«Bеd? Bаd! It`s аn аnоthеr bаd... Mаy bе nоt sо?» — надрывался музыкальный центр посредственной песней неизвестной певицы. Игра слов: кровать... плохо... чужая кровать... а может все и не так. Песенка тупая, если вникать в ее смысл. А если не вникать — то пойдет. Динамичная, красивая мелодия, красивый голос певицы. Я, похоже, единственный, который обратил внимание на перевод. А всем остальным было просто весело.

Наша компания сидела под навесом у Валеры на даче. Собрались со старыми друзьями по старой традиции, на пришедшее в конце сентября «бабьелето». Я, и еще один наш общий друг Ромка приехали со своими женами, а Валерка был со своей очередной девушкой.

Меня зовут Александр, мне 27 лет. Рост — 184, вес — 90, в целом я обычный и ничем не выделяющийся мужчина, хоть и жена так не считает. Моя жена — Марина, ей 25, брюнетка, среднего роста, с длинными волосами. Мой друг Ромка — маленький, шустрый, двадцати-пяти летний парень. Сколько помню его — так и не изменился и не повзрослел: веселый, задорный, душа компании. И что удивительно — жену себе, Наташу, нашел под стать. Тоже миниатюрная, живая, вечно улыбающаяся. Они одногодки, и даже день рождения у них в один месяц! Валерка — вот он у нас особенный. При невыдающейся внешности и среднем росте он всегда умудрялся отхватывать себе ослепительных девушек! Правда при его любвеобильности, он не мог долго хранить верность и спустя какое-то время, знакомил нас со своей новой избранницей. Вот и сейчас, на даче нам была представлена Милана — эффектная фигуристая блондинка, которая мне показалась на удивление хозяйственной и милой.

Вот такой вот компанией мы и сидели на Валеркиной даче сегодня. Дача, кстати нужно отметить, была очень уютной. Даже его московская квартира качественно отличалась, и не в лучшую сторону. Валера в свое время отвалил немалую сумму за участок со старой хибарой, единственным плюсом которого было то, что расположено все это было в красивейшем сосновом бору. Несколько лет спустя в это место стали стягиваться «шишки» рангом повыше. И Валере предлагали за его дачу суммы в несколько раз выше чем он затратил сам. Однако друг не соглашался, и продолжая корпеть над участком каждые выходные. Как результат: двухэтажный сруб, в красивом старославянском стиле, просторная веранда, навес легко вмещающий несколько машин, и просторная беседка с мангалом — центр всех праздников и торжеств. Все это огорожено высоким забором, который обступал высокий лес. Пара вековых сосен так и остались стоять на участке, вписавшись в его дизайн.

Как правило, первые часы после приезда к Валере в гости, всем всегда хотелось сидеть и не шевелиться, слушая звуки природы и шум ветра высоко в ветвях. Так было и в этот раз. Познакомившись с Миланой, мы сидели на лавках и чуть ли не шепотом обменивались новостями. А потом, отойдя от московской суеты, занялись приготовлениями. Девочки накрывали на стол, мы готовили шашлыки и крошили салаты. По нашей традиции, «на природе"готовили мужики. Постепенно замурлыкала музыка, зазвучали разговоры, смех. А когда подошла первая партия мяса и пропустили по паре рюмок спиртного, веселье пошло в гору.

Постепенно наступили сумерки и следом пришел быстрый сентябрьский вечер. Валерка включил освещение. Музыка орала на всю. Вот в этот момент я и прислушался к песне. Остальным же было весело. Я решил не отставать от компании, выкинул все из головы, опрокинул рюмку, кинул в рот кусочек шашлыка и подорвался танцевать.

К одиннадцати вечера «натанцевались» мы так, что Маринку мне пришлось заносить в дом буквально на руках. Ромка еле ворочал языком и они с Наташей шли спать обнявшись и поддерживая друг друга. Валера был пьяным в дым, хотя по виду и не скажешь. Милана тоже, видимо еще не привыкшая к нашим праздникам, держалась еле-еле, засыпая на ходу.

