1.

Оказавшись на свежем воздухе, Евгений присел на скамейку и решил обдумать сложившуюся ситуацию. В горячке он мог наломать дров, а этого делать никак не хотелось. Разложив рассказ сына по полочкам, он уцепился за тот факт, что Сергей привел Тамару практически бесчувственной. Евгений подспудно стал оправдывать жену, еще не понимая для чего он это делает. Он ненавидел Сергея, и считал его виновным в произошедшем. Готов был разорвать его на кусочки. Однако, в памяти всплыло воспоминание о минете, который подарила ему Ирина. По сути он тоже был виноватым перед Тамарой. Может ли он выдвигать претензии жене — думал Женя, — если у самого рыльце в пушку.

Ничего хорошего в голову не приходило. Сделать вид, что ничего не произошло — не получится. Рано или поздно Андрей расколется, и вся правда вылезет наружу. Тогда Тамара поймет, что он тряпка, а не мужик. Значит надо как-то наказать Сергея. А вот как? Развалить ему производство? Можно, но это не принесет ему удовлетворения. И тут на ум пришло прочитанное в юности высказывание Марка Аврелия — «Настоящий способ мстить врагу — это походить на него». Воодушевленный тем, что появился пусть не план, а направление, в котором можно двигаться, Евгений решительно встал со скамейки и направился в глубь парка.

Через пару часов дискотека закончилась. Сергей, так и не дождавшись Тамару, решил возвращаться домой. Отыскав в толпе Ирину и взяв ее под руку, медленно повел ее к коттеджу. В голове был сумбур, не смотря на то, что он успел протрезветь. Но главная мысль, что он обладал сегодня любимой женщиной, грела его душу. Так хорошо с ней, как ни с какой другой, у него никогда не было. Он понял, что это его женщина, женщина за которую он готов сражаться. И даже Евгений не может стать помехой на его пути.

Дом был пуст. Ирина открыла двери, и пропустив идущего за ней брата, прошла в душ. Скинув осточертевшее ей за вечер платье, бросилась под прохладные струи воды. До красноты растерев тело мочалкой, она почти холодной водой смыла с себя мыльную пену, но остудить жар своей плоти так и не смогла. По стене кабинки, она сползла на пол, продолжая держать в руке душевую лейку. Отрегулировав мощность струи, она направила поток воды себе между ног. Другой рукой она чуть приоткрыла половые губки, и дождь ударил по клитору. Было щекотно и приятно одновременно. Пальцами правой руки она нежно начала поглаживать свою горошину, и закрыв глаза, отдалась воле нахлынувших на нее сладострастных чувств. Через несколько минут тело конвульсивно задергалось, и наступила разрядка. Полностью обнаженной она вышла из душа и поднялась к себе в комнату. Полежав с полчаса в кровати и немного обсохнув, она вдруг спохватилась, что кроме них с Сергеем в дом так никто и не вернулся. Самое главное, что Юлька даже не позвонила. Накинув поверх голого тела тунику, она зашла в комнату к Сергею. Тот спал беспробудным сном. Попытка его разбудить ни к чему не привела. Бросив это неблагодарное дело, Ирина попыталась дозвониться до племянницы. Телефон был отключен. Испугавшись за девчонку, она выскочила из дома и побежала в сторону санатория.

Андрей и Юлька сидели на ступеньках клуба. Яркая луна освещала фигуры подростков. Плечи девочки периодически вздрагивали от неожиданных звуков, исходивших от парка.

— Андрей, иди домой! — попросила она мальчишку.

— Без тебя никуда не пойду. Не могу я тебя бросить, понимаешь ты это или нет? Надо будет — всю ночь просижу с тобой. Давай больше не будем об этом. Если хочешь, то провожу тебя домой.

— Не хочу. Не могу его видеть. Как он мог! Он же так любил маму, говорил, что она одна такая в целом мире. А сам...

— Мне тоже обидно за свою маму. Папа ее очень любит. И самое ужасное, что это произошло между нашими родителями.

Стало холодать и Андрей нежно обнял дрожащую девочку. Юлька, рефлекторно ища тепло, теснее прижалась к нему. Несмотря на сложившуюся ситуацию, парень впервые в своей жизни держал в объятиях красивую девчонку, которая нравилась ему до безумия. Со стороны аллеи раздались шаги, и вскоре показалась мужская фигура. Это был Евгений.

— Ну что будем делать, ребята? — спросил он, делая вид, что не видит, как Андрей обнимает Юльку.

— Мы решили, что никуда не пойдем, — ответил за двоих сын.

— Не дело это ночевать на улице, как бездомные. Собирайтесь, пошли со мной.

— Куда?

— Есть тут одна бабушка, Ниной Тимофеевной зовут, вот у нее пока и поживете. Я уже обо всем с ней договорился.

Все трое двинулись в сторону поселка. Едва в ночи затихли их шаги, как раздались новые. Растрепанная Ирина подбежала к клубу и стала дергать запертую дверь. Открывать никто не собирался. Когда это до нее дошло, она начала нарезать круги вокруг здания, постепенно увеличивая радиус. Не понимая куда все пропали, Ирина остановилась в замешательстве. В голову лез криминал. Так ничего и не добившись, она решила поискать их у пляжа. На глаза набежали слезы, по телу пробежала дрожь.

Ирина не помнила, как добралась до места. Однако, и там никого не было. Свежий ветер гонял по водной глади озера небольшие волны. Лунная дорожка уходила к середине водоема и где-то там терялась в дали. Из кустов послышался тихий плач. Раздвинув ветки, Ирина увидела одинокую женскую фигуру, в которой сразу узнала Тамару.

— Что случилось? Ты почему плачешь? — удивленно спросила она, хотя у самой глаза были на мокром месте.

— Иринка, ты? Плохо мне, запуталась совсем, — продолжая рыдать, ответила Тома.

