Williаm Tаylоr
Fаrm fаmily

К сожалению, условия для вставки картинки не позволяют разместить нормальный скан обложки книги, кому интересно ищите в сети...

Предупреждение 1 Данный текст является вымыслом, все совпадения с реальными персонажами случайны!

Предупреждение 2 Все действующие лица рассказа достигли совершеннолетия. Если вам кажется, что это не так, вы грязный извращенец!))

Глава 1

Мощнейший снегопад был таким плотным, что не пропускал солнечный свет, создавая ощущение сумерек и приглушал тревожное завывание сирены в тюрьме штата. Снежный шторм повалил линии электропередач и сделал основные трассы совершенно непроходимыми. Работники коммунальных служб округа выбивались из сил, но так и не смогли возобновить нормальное электроснабжение и расчистить магистрали. Снегоуборочная техника просто тонула в снежных заносах. За сутки выпало больше 120 сантиметров осадков. Город и окрестные фермерские хозяйства, располагавшиеся в долине оказались полностью отрезаны от внешнего мира.

Злой порывистый ветер быстро заметал цепочку следов ведущих к небольшой ферме на самом краю долины. Несколько лет назад Дэн Ковер трахнул здесь свою первую женщину и до сих пор не мог забыть этот опыт.

Он медленно шел, сгибаясь под порывами ветра, упрямо наклоняя седую голову с растрепавшимися волосами от густого перелеска в полумиле от шоссе к единственному месту в округе, убежищу, которое он помнил в этом районе. Наконец он увидел темный силуэт дома который выступил из белой круговерти снега словно айсберг в море абсолютной белой мглы. Полные губы мужчины растянулись в невеселой улыбке. Похоть дремавшая в нем проснулась и начала грызть низ живота. Она всегда сопровождала его никогда полностью не унималась только становилась приглушенной на время. Терзала... мучила... грызла чресла... отравляла рассудок. И сейчас она мгновенно пробудила его толстый огромный член, заставив его раздуться до неприличия оттопырив тонкую ткань льняных свободных штанов. Он ощутил как дикое желание резкими пульсациями пронзает все его тело. С ним не возможно было бороться. Сила похоти просто опьяняла. Несмотря на пронзительный холод мошонка мужчины распухла и поджалась когда он почти без сил рухнул лицом вперед в глубокий снег. Довольный он прополз последние несколько метров кряхтя и отдуваясь в радостном будоражащем предвкушении.

****

Черт возьми! — подумала она. Джек вряд ли сможет пробиться через этот дикий ураган. Это, разумеется, не конец света, но... слишком часто в последнее время она просыпалась по утрам одна с совершенно мокрой от сексуального возбуждения промежностью. Собственные пальцы, единственное, что у нее было. Конечно, они были не так плохи, но все же... Ей приходилось это делать по неволе, так как она прекрасно знала, что ели не унять этот будоражащий зуд в паху он будет мучить ее весь остаток дня. Бет прекрасно помнила свою жизнь до замужества, когда она вела себя как правильная хорошая девушка и не подпускала парней близко. Тогда ей по полночи приходилось терзать собственное влагалище рукой, что бы унять бушевавшее в нем пламя.

Затаив дыхание женщина медленно скользнула пальцами левой руки вниз по животу через густой неширокий треугольник вьющихся волос на лобке. Не удержавшись, она сжала пальцы и оттянула волосы вверх натягивая кожу, томно вздохнула, ощутив как растянулись пухлые складки половых губ и между ними начала сочиться густая влага. Пальцы проскользнули ниже и Бет закусила губу, что бы не застонать когда их буквально обрызгало скользкой теплой жидкостью.

— Ооооо, Джек... — истомно вздохнула она, растягивая слова, представив бесстыжие пальцы мужа, раздвигающие в стороны пухлые горячие уже липкие от слизи складки кожи и погружающиеся в отверстие влагалища из которого непрерывно сочатся крупные прозрачные капли.

Тяжело вздохнув, с изменившимся лицом она ввела два пальца в абсолютно мокрое скользкое влагалище, скрестила их и медленно утопила до упора проворачивая вокруг оси. Медленно и нежно она коснулась подушечкой большого пальца тугого стержня клитора. Ее бедра совершили несколько вращательных самопроизвольных движений. Клитор быстро набухал, приподнимался, выскальзывая из складок тонкой кожи очень похожей на капюшон.

Второй рукой Бет порывисто схватила одну из ноющих грудей очень напоминающих формой спелые налитые груши, обхватила тяжелую мякоть ладонью. Упругий гуттаперчевый шар медленно выскальзывал из пальцев меняя форму, сплющиваясь и снова приобретая вид немного вытянутой сферы. Наконец твёрдый горячий сосок оказался между ее влажных от волнения пальцев. Она начала сжимать ареолу точно пыталась доить сама себя выжать из молочно-белой сферы нечто, ноги Бет согнулись в коленях приподнимаясь вверх конвульсивно пытаясь сжаться. Она нервным движением откинула простыню и терпкий аромат слизи сочащейся из вагины в которой, хлюпая, скользили пальцы наполнил спальню, защекотал изящно изогнутые крылья носа женщины. Снова сжав левую грудь пятерней Бет приподняла ее вверх потянулась к ней губами. Рот женщины жадно раскрылся. Она обхватила четко очерченными пухлыми губами крупную немного вытянутую светло коричневую ареолу, окружавшую каменно-твердый сосок. Обе ее груди были гипер-чувствительны и порой ей было достаточно грубо помять их и немного пососать собственные соски, что бы кончить, когда она испытывала уж очень сильное похотливое возбуждение.

Втянув щеки, женщина начала сосать эту импровизированную тугую соску, шевелила губами, пыталась жевать сосок, ритмично сжимая грудь снизу. Она ощущала, как быстро нарастает наслаждение и подстегивая себя втиснула во влагалище еще один палец. Кровать под извивающимся телом отчётливо заскрипела, решетчатая кованая спинка гулко ударялась о стену, но Бет даже не пыталась как то унять свои конвульсии. Спальня Джерри располагалась наверху и он вряд ли смог бы расслышать оттуда даже громкий шум, а сегодня под завывание ураганного ветра и заряды снежной дроби бьющейся в окно женщина совершенно не опасалась, что сын хоть что то расслышит.

Шея женщины затекла на лбу выступили капли пота, в какой то момент она обессиленно откинула ее широко раскрыв рот и комнату заполнили бессмысленные стоны и хрипы. Она вонзила в упругую плоть груди розовые ноготки пытаясь ощупать смять сдавить оба полушария разом. Пышная, но восхитительно упругая попка Бет приподнялась вверх и кругообразно задвигалась в такт подергиванию крутых широких бедер.

— Уннхххх, Оххххх, — простонала она.

Бет ощущала себя падающей с огромной высоты все внутри замерло и сладостно задрожало. Она приближалась к сенсационному климаксу. Три пальца с громким хлюпаньем шевелились в разгоряченном полураскрытом влагалище, большой палец занемел, но женщина продолжала упорно тереть им клитор все быстрее и быстрее.

— Дааааахх! Умгхх... Оооуувввв! — она заплакала от ощущения блаженства, высоко вскидывая стройные ноги.

Она сильно сжала их, бессмысленно переплетая ступни сдавливая мускулами бедер собственную ладонь, прижатую к промежности, утопив во взрывающемся наслаждением влагалище четыре пальца до половины. Голова Бет запрокинулась спина изогнулась дугой все тело затрепетало, потом замерло в невероятной неудобной позе. Она закатила глаза и испустив последний протяжный стон. Вытянувшиеся вверх ступни с очаровательными маленькими пальчиками крупно задрожали, а потом ноги упали на постель, которая громко скрипнула. Пальцы женщины продолжали мять то одну то другую ареолу грудей, которые потемнели и странным образом вспухли. Вытащив пальцы из разморенного влагалища, через которое еще пробегали микро-разряды наслаждения, она приподняла ладонь над животом, безумно глядя как с подрагивающих пальцев свисают вниз тягучие крупные капли. Женщина улыбнулась вспомнив любит обсасывать эти пальцы после того как они вдоволь наиграются с вагиной.

В этот момент из соседней комнаты донёсся громкий хрустальный стон разбившегося стекла и что то тяжелое упало на пол. Бет испуганно соскочила с постели, думая что порыв ветра швырнул в окно сосульку или оторванную ветку вяза растущего прямо перед домом. Ее налитые пышные груди тяжко качнулись, матово поблескивая белыми полосками незагорелой кожи вокруг сосков. Она бросилась в зал даже не подумав о том, что выскочила из спальни совершенно голая. Резкий порыв ледяного ветра ударил ей прямо в лицо, и она поежилась от холода, только теперь осознав, что не накинула даже халатика. Бет увидела разбитую распахнутую раму крупного арочного окна, пол, засыпанный крупными осколками стекла и снегом и безумно развивающиеся золотистые шторы.

— Вот дерьмо! — с чувством прошептала она, не решаясь двинуться вперед боясь поранить босые ноги.

Женщина развернулась, что бы вернуться в спальню и одеться и в этот момент заметила краем глаза какое то движение слева. Из-за раскрытой двери в коридор вывалился человек и преградил ей дорогу. Бет закричала скорее от неожиданности, чем от испуга. Он протянул к ней огромные руки и грубо схватил ее. Она забилась, задергалась, пытаясь вырваться из стального захвата открыла рот, что бы закричать, но незнакомец резко без замах ударил ее раскрытой ладонью по лицу.

Перед глазами Бет поплыло. Удар послал ее в легкий нокаут, ошеломил, глаза тут же наполнились слезами, тело безвольно обмякло и она ощутила, как ее словно куль с мукой поднимают в воздух и куда то несут.

Ковер посмотрел на женщину сверху вниз и облизал потрескавшиеся губы. Сука была великолепна! Он заводился от одного вида ее тяжелых слегка отвисших грудей. Его взгляд скользнул вниз по широкому немного выпуклому животу к аккуратному треугольнику темных волос, которые явно регулярно стригли и подравнивали и увидел поблескивающее влагой полураскрытое влагалище.

— Играешь с собственной п*** сладкая? Старый Дэн позаботится о том, что бы избавить тебя от любовного зуда!

Теперь, когда он оказался внутри в теплом помещении ощущение ледяного ветра задувавшего в разбитое окно пробирало его до костей и мужчина торопливо подхватил полу оглушённую женщину на руки и вынес ее в коридор, плотно прикрыв за собой дверь. Тяжело ступая, он направился к широко раскрытой двери спальни, из которой в коридор лился ровный желтоватый свет лампы. Зашел внутрь понял, что это спальня и довольно хмыкнул. Он бросил тело на широкую кровать с высокими коваными спинками и начал торопливо стаскивать мокрую робу мелко вздрагивая от холода.

Черт, эта красотка поможет мне согреться. — подумал он, опускаясь на кровать рядом с ней.

Бет ощутила, как грубые шершавые ладони ощупывают ее гладкие широкие бедра, сжимают, расталкивают их друг от друга. Она ощутила, как ее ноги широко раздвигают в стороны и вздрогнула, окончательно приходя в себя.

