Я остановил машину на узенькой обочине, уперевшись передним колесом в сугроб. Заснеженная дорога впереди уходила куда-то вниз и исчезала в клубах густого тумана. Сумерки уже плавно перетекли в морозную ночь, и я зло осмотрелся по сторонам. Совсем не так планировался мне сегодняшний вечер.

В канун третьей годовщины нашей свадьбы жена собиралась организовать дома романтический ужин с эротическим сценарием. Для остроты чувств и страсти, жена даже поставила мне ультиматум: всю неделю никакого секса. И я честно вытерпел. А сегодня, я отпросился с работы пораньше, купил бутылку дорого шампанского, которое просила супруга, и уже буквально на выходе из супермаркета все мои чаяния оборвал на корню телефонный звонок благоверной:

- Динь, ты извини, - говорила Маша расстроенным голосом, - сегодня к нам с ночевкой Алёнка приедет. Так что придется нам все перенести.

- Что?! – искренне возмутился я, - Ну, Маш, блин! Пусть в другой раз приедет!

- Да она выпила! С какой-то там подругой, что-то отмечала. Домой ехать не хочет в таком состоянии. Ты же знаешь родителей.

Алёна – это младшая сестра моей жены. С тех пор как мы поженились она частенько использовала нашу квартиру как перевалочную базу. Жила она с родителями за городом, а работала недалеко от нас. Так что, когда задерживалась на работе допоздна, или не могла дождаться автобуса, или же, как сейчас, после бурных застолий, она всегда наведывалась к нам с ночевкой.

- Маш, - предпринял я последнюю попытку спасти вечер, - ну, придумай что-нибудь. Пусть у подруги переночует.

- Переночует у нас, Денис. Ничего страшного. До завтра потерпим.

С досады, я чуть было не уронил шампанское. Настроение упало ниже плинтуса. Вдобавок ко всему, мне поручалось еще и ответственное задание: забрать подвыпившую сестренку от подруги, которой повезло жить где-то на окраине города, и доставить ее домой. Пришлось полтора часа толкаться по пробкам, чтобы оказаться вот в этом безлюдном промышленном районе с высокими бетонными заборами какого-то полузаброшенного завода, увенчанными поржавевшими кольцами колючей проволоки.

Ни одной машины, ни на встречу, ни в попутном направлении не проехало, а навигатор упорно рекомендовал мне двигаться прямо в клубящуюся паром неизвестность впереди. Телефон Алёны не отвечал. Потоптавшись немного на обочине у заведенной машины, я все же предпринял пешую разведку вперед. Дальше уклон дороги становился сильнее. Сильнее был и туман, отдающий сыростью. Одежда на мне тут же покрылась тонкими волосками инея. Что творилось впереди разглядеть было невозможно. Вдруг сзади послышался звук мотора, и я едва успел отскочить в сторону. Что-то темное и большое пронеслось мимо, врезаясь ярким светом фар в стену тумана, и исчезло в его белых объятьях.

Подумав немного, я решился ехать. Это решение стало роковым. Грядущее буквально засасывало меня, окутывая белыми плетьми, словно руками. Впереди, сбоку, сзади, везде был один туман. Я летел вниз, в неизбежность, под стрекочущий аккомпанемент АБС. Финалом моего слалома по ледяной дороге стала эффектная остановка в огромном снежном сугробе посреди темного двора. Причем машину на льду развернуло так, что в сугроб я влетел задней частью, почти полностью утопив авто в плотном снегу.

Заднее стекло лопнуло, и салон оказался обильно завален снегом. Где-то справа от меня бегал маленький лысоватый мужичок и что-то громко кричал, размахивая руками. Еще находясь в шоковом состоянии, я с трудом раскрыл водительскую дверь и выбрался наружу. Мужичком оказался водитель того самого черного внедорожника, который пролетел мимо меня в тумане. Сейчас лишь задняя часть его машины с открытой дверцей торчала из нашего общего сугроба.