— Давай, подруга, рассказывай, что происходит. Похоже я одна тут ничего не знаю, — обнимая Тамару, попросила Ирина.

— Я очень люблю Женьку. Очень! А увидела Сергея и в меня, словно, бес вселился. Так захотелось почувствовать его внутри себя, что потеряла над собой контроль. Короче, у нас с ним была связь. Думала, утаю от мужа, а сегодня мы опять были вместе. Да еще нас кто-то видел. Ой, беда! Что делать теперь не знаю. Муж не простит, точно. Но ведь и сыну что-то объяснить придется. Боюсь, что он тоже может от меня отвернуться.

— Все мы здесь виноваты. Что было — того не вернешь. Надо выходить из этого лабиринта. Вот только детей надо найти, — произнесла Ирина, умолчав о минете, сделанном Евгению.

— Мне кажется, что если их нигде нет, то они с мужем. Не волнуйся, детей он не бросит.

— Тогда пошли отсюда. Что-то сегодня похолодало, аж в дрожь кидает.

— Пойдем.

— А как ты здесь оказалась? — вновь заинтересовалась Ирина, пробиваясь через кусты.

— Дурное в голову пришло. Сейчас отлегло. Спасибо, ты рядом оказалась. Ой, дура я, дура... А мы куда идем? К вам я не пойду. Ты меня лучше до номера проводи, я там останусь. Хорошо?

— Ладно, как скажешь.

Войдя в номер, Ирина помогла раздеться подруге и уложила ее в постель. Попрощавшись, быстро вылетела на улицу и побежала к своему дому. Уже у самой калитки, кто-то схватил ее за руку и затащил в кустарник. Закрыв глаза, чтобы случайная ветка не поранила их, она вдруг почувствовала, как некто сильный задрал подол ее туники на голову и завязал узлом. Ирина с ужасом поняла, что оказалась голой перед насильником. А что это был насильник — не вызывало никакого сомнения. Сильные руки согнули ее пополам, раздвинули половинки ягодиц и прошлись по промежности. Затем послышался плевок, и жесткий палец растер слюни по ее киске. Потом последовала очередь члена, который бесцеремонно пробирался к ее вагине. Она хотела закричать, но другая рука незнакомца не дала ей этого сделать. На удивление, человек работал жестко, но аккуратно, стараясь не причинять боли. Его ствол вошел полностью и начал осуществлять возвратно-поступательные движения. Возбуждения не было. Было желание скорее прекратить эту вакханалию. Но насильник продолжал свое дело, пока полностью не разрядился в нее. Но это был еще не конец. Смазав спермой колечко ануса, он попытался продолжить свои действия. Но напряженность ситуации не давала расслабиться мышцам, поэтому войти внутрь ему не удавалось. Обхватив обессилившую женщину двумя руками за бедра, он с рыком все же вогнал свой член ей в попу. Резкая боль пронзила тело. О нежности уже никто не думал. Ирина была на грани своего сознания. Она плохо понимала что происходит, где она, и что от нее нужно.

2.

Очнулась она, когда начало светать. Рваная туника ничего не скрывала. С трудом поднявшись, она прошла в дом. Из ванной комнаты доносилось пение Сергея. Раздетый до пояса, он растирался махровым полотенцем. Был бодр и весел. Хорошее настроение покинуло его, когда он увидел сестру в разорванной тунике.

— Твою мать! Кто тебя так? — подхватывая ее за талию, спросил он.

— Не знаю. Темно было.

— Ну суки, доиграются они у меня, — прорычал он, предполагая, что это дело рук местных бичей.

Он помог снять тунику и выкинул ее в мусорную корзину. К его удивлению, на теле Ирины не было синяков и кровоподтеков. На бедрах виднелись подсохшие пятна спермы. Больше осмотр не дал ничего.

— Ладно, принимай душ. Я на кухню — приготовлю чай с бутербродами. Кстати, а где все?

— Ты их не жди. Я тебе потом все объясню.

У себя в комнате он достал сотовый и позвонил участковому.

— Николай Петрович, приветствую! Это Сергей. Дело у меня к тебе, но не по телефону. Давай я сегодня к тебе заскочу, там и поговорим... Да, спасибо! Договорились.

Бросив телефон на диван, он поспешил на кухню. На приготовление завтрака ушло минут десять. К этому времени была готова и Ирина. Сели за стол и не спеша начали уминать бутерброды, запивая горячим чаем.

— Ты что-то хотела мне рассказать? Я готов тебя выслушать. — начал Сергей.

— Да хотела... Сергей, Евгений в курсе, что ты переспал с Тамарой. Предположительно ему все рассказали дети, которые в этот момент находились в номере. Не спрашивай откуда мне все известно. Прими как должное.

— Теперь понятно, почему никого нет дома. А Юля с ними?

— Думаю да! По крайней мере она вчера ни на секунду не отходила от Андрея. Что думаешь делать дальше?

— Ирин! Я люблю ее. Ты можешь не верить, но я готов на все, только бы она была рядом.

— Дурак ты, Сережка! Ты же хорошую семью рушишь. Ладно еще, если бы Тамару муж бил или как-то угнетал — еще можно понять. А так ты во всем виноват будешь.

— Понимаю все. Но и забыть не смогу. Ладно, я на работу, а ты ложись отдыхай.

Отдыхать Ирина не стала, хотя и падала от усталости. Одев новый сарафан и чуть замазав гримом темные круги под глазами, она поспешила к Тамаре. Последняя уже металась по номеру, не зная что предпринять.

— Ты что мечешься? Успокойся, — стала утешать ее Ирина.

— Ирин, я была у бабули, у которой останавливался Женя, там никого нет. Может они уехали?

— Вряд ли. Юлька у них как якорь. Здесь где-нибудь. Пойдем походим по территории, может кто их видел.

