Все именно, было так. И ее лицо. Лицо того адского Цербера. Лицо женщины. Одновременно хищное и жаждущее проглотить его как свою жертву. Но и одновременно любящее и страстное. И это ее дыхание жаркое, словно, исходящее из недр самой земли. Откуда-то из глубины ее и того красного охватившего их двоих в пламени огня мира. Мира среди звезд и черноты темной ночи.

Она открыла ему дверь и впустила в свой мир. Мир любви и сладострастного любовного порока. Ее тот взгляд черных как бездонная черная пропасть женских красивых гипнотических глаз, очаровал его Виктора и ее еле прикрытая под тем халатиком ногата. И он даже плохо помнил, как все произошло, но быстро очутился в ее Лауры объятьях и в ее постели. Он еще помнил, как она отошла от той двери и впустила его в свой тот гостиничный номер и, улыбаясь, проводила Виктора, взяв правой своей в золоте перстней на тонких пальцах рукой за его левую руку.

Лаура сказала ему Виктору, что жить не может без него. Хочет его, и хочет, прямо сейчас, а остальное неважно.

Она, честно и сразу, признавшись ему, что забыла, когда была вообще, скромной и кроткой девственницей, раздевшись, обняла его и прижала сама к себе. Целуя в его Виктора гладко выбритое лицо. Лицо пятидесятилетнего мужчины. Мужчины обезумевшего от любви и потерявшего свою голову от этого нахлынувшего на него любовного счастья.

- Лаура! - простонал Виктор - Любимая моя, Лаура!

И впился губами в ее снова грудь. В ее те торчащие черные груди, тычущиеся ему в любовных конвульсиях лицо соски. И она, оторвав от себя его голову, посмотрела ему прямо в его безумные от такой же безумной к ней любви глаза.

- Любимый мой, Виктор! - проговорила сладостно Лаура - Я не хочу расставаться с тобой никогда. Никогда, слышишь! Никогда!

***

Он вырвался из пелены черной пыли и на скорости понесся к кораблю.

Джема увидела его. Их флаер. Большой грузовой модуль, летящий к "Зенобии". Летящий на скорости, и не сбрасывая ее. И Джема поняла в какой-то момент, что что-то там произошло. Что-то, что их напугало всех, и они бежали оттуда. Она тогда единственная на своей бессменной вахте в главной рубке звездной яхты увидела их флаер, летящий прямо на "Зенобию" и не желающий совершенно тормозить. И удар был неизбежен.

Джем знала все инструкции, в которых предписывалось сбивать все, что угрожает, хоть как-то главному кораблю. Экипажу его на его борту и всем пассажирам круизных туристических судов в открытом дальнем космосе.

Надо было принимать срочные меры. И она растерялась. Первый раз в своей жизни. Ведь там должны были быть ее капитан, и все, кто полетел туда, на тот чертов черный планетоид.

Надо было, что-то срочно делать или будет удар и вероятный конец. Джема сделала сначала связь с модулем, но там была тишина и, включив биосканер, прощупала его и не обнаружила ничего живого внутри большого грузового модуля. Он был совершенно пуст, и было, похоже, что все кто там был, на том черном планетоиде погибли. Все и даже, капитан Колмар.

Первый раз Джема растерялась и была в панике. Но за ее спиной в корабле молодые пассажиры туристы. И она несет за их жизни ответственность. И теперь выходит совершенно одна. И от ее решения будет зависеть все.

Модуль пролетел уже половину пути, приближался, не меняя скорости, и летел прямо в лоб "Зенобии" , прямо в голову самой яхты и главную рубку туристического круизного межзвездного судна.

А за спиной Джемы был ее любимый Вик. Нельзя было допустить столкновения. Биосканеры показывали, что модуль был пустой. Но каким он образом пустился в обратный путь?

Но, думать, как да, что было уже некогда. Расстояние стремительно сокращалась, а скорость флаера оставалась прежней, и он уже был в одном полуквантдронноомиле.

Джема навела носовые турели с лазерными пушками, вычисляя траекторию полета флаера, и нажала кнопку выстрела:

Якие вспышки, озарили космическое пространство вокруг "Зенобии". И большой модуль, просто разрезало пополам. И он взорвался в космосе, прямо, почти перед самим носом круизной яхты. Взорвалось горючее и энергоблоки флаера. И он разлетелся на куски, рассеивая обломки во все стороны. И те обломки, не меняя своей скорости, пролетели сквозь всю космическую туристическую яхту. Сбивая ее выдвижные все практически антенны и солнечные выставленные батареи. Царапая ее бронированный из смеси титана и композитных материалов литирия и бертония прочный гладкий корпус. Они, пролетев сквозь "Зенобию" растворились в бескрайнем космосе, где-то далеко сзади ее среди мерцающих звезд в космической черной пыли окраины пылевого с астероидами внутреннего рукава галактики.

Джема с ужасом смотрела туда, где только, что был их с корабля модуль. И не могла поверить в то, что на нем никого не было. Но приборы не врали. Там действительно никого не было. Он был пустой. И, словно, специально, запущенный в лоб "Зенобии".

