Тот, за кем я носилась по тусовкам, дискотекам, сейчас повёл себя как плантатор, осматривающий рабыню. Потребовал обнажиться.

«Да, пожалуйста, я ведь для этого и устроила сегодняшнюю встречу!». — только успела я подумать, как он опрокинул меня на постель. Наказал держать руками ноги, раскрыться полностью. Посмотрел мою пещерку.

«Ну же, не теряйся. Начинай её ласкать, вставь своего горбунка!».

— Ты, блядь, на хуй мне лапшу навешала? Целка мол. Где целка? За это будешь грубо отъёбана и оштрафована.

— Правду говорю, девушка я ещё! Не с кем не трахалась. Ты первый мой парень. Даже не целовалась.

— Окей! Если будет кровь, поверю. Не будет — пеняй на себя. Всем скажу, что ты блядь, шалава и давалка. Чтобы с нами тусоваться, будешь хуи облизывать после того как они кончат в других девушек.

Я не понимала о чём он говорит, но приняла все его условия. Он разделся, поднёс член к моему рту. Ради этого парня я облизала не один огурец.

Овощ холодный, не дёргается, а этот предмет моих желаний обжигает губы, пульсирует во рту. А кокушки какие массивные, в колючей стерне волос. М-м-м-м. Трепет в самом низу живота сменяется на вибрацию всего таза. Увлажнение вагины достигает предела и по ляжке заструился ручеёк.

Этот член должен был разорвать мою плеву, но её там действительно не оказалось. Даже крови не было. Парень только презрительно хмыкнул, высокомерно сказал:

— Завтра покажу кому нужно отсосать, блядь. Не выполнишь — прославлю на весь город.

Он ушёл, а я лежала на постели, стонала от боли в душЕ. Не к месту вспомнился анекдот: «Да, целка, она целка. Это род у нас такой — широкопиздых!». Может действительно строение моего организма такое?

Не зная, как поступить с пришедшей «славой», решила посоветоваться с мамой. Вот уж кого стоит предупредить заранее. Она педагог в нашей школе.

Вечером, когда папа ушёл к телевизору, мы заперлись в моей спальне. Мама выслушала меня, рассказала.

— Тебе было... и годика. Жили мы тогда в деревне. Как-то пошли в гости к родственникам... , ты их не знаешь. Пока мы... общались, ты играла с их сыном. Он даун. Но в вопросе отношении полов, оказался знатоком. Когда мы вас нашли, он уже тыкал тебя между ног своим... перчиком. Ты плакала от боли, а он продолжал. Нам пришлось переехать сюда, бросив там всё — этот засранец всюду бегал и говорил, что ты родишь ему ребёночка. Тебе не рассказала, думала зарастёт.

— Не заросло. Даже боли как таковой не было.

— Для твоего спокойствия скажу — моей крови также было совсем немного. Даже папин член не измазался, да. — мама откровением успокоила меня. Значит строение наших органов такое — широкое. Она продолжала. — А я думала, что ты более осмотрительна, не позволишь воспользоваться собой до регистрации. С Кузьминых я сама поговорю. Нам не нужна такая известность.

Я поплакала на плече мамочки, пообещала не выполнять ужасные требования Кузи.

Перед сном воспоминания перенесли меня в детство. С мысли на мысль, ассоциативно я вспомнила как впервые увидела половой акт родителей. Затем и два случая адюльтера мамочки.

Если с отцом она вела себя словно бревно, то с посторонними мужчинами не сдерживалась.

Лет восемь мне было. Мы с ней пошли на местный пляж. Встретилась компания её коллег, пришедших также с детьми. Я сразу начала играть с ними, а мама перестала заботиться обо мне — я была самая шустрая и самостоятельная. Справить малую нужду мы бегали в кусты. Чего-то стесняясь, я уходила как можно глубже в ивняк.

Вот так я и застала мамочку под дяденькой. Оба полностью нагие, страстно ворочались на траве. То мужчина таранил сверху мамочку, то она скакала на нём как амазонка.