Женщины вышли из комнаты и поспешили в санаторный парк. Опрос отдыхающих ничего не дал. Дело принимало серьезный оборот.

Возле здания сельской администрации, подняв шлейф пыли затормозил джип Сергея. Помимо администрации здесь находился кабинет участкового. Седой человек в звании майора уже ждал своего гостя. Пожав крепко руку Сергею, предложил ему сесть.

— Чем могу быть полезен? — простуженным голосом поинтересовался он.

— Только между нами, Николай Петрович. Огласка мне не нужна. Ирину мою сегодня ночью изнасиловали. Думаю, из местных кто-то. Может поможешь?

— А я тебе, Сережа, говорил — не доведет тебя до добра твоя любовь к обнаженке. Вот и Ирина твоя такая же. А мужики не железные. Кто-то слабину дал, да и снасильничал девку... На счет помочь — помогу, конечно. Только ты под ногами не путайся, только мешать будешь.

— Договорились, Петрович! Только ты эту суку прежде, чем посадить, на часок мне дай.

— Как же без тебя. Без тебя не обойдешься, — то ли отказал, то ли согласился с ним полицейский.

Начинало припекать. Евгений скинув футболку, бросился в воду. Плыл быстро. Такой темп позволял согреться и не давал мыслям возможности безнаказанно гулять в голове. Андрей с Юлькой плескались возле берега, окатывая друг друга водой. Юлька была без лифчика, так как небольшие острые грудки в нем не нуждались. Да и отец с детства приучил ее к натуризму, и она откровенно считала, что в этом нет ничего постыдного. Она могла бы и трусики снять, но увидев, что Андрей с отцом были в плавках, не стала этого делать. Мальчишка старался не смотреть на эти еще не оформившиеся полушария, но глаза сами, помимо его воли впивались в эту запретную для него красоту. Отец плыл назад, поэтому он поспешил вывести на берег свою подружку и лег с ней в теплый песок животами вниз. Не хотелось, чтобы отец что-нибудь сказал по поводу голых Юлькиных грудей.

Евгений поступил мудро. Он сделал вид, что его это не интересует, и тем самым не стал смущать сына. Юлька, чуждая тому, что творится на душе у Андрея, вскочила и принялась выкладывать еду, заранее приготовленную заботливой Ниной Тимофеевной, на покрывало. Грудки подпрыгивали при каждом ее резком движении, и вгоняли в краску молодого человека. Наконец, все было готово. Все дружно принялись работать челюстями, изрядно проголодавшись.

— Пап, а ты куда ночью уходил, — спросил вдруг Андрей.

— В доме душно было, вот я и вышел на улицу охладиться.

— Долго ты охлаждался. Я успел уснуть, а когда проснулся, ты уже был на месте.

— Что-то не спалось, сынок. Вот я по улице и прогулялся немного. А ты почему не спал?

— Я про маму думал. Как там она без нас?

— Не знаю. Думаю, ей как и нам нужно время, чтобы оценить произошедшее. А теперь давайте купаться, — сказал Евгений, и схватив в охапку детей, потащил их в воду.

Разомлевшие от жары и только что пообедавшие отдыхающие, покидали здание столовой. Возле двери стояла Ирина и спрашивала всех проходящих о Юле. Никто не видел девочку. рассказы эротические Вдалеке раздался старческий смех и перед женщиной оказался Лев Соломонович, идущий под ручку с новой пассией.

— Ирина! Что случилось? На вас лица нет, — стал пытать он свою знакомую.

— Лев Соломонович, миленький! Вы Юлю не видели?

— Мне кажется, что утром я видел, как она с молодым человеком шла в сторону пляжа. Могу, конечно, ошибаться, но ее я видел точно. А давайте вместе сходим туда и проверим?

Старик бесцеремонно бросил свою даму и тут же уцепился за руку Ирины.

— Пойдемте, пойдемте. Мы непременно должны убедиться, что с девочкой все нормально. А то как бы в полицию не пришлось обращаться.

— Ну хорошо! Давайте сходим, — согласилась Ирина.

3.

— Алло, Сергей? — вывел звонок из глубокого раздумья молодого человека.

— Да, Николай Петрович.

— Мне бы хотелось осмотреть место преступления. Это можно сделать сейчас?

— Конечно! Я весь в вашем распоряжении. Через пять минут я за вами заеду.

— Жду.

Ровно через пять минут джип Сергея стоял возле администрации. Майор, Травкин Николай Петрович, всю жизнь проработавший участковым в родном селе, с трудом грузился в автомобиль. Мешала когда-то раненая нога. Молодой лейтенант находился в засаде, когда на него вышел вор — рецидивист Шалый. Сразу скрутить не удалось, слишком вертким оказался гад. Вырвался и побежал. Коля, упрямый по молодости, кинулся за ним. И ведь почти настиг. Да только ворюга выхватил ствол и ранил в ногу. Молодого опера хотели списать со службы из-за негнущегося колена, да случай представился — освободилось место участкового в родном селе. Поскольку желающих служить в тьмутаракани не нашлось, то определили временно его. Вот и был он для сельчан и опером, и судьей, и прокурором, и адвокатом одновременно. При этом авторитетом он был непререкаемым. Чуть что и все к нему. Так и дослужился почти до пенсии. Год остался.

Перед воротами дома джип резко тормознул. Подождав, когда сядет пыль, Николай Петрович, вывалился из кабины и закурил. Попыхивая папиросой, он внимательно осматривал кусты, где все и произошло. Примятая трава, фантики от конфет, обрывки бумаг и пара пластиковых бутылок — это все, что удалось увидеть.

— Скажи, когда Ирина зашла в дом, она куда сразу направилась?

— В душ пошла. Я ей помогал еще.

— Я могу туда пройти?

— Да. Но там ничего нет.

— Я все же зайду.

