Случай этот — отнюдь не обыденный и совсем нетривиальный! Никогда бы не подумал, что такое случится со мной в моей обычной повседневной жизни. Мне тридцать девять, у меня любимая жена (на пару лет меня моложе), дети — прекрасная семья. Всё было отлично, мы жили в относительном достатке, пока нас не зацепил этот злоебучий кризис. Началось всё с того, что меня сократили на работе. Что делать? Водителю в глубинке место тяжело найти. Я один обеспечивал семью — жена тоже полгода назад потеряла работу, да и её работа никогда не была, чтобы уж очень денежной. Мы собрались с мыслями, обсудили всё с женой. Искать работу у нас в провинции совсем не вариант — везде сложная ситуация, сокращения, урезание зарплат. Чтобы открыть своё дело — нужны деньги... много. И ждать от дела «выхлопа», можно было лишь через несколько лет, а деньги нужны срочно — коммуналка, дети учатся. Шабашить можно было бы, но тут неуверенность в завтрашнем дне — сегодня деньги есть, завтра нет.

Неожиданно, помог брат жены. Он со своей семьёй жил в Москве, и предложил мне ехать к ним на заработки. Обещал помочь с трудоустройством и предложил пожить у них первое время. Жена вцепилась в эту возможность, как в спасательный круг. Говорит — езжай! Поехал.

Старший брат жены — Андрей жил с женой и дочкой в Алтуфьево. У него была шикарная четырёхкомнатная квартира. Одну комнату обещали выделить мне. Я с родственниками жены общался мало — пару раз всего за семнадцать лет нашего со Светой брака. Поэтому, приехав, я накрыл стол из последних сбережений, чтобы познакомиться с ними поближе. Вечером состоялся торжественный ужин. Андрей был полненьким мужчиной среднего роста, с объёмным животом и большими залысинами, ему было сорок. С ним мы как-то сразу и быстро сошлись. Он сказал, что с работой уже договорено, я буду работать водителем на служебной «Газели» у них на фирме и развозить товар по точкам. Работа по графику два через два. Я обрадовался, а что до того, что Москвы не знаю — ерунда, выучу, если что, навигатор в помощь! Зато зарплату обещали в два раза больше того, что я получал у себя дома.

Жена Андрея — Наташа. Женщина красивая, но «себе на уме» — пробивная и слегка стервозная, сразу видно, что глава в семье, но меня приняла благодушно, хоть мы раньше и не общались. Ей было тридцать семь, как и моей Светке. Внешность — натуральная длинноволосая блондинка, высокая, эффектная, фигуристая. Узкая талия, небольшой животик, огромные и тугие (где-то «пятёрочка») сиськи. В довершение — стройные, красивые, длинные ноги и упругая круглая жопа. Я с интересом смотрел на мелькавшие в глубоком вырезе блузки тугие шары её грудей, утянутые бюстиком, а также на плавно перекатывавшиеся при ходьбе круглые ягодицы под мини юбкой. Женщина-конфетка! Она, игриво повиливая бёдрами, показала мне мою комнату — небольшую спальню, но с хорошей обстановкой. Всё что нужно — было: диван, компьютер, телевизор, шкаф с книгами. Наташа сказала, что я смогу жить, сколько захочу, но если зарплата мне позволит, то лучше мне будет снять комнату.

Дочка Андрея и Наташи — восемнадцатилетняя милая девушка! Очень стройная, красивая, высокая, натуральная блондинка — вся в маму! Она в нашу первую встречу была одета провокационно — этакая независимая девица, не стесняющаяся своих прелестей и уже понимающая, что, зачем и для чего, знающая, что она вожделенна, но воспринимающая свой сексуальный вызов, как игру — игру взрослым мужчиной. На ней были облегающие короткие шортики, подчёркивавшие женственные изгибы её тела, плоский животик и кругленькую попочку. На небольших грудках был надет спортивный тонкий топ, выделявший правильную форму груди и припухлости сосочков под тонкой тканью. Она меня почти совсем не стеснялась. Подошла, протянула руку, как стародавнему другу — «Привет, меня Катя зовут»!

Даже я слегка смутился под её откровенным взглядом, «Сергей» — представился я.

— Ничего себе, — подумал я — неужто мать её не одёрнет и не заставит переодеться?

Но нет, видимо, девушка ходила так дома постоянно, и у матери и в мыслях не было что вид её дочки может кого-то смутить.

Мы все сели за стол. Андрей приобнял Наташу, а Катя села между матерью и мной. Мы мило болтали. Я узнал, что Катюшка в институте отличница, дополнительно занимается танцами и верховой ездой. Наташа мне рассказала, что работает бухгалтером в сфере ЖКХ. Я коротко рассказал, что и как в моей семье. Наташа тут же поинтересовалась, сколько я получал там у себя на периферии. Я, помявшись, назвал сумму.

— Так мало!? — удивилась Наташа, — Мой Андрюша за день может столько заработать! А я... ну за неделю, наверно. Да, мы за Катюшины занятия верховой ездой больше платим!

К концу вечера мы хорошо выпили, в ход уже пошли хозяйские запасы вискарика и коньяку. Катюшка потягивала шампанское из высокого бокала и приговорила уже целую бутылку. Мы сидели, смеялись и непринуждённо болтали. Андрей предложил перенести вечеринку в зал, так как по телевизору начинался матч по футболу. Наташа, вздохнув, согласилась. Мы перетащили бутылки, рюмки и нехитрую закуску на журнальный столик и все уселись на шикарный мягкий ковёр вокруг него. Наташа улучила момент и сбегала в комнату — переоделась. Теперь на ней был длинный шёлковый халат, который запахивался и перевязывался поясом. Он отлично облегал её стройное, красивое тело — под лёгким шёлком плоть Наташи обрела более живые и вожделенные очертания. Андрей пересел в кресло, поближе телевизору, а мы с Наташей и Катей тихо стали продолжать разговор. Через двадцать минут Андрей уже сладко похрапывал. Я осторожно пялился, то на Андрюхину жену, то на дочку, каждую секунду опасаясь быть замеченным ими за этим занятием.

Но дамы словно и не замечали моих нескромных взглядов, скользивших по их телам. Мы с Наташкой были изрядно пьяны, Катя потрезвее, но тоже под градусом. Естественно, в нашем разговоре стали мелькать сексуальные темы. Началось это с Наташкиного вопроса: — Как это, Серёж, Светка тебя одного в такую даль отпустила?

— Так я же работать уехал, а не в баб членом тыкать! — ответил я, косясь на Катю, стыдливо приопустившую глазки.

— Ой, да ладно, тыкнуть в красивую, сексуальную — не грех! Не надо святого из себя строить — одно-то другому не мешает! Вот скажи, представься тебе случай переспать с красивой женщиной, без перспектив спалиться жене, неужели бы ты сдержался?

— М-м-м... не сдержался бы! Переспал, — сказал я, читая интерес в её глазах.

— Вот, то-то же! Я считаю ни один мужчина не в силах сдержаться от такого соблазна, поэтому своего держу под присмотром! — тихим шёпотом, заговорщически, выдала мне Наташа.

— Мне искренне его жаль! Могла бы дать мужику гульнуть, ты же женщина мудрая! — сказал я, заметив, что моя лесть попала прямо в цель.

— Ну, может, когда-нибудь и дам ему оторваться. А, может, просто шлюху ему на день рождения подарю — тихо сказала Наташка, сверля меня похотливым взглядом.

— Ой, а женщины чем лучше? — так же тихо парировал я — Если представится такая возможность, с молодым, мускулистым, сексуальным, и, так же без палева, неужели не изменишь?

— Ох! Задачка! Пожалуй, знаешь что? Тоже изменю!

Катюшка слегка разрумянилась, слушая наши интимные разговоры, но мать её не прогоняла спать. Я окинул взглядом Катю и заметил, что её соски под топиком стали гораздо больше и острее. Я был уверен, что Катя засекла мой взгляд, но она продолжала сидеть, как ни в чём не бывало.