Поскольку на первом этаже у Валеры не было жилых комнат, наша компания немало повеселилась поднимаясь по лестнице. Мне, правда, было не совсем до смеха. Я реально боялся уронить супругу, которую нес на руках. Наконец, поднявшись в гостиную, мы были вынуждены остановиться для отдыха. Я устроил жену в одной из комнат, Валера зажег камин, и мы расположились на креслах и диване. Немного поговорив, и пропустив еще по стаканчику мартини (и нафига мешали?) мы стали располагаться спать.

На втором этаже были две жилых комнаты. Гостевая досталась Ромке с женой, а свою спальню хозяин великодушно уступил нам с Мариной. Сам он, с Миланой, устроился на диване перед камином. Ромка с Наташей ушли в свою комнату и уже буквально через минуту я услышал храп друга. Как при таких звуках могла уснуть Наташа не знаю.

Я зашел в комнату и хотел было перенести жену на кровать с кресла, на которое ее посадил сначала, но Марина недовольно отбивалась и мне пришлось оставить ее в покое. Не успел я постелить себе постельное белье, как она уже опять глубоко заснула, свернувшись калачиком.

Я разделся, лег на кровать и расслабился. День прошел великолепно и было приятно вытянуться и расслабиться. Я повернулся на бок, и в очередной раз посмотрел на жену, которая спала на кресле. По виду, ей было далеко не так удобно как мне, поэтому я встал и попробовал осторожно перенести ее на кровать. Маринка нахмурилась сквозь сон и отмахнувшись, нечаянно влепила мне ладошкой в лоб. После этого я решил окончательно оставить в покое. Ночью проснется — придет.

Приспичило в туалет. В гостиной тихо шептались Валера с Миланой, и я аккуратно, чтобы не помешать, проскользнул мимо и прошел на первый этаж. По дороге, я неоднократно задевал плечом стену, но Валера со своей новой подругой не обратили на меня никакого внимания. Спуская по лестнице, я обнаружил, что в тепле да еще и после смешивания всего выпитого на улице с мартини, я стремительно продолжал пьянеть. Не помогло даже продолжительное умывание холодной водой. Сначала стало чуть лучше, но как только я вышел из ванной, все опять поплыло. Беда... Аккуратно придерживаясь стенки рукой и с продолжительными перерывами через каждые несколько ступеней я одолел лестницу и пошел к отведенной нам комнате.

На обратном пути, проходя мимо камина, я стал случайным свидетелем весьма пикантной сцены. Парочку у камина видимо развезло еще больше. И это выразилось в шалостях. Полураздетый Валера, явно спал, откинувшись на боковую грядушку дивана. А его подруга, укрывшись с головой простыней, совершала недвусмысленные движения головой внизу Валериного живота. Более того, огнем от камина тонкая ткань просвечивала, и я отчетливо увидел расплывчатый силуэт девушки, и мужского органа, над которым она трудилась. Я поспешно отвел взгляд и как можно тише юркнул в комнату, подумав, что Валера много пропускает, и какой он остолоп вообще, чтобы позволить себе заснуть в такой момент.

Я лег в постель, но из головы как назло не шла картина увиденная мной. Член налился силой, и мне, как вы понимаете, сильно захотелось. Я даже подошел к жене, достал орган и игриво провел головкой по ее губам, но, Маринка мою игру просто не восприняла: спала глубоко и крепко. Реакции — ноль! Я провел опять, трогал за ее грудь, — ноль! Пришлось распалившись, неудовлетворенным выключить ночник и лечь обратно в постель. Я лежал и мечтал, что сделаю со своей женой ночью, когда она немного проспится и придет ко мне. Поворочавшись еще пару минут, я услышал возню в гостиной, а еще чуть позже легкие, неуверенные шаги по полу и на лестнице. И все затихло.

