденного стола, маленький стеклянный круглый столик в углу, вместо громоздкого старомодного шкафа, изящная красная полка во всю ширину комнаты со встроенной вытяжкой. Жирную кухонную плиту заменила небольшая варочная поверхность, старая оконная рама с облупившейся краской уступила свое место панорамному пластиковому окну над которым висел блок кондиционера. Дар речи все еще не возвращался ко мне, поэтому свое удивление я озвучил только восхищенным свистом.

- Нравится? – заинтересованно спросила хозяйка, установив на плиту небольшую турку из нержавеющей стали.
- Впечатляет… - кивнул я, выглядывая через стекло во двор, - наверное в копеечку такой ремонт влетел.
- Да! – Мара не отрываясь наблюдала за мной своими хитрыми искрящимися глазами. Руки она кокетливо положила на бедра, - До сих пор еще не расплатилась. Но оно ведь того стоит.
- Стоит, - согласился я и, не зная куда спрятаться от пристального взгляда хозяйки, снова посмотрел на часы.

- Спешишь куда-то? – неожиданно тихо спросила Мара, а рука ее плавно перекочевала с бедра на глубокое декольте майки, и провела пальчиком по его каемке.
- Ну, вообще, уже да. Мы завтра на пикник собрались. Я должен продуктов купить.
- М-м-м… - задумалась Мара, - пикник – это отлично. Я тоже люблю природу.

- Ну, так может быть, поедешь с нами? – предложил я, тут же пожалев об этом. А если она согласится? Что тогда?
Мариам вдруг сделала робкий шаг ко мне. С лица не сходила загадочная улыбка. Глаза влажно блестели, словно пьяные:

- Нет, - немного помолчав, произнесла она, - еще не так тепло, чтобы заниматься этим на природе.

- Ты о чем? Чем заниматься? – нахмурил я лоб. В этот момент в коридоре, в кармане моей куртки, заиграла знакомая мелодия сотового телефона, но Мара даже не заметила его. Она вдруг приподняла руками полы своей юбки, и быстро переступив ногами, стянула с себя белые трусики.

- Смотри, - страстно прошептала она, махая перед моим лицом своим нижним бельем, - как я намокла! Неужели ты оставишь меня в таком состоянии одну?

По телу пробежала крупная дрожь. От неожиданности я даже открыл рот. Безусловно, мысли о сексе с этой девушкой рождались в моей голове. Но это было больше похоже на фантазии. И даже сегодня, заходя в ее пустую квартиру, я никак не думал, что меня тут будет ждать такое. Но опровергая все мои чаяния, прямо перед глазами сейчас покачивались в воздухе еще теплые трусики Маримэ с отчетливо заметной мокрой полоской посередине.

- Мар, меня жена ждет, - пересохшими губами прохрипел я. В коридоре продолжил свою трель сотовый телефон, - может в другой раз?
- Подождет…
- Ну, правда!

По лицу девушки пробежала тень. Улыбка все еще не покидала ее, но вот глаза теперь смотрели с ненавистью.

- Тогда передай ей от меня подарок, - холодно произнесла она и засунула свои трусики за воротник моей футболки, - беги к ней, а то опоздаешь!

Девушка резко развернулась и быстрыми шагами стала удаляться в коридор. Мне показалось или в ее глазах блеснули слезы?

- Мар, да подожди! – я быстро догнал ее и схватил за запястье, - Ну, ты чего?

Девушка отстранилась от меня, пытаясь вырвать руку, и прижалась к стене лицом. Ее плечи дрожали.

- Мара… - позвал я и придвинулся ближе обнимая девушку. Она тихо всхлипывала и не отвечала, - Мариш, ну не плачь!
Я не хотел.

Я нарочно назвал ее ласковым именем.

- Дура я да? – хриплым голосом спросила она.

- Ты умница, - я почему-то стал задыхаться, часто хватая воздух, и от того речь моя выходила со страстным полушепотом, - ты самая удивительная и красивая из всех девушек, которых я встречал. И, наверное, самая безумная.

В этот момент я сделал то, что окончательно сломало все мои планы на сегодняшний день. Я сильнее подался вперед, прижимая Мару к стене, а моя рука юркнула ей под юбку, накрывая ладошкой гладковыбритую промежность. Я не помню, что я шептал ей в тот момент, но хорошо помню, что Мара молчала. Даже дыхания ее слышно не было. Она стояла, упершись лбом в стену, а длинные черные волосы беспорядочно спадали вниз, закрывая лицо. Моя ладошка моментально стала мокрой от горячей смазки.