— А ты когда-нибудь изменял жене? — странно блестя глазами, спросила Наташа — Вижу по глазам, что было! Расскажи, и, если можно, с подробностями!

Я покосился на Катю. Наташа поймала мой взгляд.

— Да ладно, пусть слушает. Она взрослая уже, и мальчик у неё есть, про секс я ей всё рассказала, знает, что, как и куда! Ей полезно будет знать, как это происходит между мужчиной и женщиной.

— Да, было пару раз — сознался я, — первый, у подружки жены на свадьбе, лет пять назад. Светка со свидетельницей укатили на такси за свадебным тортом, который забыли подвезти в кафе из кондитерки. А ко мне стала приставать пьяненькая двоюродная сестра невесты. Ничего такая! Длинноногая, худенькая, глазастая, молоденькая, и развратно пьяная — где-то двадцать три-двадцать пять лет — люблю таких. Я закрылся с ней в подсобке, и мы стали целоваться взасос. Было жарко, темно и тесновато. Я прижал её к стене и сунул руку ей в трусы. Она с радостью раздвинула ножки и пустила меня в свою дырочку. Я слегка подготовил её пальцами. Когда она стала там совсем мокрая, она сама разделась догола, раздела меня и стала готовить меня минетом. Отсасывала она рьяно и быстро, но кончать я сразу не стал. Потом мы трахались, постелив на кафельный пол её шубу. Сначала — традиционно, я ебал её сверху, потом она села на меня наездницей, насаживая свою волосатую щель на мой член. Но там всё было не очень долго — минут пятнадцать-двадцать по сумме всех телодвижений. Мы были пьяны, она пару раз кончила со мной, а я завершил ей в рот, на язычок, она проглотила — вот и вся измена. Мы быстро привели себя в порядок, и вышли из подсобки. Никто и ничего не заподозрил. Больше мы не виделись.

— Да! Идеальный вариант измены, кстати! Почти нет вероятности спалиться в дальнейшем, — заметила Наташа — А второй раз?

— Второй раз, два года назад. Я ехал вечером — отвозил товар со своей бывшей фирмы в соседнюю область. Ехать нужно было в ночь, чтобы утром быть на базе для разгрузки. Фура у меня не старая была, со «спальником». Ехать так-то не очень далеко. Но зима, выезжал загодя, думая, что лучше переночевать в машине у поста, но приехать ко времени. Границу нашей области проехал быстро, дорога пошла похуже. Еду, смеркается уже. Смотрю, у придорожного кафе девушка стоит, голосует. Я не хотел останавливаться, думал это «плечевая» — ну, дорожная, дальнобойная проститутка! Но меня её вид смутил. Она была в лёгкой курточке, юбке и колготках, а мороз на улице к минус пятнадцати и крепчал. Тормознул я рядом, дверцу открыл. Она в кабинку моего «Вольво» взлетела — губы синие, замёрзла сильно.

— Куда тебе? — спрашиваю. А она только рукой вперёд махнула, стуча зубами.

— Куртку и шапку сними, в кабине жарко, быстрее согреешься! — сказал я. Она так и сделала. Минут десять отогревалась, и я её не тревожил вопросами. Я рассмотрел её вблизи, более внимательно. Невысокая, юркая, симпатичная. Девушка была худенькой, с короткой стрижкой и мелированием. На вид ей было лет двадцать или около того. Неплохая фигурка — широкие бёдра, узкая талия, красивая круглая попка, немного портили впечатление только маленькие грудки, делавшие её фигуру почти детской.

— Я Настя, — сказала она, наконец, видя что я разглядываю её с интересом — До города меня подвезёшь, ладно?

— Почти триста вёрст — говорю — Далеко ты от дома забралась!

— Мы на дачу поехали к парню моему с его друзьями. Только сели, праздновать день рождения стали, поняла я, что они меня по кругу выебать хотят, козлы. А парень мой — и есть, инициатор всего этого безобразия. Я потихоньку выскользнула, якобы в туалет и в чём была, побежала к остановке. Благо автобус не ушёл. Уехала я так далеко, насколько денег в кармане куртки хватило. Высадил меня водитель у этого кафе и я два часа на морозе — никто не останавливается! Кафе-то кавказцы держат и их компания внутри сидит — не войдёшь погреться. Если бы не ты, то наверно меня они бы и получили. Сама бы им отдалась, чтобы не замёрзнуть на улице.

— М-да! История... — сказал я — Тут километров через пятьдесят пост будет, я собирался поспать, хотя бы часов пять. Ты не против, если я остановлюсь?

— Нет, не против, я тоже посплю, — ответила Настя — Спасибо тебе, что подобрал меня! Огромное просто, спасибо!

Мы доехали до поста, болтая о том, о сём. Я лёг на спальник, Настя устроилась в ковше сиденья. Я передал ей плед.

— А эта штука работает? — спросила Настя, показывая на небольшой потолочный телевизор.

— Работает — ответил я — Только до города далеко, здесь вряд ли что поймаем. Там «дивидишник» встроенный, можно посмотреть. Диски в бардачке глянь.

Я включил телевизор, Настя рылась в дисках. Я сказал ей: — Только с твоего места смотреть совсем плохо, я ставил экран, чтобы со спальника смотреть.

— Ничего — отозвалась она — Можно же я к тебе рядом присяду?

Я кивнул. Она перелезла ко мне, вставила диск.

— Что смотреть-то будем? — спросил её я.

— Ну, выбор, у вас там, я бы сказала, невелик! — улыбнулась мне она — на диске написано: «Горячие попки».

— А так это Коляна, сменщика моего порнушка — он любитель! — покраснел я.

— Да не отмазывайся, что, как маленький-то! — сказала Настя — Я тоже такое кино смотрю иногда! В подходящей компании... включай.

Я включил диск, немного перемотал и кабинку заполнили стоны и шлепки тел. На экране лысый, мускулистый, татуированный парень загонял свой член в пизду красивой крашенной блондинке. Та стояла на коленках на диване и готовилась кончать.

— Это значит, что я подходящая компания? — шепнул я ей.

— Ну, а почему бы — нет? — сказала она, беря мою руку и кладя её к себе на живот.

Я двинул руку ниже и ощупал через ткань мини-юбки бугор её лобка и щёлочку. Настя задышала немного глубже.

— Сделай меня так же — шепнула она, кивнув на экран — Я тоже хочу так стонать под тобой.

Мы быстро скинули одежду. Голая Настя выглядела просто великолепно. Маленькие грудки уже не казались детскими, её фигура была подтянутой и спортивной. Внизу Настя была гладко выбрита и с удовольствием раскрыла ножки, чтобы показать мне свою пизду.

— Как предохраняемся? — спросил её я. Она ответила что пьёт таблетки, и, что она чистенькая, можно без резинки.

Я трахал её до самого рассвета, исследовал её, не пропустив ни одной дырочки. Настенька охотно отдавалась мне, разрешая абсолютно всё. Настя кончала со мной часто, и не только от вагинального проникновения, но и от анала тоже. Я же кончил четыре раза за ночь, два раза ей во влагалище, раз в рот и раз в попку.

С рассветом мы оделись, она еще раз поблагодарила меня, что подобрал её на трассе, а я поблагодарил её за бурную ночь. Она сказала: — Жаль, что это всё на одну ночь! К девяти утра я высадил Настю у города и поехал по делам. Вот так!

— А что же ты её телефончик не взял или адресок? — спросила Наташа — Мотался ведь на фуре часто, мог бы заезжать и поёбывать её иногда?

— Почему не взял? — ответил я — Взял. Да вот только ни разу не собрался к ней что-то.

— Жалко — шепнула Катюшка — Мог бы делать девушку счастливой.

— А ты, Наташ, изменяла своему? — тихо, почти ей на ухо, задал я витающий в воздухе вопрос.

Теперь настал её черёд коситься на Катю. Но я, видя Наташино замешательство, подбодрил её: — Смелее! Ты же сама разрешила ей слушать наши откровения! Пусть и про тебя послушает. Ей будет полезно, как ты сама говорила!