Не могу сказать, сколько прошло еще времени, пока я чуть не заснул. В моем воображении проносились картинки явно порнографического характера и я с удовольствием смотрел этот полусон. Я настолько был поглощен, но даже не заметил, в какой момент он начал переходить в реальность. Неожиданно, в какой-то момент, до меня вдруг дошло, что по моему члену движется что-то влажное, приятное и нежное! «Маринка проснулась!» — пронеслась у меня первая мысль, и тут же сформировалась вторая: «Ну, девочка, держись!» Сон как рукой сняло и я приступил к выполнению своих планов. Первым делом я рукой намотал волосы своей любимой на кулак чтобы она не удрала раньше времени, а второй рукой направил свой, моментально окаменевший орган ей в ротик. Маринка сдавленно пискнула, но тем не менее приняла вызов и сильнее сомкнула свои губы на моем члене.

О, да... мое терпение было вознаграждено! И жена, видимо, немного проспавшись, со свежими силами принялась «работать» язычком. И чем активнее она трудилась, тем больше ослабевал я. Буквально через пару минут она так «высосала» меня, что руки разжались и я, глубоко дыша, откинулся на подушку. И теперь еще вопрос, кто должен был «держаться»! Минет был великолепен, и мне хотелось наслаждать и наслаждаться им и дальше, но моя половинка решила по-своему: не выпуская члена из ладони она неожиданно оказалась на мне. Через мгновение мой орган уже упирался ей между ног. Маринка, повиляв попкой, прицелилась, и с довольным вздохом опустилась вниз. Член с трудом вошел с нее, и мы застыли так, прислушиваясь к своим ощущениям.

Долго вытерпеть это было невозможно и я толкнул тазом вверх, приглашая жену к более активным действиям. Приглашение было принято, и попка пошла наверх, застыла на миг, и резко опустилась вниз, так, что член вошел в тело чуть сильнее. И так еще раз и еще. Я подавался навстречу, но Маринка прекрасно чувствовала мое движение и не давала засунуть член на всю длину. Дразнит... Я сделал попытку привстать, чтобы взять инициативу в свои руки, но натолкнулся на ладошки, которые нежно, но сильно толкнули меня назад на подушку. Ну, хорошо... пока поддаемся. Пока. Маринка установив статус-кво возобновила свою игру. С каждым движением, она опускалась чуть ниже. Странно, конечно... обычно она любила трахаться «на всю катушку». Без скромности отмечу, что у меня весьма внушительный член. И это нравится моей супруге. Она обычно любит двигаться размашисто и агрессивно. Но сейчас... может, стесняется шуметь? Собственно, пофиг! Я еще возьму свое. А сейчас если хочет, пусть понаслаждается.

Я расслабился, растягивая удовольствие, и полностью переключился на ощущения. А прислушаться было к чему: Маринка явно прибывала сегодня в романтическом настроении и все делала медленно. Опустившись на член, она замирала, прижималась ко мне бедрами и медленно вздрагивая поднималась, чтобы в следующую секунду опуститься еще ниже. Через пару минут она почти полностью приняла член в себя. И что удивительно, стала ощутимо замирать, да и вздрагивать посильнее. У нее несколько раз вырывался сдавленный стон. Только я подумал, что она что-то быстро сегодня, как она уперлась ладонями мне в грудь и совершив несколько резких движений сжала кулачки вонзив мне в кожу ноготки. И замерла, только пальчики подрагивали царапая мне кожу... Ноготки. Ноготки? Так ведь у Марины нет маникюра... Я вытаращил глаза вглядываясь в темноту. Не видно. Но пальцы явно не Маринины! И постанывает не так как обычно. И запах другой! Да что там говорить, ощущения на члене не те! Меня кинуло в жар. Мне показалось что прошло довольно много времени, но на самом деле пролетело несколько секунд. Кто-то по прежнему переживал оргазм, вздрагивая всем телом на моем члене, а я лихорадочно соображал. Да нет... не может быть! Может, накладные ногти? Или просто показалось? Что же делать? От возбуждения и адреналина в голове было пусто, и я не придумал ничего лучшего, как медленно протянуть руку к выключателю, и включил ночник. Черт! В смысле на моем члене был не он, конечно. Но это было... Это была... Милана.

