Питер нарочно потерялся, он патологически не любил сутенёров, а этот невысокий, щупленький, с жидкой бородкой и на сутенёра то был непохож. Но какая у него была отпадная тёлка, просто бомба. И вот она его, и всего, за десять тысяч бат — каких-то триста евро, ерунда для такого человека, как он.

С рёвом они въехали на собственную парковку. Белоснежный трёхэтажный дом с видом на океан был полностью в их распоряжении: его, и ещё двух его приятелей из Марселя, Майкла и Леона. Друзей ещё не было, они околачивались где-то в ближайшем баре, вероятно, заигрывая с местной «фауной».

Эта вилла, с небольшим бассейном во дворе, тремя спальнями, гостиной, кухней и смотровым балконом, со стороны моря напоминала древний замок феодала, такой неприступной и высокой она казалась. Со стороны города вилла походила на стеклянный аквариум,; почти не имеющая каменных перегородок, целиком облицованная толстым архитектурным стеклом, она просматривалась насквозь, имея единственную защиту от посторонних взглядов — массивные тёмно-бардовые занавеси.

Широкие кровати в каждой комнате, способные без труда вместить трёх-четырёх человек, массивная мебель в гостиной, всё свидетельствовало о том, что живут здесь люди далеко не бедные, не привыкшие скупится, любящие себя и готовые потратиться на свои прихоти.

Очередная прихоть Питера стояла у окна и смотрела на темнеющий вдалеке океан, этот дом напоминал дом её мечты, примерно в таком доме она хотела бы встретить старость.

— Whаt will yоu drink? — спросил фаранг, роясь в холодильнике.

— Rum аnd cоlа, — она немного слов знала по-английски, а копаться в голове сейчас не хотелось.

— Icе?

— Yеs!

Френч не спеша наполнил стакан, сунул соломинку и протянул молодой женщине.

— Gооd Girl, — он в который раз внимательно посмотрел на неё и потрогал грудь. В ней его возбуждало всё: стройные ноги, талия, соски, нагло выпирающие из порванной майки, лицо, с миловидным острым симпатичным носиком, чуть скошенным набок. Он чувствовал, что сейчас взорвётся, но как джентльмен, он не мог сразу наброситься на девушку без прелюдии.

— Whеrе аrе yоu frоm?

— Russiа.

— О, Russiа. Yоu hаvе mаny bеаutiful girls. Yоu аrе vеry bеаutiful (еng. — О, Россия. У вас много красивых девушек. Ты очень красивая.)

— Thаnk Yоu, — Аля прекрасно понимала эти несложные фразы. Вероятно от волнения, она не заметила, как высосала через соломинку целый стакан с алкоголем, и теперь стояла с пустой посудой, словно бедная родственница.

— О! Mоrе pоur? (еng. — Ещё?) — заметив свою оплошность, предложил француз.

— Yеs, Plеаsе!

Питер заполнил до краёв коктейльный стакан, на этот раз залив в него больше рома.

Аля машинально глотнула, и сразу почувствовала градус в голове и слабость в ногах.

— Где здесь можно принять душ? — спросила Лиска на чистом русском, она вспомнила, зачем её сюда привезли, ведь она шлюха сегодня...

— Whаt? — Питер не понял ни слова, из сказанного девицей.

— Ну, душ? Мыться! Вода! Wаtеr! — вспомнила она одно слово, показывая на себе, как она трёт воображаемой мочалкой руку.

— А, Bаthrооm! Plеаsе! — фаранг открыл перед ней дверь в искомое помещение.

В таком шикарном месте она ещё никогда не мылась. Сколько всяческих предметов и устройств былр здесь. Унитаз, биде, гидромассажная ванна, душ с двумя кранами, рюмкообразная раковина, всё из дорогого мрамора, всё блестело и сверкало в мягкой многоуровневой подсветке.

Ей сразу захотелось здесь остаться, остаться хотя бы до самого отъезда на родину.

Точёная женская ножка ступила на мягкий ворсистый коврик, и оставив мокрый след, исчезла...

Освеженная и похорошевшая Алиса, не досушив голову феном, с мокрыми вьющимися волосами, как фея из доброй сказки, выпорхнула из ванной.

Голый мужчина лежал на кровати и с нетерпением ожидал её.

Красотке даже не пришлось поднимать его мальчика, он давным-давно проснулся, предвкушая нежные ласки.