Катя одарила меня благодарным взглядом, ей тоже было очень интересно послушать про мамины похождения. Я оценивающе посмотрел Кате прямо в глаза и ещё раз, уже специально и нагло рассмотрел её топорщащиеся соски, а потом кругленькую ягодичку, выбивавшуюся из-под маленьких, узких шорт. Катя слегка смутилась, но виду не подала.

— Ну ладно, — после некоторого раздумья сказала Наташа — только тс-с! Ни-ко-му! Слышите? Мне дорога моя семейная жизнь!

— Ладно, не томи! — сказал я и нагло ощупал глазами её фигуру и декольте халата.

Наташа поймала мой жадный взгляд и отнеслась к нему очень благосклонно. Она немного изменила позу, присев чуть боком и слегка наклонившись ко мне. При этом Наташа чуть ослабила поясок. Мне стали отлично видны её груди в разрезе халата. Когда она ещё чуть пригибалась, я мог видеть краешки коричневатых ареол её сосков.

— Ну, в общем, да! Изменяла, — прошептала Наташа — хм... четыре раза! Первый был во время нашего с Андрюшей медового месяца. Мы тогда улетели с ним на Кипр. Там в соседнем с нами номере отеля жил один молодой бизнесмен из Питера. Он сразу на меня глаз положил. Смотрел — жалобно так! Ну, и я его как-то сразу для себя отметила. Мы, конечно, с Андреем трахались тогда, как заведённые! Он худенький тогда был и горячий! По полночи кровать скрипела и я под ним стонала. Спать мы соседу не давали. Однажды он остановил меня в коридоре, я как раз в бассейн шла — на мне только халатик да купальник. «Здравствуйте! — говорит, интеллигентно так, и в глаза заглядывает — вы можете потише любовью заниматься, а то я сам очень от этого возбуждаюсь и не сплю всю ночь — дрочу»! Я тоже заглянула ему в глаза и поняла — хочу его больше жизни. В трусиках всё намокло. Ну, я его руку беру, халат распахиваю, и сую её себе в трусы, прямо между ног. Он мне, конечно, сразу пальцы в пизду! Я и не заметила, как мы у него в постели очутились. Ебал он меня тогда очень жадно, больше часа. Я тогда уже Катей беременна была, так что залёта не боялась! Кончил он в меня три раза. Уходя от него, я попросила его обещать, что он больше ко мне не приблизится, и он выполнил своё обещание.

— А почему ты боялась с ним... трахаться... ещё? — робко спросила Катя.

— Да потому, что у меня от его близости крышу сносило! Боялась совсем одуреть, — ответила Наташа дочке — Начнёшь этим заниматься — поймёшь!

— Да я думаю, что понимаю, — тихо сказала Катя, стрельнув в меня глазками — Хоть и не разу не занималась этим.

Я слушал Наташу, внаглую рассматривая её груди и бёдра. Иногда я переводил взгляд на Катюшку, разглядывая её молодое тело, грудь, торчащие соски. Катя подвинулась чуть ближе к матери, чтобы лучше слышать тихий разговор. Она тоже была очень возбуждена. Она чуть развела ножки, и я увидел, что её серые микро-шортики в промежности намокли вдоль щёлки.

— Второй раз считаю за два — я с двумя тогда переспала. Когда я устроилась на эту работу (Андрей с Катей отдыхать на юг тогда уехали), — продолжала Наташа — пришлось мне работать сверхурочно, чтобы вникнуть во все тонкости бухгалтерии ЖКХ. Там еще и проверка приехала из мэрии. По завершении проверки, как водится — пьянка. Начальник меня уговорил — я же на испытательном сроке была, попробуй тут — не согласись. Поехали мы на дачу к начальнику. Я, еще две бухгалтерши молодые (ну, сразу стало понятно, для чего нас взяли), наш начальник и еще двое мужиков из мэрии. Я уже когда ехала с ними, не фантазировала, знала — придётся ебаться! Как и мои сотрудницы. К ночи все уже были сильно выпивши. Пошли мы в сауну. Естественно все разделись догола. Ну, как водится, попарились все вместе. Нас, девочек, в сауне уже ощупали со всех сторон, и, я думаю, что уже распределились, кто кого будет ебать. Девчонки, смотрю, увели молодого из мэрии в спальню — он всё говорил тогда, что хочет секс с двумя попробовать. Я с начальником и другим представителем из мэрии одна осталась. Они стали приставать. Ну как тут быть? Иллюзий не было. Расположились мы в предбаннике на диванчике. Я обоим по минету сделала, как положено до окончания, сперму проглотила. А им всё мало, хотят ебать меня в пизду, а я же туда не даю. Начальник мой и говорит мне шёпотом: « — Ну не ломайся, Наташенька! Что ты, как целка-то. Переспишь со мной и с Аркадием Иванычем сейчас — я о твоей карьере позабочусь, тебе хороший оклад положу и премию выпишу! Только трахнись с нами обоими!». Ну, я и согласилась, говорю: «Ладно, с меня не убудет! Но только сегодня, потом — обломитесь! И без извращений!». Я легла на диван, раздвинула ноги. Шеф меня быстренько оттянул на диванчике, кончил мне на лобок, поцеловал в губы и отвалил. Мы ещё в парную сходили, потом помылись в душе, я ему пососала там немножко ещё. А Аркадий этот — говнюк, конечно, оказался. Ебал он меня во все дыры, как бесплатную шлюху. Имел меня часа полтора. Но надо сказать имел хорошо, я даже кончала с ним. Говорю ему: « в пизду мне не кончай только! На тело можно, в зад или в рот!» Кончил он раз — брызнул на лицо, но в конце еще раз он специально кончил мне во влагалище. Я и не подозревала об этом. Через неделю, когда затошнило с утра, я поняла — залетела от этого гада. Пришлось мне тогда ездить в клинику, аборт делать! Напугана я была, ого-го! Тут Катя с Андрюшей с отдыха вернуться должны, а меня тошнит и задержка. Но кое-как порешала!

— Мам, подожди, я в туалет! — зашептала дрожащим голосом Катя. Она выбежала из зала.

— Пусть подрочит, потеребит, напряжение сбросит! — прошептала Наташа — Я-то тоже потекла, пока рассказывала!

Я в это время совершил сумасбродную попытку подклеиться к Наташе. Я подсел ближе и слегка приобнял её за талию. Вторую руку я положил ей на голую ляжку в разрезе халата и пальцами коснулся мокрых трусиков в её промежности. Наташа вздохнула тихо и посмотрела на меня горящим взором. Я продолжил движение рукой и подлез пальцами под край её трусов. Пальцы погрузились между складочек Наташиной вагины. Я двинул рукой глубже и пальцы мои провалились в горячую и мокрую глубину её плоти.

— Ну-ну! Я знаю, что ты меня хочешь! Я тоже тебя хочу! Но не здесь и не сейчас! Здесь же Андрюша и Катька! Я сама всё устрою, потерпи, золотой! — прошептала она, вынимая мою руку из своей пизды.

Я пересел на прежнее место. Минуты через три в зал вбежала Катя. Дыхание её немного выдавало — она, конечно же, теребила свою горошинку, закрывшись в туалете. Катька прилегла на ковер, слегка поджав ножки, открыв моему взгляду свои мокрые в промежности шортики и шикарную круглую попочку. Вид был, конечно, умопомрачительный. Катенька заметила, что я на неё смотрю, и рукой как бы невзначай, поправляя шортики в промежности, обнажила одну мясистую гладенькую половую губку. Была видна её аккуратно выбритая промежность и розовый краешек щёлки. Я не знаю наверняка, но думаю, она сделала это намеренно. Наташа не видела этого со своего ракурса — там было всё невинно.

