У Андрея и его жены возникла проблема: на переходе Ольгу едва не сбил лимузин, так она еще и виноватой осталась.

В лимузине катил не то наследный принц, не то король африканской страны, с собою вез аквариум с какой-то диковинной лягушкой. При торможении автомобиля «на Ольгу», аквариум плеснулся, лягушка подлетела и угодила в рот королю, тот как раз что-то орал, ну он ее с перепугу и проглотил.

А в понедельник шеф Казимир Андреевич вызвал Андрея «на ковер».

- Натворили вы, ребята, делов,- развел он руками, не успел подчиненный войти в кабинет.

- А что такое? – Не понял Андрей.

- Да лягушка-то эта миллионы стоит! – Начальник вскочил, в волнении прошелся по кабинету.

Андрей беспомощно свалился на стул.

- Да миллионы, черт с ними, их у этого короля, как у черта, извини за каламбур, - беда в том, что тварь эта пучеглазая в Красную книгу занесена, и это был чуть ли не последний экземпляр на всей планете. На него этот заморский гость дышать боялся. Держал под рукой, холил и нежил, как любимую собачонку.

Короче, лягушка эта у него чуть ли не жемчужиной всей коллекции разных тварей числилась.

Теперь вот выходит международный скандал. Мне уж и из посольства звонили, и министр - представляешь, уровень?! Общество защиты животных бьет тревогу, назревает дипломатический скандал.

Как –то , может, и отбились бы, да Ольга твоя на красный перебегала. Постовой, понятное дело, зафиксировал. В ней, выходит, вина. Такие, брат, дела.

- И что ж теперь будет? – Андрей не верил своим ушам.

- Да вам-то, может, и ничего, а Державе нашей урон. Его страна крупнейший экспортер наших изумрудов. А он до того озверел, что грозит прекратить экспорт. Ну, ты подумай, из-за какой-то лягушки! Совсем эти богатеи с глузду съехали. Хе - х, это ж надо, лягушку сожрать!

Он сам, кстати, на лягушку похож, тьфу… В общем, Андрюша, набивайтесь к нему на прием, в ножки падайте, молите о прощении.

Если он бросит изумруды покупать, ни вам, ни вашим детям карьеры не видать, как своих ушей. А то и посадят надолго. Биографии испорчены, и все такое . Правнукам хватит расхлебывать дела ваши.

О приглашении к нему на аудиенцию не парьтесь, вам его предоставят.

- Клянусь, я на зеленый шла,- плакала Ольга. – А они летели, не разбирая дороги.

- А то я не знаю, что ты во всем аккуратная, - беспомощно разводил руки Андрей. – Только ты сама подумай, солнышко, кому наши дорожные инспектора подыграют, тебе, простому консультанту, или коронованному миллиардеру?

- И что мы скажем ему? – распялила губы в реве жена.

- Да что, поедем, может как- нибудь повезет, - неуверенно, утешал ее супруг. Он не мог поверить, что они влипли в такую дурацкую историю:

-Оденься, лапонька, только приличнее.

- А я что, неприлично одеваюсь?

- Ну, хотя бы чулки ажурные не надевай.

- Да уж не надену!

Король арендовал президентские апартаменты гостиницы Редиссон – Славянская.

Множество разномастной челяди, референты, охранники, телохранители, секьюрити, жрецы разных культов, какие-то продавцы сувениров - все, как в бреду.

И бесконечно долгий путь по лабиринту коридоров. Металлодетекторы, предбанники, двери, холл, комнаты- комнаты, и вот, наконец, после долгих переходов и унизительных процедур, покои Его Величества.

Он возлежал почти боком на подушках на каком-то необъятном ложе, и, не смотря на то, что прекрасно работали кондиционеры, двое полуголых темнокожих рабов обмахивали повелителя широкими опахалами из легких, длинных переев, с обеих сторон ложа, покрытого темно- пестрым покрывалом, с виду - из грубого сукна.

Опахала ходили вверх- вниз, казалось, перья не поспевают за древками и все время самостоятельно клубятся в воздухе.

У стен - хрустальными пирамидами – аквариумы, аквариумы, аквариумы - с разными пауками, змеями, рептилиями и лягушками.

