ТРУСИКИ
После этого тяжелого сумасшедшего дня наступили спокойные дни размеренного пляжного отдыха, почти ничем не примечательные, один похожий на другой.
Утром — бассейн или прибрежный пляж, потом двух-трёхчасовая сиеста в номере.
Вечером ужин в ближайшем ресторанчике и прогулки вдоль набережной с заходом на местный рыночек, где Алиса любила проводить время просто так, без цели, прицениваясь и примеряя местный текстиль.
Пляж они посещали редко, да и что там можно было ловить: грязная, ржавая вода, постоянно плавающие пустые пакеты и использованные презервативы. К тому же обнажённый бюст блондинки здесь мало котировался, в связи с достаточным количеством не менее красивых бюстов немок и итальянок, без стеснения демонстрирующих свои прелести. Зато у бассейна было достаточно её поклонников, там её всегда ждали и встречали с радостью. Алисе там нравилось больше...

У бассейна как раз и случился еще один казусный эпизод, достойный внимания читателя, и оставивший в памяти посетителей отеля заметный след.
Ли́са, как обычно, после завтрака, проводила время загорая и купаясь у, голубеющей прохладой, воды. Несмотря на ранний час, стояла невыносимая жара, ни ветерка, ни облачка. Только спасительные кроны хлебного дерева, да пляжные зонты хоть как-то укрывали, не привыкшие к тропическому климату, тщедушные тела европейцев. Бассейн был полон, только он давал желанную прохладу, только в нём можно было расслабиться.
Алиса лежала на мелководье, упёршись затылком о бортик, и принимала солнечные ванны, изредка поглядывая на свои груди, покачивающиеся на волнах и выступающие над водой, словно два маленьких островка с остроконечными вершинами. Эти, необитаемые острова, не давали покоя нескольким Робинзонам, которые то и дело проплывали мимо них.
Небольшая группа молодых немцев затеяла игру в мяч, вскоре к ним подключилась компания русских, и только чопорные англичане, игнорируя всеобщее веселье, держались маленькой кучкой на глубине, о чём-то энергично споря.
Раздался шлепок о воду. Сноп брызг окатил лицо, намочив уложенные пучком волосы...

— Алиса, плыви к нам.

Девушка с хохотом запустила мяч в гущу игроков и нырнула. Молодое проворное тело, набирая скорость, проскользнуло по самому дну.
Всплыв в центре круга, Аля смеясь и отплёвываясь снова ухватилась за мяч.
Ну уж если сама Алиса решила поиграть, то вряд ли какой мужчина останется равнодушным и не присоединится.
Начинался всеобщий кавардак: люди плавали, ныряли, брызгались, бросались друг друга мячом, неуклюже имитируя водное поло. В этом круговороте рук, ног, тел это и случилось.

— Демъен, мои трусики... Я потеряла свои трусики, — Ли́са светилась виноватой улыбкой, будто потеряла что-то важное. И действительно, сквозь прозрачную толщу воды просвечивало тёмное нагое тело девушки, белеющее соблазнительным треугольником от бикини.
Как это произошло, история умалчивает. Во всеобщей суматохе сорвать тоненькую ниточку девичьих трусиков — пара пустяков. Это мог сделать любой, и даже сама девушка могла развязать бантики и дать мешающему предмету преспокойненько опуститься на дно.
Потрогать грудь или ухватить за попку девичье тело под водой, что может быть романтичнее, тем более, если его хозяйка спокойно относится к таким шалостям. А когда она осталась совсем без защиты, мужчины, словно стая акул на лёгкую добычу, устремились к ней.
Как эротично смотрится обнаженное девичье тело в воде, в нескольких сантиметрах от твоих глаз. Когда воздушные пузырьки, лаская кожу, устремляются вверх, когда водяные потоки, словно нарочно искажают женские формы, как на полотнах сюрреалистов прошлого века, и только стоит протянуть руку, и ты превратишься из простого созерцателя в обладателя этой красоты. Пловцы ныряли и выныривали, не щадя глаз, разъедаемых хлоркой, лишь бы ещё раз пробежать взором мимо бесстыдно белеющего лобка девушки. Всеобщее возбуждение нарастало. Опасность из гипотетической могла стать реальной.
Ли́ску могли изнасиловать прямо в центре пула, растерзать на маленькие кусочки, и только благодаря ловкости и проворству девушка избежала опасности, уйдя на глубину.
Всё ещё нервничая, она вылезла на бортик. Находится «на суше» было гораздо безопаснее. Но теперь она была без купальника, что выходило за всякие рамки.
Отдыхающие, позабыв про мяч, дружно принялись за поиски трусов. Каждый хотел отличиться, но никто так и не смог преподнести девушке вожделенную вещь.