Когда она встала по-собачьи, я успела разглядеть чем тыкают мужчины. Мне показалось шлангом нашего дворника. Так часто хлопал его таз о мамину задницу, что мне казалось — звучат аплодисменты. Мама, громко матерясь, просила добавить обороты. Затем громко зарычала и упала лицом и сиськами на траву.

Мужчина вынул шланг и окропил мамину задницу мутной слизью.

Я оставалась в кустарнике до тех пор, пока они не ушли на берег. Когда туда вернулась, мама даже не обратила внимания, что меня нет — не волновалась. Завидев меня, она подозвала к себе, сильно обняла, проговорила нежные слова любви ко мне. От неё продолжало пахнуть другим мужчиной. Я решила сначала поговорить с ней наедине. Потом только сообщить папе. Его я тоже люблю. Но затем передумала говорить ему — это будет больно для него. А потом и с изменщицей не поговорила — знала, что она отбрешется.

Второй акт измены произошёл в купе поезда. Попутчиками с нами была супружеская пара. Взрослые, покормив меня, начали играть в карты и пить алкоголь. Я забралась на верхнюю полку. Читала Диккенса, уснула. Пару раз просыпалась. Взрослые продолжали играть и пить. Я ещё обратила внимание, что они раздеты. Не догола, но большинства предметов одежды не было.

Это я сейчас поняла, что они играли на интерес — снимали одежду. Но мне всё равно было интересней узнать о судьбе Оливера Твиста.

Проснувшись в сумерках, я сначала услышала знакомые «аплодисменты». Стараясь не показать своего присутствия, приоткрыла веки. Попутчица лежала грудью на столике, а её трахал мужчина. Они были до того пьяны, что мужчина даже подмигнул мне, когда я свесилась посмотреть, что там с мамой. Видимо она дожидалась своей очереди — лежала голой и ласкала свои киску и грудь.

Глаза её закрыты, дыхание неравномерное — то всхлипнет, будто плачет, то замрёт, будто прислушивается. Тётка на столике заскулила. Дядька лёг на мамку. Она сразу обвила его тело конечностями и принялась подмахивать. Я смотрела на её закрытые глаза — ждала, когда она откроет их и увидит меня.

Тётка выпрямилась, толкнула мою голову на подушку, прикрыла пальчиком мой рот.

Когда она улеглась на свою полку, я продолжила наблюдение за мамой. Она заметила меня, но никак не отреагировала. Теперь то я понимаю, что она была не только пьяна, но и находилась в предоргазменном состоянии. Не только не отреагировала, но даже прибавила страсти. Начала царапать и кусать мужчину, развела ноги как рога троллейбуса.

От того как громко она зарычала, я сразу сообразила — она понимает, что происходит, и ей это нравится. В тот момент и у меня загорелось внизу живота, я почувствовала желание лечь под этого мужика, также развести ноги и царапать, рвать его плоть ноготками, жрать его тело, как самка богомола.

«Это что? Я в ***ннадцать лет почувствовала оргазм? Сегодня с Кузей было что-то подобное, но тот случай намного эйфоричней!».

На следующий день мама ни словом не обмолвилась о ночном происшествии. Ну, да. Стала бы она обсуждать с малявкой вопросы морали, когда сама аморальна.

Я вновь постаралась вспомнить другие моменты, но последнее воспоминание глушило всё. Я решила побаловать себя ручками. Тем более что мама, заведённая мною эротической темой, начала постанывать под папой.

«Видимо в их отношениях что-то изменилось, они стали страстнее совокупляться. Мама ходит по дому без белья под халатом. На мои замечания лишь улыбается, поглаживает меня по волосам. Пойти глянуть что ли? Ладно, под их аккомпанемент я подстроюсь».

Клитор встретил палец жаром, дырочка обильной влагой, сосок правой груди остриём вершинки. Образы сначала Кузи, затем мужчины из поезда, потом... о, грех... папы, помогали мне подмахивать своим пальцам.