— Давай. Я пока чай поставлю.

Лев Соломонович старался раздвинуть ветки раньше, чем Ирина подойдет к ним. Старый ловелас даже в трудные минуты оставался галантным.

— Смотри, пап, тетя Ирина пришла, — увидел Андрей первым молодую женщину, — ты с ней поговоришь?

— Нет, сын. Давай ты узнаешь, что она хочет.

Юлька, тоже увидев свою тетку, со всех ног помчалась к ней. Подбежав, она прыгнула ей на шею и чуть не завалила ее.

— Юля! Тебе не пять лет. Разве я тебя удержу.

— Я так рада, что ты пришла.

— Я тоже рада, если учесть, что я тебя со вчерашнего дня ищу. Ты почему не пришла домой? Мы так волновались.

И Юлька в течение получаса рассказывала родной тетке о том, что произошло вчера, не забыв упомянуть также, что была свидетелем измены отца. Поняв, что девочка домой не вернется, Ирина разрешила ей пока пожить у Нины Тимофеевны. Конечно, надо только принести ей вещи из дома, но это уже не проблема. Теперь она должна решить другую задачу — кто напал на нее возле дома. Андрей, стоявший рядом с Юлей и не проронивший за время рассказа ни одного слова, крепко взял за руку девчонку и повел к месту, где они расстелили покрывало. Евгений же не выходил из воды до тех пор, пока Ирина вместе со Львом Соломоновичем не покинули пляж.

Тамара пребывала в прострации. Надо было что-то предпринимать, но что она не знала. Пересилив себя, решила встретиться с мужем, чтобы поговорить на чистоту. А там пусть сам решает, как поступить с такой дрянью, как она. До слез хотелось встретиться с сыном, но было стыдно смотреть ему в глаза. О том, что он все видел, ей рассказала Ирина. К вечеру, приведя себя в порядок, Тамара направилась к дому Нины Тимофеевны. На полпути дорогу ей перегородил джип Сергея.

— Тамара, присядь, пожалуйста, — открыв дверцу попросил он.

— Сергей, извини, мы и так натворили дел выше крыши.

— Я люблю тебя, — обняв женщину признался Сергей в своих чувствах, — и это серьезно.

— Я знаю. Но я не готова бросить семью ради наших отношений. У меня было достаточно времени, чтобы все обдумать. Извини, мне надо идти.

— Он тебя может оставить. Ты готова к этому? И что тогда будешь делать?

— Буду продолжать его любить, но ты вряд ли поймешь, о чем я.

— Если все сложится плохо, знай, я все равно буду тебя ждать.

— Не надо, Сережа. Я уже все решила.

Выпустив ее из рук, Сергей долго смотрел вслед уходящей любви. Наконец, прыгнув в авто, он погнал с сумасшедшей скоростью не разбирая дороги.

Встретиться с мужем Тамаре было не суждено. Зато встретились соседки по санаторию, которые шли в местное кафе отмечать чей-то день рождения. Они быстро уговорили Тамару пойти вместе с ними. А та и не сопротивлялась, поскольку считала себя до конца не готовой к разговору с Женей. Хотя, скорее всего, она просто боялась этого разговора и его последствий. Шумной толпой человек в десять, они сдвинули три стола вместе и сделали заказ. Полная официантка едва поспевала с заказами, и народ, предварительно подогретый, начал возмущаться. Подключился администратор зала, который решил начать со спиртного. Девчонки разливали водку и красное вино, произносили тосты, и пили не закусывая, ввиду отсутствия этой самой закуски. Тамара мелкими глотками пила красное вино, поскольку крепкие напитки не переносила вовсе. Все ждали прибытия мужчин, которые должны были тоже участвовать в этом празднике. И они не заставили себя долго ждать. С шутками и прибаутками они ввалились в зал, расточая вокруг себя праздничную атмосферу. Щуплая миловидная женщина, оказавшаяся виновницей торжества, попросила всех сесть за стол. Рядом с Тамарой оказался человек плотного телосложения, лет так около сорока, с большими руками и развитой атлетической грудью. Был он вежлив и приятен в общении. Напротив них восседал Лев Соломонович с молодыми девицами, Оксаной и Татьяной. Веселье набирало оборот.

— А вы почему ничего не пьете? По-моему, вы с одним бокалом хотите провести весь вечер, — обратился к Томе сосед.

— Вы знаете я больше люблю шампанское, а его здесь нет.

— Это легко исправить. Если вы чуть подождете, я сбегаю в ближайший магазин и все принесу.

— Не стоит беспокоиться. Отдыхайте, празднуйте.

И все-таки в ближайший перекур, устроенный мужской половиной, сосед, имени которого Тамара так и не узнала, принес две бутылки шампанского и плитку шоколада.

— Вот, это вам. Угощайтесь, — предложил он, открывая бутылку.

— А себе?

— Нет, что вы. Я буду что-нибудь покрепче, — ответил он, наливая пенистый напиток в бокал Тамары, — и кусочек шоколада опустите в вино.

Веселье продолжалось. Гости разбились на группы по интересам. Кто-то из мужиков рассказывал матерные анекдоты, уже не стесняясь дам, кто-то пытался познакомиться с новыми соседями, а кто-то просто наливался бесплатным алкоголем. Потом начались танцы. К Тамаре подошли сразу двое: Лев Соломонович и новый знакомый. Аккуратно оттеснив старика, он пригласил женщину на медленный танец.

— Давайте знакомиться. Меня зовут Алексей, а как вас зовут я знаю, — обнимая женщину за талию, произнес он.

— Откуда? Мы ведь с вами совсем не знакомы.

— Не заметить такую красивую женщину — просто невозможно. В мужских кругах о вас много говорят. Наверное, я выдал тайну. А на нас мужчин вы не обращаете внимания. Поэтому меня вы просто не заметили.