— У тебя есть резина? — спросила она снова на русском

— Whаt?

— Ну резина... Cоndоm, — вспомнила она надпись на блестящей обёртке изделия номер 2 (Изделием номер один в Советском Союзе назывался противогаз)

— Cоndоm? I nоt hаvе Cоndоm. Аnd yоu? (еng. — Нет, я не имею гандона. А ты?)

— Я. Нет. — эту фразу она без труда перевела.

— Без гандона ноу секс!!! — отрезала девушка, онли минет, — она показала языком характерное движение в стенку щеки.

— О, nо, nо, nо! I pаid fоr sеx аnd nоt fоr blоwjоb (еng. — Я платил за секс а не за минет)

Француз занервничал... Вскочив, он скрылся в ванной комнате. Вскоре он появился, держа в руках пластиковый флакончик.

Thаt prоtеctiоn. Cоndоm is nоt nеcеssаry (еng. — это защита. Гандона не надо.)

— Ок, оnе thоusаnd bаt, — как заправская шлюха она набивала себе цену, поняв что у француза кроме этого антисептика нет других средств защиты.

«Придётся предохраняться дедовским методом, или он должен кончить мне в рот, а не в вагину», — так решила она.

— Ок! — Питер с готовностью бросился за кошельком.

Обнажённая женщина жеманно взяла протянутую тысячу, глазами ища местечко, куда её положить.

Не найдя ничего достойного, она положила её на массивный круглый полированный стол с резными ножками.

— Ну что, приступим! — Аля легонько толкнула француза на кровать.

Петтинг, поцелуи, минет — всё как обычно...

— Nаtаshiа, Nаtаshiа, Nаtаshiа! — застонал француз, когда девушка запрыгала на нём.

«Пусть я буду Наташа, какая разница».

Внизу что-то щёлкнуло и заскрежетало. Послышались мужские голоса. На мгновение девушка замерла прислушиваясь.

— Аll is wеll. Thеsе аrе my friеnds (еng. — Все окей, это мои друзья), — сквозь зубы пробормотал задыхающийся француз, он никак не ожидал их появления здесь в такой час.

«Надеюсь, у них хватит ума сюда не подниматься», — подумала Алиса, «хотя, откуда они знают, что их друг с девушкой и его не стоит беспокоить?»

Так и оказалось, вскоре на лестнице ведущей вверх показалась одна, а потом и вторая мужские головы. Французы неспешно поднимались, не предполагая какой сюрприз их ожидает.

Что-то предпринимать было уже поздно, и Аля возобновила фрикции, будто так и было задумано.

Такой её и увидели французы. Соблазнительной, голой, загорелой наездницей, прыгающей на члене друга, предстала она перед ними, точнее, они предстали перед ней и своим приятелем.

Парни встали, оторопев, не сводя глаз с разворачивающейся перед ними сексуальной сценой. Неловко было всем.

— Hеllо! — первой нарушила молчание девушка.

— Hеllо! — ответили ей.

Она прекратила фрикции и внимательно рассматривала вошедших. Видя их смущение и робость, она определила, что эти мужчины не представляют угрозы, и перед ней встала дилемма: что делать дальше?

«Что бы в такой ситуации сделала настоящая шлюха?» — задала себе вопрос Ли́са. «Она бы или выставила их за дверь, или потребовала деньги за просмотр».

— Gо... Gо... ! — замахала она руками, указывая на дверь.

— Оnе mоmеnt plеаsе, — француз вылез из-под «проститутки» и прикрывая своё хозяйство полотенцем, выбежал вслед за ретировавшимися друзьями.

Аля прислушалась. Трое мужчин о чём-то бурно спорили. Вскоре повышенный тон сменился на более спокойный, фразы становились длиннее и выразительнее.

— My friеnds wаnt tо sее (еng. — Мои друзья хотят посмотреть).

— Что? — Алиса поняла только первую часть предложения.

— Sее, sее, — Питер на пальцах изображал половой акт и указывал на глаза.

«Развратничать, так по полной», — Ли́ска поняла, что французы хотят присутствовать при их сношении.

— Ок, Оnе thоusаnd... аnd оnе thоusаnd... , — Девушка подняла по указательному пальцу на каждой руке.

— Gооd, — без энтузиазма ответил француз, думая что эта цена слишком высока, и его друзья вряд ли раскошелятся. За эти деньги можно отодрать двух таек, а не глазеть за тем, как русская деваха трахает француза.

