Была у нас в офисе одна очень привлекательная особа по имени Ксюша. Стройная, не сильно высокая, на голову ниже меня. Грудь небольшая, но правильной округлой формы, остренькая, прям так и смотрит на тебя, а Ксюша еще и любила её подчеркнуть всяческими блузками в обтяжку. Никогда не носила никаких пуш-апов, знала что её грудь идеальная и на неё и так будут обращать внимание. Попка не менее изумительной формы, обтянутая слишком уж короткой для офиса юбкой, и длинные ножки дополняли картину.

И вот, в преддверии Нового Года, собрались мы всем офисом на корпоратив в ресторане. Надо сказать, девушек у нас было мало, все вроде симпатичные, но на вкус, как говорится. Ксюша в этот вечер затмила всех... Красное обтягивающее платье в пол, с лямкой только на левом плече, и вырезом от бедра до пола с левой стороны. К её ярко-рыжим, ниже плеч, распущенным волосам оно подходило безупречно. Голое плечо явно намекало на отсутствие бюстгальтера, что подтверждалось при ближайшем рассмотрении проступающими сквозь ткань платья остренькими сосочками. Мне повезло сесть за столом рядом с ней, и мои ухаживания щедро вознаграждались откровенно близкими танцами на танцполе.

Она поворачивалась ко мне спиной, крутила вжатой мне в пах попкой, выставляя напоказ свою безупречную ножку, прижималась спиной ко мне, кладя голову на плечо и обнимая руками за шею извивалась как пойманная кобра, а на медляках вжималась в меня и обвивала руками так, что дышать становилось трудно. Я тоже даром времени не терял, мои руки побывали везде кроме, наверное, самого заветного. Я выяснил насколько упруга её грудь, попка, ответил для себя на вопрос, который наверное волновал всех мужчин в зале — были ли на ней трусики. Да, были, но ниточки настолько тонкие, что через платье не проступали и в разрез их было почти незаметно, только на ощупь.

Надо сказать что на что-то большее, нежели эти танцы, я не рассчитывал. Ксюша хоть и была зажигательной и раскрепощённой девушкой, но она была замужем. Она любила флиртовать, любила заигрывать с мужчинами, но верность мужу хранила. По крайней мере, если бы хоть кому-то из мужской половины офиса удалось бы её соблазнить, все остальные мужики точно бы об этом знали, разговоры в курилке у нас и не такие бывают. Конечно офис у нас молодой, и это был только первый новогодний корпоратив у всего коллектива, но особых надежд я не питал.

В перерывах между танцами и шампанским мы часто выбегали на улицу покурить, и не всегда при этом удавалось одевать верхнюю одежду, поэтому замерзали бывало очень сильно. Но кого это волновало в тот вечер? После такого количества шампанского мы готовы были хоть голыми в снег нырять, всё было нипочём. Ну и естественно, на следующий день это сыграло с нами злую шутку. Мы с Ксюшей легли в больницу с температурой под 40. В одну больницу, в одно отделение, в соседние палаты. Вот уж судьба... Первые дни мы практически не общались, нам было не до этого, состояние было ужасное и ничего не хотелось. Только изредка переписывались ниочём, у кого в какую руку капельницу воткнули, какого цвета таблетки дали и т. д.

Но с улучшением состояния здоровья увеличивался и наш интерес к жизни, а с ним и частота и углубленность переписки. Она рассказывала про свою жизнь, свои увлечения вне работы, про занятия гимнастикой в детстве и фитнесом сейчас, что было заметно по рельефам её мышц. Нет, она не была перекаченной боди-билдиршей, но жира на её теле не было ни грамма, это уж я успел понять. Мы вспоминали корпоратив, наши танцы, и естественно я не скупился на комплименты про её красоту, упругость и сексуальность её тела, её красивый голос и смех. Словом, девочка немного разомлела, и разговоры начали приобретать уже и более откровенный характер. Она рассказала про своих бывших, свои предпочтения в сексе, в мужчинах, про свои игрушки дома, и про то что муж зачастую уделяет ей гораздо меньше внимания, чем требует её организм и как ей иногда не хватает хорошего крепкого члена, а то и двух (да, про свои фантазии тоже немного рассказала). Мы сблизились гораздо сильнее, чем это было возможно в офисе, и практически всё свободное от процедур время проводили за разговорами.

