Рабочий день, так долго тянувшийся, подходил к концу. Вообще это была долгая неделя, всё как обычно навалилось внезапно, кроме сессии. Хорошо хоть сессию сдал и хвостов нет, ещё пол года и всё, из студентов переквалифицируюсь в молодые специалисты.

Отучившись год в институте, я загремел в армию, когда вернулся, то перевёлся на заочное обучение и стал работать, помогать матери, ведь ещё сестрёнка была, на четыре года младше меня. Сейчас тоже учится в институте, правда очно. У неё сессия чуть раньше началась и раньше меня отмучилась, тоже сдав все зачёты и экзамены без хвостов. Но отмечать никуда не ходила, парня с армии ждёт. Четыре месяца уже отслужил. Повезло парню, меня с армии никто не ждал, кроме матери и сестрёнки, но может и к лучшему. У нас с части был даже побег один, с оружием, из за девушки. Позвонили парню, что его тёлка загуляла и он прихватив оружие побежал. Поймали по дороге, отправили в штрафбат. Так что хрен его знает, что лучше, но Аня вроде его верно ждёт. По клубам не ходит, с занятий сразу домой едет. Там парень непростой какой то, из обеспеченных, как только в армию попал, хрен его знает, надо будет у Аньки спросить.

В общем неделя выдалась не айс, со своей тёлкой капитально погавкался, напарник заболел, пришлось с начальником цеха договариваться, чтобы кого то давал в помощь, ведь ещё сессию закрыть надо было. Так бы отпросился на время, сдал и опять на работу, а тут как без напарника. Ещё зарплату задержали, только сегодня выдали. Короче решил я сегодня водки испить и душу полечить и сдачу сессии отметить. Мать позвонила, что поедет к бабушке с дедом, в деревню, после работы, проведать В смысле это мне они бабушка с дедом, а ей они свёкр со свекровью. Отец давно умер, но мать с дедом и бабушкой общаться не перестала, помогаем им, когда сезон огородов наступает. Там с ними ещё тётка с мужем и детьми живёт, не в одном доме, но в этой же деревне. Всё думают, что матери нужен дом бабкин, но он ей нафик не нужен, просто так к ним ездит, не корысти ради. Хотя тётка с мужем и сыночком к нам тоже приезжают, когда в город выбираются за покупками. У нас останавливаются, на пару дней, мать им свою комнату выделяет, сама к Аньке перебирается. Братишка двоюродный малец ещё, шебутной такой, в войнушки играть любит, не то что городские. В городе все крутые, с мобилами и планшетами в инете висят или по домам в интернете в игры рубятся, а этот нормальный пацанёнок, без закидонов.

В общем взял я бутылочку водки ноль семь, соку запить и всякой всячины, зарплата всё таки была, и пошёл домой.

Дома была тишина, даже свет нигде не горел, хотя ещё было не поздно, Анька могла и гулять с подругой.

Сестра, деваха выросла просто загляденье, иной раз, реальное косоглазие вызывает, когда в халатике из ванны выйдет и вертится в коридоре, перед большим зеркалом, марафет наводит, а потом ко мне на кухню придёт, что нибудь делать начинает, нагибается, показывая свои доечки. Прям чуть слюни не текут, взгляд сам ей под халатик падает. Ножки стройные, сисечки красивые, мне нравится и размер и форма. Иной раз мысли лезут — взять и соблазнить Аньку — Однажды даже подкатить хотел, спросил — Как у тебя с парнем, насчёт картошки жареной? — и показал жестом, что насчёт потрахаться. Она засмеялась — Жарим каждый день и быват, что не по одному разу — И я больше не пытался, поняв, что бесперспективняк.

Дома разделся, разгрузил пакеты, закинул водку в морозилку, чтобы залетала, когда пьёшь и пошел к себе, переодеваться в домашнее, а вернее раздеться до трусов. На улице хоть и зима, а дома было жарко. Я всегда дома ходил в трусняках, а мать и Анька в халатиках, если никого посторонних не было.

Раздевшись, я накрыл себе на кухне поляну, достал водочку, насыпал полтинничек в рюмочку, с удовольствием выпил, запил соком и стал закусывать. Внутри разлилось приятное тепло.

— Ну, между первой и второй, перерывчик небольшой — подумал я и налил ещё. Только выпил, тут слышу, что дверь скрипнула и появляется Аня, в халатике, почему то зарёванная.

— Ты дома, что ли? — удивился я, запив водку соком — А чего плачешь? —

Она вздохнула, посмотрев на меня и зашла в ванную, там умылась и пришла ко мне. Всё равно, по глазам и лицу было видно, что она плакала.