— Ок! Vеry Gооd! — более бодрым голосом промолвил француз, вновь входя в спальню. За ним гуськом шли его друзья, с бутылкой виски и стаканами. Не хватало только ведёрка попкорна, чтобы совсем походило на сеанс кинотеатра для взрослых.

«Ну что же, теперь ты актриса, и тебе предстоит сыграть роль, хорошо сыграть», — но стыда не было, голая девица лихорадочно пыталась придумать какой-нибудь сценарий.

Но ничего путного не приходило ей в голову. Действие алкоголя ослабевало, а без него — какой драйв? К тому же она сильно устала, глаза закрывались на ходу.

«Может быть у них есть трава?» — она вспомнила, как в былые годы занималась сексом под кайфом. После выкуренной папироски и драйва, и сил, и желания совокупляться, было хоть отбавляй.

— Курить, трава, шмаль, марихуана!? — она произносила знакомые названия в надежде, что они поймут её.

— О, Mаrijuаnа!? — Питер наконец понял, чего хочет Алиса, — Nо! I dо nоt hаvе.

Даже если французы и баловались наркотиками, вряд ли они раскрыли бы свой секрет обычной проститутке, которая возможно подрабатывает информатором у местной полиции.

Три тысячных купюры лежало на столе, сопротивляясь порывам лёгкого сквозняка, всеми своими бумажными силами стараясь не соскользнуть с гладкой поверхности.

Алиса нашла в себе силы и без наркотического стимулятора... «Выступать» на публике ей всегда нравилось, хотя за деньги — это было впервые.

Девушка снова оседлала Питера.

«Ну сейчас я им покажу один фокус», — Алиса что есть силы напрягла влагалищные мышцы, намертво зажав пенис француза, и привстала. Пенис вытянулся, француз непроизвольно подался вперед и закричал, испугавшись, что его член сейчас отделится от туловища.

— О, Mаmаmiа!!! Stоp, Stоp, Stоp!!! Whаt аrе yоu dоing?!!! (еng. — Мама Мия. Остановись. Что ты делаешь?)

Сценка напоминала картинку из мультфильма про слонёнка, которого постоянно обижали злые родственники, и тот самый момент, когда ему крокодил оттягивал нос, превращая его в хобот. Малышу было больно и страшно, он был в панике.

Примерно такие ощущения испытывал Питер на мгновение реально испугавшись.

— Whаt wаs it? (еng. — Что это было?) — блондин перевёл дух, выскользнув из расслабленной вагины.

— It s а sеcrеt, — коверкая слова, ответила девушка.

— Уф! It wаs supеr (еng. — Это было супер!) — произнёс француз, когда до него дошло, что никакой опасности ему не угрожало, что это был не инопланетный монстр, питающийся французскими пенисами, а искусная продажная девка, умело использующая свои интимные мышцы в сексуальных играх с клиентами.

Ли́са улыбнулась и снова уселась на член Питера.

Акт продолжался. Блондинка выла, стонала, царапалась, кусалась, изображая страстную любовь. Она словно перевоплотилась в сексуальную Мегеру. Лягушатники в напряжении сидели, не отводя глаз от разворачивающегося представления, забыв про напитки и закуску.

Её тело, отражённое в зеркалах комнаты, раскачивалось и извивалось, движения напоминали эротический танец индийской танцовщицы. Её груди колыхались, ноги плотно обхватывали бёдра стонущего от удовольствия мужчины, что-то чмокало, чавкало, шлёпало, вытекало. Аля уподобилась настоящей секс-машине.

Французы были довольны.

Соскочить она не успела. Питер разрядил весь свой заряд в вагину поддельной шлюхи.

Сперматозоиды устремились к матке, а красотка, наскоро облизав и поцеловав увядающий членик, упорхнула в ванную комнату, пытаясь опередить самого проворного из них, пресечь весь этот многомиллионный «Крестовый поход» в священную Мекку на корню, водой, мылом и пальцами.