— Четвёртый раз был совсем недавно, — возобновила рассказ Наташа — Где-то полгода назад. Я поехала на своей машине на автосервис — ходовую часть посмотреть. Андрюше же всё некогда туда машину отогнать. Я решила сама. Сдала машину слесарю. Сама пошла в комнату ожидания. Сижу, кофе пью из автомата, журналы листаю. Заходит ко мне этот молодой слесарь, Дима. Говорит, что, помимо стоек и развала-схождения, надо еще рулевую рейку подтянуть и резинки какие-то заменить, а это дополнительные деньги. Я возмутилась, конечно. Денег-то с собой нет! Но он меня так убеждал, что он меня не обманывает. Он потащил меня в бокс — показывать, что рейка реально стучит. В боксе тишина — все уже ушли — шесть часов вечера. Он мне и говорит: — Давайте, я в своё личное время вам всё сделаю, и за работу тогда можете мне не платить — только стоимость запчастей. Тут работы на двадцать-тридцать минут. Но на сломанной машине я вас не отпущу!

Он был так благороден со мной, что я потекла. Чувствую, что хочу его.

Говорю ему тогда тихонько: — Мне совесть не позволяет — не оплатить тебе работу. Но денег у меня сейчас нет. Давай я отблагодарю тебя по-женски. Если ты ко мне хорошо относишься, то и я очень хорошо тебе сделаю!

Он кивнул мне. Пока он занимался с машиной, я ждала его в комнате отдыха. Через полчаса он вошёл ко мне, чистый, после душа.

— Машина в порядке — сказал он — Можете произвести оплату.

Я была в коротком голубом платье. Я присела на край кожаного дивана и стянула трусики. Он подошёл, сел рядом, потянул мне через голову платье. Я была перед ним совсем голая и мокрая — так его хотела. Я расстегнула его одежду, и мы стали целоваться. Он рукой дрочил мою хлюпающую киску, одновременно освобождаясь от своей одежды. Я с большим удовольствием легла под этого молодого, мускулистого самца. Он стал трахать меня. Так хорошо мне давно не было. Я кончала и кончала. Когда пришло время ему извергнуться — я позволила ему заполнить своё влагалище. У меня же стоит спиралька — залётов я теперь не боюсь. Потом мы ещё полчасика лежали, я сосала ему член, он ебал меня рукой. Потом у него зазвонил телефон — жена волновалась, мы с ним быстро оделись. Я спешила домой, он тоже спешил к жене. Но его телефон я взяла и на следующее ТО поеду тоже персонально к нему, и в следующий раз отдамся ему просто так и не только в пизду, а ещё и в попку — не в зачёт работы, а по обоюдному желанию.

Мы проговорили, наверное, до полуночи. Эта непринуждённая беседа нас совсем сблизила. Но время было расходиться по комнатам. Мы встали с ковра. Я с интересом пронаблюдал за уходящей Катюшкой, пялясь на её кругленькие булочки.

— Только посмей мне! — погрозила мне Наташа, поймавшая этот взгляд, хотя особой злости в её голосе не было — Ловелас хренов! Она целочка ещё — мальчика не пробовала! На меня, давай, смотри!

И Наташка, игриво распахнув халатик, покачала перед моим взором крупными красивыми грудями, но тут же запахнулась.

Потом я снова приобнял Наташу сзади, мой стоячий член упёрся ей меж ягодиц. Наташа шепнула мне: — Ну, что, иди тоже баиньки! Завтра рано вставать! Тебе на медосмотр ехать, нам на работу. Но завтра, я попробую отпроситься с работы пораньше, и у нас будет время на секс, дорогой, пока Катя на секции. Поебемся, не спеша, удовлетворим друг друга!

— Я хочу тебя прямо сейчас! — прошептал я ей на ушко — Пошли ко мне в комнату?

— Ох, вот, ты — неугомонный! Андрей дома! Как бы тебя успокоить-то? Ну, пошли! — прошипела Наташа, скрывая возбуждение в своём голосе.

Не включая свет, мы с ней прошли в мою комнату. Наташа усадила меня на диван.

— Только один минет сейчас! Чтобы ты успокоился. Всё остальное завтра! Давай по-быстрому, — зашептала Наташа. Я снял штаны, Наташка стянула с меня трусы, отбросив их куда-то вбок. Она развязала пояс и распахнула халатик, стянув свои трусики. В полумраке я видел контуры её прекрасного голого тела. Наташа прилегла на диван, взяв мой агрегат в свой жаркий ротик. Она стала быстрым темпом мне отсасывать, я же взял её за волосы и толкал ртом на свой хуй. Мы были оба в таком сильном возбуждении, что Наташа кончила от одного осознания измены мужу прямо у него под боком. Я увидел, как она судорожно сжала ноги, напрягла тело, слегка застонав. Я тоже был на подходе, она это почувствовала. Наташа сжала мой член рукой и губами пониже головки. В решающий момент она, несколько раз сильно сжала и отпустила его. Я придержал её голову и брызнул ей на язык обильным потоком своего семени. Наташка даже проглотить в один глоток всё не смогла — так много было спермы. Она выпустила часть спермы мне на лобок. Затем она наклонилась, и губами с причмокиванием втянула в рот белую лужицу с низа моего живота.

— Всё, дорогой! Полегчало? — сказала она, — Ну, спи! Завтра потрахаемся, как положено!

И она, поцеловав на прощание мой член, захватив свои трусы, выскользнула из комнаты. Она пошла в ванную, а потом, умывшись и почистив зубы, — расталкивать похрапывающего в кресле Андрея.

На следующий день с утра я сходил в платную поликлинику (спонсировала меня Наташа) и быстро, без волокиты прошёл медосмотр. К двенадцати часам я был уже дома. Я повалялся, посмотрел телевизор, потом с учёбы пришла Катюшка, поела, переоделась и ушла на тренировку. Около трёх часов дня домой пришла Наташа. Она без промедления потащила меня в зал.

— У нас где-то два — два с половиной часа до возвращения Кати! Ты готов? — протараторила она.

— Всегда готов! Как пионер! — ответил я.

— Знаешь, я слукавила про четыре измены при Кате! — сказала мне Наташа, раздеваясь, — Я вообще очень часто потрахиваюсь на стороне. Начальник ебёт меня регулярно, раз в неделю, примерно, и его друзей я удовлетворяю на каждой пьянке. Можно сказать, что я его личная шлюха!

— Я догадывался, — ответил я — и сколько же мужчин у тебя было?

— Знаешь, я не веду точный подсчёт, но думаю около пятидесяти, может, чуть больше!

— Ого-го! — сказал я — Ты любвеобильная женщина!

— Нет. Просто я — шлюха! Я такая, какая есть и не привыкла себе отказывать! И ты мой следующий! — сказала она. Наташка стояла предо мной совсем голая. Я оценил естественную женскую красоту. У Наташи были стройные длинные ноги, аппетитные бёдра и попа. Красивые, но уже слегка провисающие груди пятого размера с крупными кофейными сосками. Между ног присутствовала небольшой аккуратный коврик волос, коротко подстриженных и очень ухоженных.

Я опустился на колени и поцеловал её спереди в самый бутончик клитора, теребя его языком и жадно посасывая. Наташа застонала, повернулась ко мне задом, низко наклонилась, широко расставив ножки. Я принялся лизать её распахнувшуюся щель от клитора до ануса, теребя языком нежные складочки и слизывая с них терпко пахнущую смазку.

Я лизал ей довольно долго, доставляя удовольствие, пока Наташа не кончила и не сказала:

— Хватит! А то на еблю времени не будет.

Я скинул остатки одежды и присел на кресло. Наташа, придержав мой стоячий член рукой, присела на него, попкой ко мне. В её печке было очень горячо и влажно. Наташа начала скакать, трахая меня, и с упоением постанывая. порно рассказы Я обхватил руками её нежные груди и стал их мять оттягивая соски. Я гладил её шикарное тело, вгоняя своего молодца в её чувственную плоть до упора. Через несколько минут Наташа закончила, судорожно сведя колени, и зажав мою руку, ласкавшую спереди её возбуждённый клитор.

— Так классно! — откомментировала она — Может, поменяем позу?