— Ты со своим что ли погавкалась? — поинтересовался я.

— Нет — помотала она головой — Налей мне тоже выпить! — и достала себе рюмку. Я налил и ей и себе, мы молча чокнулись и выпили. Анька запила соком из моего бокала и стала закусывать, о чём то думая.

Я тоже запил и стал закусывать, глядя на сестру.

— Может расскажешь? — спросил я.

Анька взяла бутылку водки, налила себе, выпила, запив соком, налила ещё себе водки и опять выпила.

Я просто офигел от её действий — Ань, колись, что случилось? — спросил я, наливая и ей и себе. Она молча жевала, смотря в окно.

— Ладно, давай ещё бахнем — предложил я, поднимая рюмку — За сданную сессию. Ты ведь тоже сдала! —

— Это ты решил окончание сессии отметить? — поднимая свою рюмку, спросила сестра.

— Да всё решил отметить. И сессию, и зарплату, и со своей поругался —

— Не помирился ещё, что ли? — чокаясь со мной, спросила Анька.

— Нет. Я ей тебя в пример привёл, что дома сидишь, не шляешься по танцулькам, парня своего ждёшь. Наверно совсем с ней расстанемся — вздохнул я и выпил.

Аня тоже выпила и запила из моего бокала соком.

— Давай я тебе в другой бокал налью? — предложил я, закусывая.

— Что, жалко, что ли? — посмотрела на меня сестра.

— Нет, не жалко. Ещё налить водки? —

— Угу — кивнула она. Я налил, мы чокнулись и молча выпили.

Мне прям уже было хорошо от выпитого, уже хотелось поговорить, а сестра вдруг опять заплакала, слёзы потекли по её щекам.

— Слушай, хорош мокроту наводить. Говори, что случилось! —

Она помотала головой — Мне стыдно —

— Да ладно, что стыдного, то? Уже по полтишку приняли и не чужие вроде, да и нет больше никого —

— Налей ещё — попросила сестра.

— Надо ещё идти, пока продают — сказал я, наливая в рюмки. Мы опять молча чокнулись и выпили.

— Не надо никуда идти. У меня коньяк есть, сейчас принесу — закусив, сказала сестра и сходив к себе, принесла бутылку Хенеси — Думала выпьем с Женей, когда он из армии вернётся —

— А что его в армию забрали, ты говорила, что у него батя какая то шишка? — рассматривая коньяк, спросил я.

— Отец его и отправил, сказал, что нечего тут мажорить и в институте за деньги учиться — ответила сестра.

— Молодец мужик — одобрил я поступок отца парня, откупоривая бутылку Хенеси, налил ей коньяк, а себе водку. Мы выпили, запили по очереди соком и молча закусывали.

— Блин Вить, я такая дура — вдруг сказала Анька.

— Согласен — заржал я.

— Ничего смешного — сказала сестра и у неё опять потекли слёзы — Я не знаю, что делать, весь интернет перерыла, а там нифига нет —

— Может расскажешь всё по порядку и я смогу помочь? —

Сестра тяжело вздохнула, смотря в сторону — Я шарик вытащить не могу — сказала она.

— Какой шарик? Надувной? Откуда не можешь вытащить? — удивился я.

Аня опять вздохнула, продолжая смотреть в сторону — Шарик от помпового ружья. Помнишь племяшь приезжал, ему ружъё купили, шариками стреляло, пластмассовыми, как для пинг понга, только побольше немного. Всех тогда достал этим ружьём —

— И чего? — не понимал я.

— Того. Я его засунула и вытащить не могу — заревела сестра — Позор такой. Я даже ногти себе все обрезала —

Я вообще ничего не понимал — Какие ногти, почему позор? —

— Вить, не тупи, а! В себя засунула, туда — показала она себе между ног.

— Зачем? — округлил я глаза.

— Говорю же, что дура — ревела сестра.

— Хватит ныть. — сказал я, до меня наконец дошло, зачем она обрезала ногти и почему позор. Я больше на стал задавать вопросов зачем она это сделала, девка без парня давно и ждёт его. Если учесть, что они картошку жарили каждый день и не по одному разу, то тяжко ей без секса сейчас, по себе знаю, когда в армии служил. Пока там с поварихой не познакомился, рукоблудил, чуть ли не каждый день — Расскажи, в чём проблема! — попросил я.

— Какая проблема? — не поняла Анька.

— Почему не можешь выташить? — уточнил я.

— Он глубоко и скользкий. Я его ещё глубже запихнула, пока пыталась достать — тихо сказала сестра —

— А что в инете пишут? — спросил я.