«А я такая же страстная штучка, как мама. Давай, родная, оттрахаем нашего папочку сообща! О, мама родная, как же ты томительно поскуливаешь, видимо член папы сейчас глубоко проникает в тебя. Да, три моих пальца, как раз подходят под папин размер. Да... , да... , ой! Ой! Ма-а-а-а-а-а-а!!!»

Мама озвучила наш оргазм. Я так и уснула.

К школе шла с двояким чувством. Не хотела встречаться с Кузьминых, но хотела знать сообщил ли он девочкам и парням о моём... изъяне. Кому

рассказать не поверят. На меня никто не обратил особого внимания, так дежурные приветствия и такие же улыбки.

Кузьминых на первый урок не явился. Появился на перемене, кивнул на моё приветствие.

«Мама, наверное, перехватила его и весь урок внушала ему о последствиях моего чморения. Интересно что будет далее. Он послушает её? Может даже продолжит общение со мной? Хочу ли я? Больше «да», чем «нет». Хочется разузнать о нём, о его пристрастиях. Ну и о постели не забыть. Вчера он так надменно обращался со мной. А может ну его на хер, этого красавчика. За мной роятся пять пчёл, со своими жалами в штанах. Может стоит проявить любезность хотя бы к... Тарасу. Простенький паренёк, знаток математики, с которой я не дружу. А что? Я его по английскому подтяну, а он меня по математике. А где уединения, там и возможность флирта, переходящая в постельную фазу. Но сначала нужно разобраться с Кузей. Возможно он под маской презрения скрывает что-то очень отвратительное в себе. Может он трус, я ведь ни разу не видела его дерущимся».

На последней перемене, подошёл Кузя, спросил, как я. Ответила, что размышляю о психологии молодых людей, стремящихся унижением других, возвыситься. А если парень не урод физически, то может он морально ущерблён.

Кузя истерически хохотнул, хлопнул меня по спине, сказал, что он вчера пошутил, и мы можем продолжить встречаться.

«Чего же ты все уроки молчал? Почему сразу не подошёл? Что-то ты мне не интересен стал. Как продукт, красиво преподнесённый на витрине, а после пробы оказался дерьмом. Но резко с таким человеком расставаться нельзя — может сделать подлость исподтишка»

— Я рада, что у тебя весёлый характер. Что предложишь? Тусуемся сегодня? Я как твоя девушка?

— Да, ты моя девушка. Сегодня на тусовке я скажу об этом всем нашим.

Последующие дни, недели прошли в скуке, которую раньше развеивал Кузя, но после разговора с мамой, он стал просто красивым парнем.

После нескольких постельных встреч, я в нём окончательно разочаровалась. Однажды не пошла на тусовку с ними. Затем вновь пропустила сборище.

Через месяц я начала встречаться с Тарасом. написано для sеxytаl.cоm Раньше не бывала у него дома, поэтому при первом посещении удивилась убранству и обстановке в нём. Оказалось, его отец небольшой бизнесмен и бабосы у них имелись. Отзанимавшись, мы пошли прогуляться в парк, посетили кафе-мороженое. В общем хорошо провели время.

На восьмое марта, через месяц встреч, он осмелился поцеловать меня. Я была рада такому началу, ответила своим поцелуем за букет гвоздик и туалетную воду.

Через неделю он помял мои грудки. Я животом нащупала его эрекцию, порадовалась функционалу.

Неожиданное предложение позаниматься у меня дома обрадовало. Родители, как во время встреч с Кузей, на работе.

Презерватив из пачки, которую приобрела для контактов с Кузей, один. Жду Тарасика. Осмотрела себя ещё разок в зеркале.

Звонит в домофон, заикаясь сказал:

— Эт-то, я, Та-тарас.

Я тоже заикаюсь, приглашая пройти в комнату. Оба понимаем, что сейчас произойдёт, меньжуемся как салажата.

«Чего это я волнуюсь? Ведь уже, можно сказать, опытная. Целых семь раз траханная. А он точно девственник. Нужно подбодрить его!».

— Тарас, я тоже волнуюсь. Может коньячку тебе? Для храбрости?

— Ты о чём?