Король был запахнут в шелковый - до пят - бежевый халат, не скрывающий больших желтых ступней. Его лысая, отливающая синим голова, торчала прямо из халата, каким-то безобразным наростом, напрочь лишенная шеи.

Это был крупный, пожилой мужчина, с мелкими, редко поблескивающими глазками и красными мясистыми губами, огромным шрамом брезгливо лежащими снизу поперек головы.

Андрей и Ольга невольно поклонились. Сопровождающий их референт – переводчик шепотом посоветовал склониться ниже. Гости исполнили совет.

Король как-то неожиданно проворно ощерился, явив белые зубы.

Перевели, что он рад приветствовать столь приятных гостей у себя в «хижине».

Возникла неловкая пауза, спеша заполнить ее, Андрей почти крикнул, что они пришли извиниться за погибшую лягушку.

Хозяин ответил редкой густоты басом, что это пустяки, и у него таких лягушек – целый океан. За то завтрак у него был хороший – из чистого белка.

Свита угодливо захихикала. Переводчик – старательнее всех.

У Андрея немножко отлегло от сердца:

- Значит, вы на нас не обижаетесь, и не перестанете покупать изумруды?- Простодушно спросил он.

- Не обижаюсь,- ответило это чудище с королевского ложа, - а чтобы доказать вам мое расположение, я приглашаю гостью несколько дней пожить со мной.

Андрей не поверил своим ушам:

- Вы хотели сказать, «пожить у меня»?- Переспросил он.

- Нет, именно «пожить со мной»,- уточнил переводчик- какой-то противный азиат и учтиво поклонился.

Андрея тут же схватили под микитки и поволокли в холл.

- А вы у нее спросили согласия?!!- отчаянно вырывался он, успев заметить, что Ольгу удерживают какие-то мужчины в пиджаках, и она с мольбой смотрит ему в след.

Андрей не понял, как очутился в полицейском уазике, в заднем, зарешеченном отсеке, он видел лишь через эту решетку, как стремительно отдаляется проклятый Редиссон, обставленный разноцветными автомобилями.

Ну, а потом были пятнадцать, а то и больше, горячечных суток в полицейском спецприемнике, в камере – одиночке. Его упекли за решетку, чтобы он в запале чего не отчебучил.

Впрочем, это не его посадили, это свободу изолировали от него.

Телефон отняли, весточек от жены не передавали. И в минуты физического спокойствия, когда не ныли ссадины и шишки, которые он сам же «причинял» себе, стремясь вырваться на волю, о чем только не думал Андрей, чего только не вспоминал, трогательно свернувшись калачиком на жестком тюремном топчане.

Как стеснялся своего маленького члена, как страстно хотел увидеть жену, спаривающуюся с другим мужчиной – более сильным самцом, и потихоньку, боясь оступиться, подводил ее к этому. Понимал, что он самый настоящий кукколд, но нырнуть с головой в купель этого сладостного состояния, все не решался.

Потихоньку приучил Ольгу к совместному просмотру порно. Смотрела она вроде без особого интереса, но когда он, после сеанса трогал ее вагину- та была липкой и горячей.

Теперь Ольга принимала гостей без нижнего белья, и их обоих это заводило. Словом, мелкими шажками он вел жену к своей мечте. И вот, эта чертова лягушка. И откуда она только выпрыгнула.

Где она теперь, Ольга, что с ней? Бесконечные фантазии будоражили его мозг. Они были то тревожны, до паники, то сладки и приятны. Но при этом кажется лишь тут, в этой долбаной одиночке, он осознал, насколько сильно любит жену.

Дней через 17, уже когда он со всем почти что смирился, и ссадины зажили, с вечера его повели в душ. Вернули белье, одежду и телефон доставили прямиком в Редиссон. Там он снова был омыт в каких-то благоухающих ваннах, однако ни белья, ни одежду ему не вернули. Голому велели запахнуться в коротенький халат.

А потом он оказался аккурат в спальне повелителя, причудливо подсвеченную тусклыми фонарями, расположенными за аквариумами, по периметру покоев, так что чудища, обитающие в них, отбрасывали диковинные тени, двигающиеся по всей опочивальне.

-Вас сюда призвали по просьбе вашей жены, - шепнул ему кто-то незримый,- скиньте халат, тут всем положено быть голыми. Исключение лишь для хозяина и его жены.