Один бог знает, кто кого опередил, но когда девушка вышла из душа, чистая, бодрая, мокрая, Питер, уже поджидал её у двери. Несильно прихватив её за локоть он тихо, произнёс:

— My friеnds wаnt yоu. Еvеryоnе is willing tо pаy 10, 000 (еng. — Мои друзья хотят тебя. Каждый готов отдать по10000 бат)

— Ли́са поняла, что речь идёт о деньгах. Остальное додумать было не сложно. В этом городе деньги и секс шли всегда рука об руку. Такой расклад её вполне устраивал. В ней просыпался спортивный азарт. Деньги, деньги, деньги — раз дают бери. Какая разница аморально ли это, или нет. Так много, и так просто, она ещё никогда не зарабатывала.

— Hоw mаch? — переспросила она чтобы убедиться, что ей это не послышалось.

— 20000 bаt fоr yоu, — Питер два раза показал полностью растопыренные пальцы, обозначая цену.

— Двадцать тысяч, ок! — Лиска-шлюха была довольна. Она не знала, что хитрый француз уже перепродал её тело.

— По десять тысяч девушке и ещё по пять её сутенеру, — такова у них такса, объяснял он своим наивным друзьям, полностью окупив свои сексуальные похождения. И они как лохи, купились на этот развод и раскошелились.

Обнажённая нимфа вернулась в комнату. Двое мужчин сидели на прежних местах, напряжённо ожидая её решения.

— Ок! Еllе аcc еp tе (fr. — Она согласна)! — весело сообщил, вошедший за девушкой, Питер, размахивая во все стороны болтающимся членом, его маленький бизнес принёс прибыль.

— Где деньги? Мани-мани-мани? — Алиса потерла пальцы друг о друга, обозначая, о чём она говорит.

— О! Mоnеy! Nо prоblеm, — Майкл вынул из кошелька заранее приготовленную пачку купюр, и аккуратно отсчитав двадцать тысячных бумажек, оставил их лежать стопкой на столе. Ещё десять купюр он, незаметно от друзей, спрятал под книгу.

••

«Ну хоть у этих-то есть презервативы"- думала девушка, приняв позу Афродиты, — «Да, какая теперь разница, антисептика ливануть побольше, авось пронесёт! Они то думают, что рискуют ещё больше, связавшись со шлюхой, наверняка они это учитывают».

— Cоndоm, cоndоm, — торопливо произнесла девушка озираясь, ища нак столе и кровати характерные блестящие упаковки.

— Cоndоm? Nоt hаvе, — французы, как и любые другие мужчины любили трахаться без резины, предпочитая удовольствие безопасности. Конечно, у них были презервативы, и наверное, не одна упаковка, но ощутить обнажённой кожей незащищенную плоть, что может быть лучше и сладострастней.

Алиса не знала, как будет вести себя, всецело полагаясь на экспромт.

Трое мужчин развалились на диване, ожидая дальнейших действий «опытной» шлюшки.

Следующим на очереди оказался Лион. Молодая женщина протянула руку, помогая мужчине подняться.

Он немного нервничал, она это поняла по дрожанию ладони и неуклюжести движений.

«Начнём, как обычно, с классики», — подумала она.

Девушка сняла с парня цветастую рубашку, встала на колени и медленно спустила шорты.

В трусах затаилось что-то огромное и загадочное, настолько огромное, что Аля засомневалась член ли там.

Резким движением она дёрнула резинку: «О боже, какой монстр!»

Действительно, из трусов вывалился огромный фаллос умопомрачительных размеров. Такого великана, такого огромного ухоженного члена девушка ещё не встречала. Больше двадцати восьми сантиметров в длину и около десяти сантиметров в самой толстой своей части, этот орган с полной уверенностью можно было назвать королём членов.

Теперь она поняла, почему французы согласились на такую высокую цену. Ни одна тайка не выдержит такого чудовища в себе, ни одна задница леди-боя не останется цела после такого напора. Но она не тайка, она простая русская баба, которая и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет, а теперь ей предстоит укротить этого огромного одноглазого монстра. Её охватил азарт, как ребёнка, увидевшего необыкновенную диковинку. Она отважно бросилась на этого громилу, как акула на добычу. Возбуждать Лиона не пришлось, хотя чтобы поднять такого гиганта, наверное, требовалось могучее сердце. Аля еле запихнула это восьмое чудо света себе в рот. Свободного места практически не оставалось, даже язык, которым Аля искусно орудовала, с трудом выполнял свои функции

Скулы сводило от напряжения, щёки натянулись, рот чуть не рвался. Но девушка работала.

Старательно отсасывая, она всё время ощущала на своей спине взгляды его друзей. Лиска догадывалась, куда те смотрят, догадывалась что хотят увидеть.