Бет окаменела от страха. Узел холодного животного ужаса надулся в ее животе в районе солнечного сплетения мешая вдохнуть воздух полной грудью. Она попыталась сдвинуть ноги, но человек, атаковавший ее был слишком силен. Она безмолвно сопротивлялась несколько секунд и сдалась. Боясь раскрыть глаза Бет безвольно расслабила ноющие мышцы бедер и ощутила холодные узловатые пальцы на своей промежности.

— Нееет! — взвизгнула Бет, резко садясь на постели, молотя маленькими кулачками по плечам и совершенно белой голове незнакомца. НЕТ!!

Она всхлипывала от страха и унижения, а мужчина просто игнорировал ее удары и вскрики. Он раздвинул пальцами четко-очерченные складки поросших редкими каштановыми волосками половых губ Бет.

— О, боже! — зарыдала женщина. Не делайте этого! Пожалуйста! Отпустите меня! Позвольте мне уйтиииии...

Ковер возбужденно смотрел на сверкающую глянцевитую поверхность изнанки половых губ. От промежности женщины исходил терпкий аромат возбужденной самки, горячий, сладкий. Член мужчины начал опухать и подергиваться, вырастая на глазах. Дэн нагнулся ниже и дунул на толстый хоботок клитора расположенный в устье двух очаровательных лепестков малых губок, которые распахнулись лепестками фантастической бабочки и хмыкнул про себя услышав ее томный всхлип.

— Тебя это возбуждает дорогая? — произнес он, прижимаясь лицом к шелковистым волосам на лобке женщины.
— Ооохх, Господи! — не сдержавшись, застонала Бет ощутив горячий шершавый язык, проникший между губ ее вагины.

Она начала извиваться, пытаясь отстраниться отползти в сторону, но он прижал ее раздвинутые бедра локтями грубо вцепившись пальцами в белые сочные ягодицы и пригвоздил ее к месту.

Непристойные движения языка по половым губам, между ними вызвали у Бет резкий приступ удушья и нарастающее мучительное удовольствие, расползающееся от паха вверх по всему телу. Она ощутила, как влагалище снова заполняется густой влагой заливая подбородок и губы мужчины прозрачной клейкой слизью.

— Ооооха! — простонала Бет, непроизвольно напрягая бедра, которые начали дергаться против ее воли.
— О, да детка. — хрипло произнес Ковер, приподнимая лицо достаточно, что бы она увидела, что вся его нижняя половина жирно блестит, а с подбородка даже капает влага. Дай мне еще вкусного сока своей П***!

Бет внутренне сжалась от стыда и страха, а ее тело уже отвечало на хлюпающие движения языка этого ужасного человека. Ее переполняло отвращение к слабости собственной плоти, но сознание отказывалось бороться. У нее просто не было сил. И не кому было помочь ей. Кричать не имело смысла. Даже если Джерри услышит, тем более если он услышит. Бет не могла допустить, что бы ее сын подросток увидел это безобразное зрелище. Как какой то ублюдок насилует его мать.

Она потрясенно ахнула, изогнулась, вцепившись руками в прутья спинки кровати и все-таки закричала от смеси боли и удовольствия когда Ковер сжал губами ее клитор и слегка прикусил чувствительный кончик зубами. Он несильно сжал челюсти втягивая воздух буквально всасывая клитор в рот, словно пытался выдавить сок из сочной ягоды, а его язык заметался по головке раздвигая тонкие складки кожи. Она выгнулась еще больше, все тело резко прошиб пот, и оно матово заблестело. В ушах зазвенело. Неприличное чавканье и прихлебывание, которое издавал мужчина громом разносилось по спальне заставляя Бет краснеть от стыда.

Ее клитор подергивался, зудел, его жгло нестерпимо сладко, мучительно. Чего бы не хотела Бет о чем бы не думала, этот подонок уверено вел ее к очередному оргазму. Зеленые глаза женщины округлились под воздействием частых импульсов похожих на электрические разряды, пронзавших ее живот, груди, мозг. Все ее тело мелко задрожало, ступни снова вытянулись, маленькие пальчики на ногах растопырились в стороны. По загорелому животу побежали настоящие волны судорог. А потом тело начало биться в спазмах сладострастия.

— Ууххх! Не могу... сдержаться... о, боже... я кончаю... — выпалила она бездумно.

А потом ураган оргазма затопил все ее сознание, сладостью смывая из него мысли о том кто был этот человек и что он делает.

— Ух! Аргхааа... да... трахни меня... ! Ооооооо!

Ковер отпустил раздувшуюся шишку клитора и провел языком по всей длине расширившегося розового разреза между набрякших половых губ чувствуя как пульсирует вагина женщины. Спинка кровати затряслась, вцепившиеся в прутья пальцы Бет побелели от напряжения глаза остекленели затопленные похотью. Мускулы живота напряглись, она оперлась пятками в край кровати и с усилием приподняла таз в воздух. Пухлая округлая попка женщины кругообразно задвигалась, исполняя какой то позорный танец.

Ковер отшатнулся, привстал и навалился на женщину сверху. Сочные груди Бет расплющились под давлением его широкой волосатой груди заставив насильника заурчать от удовольствия. Огромный фантастически толстый член горячий и твердый жестко прижался к внутренней поверхности бедер Бет размазывая по коже клейкие капли преэякулянта. Мужчина начал целовать ее в открытый рот, наполняя его собственной слюной обильно перемешанной со слизью женщины. Ноздри Бет затрепетали и раздулись когда она почуяла знакомый запах.

Просунув под себя руку, мужчина подправил свой пенис, придерживая его за слегка изогнутый ребристый ствол пересеченный сетью крупных вен, опустил его вниз проводя фиолетовой одутловатой головкой по половым губам нашел вход в еще трепещущее после оргазма влагалище и мощно двинул бедрами. Огромный толстый штырь ворвался в лоно Бет единым махом больше чем на половину, и она закричала от резкой раздирающей боли внизу живота. Мужчина навалился на нее всем телом не давая шевелится, она едва могла вздохнуть и даже не пыталась сбросить его с себя. Сознание Бет затопил страх и отвращение.

— Аргх! — придушено вскрикнула она, когда насильник попытался утопить пенис еще глубже.

Женщине казалось, что внутри живота нестерпимо жжет, гигантское бугристое тело буквально распирало стенки влагалища изнутри создавая впечатление, что в нее медленно вползает кусок водосточной трубы. Бет с ужасом подумала, что ублюдок сейчас просто разорвет ее пополам.

— О, даа! — удовлетворенно прохрипел Ковер.

Он приподнялся на мускулистых руках и опустил голову, медленно выводя член наружу, наблюдая как половые губы женщины вытягиваются вслед за стволом пениса, словно не желают его отпускать. Влагалище женщины оказалось неожиданно узким и он ощущал как его стенки и мышцы входа восхитительно массируют его член сжимаются и подрагивают. Бет надсадно застонала. Он с жаром впился губами в ее бархатистую нежную шею.

— Нравится это потаскушка? — улыбнулся он и опять втолкнул член в ее чрево на этот раз еще глубже.

Бет пронзительно вскрикнула, подумав, что пенис мужчины проткнул ее насквозь пригвоздив к перине. Ладони насильника скользнули под ее попку и сжали пышные полушария, раздвигая их в стороны толкая низ ее живота вверх навстречу члену.

Вот черт, — подумал Ковер, она с легкостью принимает все 30 сантиметров моего члена, только узковата немного по этому он идет так туго.

— Ухххх! — выдохнула Бет, невольно морщась и еще выше приподняла попку не смотря на то что мужчина и так поддерживал ее навесу.
— О, да детка! Я вошел в тебя целиком, теперь начинаю обратный путь!

Громкие хлюпающие звуки, причмокивание и чавканье разнеслось по спальне, когда насильник начал двигать бедрами в быстром темпе, словно вбивал гвозди молотком, вдавливая свою беспомощную жертву в матрас. Он уперся коленями в постель и приподнялся на локтях двигая задом, глядя на восхитительные пышные груди Бет которые упруго покачивались вверх вниз при каждом толчке. Наклонив голову он жадно облизал солоноватые от пота горячие полушария, прижимаясь губами то к одному то к другому сморщенному соску. Он так долго ждал этого, так долго ждал, все годы, что он провел в тюрьме... Из его рта потекла слюна как у бешенного пса, когда он причмокивая, сосал коричневые вытянувшиеся возбужденные ареолы.

Дерьмо! Ее влагалище так восхитительно сжимало член. Оно раскрылось, и пенис скользил достаточно легко, но все равно оставалось узким и тесным. Влагалище вело себя так словно жило отдельной жизнью, через минуту Ковер уже почти стонал, чувствуя как стенки пульсируют спазматически сдавливают его член, словно пытаются доить его. Этот массаж оказался неожиданно феерически возбуждающим и мужчина едва сдерживался. Головка пениса билась куда то в устье матки женщины и сладко горела и фантастически зудела, вызывая в паху волшебные пульсации. Мошонка мужчины начала поджиматься, кожа морщилась, охватывая огромные как у быка шары в паху стало совсем горячо. Ковер ощутил, как сперма закипает в яйцах выстреливает, перетекает куда то в тело члена, захрипел от невыносимой сладости.

— Агх! Уууоооо! — прорычал он, накачивая влагалище женщины с возрастающим темпом.

Головка пениса скачком раздулась словно пытаясь перекрыть проход возле самой шейки матки. Ствол наоборот странно сжался, потом за пульсировал, расширился и начал выплевывать сперму. Густая жидкость хлынула во влагалище упругим фонтаном сбрасывая разрывающее напряжение в сознании насильника.

— Ооооо... — застонала Бет.

Она широко раскрыла рот ловя воздух, которого внезапно стало катастрофически не хватать. Внезапное удушье заставило ее выгнуться в постели, когда насильник дернул бедрами загоняя член куда то в самую глубину ее чрева. А потом он кончил, и она ощутила, как сперма заполняет ее вагину пульсируя, расстреливая стенки влагалища задевая какие то неизвестные чувствительные точки. Она почти не контролировала собственное тело и потому не удержавшись, начала корчиться и дико дергаться. Пальцы Бет вцепились в плечи мужчины, шея вытянулась, четко обозначив под нежной кожей веревки жил и сосудов. Она оскалилась и захрипела, чувствуя, что сейчас взорвется изнутри.

Член Ковера начал опадать. Мужчина грязно выругался и потянул его наружу, тяжело дыша и отдуваясь.

Бет обессилено всхлипнула и уронила голову на бок. Она чувствовала, как теплые капли спермы смешанные с ее слизью обильно потекли из развороченного полураскрытого отверстия влагалища. С шумом выдохнув, она подняла раскрасневшееся влажное от пота лицо и попыталась заглянуть между ног.

— Нравится вид милая? — хрипло рассмеялся Ковер, демонстрируя ей красный блестящий мокрый член.

Бет дёрнулась. Съежилась.

— Нет — выкрикнула она. Нет!

Округлившимися от испуга глазами она смотрела, как он подошел к кучке своей одежды и начал рыться в ней.