Удивляюсь. Открываю бар, беру бокал, наливаю спиртное, подав ему, чокнула своей посудой о его, выпила залпом.

— Я о том самом, ради чего ты попросил перенести занятия ко мне. Тебе ведь не запретили приводить меня к себе?

— Запретили. — ушиблено сказал парень. — Но ты не волнуйся, я стараюсь убедить родителей, что ты хорошая девушка.

«Пиздец подкрался, откуда не ждала! Я чем им не нравлюсь? У них что-то пропало, и он думают на меня. Точно! Больше никакого объяснения нет... Хотя... может у них есть краля из их круга, а я, нищая девушка, с родителями, не укравшими денег у других»

— Ну, значит, будем заниматься у меня. Не хочешь, не пей. — я забрала у него напиток.

С Тарасом расстались друзьями. Решила довериться судьбе, чтобы она сама устроила мою жизнь. Ждала до института. Половая жизнь тут вошла в юношеское русло — парни менялись раз в квартал. Мы считали себя взрослыми людьми, совокупившись раз-другой, начинали встречаться с другими.

Затем работа педагогом в родной школе. Хоть финансов не хватало, но у родителей на посещение ночных клубов не брала. Предложение работать в областном центре с радостью приняла. И зарплата другая и мест для тусовок больше. Снимала комнатку у бабули. Но мужчин в дом не водила.

В клубе «МиЛя» познакомилась с Александром.

Ещё во времена студенчества заметила — бешеные тряски телом на танцполе являются прелюдией к отличному сексу, поэтому легко согласилась посетить его жилище. Простенькое, но, как говорят, со вкусом отделанное под евроремонт.

— Выпьешь ещё? — спросил Алекс.

— Нет! Я хочу запомнить ощущения от секса с тобой. Но мне нужно помыть гребешки моего петушка. Можно?

Алекс указал на дверь ванной. Из неё я вышла укутанной в полотенце. Мужчина не заставил себя долго ждать.

При его высоком росте ожидала более развитой мускулатуры под рубашкой, он оказался не атлетичного строения. Но поднять и отнести меня, шестидесятикилограммовую, на постель, он смог. Поцелуи моего тела заканчивались выше пупка. Я решила, что он бережёт страсть, поэтому просунула ногу под него.

— Сашенька, сегодня можно не предохраняться. — сказала, чтобы он не остановился в самый не подходящий момент.

За пяток минут я успела пару раз отлететь к небесам, а потом догнала его эякуляцию ещё одним оргазмом.

— Ты не против, если я посплю с полчасика? Таким образом я кайфую.

— Спи хоть до утра.

— Но если я проснусь, то разбужу тебя и твоего дружка.

— Только без оральных приёмов, пожалуйста. Я брезгливый.

Упс! Считай две радости отпали. Да, ладно, я с ним ненадолго.

— Спокойной ночи, Саша.

— Света, спи спокойно.

Утром завтрак в постель. Подвёз сначала домой, затем в школу. Согласилась на встречу вечером. С радостью приняла его приглашение жить у него — я ведь не дура, такая экономия — за комнату платить не нужно. По выходным в клубы сходить потусоваться.

И превратилась я в домработницу, получающую зарплату в школе, которую могла тратить на шмотки себе. А посещать клубы Алекс категорически отказался. Объяснил это нежеланием тратиться на нелюбимое занятие. Театры, кинозалы — только если ему понравятся отзывы в интернете.

32-ухлетний мужчина живёт как старикан. Рассказал, что были у него другие девушки, но они не вынесли такой жизни. А я ему нравлюсь. Во-первых, такую красотку он не встречал никогда. Во-вторых, я подхожу ему как половой партнёр, понявшая его требования в постели.

Ладно, решила до летних каникул потерпеть. Может уговорю на поездку за рубеж. Ага, уговорила! Как же! Он не готов к таким тратам. Вот так просто — «Извините, девушка, но на вас я не рассчитывал свой бюджет, вы лишняя здесь».

Собрала манатки и покатила к мамочке.