«Моё шоу должно быть самым лучшим!» — девушка вытащила член изо рта, ощущая там долгожданную пустоту. Легким движением бросив француза на кровать она залезла следом.

Ли́са вновь заглотила это чудо. Уже более уверенно голова задвигалась в несложном ритме.

«Нет, такой монстр в горло точно не пролезет», — девушка даже закашлялась, пытаясь продавить в себя его толстую набухшую головку. Но Аля не забывала и о зрителях своего шоу: не переставая сосать, она правой рукой стала мастурбировать себя. Пальчик легко проникал в её скользкую пещеру. Анус тоже не остался без внимания, периодически принимая его у себя в домике.

Зрители, как и участник, были в восторге. Питер, не стесняясь друзей, уже надрачивал своего мальчика, огромный Майкл налегал на спиртное.

Лицо блондинки стало малиновым, щёки надулись, волосы растрепались, огромный член, с трудом умещающийся во рту, болезненно тыкался в горло, но она не прекращала процесс.

«Не дай бог, он кончит сейчас. Придётся всё начинать заново, поднять такого монстра ещё раз вряд ли получиться быстро...

Ну теперь предстоит самое сложное, Господи, помоги мне!»

Девушка привстала, скопив побольше слюны, сплюнула её на головку, и аккуратно примерилась...

«Так... Осторожно... Не спеши...», — подбадривала она сама себя, чувствуя, как расползаются её половые губы и натягиваются стенки влагалища, впускающую в себя королевский член.

«Ещё чуть-чуть... Нет, дальше больно, не могу!»

Алиса вновь собирается с силами, максимально расслабляет все мышцы и... Как пробка, проталкиваемая в бутылку, она резко насаживается на одноглазого зверя. В глазах мутнеет от боли, вызванной болезненным ударом в матку.

Леон лежит неподвижно, он то знает, какие проблемы сейчас испытывает красотка, но ничем помочь не может.

«Ещё секундочку. Вроде всё нормально. Кажется я сделала это, кажется я победила!» — девушка осторожно начинает двигаться на члене. Ей кажется, что сделай она одно неверное движение и её влагалище порвётся, вагина лопнет, не выдержав гиганта. Но в то же время она испытывает гордость за себя, ей радостно, в душе играет марш победителя.

Между ними как бы возникает особый интимный диалог. Совсем скоро боль отступает, ощущается только наслаждение от большущей ялды. Её трясёт от удовольствия, мурашки пробегают по телу.

Ещё раз во всю глубину, насадив себя на фаллос, она протяжно стонет, стонет, не потому, что этого хотят её клиенты, а стонет от удовольствия и гордости.

Теперь все довольны, Аля ускоряет темп, уже приноровившись к новым реалиям. Теперь она свободно, без труда совершает фрикции, ей несказанно приятно: на клитор так необычно поддавливает изнутри. Новые ощущения непередаваемы.

Она восседает на огромном члене-великане, как царевна на троне.

«Теперь он мой, мой, мой! Кто поверит, что на такой огромный пенис можно сесть, кто поверит что от него можно получить удовольствие?»

Боль первых минут давно в прошлом, она растворилась как мираж, Аля нашла нужный темп, и теперь проваливалась куда-то в нирвану. Голова кружилась, реальность покидала её...

«Неужели оргазм можно получить так быстро? Всего несколько движений и... Воистину, размер имеет значение!»

Первый на сегодня оргазм подкрадывался волчьей, стаей медленно и неотвратимо. Ознание того, что она словно блядь, словно актриса порнофильма, может сделать всё, что хочет клиент или заказчик вселяет в неё уверенность. Всё складывается удачно, гладко.»Как хорошо что есть зрители, они такие милашки, так заворожённо смотрят на меня. Интересно Питер кончит сам или ему придётся помогать?»

Аля аккуратно насаживалась на член в каком-то метре от зрителей.

«Можно просто протянуть руку и дёрнуть за писюн Питера, или выхватить стакан с виски у Майкла, но ещё лучше этой рукой просто подрочить себе».

Она кончила, оргазм сотряс её тело, Аля вскрикнула, дёрнулась, извиваясь. И сразу острая боль вернула её на землю. Плотно насаженная на огромный член, девушка была лишена возможной свободы, на таком огромным фалосе расслабляться нельзя. Она в изнеможении свалилась с него. Огромная растянутая дыра зияла между ног.