На этот раз повезло Демъену: уже на втором нырке он нащупал тонкие тесёмки и лоскуток материи. Всплывая, он, сам не понимая зачем, спрятал находку в своих плавках.
Теперь женских трусиков, вообще, не было на дне, поиски грозились затянуться.
Аля болтала ногами, вода около неё кишела ныряльщиками. Остальная часть бассейна была почти необитаемой, все были тут.
Время шло, поиски продолжались, Алисе надоело выступать в роли пассивной картинки, которую изучают до последнего волоска или родинки. Энергетика, которой она питала мужчин возвращалась ей сторицей. Откровенные взгляды в её сторону возбуждали её не меньше, чем она их.
Демъен вынырнул у её ног. Только он мог позволить себе такую вольность. Через мгновение он сидел рядом. Новое развлечение ему нравилось, наконец его действия привели к тому, о чём он всегда фантазировал, и он единственный знал истинную причину этому. Мужчина был уверен, что его спутница не остановится на роли пассивной созерцательницы и не ошибся.
Бесстыднице наскучило сидеть и смотреть на безрезультативные поиски. Девушка растянулась на ближайшем лежаке. Разогретая солнцем пластмасса обожгла кожу...

Она любила загорать голышом, ненавидела светлые полоски, оставляемые купальником, саму ткань, мешающую телу дышать и наслаждаться свободой... Ей просто это нравилось, и лишь запреты и традиции мешали ей быть собой. Но теперь, когда само провидение предоставило ей шанс, она с радостью воспользовалась им.

«А разве я виновата, что у меня утонули трусики?» — проказница уже представляла себе, как голышом попадёт в здание отеля, как пройдёт мимо рецепшена, какой поднимется переполох у обслуживающего персонала... Ей, и хотелось так поступить, но эти мысли и пугали её. Всё-таки страх и смущение ещё сидели внутри.

— Mаdаmе, mаdаmе! Yоu cаn nоt bе nаkеd (еng.) — к ней, через весь двор бежал охранник: — plеаsе wrаp up. It is impоssiblе. (еng)

— Я потеряла трусы, они вон там, — Аля пальцем показывала в воду.

— Plеаsе put, yоu cаn t bе nаkеd, — продолжал тараторить Таец, видимо, не понимая ни слова на русском.
Алиса встала во весь рост, только для вида прикрыв грудь руками, давая последнюю возможность всем хорошенько рассмотреть себя. Видя, что все взгляды из пула. (еng. Pооl — Бассейн), не исключая открытого бара и балконов устремлены на неё и на перепуганного тайца, она удовлетворенно хмыкнула.

«Ну всё, представление окончено!» — сказав это сама себе, она обратилась к Демъену:

— Ну что, пойдём в номер?

— Да! Пойдём...

— Mаdаmе, yоu cаn t bе nаkеd, It is impоssiblе, — таец схватил первое попавшееся полотенце, пытаясь укрыть им бесстыжую белокурую бестию.
Ей всё же пришлось подчиниться, правила есть правила. Алиса запахнулась полотенце, и под жадные, тоскливые, жаждущие любви взгляды необычная покинула swimming pооl.