Изредка переходя с матерного языка на русский, мужик рассказал мне, что выше по дороге, по всей видимости, пробило теплотрассу, и вся стекающая вниз вода на морозе заледенела, превратив заснеженный асфальт в настоящий каток. Он кричал, что нужно срочно звонить коммунальщикам, а так же в полицию, чтобы зафиксировать повреждения машины и подавать иск. При этом сам никуда звонить не спешил, а только наводил суету. Для меня было ясно только то, что своими силами вытащить машину из снежного плена уже не получится. Только сейчас я заметил, что рядом крутится, бледная как мел Алёна. Кутаясь в короткую шубку, она своими огромными зелеными глазами испуганно смотрела на меня и что-то говорила.

- Денис, как так? Что случилось? – прислушался я к ее тонкому голоску, - Я тебе звонила, а ты трубку не берешь… ужас какой. Ты в порядке?

Искренний испуг девушки моментально растопил мою злость и растерянность. Я даже улыбнулся ей в ответ. Ну и правда, злись не злись, ничего уже не исправишь. Новую машину, конечно, жаль, но на нее есть страховка. Постепенно уверенность вернулась и к Алёнке. Она рассказала, что забыла телефон у подруги, и пока бегала за ним и пыталась дозвониться мне, я уже совершил свой неповторимый спуск и с торжественными брызгами снега вонзился в сугроб прямо на глазах у девушки.

- Пойдем пока в квартиру, - попросила она, - я уже закоченела.

Да, мороз крепчал не на шутку. Мы прошли в ближайший подъезд, где жила подруга Алёны. Перекошенная деревянная дверь с облезшей краской глухо хлопнула за спиной, притянутая старой пружиной. Едва тлеющая слабенькая лампочка освещала потёртые синие стены, с облупившейся в нескольких местах штукатуркой. Пахло сыростью и гарью. Лифта в стареньком доме не было и мы почти на ощупь поднимались по скользкой бетонной лестнице со стертыми временем ступенями на четвертый этаж. В подъезде стояла пугающая тишина, словно дом этот давно вымер, превратившись в мрачный сказочный призрак. Алена остановилась около одной из однотипных дверей, одинаково обитых черным дерматином, и нажала на кнопку звонка. Практически сразу дверь распахнулась. На нас хлынул яркий свет из прихожей. На пороге стояла невысокая фигуристая девушка в узкой облегающей маечке и коротких джинсовых шортах.

- Знакомьтесь, - отозвался эхом в подъезде звонкий голос Алёны, - это моя лучшая подруга Мариам, а это мой любимый зять Денис.

- Можно просто Мара, - улыбнулась девушка, смерив меня внимательным взглядом, - проходите скорее.

Пока Алёнка, нетерпеливо освобождая замерзшие ноги из сапог, рассказывала подруге о произошедшем со мной, я скромно стоял в углу прихожей и с интересом разглядывал хозяйку. Она была красива той обворожительной красотой, которую можно только почувствовать, но не объяснить. Длинные прямые черные волосы блестящими каскадами спадали по плечам и спине практически до поясницы; ровный, чуть с горбинкой носик, смеющиеся черные глаза с длинными ресницами и загадочная улыбка на тонких губах буквально гипнотизировали. Девушка несколько раз взглянула на меня снизу верх. При этом ее губки приоткрывались, обнажая края белых зубов, а я поспешно отводил взгляд, стараясь не выдать свою заинтересованность.

Когда мы разделись, Мара проводила нас в комнату. При этом она шла впереди, не без кокетства виляя упругими бедрами. Комната была довольно маленькая. Квадратов пятнадцать – не больше. На пожелтевшем потолке были видны большие разводы. По всей видимости, весной, когда тает снег на крыше, тут бывает капель. Темные тяжелые обои уже выцвели от времени и отклеились по углам. Из мебели в комнате присутствовали только старый диванчик, небольшой журнальный стол и потрескавшаяся деревянная тумбочка с установленным на ней переносным телевизором, который тихо транслировал какую-то новую мыльную оперу. На столике, в компании с двумя пустыми стаканами скучала наполовину пустая бутылка мартини.

- Ну вот, располагайтесь, - немного растерянно развела руками хозяйка, - я правда только вчера въехала, так что…

- Ничего страшного, не переживайте, - улыбнулся я, - главное, что тепло.