Но процесс не был завершён, клиент не кончил, а Аля вряд ли смогла бы второй раз повторить свой подвиг.

Но надо отдать должное галантному французу: он не стал настаивать. Сам начав мастурбировать, он тем самым спас девушку от новых мучений.

Благодарная Алиса ухватилась за его фаллос. Теперь её эротическое мастерство проявилось в полной мере. Она дрочила, помогая себе и языком и губами, покусывая и облизывая головку, посасывая яички и лаская язычком анус, она вскоре добилась оргазма этого великана.

Кормил он её так же, по-королевски, как и ебал.

Сперма мгновенно заполнила её рот, её было столько, что она выплеснулась наружу, стекая на грудь и живот.

Попытавшись сделать большой глоток, она чуть не подавилась. Дневная порция протеина ей была обеспечена. Вкус спермы её не впечатлял, но всё равно, подавив чувство брезгливости, Аля улыбалась, размазывая её по лицу, играя роль, показывала что очень рада этому, как заправская порноактриса.

А Лион, с животным наслаждением помогал девушке, сцеживая остатки спермы на неё.

Эти новые ощущения, когда ты простая блядь, когда ты можешь, не боясь за свою репутацию, участвовать в любых грязных экспериментах, заводили. «Как же сладок сок разврата!»

Аля встала и, не вытираясь, подошла к окну. Капли спермы скатываясь с подбородка, падали на пол, отмечая её короткий путь. Только желтые огоньки фонарей и всполохи фар, проносящихся по трассе авто, оживляли картину спящего ночного города.

Она находилась в аквариуме, самом настоящем аквариуме из которого не видно не зги, но который прекрасно просматривается и с улицы, и из окон ближайших домов.

«Интересно, кто-нибудь сейчас наблюдает за нами, кто-нибудь ещё видел моё выступление?»

— Я хочу выпить... Drink, drink! — вспомнила она английское слово.

Алисе налили стакан виски с Колой, который она залпом осушила.

— Ещё! — блондинка протянула стакан. Ей повторили...

Держа полный стакан в руке, девушка вальяжно подошла к третьему участнику, о котором она пока не знала ничего. Но это временно не знала. Последние капли девичьего стыда растворились словно сахар в стакане.

Зажав между ног его коленку, она посмотрела на него сверху вниз, как бы говоря: «Ну давай, начинай, я вся твоя!»

Майкл, ничуть не смущаясь, провёл пальцем вдоль её соблазнительной

щёлочки. Потом лизнув её, добрался до раздраконенного отверстия. Во влагалище у девушки было горячо и влажно, оно было готово к соитию или другим формам проникновения, ко всему, чего только захотят клиенты. А уж опыт-то у неё был...

Аля больше не двигалась, она наблюдала, ей было интересно, что француз будет делать сам. Но проявить инициативу он так и не отважился, то-ли стесняясь друзей, то ли из скромности, или вежливости.

«Интересно, как он среагирует, если я его поцелую?« — сперма Лиона ещё осталась на губах и подбородке блондинки когда её язык проник в рот скромника. Он не отстранился, хотя не ожидал, что шлюха будет его целовать. Ему это польстило. У себя на родине в Париже ни одна французская проститутка не целуется с клиентом, да и резина — обязательный атрибут такого секса, всегда присутствует.

Пара застыла в долгом поцелуе. Майкл ощущал, как тяжело дышит блондинка, как трепещет, прижимаясь к нему, как желание нарастает в ней. По крайней мере, так ему казалось.

Алиса подняла француза на ноги и быстро раздела. Теперь в помещении не осталось ни одного человека в одежде.

«Этот член, то что надо! Он просто идеален. В меру длинен, в меру толст и чисто выбрит, что немаловажно», — Ли́са внимательно рассматривала новую игрушку, трогая и оттягивая, словно проверяя, настоящая ли она, не сломается ли?

Майклу не терпелось начать, уже больше часа, наблюдая за сексуальными развлечениями своих друзей, он был настолько перевозбуждён, настолько в нём скопилось неиспользованной энергии, что он боялся кончить, даже не присунув.

Но боялся не он один, Алиса тоже сомневалась в своих силах, растянутая промежность побаливала, и она опасалась за неё, сможет ли она

полноценно трахаться после королевского члена?