И она была еще эффектнее чем в момент нашего знакомства. Ее кожа матово переливалась от пота. Белокурые волосы сбились в восхитительном художественном беспорядке. А от глубокого дыхания ее весьма немаленькая грудь тяжело вздымалась сжатая ее руками, которыми она продолжала упираться мне в грудь. Девушка запрокинула голову назад и замерла с закрытыми глазами, не обращая внимания на зажегшийся свет. И она, до сих пор сидела на моем члене. Мой взгляд лихорадочно метнулся в сторону кресла — Маринка так и спала калачиком. Рука непроизвольно выключила ночник. Как будто так можно было решить все проблемы!

И что теперь делать? Милана, томно застонав, шевельнулась и ее движение отозвалось в моем напряженном органе. В голове снова стало пусто. А перед глазами встала картина обнаженной блондинки сидящей на мне. Мой мозг услужливо откликнулся и дорисовал картинки: вот Милана сосет мой член, вот она держит его в ладони, а вот она садиться на него и закрывает глаза... Бред какой то! Только вот бред этот пару минут назад был явью... Что делать? Маринка меня убьет! И отношениям точно конец. А что скажет Валерка? Вот попал...

Милана тем временем, разжала кулачки и медленно провела ладонями по моему животу. А потом медленно приподнялась и сползла с меня.

— Ты все? — услышал я ее шепот.

Я ошарашено молчал, боясь выдать себя.

— Ты кончил? — повторила она вопрос и сев рядом на кровати стала нежно поглаживать меня.

— Неа... — неопределенно просипел я.

— Не-а? — Милана пьяно засмеялась. — Так чего ты ждешь?

Она потянулась к члену и ласково огладила его.

— Какой он большоооой сегодня... — проворковала она.

Надо было что-то срочно предпринимать и я решительно встал с кровати.

— Я сейчас... я на минуту — шепотом, искажая голос, произнес я и попытался ускользнуть из комнаты.

— Куда? — капризно протянула Милана и обхватила меня за бедра. — Не пущу!

— Я мигом! — попытался вырваться я.

— Валерик... кончай скорее, я уже никакая! — повысила голос Милана, — Я в хлам!

Вот ведь попал! Если она так будет громко уговаривать меня, то точно перебудит пол дома. Во всяком случае жена точно проснется. Какие варианты?

— Ну чего ты ждешь? Я щас усну... — пьяно протянула Милана и всосала головку члена в ротик.

Лучше бы ты спала! Но минет, великолепен, ничего не скажешь! Так... ладно, поможем тебе заснуть, может, тогда успокоишься. Рискованно, конечно, но ничего, похоже не остается. Я аккуратно, но решительно, подталкиваю Милану на кровать и становлюсь перед ней на колени. В этот раз, мои намерения очевидны, и она не спорит. Остается только подхватить ее ножки и положить их себе на плечи.

— Ну, давай... — тихо торопит Милана.

И я даю! С разгона всаживаю свой окаменевший орган на всю длину, от чего Милана только ахает. Двигаюсь не резко, чтобы не шлепать по телу, но делаю движения мощно, размеренно, с напором и большой амплитудой. Чтобы было удобнее, беру в ладони попку Миланы и крепко сжимаю ее, подмахивая себе навстречу. Голова идет кругом. может от выпивки, а может и от ощущений. С каждым движением страх перед разоблачением, уходит освобождая место наслаждению. Да... Милана хороша. Теперь, когда стало понятно, кого трахаю — я прислушиваюсь к ощущениям особенно внимательно. И ощущения мне очень нравятся. Влагалище у Миланы узенькое и своеобразное. Каждое движение члена открывает мне ее тело. В какой то момент я даже забываю, что в нескольких метрах от меня спит моя жена, что я на грани, что я в принципе в первый раз изменяю своей жене, да и еще с кем — с девушкой друга! Но мысли эти не удерживаются в голове и я снова толкаю член вперед, а мое внимание переходит на запах ее кожи, на то, как вздрагивают ножки у меня на плечах реагируя на каждое мое движение.