— Жалко трусики? — спросил Демъен, когда они добрались до комнаты.

— Ничуть. Вот только в чём я теперь буду загорать?

— Не волнуйся, — он достал мокрую тряпочку и покачал перед её носом.

— Я так и думала, что это твоя работа. Извращенец! — без злобы добавила она.

— Сама извращенка, — парировал он.

ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

День пролетел как мгновение, настроение было замечательное, блюда ресторана, в котором они ужинали — чудесны.
Девушка открыла дверь, включила ночник, и скинув ненавистную одежду, вместе с ногами забралась на диван. Недавно начатый любовный роман лежал на столе.

« — Тебе было хорошо? — услышала она вопрос. Эммануэль припала щекой к своему божеству. Она ощущала, как внутри ее движется его семя.

— Я вас люблю, — пробормотала она. — Хотите меня еще раз?

— Непременно, — ответил он. — Я сейчас вернусь...».

Боковым зрением она ощутила, как потух свет в номере напротив. Не придав этому никакого значения, она перевернула страницу:

«Она все еще ждала, когда радио объявило, что приближается Бангкок. Разочарованная, вернулась она к своему креслу...«.

«Погоди-ка! Ведь то же самое произошло вчера», — мысленно сказала она своему второму я: «Вряд-ли это простое совпадение!
А если не совпадение, значит, кто-то наблюдает за мной. Но, кто и зачем?
Девушка подошла к двери на балкон, намереваясь задвинуть шторы. Но, вместо этого, она, распахнув её, вышла. Теперь её силуэт, освящённый только мягким светом уличных фонарей, был не так заметен. До противоположного балкона было не более ста метров. Два здания, похожие как две капли воды, стояли под некоторым углом друг к другу, и увидеть, что происходит в номере напротив, можно было лишь с края балкона, или с крайне правого ближнего угла комнаты. Итак, тот, кто находился в ней, мог видеть только часть пространства: диван, стол, стулья. Интимная зона — а это широкая кровать, тумбочка и проход в ванную комнату располагались в недосягаемости предполагаемого наблюдателя.
Это открытие удовлетворило девушку, обнажённую кожу которой атаковали злобные москиты, и она ушла с балкона.

«Возможно, кто-то за мной наблюдает», — рука непроизвольно потянулась к шторе, схватилась за раздвижной механизм, и... И снова отпустила его.

«Да пусть смотрит, это даже забавно», — Алиса повернулась спиной, изображая застывшую статую, и стала размышлять.

«Ему видно только то, что происходит на диване и за столом, а то, что творится в кровати ему недоступно...
Как долго я нахожусь под наблюдением? Наверное, с самого приезда... И что этот инкогнито успел увидеть?» — она перебирала в уме, что делала за эти дни в правой части номера.

«Да ничего такого он и не увидел, только зря старался», — решив, что её интимные секреты так и остались при ней, она опустилась на кровать, но полежав немного, сместилась к её краю, ближе к дивану, к тому месту, откуда лучше всего видно окно напротив.

«Да пусть полюбуется, мне не жалко!» — Алиса встала, включила верхний свет, и усевшись на диван, вновь раскрыла книгу:

«..Бассейн, выложенный черной плиткой и наполненный розовой водой, в которой лениво полощутся ноги Эммануэль, — бассейн Бангкокского Королевского Клуба. Дамы и девицы, допущенные в этот изысканный мужской круг, демонстрируют здесь свои ноги и грудь...», — начала она читать, но теперь её мысли были не с главными героями романа...

Игра в охотника и жертву была гораздо интересней, чем любовные похождения беспутной француженки; волнительное возбуждение медленно но верно захватывало её. Роман совсем не читался.
Не отрываясь от книги, она медленно поглаживала себя по животу и соскам, ноги сами согнулись в коленях и поползли в стороны...

«Интересно, о чём думает этот незнакомец, наблюдая за мной, что делает?»

