Джема, снова посмотрела на окутанный подвижной живой черной пылью рядом с "Зенобией" , черный как бездна преисподней планетоид. Посмотрела прямо стоя на выходе из шлюзового бортового отсека. Туда, вниз на него. Он словно, ее звал к себе. Звал теперь и манил. Яхта висела на его орбите. И была вечной теперь, пленницей этого захватившего ее внеземного инфернального живого чудовища. Того, который сводил ее Джему с ума. И дикое отчаяние, и роковая безысходность всей ее жизни, офицера гражданского земного космофлота, внезапно овладело Джемой.

Она вспомнила всю свою одинокую жизнь, жизнь первого пилота этой космической круизной яхты и ничего больше. Только, одна звездная карьера и все: Дальше ничего. Ни единого мужчины, ни детей, ни семьи, ничего. Только один космос и ее товарищи по команде, которых уже не было с Джемой. Которые были ее звездной семьей. И которых, она навеки потеряла в этом космосе.

Она посмотрела еще раз вниз на планетоид в черной живой пыли и астероидах на его орбите. И потеряла смысл к любому, теперь уже сопротивлению, любую какую-либо надежду к дальнейшей жизни.

Она посмотрела на пролетающую, на отдалении яркую взявшуюся, невесть, откуда, очень маленькую, но очень быструю комету, пересекающую по крутой диагонали черное, покрытое космической пылью, огромное на фоне желтого солнца и малых планет пространство.

Джема развернулась лицом в шлеме легкого аварийного скафандра внутрь шлюзового отсека. Она посмотрела отрешенным взором на все, что было внутри, отстегнув себя от страховочного пояса и фала из ксеронейлона с гремящими на нем карабинами. И отпустившись руками от краев раскрытой двери, закрыв свои синие полные уныния и отчаяния глаза. Бросилась спиной в открытую черноту безграничной пропасти мрака и холода. Вылетев далеко в черную бездонную бездну, паря в невесомости над черным краснеющим всполохами яркого адского пламени планетоидом. Среди его вращающейся вокруг живой черной пыли в ледяном пространстве космоса.

Джема отключила подачу воздуха в своем аварийном скафандре. И отключила всю систему жизнеобеспечения. И открыла свой застекленный кварцевым стеклом шлем.

Ледяной холод и декомпрессия, буквально, разорвали Джемы лицо и все ее внутри скафандра тело. Превращая в обезображенную замерзшую ледяную человекоподобную омерзительную массу то, что было совсем недавно, первым пилотом круизной туристической межзвездной яхты "Зенобия".

Мрак бездны и черная вращающаяся вокруг пыль планетоида поглотила, то, что было, когда-то Джемой, присоединяя ее к тем, кто погиб недавно, там на его поверхности, к тем, кто был членом ее команды.

***

Дело было сделано. Рональд Джексон был мертв. И мертвы все, кто мог, хоть что-нибудь, сказать о нем Семенове Викторе. Ему совершенно плевать, что уделали Рональда всю вместе с ним семью. Только Биллу еще повезло, но тот, так толком и не поймет, кто это сделал. Может те, кто покупал оружие у Джексона. А может, недобитая Джексоном семья Кертис. Так Виктор и будет говорить следователю из Майами Доккеру.

Только его любовница Лаура, будет молчать, и уедет назад в Сан-Франциско. Хотя, ее могут начать трясти, тоже со смертью ее работодателя и спонсора. Но, она уедет в другой Штат Америки. И все вероятно затихнет.

Он, Виктор ей так посоветовал, и она определилась со всем. И сказала, что будет сидеть там, как мышка, и не высунет пока носа. До того момента, как все не утрясется.

- "Как только быть со своей семьей?" - подумал в самолете Виктор - "Как утрясти то, что наговорил, тот Доккер его жене. Да, и Ленка уже была в курсе его семейной измены. Этот чертов следак Доккер, но, он и с ним еще побазарит на этот счет, чтобы знал куда, когда и как звонить".

Главное сейчас, что Николай сделал свое дело. Он думал уже сидя в машине, по дороге в Майами. И, почему-то, машина ехала по объездной дороге.

- Там ремонт - сказал Федор ему Виктору.

- По объездной, так по объездной - он ничего, даже не подозревая, сказал Федору - А почему, по объездной?

- Так Николай ваш сказал мне, когда вы прилетели из Нью-Йорка. Ехать по объездной.

- Ну, ладно. Давай ехай, по объездной - проговорил, шутя и довольный собой и проделанной работой Виктор.

Все было уже решено. И вся судоверфь. И порты, и многое, еще чего, было теперь его. И документы были, вот в этом черном дипломате и в его руках.

- "Эх, зря, ты так со мной поступил, Рональд Джексон" - думал сейчас он, забыв обо всем. И даже о возможной или даже вероятной теперь, опасности - "Зря разорвал все отношения. И хотел меня за решетку сдать полиции. Зря подставил, так, некрасиво, Рональд Джексон, зря. Ты проиграл, я выиграл, сам теперь с небес это видишь. И, наверное, материшь меня, на чем свет стоит, и проклинаешь. Но, бизнес, есть бизнес, Рональд. Бизнес, есть, бизнес".