Я крепче сжимаю ладони на ее попке и с удовольствием замечаю какие у Миланы крепкие ягодицы. Ровные, мягкие, с развитой мускулатурой. Мне приятно сжимать их в руках. А в следующую секунду мне становится интересно ее тело. Я неохотно убираю ладони с попки, и медленно провожу по животу вверх. Через мгновенье я уже не жалею, что сделал это. Грудь Миланы — полностью соответствует: плотная и упругая! Даже лежа на спине, полушария с торчащими от возбуждения сосками не теряют своей формы, и только с готовностью вздрагивают от моих толчков. Я жадно мну их ладонями не переставая двигаться и добиваюсь того что Милана начинает сильнее стонать. А этого допускать нельзя! Какие варианты?! Есть один!

Я рывком выхожу, и не дав возмутиться партнерше переворачиваю ее на живот. Милана едва успевает удобнее разместить колени перед кроватью, а я уже вгоняю в нее член и аккуратно, чтобы не сделать больно, прижимаю ее лицо к подушке. Через пару движений она снова стонет, но уже практически не слышно. А чуть спустя, я понимаю, что она вцепилась в подушку зубами и вот-вот кончит второй раз.

Полностью сосредоточившись на Милане, я не заметил, как сам оказался на пороге наслаждения, и как только почувствовал, что по телу девушки начали прокатываться первые спазмы оргазма, я сжал ее попку, и с силой несколько раз всадил член. Этого мне хватило. Удивительно, что в потоке наслаждения, который подхватил меня, я был способен принимать какие-то здравые решения, но тем не менее, решив не рисковать, в последний момент я вытащил член, и крепко сжав его в руке залил спермой всю спину Милане. А Милана тем временем, пережив второй оргазм, медленно сползла к кровати на мягкий ковролин.

Я медленно встал, приготовившись к ответу на вопрос куда я собрался, однако Милана удовлетворенно молчала. И для начала, я тихо выскользнул из комнаты. Уже в гостиной до меня дошло, что я совершенно голый, и поспешил скрыться на первый этаж, в ванную чтобы обдумать свои действия.

Думалось плохо. От алкоголя кружилась голова и я понял что совсем-совсем не трезв. Из дельных мыслей — только обернулся полотенцем. А что дальше? Так... Надо как-то вытаскивать Милану. Отправить ее туалет? В душ? Сказать, что хочу ее еще, а когда выйдет — закрыть дверь. А может, увидит своего Валерку. Да и вообще... пьяные все. Может и прокатит. Все равно ничего лучше нет. Отдышался, умылся, и пошел по лестнице наверх. проходя мимо камина, глянул на друга, который все так и валялся на диване, причем, сквозь ткань так и угадывался стоявший член. Точно! Буду ловить на живца. Мимо Милана не пройдет. Аккуратно подошел, заглянул Валерке в лицо — крепко спит. Стянул простынь чтобы орган был на виду. Попутно отметил, что мой, кстати, значительно больше. Неудивительно, что Милана почувствовала разницу!