Мара засмеялась.

- Да уж! Этого добра тут хватает, - в квартире было даже жарко, - кстати, можно на «ты».

- Договорились, - кивнул я и уселся на край дивана, как раз напротив столика.

- Вот только с постельным бельем, наверное будут проблемы, - Мара в задумчивости прикусила губу, - хотя у меня есть да новых пледа.

- Каким постельным? – наморщила лоб Алёна, - мы что ночевать собираемся?

- Ну, а куда вы пойдете в такой мороз? Да и не отпущу я вас!

Алёна перевела удивленный взгляд на меня, но я только пожал плечами:

- Придется как-то переночевать. Машину все равно не вытащить.

У меня в кармане запиликал телефон. Звонила жена, и я удалился в коридор, чтобы поговорить. Машу ужасно расстроило то, что я разбил новую машину, а тот факт, что мне придется ночевать где-то в чужой квартире на окраине города, казалось, совершенно не волновал ее.

- Ну, а на работу ты как завтра успеешь? – спросила она растерянно.

- Маша, какую работу?

- Ах, да! Завтра выходной. Динь, ну как же так? Что же теперь с машиной делать?

- Завтра попробую вытащить. Может, кто поможет.

В узком темном коридоре появилась Мара. Она жестом указала мне на дверь в кухню, как бы предлагая продолжить разговор там, чтобы не мешать. Кухня была миниатюрная. Потолок и стены выложены советским перламутровым кафелем с маленькими васильками. В углу стояла видавшая виды газовая плита с забрызганной жиром поверхностью. Рядом приютилась желтая раковина и небольшой белый шкаф с посудой. У противоположной стены стоял белый кухонный столик и табуретка, на которую я и сел, продолжая выслушивать в трубку причитания жены. Наконец, договорившись на том, что утро вечера мудренее, мы попрощались. В комнату заглянула Мара с полотенцем в руке.

- Поговорили? – с неизменной улыбкой спросила она.

- Да, - я в очередной раз ненароком глянул на обнаженный живот девушки и она, поймав мой взгляд, довольно прикрыла веки.

- Ну, раз так получилось, может, составишь нам компанию? – игриво спросила она, доставая из шкафчика с посудой большую бутылку какого-то вина.

- А вам еще мало? – пошутил я.

Мара усмехнулась.

- Нам всегда мало, - хитро взглянула на меня она, - ну так что?

- Ну, давайте, - я пожал плечами, поднимась, - у меня в машине еще шампанское есть.

- О, вот это кстати! Шампанское я обожаю!

Пришлось одеваться и бежать в машину. Туман над дорогой к этому времени уже рассеялся, и где-то вверху приглушенно фырчал генератор, и работала ремонтная бригада в оранжевых жилетах. Дорога представляла собой ледовую реку с причудливыми наростами, подняться по которой даже пешком было бы проблематично. Оставалось надеяться, что до завтра ее приведут в надлежащее состояние.

Ледяное шампанское мы распили очень быстро, после чего девушки принялись за вино, а специально для меня Мариам открыла дорогую бутылочку коньяка, которая хранилась у нее для «особого случая». Хозяйка оказалась очень веселой и общительной девушкой. Кроме всего прочего у нас обнаружилась масса общих интересов, включая сноубординг и геологию.

Так что время за разговорами пролетело очень быстро. Однако, чем больше я хмелел, тем труднее было сдерживать себя и не пожирать глазами аппетитное тело хозяйки квартиры. Хмельные глаза Мары тоже азартно поблескивали. Она специально закинула нога на ногу, в вальяжной позе откинувшись на спинку дивана, так что мне, сидящему напротив ее на табуретке, без труда можно было разглядеть стройные обнаженные бедра, чем я периодически и занимался, пока вдруг не обнаружил, что в штанах у меня уже появилось заметное напряжение. Алёна тоже заметила мой интерес к подруге и погрозила мне пальцем.