Первым встретившимся знакомым, оказался соседский парень Сергей, он оказывается вернулся из армии.

— Ты определённо стала красивей.

— И ты возмужал. Давно вернулся?

— Недавно. Бросай сумки, пошли прогуляемся.

А что? Я свободная женщина. Тем более такой самец, оголодавший в казармах, наличествует предо мной.

Через полтора часа я уже трясла тем, что имела, горланила, стараясь перекричать музон. Лёгкий алкоголь, пот разгорячённого Серёги, дурманят меня. Четыре часа балдежа совсем оглушили нас. Домой едем на такси. Привычный к такому водитель, не обращает внимание на то, как Серый тискает меня.

— Солнышко, гондонов нет. Я успею вынуть. — говорит парень, опускает меня спиной на столик, отполированный костяшками домино.

— Без разницы, — произношу ему в рот.

Больше года я не испытывала подобное. Истощённая на танцполе энергия организма, пополняется резервом. Это такой кайф, чувствовать наступившее второе дыхание, что душа и тело ощущают дрожь вселенной. Вибрация прессует квинтэссенцию восторга, которая вырвется с оргазмом мужчины. Чем дольше он долбит, тем плотнее ком.

Потеряла счёт своим оргазмам, временами теряю и сознание. Сколько времени прошло не заметила, дождалась салюта спермы, дождалась взрыва кома. Не стесняясь, заорала на весь двор.

Присев у стола на корточки, помочилась и выдавила влагалищем сперму. На площадке чмокнулись, договорились о встрече.

Мама провела меня в ванную, раздела, помогла помыться. Спала я так хорошо, как давно не спала. Утром осознала, что сильный оргазм и глубокий сон, благотворительно влияют на мою психику — становлюсь добродушной и ласковой.

Днём мама начала править мне мозги. Но видя, что я в игноре, сменила тактику. Раскупорила вино, пригласила к столику.

— Так что у тебя случилось, если ты вернулась сюда с вещами?

— Ма, я до августа у вас поживу. Рассталась я с Алексом. — ответила я, отхлебнув добрую часть содержимого бокала.

— А мне он показался приличным вариантом для создания семьи.

— Ма, а чем тебя папа не устраивает? — я перевела разговор на её саму. Алкоголь сразу ударил по сознанию, освободил тормоза приличия.

— Ты о чём? — мама пьёт вино крупным глотком.

— Я дважды видела твою измену. И замечала какой жизнерадостной ты возвращалась с методических курсов.

Она не стала оправдываться, сказала, что изменяла просто из азарта, подстёгивавшего адреналин. А папу она до сих пор любит и уважает. Догадывается, что и он ходок налево. Но не закатывает сцен и не старается мстить другой изменой. Вообще ни разу сама не была инициатором связей, всегда отдавалась течению судьбы.

— И тебе советую принять Алекса, как отца своих детей. — закончила она, разливая по бокалам остатки из бутылки.

— Мам, ты не знаешь какой он зануда и скряга. Я еле уговорила его не использовать воду после мытья посуды, для смыва унитаза. Ладно, хрен с ним с бережливостью, но держать себя в четырёх стенах как монах в келье, это превыше моих сил. Я молода, хочу веселья, тусовок. А этот чёрт... , вернее ангел, придя домой, начинает обсуждать то что мне совсем не интересно.

— Глупая! Ты за один год хотела переделать психику человека, который можно сказать прожил пол жизни? Мелкими наставлениями, уловками и увёртками ты должна подстроить его под свой образ жизни. Возможно понадобится не один год.

— Которых у меня не вечность. — я выпила вино, пошла за новой бутылкой.

— А вот тут ты можешь иногда украшать жизнь изменой. Сосед там, коллега или вообще незнакомец. Никогда не упускай возможности вильнуть хвостом.

— Тебе хорошо говорить — сосед, коллега, незнакомец. Я не знакома с соседями, среди коллег только физрук способен хоть на что-то, а для встречи с незнакомцем, нужно хоть раз в неделю посещать... да хоть кинотеатр. Да и честно сказать — боюсь я его. Не знаю, что может произойти, узнай он о адюльтере.