— Стань раком к креслу — скомандовал ей я. Наташа подчинилась приказу. Она упёрлась руками в сиденье, прогнув спину и оттопырив попку. Я вошёл в её нежную прорезь сзади, обхватил её за бёдра и стал жестко ебать частыми и сильными толчками. Наташка взвыла от восторга и возбуждения. Через десяток минут она снова кончала. Я захотел тоже заполнить её дырочку.

— Можно я кончу в тебя? — прошептал я.

— Давай! Конечно. У меня же спираль стоит, забыл? Я тебе вчера намекала! — согласилась Наташа. Я извергся ей в пизду бурным потоком. В Наташкиной вагине захлюпало, но я продолжал её долбить. Когда член всё-таки стал опадать, я вынул его из Наташкиной раздолбанной щели.

— Садись в кресло, я тебе пососу, — сказала Наташа, — Тебе же понравилось вчера?

Я сел, Наташка расположилась в ногах и стала облизывать мой конец, иногда заглядывая мне в глаза.

— Завидую твоей Светке! Ты красивый! — заявила она — Мускулистый, и сексуальный. Не то, что мой — пентюх! Просила его походить в спортзал, сбросить пивной живот, а он ни в какую. Я тебе секрет открою — он ебёт меня где-то один-два раза в месяц.

— Такую бабу как ты ебать надо пару раз в день! — польстил я ей.

Было видно, что ей мои слова пришлись очень по душе.

Она продолжила ласкать мой фаллос ртом и руками. Вскоре он снова принял боевую позицию.

— Давай, еби меня ещё разок, потом мыться и разбегаемся по разным комнатам! — поторопила меня Наташа — Скоро Катька придёт.

Я потянул Наташу вниз, на ковёр. Она легла, широко раздвинув ноги и приоткрыв мне пальцами свою красную, влажную вагину. Я лёг на неё, всунул член в её горячее лоно и стал засаживать ей по самые яички. Наташка стонала, не стесняясь, называя меня нежными словами, требуя драть её ещё, сильнее и глубже. Я долбил её с остервенением. Минуты текли, но мы никак не могли насладиться пьянящим чувством измены своим половинкам. Она кончила еще раз, потом еще. Я чувствовал, что усталость наваливается и если не постараться сейчас, то позже третий раз кончить я уже не смогу. Видя, что у меня не получается кончить, Наташа шепнула: — Мне перевернуться? Я хочу, чтобы ты ещё кончил! Трахнешь меня в жопу!

Я кивнул и привстал с неё. Наташа перевернулась, и, взяв с дивана подушку, подложила её себе под лобок. Я раздвинул её шикарные круглые полушария и большим пальцем правой руки нажал на её колечко ануса. Палец вошёл меж круглых упругих ягодиц моей новой любовницы с лёгким сопротивлением.

— Да, милый! — от остроты ощущений завопила Наташа.

— Я осторожно! — шёпотом сказал я.

— Да, можешь и пожёстче, родной! — отозвалась она — Ты что, думаешь, что первый там? Я давно уже не девочка с любой стороны...

Я приставил мокрый от её смазки член к коричневой звёздочке ануса и легким нажатием пропихнул его внутрь. Ход был разработан — это чувствовалось, член скользнул легко, как по маслу. Как же было горячо в её попе! Я, пыхтя от натуги, принялся натягивать Наташу в задницу. Она сморщилась от боли, но терпела. Потом она совсем привыкла и принялась встречать меня своей попкой, двигаясь навстречу таранящему её члену. Я пёр её в зад минут десять — то работая в нём одной головкой, то, неожиданно для неё, проваливаясь так глубоко, как только возможно. Её анус благополучно доводил меня до завершения — я уже понимал, что точно кончу! И вот я излился ей глубоко в попу своими струйками. Обессиленный, я придавил Наташу к полу всем своим весом и просто отдыхал на ней, не извлекая члена из её шикарной задницы.

— Тебе понравилось, дорогой? — спросила меня Наташа.

— Ты просто богиня — ответил я — А тебе?

— Я тоже удовлетворена. Спасибо, родной!

Мы провалялись в этом положении еще минут десять, после чего отправились мыться.

К приходу Кати я сидел в своей комнате и смотрел телевизор, а выебанная мною, довольная Наташа, мурлыкая какую-то песенку, готовила ужин...

Прошла неделя, потом другая. Я устроился на работу. График меня более чем устраивал. Зарплату платили еженедельно, а Андрей даже выбил мне довольно крупные подъёмные. Так что первые деньги жене я отправил. Время потекло рекой: работа — дом — работа — дом. Пролетел месяц, начался другой. Я скучал по своей семье, и меня немного тревожила мысль, что мою Свету кто-то тоже пользует за меня, как и меня ебёт за супругу моя новая любовница — Наташка. Я и поделился с ней своими опасениями.

— А как ты хотел? — хмыкнула Наташка — Свыкнись, ей теперь тоже можно изменять, раз у тебя рыльце в пушку! Просто мысленно разреши ей трахаться с другими.

— Ага! — возразил ей я — Ты, что же своему Андрюше не разрешишь погулять на стороне?

— Может как-нибудь разрешу — уклончиво сказала Наташа. Больше мы об этом не разговаривали.

С Наташей у нас установилась довольно прочная связь! Хотя мы виделись только по утрам и вечерам, но время на секс мы находили. Мы хорошо с ней общались, как старые друзья, что изредка спят по дружбе. Я мог себе позволить (и позволял иногда), когда мы были наедине, похлопать её слегка по круглой попке, залезть пальцами в трусики и погладить ей лобок или втихаря помять её груди. Наташа, поддерживала наше такое общение. Нам довольно редко удавалось провести вдвоём целый день, но когда удавалось — был фейерверк секса! Изредка, Наташа приходила ко мне перед ночью, когда Андрей уже спал, и желала мне спокойной ночи своим ротиком.

Катюшка ходила в институт, а после занятий приходила, переодевалась и шла на тренировки, возвращаясь вечером. Я её видел чаще, чем её мать. И девушка продолжала всё так же заигрывать со мной. Между Катюшей и мной порой, возникал такой накал, что хотелось завалить её на постель, содрать шорты, трусики и... я просто поверить не мог, что о таком думаю! Трахнуть свою юную племянницу, пусть и не родную по крови! Я всё больше сдерживался, а она всё больше провоцировала, причём, делая это, когда кто-то из родителей дома. Она выбирала место неприкрытого флирта так, чтобы мы с ней были наедине, но в соседней комнате были мама или папа.

В один из дней, когда у меня был выходной, я лежал на своём диване и читал. Щёлкнул замок входной двери. Я кинул взгляд на часы — была половина третьего.

— Катька пришла, — догадался я — Сейчас переоденется и пойдет на танцы или на верховую езду.

Однако, я услышал (наши комнаты были через стенку), что она переоделась, включила музыку. Затем, я услышал её шаги в сторону кухни. Я тоже пошёл на кухню. Катюшка стояла ко мне спиной в красивой клетчатой короткой юбочке, в синем топике с блёстками, и заваривала чай.

— Привет, — сказал я ей — ты сегодня на тренировки не идёшь что-ли?

— Ой, привет! — вздрогнула она — Ничего себе, ты тихо подкрался. Нет, сегодня училка заболела — танцы отменили, так что у меня свободный денёк!

— А у меня выходной — на работу теперь только завтра, — сказал я.

— Чай будешь? — спросила Катя.

— Наливай! — согласился я.

Катя налила мне кружку чая, мы сели напротив, Катюшка поглядывала на меня лукавым заигрывающим взглядом. У неё были очень красивые голубые глаза, и взгляд был ну очень сексуальным. Мы молча допили чай, я встал, помыл свою кружку, но уходить с кухни не хотелось. Я сел обратно на свой стул. Катюшка пошла мыть свою кружку, и пока она её мыла расплескала на пол воду.