- Ну что, может в карты сыграем? – предложила Мара во время очередной неловкой паузы.
- Не, я не играю в азартные игры, - сразу же запротестовала Алёна.
- А мы не на деньги. На раздевание, - хмыкнула Мара и внимательно посмотрела на меня.
- Ну, это как-нибудь сами, - Алёнка обижено махнула рукой и зевнула.
- Я тоже пас, - неуверенно улыбнулся я, - спать уже надо.

Глаза Мариам были очень красноречивы. Она явно желала продолжения нашего общения, и, возможно, если бы рядом не было Алёны, я бы не устоял. Чтобы не раззадоривать себя, я встал со стула и потянулся. Усталость долгого дня, духота жаркой комнаты, и алкоголь настойчиво звали на боковую.

- Да ну, скучные вы! – обиделась хозяйка и залпом осушила бокал.

Пока девушки относили посуду на кухню, я разложил скрипящий диван, который чудом не развалился. В разложенном состоянии это спальное место заняло больше половины комнаты, но спать на нем даже вдвоем было тесновато. Посему решили так: девушки будут ютиться на диване, а я лягу на полу (благо у Мары нашлось несколько толстых одеял, которые хоть немного компенсировали отсутствие матраса). Было жарко. Я снял с себя футболку и джинсы, оставаясь только в спортивных трусах, и приготовился устраиваться на ночлег. В комнату вошла Мариам.

- Ого, у нас тут мужской стриптиз? – довольно улыбнулась она, - Плавки тоже снимай, не стесняйся.

- Мара! – вскрикнула Алёна, которая уже устроилась на диванчике под тонким пледом, - Хватит ерунду говорить!

- А что такого? – наигранно удивилась хозяйка, - Жарко же. Я вот только голышом сплю, так что извиняйте.

С этими словами девушка медленно потянула низ своей короткой маечки вверх. И лукавая улыбка, обращенная ко мне.

- Мара! – снова одернула подругу Алёна, - Ну хватит! Напилась, так веди себя прилично!

Хозяйка только хмыкнула.

- Какие все неженки! – недовольно пробурчала она и щелкнула выключателем, - Тогда желаю вам приятных эротических кошмаров.

В комнате установился полумрак. Тусклый свет шел только от не зашторенного окна. Там во дворе горел уличный фонарь. Получилось так, что угол, где я лежал, оказался в полной темноте, а диван девушек был слегка освещен. Мариам повернулась ко мне задом и медленно, плавно двигая бедрами, спустила на пол свои короткие шортики. На фоне светлого окна мне был виден только ее темный силуэт. Девушка села на диван, немного повернулась и все же стянула через голову топик. Очертания женской груди качнулись и скрылись под одеялом. Комнату объяла тишина, и мне показалось, что девушки услышали, как я жадно сглотнул слюну. Возбуждение не оставляло, и мне пришлось слегка оттянуть вверх резинку трусов, чтобы поправить отвердевший орган. «Эх, а сейчас бы могли с женой уже резвиться в постели» - с тоской подумал я, и тут же провалился в глубокий сон.

Мне снились какие-то яркие и динамичные сны, но я совершенно не помню о чем. Пару раз я просыпался, чтобы поменять позу на твердом полу. Приходилось некоторое время вспоминать где я, и как тут оказался. На диванчике мирно посапывали девушки. Теперь, когда глаза привыкли к темноте, я мог без труда их наблюдать. Алёна спала, повернувшись в подруге спиной, укрытая до подбородка пледом. Мариам же наоборот лежала на спине, скинув с себя плед до пояса, так что ее полные налитые груди медленно приподнимались в такт дыханию. Я долго любовался красивыми темными ореолами ее сосков. Возникла даже мысль встать и потрогать их, но я побоялся, что девушка проснется.