Слова Алексея упали на благодатную почву. Понятно, что мужчина пытался завоевать ее внимание, но лесть всегда приятна, особенно для женщины. За первым танцем последовал второй, потом третий. Новый знакомый приглашал только ее, и не давал другим мужчинам ни одного шанса. Каждый раз, садясь за стол, он наполнял ее бокал свежей дозой вина, и через некоторое время Тамара почувствовала, что сильно пьяна. Лица людей стали расплываться, разговор превратился в сплошной гул, из которого нельзя было разобрать ни одного слова. При очередном танце она просто висела на руках Алексея, а ноги не хотели ее слушаться. Мелькнула мысль, что надо уходить, пока она полностью не потеряла человеческое обличье. В провожатые вызвались сразу несколько человек. Но на улице все лишние отсеялись, а осталось только два человека, которые громко споря, отстаивали каждый свою кандидатуру. Она не могла никак сосредоточиться, чтобы понять кто же эти мужчины. Голоса казались знакомыми, но кто они, оставалось загадкой. Наконец, провожатый определился. Положив одну руку Тамары себе на плечо, и обняв ее за талию, они пошли в сторону санатория. Как долго они идут и по какой дороге, она не представляла. Было желание закончить движение и прилечь на кровать, чтобы отдохнуть. Спутник, словно прочитав ее мысли, предложил перекур. Словно из небытия донесся его голос:

— Милочка, нам надо передохнуть. Половину пути мы уже прошли. Давай вот здесь на травке и передохнем.

Он положил Тамару на землю и присел рядом. Женщину кидало в жар. Пытаясь немного охладиться, она бессознательно начала махать рукой, имитируя веер.

— Что, сладкая моя, жарко? А мы сейчас тебе поможем. Давай-ка платьишко снимем и сразу будет полегче, — проговорил незримый голос.

Человек приподнял безвольное тело и ловко освободил его от платья. «Зачем он это делает», — мелькнула запоздалая мысль. Но спутник, видимо, знал, что делать. Его воркующий сладкий голос словно убаюкивал женщину.

— Сейчас мы и лифчик снимем, чтобы не стеснял грудь, и трусики тоже, чтобы резинка не давила.

— Что он несет, — где-то глубоко в голове стучала мысль, но тело оставалось непослушным.

Полностью раздев Тамару, спутник раздвинул ей ноги и уткнулся лицом между них. Языком он пытался возбудить женщину, но это плохо ему удавалось. Тогда пальцами одной руки он раздвинул валики половых губ, а пальцем другой руки стал водить по клитору. Тамара задергалась от боли. Палец был шершавым и доставлял больше неприятностей, чем удовольствия. Теперь он проник во влагалище и начал вращательные движения.

— Нет... нет! Не надо! — еле ворочая языком попросила Тамара.

— Ну что ты девонька. Сейчас тебе будет хорошо. Надо только потерпеть маленько. Дай мне насладиться твоим телом и все будет прекрасно. Никто не узнает об этом. И мы останемся друзьями, — верещал вроде как знакомый голос.

Тамара попыталась сжать ноги, но была слишком слаба. И этот чертов голос не давал ей покоя. В какой-то момент она поняла, что еще чуть-чуть, и она будет низвергнута. Это придало сил, и она закричала. Где-то скрипнула калитка и раздались шаги.

— Кто здесь, — раздался грозный голос.

Провожатый закрыл рукой рот женщине и зашипел в самое ухо:

— Молчи, только молчи! Скажешь слово — порежу.

Страх, как ни странно, придал дополнительных сил Тамаре. Она попыталась укусить человека за руку, а когда тот ослабил хватку, закричала еще раз. Испугавшись, насильник вскочил и побежал. Возле Томы остановился ее спаситель в лице Сергея. Он бережно поднял женщину и понес ее в дом. Затем вернулся за вещами. Перед домом он вытащил мобильник и позвонил Николаю Петровичу:

— Приезжай. Была попытка изнасилования. Надеюсь, что всего лишь попытка.

4.

Двое мужчин сидели на кухне и рассуждали о случившемся. Тамара, укутанная в одеяло, спала под присмотром Ирины.

— Как думаешь, Николай Петрович, кто это может быть? Свой или из среды отдыхающих, — поинтересовался Сергей.

— Свой вряд ли. Я всех, как свои пять пальцев, знаю. Своровать могут, а на изнасилование пойти вряд ли. Да и мораль у нас в селе не даст им это сделать. Скорее кто-то из приезжих.

— Дурацкое предположение, но все же — не мог бы это быть Евгений, муж Тамары?

— А для чего ему насиловать свою жену? Или я чего-то не знаю?

— Не все знаешь, Петрович. Обиделся он очень на меня. За что, не спрашивай, пока не скажу. Вот в качестве мести и проявил свою агрессию.

— Ну можно предположить, что он изнасиловал Ирину тебе в отместку, но собственную жену! Что-то ты не договариваешь, дорогой. Или говори все или не говори ничего, а то только сбиваешь меня с мысли. Удумал тоже, собственную жену — тебе в отместку.

— Понимаешь, Петрович, изменила она ему со мной, — сдался Сергей, — вот и мстит нам обоим. Ей — за ее измену, мне — через Ирину, что покусился на его жену.

— Ну, как вариант, можно принять. Но еще мне в кафе сказали, что возле Тамары крутился мужичок из отдыхающих. Он же ее и провожать вроде пошел.

— А как его к Ирине привязать? К ней он не клеился.

— Если он из маньяков, то мог увидеть Ирину обнаженной на пляже. Нагота и кажущаяся доступность женщины могли его спровоцировать на изнасилование. Вот с этих персонажей я, пожалуй, и начну.

Пожав Сергею руку на прощание, Травкин вышел из дома.