Халат скользнул с плеч Андрея.

- Ваше место на подушках, перед ложе. Знайте свое место, иначе будете наказаны.

Андрея тихонько подтолкнули к подушкам.

- А что, хозяин тут будет с женой? – Пересохшим ртом, тоже шепотом спросил гость.

- Хозяин уже здесь! – Ответил голос. А его любимая жена в этом сезоне - ваша Ольга.

- А что это значит?

- Это значит, что половой жизнью он живет только с ней. Тс- с, больше – ни слова.

Андрею помогли разместиться на подушках, он стеснялся и пытался прикрыть руками член.

Его ладони отняли от лобка.

Он уже лежал на ковре, на крупных, расшитых подушках, как бы сбоку перед ложе, весьма удобно надо сказать. Курились благовония, горели большие как тумбы, желтые свечи.

У Андрея начинала кружиться голова. Робко оглядевшись по сторонам, он, наконец, осмелился кинуть взгляд на постель.

Господин совсем голый возлежал на подушках, и две юные, нагие белые девственницы, стараясь не чмокать, делали ему тихий, но страстный минет. Белизна стройных девочек просто невероятно оттенялась чернотой широкого одутловатого партнера. Они были просто ослепительно белы.

У обеих, высоко на бедрах были наколоты черные пики с белой буквой G посередине.

Они коротко полизывали член, словно толкали его своими проворными язычками, вкруговую и косыми движениями порхали по мощно стоящему, в локоть приапу, овитому бурыми жилами, не решаясь принять его в рот.

Мизинчиковый членик Андрея сам по себе - словно жил своей жизнью - моментально встал и окаменел в небывалой эрекции.

Наложницы то и дело меняли расположение, то находясь с боков хозяина, то заходя спереди, их алые рубчики, мелькая, жгуче алели. Они тоже были возбуждены.

Все хранили исключительное молчание. И так продолжалось с полчаса, а может и больше.

Внезапно раздался короткий звон, испугавший гостя. То хозяин дернул колокольчик.

В покои впорхнули три фигуры в капюшонах и замерли прямо перед ложе, поклонившись. Затем две крайних смахнули со средней кимоно, и, снова поклонившись, задом удалились.

Голая девушка замерла перед постелью, в ожидании. Андрей не мог ее разглядеть- она стояла к нему боком. Наконец, хрюкнув, повелитель поманил ее пальцем.

Она встала на колени на ложе, прошла по нему, жестом обеих рук отпугнула целок и сама принялась за минет. Но делала его недолго: облизала и заглотила головку. За тем вскочила и встала на распрямленных ногах над членом, спиной к королю. Член тут же завернулся владельцу под пупок.

Она стояла на своих длинных, божественно красивых ногах и, склонив голову набок, мяла свои груди, готовясь к акту.

Иногда меж ее пальцев что-то ослепительно сверкало. Она опустила руки на свои бедра и слегка подала лобок вперед.

Как бы предлагая вагину. Одна из девственниц стала ее лизать.

Андрей обомлел. На постели вознеслась Ольга. Но какая! В ее возбужденных сосках сияли бриллианты, а на гладковыбритом лобке была свеженабитая черная пика с белой буквой G посредине.

И это еще не все, она, кажется, была беременна. Был заметен едва округлившийся животик, выпяченный пупок, вокруг сосков явственно обозначились коричневые круги, вагина была уже не девичьей, а женской, мощной, мясистой и матерой, густо липкой.

Увы, надо признать, последний относительно нормальный секс с женой у Андрея был больше, чем полгода назад. И то он тогда в нее не кончил.

Теперь Андрея Ольга словно бы и не замечала. Она была в невероятном возбуждении, кусала уголки губ, и покрывалась гусиной кожей. Ее слегка трясло. Наконец, грубо оттолкнув голову девочки, Ольга опустилась на карачки, девочка подняла член, направила на влагалище, и Ольга плавно, но уверенно нанизалась на него до корня. Ее половые губы вязко сжали широкий корень.

Андрей невольно вспомнил, что дома средних размеров дилдо она брала в себя меньше чем на половину, и понял, что секс у жены и господина был регулярным.