— Знаешь что это? — спросил он, демонстрируя женщине маленький тупорылый пистолет.

Она судорожно кивнула.

— Прекрасно. Я очень не люблю сюрпризы... Кто еще есть в доме?!
— Мой... мой муж... и двое детей... — запинаясь, ответила она.
— И где же твой старик? Ты что прогнала его из своей теплой постельки? Наказала за что то?
— О-он, попал в бурю. Скорее всего, застрял в городе и остался ночевать у своей сестры!
— А дети?
— Дочка была вместе с ним. — ответила Бет мысленно благодаря бога за это. Сын спит наверху.

Ковер немного расслабился и улыбнулся явно довольный этими новостями.

— Прекрасно... Ты выглядишь не глупой бабой. Понимаешь, что твой малыш умрет, если ты будешь вести себя неправильно?!

Бет судорожно закивала, бледнея от ужаса. Ковер вернулся к постели сел на край и по хозяйски положил ладонь на бурно вздымающиеся груди женщины.

— Тебе должно быть было больно от моего мощного члена? Или наоборот понравилось?
— О, нет — всхлипнула она. Пожалуйста, не надо. Не трогайте меня! У меня есть деньги. Я отдам вам их... отдам... только не нужно насилия!
— А у меня есть пистолет. — хмыкнул Дэн. Тебя что не волнует судьба твоего сына?
— Хорошо... хорошо... я все поняла... — дрожащим голосом пролепетала Бет полностью сломленная. Делайте все что хотите. Но... не трогайте моего мальчика. Пожалуйста!
— Рад, что мы поняли друг друга. Мне нужна одежда. Брюки рубашка, теплая куртка и сапоги.

Бет проворно встала с постели. Она испытывала жгучее унижение, чувствуя его сальный взгляд на своих покачивающихся грудях и пышной попке пока она ходила к бельевому шкафу и обратно. Нервно вытащив из него несколько комплектов белья мужа она швырнула их на кровать.

— Прекрасно. Теперь вставай на колени.

Невольно прикрывая руками пах и обе груди женщина послушно встала коленями на пол, испуганно глядя на насильника снизу вверх. Его огромный ужасный член был снова напряжен. Он упруго покачивался, нацеливаясь головкой прямо ей в лоб.

— Возьми его.

Бет взглянула на самодовольное лицо мужчины и поморщилась. Однако послушно убрала от груди руку и обхватила липкий ствол ладонью. Ствол был невероятно длинным бугристым объемные вены горячо пульсировали под пальцами. Он приказал ей гладить пенис. И она сделала это чувствуя дикий стыд и унижение.

— Мммм — хмыкнул он с наслаждением, когда маленькая горячая ладошка заскользила по всей длине ствола члена не сильно сжимая его.

Крупная прозрачная капля возникла из расширившегося отверстия мочеиспускательного канала медленно скатилась вниз вдоль уздечки и вязко повисала на истончающейся блестящей ниточке. Следом появилась еще одна и еще одна. Преэякулянта было невероятно много. Бет вздрогнула, когда липкая влага достигла ее пальцев делая член скользким.

— Теперь соси. — приказал Ковер ухмыляясь.

Из глаз женщины беззвучно потекли слезы. Она смотрела на влажно поблескивающий вздрагивающий член и понимала что у нее нет выбора. Страх, отвращение и унижение отступало перед тревогой за безопасность сына.

Ковер с интересом наблюдал, как женщина разлепила губы, как дрожит ее подбородок, как катятся из красивых глаз слезы, как на ее лице возникает гримаса отвращения. Потом он ощутил горячее дыхание на головке члена. Схватив ее за уши, он дернул голову женщины вперед вжимая лицо в пах.

— Оближи его для начала.

Бет едва не подавилась от резкого удушливого запаха не мытого тела смешанного с ароматом ее выделений. Она невольно зажмурилась и сморщила нос от отвращения.

Она с заметным усилием наклонила ствол члена вниз приближая головку ко рту. Она сдавила пульсирующий ствол пальцами. Беловатая капля семенной жидкости возникла из подмигивающего отверстия мочеиспускательного канала и медленно поползла вниз по лиловой головке. Очередной приступ тошноты возник в пищеводе и тело Бет дернулось, когда она попыталась подавить рвотный позыв. Пересилив себя, женщина высунула язык. Она коснулась кончиком ствола и провела им от заросшего черными волосами корня вверх по всей длине до темного изогнутого воротника венчающего головку.

— Давай, собери с него свои выделения. Их здесь столько, что наберется на приличный глоток. Уверен тебе хочется попробовать этот коктейль прямо сейчас.

Бет обреченно вздохнула и закрыла глаза. Она ни когда не брала в рот член мужа, лишь пару раз целовала его что бы помочь ему придти в боевое состояние. Но выхода не было. Решившись... женщина торопливо провела языком по уздечке к щели моче тока собирая соленые вязкие словно клейстер крупные капли. Их было действительно много. Жидкость потекла по языку наполняя рот. Может если бы она сделал это быстрее это не было бы так противно. Она сглотнула, стараясь не думать о том что попало в ее желудок. Это было трудно очень трудно, ей был отвратителен этот человек. По крайней мере, теперь его член чист, размышляла она, облизывая ствол члена широкими движениями языка с трудом проталкивая через глотку вязкий коктейль из разнообразных жидкостей, включая собственную слюну, которая наполняла рот непрерывно едва не выплёскиваясь наружу через нижнюю губу.

— Соси его, соси. — хрипло забормотал Ковер тяжело дыша.

Он с удовольствием смотрел на свой совершенно мокрый член, с которого постоянно капала слюна женщины. Пенис дергался от возбуждения. Ему пришлось схватить его рукой направляя головку ей в рот. Бет непроизвольно застонала, а потом замычала когда головка раздвину ее губы вползла в рот, заполнила его двинулась дальше пытаясь протиснуться через кольцо гортани. Она поперхнулась и закашлялась, не имея возможность дышать. Горло женщины задергалось, но мужчина отстранился, позволив ей отдышаться, сплевывая вязкую слюну потоком хлынувшую на ее подбородок.

— Дерьмо! — с чувством проворчал он. Ты что ни когда не исполняла глубокое горло для своего мужа!? Черт возьми, придется мне тебя поучить малышка!

Он снова запихнул член в ее рот действуя на этот раз более осторожно, не торопясь форсировать события. Бет пыталась дышать носом и расслабить мышцы горла. Его член был просто огромен, но через несколько минут ей удалось заглотить почти две трети от 30 сантиметров.

— Схвати меня за задницу, — прорычал он, наматывая шелковистые волосы женщины на кулак.

Бет сжала пальцами волосатые мускулистые ягодицы. Ритмично качая головой в темпе, который задавали его руки дергавшие ее за волосы. Огромная головка раздувала ее щеки почти выходя наружу потом начинала обратное движение задерживалась на мгновение в районе миндалин и упруго проваливалась в горло, надувая на шее женщины подвижный четко различимый бугор который смещался вниз натягивая кожу. Ей приходилось непрерывно сглатывать слюну и преэякулянт постоянно заливавший рот.

— Вставь палец мне в зад. — прохрипел Ковер.

Глаза женщины округлились от шока, а лицо вспыхнуло при этой развратной просьбе. Но она сделала то что ей приказали. Расширила пальцами разрез между ягодицами скользнула между ними указательным, прижала его к горячему сморщенному влажному от пота кольцу ануса. Помассировала его подушечкой и надавила. Ковер крякнул, когда аккуратный маленький палец Бет, преодолев слабое сопротивление сфинктера провалился в горячую глубину кишки и блаженно замычал невольно изгибая поясницу буквально насадившись на него.

— Двигай им... двигай сучка! — прохрипел он, активно работая тазом практически вбивая член в ее рот.

Покраснев еще больше сгорая от стыда и неловкости Бет подчинилась, задвигав пальцем, ощупывая подушечкой похожее на валик кольцо заднего прохода. Ковер реально наслаждался процессом. Он всегда любил, когда ему массируют простату во время минета. Сфинктер мужчины судорожно сжимался вокруг пальца побуждая Бет заталкивать его глубже.

Мошонка мужчины начала поджиматься в предоргазменных спазмах, когда Бет услышала голос сына.

— Мам?

Бет торопливо отдернулась от члена с мокрым чавканьем и настоящим потоком густой тягучей слюны хлынувшей из ее рта.

— Боже мой! — заполошно прошептала она. Это Джерри. Он спускается по лестнице. Умоляю вас, не причиняйте ему вреда. Это просто мальчик. Он не сможет причинить вам вреда.

Ковер с удовольствием посмотрел на ее искаженное страхом и страданием лицо. Его член подергивался всего в паре сантиметров от широко распахнутых умоляющих глаз. Он сжал член ладонью, размазывая по стволу густую беловатую слюну блаженно чувствуя как она липко свисает с его пальцев.

— Я мог бы трахнуть и его! — задумчиво пробормотал он.

Бет застонала от ужаса и едва не лишилась чувств.

— Но не буду. — продолжил он, наслаждаясь ее ужасом. Если... ты будешь делать, то что я тебе говорю! Избавься от него... быстро. Если он увидит меня, я буду вынужден прикончить его.
— Да... да... сейчас! — торопливо зачастила Бет вытирая рот раскрытой ладонью. Он не увидит вас!
— Верно сладкая. Он будет слишком занят. Он будет трахать любимую мамочку. А я сяду в соседней комнате и буду наблюдать со стволом пистолета направленным ему в задницу. — проговорил Ковер, с удовольствием глядя как бледнеет и искажается ужасом красивое лицо женщины при его словах.

Бет стоя на коленях в шоке смотрела, как насильник шагнул к двери, ведущей в коридор. Он обернулся к ней и многозначительно покачал стволом пистолета.

— Нет... нет... Боже мой! Нет... ! — запричитала она. Я сделаю это... сделаю... грязный ублюдок! Только не стреляй...

Ковер с усмешкой собрал разбросанную по кровати одежду.

— Я заберу это с собой. И буду смотреть... оттуда — он качнул пистолетом в стороны двери ведущей в ванную комнату. Давай... все в твоих руках. Расскажи ему как давно ты хотела приласкать его. Как тебе хочется проявить свою б**** натуру, как ты возбуждаешься при одном взгляде на него! Ты будешь ласковой и горячей, ты позволишь ему сделать все, что он захочет! Если у него возникнет желание засунуть эту настольную лампу в твою п***, ты раздвинешь ноги и сделаешь это с ласковой улыбкой на губах.

Мужчина проскользнул в ванную и прикрыл за собой дверь. Бет слышала неторопливые шаги сына, которые приближались к спальне. Внутри у нее все застыло от ужаса и паники. В ушах звенело и слегка кружилась голова. Она не видела выхода из этой кошмарной ситуации. Не представляла... КАК?... она сделает это! Совершенно машинально женщина вытерла скользкий подбородок, с которого свисали белые толстые нити слюны и вытерла испачканную ладонь о простыню. Глаза женщины оставались сухими плакать она уже не могла. Она застонала... выпрямилась сидя на углу кровати... глядя на входную дверь как приговоренный к смерти смотрит на дверь камеры слыша шаги палача.