Её рука непроизвольно потянулась к промежности. Влажная вагина впустила в себя указательный пальчик. Медленно-медленно девушка стала мастурбировать. Осознание того, что за ней наблюдают, застали с поличным за постыдным занятием, придавала особую пикантность и волнение.
Подрочить в тишине, перед сном и уснуть — это банально: тактильные ласки, голый секс, приевшийся, выполняющий только роль громоотвода для снятия накопившегося напряжения, а сейчас — нечто другое. Алиса знала, что она не одна, и это вносило свою изюминку.
Она увеличила темп, книга выпала из её рук. На помощь одному пальцу пришло ещё три.
Девушка двумя руками ласкала трепещущую вагину и клитор, трясясь и извиваясь, как уж на сковородке. На какое-то мгновения она забыла о зрителях. Волна наслаждения выгнула тело молодой женщины колесом, из разверзнутого отверстия брызнули прозрачные капли эякулята. (33)
Одна ладонь полностью скрылась внутри, другая безжалостно теребила клитор, будто это не нежный розовый бутон, а язык церковного колокольчика, созывающего к обедне верующих. Девушка, в таком бешеном ритме фрикций, ещё некоторое время удерживала себя на пике возбуждения. Сокращения вновь и вновь сотрясали внутренности, вагина извергала новые и новые порции жидкости. Пот застилал глаза, тело лоснилось, словно намазанное маслом, причёска превратилась в бесформенную копну.
Даже у молодого организма есть предел, девушка выдохлась, усталость и апатия охватили её тело. Ли́са разжала зубы, теперь стоны, не грозили нарушить покой соседей.
Вскоре она затихла. Раскинув руки в стороны, она вытянулась на диване и замерла. Только учащённое глубокое дыхание, да конвульсивные подергивания конечностей напоминали, чем она занималась только что.

«Неужели он всё это видел?» — только теперь она подумала о единственном зрителе этого шоу.

«Но нет же, я ещё не закончила... Надо и для него исполнить хоть что-нибудь», — её второе Я никак не могло успокоиться.
Девушка немного переместилась, раздвинула ляжки, и, раскрыв лепестки половых губ, замерла, выставляя самую сердцевину бутона в темноту оконного стекла.

«Надо попросить Демъена, чтобы он поменял местами скрипучий диван и кровать», — эта мысль последней, посетила голову засыпающей красотки.
Через час скрипнула дверь. Демъен увидел свою подругу, мирно спящую на кожаном диване... На полу лежала измятая книга.

ИЗВРАЩЕНКА

Демъен выполнил просьбу подруги и переставил мебель, особенно не вдаваясь в причины её странного желания... На кровати, придвинутой к самому окну, заниматься сексом с собой оказалось гораздо комфортнее. Теперь ей стал необходим этот невидимый зритель, без него и оргазмы были не так остры, и ощущения не те. Но она не напрягалась и не форсировала события. Живя в своё удовольствие, девушка даже не удосужилась разузнать: кто живет в номере напротив; для неё главное, что он там присутствует, и это её вполне устраивало.
А так как Аля регулярно баловала себя вечерней мастурбацией, то и свет в противоположном окне с завидной периодичностью продолжал выключаться.

Вскоре на одном из немецких порнографических сайтов появились видеоклипы с русской красавицей Светланой, но об этом Алиса так и не узнала...
Она привыкла к незримому присутствию инкогнито, у неё развилась сексуальная зависимость демонстрировать свою сексуальность кому-то. Приходя в номер, она первым делом скидывала с себя одежду. Ходить голышом, она просто обожала, а в этой жаркой стране это предоставляло дополнительные удобства. Тело дышало, жило, впитывало энергию, никакая одежда не препятствовала находиться ей в своём естественном состоянии. Единственное неудобство — это посторонние, которые иногда так откровенно глазели на обнаженную блондинку, стоящую у окна или на балконе, что ей самой становилось неудобно, будто она сама участвует в этом созерцательном процессе за своим телом.
Её страничка на немецком порно-сайте «шпигель. алиса. де» неуклонно набирала популярность, ежедневно пополняясь пикантными фотографиями.
За интерактив всегда хорошо платят, он интересен, увлекателен, затягивает как наркотик, заставляя пользователей контента выкладывать всё больше и больше денег. А наблюдать за одной и той же девушкой изо дня в день, будто незримо присутствовать в её жизни, как бы примеряя плащ Джеймса Бонда, шпионить за ней, что может быть увлекательней?
Теперь Алиса была популярна не только в немногочисленной тусовке туристической гостиницы, она и не подозревала, что её личная жизнь оценивается и обсасывается в блогах, вызывая жаркие споры и даже склоки её интернет-почитателей.
Хитроумный немец установил веб-камеру на прямую трансляцию, и тысячи поклонников с нетерпением ждали каждого появления в кадре восходящей мегапорнозвезды.