Мелькнула мысль, что главное, чтобы не вышли наши друзья из второй спальни, а то конфуз будет... Надо действовать быстро! Осторожно пробирался в нашу спальню. Едва открыв дверь буквально чувствую атмосферу секса: комната напитана гормонами, потом и запахом спермы. В открытый на мгновенье проем, от рассеянного света камина успеваю заметить, что жена все еще спит. Это хорошо. Прокрадываюсь к кровати, и пытаюсь аккуратно поднять Милану, чтобы сообщить ей о своих «планах». Безрезультатно. От активного и обилия выпитого Милана в полной отключке. Сколько ни шептал, не тряс. Попытался даже возбудить, но не подействовало. Вернее подействовало, но не на нее. Милана все так же и спала, без реакции на мои поглаживания. А я очнулся только тогда, когда у меня член встал колом, и я поглаживал ее грудь и попку для собственного удовольствия. Одернув себя, я решил что так будет даже лучше — можно аккуратно вынести Милану из комнаты, и положить перед камином, рядом с Валеркой.

Я аккуратно просунул под спящую девушку руки, перехватил поудобнее, и замер: со стороны кресла отчетливо послышалась возня, потом скрип пружин, а затем и легкие, неуверенные шаги в сторону кровати.

— Сааааш... ты тут? — протянула Маринка заплетающимся языком и плюхнулась на кровать.

Меня кинуло в жар, и я застыл с торчащим членом и голой Миланой практически на руках. Терять было не чего.

— Тут. Спи уже... — через силу просипел я.

— Мммм... Как мне плохо... — выдохнула жена. — Нафига мы столько пили...

Я замер, сосредоточенно вслушиваясь. Через несколько минут, когда у меня уже начали затекать руки, Марина ровно задышала и даже начала посапывать. Неужели пронесло? Руки затекли, колени болят от неудобной позы, сердце колотится. Член, кстати, так и не опал. Парадокс. Попытался медленно и тихо встать. Уже начал тянуть тело Миланы наверх как второй раз за десять минут чуть не получил инфаркт: входная дверь медленно открылась и я увидел в дверном проеме Валерку. «Вот и все... « — мелькнула одинокая мысль. — «Все в сборе... «. Валера смотрел прямо в мою сторону, прислонившись плечом к косяку. Пауза продолжалась наверное с минуту. Потом я опустил Милану на пол. Валера как-то грустно вздохнул и шагнул в комнату. Подойдя к нам вплотную, он неожиданно икнул, и увалился на кровать.

— Са-а-аш... — пробормотала Маринка даже не проснувшись.

— Ммммм... — Валера с трудом повернулся и положил руку на мою жену.

Я опешил. Что теперь делать? С трудом разогнувшись я встал, и слабом свете камина проходящем чрез неплотно закрытую дверь увидел картину: на полу у кровати — голая Милана, на кровати справа, спит на боку моя Марина, у нее под боком, обняв ее за талию, спит в одной футболке Валера. С все еще торчащим членом, между прочим, который уперся точнехонько в попку моей жене. И над всеми ими стою я. Тоже с торчащим членом. Нарочно не придумаешь, называется. Хорошо хоть все пьяные в дым и спят!

Медленно выдохнул, успокоился. Ну что ж... меняем план: без разницы кого вытаскивать. Вынесу Маринку. Главное подождать минут десять чтобы все заснули покрепче. Стоять сил нет, шатает, и я уселся прямо на ковролин у кровати. Чтобы скоротать время, пытаюсь считать про себя секунды. Решил — считаю до 600 и начинаю действовать!

Четыреста пятьдесят пять, четыреста пятьдесят шесть... Шорох в темноте. Я открываю неизвестно когда закрывшиеся сами глаза и вижу Валеркину руку, медленно двигающуюся по бедру Маринки. Стоп! Это еще что? Ага, замерла. Во сне, значит. Вон — опять двинулась, и остановилась на талии. Валера поворачивается во сне и прижимается к Маринке. Вот не к стати! Надо было раньше начинать. Убрал бы аккуратно руку — и все. А теперь и Маринка зашевелилась во сне.

— Саш? — бормочет моя половинка во сне, и тоже прижимается к Валере.