Когда раздался осторожный стук в дверь женщина дернулась всем телом и смертельно побледнела, но тут же на лице ее возникло решительное выражение, а на губах заиграла натянутая неестественная улыбка.

— Мам?!
— Д-д-да! — заикаясь, ответила Бет.
— Ты уже встала?
— Да, Джерри. — деревянным голосом отозвалась женщина. Я уже не сплю.

Дверь спальни медленно открылась и Бет судорожно задышала, комкая нервными движениями пальцев простыню. Он вошел в спальню родителей и остановился как вкопанный. Мама сидела на краю кровати совершенно голая. Ее тяжелые налитые груди с коричневыми сосками бурно вздымались. Лицо мальчика стало пунцовым от смущения.

— Ой... боже мама я не знал... я не хотел... — заикаясь, начал он.

Внутри Бет все застыло. Ее мозг безуспешно боролся со стеснением стыдом и моральными принципами с одной стороны и холодным ужасом, страхом за жизнь сына с другой. Ее начало слегка подташнивать, когда она осознала какой бесстыжий акт собирается исполнить. Она медленно повернула голову и посмотрела на мальчика. Инстинктивно она дернула вверх простыню пытаясь прикрыть собственную наготу. Глаза сына были похожи на два темных омута, которые буравили овальные коричневые пятна сосков Бет, выглядывающие из-под края белой ткани.

— Ма-ам!? — он все еще не мог осознать, что это происходит на самом деле.

Еще больше Джерри смутило то, что его член начал подергиваться и медленно напрягаться под легкими пижамными штанами.

— Я сейчас вернусь! — выпалила Бет вскакивая с кровати.

Она опрометью метнулась в ванную все еже прижимая простыню к грудям, едва не спотыкаясь босыми пятками о длинный край материала который волочился по полу. При виде ее обнаженной поясницы с двумя пикантными ямочками, четким, будто выдавленным на теле, треугольником ниже которого начиналась круглая аппетитная попа с белой широкой полосой не загорелой кожи Джерри окончательно смешался и подался вперед стараясь скрыть эрекцию, оттопырившую полосатые пижамные брюки.

Ковер уже полуодетый, сидящий на невысокой банкетке возле раковины вопросительно посмотрел на Бет.

— Мне нужно воспользоваться туалетом! — придушено выдохнула женщина, едва сдерживая истеричные рыдания.
— Хорошо. — проворчал он, натягивая немного маловатые ему брюки мужа. Только быстро. Стой... Простыню оставь здесь.

Бет судорожно всхлипнула, издала какой-то рыдающий смешок и с ненавистью посмотрела на насильника. Она отбросила остатки скромности, моральные терзания разрывающие ее на части. Стоящие между ней и той ужасной вещью, которую она должна была... нет... обязана была сделать ради жизни сына.

Она плотно прикрыла дверь в спальню. При мысли о том, что этот страшный человек может сделать с Джерри, если сын увидит его ее прошиб холодный пот. Страх и душевные муки довели женщину до состояния близкого к сухой истерики. Она долго тужилась, пытаясь опорожнить мочевой пузырь и избавиться от остатков мерзкого семени ублюдка. Сначала из влагалища показалась крупная белая капля спермы, которая повисла на секунду и тяжело упала на дно унитаза постепенно истончаясь, превращаясь в вязкую ниточку, а потом туда же шипя хлынул упругий золотистый поток. Бет еще какое то время тужилась, прижав левую ладонь к лобку, раздвигая пальцами половые губы, ей казалось, что ее влагалище все еще сохранило остатки слизистой спермы. Потом она суматошно промокнула салфетками промежность и внутреннюю поверхность бёдер. Ковер не обращая внимания на ее манипуляции встал и начал рыться во встроенном шкафу, где женщина хранила грязную одежду и разнообразные туалетные принадлежности.

— Что это у нас здесь!? — ернически протянул он, демонстрируя женщине тонкий розовый 10 сантиметровый вибратор.

Бет не ответила, только на щеках ее проступили красные пятна. Он провернул черное ребристое кольцо в основании пластикового стержня со слегка изогнутой похожей на вытянутую каплю головкой и женщина дернулась как от удара услышав монотонное гудение. В ее глазах появилось, что то жалкое когда она смотрела на манипуляции подонка. Джек привез ей вибратор как подарок... шутку... вернувшись с прошлогодней конференции в Монреале. Она использовала его лишь однажды на клиторе, но ощущения оказались слишком острыми болезненно острыми, что бы быть приятными.

— Встань и нагнись. — приказал Ковер.

Бет внутренне подобралась и похолодела когда увидела искорку веселья в его выцветших рыбьих глазах. Однако, покорно выполнила требование. Ей внезапно овладело холодное отстраненное безразличие. Наверняка подонок замыслил очередную извращенную пакость но женщина почти не испытывала по этому поводу эмоций, все это были мелочи по сравнению с тем что он принуждал ее сделать с Джерри... что она обязана была сделать, что бы сохранить жизнь сыну.

— Раздвинь ягодицы!

Все же Бет не удержалась и всхлипнула когда ощутила мелко вибрирующее тело, скользнувшее в глубокую расселину ее попки. Кончик прошелся по всему разрезу сверху вниз, словно поглаживая, а потом прижался к розовому кольчатому пятну ануса.

— Аахххх! Боже, неееет! — приглушенно вскрикнула она и тут же зажала рот ладонью.

Ковер сильно надавил и вибратор начал втискиваться в задний проход, раздирая сухое плотно сжатое кольцо. Бет закусила нижнюю губу чувствуя пульсирующую спазматическую боль в анусе. специально для еtаlеs.оrg Мысль о том, что совершенно незнакомый отвратительный тип непристойно использует ее попку наполнило ее чувством вины и стыда.

Ковер начал двигать вибратором слегка прокручивая его вокруг оси, вводя каплевидный кончик всего на сантиметр пока мышцы сфинктера женщины не расслабились, превращая розовый круг в некое подобие вдавленного в тело конуса с небольшим пульсирующим сужающимся и расширяющимся кончиком.

— У тебя сладкая задница малышка! — произнес он и медленно ввел весь вибратор внутрь до самого черного кольца в его основании.

Бет опять застонала от ужасающего унижения. Слезы ручьем хлынули по ее щекам. Колени женщины подогнулись, она едва не упала на покрытый крупной бежевой плиткой пол. Женщине пришлось ухватиться за край унитаза, другую руку она прижала ко рту приглушая собственные стоны и всхлипы. Мужчина надавил на основание вибратора большим пальцем заставляя его войти в анус Бет целиком. Она ощутила, как ребристое основание вибратора входит в кишку и кольцо сфинктера сжимается позади него охватывая палец насильника. Палец тут же исчез, оставив вибратор полностью утопленным в прямую кишку женщины.

— Оооох! — застонала Бет чувствуя как пульсируют стенки кишки под частыми вибрациями фалоимитатора.
— Он должен оставаться внутри тебя все время. Хочу сделать сюрприз для твоего малыша! — прошипел Ковер. Помни, я буду наблюдать за вами!

Он опять продемонстрировал женщине пистолет. Затем схватил ее за плечо и подтолкнул к двери в спальню.

— Если тебе дорога жизнь сына, продемонстрируй мне зажигательное шоу!

Бет торопливо вытерла слезы с лица и выпрямилась, ощущая нарастающие пульсации в заднем проходе и смутное горячее жжение. Сделав глубокий вздох, точно пловец перед прыжком с вышки она распахнула дверь и шагнула в спальню. Джерри сидел на краешке кровати совершенно не подозревая о жертве на которую она идет ради него. Оглядывая его худощавую фигурку Бет невольно спросила себя есть ли у мальчика сексуальный опыт? Она очень сомневалась в этом...

Услышав шорох, мальчик поднял голову и его челюсть отвисла от шока. Мама медленно шла к нему от ванной совершенно голая, со странным выражением на красивом лице таком бледном, что казалось совершено белым. Ее округлый подбородок слегка подрагивал, а в глазах царила абсолютная пустота. При каждом шаге груди женщины возбуждающе колыхались, ноги она переставляла так, словно находилась в каком-то непонятном трансе.

— Мама... ты... с тобой... ты... — он так и не смог закончить фразу задохнувшись от ощущения сосущей пустоты в солнечном сплетении.

Его глаза остекленели, остановившись на широкой полосе густых каштановых волос в паху женщины, окруженной возбуждающим треугольником белой не загорелой кожи. Мальчик судорожно сглотнул и вскинул голову, когда она замерла перед ним. Он чувствовал тепло исходящее от смуглого загорелого живота и промежности располагающегося в сантиметре от его лица. Сквозь дрожащую пелену слез в глазах Бет разглядела бугор, оттопыривший пижамные брюки сына и испытала новый прилив панического ужаса.

Господи это же мой мальчик! Я стою голой перед собственным сыном! И его явно возбуждает это зрелище! — мелькнуло в ее сознании и лицо обожгло очередным приливом жгучего стыда.

— Я... я люблю тебя Джерри! — выдавила из себя женщина, мучительно пытаясь придумать что сказать, объяснить... то, что должно случится между ними.
— Что то случилось мама? — судорожно вздохнув, спросил мальчик, ощущая как его мошонка взрывается изнутри затопленная сладострастным зудом, не понимая почему он испытывает такое возбуждение глядя на собственную мать.
— Нет, малыш! — торопливо ответила Бет. Просто немного нервничаю от того что стою голая... — женщина запнулась понимая что не должна выдавать сыну что действует против собственной воли... по принуждению. Я подумала... — медленно произнесла она, стараясь не смотреть на Джерри. Пришло время... ты должен узнать... что такое любовь малыш...

Она подняла руки и начала дрожащими пальцами расстёгивать на нем пижаму. Бет собиралась трахнуть собственного сына на виду у совершенно незнакомого человека! Ее сознание взрывалось, разваливалось на осколки и женщина не сходила с ума только потому что одна мысль постоянно пульсировала в ее мозгу: Это все для того что бы он жил! Для того что бы он жил!

Она принудила его встать, почти содрала с него пижамную куртку и запустила пальцы под пояс брюк, резкими рывками развязывая тесемку. Почти грубо сдернула брюки вниз приседая и морщась от резких вибраций в кишечнике которые производил фалоимитатор. Из горла женщины вырвался непроизвольный стон шока или... восторга... когда она смогла отвести глаза от шокированного побледневшего лица сына и посмотрела на его промежность, увидев резко подергивающийся эрегированный розовый член. Господи, он выглядел таким свежим и невинным! Дерзко торчал вперед живота над пухлыми шарами мошонки. Кожа выглядела невероятно гладкой полупрозрачной отчетливо передавая каждый бугорок на стволе каждую маленькую вену обвивавшую все тело пениса окаймленного редким пухом рыжеватых волос.

— О, боже, мама! — воскликнул Джерри глядя на искаженное лицо Бет, в нем смешалась целая гамма эмоций, страх, стыд, материнская любовь и тревога, но мальчик воспринял все это как выражение неприкрытой похоти.