Машина снова проскочила незнакомый доселе, какой-то, длинный на вираже поворот, но Виктор пропустил это снова из виду. Все, думая, какой он все-таки, молодец. Был и останется таким и станет еще на несколько миллиардов богаче, чем был.

***

Вик был в рубке "Зенобии". Он хотел снова запустить двигателя яхты. Он знал теперь, как это делается. Его научила Джема. Только, где она была, он теперь Вик не знал. Ни в каюте ее не было, ни в командирской главной рубке управления круизной яхты. Он был без понятия, что Джемы, уже вообще, не было в живых.

Корабельная рубка была пуста.

Он, переодевшись в одежду команды "Зенобии" , посчитав сейчас ее более удобной. И стоял теперь, у главного экрана монитора и пульта запуска, и управления круизной яхтой.

Вик пытался запустить снова маршевые двигатели. Надо было все же, что-то предпринять. Хотя бы еще раз.

Он щелкал все переключатели, открыв голографическую звездную карту галактики. И, даже, навел и настроил автопилот и проложил маршрут до внешних границ края газопылевого первого крайнего рукава галактики. И включил сами двигатели, но, они при запуске, снова заглохли.

- Только бы, топливо не подвело! - паниковал Вик - Только бы, топливо! Только бы, баки были не пусты!

Он лихорадочно снова переключал все на главном пульте "Зенобии".

- Только бы, снова запустились - произнес он дрожащим голосом.

- Пытаешься спасти свою душу - услышал он вокруг себя.

Это прозвучало везде, и вокруг него. И голос был женским, нежным и ласковым, как у любовницы. И Вику показалось, он слышал его уже где-то.

- Бежать пытаешься, любимый, мой - голос снова, прозвучал, и Вик шарахнулся от пульта управления, и вообще из самой рубки яхты. Он ломанулся бегом вдоль стены коридора в сторону жилых кубриков. В сторону, где были Герда, Лаки и Кармела.

Он летел по коридору с вытаращенными своими синими глазами. Совершенно не замечая ничего. И проскочил все отсеки. И он добежал до каюты Лаки и Кармелы.

Вик давай, молотить своими руками, барабаня по двери, и она вдруг открылась, как он и сам не понял. Но, она в этот раз открылась сама. И из нее на него, прямо, вывалился сам Лаки. Он, упал ему на руки, и Вик отскочил, поймав, друга назад. Перепуганный еще больше, чем был до этого.

Видимо, Лаки и открыл дверь. Только, она открылась сейчас. И Лаки был мертв и уже, похоже, давно. И Лаки был прострелен насквозь из лазерного пистолета.

Вик опустил друга на пол коридора. И посмотрел вглубь каюты, и увидел на постели лежащую и смотрящую в потолок кубрика его подружку Кармелу. И в руке у нее лазерный пистолет.

- "У Кармелы, был, всегда с собой лазерный маленький пистолет?!" - пронеслось у Вика в его кучерявой черноволосой голове - "И она, его!".

Вик вошел в кубрик. Быстро, и оглядываясь ошарашено по сторонам. И назад на дверь, и порог. За которым, теперь лежал его убитый любовницей Кармелой, друг Лаки.

Вик разжал пальцы у Кармелы на правой в сторону отброшенной руке. И взял ее К-229 "WАRBАТLЕR". Маленький дамский лазерный пистолет, модификация более крупных, таких же пистолетов, военного образца, К-217 и К-219, не продаваемые на рынке свободно, впрочем как и этот. Но, эта модификация была в свободном ходу, для личного пользования в пределах земли и ближнего космоса до внешних границ солнечной системы. И вынос его за пределы Плутона гражданскими лицами, считался весьма жестким правонарушением, и контрабандой оружия. И Кармела могла за это получить срок на спутнике Ганимеде в Юпитере, где были тюремные колонии для преступников.

Но, сейчас, это, уже не имело никакого значения. Кармела была, тоже мертва. Она прострелила себе голову, и у нее от виска до виска, сквозь ее локоны русых закрученных в дикой прическе волос, была дырка и круговой ожог вокруг и ни пятнышка крови. Кровь, просто, запеклась от высокой температуры лазерного луча.

Все говорило, что они сошли с ума. И Лаки пытался выскочить в коридор, чтобы спастись от пистолета Кармелы. Которая захотела покончить с собой. И она не могла, вот так просто расстаться со своим любовником Лаки. И пристрелила его у двери. И застрелилась сама в этой постели, где они до этого занимались любовью. Потому, что были оба, совершенно, голые и постель вся была измята под голым телом мертвой Кармелы. И их обоих, обувь и одежда валялась по всей каюте любовников.

Вик схватил пистолет и выскочил в коридор корабля. И следом услышал дикий звериный сумасшедший смех, который переливаясь, превращался в смех сумасшедшей женщины.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!