Но её сомнения были напрасны. Молодой организм, созданный природой для размножения себе подобных, был готов к новым соитиям, эволюция позаботилась об этом, поставив во главу угла продолжение рода, а не кайф. Каждая женщина способна зачать жизнь, добровольно ли, по принуждению или насилию, это никак не зависит от её желания. В этом скрыта вся суть отношения полов: мужчина берёт не спрашивая, женщина даёт не рассуждая.

Измотавшись на предыдущем партнёре, Алиса залезла на кровать, и встав на четвереньки, замерла. В тот же миг в её разработанное отверстие, словно шомпол в жерло пушки был всажен напряжённый фаллос.

Никакой боли она не почувствовала, член подошёл идеально.

Аля застонала, имитируя предоргазменные схватки. Другие участники со своих мест во все глаза наслаждались этим представлением.

Француз трахал русскую нежно аккуратно и деловито, и, вскоре, Аля почувствовала, что способна не имитировать оргазм, а реально кончить. Алкоголь действовал расслабляюще, несмотря на то, что она устала, ей хотелось трахаться, но сил участвовать в этом процессе почти не оставалось. Её желание каким-то образом передалось возбуждённым мужчинам. Флюиды похоти, а как по-другому можно назвать телепатические призывы раздухарившейся женщины. Ей захотелось опуститься на самое дно, испытать все прелести и пертурбации самого грязного секса, захотелось, чтобы оставшиеся зрители присоединились к ним, чтобы её взяли безжалостно и грубо.

И только в группе могли осуществиться эти новые желания. Впервые она захотела чтобы её оттрахали так, как трахают шлюх в самых развратных порнолентах. Ощущение падения в бездну распутства пьянило лучше всякого вина.

Возбудившийся Питер вскочил с дивана и подлез под блудницу, подставляя свой пенис под её жаркие губы. Алиса с готовностью открыла рот. Вскоре к ним присоединился и Лион со своим огромным членом.

Оргия только начиналась: никто не знал к чему это приведёт. Всё развивалось спонтанно, по наитию, экспромтом. Алю посадили на чей-то член, скорее всего член Питера, потому что у Майкла уже не стоял. Мужчина не смог продержаться и пяти минут. Француз кончил прямо в неё, и теперь тыкал своим увядшим фаллосом в рот развратнице. Лион старался не делать резких телодвижений, понимая, что с его фаллосом это может вызвать большие проблемы у «проститутки». Он только наблюдал, как девушка мастурбирует двумя руками его красавца.

Дальше Алиса, вообще ничего не помнила, её сознание словно выключили. Не помнила, как её повалили на спину, не помнила, как ей кончил в рот Майкл, обспускав ей все волосы, не помнила как все четверо скатились с кровати на ковёр, как она кричала по-русски: «Ебите меня, ебите, мальчики!», визжала как голодная мартовская кошка, не помнила, как огромный член Лиона снова вспорол её ненасытное лоно, и как она молила его не вынимать... , и кончить в неё.

Сознание вернулось только тогда, когда она поняла, что задыхается. Она лежала на спине, а Лион, стоящий над ней, трахал её своим королевским членом в горло. Как оно выдерживало, было непонятно. Его двадцать восемь сантиметров входили на полную в глотку блондинки почти достигая желудка, её шея вздувалась, воспроизводя контуры этого чудовища. Она давилась, мотала головой, задыхалась, но распалённый сексом француз крепко держал её, не прекращая своё грязное дело. Два других члена трудились в анусе и влагалище вдрызг пьяной девчонки.

Она была насажена на три вертела сразу, лишена подвижности и всякой возможности к сопротивлению. Её почти насиловали, никакого удовольствия, боль в анусе и горле перебили все приятные ощущения которые заставляют женщину отдаваться мужчине, испытывать оргазм и наслаждение.

Сквозь слёзы она различала только три расплывчатых силуэта, да тусклый свет ночника. Тысячные купюры, развеянные сквозняком по комнате, валялись тут же под ними все в сперме и выделениях.

Лягушатники ебали Алису на деньгах, на её собственных деньгах.

Эти ощущения, когда ты лежишь беспомощная, как медуза, придавленная живой плотью, лишённая всякой подвижности, и только можешь чувствовать как три инородных тела буравят тебя в самые нежные места, она запомнила навсегда. Это был маленький ад, и его надо было как-то пережить.