— Ну вчера то ты отвела душу... Да, да. Я наблюдала за вами с Серёжей. Двадцать три минуты, между прочим. Кобелёк, однако. — это уже мечтательно произнесла моя мама.

— Ма, ты что?

— Мне полсотни лет, а молодости охота. Рассказать тебе как я уберегла тебя от славы, которой хотел наградить тебя Кузьминых? — я кивнула, мама налила ещё по порции вина.

Кузю она перехватила у ворот школы. Сказала, что отмажет его от первого урока. Повела его к нам домой. Предложила ему два варианта его дальнейшей жизни. Либо он погибает от рук алкоголиков, которые уже сегодня вечером пристанут к нему с просьбой дать закурить. Либо она станет его любовницей, обучит приёмам соблазнения женщин и методам воздействия на тела девушек, доводящих до их безумств.

— Что-то плохо ты его обучала, ни разу не испытывала с ним удовлетворения.

— Плохой ученик из него вышел. Не сдерживался. Да и чёрт с ним, с Кузьминых, главное я тебя спасла. Знаешь за что?

— Погоди! То, что я твоя дочь, разве недостаточно?

— Это конечно первично и было бы достаточно, но придержать твою стервозность стоило ещё с детства. Так вот. За то, что ты промолчала о случае в поезде, ни мне не сказала, ни тем более отцу, я тебе простила всё.

— Ха-ха-ха! Мамочка, ты восхитительна! Давай выпьем за тебя!

— Нет! За нас! За... милых...

— Потаскушек!

Мама удивлённо вскинула брови, но чокнулась со мной. Я рассказала ей о своих ощущениях при наблюдении за ней. Об оргазме, наступившем после встречи наших взоров.

— Я советую тебе вернуться к Алексу, сразу родить ему, и потребовать откупа за ребёнка. Ведь это он нуждается в наследнике. И познакомиться с соседями советую. Будешь сидеть в декретном отпуске, вызывай специалистов — сантехника, электрика, разносчика пиццы. Иногда среди них попадаются хорошие экземпляры.

— Но сама я ему звонить не буду — пусть поунижается, поплачет. — мы вновь наполнили бокалы.

— Светик, милая, нам, женщинам, чтобы выжить среди мужиков, нужно вытворять различные штучки, самым приятным из которых является секс. Щас, пописсаю, расскажу о своей первой измене.

Мама журчала на унитазе, я села на край ванны и тоже опорожнила мочевой пузырь — мне не терпелось услышать исповедь шлюшки, которая родила меня.

— Тебе было полгода, когда я поехала к своим родителям. Они тогда жили в старом доме, где часто происходили аварии то с электричеством, то с водопроводом. Родители были на работе, когда лопнула труба. Сантехник пришёл быстро, устранил всё. Я начала убирать лужу, ползала на карачках пока он доделывал поломку. А из одежды на мне только старый халатик и трусы. К тому же всё намокло.

— Представляю видок. — перебила я.

— Да и он заметил. Показал глазами на свой бугор в штанах. Спросил: «Поможешь?». Я не сказала «да», но и «нет» не произнесла. Убрала воду с пола, теперь уже не стараясь прикрыться — сама возбудилась. А работать после секса, сама знаешь, как неохота. А мужчина понятливый, не уходит. Тут и ты заплакала. Я поменяла тебе подгузник, раскрыла грудь покормила. Мужчина сидел на диване, любовался процессом.

— Чёрт! Как возбудительно! — вновь перебила я.

— Ты не заснула, лежала в кроватке, а я стояла раком над тобой и тащилась от фрикций сантехника. Светка! Ты дважды наблюдала за моими соитиями.

— Ты забыла о случае на пляже и то, что я видела вас с папой. — заплетаясь языком, поправила маму. — Хотя знаешь, что-то ещё вспоминаю. Вроде ночного кошмара... я пришла к вам. Легла подле тебя... Да, точно! Папа лежал, прижавшись к тебе. Татьяна Игоревна, вы извращенцы! Еблись при ребёнке. Ах, как не стыдно?