Так, созерцая полуобнаженную хозяйку, я снова погрузился в дрему. В следующий раз разбудил меня какой-то приглушенный стон. Прямо в окно ярко светила луна. Мара лежала на боку, одна ножка ее выбралась из-под ткани пледа и безвольно свисла с дивана. Бедра были по прежнему прикрыты пледом. Где-то там же была скрыта и правая рука. Девушка снова застонала и приоткрыла губы. Тут до меня дошло, что ее рука под покрывалом двигается. По всей видимости, она ласкала себя во сне! Вскоре раздался еще один приглушенный крик, и вдруг она широко распахнула глаза. Я тут же зажмурился и, притворившись спящим, стал тихо похрапывать. Некоторое время все было спокойно. Ни стонов, ни каких-либо других звуков слышно больше не было. Подождав пару минут, я решился слегка разомкнуть веки. Мара сидела на диване, опустив ноги на пол, и внимательно наблюдала за мной. По-видимому, она не догадалась, что я проснулся.

Мне плохо было видно выражение ее лица, но кажется, девушка улыбалась. Я обратил внимание, что правой рукой она медленно мнёт и теребит возбужденный сосок на груди. Довольно долго она просто молча смотрела на меня и ласкала свою грудь, а я усердно изображал спящего, открыв рот и театрально похрапывая. Лицо мое находилось в темноте, и девушка не могла видеть, что мои веки слегка приоткрыты. По крайней мере, я надеялся на это. Но вот своему члену я приказать не мог. Он стал пульсировать, пытаясь выбраться из-под резинки трусов. Мара это сразу заметила. Она слегка оглянулась, посмотрев на спящую подругу, потом снова перевела взгляд на меня, и медленно сползла с дивана, опускаясь на колени.

Ее грудь колыхнулась буквально в полуметре от меня, и, боясь быть разоблаченным, я немного сильнее сдвинул ресницы. Закрыть глаза полностью, однако, я заставить себя не смог. Да Мара и не смотрела мне в лицо. Ее взгляд был прикован к бугру в трусах. Под мой беззаботный храп, она подвела пальцы под тугую резинку и стала не спеша стягивать с меня единственный предмет одежды. Сердце было готово выпрыгнуть из груди. Огромного усилия требовало выглядеть безмятежно спящим. Я не знал что делать: продолжать притворяться, или же удивленно открыть глаза? А что будет потом? Мара смущенно извиниться и отойдет? Или же с надменной улыбкой продолжит начатое. В любом случае, я как женатый человек, должен буду пресечь ее хулиганство. А так не хочется.

Пока я думал, девушка уже стянула трусы вниз и заворожено наблюдала за моим набиравшим силу половым органом. Я решил не выдавать себя, а дождаться продолжения. Может быть, этим она и ограничится. Но не тут то было. Прохладная ладошка осторожно обхватила основание члена и слегка натянула кожу, оголяя головку. Медленно и осторожно она водила рукой по моему пульсирующему дружку, пока он не набрал полную силу. Мара повернула голову, посмотрев на меня, а мне вдруг нестерпимо захотелось моргнуть. Продолжая свой спектакль, я громко всхрапнул, и немного повернулся на одеяле, заодно освобождая затекшую руку.

- Т-с-с-с... - послышался тихий шепот, - Все хорошо, мой сладкий… все хорошо… спи…

Она отпустила член и отползла назад, исчезая из поля зрения. С досадой я подумал, что спугнул девушку, но уже через минуту ее руки легли на мои икры и слегка развели ноги в стороны. Теперь я лежал голый на спине весь напоказ. Что-то теплое коснулось яичек и пощекотало их, заставив меня слегка вздрогнуть. Ладошка Мары крепко сжалась на основании члена, поднимая его в вертикальное положение. Со сладкой истомой я ожидал продолжения этой игры. И когда теплые и влажные губы взяли в плотное кольцо горячую головку члена, я даже задержал дыхание. О-о-очень медленно, словно наслаждаясь каждым сантиметром, девушка стала погружать мой инструмент в рот. Она взяла в ладошку отяжелевшие яйца и играла с ними, перекатывая. Трудно сказать, получалось ли у меня в этот момент изображать из себя спящего.