— Ой, блин, вот я неловкая! — пискнула она. Затем Катя взяла половую тряпку и низко наклонилась, убирая воду. Не знаю, нарочно ли, или по наивности, но Катя встала попкой точно ко мне. Я взглянул на задирающийся короткий подол Катиной юбочки и даже вспотел от открывавшегося мне вида. Кругленькие белые ягодички взрослой девицы оголились, не прикрытые ничем. В прорези меж ними белела ниточка стрингов, уходя вниз и неширокой полоской прикрывая маленькую ладушку промежности. Моя плоть отреагировала на это так, как ей и положено.

А Катя, меж тем, наклонилась еще ниже, и, слегка раздвинув ножки, принялась размашисто притирать пол, потихоньку пятясь назад. Она двигалась ко мне, а я смотрел на её заголившиеся прелести. Катя остановилась в полуметре от меня. Я как заворожённый смотрел на такую близкую девичью промежность, прикрытую тонкой кружевной тканью. Я отчётливо видел очертания её молоденькой вагины под лёгкими трусиками. Моё напряжение переходило в какое-то взрывное отчаяние.

Катька домыла пол, распрямилась и с хитринкой поглядела на меня. Значит, всё-таки не по наивности — она опять играла со мной. Я сидел красный, как варёный рак. Она с удовлетворением заметила, что достигла своей цели.

— Вот, стервочка! — с восхищением подумал я. Мой член торчал колом, я поправил его, и Катя это заметила. Она двинулась мимо меня и зацепила своим тугим бедром моё плечо. Она немного задержалась, неожиданно повернулась ко мне и плотно прижалась к моему плечу лобком, так плотно, что я чувствовал резинку её трусиков под тканью юбки. Она рукой игриво поправила мне волосы. Я же плечом ощущал её лобковый холмик и даже щёлку на нём. Напряжение стало просто невыносимым. А она не спешила отстраняться от меня — дразня меня и кокетничая. Я очень-очень-очень хотел её!

И я перестал контролировать себя. Я обхватил её тонкую голую талию своей рукой, а другую втиснул меж её ног и продвинул под юбку. Я прижал мягкий треугольник её «верблюжьей лапки», почувствовав под тонкой влажной тканью лобковые волосики и нежные складочки кожи её полового органа.

— Ой, дядь Серёж, отпусти, ты что делаешь? — вскрикнула Катя.

— А ты, что со мной делаешь? — крикнул с отчаянием, в ответ, я — Хочешь, чтоб я тебя выеб, что ли? Сейчас выебу!

— Не надо! — пискнула Катя, но я уже её не слушал, а тащил её в её комнату. Нужно сказать, что она не очень-то сильно сопротивлялась. Так, упиралась, конечно, но больше для порядка.

— Не надо! — повторила Катя, стоя у кровати.

— Сейчас поймешь, как это — играть взрослым мужчиной. Ты же специально меня дразнила!? Можно сказать, что ты доигралась, моя милая!

Я довольно грубо схватил Катю за локти сзади и резко нагнул, укладывая её грудью на кровать. Она, взвизгнув, опустилась коленями на пол, лёжа грудью на постели. Я тоже встал на колени сзади неё, удерживая её локти руками.

— За всё надо платить, моя хорошая! Усвой этот урок! В том числе платить за развратное поведение! И я тебя сейчас накажу! — прохрипел ей я.

— Прости, Серёж! Не надо... — уже жалостливо всхлипнула Катя.

Левой рукой я взял в кулак её косу на затылке и плотнее прижал к пледу, а правой проник девочке под юбку, ощупывая Катюшины укромные местечки. Я пальцами сдвинул в сторонку нитку стрингов и проскользил пальцами по её сочной щёлке, она оказалась бритой, слегка колкой от щетинки, а на лобке был аккуратно подстриженный островок русой курчавой растительности. Прорезь была совсем мокренькая, видимо Катюша, возбуждая меня, возбуждалась и сама. Я завернул её юбку повыше на спину, оголив ягодицы. Потом я спустил свои штаны с трусами. Мой напряжённый, подрагивающий член головкой коснулся Катькиной пиздёнки. Катя пискнула и попыталась сопротивляться. Я пресёк её сопротивление, прижав голову девочки сильнее к кровати. Затем я свободной рукой схватил её стринги на крестце (ну, там, где три верёвочки сходятся) и, резко потянув на себя и вниз. Трусики затрещали и разорвались. Я содрал с неё обрывки трусов и смазал головку члена в её щелке, несколько раз проведя ей между истекающих влагой губок.

Катя всхлипнула. Я же грубо приставил свой член к её щёлочке и с наслаждением двинул бёдрами, толкая свой хуй в узкое отверстие. Головка вошла меж её маленьких аккуратных бритых половых губок. Она скрылась в девушке почти полностью, пока не упёрлась в девственную плеву.

— Мм, ты ещё девочка! — сказал я — Ты своему мальчику еще не давала?

— Нет, — жалобно шепнула Катя — Не надо...

Я уверенно дёрнулся вперёд, своим лобком прижимая Катю к кровати. Член туго скользнул внутрь её узкого влагалища. Я почувствовал, как рвётся тонкая плёнка, пропуская мой член глубже. Катя напряглась и заплакала от боли, стискивая пальцами плед. Но я, не обращая на это внимания, стал засаживать Кате в каком-то бешеном исступлении. Катька, постепенно перестав испытывать боль, понемногу расслабилась. Через пару минут она уже слегка постанывала в такт ударам моей головки в её маточку. Я отпустил её косу и обеими руками взял её за бёдра и стал натягивать на свой член ещё чуть интенсивнее. Катя совсем перестала сопротивляться, и, подставляя мне пиздёнку, постанывала уже в голос, двигаясь в такт со мной и слегка подмахивая мне округлыми спортивными бёдрами. Она теперь уже хотела, чтобы я не останавливался, а довёл её до оргазма. Я грубо имел её еще минут пять, наращивая темп и частоту ударов. Потом Катя подкатила глазки и мощно кончила, конвульсивно дёрнувшись несколько раз всем телом. Её оргазм был столь силён, что она на несколько секунд потеряла сознание. Её тело совсем расслабилось, я даже слегка испугался за Катю, но она разлепила мокрые ресницы, испустив протяжный выдох. Я продолжил делать движения тазом, чувствуя зарождающееся извержение в моём паху. Катя, немного отойдя от бурного завершения, стала сама помогать мне размеренными движениями своего таза — эта ненасытная крошка хотела ещё! Это очень заводило, что молоденькая девственница, сама насаживалась и желала, чтобы её брали грубо и насильно. Я уже почти ничего не соображал, пройдя точку невозврата, и долбил узенькую дырочку своей племянницы под её страстные стоны. Пришёл в себя я от того, что моя сперма, толчками вырываясь из моей уретры, стала наполнять влагалище девушки. Я понял, что в страстном порыве я допустил большую глупость.

Я вытащил из Кати член и надел свои трусы со штанами. Катя, лежала, не двигаясь, с лёгкой блаженной улыбкой на лице. Я оглядел её промежность. Внутренняя поверхность бёдер и половые губки были измазаны растёртыми потёками крови, а из раскрытой дырочки влагалища по стройной ножке стекала длинная, вязкая, мутная дорожка моей спермы. Я взял Катю за руку и легонько потянул вверх. Она привстала, а я подхватил её на руки. Она, уткнулась лицом мне в плечо, тихонько всхлипнула, нежно обвила руками мою шею. Я понёс девочку в душ. Я полностью раздел Катю, усадил её в ванну, включил и отрегулировал воду. Затем я переключил диффузор душа на струйную подачу воды и приставил его к Катюшкиной промежности. Я пальцами осторожно смыл с половых губ и бедер девушки свою сперму, смешанную с Катиной девственной кровью, затем я сунул средний палец руки ей во влагалище, расширяя дырочку. Катюшка нервно вздохнула и послушно широко развела ножки в стороны. Я тщательно промыл её влагалище душем, надеясь на благополучный исход моего сумасшествия. После водных процедур я вытер Катюшку мягким банным полотенцем. Она завернулась в него и, неожиданно, чмокнув меня в губы, молча прошлёпала к себе в комнату и закрыла дверь.