— Светка, не матерись.

— Уж кто бы говорил. На пляже ты так крыла матом мужчину, что я поражалась — преподаватель литературы сквернословит как базарная бабка.

— Да, временами, как сейчас говорят, крышу сносит.

— Что тебя подвигло изменить отцу так скоро?

— Ты не поняла, что ли? Я поддалась соблазну, предоставленному судьбой. Так и подумала тогда: «Чтобы потом не страдать от дум — была же возможность, не использовала!». И судьба продолжила одаривать меня такими подарками. Ты думаешь там, на пляже, я специально пошла в кусты для соития? Как и ты по нужде. А там этот... хуй опорожняет мочевой пузырь.

— Так вы и не знакомы были?

— Впервые видела его. Посмотрел на меня, спросил: «Нравится?». Я ответила, что для лучшего ознакомления и оценки нужно испытать. А там уже дело техники.

— И часто ты сношалась с незнакомцами?

— Не-а. Обычно узнавала, как зовут. А с тем даже без имён обошлись.

— Ну, мамка, ты храбрая. А если сифилитик?

— Это только потом, после соития, я подумала об этом. На следующий день сразу к знакомому гинекологу. Объяснила, что, да как. Потом часто посещала его. Тебе

никогда не хотелось отдаться гинекологу... ? Я ещё девушкой хотела. В деревне, где мы жили, был лишь фельдшер. Как мне стыдно было в первый раз проходить медосмотр на учёбу в институте.

— Я гинеколога не проходила...

— Это потом я догадалась, что извращенец сам придумал. Но единожды показав письку врачу мужчине, стала выбирать таких врачей. Тебе пять лет было. Пошла я спираль снимать... Да, стояла. Не перебивай мать! И гинекологом оказался мой одноклассник. Светка! Ты не представляешь, как я захотела его там же.

— Представляю... Сейчас бы с удовольствием перепихнулась с половиной одноклассников. Ха-ха-ха.

— Ха-ха-ха. Сучка моя, не перебивай мать свою. Так вот, проводит он осмотр. Давит на матку, пальцами во влагалище лазает, как в трёхлитровой банке...

— Трёхлитровой? Что такая большая пизда?

— Ты, блядь, перестанешь перебивать или нет? — мама такая же косая, как и я, сквернословит будто с подружкой разговаривает.

— Угу! — показываю движение молнии.

— Короче, полилось из меня что из шланга. «Алексеев. — говорю. — Если сейчас ты не устранишь протечку, я пожалуюсь в Минздрав». «Так сказать — пусть спиралька ещё поработает. — говорит. — Всё равно медсестры нет, сегодня не получится снять!». Закрыл кабинет на засов, и трахнул твою мать. Сбылась мечта моя.

— Судя по твоим рассказам — везучая ты, мать моя. Особенно на ебарей. Ты почему мне сестрёнку не родила, мать моя?

— А это уже вопрос адресуй своему папочке. Под лёд он попал. Заморозил репродуктивные органы. Хорошо хоть потенция не пропала. А от другого рожать это уж совсем блядью быть. Он страдает от этого, не задавай ему этот вопрос.

— Татьяна Игоревна, а попиздовали сегодня на дискач? — я, после таких откровений, считала маму своей подружкой

— Сегодня не могу — месячные начались. Кончатся — сходим. Я спать...

Проспали мы до вечера. Папа приготовил ужин, накормил своих алкашек.

Утром позвонил Алекс. Я специально много не говорила — пусть мужчина сам озвучивает как он желает наградить принцессу. Я лишь спрашивала: «И всё?», «Сколько раз?», «Не переменишь обещаний?». Он пообещал два раза (на ДР) в год ходить со мной на дискотеки. Раз в месяц посещать кинотеатр. Ну и курорт вместе с ним. Многие обязанности по дому он тоже брал на себя.

Свадьбу сыграли через месяц. Менструация, которая должна была наступить перед свадьбой, не появилась. Наташу я родила ровно через девять месяцев после посещения родителей.