На следующее утро Тамара почувствовала себя лучше. О том, что произошло накануне, казалось ей страшным сном. Ирина, как никто другой, понимала ее состояние и пыталась отвлечь подругу от нахлынувших мыслей. Напоив ее горячим чаем с бутербродами, она вновь уложила женщину в постель. Пришел Сергей. Его интересовало состояние Тамары и Ирины.

— Как ты родная? — спросил он сестру.

— Нормально.

— А Тамара?

— Уже лучше.

— Я поражен. Ты держишься так, как будто с тобой ничего не произошло.

— Я не такая впечатлительная как Тома — это, во-первых, а во-вторых, не хочу выглядеть в глазах односельчан униженной и оскорбленной. То, что они не знают ни о чем — мне только на руку.

— Теперь понятно. Ты молодец, я тебя люблю, — обнял Сергей Ирину и поцеловал ее в макушку, — мне бы хотелось взглянуть хоть одним глазком на Тамару. Не возражаешь?

— Она спит. Может не надо ее беспокоить?

— Я быстро, — сказал брат, почувствовав, что Ирина сильно настаивать не будет.

Тамара лежала укрытая по пояс одеялом. Из сбившегося выреза ночнушки выглядывал крупный сосок, обрамленный правильной, округлой формы ореолом. Женщина была погружена в глубокий сон. Изредка дыхание сбивалось из-за каких-то неприятных видений. Сергей присел на краешек кровати и завороженно смотрел на обнажившуюся грудь. Не в силах сдержать себя, он приник к ней губами. Его прикосновение разбудило ее, но она и дальше решила притворяться спящей. Он водил языком вокруг соска, всасывал в себя эту горошину, слегка прикусывая зубами, и внимательно следил за тем, как твердел сосок от его ласк. Притворяться дальше не имело смысла. Тамара открыла глаза и увидела своего спасителя. Хотелось так лежать и наслаждаться его прикосновениями. Но, пересилив себя, она произнесла:

— Не надо, Сережа. Мы и так наделали много глупостей. Что с моим мужем? Он в курсе того, что произошло?

— Нет. Я решил ничего никому не говорить. Участковый взялся за это дело. Да и тебе такая известность ни к чему. Ладно, я пойду, а ты отдыхай, набирайся сил.

Дверь за Сергеем закрылась, и Тамара ощутила внутри себя холодную пустоту. Если Евгений не простит ее за измену, то как ей быть дальше. Без мужа и сына она не представляла себе жизни. Но и Сергей — змей-искуситель — не отпускал ее до конца. Получалось как в любовном женском романе. О таком она даже и представить себе не могла, тем более в своей жизни.

Травкин, как старый партизан-разведчик, сидел в засаде на берегу озера и наблюдал за мужчиной и двумя молодыми девчонками, которые будучи голышом, дурачились на отмели. Это были Евгений с Оксаной и Татьяной. Мужчина, хоть и смеялся, но вид был не из счастливых. Видно, что беседу он поддерживал из последних сил.

— Женя, а почему вы в плавках. Боитесь нас чем-то напугать?

— Пожалуй вас напугаешь. Вы ведь даже Льва Соломоновича не побоялись.

— Да этот старпер привязался так, что насилу убежали от него. Незаметно все пытался погладить нас — то по попе, то по груди.

— А что же вы хотели. Человек он в возрасте, а сладенького хочется. Все отказывают, вот он без спросу и лезет в надежде, что вы не заметите.

— Вот если бы кто помоложе нас погладил, — закатив глаза, сказала Оксана, явно намекая на Евгения, — мы бы так не говорили.

— Вы не можете сделать исключение для такого интересного пенсионера? Ну погладил бы вас, отвел душу и все! Живите дальше спокойно.

Николай Петрович решил, что дальше находиться и слушать пустой треп — только время терять. Стараясь не обнаружить себя, он осторожно вылез из своего укрытия и быстро ретировался.

Евгений, тепло попрощавшись с девчатами, решил идти домой. По пути, купив детям фрукты, он старался не попадаться на глаза знакомым и короткой тропинкой быстро подошел к месту проживания. Андрей с Юлей сидели в тени беседки и играли в карты.

— Ты чего такая скучная? — спросил Андрей.

— Хочу домой, — ответила девочка, — надо увидеться с тетей Ириной и решить, что делать дальше. Мы не можем всю жизнь сидеть здесь и уповать на неизвестность. Надо как-то решать проблему.

— У тебя есть предложение?

— Если бы было я здесь не сидела. А у тебя нет никаких мыслей? Что ты думаешь по этому поводу?

— Если честно, то скучаю по маме. Но ведь и отца не могу подвести. Прямо тупик!

— Сынок, ты можешь смело встречаться с мамой. Для нее ты такой же сын, как и для меня. Наши взаимоотношения не должны касаться тебя. Я тебя не держу и приму любое твое решение, — сказал Евгений, выходя из-за угла дома и, несомненно, слышавший разговор ребят, — а это вам для подкрепления, добавил он, выкладывая фрукты на стол.

— А ведь, правда, почему тебе не навестить маму? — загорелась Юлька, — может и я тогда что-нибудь придумаю.

— Да неудобно как-то.

После того, что мы видели.

— Наплюй на это. Хочешь я с тобой пойду? — предложила Юлька.

— Пожалуй, это было бы неплохо.

— Так побежали!?

Схватившись за руки, они быстро сорвались с места и побежали к санаторию. Но Тамары там не было. Юлька решила посетить свой дом, и если удастся, то встретиться с теткой. Тут им повезло больше. Ирина во дворе занималась цветами. Увидев племянницу, она расцеловала ее и спросила:

— Ты насовсем?

— Не знаю. Папа где?

— На работе. Будет вечером.

— А ты не знаешь куда пропала тетя Тамара? Мы не можем ее найти.

— Она у нас в доме.

— Как? Папа решил на ней жениться?