Я гладил ее влажный лобок, раздвигая в стороны набухшие половые губы, проникал пальцем в горячую вагину, вызывая у девушки мелкую дрожь. Член уже давно рвался наружу, и я свободной рукой расстегнул ремень и приспустил брюки вниз, освобождая его. Мара издала первый стон и вместе с ним, словно догадываясь о происходящем, снова тревожно заиграл телефон. Но теперь уже и я не обращал на него внимания. Рука во всю хлюпала у девушки между ног. Я испытывал просто запредельное наслаждение, лаская ее. Мара, оперевшись локтями о стену слегка отодвинулась назад и развела ноги шире, предоставляя мне больше пространства.

Во власти животных инстинктов, я даже пропустил тот момент, когда овладел этой красоткой. Громкие стоны разлетались по маленькой квартирке, а я крепко сжимал Мариам за талию, с ритмичными шлепками, насаживая ее на член. Она кончила практически сразу, причем каким-то нарастающим каскадом, продолжавшимся чуть ли не минуту. И как только дрожь улеглась в ее ослабшем теле, стал извергаться и я. Забыв в этот момент абсолютно обо всем на свете, я размашисто работал бедрами, самозабвенно изливая семя прямо в девушку.

Вскоре мы уже оба лежали на полу в прихожей, слушая непрекращающуюся музыку мобильника. Отдышавшись, я приподнялся на локте. Мара лежала на полу, раскинув руки в стороны. Ее футболка была разорвана от рукава (Я не помню, чтобы рвал ее!), и одна оголенная грудь маняще выглядывала наружу. Юбка опустилась, прикрывая промежность, но на обнаженных бедрах были заметны следы моих излияний. Рассеянная улыбка отразилась на лице девушки, и я заметил, что она наблюдает за мной из-под полуприкрытых ресниц.

- Ответь жене-то…

- Потом…

Я оттолкнулся от пола и сел. Скомканные джинсы вместе с трусами валялись у двери, и я потянулся к ним.

- Куда? – тут же приподнялась Мара, перехватывая мою руку, - оставайся как есть.

Мобильник наконец-то замолчал. Мы сидели молча и смотрели друг на друга.

- После всего этого, ты просто обязан на мне жениться, - вдруг ошарашила меня Мара.

Я открыл рот, не зная, что ответить. Я женат и люблю жену. Да, люблю. Это осознание сейчас прочно засело у меня в голове. Но вместе с ним пришло и другое: я люблю и Мару. И, кажется, не менее сильно. Громкий смех девушки перебил, начавшую было развиваться во мне мысль.

- Да, шучу, я шучу. Не буду напрашиваться.

- Мар, да дело в другом… - попытался я подобрать слова.

- Т-с-с-с-с… - прошептала вдруг она, приложив свой маленький пальчик к моим губам, - Я в душ.

С этими словами девушка ловко вскочила на ноги, грациозно потянулась, высоко поднимая одиноко выглядывающую из разрыва футболки грудь, и вульгарно виляя бедрами, скрылась в ванной комнате, слегка прикрыв за собой дверь. А я так и остался сидеть на полу, не понимая, что делать дальше. На дисплее телефона высветилась информация о непринятых вызовах. Восемь от жены и пять от Алёны. Перезвоню позже. Из ванной стали доноситься звуки льющейся воды. Снова облачившись в трусы и джинсы, я неловко топтался в коридоре, не зная, что делать дальше.

- Тигренок мой, ты где? – послышался томный голос из душа. Ну вот, она уже придумала мне дурацкое имечко.
- Ты мне? – крикнул я.
- А что вас там уже много? Конечно, тебе, любимый. Иди сюда, мне нужна твоя помощь.Ну вот!

Мара стояла в небольшой ванне, вся в мыле. В руке она держала душевую лейку из которой били тугие струи воды.

- Ты чего оделся? – возмутилась она, - Забирайся ко мне, я тебя помою.
- Давай в другой, раз, Мар, - виновато улыбнулся я, - А то меня совсем потеряют.
- Дурачок! – расхохоталась девушка, направив воду себе на грудь, отчего пышные хлопья пены, обиженно поползли вниз, открывая аппетитные, мягкие сиськи с игриво торчащими сосками, - Ты же весь пахнешь мной! Как ты такой к жене явишься? Иди сюда!