Он поднял руку и почти грубо схватил ладонью промежность женщины.

— Теперь я понял. — улыбаясь, прошептал он. Дерьмо, я фантазирую, представляя тебя уже несколько лет!

Бет напряглась и застыла, испытывая шок, горячие влажные от волнения пальцы сына дерзко ощупывали ее промежность. Это было чересчур! Его слова все еще эхом отзывались в ее ушах. Боже, неужели это правда!? Ее собственный ребенок мечтает заняться с ней любовью?! Трахнуть ее?

Замерев от ужаса и шока, женщина беспомощно всхлипнула стоя в каком то оцепенении. Рука Джерри по хозяйски ощупывала ее половые губы, ерошила волосы на лобке, задевала клитор. Бет пыталась бороться с волной приятных ощущений, нарастающим желанием испытать запретное удовольствие, которое смешивалось со стыдом, страхом за его жизнь, превращаясь в невероятный коктейль. Это было невероятно, невозможно, немыслимо! Женщина не представляла как будет жить дальше как смотреть в глаза мужа и сына после того что произойдет сейчас. Даже если объяснить им причину своего поведения, что они будут думать, о ней!? Неет! Это должно остаться тайной для всех! Она поняла, что никогда не сможет рассказать полиции, сделать достоянием гласности, что занималась сексом с собственным сыном ради спасения его жизни!

— Джерри! — всхлипнула она жалобно. Джерри!

Она не выдержала и слегка согнула колени, начав непроизвольно покачивать бедрами в такт движениям его руки. Пальцы мальчика по хозяйски ощупывали горячие и уже влажные половые губы женщины то и дело проваливаясь между ними, ощущая как там скользко, проникая в размякшее приоткрытое отверстие влагалище.

Джерри прерывисто дышал, его глаза непрерывно метались от паха матери к ее грудям, которые колыхались словно некое желе, в такт вздрагиваниям ее тела, когда его пальцы перебирали, ощупывали вагину. Он протянул другую руку и несмело сжал полное немного вытянутое полушарие. Грудь была теплая невероятно сочная, соски которые он трогал подушечкой пальца казались очень твердыми странно опухшими. По второй руке достаточно активно текла вязкая теплая слизь, это было так необычно. Клейкая влага выделялась прямо из отверстия влагалища, в которое мальчик, смелея, засовывал два пальца.

— Ой! — воскликнул он удивленно, ощупывая стенки влагалища изнутри, засунул их еще глубже и начал вращать ими. Мама... — пробормотал он. что то непонятное... гм... там, что то вибрирует внутри?

Бет не выдержала и заплакала. Она смотрела в потолок, часто моргая и крупные слезинки катились из углов ее глаз. Она не чувствовала себя так ужасно ни когда в жизни. Неприкрытая похоть в лице сына, его реакция, легкость с которой он отозвался на ее поведение, неприкрытое возбуждение, желание ощупывать ее, трахнуть ее, то с какой легкостью он переступил грань, добило ее окончательно. По сравнению с этим непрерывные вибрации и ощущение вытянутого тела вставленного в попку были лишь дополнительным унизительным фактором, о котором она просто забыла на время. Теперь, когда он напомнил ей об этом, резкие пульсации и жжение в попе выросли скачком многократно, став невероятно острыми.

— Мама. В чем дело? — встревожено спросил мальчик, притягивая плачущую женщину к кровати.

Он нежно обнял ее, поглаживая спину, не переставая сжимать и ощупывать подрагивающие груди.

— Оооуххх! — непроизвольно застонала Бет вздрагивая от рыданий.

Едва ее попка опустилась на постель вибрации в кишечнике стали просто невыносимыми. Она торопливо переместила вес тела на левое бедро, наклоняясь в сторону, что бы ослабить давление.

— Эй! Я понял! — торжествующе воскликнул Джерри, лихорадочно сверкая глазами.

С неожиданной силой он заставил ее перевернуться на живот, глядя на круто изогнутые слегка подрагивающие приподнимающиеся вверх вниз абрисы ягодиц. Протянув руки он положил ладони на пышный упругий глобус с глубокой расселиной посередине.

— Ты вставила в попу вибратор мама!? Да? — с детской непосредственностью спросил мальчик. О, черт! Я нашел его в твоем шкафу в ванной. Еще тогда подумал что он слишком мал для влагалища, тем более после того как увидел член папы!

Бет всхлипнув, уткнулась пылающим от стыда лицом в подушку. Она ни как не рассчитывала услышать подобные слова от сына. Радостное возбуждение в его голосе, то с какой легкостью он говорил все это вызывало у женщины желание провалиться сквозь землю, умереть! Она тонко заскулила, ощутив как он бестрепетно раздвигает ее ягодицы. Она судорожно напрягла мышцы пытаясь не дать ему сделать это, но Джерри оказался неожиданно силен. Он почти грубо рванул ягодицы в стороны, раскрывая поблескивающее от пота розовое пятно заднего прохода.

— О боже мама! Какая аппетитная задница! — тяжело дыша, прошептал он, наклоняясь и она ощутила горячее дыхание на зудящем сжимающемся вспухшем кольце ануса.

Бет содрогнулась всем телом и заплакала сильнее представляя как он с любопытством изучает ее зад.

Джерри положил на розовое кольчатое пятно два пальца ощущая заметные вибрации и толчки идущие изнутри. Высунув от усердия язык, мальчик попытался расширить маленькое упругое отверстие. Бет застонала. Она едва сдерживала желание пнуть сына ногой, прекратить его бесстыжие ощупывания. Ей хотелось выть и кричать от ужаса. Она даже мужу запрещала касаться заднего прохода считая это грязным и неприличным.

— Да ладно мама. Расслабься... Привстань на кровати. — задыхаясь от волнения, пробормотал Джерри. Давай... вот так... встань на четвереньки... раздвинь ягодицы сама... помоги мне... ох... да именно так... правильно... какая ты молодец!

Оглушенная невероятными совершенно невозможными словами ее любимого скромного мальчика Бет безропотно выполнила все его просьбы. Все происходящее казалось ей настолько отвратительным и отталкивающим что она впала в состоянии полной прострации, что бы просто не сойти с ума. Она была готова позволить ему делать с ее телом что угодно отгородившись каким то барьером в сознании, воспринимая все отстранённо.

— Уууооой! — застонала она, когда почувствовала, как он ощупывает и расширяет отверстие заднего прохода пальцами, пытается ввести их внутрь растягивает, раскрывает ребристое эластичное кольцо.

При этом женщина послушно стояла на четвереньках уронив лицо, а подушку и с силой раздвигала в стороны ягодицы. Она всхлипнула непроизвольно дернулась и изогнула спину ощутив как вибратор в кишке начал медленно выдавливаться наружу. Он выползал сам собой подталкиваемый спазматическими сокращениями влагалища Бет возникавших по мимо ее воли.

— Круто! — восхищенно прошептал Джерри, глядя как из неровного круга, в который превратилось отверстие ануса мамы медленно выдвигается ребристое черное кольцо основания вибратора.

Потом он не удержался, схватил за него и резко выдернул фалоимитатор наружу. Тонкий 10 сантиметровый стержень вывалился из заднего прохода с липким чмоканьем. Джерри бросил его на кровать. Прерывисто дыша Бет посмотрела назад через плечо. Она увидела, что сын стоит на коленях, ритмично сжимая в кулаке собственный пенис. Не выдержав этого бессовестного зрелища она закрыла глаза, из которых уже не катились слезы. Внезапно у нее пересохло во рту, а внизу живота образовалась странная сосущая пустота. Бет поняла, что наступил момент, пришло время...

— Раздвинь колени мама, поднимись на руках. — скомандовал Джерри, точно опытный дрессировщик, устраиваясь позади женщины.

Он едва дождался, что бы Бет приняла нужное положение. Мальчик подрагивал словно в лихорадке. Попка женщины поднялась вверх, и он увидел розовый блестящий от влаги провал между приоткрывшихся пушистых складок розовой кожи. Парень не мог ждать больше. Джерри ввел головку во влагалище матери, почувствовав как ее сразу обволокло влажное тепло. Он дышал как паровоз, стоящий под парами.

— Нееее... ооооох! — простонала Бет.

Она каждой клеточкой тела почувствовала медленно вползающий в нее горячий твердый стержень. Стон удовольствия вырвался у нее по мимо воли. Ощущение раздвигающего стенки живого горячего члена было божественно прекрасным. Она рефлекторно изогнулась и подалась попкой навстречу сыну.

— Ох, боже! Джерри! — она задохнулась, широко раскрыв рот.

Груди женщины тяжело качнулись. Мягкое всасывающее чавканье донеслось до ее слуха и Бет импульсивно расставила колени шире.

— Ааааахх! — истомно пропело ее горло, в сознании щелкнул какой то дьявольский переключатель и Бет мгновенно забыла, кто именно таранит ее похотливое влагалище. Да... да... да... ну же... хорошооооо!

Она слышала, как тяжело дышит Джерри тяжело опираясь руками в ее поясницу, чувствовала, как его живот резко шлепает по ее подрагивающей попке с все возрастающим темпом. Ее груди раскачивались точно исполняли некий фантастический танец, бились друг о друга. Женщина даже не замечала, что начала активно подаваться назад всем телом навстречу сыну. Мошонка мальчика упруго стукалась о устье половых губ Бет каждый раз задевая возбужденный клитор и это отдавалось всплесками сладкого удовольствия в сознании.

Джерри мощно самозабвенно вталкивал член во влагалище матери до самого основания. Опустив голову он восхищенно смотрел, как половые губы жадно охватывают ствол пениса похожие на маленький розовый кулачок. Весь член жирно блестел от сока женщины, ближе к корню на нем даже образовался белый пенный ободок из выделений, а между полных раздвинувшихся ягодиц мелькало розовое вытянутое колечко заднего прохода. Оно периодически приоткрывалось и сжималось в такт его толчкам словно подмигивало. Не удержавшись Джерри опустил на ягодицы матери левую руку и ввел в ее анус средний палец, оскалившись, услышав ее придушенный протестующий стон. Она начала извиваться, пытаясь отстранится от растягивающего давления пальца на кишку, вцепилась зубами в подушку судорожно напрягая сфинктер в молчаливом протесте. Но Джерри в порыве какой-то звериной злой радости вдавил палец до второй фаланги и начал яростно шевелить им из стороны, в сторону растягивая тесное отверстие. Бет жалобно заскулила.

— О, господи! Мамочка! Твоя п*** это что то... ! — прохрипел мальчик, откидываясь назад.

Он изменил угол вхождения, что бы лучше видеть весь процесс, как вытягиваются вперед половые губы, стремясь удержать скользящий между ними член. Он добавил к среднему пальцу указательный, воткнув его в тугое отверстие ануса, не обращая внимания на протестующих стон боли женщины. Плотное шелковистое кольцо сфинктера судорожно дергалось, пытаясь сжаться, доставляя Джерри необъяснимое удовольствие. Оба пальца активно шевелились, вонзаясь в попку до упора.