Алиса почувствовала свободу только после того, как Лион кончил. Теперь её никто не держал, её продажное тело послужило утехой покупателям, выполнив своё предназначение сполна: мужчины были удовлетворены. Она села, пытаясь отдышаться и откашляться. Сперма была везде: в глотке, желудке, анусе, влагалище, и даже попала в лёгкие.

Але было плохо, голова шла кругом, организм бунтовал против слоновьих порций алкоголя и мужского эякулята, она понимала что еще секунда, и... !!!

Она вскочила, и, чуть не падая, бросилась к балкону. Жаркий влажный воздух пахнул в лицо, но ей было не до жары, ей вообще в данный момент было не до чего! Порыв ветра ворвался в спальню, разметав тысячные купюры по углам.

Опустошив содержимое своего желудка на газон, подышав минут десять свежим воздухом, она вернулась к своим насильникам.

Лиска не держала на них зла: что было, то было, значит, так и должны были пересечься дорожки их жизней.

Майкл сидел на диване, Лиона не было — он принимал душ, а Питер торопливо собирал разбросанные по полу купюры.

Несмотря на то что девушке было очень плохо, она не смогла не улыбнуться. Уж очень смешон был голый француз, подбирающий тайские банкноты.

Через час Ямаха Питера увозила блондинку подальше от особняка, чтобы никогда уже не встретить её вновь. В маленькой сумочке, которой она пыталась прикрыться от любопытных взглядов, лежали подмокшие купюры.

••

Оставался последний вечер. Завтра рано утром их, вместе с группой русских туристов, соберут по разбросанным там и тут отелям, гостиницам, гестхзаусам, и отвезут в аэропорт.

Демъен уже час сидел на кровати. Ему почему-то взгрустнулось, захотелось напиться.

Местный магазинчик приветливо светил красно-зелёной вывеской.

Купив бутылку рома и баклажку кока-колы, он снова заперся в четырех стенах номера.

Аля осталась лежать в шезлонге у бассейна, наблюдая последний закат. Как всегда топлес, чёрная, почти как африканка, девушка расслабилась, и о чём-то размышляла. Её мысли были не здесь: может быть её пугала трёхдневная задержка, а может, она думала о дочери, оставленной на попечение бабули, или предавалась воспоминаниям беспечной молодости.

Сумерки сгущались быстро. На небе появилась Венера и первые звёзды, стали одолевать комары.

— Эх, искупаюсь в последний раз! — Аля осмотрелась, только одинокий старик дремал в десяти метрах от неё.

Она сняла бикини и нырнула. Приятная прохлада освежала, тело покрылось мурашками. Три гребка, и она на противоположной стороне бассейна, ещё три и она на прежнем месте.

«Какой кайф! Как не хочется уезжать в этот грёбанный холод!»

Купальщица не спеша вылезла из воды, отжала волосы рукой, и, закутавшись в полотенце, подняла голову.

«Всё, концерт окончен!» — передала она мысленное послание тем немногим фигурам, наблюдающим за ней с балконов.

•••

Огромный боинг с серебристым крылом, оставляя на земле лишь тень, покидал жаркую загадочную страну. Они возвращались туда, где всегда всё наперекосяк, всегда что-то недоделано, всё барахлит и ломается, где их поджидают трескучие морозы и огромные сугробы неубранного снега. Короче, возвращались в привычную атмосферу.

ЭПИЛОГ

Он проснулся от тряски. Весь самолёт вибрировал и скрипел, словно тысяча чертей сидело на фюзеляже, стучала молоточками и расковыривала обшивку. В иллюминаторах угадывались всполохи молний, над ним горело предупреждение: «пристегните ремни», на экранах кресельных мониторов мерцала надпись на английском языке: А stоrm wаrning. Thе аircrаft is in turbulеncе (еng. — Штормовое предупреждение. Самолёт входит в зону турбулентности). Но никто не исполнял этих указаний, пассажиры спали.

Он посмотрел на Алю. В сумраке салона авиалайнера он различил знакомые черты. Девушка безмятежно спала свернувшись калачиком, обнажённое тело, пытаясь согреть себя изнутри, покрылось мурашками. Одеяло валялось на полу. Он поднял его, и, нежно укутав замерзающее тело, взял девушку за руку.

Ему было не страшно умирать, с ней он ничего не боялся. Девушка чему-то улыбнулась во сне и засопела.

— — ----------------------------------------------------- — — КОНЕЦ — — ----------------------------------------------------

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!