По крайней мере, когда она заглотила член на половину и остановилась, я чуть было не положил руку ей на затылок, чтобы продолжить сладкое погружение. Мара распалялась. Со звонким причмокиванием она выпустила член изо рта, чтобы через секунду снова наброситься на него. Действовала она уже без опаски, глубоко и страстно заглатывая мой инструмент, причмокивая и издавая страстные стоны. Я и сам пару раз не удержался от сладкого вздоха, когда чувство сексуального блаженства подбиралось уже так близко, что казалось, еще одно движение, и я взорвусь. Но каждый раз набежавшая волна удовольствия медленно откатывалась назад.

По всей видимости, оргазму мешал выпитый в излишке коньяк, или же тягостная необходимость притворяться спящим, и невозможность проявления инициативы. Но я был даже рад, что не могу кончить так долго. Оставалось только наслаждался этим неожиданным и чудесным минетом от малознакомой девушки, понимая, что никто об этом не узнает. И даже она, когда все закончится, будет думать, что я просто спал и ничего не помню. Но тут, как гром среди ясного неба, в комнате раздался зловещий шепот Алёны:

- Марка! Твою мать!

Мариам даже не отстранилась от меня, продолжая сладострастно заниматься своим изощренным развратом.

- Мара, ты дура! – снова зашептала Алёна, и поползла к нам по дивану, прижимая к груди плед.
- Тише ты, - тяжело дыша, ответила ей подруга, - а то разбудишь.
- Ты идиотка озабоченная! А если он проснется?!
- Если ты не будешь орать, то не проснется!
- Откуда ты знаешь?
- Да он спит без задних ног! Почти бутылку коньяка всадил. Зато смотри какой инструмент! Обожаю когда мужчины бреют яйца!

- Вот дура! – голос Алёны стал тише. У меня же в голове творился настоящий кавардак. Теперь обо всем знает еще и сестра Маши. А это большой шанс, что она проболтается жене. И хотя, формально моей вины во всем случившемся нет (я вроде как сплю) все равно ситуация не из лучших. Но теперь уже ничего не поделать. Нужно притворяться дальше. Во время короткой перепалки с подругой рука Мары, тем не менее, продолжала ласкать моего дружка, проводя пальчиками по влажной головке.
- Сползай сюда, - снова зашептала хозяйка, - присоединяйся.
- Ты рехнулась? – опять в голос возмутилась Алёна, - Это мой зять!
- Тише, не ори! Ну и что, что зять? Он один хрен спит. Считай, что это просто незнакомый мужик. Иди сюда, ты же давно хотела попробовать.

На несколько секунд в комнате воцарилась тишина, и до меня вдруг дошло, что Алёна колеблется. Вот это да. Такого я даже в фантазиях приставить себе не мог.

- Нет, Мар, я не настолько озабоченная – послушался ее тихий ответ.

- Ну, тогда смотри и наслаждайся!

Крепкий юркий язычок снова загулял по моему члену. Сквозь опущенные ресницы я наблюдал за сестрой своей жены. Она сидела на краю дивана, подогнув под себя босые ноги, куталась в легкий плед. Отблески луны, отраженные зеркалом, слабо освещали ее растерянное лицо. Взгляда, тем не менее, она не отводила, и, широко распахнув глаза, глядела на действо, которое происходило сейчас у меня между ног. Периодически она испуганно посматривала на мое лицо, убеждаясь, что я по-прежнему сплю, но через секунду снова переключалась на Мару, с искусством жрицы любви обрабатывающею мой инструмент. Я готов был кончить в любой момент, но сосредоточенно оттягивал это.

- М-м-м-м, - страстно стонала Мара, присосавшись к головке и сильно оттягивая рукой мои яйца, -м-м-м-м…

Я подумал, что если бы спал на самом деле, то от таких манипуляций уже давно бы проснулся, однако продолжал громко дышать, изредка причмокивая от удовольствия, или же наоборот, морща лоб, когда чересчур увлеченная девушка, больно задевала нежную кожу зубами. Вдруг Мара выпустила член изо рта, и он упруго шлепнул по животу.

- Блин, да иди сюда, чего ты слюни пускаешь? – злобно прошептала она и дернула за руку Алёну. Та от неожиданности потеряла равновесие и с грохотом бухнулась на пол. Я, понимая, что терять уже нечего, решил немного поиграть с девушками: зашевелился, громко зевнул и покрутил ягодицами, устраиваясь поудобней на сбившихся одеялах. После чего снова мирно захрапел. В комнате воцарилась гробовая тишина.