Холодный ужас, стыд, медленная, но неотвратимая деградация смешивалась с невероятно острым наслаждением, интенсивной сексуальной стимуляцией от энергичный толчков члена сына и переворачивали сознание Бет сминали, разрушали ее представления о том, что правильно, а что отвратительно. Какой то беспомощный и восторженный стон сорвался с ее припухших искусанных губ. Словно сломав некую преграду она начала еще быстрее отклонять тело назад сильно выгибая поясницу, судорожно напрягая разъезжающиеся в стороны ноги, уже сама с упоением насаживая себя на пенис и пальцы сына!

— Сейчас... я... уже... кончаю... кончаю... кончаю! — скандировала она, чувствуя как ее растянутые отверстия заполняет восхитительный жар, испепеляющий неотвратимый божественно приятный.

Влагалище, анус истекали мучительным каким то мазохистским восторгом. Ее широкие бедра завибрировали по упругой гладкой коже пошли настоящие волны они стали кругообразно извиваться. Потом она резко прижалась попкой к паху сына, вскинула голову и оскалилась точно животное, демонстрируя ровные белые зубы.

— Оооо, да! Трахай меня! Трахай! Трахай! Давай! Ааааааа! Кончаю, черт! Будь ты проклят ублюдок, аааааооооох!

Едва Джерри услышал бессвязные крики матери, почувствовал, как мышцы влагалища судорожно сдавили его пенис, а пальцы застряли в ее попке сжатые стенками кишки он захрипел и еще больше ускорил ритм толчков. Он кончил буквально через несколько секунд, навалившись грудью на ее поблескивающую от пота изгибающуюся спину. Горячая сперма пульсирующей струей ударила во влагалище Бет. Руки женщины подломились и она упала в постель, вытягивая сведенные судорогой ноги чувствуя как тело Джерри бьется в пароксизме на ее вытянувшемся теле.

— Ооо, дерьмо! — простонал мальчик, ощущая как его увядающий член медленно выскальзывает из влагалища матери. Это было круто! Я хочу еще. Давай мама! Помоги мне. Сделай его твердым снова! Пососи мой член!

Глава 2

Карен Филипс раздевалась. Ее крупные напоминающие две круглые дыни груди упруго качнулись вверх, когда она выпрямилась, сняв с себя черные кружевные трусики. Она взъерошила аккуратный треугольник черных волос на лобке и погладила себя по ребрам.

— Сука! — с чувством прошептал Джек Дэвис наблюдая за своей сестрой через небольшое отверстие, которое он сделал давним давно в дощатой стене ванной.

Он снова чувствовал себя мальчишкой. Боже как давно это было! Он вспомнил детство, свои безумные безудержные подростковые фантазии, когда его желания совсем не совпадали с возможностями и как он так же подглядывал за младшей сестрой, когда она переодевалась или принимала ванну. Правда, тогда у нее не было такой шикарной груди как сейчас. Сейчас он чувствовал легкий стыд и чувство вины за то, что подглядывал за ней, но Карен по прежнему оставалась для него самой красивой и соблазнительной чем все женщины, которых он имел за прошедшие годы за исключением Бет!

Дерьмо! Когда ему так нужна Бет, когда его яйца сводит от желания, идиотская снежная буря перекрыла все дороги. И теперь прямо перед ним разделенная парой сантиметров деревянной перегородки была живая соблазнительная промежность, на которую он мастурбировал с самого детства. Треугольник в паху сестры выглядел таким живым соблазнительным мягким, что если бы эта была любая другая женщина он бы не раздумывая бросился к нему, зарылся между шелковистых горячих бедер лицом и терся носом и губами пока они не утонут в теплом ароматном соке.

Все больше распаляющий себя вуайерист наблюдал за сестрой, которая изящным движением перешагнула бортик огромной старинной ванны стоявшей на кафельном полу на четырех витых изогнутых ножках. Когда она села в воду он по прежнему видел ее колени и аппетитные груди. Жадно облизывая пересохшие губы, мужчина смотрел, как она медленно намыливает упругие полушария, как они покрываются белой шапкой пены и только ярко-красные скоски как две ягоды клубники торчат глядя в разные стороны. Женщина плеснула на груди водой смывая пену. Джек всегда заводился, видя мокрые сиськи. Существовало нечто мистическое в капающих с крутых влажных округлостей маленьких капельках воды, подтеках белой пены пузырящейся на конусовидных ареолах.

Женщина провела руками по телу и опустила их между бедер. Он не мог видеть, что происходило там ниже за бортиком ванны, только то, что руки медленно двигаются, напрягаются бицепсы, но ему показалось, что она уделяет мытью промежности слишком много времени.

Джек был в курсе, что Карен давно ни с кем не встречается. Она развелась с мужем 4 месяца назад и с тех пор у нее не было мужчины, Джек был уверен в этом. Он заметил, как изменилось ее лицо, до этого спокойное, немного сонное, расслабленное выражение сменила непонятная гримаса, губы дрогнули и сжались, на четко-очерченных скулах появились заметные красные пятна, шикарные пушистые ресницы, как то истомно затрепетали, а в карих с волшебными искорками вокруг радужки глазах появился некий таинственный блеск. Он слышал, как мерно плещется и побулькивает вода в ванной кроме этого тишину ванной комнаты не нарушал ни один звук. Потом ладони сестры обхватили полусферы грудей свели их вместе и слегка приподняли вверх. Соски заметно увеличились в размере, странным образом встопорщились, выделяясь на фоне побледневших покрывшихся мурашками ареол двумя яркими каплями. Карен тихо мягко вздохнула, пошевелившись в ванной.

Она грустно улыбнулась своим мыслям и гибко встала, потянувшись за большим махровым полотенцем и вышла из ванной. Ее груди тяжело качнулись из стороны в сторону когда женщина остановилась вытирая порозовевшие пятки о маленький коврик лежащий на полу. Джек судорожно втянул в легкие воздух, размышляя стоит ли расстегнуть брюки вытащить член и заняться онанизмом прямо тут в небольшой гостиной. Нет! Это было слишком опасно! Вместо этого он потер разгоряченную напряженную плоть прямо через ткань.

А потом Карен сделала очень странную вещь. Она расстелила полотенце на полу и села на него. Она откинулась назад опираясь затылком о борт ванны, нервно облизала губы и подняла вытянутые ноги вверх разведя их в стороны. Она немного переместила тело и просто легла на полотенце спиной, подняла ноги выше, подхватила их ладонями под колени и начала пригибать их к телу пока не сложилась практически пополам поднимая спину, переместив вес тела на плечи и шею которые остались на полу, остальное же тело поднялось в воздух. Мужчина не удержался и до боли сжал свой зудящий член, когда увидел глубокий разрез между пухлых ягодиц сестры который медленно расширился, приоткрывая темно коричневое пятно ануса и напоминающее перевернутую подкову влагалище.

Колени Карен коснулись пола за ее плечами, женщина приподняла голову заводя икры за шею, немыслимым образом скрестила там лодыжки, а потом обхватила обеими ладонями попку и потянулась вверх приближая лицо к собственной промежности. Джек ощутил приступ удушья. Пальцы сестры растопырились по золотистой от загара коже ягодиц, побелели, проминая упругую мякоть. Она явно прилагала усилия пытаясь согнуть себя еще больше все ниже пригибая попку к вытягивающемуся навстречу ей напряженному лицу. Сморщенное слегка вытянутое кольцо заднего прохода женщины смотрело прямо на него, а потом... Карен раскрыла рот... высунула язык... и провела им вдоль половых губ, которые не доставали до ее носа каких ни будь пару сантиметров. Джек был настолько потрясен, что несколько секунд тупо пялился в отверстие в стене, машинально тиская промежность и опомнился только от боли, когда неосторожно сдавил пальцами мошонку. Картина, развернувшаяся перед его глазами была просто невероятной. Покрасневшее от натуги красивое лицо женщины почти касалось шелковистых черных волос ее лобка, она лизала поросшие густыми короткими волосками половые губы быстрыми движениями острого необычайно длинного язычка. Мужчина прекрасно слышал липкий шелест, приглушенное ворчание, тихие вздохи и прерывистое дыхание сестры.

Старший брат ни как не мог прийти в себя после шока наблюдая безумно развратный акт самоудовлетворения сестры. Его член дергался в брюках, он чувствовал, как трусы намокли от липкого преэякулянта, мужчина сильно сдавливал и тер его через ткань, представляя, что это его язык проникает между быстро припухающих темно-розовых половых губ. Плевать что это его родная сестра! У нее была точно такая же п*** как у любой другой женщины.

Он увидел как кончик языка Карен раздвинув складки, вошел в ее влагалище утонул в нем на несколько сантиметров. Женщина замычала, мучительно пытаясь высунуть его еще дальше изо рта, рывком попыталась притянуть промежность к лицу еще ближе. Расслабила затекшие мышцы шеи, тяжело дыша, отдыхая, просто глядя на собственную промежность странным взглядом потемневших глаз. Снова судорожно вцепилась пальцами в попку качнулась, вытянула шею, но теперь начала щекотать кончиком языка выглядывающий между половых губ кончик клитора. Она шевелила его быстро теребила самым кончиком языка, потом сложила губы в трубочку и, дотянувшись до клитора втянула его в рот вытягивая стержень между мохнатых складок кожи.

Женщина шумно дышала носом, едва заметно вздрагивая напряженным сложенным в невероятную фигуру телом. Карен всегда была очень спортивной гибкой девушкой, занималась гимнастикой, что было совсем не просто при такой крупной груди, но то что она вытворяла с собой сейчас было за гранью. Ее стройное жилистое тело с очень узкой почти осиной талией раскачивалось в воздухе елозя по влажному полотенцу. Бедра расплющивали груди, она по-прежнему пыталась приподнять таз выше впиваясь пальцами в кожу в районе поясницы так что на теле оставались белые неровные пятна. Ее нос практически уткнулся между влажно поблескивающих половых губ и на него периодически капала вязкая слизь, он мешал Джеку увидеть разморено раскрывшееся влагалище сестры. Вид поблескивающих вьющихся волос окружающих щеки и подбородок женщины, подергивающийся похожий на пасть фантастического существа пульсирующий анус сестры просто сводил Джека с ума. Зрелище довело его до состояния помутнения, практически превратив в сексуального маньяка единственной мыслью, желание которого была срочно запихнуть ноющих от сладости член в женское лоно.

Он почти наяву представил вагину Бет как он ласкал ее вчера вечером прежде чем трахнуть ее. Какой сочной и влажной она становилась под его пальцами — такой же, как сейчас у Карен. Ему, почему то вспомнилось, как однажды когда Карен уже соблазнительно округлилась, превратившись в восхитительную девушку, он не удержался и схватился за ее промежность через трусики. Она завизжала, покраснев от стыда и начала лупить его руками по голове и спине, а он завороженно разглядывал и нюхал покрытые чем то липким пальцы не обращая внимания на град ударов.

Теперь ему казалось, что этот аромат снова проникает через небольшое отверстие в стене, заполняя его ноздри!