Ольга двинула тазом, словно усаживаясь поудобнее, откинулась назад, оперлась руками о грудь партнера и стала ебать его частыми мелкими движениями. Словно тряслась на нем.

Такую технику скрещивания Андрей видел впервые!

Страсть хозяйской наложницы нарастала. Рот обезобразился, губы она кусала неистово, и не переставая. И жутко поблескивали бриллианты в ее возбужденных сосках.

Партнер властно приостановил ее тряску, она перепрыгнула к нему лицом, фактически легла грудью ему на грудь, и он, жестко обняв руками ее спину, стал ебать ее снизу, все убыстряя темп.

Андрей понял теперь что такое африканская страсть и африканский мужчина.

Он ебал ее в таком ритме полчаса не меньше, не выпуская из своих объятий. Она сначала выла, а потом орала в голос, сокрушительные оргазмы накрывали ее один за другим.

И наконец, мучитель отпустил ее и замер. Наездница махом вернулась в положение сидя, ее бедра тряслись, сфинкер вязко рефлекторно сжимался, и вдруг вся она разом скукожилась в один плотный- плотный комок, до судорог сведя плечи, прижав локотки, и ощерившись, как от адской боли, а потом медленно и блаженно разжималась, раскрываясь вся целиком и начисто, как горящий, скомканный лист, как ладонь, как божественная лилия.

Ее накрыл самый мощный в этом акте оргазм!

Она тряслась и содрогалась минут десять, не меньше. Наконец, устало свалилась на бок, потом перевернулась на спину, широко развела ноги, согнув их в коленях.

Из ее все еще пылающей вагины вязко вытекала и расплывалась сперма.

Девственницы мягкими салфетками стали осторожно отирать вспененный член африканца, который хоть и свисал поперек бедра, но все еще время от времени дергался и капал спермой.

Повелитель черной лапищей по хозяйски наминал белую ягодичку той девочки, что по светлее и что-то добродушно бормотал. И уже, едва ощутимо улавливалась в этом удовлетворенном бормотании старческая хрипотца.

Терпко пахло потом и спермой.

- Вылижи меня! – грудным басом велела Ольга Андрею.

Не помня себя, на коленях он приблизился к жене и робко лизнул ее крупный клитор. Он не понимал своих чувств, их было так много, что словно не было вовсе.

Чтобы хорошо вылизать, сперму сначала надо было пить, и он пил, а потом лизал - вылизывал каждую складочку, каждый пылающий уголок, а семя все прибывало и прибывало.

Одно лишь Андрей понимал четко: что он готов жизнь отдать, чтобы остаться тут навсегда.

Но его вскоре увели. Ольга осталась в постели хозяина. Оказалось, что в ночь ему нужно три, а то и четыре секса…

Через какое-то время Ольга заехала на их с Андреем квартиру, за своими документами. Ее живот уже был виден даже через бесконечно дорогое пальто.

Пока телохранители курили на площадке, Андрею удалось перекинуться с желанной гостьей парой уже ничего не значащих слов:

- Может, останешься?

- А что, ты меня еще хочешь?!

- Хочу, еще как хочу! – Экс супруг обнял любимую, попытался повалить ее на диван. Она неожиданно рассмеялась, распустила пояс, сбросила пальто, задрала юбку, приспустила колготы и трусы, легла на спину на край дивана:

- Ну, давай, попробуй чужое наезженное седло!

Андрею бросилось в глаза эта желанная черная пика, и он так ошалел, что успел жене присунуть, и подивился, все - таки, какое же у нее огромное влагалище, членик вошел в него, почти ничего не задев.

- Ух ты прыткий какой! – Снова захохотала Ольга, - ладно, отвали, - оттолкнула она его ладонями . - Тебе тут ловить нечего.

И натянула трусы.

Снаружи тревожно постучали:

-Ольга Юрьевна, у вас все в норме?- Это телохранители.

- Да! – Крикнула Ольга в коридор.

- Зачем на все это пошла? – Спросил у дверей Андрей.

- На что, «на это»?

- Ну, богатей этот и вообще?

- Ты же сам такого хотел.

Новоявленная королева Африки (сколько их у того короля?!) оставила бывшему мужу подарок: изумрудную статуэтку лягушки. Точную копию той самой, с которой все начиналось.

Хотите новых рассказов, пишите мне:

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!