— Что надо к врачу обращаться, если не получается достать — вздохнула она — Позорище такое —

Я налил ещё себе водки и коньяк сестре, молча выпили, даже не запивая, просто закусив.

— Что думаешь делать? — прервал я молчание.

— Не знаю — пожала она плечами.

— А ты когда ходишь или живот напрягаешь, он не двигается там? —

— Он там очень глубоко теперь, я его не достаю рукой —

— А чем достаёшь? — засмеялся я.

— Ну не смейся — обиженно сказала Анька.

— Извини, просто смешно. Купила бы себе самотык, пока Женька в армейке или любовника завела, чтобы трубы прочищал, в его отсутствие —

— Какой любовник, о чём ты? Женьке тут же сообщат, а я не хочу с ним расставаться — вздохнула сестра.

— Что, так любишь его? —

— Он мне очень нравится, а главное, я ему нравлюсь. Он меня очень любит. Стоит у него на меня —

— А у тебя на него стоит? — засмеялся я.

— Меня устраивает. Вот что ты опять ржёшь? —

— Ань, для веселья и выпиваем, что грустить. Ну засунула ты шарик, вылезет, когда нибудь — опять засмеялся я.

— Я тебе всё рассказала, думала чем то поможешь, а ты... — обиделась Анька.

— Пойдём, вытащу твой шарик — усмехнулся я — Чем тебе ещё помочь смогу?! —

— Как вытащишь? — посмотрела на меня сестра.

— Не знаю, надо посмотреть, подумать — пожал я плечами.

— Что там смотреть, ничего не видно — вздохнула Анька.

— Пропал шарик в чёрной дыре — заржал я.

— Дурак блин — опять обиделась сестра.

— Или ты боишься, свой цветочек аленький показать? — усмехнулся я.

— Конечно стыдно — вздохнула сестра.

— А врачу показать будет не стыдно? Сказать, что надо шарик вытащить, случайно из ружья туда выстрелила — опять засмеялся я.

— Вить, ну не смейся, пожалуйста — жалобно попросила Анька.

И мне стало жалко её — Больно тебе? — кивнул я на её живот.

— Нет, дискомфорт небольшой, больше от мыслей, что не получается его достать оттуда. Я всех перебрала, кто помочь может, но надёжных подруг нет, проболтаются. Уже все мозги сломала, что делать! —

— Ну и ходи с ним. Давай, ещё по одной! — наливая в рюмки, сказал я.

— Везде пишут, что надо обратиться к врачу, если не получается — вздохнула сестра — На всех форумах об этом талдычат. Там даже кто то ложкой вытаскивал, серебряной —

— Значит много таких желающих в себя шары запихивать — усмехнулся я.

Анька вздохнула и взяла рюмку, мы чокнулись и выпили.

— Хочешь, я попробую вытащить — предложил я, запив водку соком.

Анька пожала плечами — Попробуй —

— Пошли ко мне — поднимаясь, сказал я и пошел в комнату. Сестра пошла за мной.

— На диван садись — включив свет, сказал я и подошёл к дивану. Анька вздохнула и присела на диван.

— Дальше двигай задницу и ноги раздвигай — скомандовал я. Она опять вздохнула, стянула трусики, засунув их в карман халатика и продвинулась дальше — Вить, руки помой пожалуйста — попросила сестра.

— Базара нет — ответил я, сходил в ванную, помыл руки и вернулся. Анька протянула мне крем — Намажь руки —

Открутив колпачок, я обильно выдавил на ладонь крем и отдал тюбик сестре, вместе с колпачком. Намазал руки и присел у дивана — Показывай свой бутончик! —

Анька раздвинула ноги, согнув их в коленях, я встал на колени и стал рассматривать пиписечку сестры. Какая это была красота. Анька не запускала себя, всё было гладенько выбрито и пиписечка была просто сказка, розовые губки, небольшой клиторочек и узенькое, мокрое отверстие входа. Я просунул в отверстие палец, чувствуя, как член у меня в трусах, быстро твердеет, вздыбливая их. Анька чуть вздрогнула и дёрнула ногами, желая их сдвинуть, но вздохнув, раздвинула их ещё шире.

Я просунул палец глубже, но ничего не нащупал. Тогда я согнул ладонь щёпотью и засунул в дырочку сестры три пальца, как можно глубже, но опять ничего не ощутил, кроме того, что член у меня стал каенным.

— Ноги задери — сказал я, вытащив пальцы.

— Так? — спросила сестра, задрав ноги и держа их руками.