- Я думала что все… - через минуту испуганно прошептала Мара.
- Я тоже… - еле слышный ответ Алёны.
- Ты че как слон падаешь?
- Да ты сдурела так дергать неожиданно! – в голосе Алёнки послышался смех.
- Я ж не знала, что ты на пол спрыгнешь!

Девушки залились приглушенным смехом.

- Представь, если бы он проснулся! А тут такое!
- Я думаю, он был бы не против… Зато теперь ты убедилась, что спит он крепко. Можешь смело пробовать.
- Что пробовать? – голос Алёнки снова стал серьезным.
- Да ладно тебе ломаться, ты потом же жалеть будешь. Такая возможность редко выпадает. Попрактиковаться на парне, который все равно ничего не вспомнит.
- Иди ты в жопу, Мара! Не буду я!
- Будешь!
- Не буду!
- Будешь!!!

Я даже приоткрыл глаза, чтобы лучше видеть, как Мара сдернула с подруги плед и отбросила его в угол, а другой рукой, бесцеремонно сорвала вниз лифчик, оголяя небольшие аккуратные грудки с торчащими сосками. Алёнка округлила глаза от возмущения, и хотела было что-то вскрикнуть, но тут же получила увесистый тычок в грудь и упала на локоть.

- Тише, не ори, а то ты его точно разбудишь! – пыхтела Мара, пытаясь перевернуть сопротивляющуюся подругу.
- Да…. Мари… перестань… - тяжело дышала Алёна, - да что ты делаешь?
- Ты мокрая вся, - послышался шепот Мары. Ей без труда удалось поставить Алёну на корточки, и я заметил, что пальцы правой руки уже раздвинули половые губки подруги, сдвинув в сторону ткань красных трусиков.

- М-а-а-р… - только и смогла выдохнуть Алёна. Она вдруг замерла и тяжело задышала. Я, забыв про всякую осторожность, открыл глаза и обалдело смотрел, как Мара медленно водит пальцами по блестящим от влаги половым губкам сестры моей жены. Впрочем, девушки, кажется, про меня тоже забыли. Алёна оцепенев, стояла не двигаясь, прикрыв глаза. Казалось, она даже дышать перестала. Мара же пожирала жадными глазами голую спину и гладкую попку подруги. Она сама не ожидала такого поворота событий, и теперь по инерции продолжала ласкать подругу, соображая, что же делать дальше. Из оцепенения всех вывела Алёна.

- С-с-с-с… А-а-а-х… - вдруг вздохнула и опустилась на локти, удобнее подставляя свою киску для ласки.

- Алёнка… - как-то очень нежно и тихо произнесла Мариам и замолчала, не зная, что еще сказать. Она немного сдвинулась в бок, одной рукой не прекращая поглаживать истекающую подругу, другой обхватила свисающую вниз маленькую грудь. Алёна приподняла голову, по-прежнему опасаясь открыть глаза, и надрывно простонала.

- Тише… тише, дуреха… - зашептала Мара, - не забывай, что твой зять спит.

Тут я опомнился и спешно прикрыл глаза. Девушки помолчали.

- Мар… - начала было Алёна.

- Т-с-с… тихо, - перебила ее подруга, - что-то мы заигрались. Приступай, пока он не проснулся… Давай, давай, не спорь!

Я почувствовал, как мой заждавшийся член, обхватила прохладная неуверенная ручка.

- Так, давай… не бойся… изучи его… поласкай…

Кулачек несильно сжался и пробежал по члену вверх и вниз, натягивая высохшую кожу.

- Горячий… - завороженно произнесла Алёна, и вдруг прыснула смехом, - Блин, Мар, я не верю, что все это происходит на самом деле.
- Я тоже, - вполне серьезно ответила Мара, - продолжай. Ты и правда никогда не делала этого?
- Нет.
- Тогда импровизируй. Фильмов то много на эту тему пересмотрела.
- Ну, Ма-а-а-р, - снова подавила смешок Алёна, - дико это как-то.
- А это не дико тебе?