Страничка активна весь день. Начиная с рассвета, пока девушка спит, дрочеры уже берут в натруженные руки свои причиндалы и принимаются за дело.
Небольшая зарядка, потягушки — всё проходит перед ними. Изредка в кадр попадает голый мужчина, радуя геев и бисексуалов.
К сожалению, камеры наблюдения нет в ванной комнате, и пользователи не видят как девушка моется, как делает депиляцию, как сушит волосы и расчесывает их, прежде чем идти на завтрак.
В сиесту, разморенное тело лежит на кровати, раскинувшись, словно морская звезда на мелководье. В это время получаются самые качественные и пикантные кадры. Солнечные лучи падают прямо на кровать, освящая обнажённое тело, все прелести которого видны, словно под микроскопом. Телеобъектив немца берёт такие крупные планы, что обычные ню-фотографии превращаются в Mеt-Аrt порно. По ним в медицинском институте легко можно изучать строение женской половой системы: клитор, малые, большие половые губы, дырочка влагалища, ухоженный анус — везде крупные планы, все складки кожи, прыщики и недобритые волосики — всё распахнуто и доступно. Иногда девушка балует их клубничкой — полуденной мастурбацией, после которой обязательный сон — час, полтора.
Ганс нашёл курицу, несущую золотые яйца. На этих материалах он уже сделал хорошие деньги, сторицей окупив свой отпуск и заработав на новенький Vоlkswаgеn.
Дальше — перерыв, гостиничный номер пуст... За эти несколько часов можно пожить для себя, купить еды, посмотреть новости, чтобы опять вечером прильнуть к экранам мониторов.
И вечер — кульминация дня, когда за окном темно, в номере горит яркий свет. Самое интересное случается в это самое время — всего несколько минут перед сном, после обязательного чтения романа, но какие это десять минут. Столько страсти, столько энергии, никогда, ни одной немецкой шлюхе не сыграть так правдиво и так темпераментно перед камерой.
И так почти каждый день, с вариациями и неожиданными экспромтами на протяжении всего её отпуска.

Но, ничего нет более постоянного, чем временное, и наоборот. Экспромты случаются всегда и везде, главное, находиться в нужное время в нужном месте. Самые яростные поклонники «Светланы» были вознаграждены за свою преданность и терпение.
Только один раз это было, но этот раз, буквально, взорвал интернет, никогда ещё на сайте не было такого количества посетителей.
Отборное порно с участием блондинки и молодого араба, которого Алиса затащила к себе в номер, вынесло эту частную страничку на гребень волны мегапопулярности.
С чего всё началось, осталось за кадром, а впрочем, это знание не добавляет ровным счётом ничего к описанному ниже.
Полуторачасовой сексуальный марафон оn-linе с жёстким концом, ещё долго развлекал интернет-публику, оставив на винчестерах домашних компьютеров интерактивное видео жестокого межрасового секса.