С этими словами она, довольно прищурясь, направила на меня душевую лейку, так что весь пол вокруг ванной и вся моя одежда моментально намокли.

- Мара!!! – вскрикнул я, отскакивая в сторону, - Ты сдурела?!
- Это тебе в наказание! В этом доме я хочу видеть тебя только голым. Это мое требование, как хозяйки! Ты понял?
- Понял, понял… хватит меня поливать!

Мне все же пришлось избавиться от мокрой одежды, и я растерянно вертел головой, прикидывая, куда бы мне ее пристроить, чтобы быстрее высушить.

- Да брось все на пол. Я позже постираю! – нетерпеливо прикрикнула Мара.

«Позже постираю!» Она так говорит, как будто я тут остаюсь навечно!

- Мара, мне ехать надо скоро. Когда ты собралась стирать?

Кажется, ей не было до этого никакого дела. Она дотянулась до моей руки и заставила приблизиться.

- Забирайся ко мне!

Первым делом она схватила мои руки и обвила ими свое ароматное тело. Я с удовольствием провел ладонями по скользкому животику, смахивая с него хлопья пены, через мгновенье руки добрались до мягких полушарий груди, которые я жадно сжал, притягивая девушку к себе. Вздох удовольствия вырвался у нее из груди, а я почувствовал, что мой дружок снова наливается пульсирующей силой. Мои ладошки нетерпеливо и жадно скользили по мокрому телу любовницы, словно хотели обнять ее всю одновременно. А Мара довольно терлась о мой пах крепкими упругими ягодицами, заводя меня еще больше. Потом она вдруг резко повернулась и обхватила своей маленькой прохладной ладошкой мой вставший член.

- Я люблю тебя! – страстно прошептала она, глядя мне в глаза горящей страстью, - Люблю и хочу!

Не давая мне возможности ответить, девушка опустилась на колени, обхватывая губами головку члена. Издав глубокий вздох, я вплел плацы рук в ее мокрые темные волосы, совершенно забыв о всех делах и проблемах, которые ждали меня. Этот волшебный минет стремительно вызносил меня на вершину блаженства, заставляя мышцы ягодиц и пресса конвульсивно напрягаться. Продолжая ласкать член во рту, Мара мыльной ладошкой обхватила мошонку, и нежно поглаживала ее. Тело горело жарким огнем. Я закрыл глаза, и подсознание даже прибавило к душистому аромату сирени тонкую горечь дыма.

- Мар, подожди… - прошептал я тихо, - подожди немного, а то я кончу.

Но, казалось, это мое предупреждение заставило ее усердствовать еще сильнее. Как же классно она это делает! Я глубоко вдохнул и в очередной раз почувствовал горьковатый запах. Дым! Нет, это было не наваждение.

- Мара! Мар, что-то горит! – испуганно сказал я.

Мариам нехотя оторвалась от своего занятия и подняла на меня свои темные глаза. Горящая похоть в них постепенно сменялась тревогой. Ее носик с шумом вдохнул воздух, расширив ноздри.

- Блин!!! – вдруг вскрикнула она, и вскочила на ноги, - Кофе!

Я побежал за ней на кухню. Под потолком уже собралось небольшое облачно черного дыма, окутавшее белоснежный светильник. Почерневшая медная турка на плите чадила мелкими хлопьями сгоревшего молотого кофе, которое Мара гостеприимно поставила вариться полчаса назад.

- Дура я! – самокритично заметила хозяйка, - Такую вещь испортила! И как я могла забыть про этот чертов кофе?!

- И похуже бывает, - сочувственно заметил я, - не расстраивайся.

Мара бросила раскаленную турку в раковину и грациозно повернулась ко мне. Лукавая улыбка вновь осветила ее лицо.

- Хотя, с тобой, мой милый, я забываю обо всем на свете!

Я молча улыбнулся.

- Тебе нравится, когда я называю тебя милым? – Мариам приблизилась ко мне осторожной походкой пантеры перед прыжком.

- Да…

- Точно? А как тебя называет жена? – Она приблизила свое лицо к моему так, что ее губы слегка коснулись моих. Нежные руки обняли меня за ягодицы.

- Это сейчас неважно, - нахмурившись, ответил я. Мара только картинно усмехнулась.