Мужчина понял, что больше не выдержит. Скрипнув зубами он встал и направился в свою спальню поправляя на ходу член болезненно упирающийся в джинсы. В спальне Пэтти было тихо, дочка еще спала. Уже войдя в свою комнату, он расслышал, как скрипнула дверь ванной комнаты, похоже, Карен собиралась вернуться в свою спальню. Он торопливо завалился на постель, стаскивая на ходу джинсы, откинул одеяло так что бы его подергивающийся член был хорошо виден, с детской наивностью мужчина надеялся, что сестра заглянет по пути в его комнату и увидит это, возбудится... и... но женщина торопливо шмыгнула по коридору в свою спальню не задерживаясь перед специально распахнутой настежь дверью.

Он разочаровано уставился в окно, за которым завывала жуткая метель. Крупные хлопья снега с тихим шорохом били в стекло. Джек лежал без движения, мучительно кусая губы. Через десять минут он тихо встал и выскользнул в полумрак коридора, направляясь в сторону спальни дочери. Пэтти была истинной дочерью фермера. Округлая плотненькая слегка неуклюжая, но не толстая. Крепкая девушка, выросшая на свежем воздухе и здоровой пище. От матери ей досталась потрясающе гладкая нежная кожа, а легкая полнота гармонично укладывалась в образ соблазнительной взрослой женщины. Сочные вечно слегка приоткрытые кокетливо надутые губки делали Пэтти похожей на капризную очаровательную принцессу. Высокие груди дерзко торчали в стороны привлекая внимание любого проходящего мимо мужчины. Молочно-белая кожа гладкая шелковистая придавала ее красивому невинному лицу некое внутреннее сияние способное соблазнить даже святого.

Дочь так напоминала Джеку Бет. Уже несколько лет он смотрел на нее испытывая внутреннее томление, она безумно напоминала мужчине жену в молодости. Девушку, в которую он влюбился едва увидев ее.

Признайся, — прошептал дьявол в сознании мужчины, когда он крадучись проник в спальню девушки, — ты идешь к ней вовсе не затем что бы убедится что с ней все в порядке. Тебе хочется избавиться от судороги в промежности, которая сводит тебя с ума!

Лицо мужчины исказила неприятная гримаса, а в глазах сверкнуло что то сумасшедшее. Он совсем не переживал по поводу Карен. Сестра вряд ли услышит что-то после своих развлечений в ванной.

Боже, она была так похожа на ангела. Мирно спала, свернувшись в клубочек, засунув большой палец в рот точно маленькая девочка. Член Джека мучительно за пульсировал в брюках. Его взгляд прилип к розовым пухлым губам дочери сомкнувшимся вокруг пальца в сознании яркой вспышкой возникло видение, что это его член и она сосет его! Не задумываясь о том что он делает, не переживая, не мучаясь моральными терзаниями, ополоумевший от дикой похоти мужчина расстегнул брюки и достал липкий раздутый член собираясь дрочить глядя на нее.

Пальцы, обхватившие пульсирующий ствол члена обволокла клейкая скользкая пленка. Мужчина сделал несколько движений и едва не зарычал от взрыва сладострастия. Он словно против своей воли сделал несколько шагов в сторону кровати. Штаны сползли до колен и мешали двигаться, мошонка подёргивалась в облике мужчины не осталось ни чего человеческого. Он превратился в голодный разрываемый от сладострастия член. Похоть просто вскипела в его сознании заставляя не думать о последствиях своих поступков. Он склонился над спящей девушкой и осторожно убрал из ее рта палец. Оперся коленями о постель наклонил вниз ствол пениса и прижал распухшую головку к полураскрытым губам размазывая по ним вязкую каплю преэякулянта. Рот Пэтти совершенно неожиданно открылся шире, и она издала четкий всасывающий звук, точно младенец, который слепо ищет соску. Толстая, похожая на лиловую шляпку гриба головка упруго провалилась в рот и ее обволокло, что то горячее и влажное. Мужчина сипло втянул воздух легкими и замер глядя как губы дочери сомкнулись, пропустив внутрь корону головки совершенно безумным взглядом.

— Де-е-ерьмоооо! — хрипло выдохнул он, глядя на спокойное лицо девушки и его толстый член неприлично торчащий между ее губами.

Боясь сделать резкое движение и разбудить ее он медленно пошевелил членом. Губы девушки сдавили ствол, он почувствовал, как шершавый язык прошелся по головке, защекотал уздечку, а потом щеки Пэтти ввалились и она сделала сосательное движение, вытягивая густой предварительный сок из отверстия мочеиспускательного канала. Это простое действие окончательно добило мужчину, абсолютно затмило его разум. Его собственная дочь... дочь... юная неопытная девушка... начала сосать член все сильнее и сильнее, пытаясь втянуть его в рот глубже. Время от времени она с трудом облизывала языком раздутую головку, щекотала ее, пыталась вставить кончик в отверстие мочеиспускательного канала и часто с хлюпаньем сглатывала слюну, смешанную с предварительным соком.

— Оооо, — безумно зашептал он. Соси его, девочка, соси!

Он начал непроизвольно покачивать бедрами. Забыл об осторожности. Опустил вниз вторую руку и сжал пальцами собственную мошонку оттягивая ее в сторону желая испытать боль. Пэтти уже по настоящему чавкала, всасывая пенис как пылесос явно желая взять его глубже. Глядя на ее умиротворенное расслабленное лицо на котором шевелились только губы и щеки Джек начал вводить член глубже сантиметр, потом еще один и еще... Рот девушки раскрылся еще больше, губы растянулись, превращаясь в растянутый овал, она как то не заметно вобрала не меньше 10 сантиметров бугристого раскрасневшегося ствола.

— Аххх! — прохрипел совершенно обезумевший от похоти отец, чувствуя как сперма в мошонке вскипает бурлящей лавой.

Он сдернул тонкое одеяло со спящей девушки, а потом, трепеща, задрал ее сбившуюся на бедрах свободную ночную рубашку розового цвета.

— О, боже! — выдохнул он с благоговением. Какая красивая сука!

Девушка точно нарочно лежала далеко отбросив согнутую в колене левую ногу, и он прекрасно видел ее промежность. У Пэтти был высокий выпуклый лобок, поросший негустыми легкими, как пух каштановыми волосками, Тонкие розовые складки половых губ почти не имели растительности. Они изящно изгибались двумя дугами создавая в одурманенном сознании мужчины образ какого-то оазиса посреди пустыни, к которому стремится измученный жаждой путник. Ему до дрожи хотелось рассмотреть половую щель дочери ближе, на уровне глаз, обнюхать... попробовать на вкус! Он уже давно не видел такую свежую девственно чистую промежность как эта!

Он порывисто наклонился и с нежностью необычной для большого мужчины использовал два пальца, что бы раздвинуть половые губы Пэтти. Они были мягкими нежными, с рельефными ажурными лепестками розовых малых губок сужающихся в районе бело-розового вытянутого отверстия влагалища от которого в лицо мужчины дохнуло жаром и терпким ароматом цветочного геля для душа.

Не удержавшись, он коснулся губами невесомых волос на лобке зарылся в них лицом, а потом поцеловал горячее устье, где сходились половые губы. Пэтти невнятно тихо застонала, ее губы дернулись между ними хлынула загустевшая слюна, раздалось громкое неприличное чавканье, и девушка начала сосать член как теленок сосущий вымя матери жуя и подергивая ствол пениса. В глазах Джека потемнело. Он безумно хотел взять в рот маленькую кнопку клитора девушки, всунуть язык в ее горячее узкое влагалище, но прекрасно понимал, что это разбудит дочь.

В любом случае больше всего на свете он хотел кончить. Ни какая сила не смогла бы заставить его вытащить член изо рта спящей девушки. Если бы это случилось он разорвал бы себе горло и грудь в которой бушевало адское пламя сладости. Тем не менее, даже в этом состоянии он понимал, что дочь может просто захлебнуться его спермой. Он убеждал себя в том, что выпустит одну две струи, а потом сделает паузу, которая позволит ей сглотнуть.

С невероятно раздувшегося ствола члена на подушку свисала пузырящаяся лента беловатой вязкой слюны, которая с хлюпаньем выделялась изо рта Пэтти. Член двигался между губ мокрых блестящих припухших еще больше и скользил по шершавой поверхности языка, который подергивался, стремясь облизать пенис, несмотря на тесноту в совершенно заполненном рту. Мошонка мужчины пульсировала и болела, а в головку члена разом вонзался миллион раскаленных игл вызывающих мучительное наслаждение.

В паху взорвалась граната наслаждения, и первая я толстая струя упруго ударила в гортань девушки.

— Ааа, хххаа, ооооо!

Вторая густая белая струя семени окатила ее небо. Жидкость затопила горячий непрерывно двигающийся рот. Мужчина хрипел, кусая губы видя как дочь рефлекторно судорожно сглатывает семя не выпуская член изо рта. Она неожиданно опустила обе ладони к промежности стиснула их бедрами и прижала колени к груди, подергивая ногами. Великолепные пышные вьющиеся каштановые волосы девушки растрепались, несколько прядей прилипли к покрытому испариной лбу.

Разумеется мужчина переоценил свои возможности самоконтроля! Удержать пульсирующий фонтан рвущийся из его мошонки не было ни какой возможности. Его член бился в губах Пэтти едва не выскакивая наружу, мошонку сводили спазматические судороги дикого сладострастия. И одновременно с этим вернулся ужас, холодный страх, что девушка в любую секунду может проснуться. Он похолодел, осознавая через всплески сладости весь кошмар ситуации.

Очередная струя ударила в глотку Пэтти, у нее забулькало в горле одна рука выскочила между ног и вцепилась в край кровати из угла рта обильно потекла белая густая масса больше похожая на пузырящийся гель чем на жидкость. Джек, наконец, сообразил, что он кончает лишком обильно и дочь сейчас просто захлебнется. Он торопливо выдернул глянцевую ставшую лиловой головку изо рта девушки. Следом из раскрытого рта потекла настоящая река слюны и семени, белая тягучая нить потянулась от нижней губы к головке из которой выплеснулась очередная молочно-белая струя. Она окатила подбородок и губы Пэтти оставив на лице девушки толстую белую строку. Мужчина с ужасом смотрел, как вязкие капли медленно потекли вниз и начали капать на ее шею. Подушка под левой щекой Пэтти полностью промокла и потемнела на ней расплывалось влажное пятно.

Еще струя и похожая на густой кисель сперма проложила дорожку над верхней губой девушки. Новая волна безумия накрыла его с головой. Мужчина протянул дрожащие пальцы, сгреб сгустки семени с подбородка Пэтти и начал заталкивать их в вяло полураскрытый рот. Губы Пэтти все еще продолжали совершать сосательные движения, липкие жирно блестящие покрытые беловатыми разводами. Собрав большую часть семени и затолкав ее в рот дочери мужчина глупо ухмыльнулся и провел головкой, с которой еще капали крупные горячие капли по губам дочери. Ноздри девушки затрепетали, она вытянула губы трубочкой и со смачным «чавк» втянула головку в рот, вытягивая из нее остатки семени, облизывая, очищая от липкой жидкости. Джек был уверен, что она спит, но даже во сне она сосала член с гораздо большим энтузиазмом, чем это когда либо делала Бет.