Хлопнула дверь, в номер зашли двое. Девушка, быстро скинув с себя купальник, столкнула молодого парня на кровать. Через секунду она уже была на нём.
Какие могут быть прелюдии, если обоим хочется одного и того же. «Всё успеть и скрыть следы «преступления» пока не вернулся Демъен»!
Молодая женщина готова была растерзать неказистого арапчонка, рассматривая его как свою законную добычу. Но как часто охотник сам становится жертвой. Но об этом немного после...
Алиса скакала на иноверце, как молодой джигит на резвом скакуне, меняла позы, крутилась и вертелась, пока, наконец, не выдохлась. Когда её потное тело, испытавшее не один оргазм, насытилось, роли поменялись. Теперь мусульманин жарил неверную, как хотел, трахал долго и настойчиво. «Откуда у него столько сил? Так долго... Почему только в этой позе... ?»
Сначала её восторженные крики: О-о-о! Да!! Ещё!!! &аmp; би меня, &аmp; би!!!, — потом завывания, потом постанывания, наконец, просто тяжёлое дыхание и тихий шопот: — Нет... Нет... Нет...

Это уже напрягало, и довольно сильно. Алисе уже не хотелось никакого секса, она еле держалась на коленях, пот ручьями стекал с неё, натёртое влагалище болело, но Ахмед продолжал своё дело, не помышляя о перерыве.

«Ну как же всё долго... Кончай же, кончай...», — только это сейчас вертелись в голове. Силы оставили её, руки подогнулись, она рухнула на кровать.

Но просто кончить в планы Ахмеда не входило, он только подготавливал себя к следующей фазе.
Засадить партнёру в зад, что может быть слаще, а если ему больно и он сопротивляется, то твоё наслаждение увеличивается в разы.
Почувствовав, куда намеревается проникнуть член араба, Алиса встрепенулась, пытаясь сбросить седока. Девушка с юности не воспринимала анальный секс. Но Ахмед, натренированной рукой, крепко схватил девушку за волосы, придавив к кровати.
Протяжный вой огласил стены комнаты, когда член буквально вспорол узкое отверстие ануса. Алиса предприняла ещё одну попытку вырваться, замотала головой, напрягая последние силы, но два болезненных шлепка по щекам и железные мускулы, попросту вжавшие тело девушки в матрас, решили исход этого маленького бунта. Она сдалась, тело её обмякло.
Аля выла и стонала, ей было больно, любая попытка к сопротивлению причиняла только новые страдания, слёзы текли рекой. Это было самое настоящее изнасилование. Бедная девушка сама попалась в капкан своей страсти, жестоко поплатившись за свое легкомыслие. Её насиловали долго и безжалостно. Алиса два раза теряла сознание, её растерзанный зад горел, словно её посадили на раскалённые камни.
Но когда он кончил, тысячи пользователей на другом конце света кончили вместе с ним. Зрелище было настолько потрясающим, настолько эмоциональным и вместе с этим, настолько захватывающим и трагичным, что ещё долго-долго бередило умы, питая больное воображение, пресытившихся показной порнухой, зрителей Старого Света. А здесь в Азии — полный экспромт, самые настоящие страсти, эмоции, страдания...
Аля даже не шевельнулась, когда он вышел из неё. Обтерев, осквернённый член краем простыни, Ахмед не спеша принял душ, оделся, и, презрительно посмотрев на свою жертву, распластавшуюся, как выброшенная на берег медуза, молча ушел.

Было ещё несколько моментов, коими мы не будем утомлять нашего читателя. Картинка и так представляется ясной. Жара, безделье, специфическое питание и много свободного времени распаляют душу и вызывают желание.

БЛЯДЬ-ШОРТЫ

Обычно, после ужина, Алиса и Демъен гуляли по городским улицам. Девушка натягивала свои коротенькие шортики и вышагивала, виляя бёдрами, соблазняя прохожих.
Но такие же короткие шорты были почти на каждой, она просто терялась в калейдоскопе голых ног, открытых ляжек, сверкающих ягодиц.
И если раньше, выйти просто в коротко обрезанных джинсах, означало чуть ли не бросить вызов обществу, его моральным устоям и правилам, а девушка в такой одежде была обречена на всеобщее внимание, похотливые взгляды, сальные шуточки, и восторженные возгласы, то сейчас, любая зачастую толстая и целюлитная шавка готова напялить на себя вызывающе — короткую джинсу, едва прикрывающую перед и зад, и

думается: зачем она это всё на себя нацепила, выставляя свои уродства напоказ? Полная безвкусица и отсутствие элементарного стиля: подмена понятия сексуального и красивого, на бессмысленное соревнование: кто круче и вульгарнее разоблачиться.