Так как первое время мы были очень ослаблены болезнью, то двигались очень мало, из палат выходили только в коридор и туалет. С появлением сил появилось и желание наконец-то сходить в душ. специально для еtаlеs.оrg Мы узнали что он здесь общий на 3 кабинки, находится в другом крыле в конце коридора и разграничен по времени между отделениями, но это разграничение никто никогда не соблюдал и все ходили когда им удобно. Хорошо что народу мало, и зачастую может повезти принять душ одному. А вот как он разделялся между мужчинами и женщинами, было непонятно. Мы с Ксюшей договорились пойти на разведку вместе, чтобы покараулить вход от противоположного пола, пока один из нас будет плескаться. Придя туда, мы были очень удивлены отсутствию замка на двери, но спасало то, что сами душевые кабины были отделены от коридора помещением раздевалки.

Я отправил Ксюху первой насладиться струями тёплой воды, тактично отвернувшись в угол пока она раздевалась, а сам остался в раздевалке изучать кафель стен и пола, а так же её трусики, явно «случайно» оставленные на лавочке поверх стопки её одежды. Тут мне на глаза попалась стоящая в углу швабра. Дверь в раздевалку открывалась внутрь, а слева на стене была прикручена вешалка с крючками для одежды. Я сложил всю это картину в голове в одно целое, взял швабру и начал примерять её между дверью и крючками вешалки. Наконец, найдя нужный крючок на нужном расстоянии, я упёр швабру рабочей частью над ручкой двери, а рукояткой в нужный мне крючок. Всё, дверь надёжно заперта изнутри. Я поспешил, перекрикивая шум воды, обрадовать Ксюшу что в следующий раз она сможет безбоязненно принимать душ одна.

Вдруг шум воды резко стих. И после пятисекундной паузы я услышал неуверенный, судя по недостаточной для разговора из соседнего помещения громкости голоса, вопрос:

— А кто мне спинку тогда потрёт?

Я, мягко говоря, был немного шокирован таким вопросом и сперва даже растерялся, что ответить, а Ксюша в это время добавила:

— Я так привыкла к этому, а тут уже неделю без душа и мужа. Ты же не обидишься, если я тебя попрошу по-дружески?

— Конечно не обижусь! — выпалил я, быстро скинул футболку и воодушевлённый влетел в душевую. Ксюша стояла в самой дальней кабинке, лицом к стене, одной рукой прикрывая грудь, а в другой держа мочалку. От увиденного у меня перехватило дыхание. Капли воды падали на её красивые плечи, стекали по точёной спинке, огибая прекрасную талию и бёдра. Взгляд замер на её идеальной по форме попке, и мой, без того напрягшийся член, от такого зрелища начал совсем уж неприлично оттопыривать штаны. Ксюша взглянула на меня через плечо и рассмеялась:

­ — Штанишки намочить не боишься? Или ты так сильно меня стесняешься?

— Да нет, это чтоб тебя не смущать, реакция-то на твой вид невооружённым глазом заметна — пошутил в ответ я.

— Ты еще не понял, что меня трудно чем-то смутить? Если уж тебя так волнует твоя реакция, я могу на неё не смотреть — улыбалась Ксюха. И действительно, могла же в голову такая чушь прийти, после наших разговоров... Я быстро смотался в раздевалку и скинул с себя штаны с трусами. Вернувшись к ней я взял из её руки мочалку и начал аккуратно намыливать ей спинку, держа другой рукой её плечо. Она скрестила руки на груди, опустив голову, но по её щекам я понял, что она улыбается.

— Тем более что мне нравится такая реакция, хоть кого-то еще возбуждаю значит — тихо произнесла она, так что я еле разобрал сквозь шум воды.

— Ты чего Ксюш? У тебя идеальное тело, на тебя весь офис слюни пускает, только и говорят в курилке, что о тебе, — тем временем моя рука уже приближалась к её попе. Мне нужно было срочно решать что делать, продолжать спускаться вниз как ни в чём не бывало, или остановиться и закончить

эту опасную игру. Но думал я уже давно не головой...

— Правда? — спросила она, заглянув мне в глаза через плечо. Увидев её взгляд, я понял что в её голове происходила жесточайшая борьба между похотью и верностью мужу. Мы смотрели друг на друга всего несколько секунд, но они показались мне вечностью. В её взгляде я увидел и мольбу, и укор, и вопрос, и надежду одновременно, она как бы выискивала ответ в моих глазах.