— Так! — ответил я — Не достаю, у тебя дырочка узенькая, боюсь больно тебе сделать —

— Постарайся Вить, очень тебя прошу — всхлипнула Анька.

— Не хнычь, вытащим твой пинг понг — уверенно сказал я и опять залез в дырочку сестры, вращая щёпоть, стал глубже погружать руку во влагалище.

Сестра тихо простонала.

— Больно? — спросил я, перестав просовывать руку.

— Нет — шёпотом ответила она.

— Будет больно, скажи — и продолжил вводить ладошку во влагалище, полностью сосредоточившись на этом.

Сестра стала вздрагивать и часто задышала ротиком.

— Не больно? — опять поинтересовался я.

— Немножко, можно ещё — прошептала она и вздрогнув, тихо простонала, когда я продвинул руку глубже, поворачивая её. Кончиками пальцев я трогал шарик внутри, а ещё там было что то небольшое, упругое. Мне казалось, что я трогаю матку сестры. Анька согнув ноги, старалась широко их развести, а я ковыряясь в её влагалище, больше думал не о шарике, а тупо лапал её попку, другой рукой и ласкал пальчиком её упругий, сжатый анус. До шарика я дотягивался, но он реально был скользкий и ухватить его не было никакой возможности.

— Его надо ближе придвинуть — сказал я — Попробуй напрячь живот —

Тут же почувствовал, как мою руку стал обжимать вход во влагалище, но толку это никакого не принесло. Я засунул палец в попку сестры и лизнул клитор. специально для еtаlеs.оrg Анька застонала и затряслась, я прям почувствовал рукой, как она кончает. Стало очень склизко от обилия жидкости внутри влагалища. Я опять лизнул клитор сестры и прокрутил рукой. Было очень неудобно, но очень возбуждающе.

Анька застонала, продолжая вздрагивать и тут моя рука глубже проскользнула внутрь, уперевшись костяшками ладоней, и больше не входила. Но и это было что то неописуемое, такое я видел только в порнофильмах, где тёлкам засовывали руки во влагалище, а тут моя рука внутри влагалища сестры. Анька уже просто стонала, ей было хорошо. Я трогал шарик и матку сестры, но толку от этого не было, если не считать того, что Аньке это было по кайфу.

Я даже кончиками пальцев, смог повращать немного, этот шарик. Даже немного придвинуть, но дальше никак, либо вытащить руку, либо как есть. Я решил вытащить руку, и осторожно вращая, медленно вытащил руку из влагалища.

Анька часто дышала ротиком, иногда сглатывая слюну.

— Прикольно там у тебя — тихо сказал я.

— Шарик там? — шёпотом спросила сестра.

— Там — вздохнул я — Шевелится, но надо подумать, как его подтянуть. Опусти пока ляхи. —

Сестра поставила ноги на диван и сдвинула колени вместе, оставив ступни раздвинутыми.

Я тупо лапал сестру за булочки, слегка сдавливая их пальцами руки, Анька лежала, закрыв глаза, покусывала губы.

— Ань, я в инете видел, что девушке надавливали на живот и у неё бутылка оттуда со скоростью выдавливалась. Прям вылетала. Давай попробуем? —

— Давай — вздохнув, согласилась сестра.

Посмотрел на свои трусы со вздыбившимся там членом — Пофигу, пусть видит, что меня это возбуждает — подумал я и залез на диван. Анька покосилась на мой трусняк, но ничего не сказала.

— Ноги раздвинь — положив ей руку на низ живота, у самого лобка, попросил я. Сестра раздвинула ноги шире и широко развела колени. Тут я решил поэкспериментировать. Смотрел в

интернете, как быстро довести девушку до оргазма и решил попробовать, прям такая возможность хорошая выпала. Держа руку на животе сестры, я засунул средний и безымянный палец другой руки во влагалище сестры, согнул пальцы внутри, прижав их изнутри кверху. Прижал ладонь к клитору и надавив Аньке на живот, стал быстро двигать рукой в пипиське сестры, совершая короткие движения, натирая ладонью клитор и пальцами внутри влагалища. Анька аж ноги задрала, схватилась за сиськи, замотала головой и постанывая стала кончать, да ещё как кончать. Из неё лилось, как из ручья, даже моя рука, в её пещерке, не препятствовала этому потоку. Попка и халат под её задницей, просто залились слизистой кончиной сестры. Анька стонала и извивалась, она вся дрожала от кайфа. На моих трусах тоже появилось мокрое пятно от текущего от возбуждения члена.

Я почувствовал, что шарик выдавило к моим пальцам, но теперь мои пальцы мешали ему выскочить, да и я не торопился с этим.