Все эти пертурбации с модой Аля не совсем понимала и разделяла, но всё же, поддавшись общей тенденции, включилась в эту безумную гонку под лозунгом, который сама же и сформулировала: «круче та, у кого короче!»
Она взяла ножницы и ещё укоротила итак короткие шортики, превратив их почти в джинсовые бикини, нижняя часть которых теперь была настолько тонка, что еле удерживала в себе её гениталии. Но и этот вызывающий наряд особо не привлекал мужского внимания. Со стороны это было мало заметно, а сидеть растопырив колени где-нибудь на людях было вульгарно, к тому же подобные короткие шорты она уже встречала на некоторых особах, что её сильно раздражало.

Но Ли́са нашла выход: задние карманы!!! До задних карманов ещё ни у кого недобирались ни мозги, ни ножницы.
Накладные карманы были безжалостно срезаны вместе с основным материалом. Эффект превзошел ожидания. Шорты теперь выглядели настолько эпатажно, что это даже пугало.
В таких чудо-шортах пойти одной на прогулку, ночью — означало подписать себе сразу приговор быть оттраханной в первой же подворотне. Мужчины, при виде зияющих квадратов, под которым виднеются голые ягодицы словно голодные кабели, «срывались с цепи». Даже самые скромные и затюканные из них не могли удержаться, чтобы не засунуть свою похотливую ладонь в «задний карман» шорт красотки, из которого до ануса и влагалища оставались считаные миллиметры.

И всё же, Аля решилась на эксперимент, не привлекая Демъена. Дождавшись момента, когда он оставит её одну, девушка выскользнула в своём новомодном наряде на улицу. С первых же мнгновений она прочувствовал всё «скромное очарование» этого одеяния. Всеобщее внимание ей было обеспечено. За этот недолгий променад по одной лишь улице, примыкающей к отелю, она получила весь спектр мужского внимания, сполна наверстав упущенное за предыдущие дни. В этот вечер кто её только не лапал, раз двадцать чьи-то пальцы оказывались у неё в шортах, из них около десятка благополучно достигали заветной цели. Поначалу, бурно реагирующая на каждое домогательство, ругаясь, посылая куда подальше слишком напористых, девушка, вконец устав, и намучившись давать отпор, только отмахивалась от назойливых кабелей сумкой, даже не оборачиваясь.
« Побыстрее добраться до отеля и прервать этот злополучный эксперимент к такой-то матери», — девушка стремительно неслась к белому зданию основного корпуса, виднеющегося в начале улицы. Всямыленная и запыхавшаяся, она еле успела вернуться перед появлением Дамъена, и потом ещё долго стояла под освежающий душем приходя в себя.
Это был первый и последний день когда она напяливала на себя такое. Эти блядь — шорты, как она впоследствии прозвала их, до сих пор аккуратно лежат в немногочисленных вещах её московской квартиры, дожидаясь своего часа.

После этого случая Аля, перестала носить шорты и перешла на юбки, хотя в гардеробе у неё было их только две — маловато на две недели отпуска. Зато третью, из кожи питона, купил ей Демъен, прямо на уличном рынке:

— Может быть хочешь примерить? — в шутку спросил он, заранее зная, что девушка, скорее всего, ответит отказом: ни примерочной, ни закуточка, где можно было переодеться поблизости не было, а трусики, это он уже успел проверить, она не надела.
Улица была переполнена отдыхающими, всюду сновали толпы туристов, таких же, как они, ищущих непонятно чего на спонтанной городской барахолке.