— Правда. — ответил я. Переложил руку с её плеча на талию, а мочалка сползла ниже. При этом я слегка приблизился к ней, так что моя головка коснулась её попы. Ксюша закрыла глаза с улыбкой и опустила руки с груди, одну положив на мою, которой я держал её за талию. Другой рукой она взяла мою кисть с мочалкой и перевела её с попы на живот, таким образом притянув меня к себе и прижавшись спиной. Мой кол залёг между её прелестных булочек, я намыливал её спереди, переложив руку с талии на грудь. О, эта прелесная грудь! Как же я мечтал взять в руку этот великолепный холмик. Ксюша откинула голову назад, положив мне на плечо, а руками обняла меня за шею.

Вот теперь все барьеры точно рухнули. Теперь я повторно исследовал её тело не стесняясь, но в этот раз все ощущения были совершенно новыми. Мы кайфовали друг от друга как и тогда на танцполе, только зная чем это всё кончится и желая этого. Я не заметил как мочалка выпала у меня из руки, и как рука оказалась между её ног. Очнулся уже когда она слегка повернула голову и мы слились в страстном поцелуе. Я нежно массировал её клитор, иногда опускаясь ниже и погружая в неё пальчик, она слегка расставила ножки чтобы дать мне доступ. Она рефлекторно двигала тазом вслед за моей рукой, а я рефлекторно повторял её движения. Наконец она опустила руку за спину, обхватила член и начала водить им между своих булочек и опускать вниз, лаская им свою киску. Я убрал руку от её промежности, положил ей на талию и слегка прогнул Ксюшу в спине, сам при этом слегка расставил ноги чтобы опуститься пониже. Девочка умничка всё поняла без слов, и сама направила мою головку ко входу в свою пещерку. Я еще немного подразнил её, и услышав недовольное «Ммм...», аккуратно вошёл.

Это было нечто невероятное, Ксюша издала стон, я сам чуть не застонал от счастья, она была очень горячей внутри, но что меня действительно поразило — упругой и натренированной даже там. Мы замерли, я чувствовал как эта чертовка играет мышцами, сжимая мой член в тиски. Я начал медленно двигаться гладя руками её грудь, живот. Руки постепенно перешли по талии на спину и наконец я взял её за бёдра, увеличивая темп. Ксюша опёрлась руками о стену и уже не могла сдерживать стоны, всё громче и громче падая в бездну удовольствия. Продержалась она недолго, через несколько минут она начала содрогаться, ноги переставали её держать. Я ускорился до предела, думая лишь о том, как не кончить раньше неё. И наконец Ксюша, наша огненная красавица и умница, наша вертихвостка и зажигалка, вожделенная всеми знающими её мужиками, завыла у меня на члене как волчица. Её ноги подкосились, но я успел схватить её тело и прижать к себе. Она выпала из реальности, её тело билось в судорогах, для неё не существовало больше ничего на свете, кроме накрывшего её оргазма.

В течении минуты Ксюша не могла прийти в себя, сокращения её мышц постепенно ослабевали, она обмякла у меня на руках. Голова лежала у меня на плече, я держал её прижатой спиной к себе, её руки без сил висели в разные стороны, а ноги едва касались носочками пола. Она смотрела мне в глаза и улыбалась. Я приподнял её, снял с члена и поставил на ноги, повернув лицом к себе. Мы слились в поцелуе, в глубоком и искреннем поцелуе. Мы целовались не губами, а словно душами, проникая друг в друга языками, казалось, до самого сердца. Не отрываясь от меня, Ксюша подняла одну ногу почти вертикально вверх, насколько позволяли наши объятия (тут я вспомнил про её гимнастическое прошлое), и ввела в себя мой член. Наконец мы оторвали губы друг от друга, она взялась руками за мою шею, а я одной рукой за её талию, а другой поглаживал её прелестную ножку, вытянутую вверх как стрела, и начал двигаться. Много времени мне не потребовалось, я и так был на пределе возбуждения после всего что произошло, поэтому Ксюша, прочитав в глазах немой вопрос, быстро снялась с меня, опустилась на корточки и взяла в рот мою головку. После пары движений её губ и языка, мой вулкан начал извергать раскалённую сперму прямо ей в ротик, я не смог сдержать стон. Ксюша приняла всё до последней капли, на ходу проглатывая чтобы ничего не упустить. Я был в приятном шоке от такого, это было неземное удовольствие. Малышка облизала головку, слегка пососала её еще немного и поднялась.

Мы еще долго ласкались под душем, обнимались, намыливали друг друга во всех местах по нескольку раз, вытирали, одевали. Когда мы, наконец, отперли дверь и вышли в коридор, там уже скопилась очередь из бабулек, встретивших нас гневными и укоряющими взглядами. Но нас это не беспокоило, мы были под кайфом друг от друга, и шли, держась за руки, понимая что лежать здесь нам еще долго, и это только начало.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!