— Он хотел бы. Но все не так просто, как тебе кажется.

— Тогда почему она у нас?

— Над ней пытались надругаться, а твой отец ее спас.

— Можно мне с ней встретиться? — попросил Андрей, робко выглядывая из-за плеча девочки.

— Пока не стоит. Пусть отдохнет и успокоится. Может чуть позже...

— Лучше сейчас, пока нет дяди Сергея. Потом может не получиться/

— Я передам, что ты приходил. Почувствует себя лучше, тогда и встретитесь. Договорились?

— Ладно, мы пойдем.

Вечером приехал Сергей. Приняв душ, он прошел на кухню, где его поджидал ужин, заботливо приготовленный Ириной. Вошла сестра:

— Ты уже поужинал? Молодец! Что будешь пить?

— Приготовь, пожалуйста, кофе. Хочу взбодриться. Как Тамара?

— Сегодня хотела уйти к себе в санаторий, но я отговорила. Сейчас отдыхает в спальне, — ответила она, поставив турку на плиту.

— Поднимусь к ней, проведаю. Кофе потом выпью.

И чтобы не слушать возражения сестры, он быстро поднялся и вышел. Ирина ничего не сказала, лишь тяжело вздохнула.

— Как себя чувствуешь? — спросил Сергей, войдя в спальню к Тамаре.

— Спасибо отлично. Хотела уже уйти, да Ирина не дала.

— А кто тебя гонит? Все лучше, чем одной в санатории. Да и Ирина присмотрит. Муж не появлялся?

— Нет пока.

— Что-то мне подсказывает, что он и не появится.

На глазах женщины появились слезы, которые она неумело старалась спрятать. Подбородок предательски задрожал, и наконец, раздались всхлипывания, перешедшие в рыдания. Ей до безумия было жаль себя. Казалось, весь белый свет забыл о ней, а самое главное, муж ее не простил и похоже, что бросил. Сергей кинулся к ней. Взял ее лицо в свои ладони, и целуя, начал успокаивать.

— Пожалуйста, не плачь. Я с тобой. Все будет хорошо.

— Да что хорошо. Почему Женя не приходит? Он презирает меня, да?

— Думаю, что здесь дело в другом. Мстит он нам, поэтому и не приходит. Думаю, что не придет теперь совсем. Он переступил ту черту, после которой еще можно быть человеком. Это как у летчиков есть точка возврата. Если прошел ее, то горючки, чтобы вернуться назад уже не хватит.

— Ты что говоришь? Я ничего не понимаю.

Сергей горестно вздохнул, помолчал несколько секунд и выдавил из себя:

— Евгений обижен на нас. Это он пытался тебя изнасиловать, да я помешал. А вот Ирине не повезло. Ему удалось сотворить с ней это. Теперь ты понимаешь, почему он избегает любых встреч с нами?

— Сережа, неужели то, что ты говоришь, правда?

— Сам в это не верил, но факты говорят обратное.

— Боже мой!... Что же теперь будет?

— Я люблю тебя и никогда не брошу. Со мной ты будешь как за каменной стеной. Хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты согласна?

— Я замужем.

— Это не проблема. У меня есть адвокат, который поможет с разводом.

— А как же Женя?

— А ему в скором времени светит срок. То, что он с вами сделал, я ему не прощу никогда.

— Боюсь, ты меня бросишь. Мне не двадцать лет, и я не фотомодель.

— Глупышка. Не нужна мне никакая модель. Ты мое солнце, моя радость, мое счастье. Других мне не надо.

Сергей нежно обнял Тамару и закрыл ее рот долгим поцелуем. Понимая, что сходит с ума, он разделся и юркнул под одеяло. Его руки начали ласкать тело женщины. Остановившись на грудях, он стал аккуратно двумя пальцами гладить соски, которые через некоторое время стали твердыми. Затем он перешел на живот и лобок. Его действия отодвинули переживания Тамары на задний план. Она всегда была легковозбудимой, и поэтому полностью оказалась во власти своего искусителя. Сергей, как хороший маг, уже творил с ее телом все, что хотел. От клиторальных ласк, она взмывала высоко в небеса, а потом медленно опускалась на землю. При этом изо рта вырывался сладкий стон, которого Тамара не замечала. Ей было хорошо! Очень хорошо! Хотелось, чтобы член мужчины скорее вошел в нее. Она изнывала и текла как последняя сучка, на глазах которой сильный кобель отымел всю стаю, но так и не дотронулся до нее.

Тамара широко развела ноги и обхватила ими талию Сергея, пытаясь ими прижать его к себе. Но он, будто специально, не поддавался на провокацию и продолжал свои фантастические ласки. Полностью насладившись ее телом, он одним движением перевернулся на спину так, что женщина оказалась на нем в позе наездницы. Сергей положил свои руки вдоль тела, давая Томе возможность самостоятельно решить, как поступать дальше. И она не упустила эту возможность. Привстав на коленях, она взяла рукой его напряженный член и ввела его в свою киску, быстро опустившись при этом. Довольно немаленький пенис, полностью скрылся в ее вагине. Она не делала больше никаких движений, наслаждаясь находящемся в ней органом. А потом началась скачка. И только сильные руки мужчины не давали ей выскочить из седла. Жеребец подходил к финишу. О том, что он пересек линию возвестил сильный рык, больше подходящий льву, нежели человеку. Наездница упала на грудь своего возлюбленного. Она тяжело дышала, тело было в поту.

Бережно положив свою пассию рядом с собой, Сергей, не одеваясь, пошел в душевую. В коридоре он неожиданно столкнулся с Ириной, которая увидев еще не полностью опавший член, неодобрительно покачала головой. Проводив взглядом брата, она заглянула в комнату Тамары. Обнаженная женщина лежала на кровати, и утомленная бурным сексом, спала. На половых губах и ногах блестели пятна спермы. Прикрыв дверь, Ирина тихо удалилась к себе в комнату.