Она не выходила из своей комнаты до вечера. Я не стал её беспокоить, проклиная себя за несдержанность и грубость по отношению к такому милому человечку. После прихода с работы Андрея и Наташи, мы все собрались на кухне и поужинали. Катюшка изредка поднимала на меня загадочно искрящиеся глазки, но тут же прятала их, боясь, что её «блестящий» взгляд увидят родители. А я, проклиная себя, осознавал, что уже ждал следующего своего выходного.

Через два дня я снова был свободен. С утра, проводив всех на работу, я сходил в душ, а затем решил пробежаться по магазинам. Катя с момента нашего совокупления, не обмолвилась со мной ни словом. Я знал, что она всё-таки обижена на меня. Мне очень хотелось извиниться перед Катей. Я зашёл в магазин дамского белья и купил Катюшке красивые белые стринги, взамен порванных мной. Я ещё побродил по разным магазинам, в ювелирном я купил Кате очень изящное золотое колечко с камушком. На обратном пути домой, я зашёл в аптеку и купил упаковку презервативов, в надежде на повторение секса с племянницей.

Домой я вернулся к обеду. Катя еще не пришла. Я погрел обед, поставил чайник. Хлопоча на кухне, я услышал щёлканье замка.

Я выглянул из кухни — на пороге стояла Катя.

— Проходи обедать! — крикнул я ей.

— Я с тобой вообще не разговариваю, грубиян! — без злости, с подковыркой и лёгкой ухмылкой сказала Катя, проходя на кухню — Изнасиловал ребёнка! Больно мне сделал, целку сломал! А ведёт себя, как будто ничего не было! А я-то его родителям не сдала... думаю, придёт извиняться!

Мне стало очень стыдно перед ней. Я собирался упасть перед ней на колени и просить прощения.

— Подойди хоть, поцелуй меня, псих ненормальный! Что встал? — вдруг, пробурчала она мягко и призывно, после недолгой паузы.

Я подошёл к ней, обнял её за узкую талию и привлёк к себе. Её горячие губки нашли мои, и мы слились в поцелуе. Её язычок катался с моим в медленном страстном вращении.

— Ну его, этот обед! — шепнула Катя, разорвав поцелуй — Пошли лучше ко мне в комнату? Я теперь хочу трахнуть тебя... сама.

— Ну, ты даёшь! — удивился я.

— Пошли! — уверенно продолжила свою фразу она — Скорее! А то мне на верховую надо через час!

— Знаешь, котёнок, — сказал я ей вполне серьёзно — То, что мы делаем, аморально. Ты всё-таки родственница, племянница! Да и злоупотреблять гостеприимством родителей, трахая их дочку — это просто ужас! Может нам прекратить? Ну, было раз — и всё!

— Серёж, я по тебе с ума схожу, — стала умолять Катя — с тех пор как в первый раз увидела. Как это раз? Я ещё хочу, и ещё... и ещё... ! Я хочу ощущать тебя во всех моих дырочках. Не бойся, я не скажу никому про то, что мы с тобой спим, правда-правда. Я хочу, чтобы ты меня теперь постоянно трахал.

Я надолго замолчал, а она смотрела на меня жалобно и ждала ответа.

— Ну, ладно... давай... давай! — неуверенно буркнул я, соглашаясь.

Катя победно взвизгнула: — Ура!

Она кинулась мне на шею, обняла, мы пошли к ней в комнату. Катя закрыла дверь и присела на кровать.

— У меня кое-что есть для тебя, — сказал я — Прости меня, пожалуйста, за грубость в прошлый раз!

Я протянул ей подарки в цветном пакете. Катя развернула трусики, загадочно мне улыбнулась и вскочила на кровать.

— Да уж! Ты меня так грубо имел... , но, знаешь, мне это так понравилось! Особенно в конце, когда ты закончил в меня!

Она медленно скинула строгие институтские вещи, раздеваясь передо мною догола, а затем натянула трусики. Катя повернулась несколько раз, демонстрируя мне обновку.

— Я... красивая? — спросила Катя, распуская свой тугой хвостик. Она тряхнула

головой. Её волосы золотым ливнем разлились по её острым обнажённым плечикам, струями огибая холмики грудок и торчащие коричневые соски.

— Ты прекрасна! — с восхищением ответил я.

Она надела на пальчик колечко и залюбовалась им.

— Спасибо тебе, дядя Серёжа! Иди сюда, пора трахаться, время уходит! — прошептала она, а потом приблизилась и мы снова стали целоваться.

Я стянул футболку, затем снял штаны вместе с трусами, стоя перед Катей совсем голым. Мой член стоял, как каменный, удивляя девушку своим размером. Катя взяла его в ручку, оттянула в одну сторону, потом в другую, с любопытством рассматривая.

— Такой здоровый, неужели в меня влезет? — удивилась она — Как там не рвётся-то ничего?

— Ну, кое-что я тебе уже порвал, — улыбнулся я — а больше там рваться нечему, там все отлично растягивается.

— А это что? — Катя указала на капельку жидкости, выступившей из дырочки на члене — Сперма?

— Это просто смазка. Как у тебя, когда ты возбуждаешься, — пояснил я ей.

Катюша наклонила голову и, коснувшись губами кончика головки, язычком слизнула клейкую капельку. Затем она отстранилась. Меж её губками и членом растянулась длинная и тоненькая ниточка смазки.

— М-м-м, она солёненькая! — констатировала Катюшка и начала слегка подрачивать мой член, пока на кончике не выступила новая капля смазки. Катя слизнула и её.

— Мне нравится! — сказала она — Иди ко мне на кровать. Я хочу теперь твою сперму попробовать! Поучи меня минету!

Она прилегла, я лёг рядом с ней. Катюша обняла меня, прижавшись остренькими и твёрдыми сосками к моей груди. Мы снова поцеловались.

Она скользнула вниз, неуверенно взяла мой член в руку и стала облизывать головку.

— Не так, — сказал я — Бери головку в ротик полностью и соси. Соси сильно, как можешь, а ручкой вот так дёргай. Язычком три по уздечке и дырочке.

Катя сделала, как я её просил. Она была прилежной ученицей. Я взял её ручку, держащую член и стал двигать, гоняя кожицу вверх вниз по стволу. Через пять минут я прошептал: — Ты готова? Сейчас я буду кончать. Если не понравится, сплёвывай на пол — потом вытрем.

Катя кивнула. Я сделал рукой последние движения, и сперма брызнула ей на язычок, заполняя ротик. Катюша немного скривилась, но послушно проглотила всю жидкость.

— Не очень вкусная, горькая и пресная какая-то — сказала она — Но терпеть можно. Если тебе нравится, я всегда буду проглатывать.

— Нравится. Это очень сексуально. И говорят, что женщинам полезно... — ответил я.

— Ладно, теперь давай трахни меня побыстрее, а то мне уже собираться надо, — пошептала Катя, стягивая трусики и ложась на кровать.

Я уложил её на спину, а сам, распечатав и натянув презерватив, лёг сверху. Катюшка раздвинула ножки и с готовностью раскрыла мне ручками свой розово-алый, блестящий от влаги цветок. Я аккуратно, медленно и плавно ввёл ей во влагалище свой член до основания. Катя напряжённо приняла мой столб плоти в себя, затем расслабилась.

— Как приятно и хорошо! — сказала она — Сегодня совсем не больно!

Я начал раскачиваться, наращивая силу и темп ударов головкой в Катину матку и верхний свод влагалища. Катя застонала: — Да! Давай, вот так! Боже, так классно!

Её влагалище было узким и отлично облегало мой член. Трение выходило очень плотным и нежным. Через несколько минут я почувствовал, что Катя на подходе — она прикрыла глаза, задышала глубоко и неровно. Я ощутил, как накатывает и мой оргазм, и не стал сдерживаться, заполнив капсулу презерватива. Но закончив, я продолжил жарить Катю, желая, чтобы она тоже кончила. Её оргазм разразился почти сразу. Он был не таким сильным, как вчера, но Катя так же застонала в голос и конвульсивно дёрнулась, хотя, сознания не потеряла.