Алена вдруг застонала. Мне ужасно хотелось приоткрыть глаза, но Мара сидела на корточках где-то рядом со мной и вполне могла разоблачить мой «сон».

- М-м-м-м… - еще громче всхлипнула Алёнка.
- Обхвати его губками…
- Мар! – голос Алёны дрожал, - подожди, не надо меня трогать.
- Какая ты чувствительная! – почти с восхищением прошептала Мара, - Никогда бы не подумала. Из тебя льет как из ведра, как будто ты кончила.
- Мар, прекрати. Мне итак стыдно.
- Не переживай. Сейчас темно и ничего не видно. Продолжай, - послышался звонкий шлепок, и Алёна возбужденно вздохнула, - Продолжай!

Мой член вдруг быстро погрузился в теплый и влажный ротик. Алёна плотно сжала губы и стала с силой засасывать головку, рукой надрачивая основание члена. Трудно было поверить, что она делает это в первый раз, так приятно это было. А возможно оттого, что это делала не малознакомая мне девушка, а родная сестра моей жены – человек с которым мы знакомы уже почти пять лет и я никогда, даже подумать не мог, что нас свяжут не только дружеские и родственные отношения.

Однако, свояченица кажется забыла обо всем. Продолжая активно двигать плотно сведенными губами по стволу члена, она каким-то образом умудрялась еще и ласкать меня языком, рукой поглаживая мошонку. Сдерживаться тут уже было бесполезно. Я только несколько раз шумно втянул воздух, судорожно дернул бедрами и со стоном выпустил в Алёнку все, что копилось у меня целую неделю воздержания. В состоянии полнейшей эйфории я выстреливал фонтан за фонтаном, пока не опустошился полностью. Еще несколько судорог пробежали по обессиленным ногам, и я замер, ощущая как горячие капли стекают по животу и груди.

- Нихрена себе! – вздохнула Мара и тихо засмеялась, - Алёнка, видела бы ты себя!
- Блин… я, кажется, это глотнула! – испуганно пробормотала Алёна, вызвав очередной приступ смеха у подруги.
- Давай я его разбужу. Вот он офигеет от увиденного!
- Мар, хватит ржать! Я вся в этой… в этом…
- Ладно, беги в душ. И не закрывайся там, я тоже приду. Уберу только тут.

Я услышал, как зашлепали по полу босые ноги Алёны и тихо скрипнула дверь. Потом Мара чем-то вытерла мне живот, не спеша натянула на бедра трусы.

- Ну что, хитрец? Понравилось? – услышал я возле уха ее игривый шепот. Еще некоторое чувствовалось ее близкое дыхание, а потом она тоже вышла из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Первым делом я подскочил к стоявшей на подоконнике бутылке с коньяком и залпом допил остатки. Все произошедшее больше не казалось мне сном. Напротив, реальность случившегося крутилась у меня в голове каруселью новых планов и перспектив. Порог дозволенного пройден, и теперь все до сих пор обитавшее только в каких-то потаенных мечтах может стать доступным. Опьяненный, я снова улегся на свои одеяла. Девушек не было очень долго. Я не следил за временем, но навскидку прошло минут тридцать-сорок. Наконец, дверь скрипнула, и послышались тихие шаги.

- Спит? – прошептала Алёна

- Спит… быстрее одевайся и на диван, - голос Мары показался мне расстроенным.

Девушки зашуршали простынями. Вскоре все стихло, но мне слабо верилось, что кто-то из нас спал. За окном уже светало. Проворочавшись впустую час, я тихо поднялся с пола. И сразу же наткнулся на хитрые глаза Мары, выглядывающей из-под пледа.

- Что не спится? – ухмыльнувшись, спросила она.
- Выспался уже.
- М-м-м... – Мара потянулась, - Хорошо спалось?
- Отлично, - я невольно улыбнулся, - такие сны снились!
- Какие? Расскажи?
- Нельзя. Тогда не сбудется, - подмигнул я и пошел на кухню заваривать кофе.
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!