- Нет! - промолвила с дрожью в голосе Джема - Не может быть! - она произнесла, с ужасом глядя в сторону черного планетоида и живой вращающейся вокруг него черной пыли.

***

Этот Рональд Джексон, повел себя как-то не так. Как рассчитывал сам Виктор. Когда он ему сообщил о звонке полиции в свой загородный дом. Он, почему-то ему вдруг сразу начал угрожать. Говорить о том, чтобы ничего не говорил о сделке. Но, почему, было не ясно. Что произошло, Виктор так и не мог понять. Но это связано было видимо не только с полицией, сколько, скорее всего с его новой знакомой Лаурой. Да, именно, с Лаурой. И он это понял практически сразу.

Лаура работала на Джексона. И еще были у Виктора подозрения, что она его тоже, любовница. И Рональд его предупредил. Чтобы Виктор и близко к Лауре не подходил.

Друг Рональд Джексон, видно перестал быть другом. Он повел в стороне от Виктора нечестную свою игру.

- Вот, значит, как мистер, Рональд Джексон - про себя после очередного звонка своего коллеги по корабельному бизнесу, произнес Виктор.

Похоже, Рональд недвусмысленно его предупредил насчет отношений Виктора и Лауры. И это взбесило Виктора. Он любил Лауру больше своей жизни и не мог ее просто взять и бросить. И она Лаура его любила. С ней Виктор забывал о своей жене Ирине. И даже дочери Ленке.

Лаура приколдовала Виктора своей невероятной губительной женской красотой. Его уже лет пятидесяти миллиардера бизнесмена Америки и города Майами. И он не мог ее вот так, просто, взять, и отшить, как говорил Джексон.

Что у них были там за совместные дела Виктор, особо не давался. Да и ему это было не нужно. Но Джексон стал здесь ему поперек дороги. И Рональд как один из самых влиятельных мафиози в Майами был ему более опасен, чем кто-либо сейчас. Если ни считать тех, кто, вероятно, ему сел на хвост.

- "А может, это не бандиты из бывшего Союза" - подумал Виктор - "Может, это люди Джексона".

Они висели на хвосте долго, пока он ехал и летел из Нью-Йорка домой.

Николай предупреждал, и надо было быть осмотрительным и принять определенные крайние решения.

Дружба дружбой, а безопасность, куда важнее. И конечно, сам бизнес.

Нужно было не потерять его. Нужно было, что-то решать.

И он, Виктор по пути домой принял решение.

Вся надежда опять ложилась на Николая и его наемных здоровых парней из личной Виктора охраны.

Николай расшибется, но сделает работу порученную Виктором. И Виктор знал, что он не подведет.

Виктор боялся за свою семью и за ее распад, если все это всплывет.

Ирина еще туда-сюда, но об этом узнает его дочь Ленка. Он боялся, и одновременно сам же не мог удержаться при встрече с Лаурой, чтобы на виду у всех сдерживать себя и не показывать свое к ней близкое взаимное расположение.

Он очарован этой брюнеткой красавицей. И не мог жить без нее. И в скором времени должен был снова лететь на своем личном самолете в Нью-Йорк по делам бизнеса. И заехать на одну портовую судоверфь, и осмотреть отданный ему в услужение один корабельный ремонтный завод.

Виктор, снова заедет к ней в ту пятизвездочную гостиницу. Она сама его будет там ждать.

Лаура намекала Виктору, что мистер Джексон проговорился ей о том, что хочет убрать ее теперь любимого самого со своей дороги. Он получил деньги от Виктора. Солидные вложения в его заводы и банки. И решил прихапать все доли его, а Виктора убить. И, похоже, Лаура не врала. Она беспокоилась за любимого Виктора. Она его любила.

- Лаура - произнес он про себя - Девочка, моя - он произнес это на заднем сиденье своего дорогого миллионного лимузина, ведомого его личным водителем Федором, когда снова нахлынули любовные воспоминания. И когда, он ехал снова в Нью-Йорк.

Он Виктор снова с ней встретился на очередной вечеринке в Нью-Йорке в кругу влиятельных дам и бизнесменов. Она там была вновь по приглашению мистера Рональда Джексона.

Он подошел уже в этот раз смело и, не боясь к ней при всех. И даже на глазах самого Джексона. Виктор не побоялся ни пересудов, ни всяких подозрений со стороны Рональда и своих, и его коллег по бизнесу.

Может, он Виктор зря это сделал, но теперь он не мог уже иначе поступить. Просто не мог. Он сам тянулся к Лауре, и не мог остановить этот любовный процесс. И она с ним охотно общалась прямо при всех там, и было заметно, что Джексону это их общение было неприятно.

Возможно, Лаура была и его любовница одновременно. И он ревновал. Ревновал ее к Виктору. Но, пока, держался в стороне и не лез к ним, любезно разговаривающим друг с другом.

Виктор брал Лауру за руки. И Джексон и все это видели. И это должно было принести неприятные в итоге результаты.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!