Мы с ней пролежали, обнимаясь, минут десять. Затем Катя вскочила и стала быстро одеваться на тренировку.

— Нет, так мне мало! — недовольно, но очень сексуально забубнила она, натянув трусики и быстро застёгивая лифчик — Я бы хотела подольше.

Я взял её за руку и потянул к себе на смятую постель. Она почти не сопротивлялась. Она легла рядом, и я снова раздел её. Катю разрывало между долгом и желанием.

— Что же ты со мной делаешь! Мне надо на верховую! — простонала возбуждённая Катя.

— Прогуляешь сегодня! — настоял я, и она была совсем не против этого предложения.

И мы с ней стали целоваться, прерываясь, улыбаясь, и руками лаская друг другу половые органы.

Когда у меня крепко встал, я натянул очередной презерватив, лёг на спину и потянул Катеньку на себя.

— Катюш, попробуй сверху, тебе понравится! — прошептал я ей. — Будет тебе тренировка по верховой!

Катя оседлала мой член, спросив: — Показать, чему я научилась на занятиях?

И не дождавшись ответа, сжала мои бёдра своими ножками, так, что между моим лобком и её промежностью появилось сантиметров пять свободного пространства. Катя стала медленно и плавно насаживаться, изящно изгибая спинку и работая бёдрами, в конце каждого движения, делая шлепок половыми губками по моему лобку. Попеременно, она делала небольшие движения вправо-влево. Член входил в неё туго, и нам обоим это доставляло неимоверный кайф.

— Это аллюр «шаг», — рассмеявшись, сказала она, — Там четыре разных темпа. Не буду их показывать — слишком медленно и скучно!

Затем она приостановилась.

— Сейчас будет аллюр «Рысь», — предупредила она.

Катя слегка ускорила и усилила движения вверх-вниз, добавив амплитуду боковых смещений. Мой член головкой стал толкать Катю где-то неимоверно глубоко. Шлепки усилились, и к ним добавился хлюпающий звук наших половых органов. Я взял девочку за грудки и нежно стал мять их, слегка выкручивая и оттягивая сосочки. Я почувствовал предвестники её оргазма.

— О, Боже! — застонала Катя, вгоняя в себя мой переполненный кровью конец — Люблю верховую езду!

— Я тоже! — с восторгом в голосе сказал я, чувствуя, как узенькое влагалище девочки скользит по стволу, с трудом натягиваясь до основания члена.

— Сейчас... покажу... мой... любимый аллюр... «галоп»! — уже постанывая от каждой фрикции, прерываясь на нервные выдохи, прошептала Катюшка.

И она стала двигаться быстро, но плавно, всей промежностью вперёд-назад, высоко приподнимая таз над моим лобком, и резким ударом, с сильным шлепком ягодицами, возвращая половые губы обратно до корня члена. Она держала спинку прямо — была грациозна и прекрасна.

Но вот она разрумянилась и сжала меня ножками с боков еще сильнее.

— О, Боже! Боже! — застонала она и стала вздрагивать вдруг всем телом.

Её влагалище принялось сокращаться с неожиданной силой. Я, видя, как юная, стройненькая красавица кончает на моём члене, тоже не смог сдержаться и брызнул семенем в презерватив. Я уже кончил, а оргазм Катюшки продолжался. Через несколько секунд она расслабленно упала на мою грудь и вновь потеряла сознание. Но уже через мгновение она открыла глаза.

— Тебе хорошо? — прошептала она одними губами.

— Так хорошо еще не было никогда! — восторженно ответил я — Знаешь, я всегда думал, что лучше всех спортсменок ебутся гимнастки, но, оказывается, наездницы наверняка лучше!

— Спасибо за комплимент! — целуя меня в щёку, прошептала Катя — На сегодня хватит! Когда мы с тобой ещё будем... ебаться?

— Теперь каждый раз, как будем оставаться одни, солнышко! — ответил я, а Катюша радостно заулыбалась.

— Это значит, что теперь я тоже твоя любовница, как и моя мама? — задала Катюшка неожиданный вопрос.

— Ты что, всё знала обо мне и твоей маме? — спросил я.

— Конечно! Еще с того вечера, когда ты только приехал и мы болтали о сексе, я знала что вы обязательно переспите. Это у вас на лицах прямо читалось, что вас друг к другу тянет! В тот вечер через стенку я слышала, что мама к тебе вечером заходила, и, как вы тихо вздыхали! Ну, а когда на следующий день мама оказалась дома раньше меня, да такая довольная, то сразу стало понятно, что вы ебётесь!

— Ты ревновала? — прямо спросил я — Тебе было обидно, что мама папе изменяет?

— Обидно? Нет! Мама же папу не бросает... А вот ревность, да, меня грызла! — ответила Катька — Я же хотела быть на её месте!

— Ну и ты оказалась на её месте. Ты довольна? — спросил я.

— Более чем! — смешно сморщив носик сказала Катя.

Мы посмотрели на часы, была половина шестого.

— Скоро мама придет! Пошли в ванную? — сказала Катя.

Через месяц я решился снять комнату, потому что боялся, что о наших с Катей отношениях узнают её родители. В течение этого месяца мы спали с Катей почти каждый день. По времени не всегда получалось долго, но это было всегда качественно. Ни разу никто из нас не ушёл не удовлетворённым. Кстати нам с Катей повезло, и, после первого моего безумства, она не залетела. Наши отношения стали омутом, затягивавшим и меня, и её. Было страшно потерять голову и натворить непоправимое — разрушить мою семью, рассориться с родственниками, потерять Катю... Это начала понимать и Катя, что может сделать несчастной не только себя, но и мою семью, меня, своих родителей. Мы же трахались с нею, как сумасшедшие, при первой возможности, срывая одежду друг с друга. Едва Катя приходила с занятий, как принимала моего бойца в себя. Я натягивал её, где придётся — у меня, у неё, в ванной, на кухне, в зале, даже на балконе. Мы с ней были осторожны, но, думаю, что Наташа стала что-то подозревать. Поэтому мы с Катей решили свести к минимуму наше общение. Я нашёл комнату в «двушке», без хозяев (вторая комната закрыта с хозяйскими вещами) по довольно приятной цене и недалеко от работы. Наташа приветствовала моё решение, а вот Катя расстроилась (она даже плакала ночами в подушку).

Наташу я стал ебать регулярно, почти как жену раньше. Она раза два-три в неделю приезжала ко мне на квартиру сама. Там я трахал её во все дырочки, а она вела себя, как самая настоящая шлюха, позволяя мне всё. Да мы и пробовали с ней всё, что не могли позволить со своими супругами, и даже кое-что из извращений. Меня такое положение вещей на сто процентов устраивало.

А Катя — я так и не смог с нею расстаться насовсем. Я, после некоторого перерыва, стал иногда (раз-два в месяц) забегать к Кате днём, пока родителей не было дома, и до вечера утешал её в постели. Катя продолжила встречаться со своим мальчиком, и по моему совету, она начала регулярно заниматься с ним сексом.

В таком ключе прошло два года. Я за это время перевёз свою семью в Подмосковье, мы продали свой дом в захолустье, добавили отложенные мной деньги, плюс помогла Наташа. Мы купили небольшой домик в тридцати километрах от Москвы. Сейчас мы очень дружны семьями. О причинах этой крепкой дружбы знаем только я, Наташка и Катька. Конечно, каждый по-своему... Катя знает о том, что я трахаю её маму, а Наташа ничего не знает про мои отношения с Катей, но я продолжаю иметь связь с ними, хотя уже не так часто, как раньше. Катюшка около года назад вышла замуж за своего мальчика. Но мы с ней изредка — раз-два в месяц продолжаем спать по старой дружбе. С Наташей у нас получается раз-два в неделю. А жена моя, регулярно трахая меня, так ни о чём и не догадывается. Вот так и живём!

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!