— Давай, встань рачком, сейчас вытащим — сказал я, осторожно вытаскивая пальцы из дырочки сестры. Она посмотрела на меня осоловевшими глазами, находясь в прострации, продолжая вздрагивать.

— Давай, не тормози — приказным тоном, повторил я, и сестра повиновалась, встала на четвереньки и потом загнулась, опустившись на локти. Я гладил её киску, вводил в неё пальцы, нащупывая шарик, находившийся совсем недалеко. Возбужден я был конкретно, от всего этого. Стянув себе трусы на ляжки, я пристроился к Аньке, поводил головкой по дырочкам, неглубоко ввел головку во влагалище, смазывая её, пальцем массируя дырочку попки сестры. Попка была промазана кремом от моих пальцев, я приставил головку к попке сестры и надавил, глубоко проникнув внутрь. Анька вскрикнула и дёрнулась вперёд, согнув спину, но уперлась головой в стену, да и я держал её за бёдра, натягивая на член.

— Витя больно — жалобно пропищала Анька — Больно туда. Не надо так резко —

Но мне было пофигу, я натянул сестру по самые яйца. Она аж громко завыла, потом стала умолять меня перестать — Вить, он выскочил, пожалуйста, не надо в попку, прошу тебя — поскуливала сестра. Я вытащил член и вошел во влагалище сестры, сразу до упора. Тут Анька тихо простонав, прогнулась и качнула бёдрами. Я стал долбить, заодно убеждаясь, что шарика там уже нет. Анька подмахивала мне, одновременно пытаясь уползти, потом громко вскрикнула — Да, так — стала стонать и кончила, сильно вздрогнув и громко простонав. Я тоже был на грани, но вытащил из нё член и стал кончать на попку сестры, помогая себе рукой. Сперма просто фонтанировала из члена, долетая до середины Анькиной спины. Её было очень много, она текла по её спине, попке, ляжкам, а я размазывал её рукой, втирая в кожу сестры. Кончив, я засунул член обратно, Аньке во влагалище, потрахивая её, пока член не стал опадать. А сестра покорно ждала, когда я её отпущу.

— Пойдём выпьем — вытащив член, предложил я и натянул трусы.

— Пойдём — поднимаясь на колени и поправляя халатик, согласилась Анька, подняла с дивана красный шарик, рассматривая его. Я думал, что сестра сейчас швырнёт его со злости, куда нибудь, а она положила шарик в кармашек халатика, туда же положила крем. Из другого кармана вытащила трусики, присев на край дивана, рядом со мной, надела их, погладила меня по ноге — Ты ведь никому, ничего не расскажешь? — тихо спросила она.

— Могла бы даже не спрашивать такую хрень — усмехнулся я — Будет желание, можем повторить. Даже шаоик можешь засунуть, опыт есть, как его вытащить —

— А ещё мне так сделаешь? — спросила Анька.

— Как? — переспросил я.

— Как делал — опять погладив мою ногу, ответила сестра.

— Так я много чего делал — засмеялся я.

— Вот всё, кроме попки — тихо сказала она, обняв и прижавшись ко мне.

— Легко, можем выпить и повторить — сказал я и тоже обнял сестру.

— Пойдём, выпьем — вздохнув, сказала сестра.

— Ты чего вздыхаешь? — спросил я, поднимаясь.

— Так хорошо и так противно из за этого — честно призналась она.

— А противно почему? — удивился я.

— Что изменяю Женьке, что хочется это делать — опять вздохнула сестра.

— Никто же не узнает, да и тебе легче будет его ждать — усмехнулся я.

Она встала, обняла меня и шепнула на ушко — Спасибо —

— За что? — усмехнувшись, спросил я.

— За всё. Пошли —

Мы пошли на кухню, выпили по паре рюмок, молча смотря друг на друга, а потом Анька подошла, села ко мне на колени и поцеловала меня в губы.

Какая у меня оказывается сестра, шалунья. Хлебом не корми, дай за член подержаться. Она ласкала его ротиком, терлась своими классными сисечками. Мы уснули под утро, в объятиях друг друга.

А потом я наслаждался сестрой до приезда её парня из армии. Никто не знал, что мы с сестрёнкой шалим. А попочку я всё таки ей разработал.

Когда Женька вернулся из армии, Анька стала реже со мной трахульками заниматься, но совсем не перестала, с удовольствием натягиваясь на мой член всеми дырочками за один раз, потом всегда сладко целовала его взасос и бежала в ванную. Да и мне хватало этого, я познакомился с другой девушкой и с сексом у меня проблем не было.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!