— Хочу, — неожиданно согласилась она.

Демъен поднял удивлённый взгляд на Алису: «Не ослышался ли я?» — как бы спрашивали эти настороженные глаза.

— Ты уверенна? Ты же сегодня без трусов, укрыться тебе нечем, да и негде...

А вот так! — Аля быстро сняла юбку и натянула другую. Какие-то доли секунды её загорелый зад мелькнул светлым пятном и исчез под плотной тканью.

— Я всегда без трусиков, и ты об этом прекрасно знаешь, — произнесла она игривым тоном.

«Ну и офигел же он, увидев это, как напрягся весь. Ничего, Демъенчик, привыкай...», — девушка радовалась как ребёнок, напроказничавший в тайне от взрослых, и которому всё сошло с рук.

Алиса окончательно перестала носить нижнее бельё, наслаждаясь свободой и необычными ощущениями лёгкости и комфорта. Тёплый климат и постоянная духота будто призывали человека максимально разоблачиться, вернуться к естественному первобытному состоянию, в котором он пребывал когда-то.
Теперь-то она точно выделялась из толпы, особенно когда надевала просвечивающуюся юбку-колокольчик. Сексапильная блондинка походила на греческую гетеру или гейшу, запах секса витал вокруг неё.

По вечерам Демъен любил прогуляться по многолюдным улицам под руку с Алисой. Он, оставив в далёкой России все проблемы и неприятности, наслаждался жизнью: теплом, океаном, тропическим солнцем, морским бризом, вкусной едой, приветливыми туземцами и видом соблазнительных ягодиц, бесстыдно выглядывающих из-под юбки или короткого платья своей пассии. «Жизнь удалась!» — думал он в такие моменты, «Разве может быть, что-нибудь лучше этих чудесных мгновений. Ну, может быть ещё капельку любви ко мне, ну хоть полкапельки — вот тогда было бы всё вообще ништяк и полный кайф», — так мечтал он по вечерам.
Но этой самой капельки как раз и не хватало. А если то было достижимо, то какая-нибудь другая проблема изводила его мозг, вечно неудовлетворённый, вечно ищущий чего-то, вечно ждущий чудес. Так он был устроен, совсем не умеющий довольствоваться насущным.
Аля была не такая. Она всегда приспосабливалась к ситуации, но если у неё что-то получалось, она выдаивала из этого максимум возможного, как в сказке про лубяную избушку.
Максималистка по натуре, она могла вовсе отказаться от чего-то, могла замереть, как ящерица, на неопределённое время, пока не наступит благоприятный момент, когда представится возможность проглотить жирный кусочек пирога успеха и достатка. Она постоянно искала своё женское счастье, но искала его не там... , не внутри себя, а снаружи, где его, в априори, никогда не было. Подменять понятия счастья на богатство, красоту и успех — дело, не требующее особого ума, а размышлять и копаться в себе Алиса не умела, да и не хотела.

Демъен шёл, посматривая, то на прохожих, кидающих на блондинку оценивающие взгляды, то на её роскошный зад. Его окрыляла любовь к этой девушке, к сожалению, безответная. Но люди этого не знали, со стороны у них всё было идеально. Он играл свою роль, а она подыгрывала ему.
«Вот идёт идеальная пара!» — ему вспомнилось как их называли когда-то, и горечь обиды по прошлой жизни удалила его в самое сердце.
Близость к желанному телу не давала покоя, крамольные мысли лезли в голову: «Стоит приблизиться на шаг, протянуть руку, согнуть пальчик, и он окажется внутри, прямо здесь, на улице. Она, конечно, сразу оттолкнет его, попытается освободиться, скажет какую-нибудь гадость, но он-то это может!» — осознание этого заводило, он не знал, как справиться с эрекцией...
Такой возбуждённый он приходил домой, и только душ приносил желанное удовлетворение, мощный напор прохладной воды и рука...

(продолжение следует)

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!