- А лучше, я буду звать тебя как-нибудь по особенному… мой тигр! Нет-нет! Мой заяц! Мой кролик! – ее глаза смеялись, глядя на меня, а губы все плотней прижимались к моим, - Мой котик, - прохладная ладошка обхватила член и принялась ловко ласкать его, - Нет-нет! Мой жеребец…

Наши губы слились в страстном поцелуе. Она закинула одну ногу мне на бедро, а я крепко сжал ее за ягодицы. Ловкое, едва уловимое движение второй ногой, и вот уже моя партнерша со вздохом опустилась вагиной на твердый, словно камень член, цепко обвивая меня крепкими ножками.

- Мой жеребец… - прошептала она мне на ушко, - Давай…

Я приподнял ее на руках и снова опустил до упора.

- М-м-м-м… - довольно простонала Мара, выгибая спину. Влажные длинные волосы черными волнами спускались с ее головы, подобно переливающемуся в лучах солнца водопаду. И тогда я стал сходить с ума. Движения становились все более частыми и порывистыми. Маришка буквально подпрыгивала на моем члене. В некоторые моменты я покидывал ее через-чур сильно, и член выскальзывал из истекающей соками киски.

- Стой! – после очередного такого случая не выдержала Мара, - Жарко, невозможно!

Пот действительно лил с нас градом. Руки у меня стали деревянными от усталости. Но останавливаться совсем не хотелось. Мара подошла к огромному панорамному окну и уселась на широкий подоконник, служивший одновременно и столом. Она подмигнула мне и расставила ноги в стороны, демонстрируя сочащуюся влагой розовую вагину.

- Иди сюда…

- Ты что, все же видно с улицы, - оторопел я. Этаж-то всего четвертый.

Мара, казалось даже не слышала меня. Она все с тем же нетерпением в глазах манила меня пальчиком. И устоять я не смог. Стройные ножки снова обвили мой торс, увлекая член в горячее лоно.

- Ох! Д-а-а-а-а… - простонали мы почти одновременно. Яйца влажно шлепали по попке девушки при каждом моем новом напоре. Мара резко вскинула голову от удовольствия, глухо ударившись затылком о стекло. Я невольно бросил взгляд вниз на улицу и заметил припаркованную у подъезда машину. В ее темном салоне периодически вспыхивали угольки двух сигарет. Лиц видно не было, и невозможно было понять смотрят ли пассажиры машины на нас, или попросту заняты своими делами.

- А-а-а-а-а… - крики Мары набирали частоту, и я перестал обращать внимание на улицу. Даже если смотрят на нас. Черт с ними! Лицо девушки стало сосредоточенным. Она прикрыла густые ресницы. У переносицы образовались три грубокие морщинки, а приоткрытый рот жадно глотал воздух. Смотрела она прямо мне в глаза, но взгляд ее при этом был нечеткий и затуманенный.

- Да... да… д-а-а-а… - стонала она, свободной рукой лаская свой клитор, приближая пик удовольствия, а потом резко подалась вперед и выгнула спину, буквально повиснув на моем члене. Мне пришлось подхватить ее под попку и продолжить насаживать, чтобы приблизить и свой оргазм.

- А-А-А-А-а-а-х! О, Да! О, Да! М-а-а-а-а… - кричала как ненормальная Мара. Ее тело тряслось. Ноги хлестали меня по бедрам, словно пришпоривая. Наши лобки встречались и расходились с влажным причмокиванием. Постепенно тело моей партнерши успокоилось, ее крики сменились каким-то невнятным бормотанием, и я снова опустил ее на подоконник.

Блестящие, пьяные глаза Мары улыбаясь следили за моими яростными попытками кончить. Член был обильно залит женскими соками и я быстро водил по нему кулаком, прикусив губу от напряжения. Со стороны это, наверное, выглядело смешно. Мариам приподнялась на локте и, откинув со лба прилипший черный локон, потянулась ко мне рукой, намереваясь помочь, но тут я прерывисто задышал и со стоном стал кончать.

Мара удивленно распахнула глаза, но тут же, морщась, прикрыла их, когда горячая струйка попала ей на лицо, запутавшись в ресницах.

- Котик мой… - тихо прошептала она, смахивая с себя рукой мое семя, - мой котик… мой…

Ослабевшие ноги подкосились, и я упал на колени прямо перед моей новоявленной любовницей. Мои губы нащупали ее упругое бедро и нежно приникли к нему.

- Мой… - послышался довольный шепот, и маленькая ладошка распушила волосы у меня на голове.
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!