Когда Наташе исполнилось три годика, мы слетали в Турцию. Следующая беременность, хотя мы решили не затягивать с рождением второго ребёнка, чтобы был погодком, донашивающим одежду Наташи, произошла только через три года, выражалась сильным токсикозом. Это навело меня на мысль, что Наташа не от Алекса.

Родив Алексу двоих мальчиков, поставила спираль, потому что решила отметить это событие изменой.

Мама везучая. Мои сантехник и электрик оказались забулдыгами, не обращающими внимание на полуголую хозяйку. Пиццу принесла девушка. С соседями случился полнейший облом — из троих потенциальных самцов, все оказались на коротком поводке супружниц. Хоть и начала встречаться с физруком, но должного удовольствия не получала. Поняла окончательно — либо длительное прелюдие и скоротечное соитие, либо предварительная ролевая игра и страстная ебля. Обязательным условием является сон, хотя бы в течении получаса.

А для этого нужны условия — помещение, атмосфера интима. Тренер не мог обеспечить ни тем, ни другим.

Алекс предложил, после того как я намекнула на двухъярусную кровать для близняшек, расширить жилплощадь. Денег у него оказывается хватило бы и на покупку дома.

Плюсов в собственном доме конечно много.

— Кухарку и дворника наймём? — задала я вопрос, который никак не связан с моим планом.

— Сами справимся.

Я представила забор с колючей проволокой. Камеры слежения по углам. И себя ползающую по комнатам, убирающую пыль. Соседи только за забором, неизвестный любовник отпадает. Специалистов тоже не вызовешь.

— Саш, а вдруг такой кризис настанет, вырастут цены на дрова, газ. Захотим дом продать, а ту цену, которую вложим в дом, не дадут. — я уже знаю в какое место бить. В его скупердяйство.

— Вообще-то ты не далека от истины. В этой стране возможно всё! Тогда остаётся большая квартира.

— Лучше пятикомнатная. Но и из четырёх комнат пойдёт.

— И лучше в новом районе. Наташа пойдёт там в школу.

— Зимин, я тебя люблю. Сегодня рассчитаюсь. Хочешь ролевую игру? Я медсестра, ты пациент.

Восемь лет жизни с ним, научили меня кое-чему, знала, как подстегнуть его либидо.

— Зимина! — Алекс начал называть меня по фамилии сразу после свадьбы. Собственник, мать его. — Я тебя люблю. Люблю.

Подхватив как пушинку понёс в спальную. Наташа бросилась спасать мамочку, за ней подоспели и братики. Навозились. Собственно, это был один из лучших моментов в моей жизни.

Вот так, по-простецки, поваляться всей семьёй, подурачиться, высвобождая кучу энергии любви.

С ролевой игрой случился страшный облом. Он мелочник без фантазий. Когда Алекс спросил почему халат не медицинский, я ещё стерпела, потом начал задумываться какой орган у него болит. Для сексуальной игры ясен перец, какой должен болеть — член. А он тормознул раз, другой.

Мне после возни с ними хватило бы его эякуляции... Легла прям в халате, заревела. Ударила его по руке, когда он полез ко мне. Утром он убежал на работу, и Наташа попала под мою руку. Незаслуженно наорала на неё, чтобы она убирала за собой посуду после завтрака.

Только к вечеру успокоилась. Поняла, что если начинать трахаться с мужем, то нужно довести дело до конца, не то в психушку попаду. Либо просто отдаться ему, послужить спермоприёмником, подмыться и спать. Хоть и спится после такого плохо, но зато истерик по утрам не бывает.

Квартиру купили в хорошем районе. Там и для меня нашлась работа в той же школе, где будет учиться моя ненаглядная красавица.

Неделю назад я забрала результаты ДНК анализа. Наташа не дочь Алексу. Получается Сергеева сперма пробила барьер из противозачаточных таблеток, которые я выпила следующим днём.

Надо будет поговорить с мамой — блядь я или таково стечение обстоятельств. Юридически я ещё не замужняя была.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!