Тот молчит, но я вдруг вижу, что в результате сонной возни, член друга упирается аккуратно туда куда надо, отделенный от моей жены только тонкой тканью трусиков. Маринка, даже не просыпаясь, довольно двигает попкой, прижимаясь еще сильнее. И вдруг, Валера, вздохнув, начинает гладить рукой мою жену. Дыхание у обоих даже не изменилось. Все во сне, на инстинктах. Бля... да спите вы уже! У меня кончается терпение. Однако, мне не везет. Валера, даже не подняв головы и не открыв, насколько я могу видеть со своего места, глаз, вдруг ловко поддевает край трусиков пальцем, сдвигает их в сторону, и не успел я дернуться, как головка его члена уже скрылась в моей жене. Маринка же, как будто этого и ждала: немного прогнулась, и подавшись попкой навстречу, насадилась на член друга.

Кровь ударила мне голову. Я чуть было не вскочил на ноги. Что делать? Мысли заметались: как я все объясню? Как мы попали в одну комнату? Они это специально? Нет... Маринка думает что это я... А Валерка пьян совсем. И что? Не мешать им? Пусть трахаются? А они что, по-твоему делают?

Пока я лихорадочно соображал, член Валеры ни на секунду не останавливался и продолжал ритмично входить и выходить из тела моей ненаглядной. Что я испытывал, видя перед своим лицом, как трахают мою жену, описать невозможно. Мысли в голове метались, сердце колотилось. И при этом, от безысходности, от шока, что я не могу ничего предпринять, что я ничего не придумал, тело отказывалось двинуться с места. Последнее, что промелькнуло у меня в голове, как будто кто-то ехидным голосом мне сказал: «А как ты хотел? Ты трахнул его подружку, а он трахнул твою. Все честно, чувак!». Через несколько минут возня на кровати, изредка прерываемая невнятными, сонными фразами, постепенно закончилась. И все затихло. А я, за это время, даже хотел со злости и в отместку Валере, опять присунуть Милане, но не решился усугублять положение.

Выждав немного, я аккуратно открыл дверь и подошел к кровати. Парочка так лежала бок о бок, а Валерин член все еще был в моей жене. Я медленно просунул руки под лодыжки и спину Марины, и потянул ее к себе, отмечая что Валеркин член наконец-то вышел из нее. К счастью, никто не проснулся. Оставалось только аккуратно переложить Марину на диван в гостиной, вернуться в спальню, забрать свои вещи и одеяло. Потом я вернулся к камину.

Маринка во сне перевернулась на животик, и спала, уютно подложив ладонь под свое симпатичное личико. Платье совсем задралось и сбилось к груди, оголив ее тело. Трусики промокли насквозь от ее соков, и я с некоторым облегчением не заметил следов спермы. «Значит, он в нее не кончил... « — метнулась слабо-успокаивающая мысль. «А еще, она не делала ему минет... « — продолжал я мысленно успокаивать себя, — «И не трахалась сознательно, как Миланка. Она вообще — спала! Она не изменила мне.»

Я осторожно лег рядом, и украл нас с женой принесенным одеялом. Маринка во сне прижалась ко мне всем телом. Совершенно не кстати толкнулся мой член, реагируя на прижавшуюся к нему, упругую попку.

— Са-а-аш? — сонно протянула Марина.

«Это моя жена! Это моя женщина!» — подумал я. И чтобы не оставалось никаких сомнений, еще крепче прижал к себе свое сокровище. Через пять минут, Маринка сонно открыла глаза, а еще через пять, мы уже занимались любовью.

____________________________________________________

Послесловие автора:

Приветствую уважаемых читателей! Продолжаю публиковать свои ранее написанные истории, стараясь придерживаться хронологии их возниконовения. Своим постоянным читателям (мне хочется думать что таковые уже появляются) сразу сообщу, что работа над продолжениями ранее опубликованных рассказов идет. Я не забыл Вашего интереса и пожеланий. К сожалению, работа над качественным «продуктом» требует времени. А именно к качеству написания я стараюсь относиться особенно внимательно. Спасибо за Ваш интрес, комментарии, критику и сообщения. До скорых встреч на страницах этого сайта!

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!