5.

Сергей проснулся от громкого стука в калитку и каких-то криков. Часы показывали девять утра. Быстро накинув халат, он спустился во двор. Открыв калитку и увидев кто находился за ней, он впал в ступор. Перед ним стоял участковый, а за его спиной — Евгений.

— Так ты нас впустишь или здесь держать будешь? — вывел его из ступора Николай Петрович.

— А этого ты зачем приволок? Ему в каталажке места не хватило, так ты ко мне его решил?

— Дурак ты, Сережа. Нашел я насильника, и сейчас он в сопровождении охраны едет в город. А тебе рассказать все хочу, чтобы не мучился и других людей не подозревал. Так мы пройдем?

— Давайте на кухню. Заодно и позавтракаем.

Мужчины расселись вокруг стола. Ирина быстро пожарила яичницу с беконом и разложила по тарелкам. Себе налила чашку крепкого кофе и тоже села за стол.

— Давай, Петрович, начинай. Я весь внимание, только без театральных пауз, пожалуйста, — произнес заинтригованный Сергей.

— Не буду томить тебя, скажу сразу — это Лев Соломонович!

— Да ладно! По одному только виду можно сказать, что его смерть пописать отпустила. А ты его в насильники записал.

— А ты хотел, чтобы это был бугай — косая сажень в плечах? Ошибаешься, дорогой. А дедушка этот не такой уж и слабый, как хочет казаться. Он ярый сторонник йоги. Занимается этим последних лет тридцать. Так что мужик он крепкий.

— Погоди. Теперь давай по порядку. Ты же подозревал какого-то мужика из отдыхающих.

— Нашел я того мужика. Обычный мужик — шахтер. Только провожать Тамару он не ходил. Лев Соломонович постарался. Сказал ему, что он, якобы, хочет воспользоваться пьяной женщиной, потому и напоил ее специально. Ну тот психанул и сказал, что в таком случае пусть сам ее провожает. А тому только того и надо было. Ты думаешь почему Тома так быстро опьянела? Да этот козел, пока она танцевала, подсыпал ей в вино что-то наркотическое, благо сам медик. Ну а дальше ты сам знаешь, что произошло.

— А с Ириной как же? — спросил Сергей.

— На Ирину он запал еще раньше. Нравилась ему твоя сестра. Он и на пляж ваш ходил исключительно ради нее. А вам рассказывал, что проникся натуризмом. Не очень-то ему нравилось голым расхаживать, да и размеры достоинства его не очень впечатляли. Другие женщины просто посылали его куда подальше, а Ирине воспитание не позволяло. Вот и привлекла она его на свою голову.

— А как ты вышел на него? — поинтересовался Сергей.

— Да все очень просто! Помнишь, я спросил у тебя, куда в доме пошла Ирина после изнасилования.

— Ну да, в душ.

— Правильно. Вот и я туда сходил. Взял лоскут от порванного платья со следами спермы и сравнил со следами спермы, оставшимися на месте, где он хотел надругаться над Тамарой.

— Туника... — вставила слово Ирина.

— Что?

— Я хотела сказать, что это была туника, а не платье.

— Да какая разница, Ирина! Это не главное. Мне не понятно откуда взялась сперма на месте преступления. Ведь он не довел дело до конца, — перебил сестру Сергей.

— А вот тут возраст сказался. Бедолага так долго ждал этого момента, что кончил преждевременно. Вытер все салфеткой и кинул ее, на мое счастье, тут же на землю. Мне осталось попросить коллег из экспертного отдела помочь в этом деле, что они с честью и сделали.

— А как же Евгений? Его ты тоже подозревал.

— С ним оказалось все намного проще. Он действительно очень любит свою жену. Сначала у него все закипело, а потом, чтобы не наломать дров решил взять тайм-аут и все хорошенько обдумать. Ну, тут уже и я подключился, попросил его пока не навещать жену, чтобы мне не помешал в расследовании. Вы ж ведь как дети малые, все сами норовите узнать.

— А вот тут ты, Петрович, перестарался, — грустно сказал Сергей, — что теперь Тамаре говорить-то буду.

Все непонимающе поглядели на Сергея, который под их взглядами сжался в комок.

— Не надо ничего говорить, — раздался с лестницы голос Тамары, — я сама все расскажу.

Она подошла к мужу, виновато склонив голову.

— Пойдем. Мне надо многое тебе сказать. А тебе решать, что делать дальше. Виновата я перед тобой и сыном. Сильно виновата!

В комнате воцарилось молчание. Ирина подошла к подруге и обняла ее.

— Женя, она — жена твоя и мать твоего ребенка. В жизни много бывает трудностей, но настоящий мужчина должен достойно их преодолевать. Не крушить за собой мосты, чтобы потом с большим трудом возводить их заново, а именно преодолевать. Я думаю ты поступишь, как настоящий мужчина, достойный моего уважения и любви. Да, любви! Ты единственный, кого за все время я смогла полюбить после мужа. И я не стыжусь этого, и говорю не для того, чтобы разрушить вашу семью...

В гробовой тишине Евгений поднялся, и обняв свою жену, так же молча вышел с ней из дома.

Натужно урча мотором, старенький Fоrd преодолевал очередной подъем. За рулем сидел средних лет человек, в потертой бейсболке и клетчатой рубахе. Трехдневная щетина придавала довольно симпатичному лицу какое-то угрюмое выражение. В его движениях чувствовалась усталость и желание скорее закончить этот утомительный пробег.

На заднем сиденье, обняв подростка, спала красивая женщина. Ее безмятежный сон не нарушали ни звук мотора, ни неудобная поза, ни даже комары, которые пытались напоследок напиться свежей крови. Говорят, что дорога домой всегда приятней и короче...

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!