Мужчину била крупная дрожь, он испытывал неизъяснимый ураганный восторг, вызванный запретным кровосмесительным актом который он произвел, молодостью дочери и тем, что она спала, не подозревая, что ее используют. Ко всему прочему Пэтти оказалась прирожденной минетчицей!

Когда его член увял и сморщился мужчина торопливо натянул брюки и попятился к выходу застегивая их на ходу. Он чувствовал себя как набедокуривший подросток, ему было стыдно, жутко и вместе с тем он не мог не признать что ни когда не испытывал такого мощного удовольствия. Джек крадучись вернулся в свою спальню и, улегшись в постель, мгновенно провалился в сон.

****

Он проснулся, когда за окном уже окончательно расцвело. Карен сообщила, что дороги по прежнему закрыты, телефонной связи нет, но городским службам удалось восстановить электроснабжение города.

— Я все утро пыталась добудиться тебя. Стучала в дверь, но ты дрых как убитый. — сказала Карен. Держу пари ты даже не слышал тоскливого завывания сирены, который прекратился всего час назад.
— А? — вопросительно хмыкнул Джек, усаживаясь за стол и протягивая руку к свежему тосту.

Есть хотелось неимоверно...

— В тюрьме штата, что то произошло братик. Хочешь кофе?
— Да, спасибо... Доброе утро сладкая! — сказал он, улыбаясь Пэтти, которая вошла на кухню и уселась на свободный стул.

Она была одета в тонкое свободное платье прямо поверх ночной сорочки и тоже выглядела голодной.

— Доброе утро папа! Тетя Карен... — она огляделась. А где Уинстон? Разве вы не впустите его?
— Он слишком большой и грязный дорогая, — покачала головой Карин.

Теперь после того как он видел чем занималась сестра ранним утром Джек как то по новому взглянул на нее, неожиданно для себя он стал гораздо дружелюбнее. Ему хотелось быть Карен чем то полезным. Он даже предложил ей помочь вымыть посуду. Стоял рядом с ней вытирая полотенцем вымытые тарелки и испытывал томное удовольствие каждый раз, когда она касалась его локтя своей тяжелой пышной грудью протягивая ему очередной предмет посуды.

Карен смущали эти случайные, как ей казалось, прикосновения. Очень скоро она поняла, что ее трусики становятся влажными. Она инстинктивно ощущала внезапный интерес брата и не могла понять чем он вызван. Он что заигрывает со мной? — подумала она испытав легкий шок, когда Джек в очередной раз будто бы случайно коснулся ее грудей и странно улыбнулся ей при этом. Что задумал мой любимый братец? А потом ее словно ледяной водой окатило, когда следующая мысль взорвалась в ее сознании. Мог ли он видеть меня в ванной комнате на рассвете? Карен вспомнила, как слышала скрип половиц за тонкой перегородкой ванной комнаты, но подумала, что это воет ураган за стенами дома. Потом ей вспомнились двусмысленные ситуации, которые возникали между ними, когда они были еще детьми.

Карен испытывала смешанные чувства. Она ни как не могла понять, как относится к непонятной ситуации, в которой она оказалась. Стоит ли ей беспокоится из за похотливого возбуждения, которое возникло в ней от методичных касаний грудями руки Джека. Безусловно, он был красавчик. О таких ее подружки говорили просто — жеребец! Но при этом он был ее родным братом. Карен не была пуританкой, но инцест... подобные отношения были для нее безусловным табу! Женщина чувствовала, как возрастает в ней напряжение и сознание все больше наполняют противоречивые чувства. В одном она была уверена точно ситуация, прикосновения, даже мысли о том, что могло бы быть возбуждали ее...

Джек, Джек, что же ты делаешь со мной Джек. Ее воспоминания снова и снова возвращались к детским годам. Не раз и не два... Карен сейчас уже не могла вспомнить сколько раз он неожиданно хватал ее рукой за промежность или попку, она остервенело лупила его за это, а потом запиралась в ванной и самозабвенно мастурбировала сбрасывая иссушающее тягучее возбуждение и похотливый зуд в паху. Он как был, так и остался похотливым жеребцом — невесело усмехнулась про себя Карен.

****

Мысленные экзерсисы Карен ни как не повлияли на распорядок дня. Убрав на кухне, она отправилась в маленький магазинчик, что бы купить продуктов. Она совсем не ожидала, что брат задержится у нее из-за шторма.

Джек отправился на второй этаж и заперся в ванной. Он закончил бриться и собирался принять душ, когда в дверь неуверенно постучала Пэтти. Мужчина набросил на голове тело шикарный банный халат и отпер дверь.

— Ты еще долго папа? — спросила девушка, заходя внутрь.

На ней по-прежнему была розовая ночная рубашка, а в руках она сжимала полосатое

большое полотенце.

— Я уже заканчиваю, так что можешь воспользоваться ванной, — ответил Джек н задумываясь.

Очень многое произошло за это утро. Очень многое изменилось. Он уже не мог смотреть на Пэтти как на свою дочь. С тех пор как кончил в ее рот, эта картина снова и снова вставала у него перед глазами. Она перестала быть для него любимой дочуркой, теперь он видел в ней соблазнительную нимфетку прекрасно, хотя и неосознанно исполнившую для него оральный акт. Чувственные яркие губы, почти такая же пышная как у матери выпяченная соблазнительная попка и самая прекрасная нежная и сладкая вульва которую он видел в жизни.

Пэтти ждала, когда он выйдет, нетерпеливо переступая с ноги на ногу, но он похоже не собирался уходить глядя на нее странно пристально с какой то непонятной усмешкой. Потом отец наклонился и открыл краны в ванной наполняя ее горячей слегка парящей водой.

— Помнишь Пэтти, много лет назад, когда ты была маленькая я помогал тебе мыться? Тебе, тогда это очень нравилось, ты даже плакала и требовала, что бы это делал я а не мама.
— Ну, ты даешь папа! Это было так давно! Теперь я уже взрослая и все такое...
— Ты не помнишь? — обиженно протянул он. Не думал, что ты это забудешь!
— Я взрослая, — захихикала девушка. И справлюсь с этим сама.
— Ну и что!? Это совсем не значит, что мы должны перестать делать то что нам нравилось когда то. Давай... я помогу тебе вымыться! Вспомним старые добрые времена! Вот увидишь... это будет весело!

Прежде чем ошарашенная девушка успела, что то возразить он ловко задрал на ней ночную рубашку и сдернул ее через голову дочери, чувствуя как предательски дрожат руки. Затем повернулся будто бы проверяя температуру воды, на само деле стараясь скрыть похотливую гримасу при виде ее соблазнительного обнаженного тела. Рот мужчины мгновенно пересох.

Пэтти испуганно ахнула в мгновение ока оказавшись совершенно голой перед отцом.

— Папа! — негодующе вскрикнула она, краснея, одновременно пытаясь прикрыть руками похожие на два упругих конуса груди и едва прикрытый короткими волосами явно остриженный лобок. Оооой! Не смотри! — голос девушки совался на визг.
— Залезай в ванную! — буркнул Джек, делая вид, что не замечает смятения дочери.

Он обернулся, обхватил девушку за талию осторожно поднял в воздух и опустил в до половины заполненную водой ванную.

— Что за дурацкие шутки, — мысленно возмутилась Пэтти чувствуя жгучий стыд, боясь поднять на отца глаза.

Она пыталась найти его поступку рациональное объяснение и не могла. Это же был ее любимый папа. В католической школе, где девушка обучалась, учили понимать, что такое грех, стыд, непристойность. Но то что происходило сейчас не укладывалось в рамки ее понимания о родственных отношениях.

Небольшие остроконечные груди Пэтти были в нескольких сантиметрах от лица Джека, когда он встал на колени и вылил из флакона гель для душа на большую ярко-желтую мочалку. Пэтти напряжённо сидела по пояс в воде пунцовая от стыда, плотно сжимая колени.

Тебе не зачем стесняться Пэтти, — мягко произнес мужчина, сжимая мочалку в руке так что бы из нее пошла пена и провел губкой по груди девушки отталкивая ее руку. Он начал осторожно натирать плечи шею и грудную клетку дочери покрывая ее тело обильно выделяющейся мыльной пеной. Потом отложил мочалку и смыл пену плеская на тело Пэтти пригоршни воды. Когда большие ладони мужчины обхватили пирамидки грудей, слегка надавливая на них, сжимая, сдвигая их вместе Пэтти неожиданно ощутила приятное покалывание в районе солнечного сплетения и затаила дыхание, сдержав очередной протестующий вскрик. Ее бледно розовые соски больше не были мягкими. Они странно съежились, напоминая вытянутые изюмины, ареолы покрылись крупными мурашками и слегка набухли. Заметив это Джек уделил чувствительным горошинам особое внимание.

Пэтти непроизвольно тихо застонала и сморщила лицо.

— Разве тебе не мои прикосновения?

Пэтти мучительно покраснела снова, став еще очаровательнее и нерешительно кивнула. Джек намылил спину дочери, а потом опустил ладонь под воду и обхватил ее сочные ягодицы.

— Поднимись... встань на колени, сладкая... так мне будет удобнее мыть тебя!

Пэтти как зачарованная послушно подобрала ноги и выпрямилась стоя на коленях. Вода с шумом струилась по ее блестящей аппетитной попке, белая шапка пены медленно истаивала на крестце, стекая в глубокую ложбинку между ровных ягодиц. Девушка была ужасно смущена, но даже не подумала прекословить отцу. Руки Джека оккупировали эту соблазнительную деталь девичьего тела. Член мужчины распух в брюках, он мучительно зудел упираясь в штаны, кожа казалось сейчас лопнет от прилива крови.

Он смотрел на попку дочери с непередаваемым вожделением. Ноги Пэтти были по прежнему плотно сжаты, но в самом верху там, где полные бедра резко изгибались, переходя в ягодицы с внутренней стороны они образовывали маленькую арку в которой виднелось розоватое раздвоенное уплотнение ее вагины. Забыв о мочалке Джек начал намыливать попку дочери голыми руками, поливая ее гелем для душа из флакона. Пэтти прикрыла глаза и задрожала, у нее возникло ощущение, что скользкие мыльные пальцы отца были повсюду.

— О, папа! — жалобно простонала она.
— Начинаешь вспоминать? — спросил Джек. Интересные ощущения, не так ли дорогая?

Вместо ответа Пэтти издала еще один стон. Руки скользили все ниже и ниже сжимали, мяли, раздвигали пухлые ягодицы пока не оказались на промежности. Она задохнулась, когда горячая скользкая ладонь отца накрыла половые губы и начала тереть их.

— Охххх! — вздохнула девушка и непроизвольно расслабила бедра.

Она чувствовала себя так хорошо! Старший воспитатель в католической школе часто беседовала с ученицами рассказывая им о том, как это плохо и не красиво трогать себя между ног и уж тем более нельзя позволять это делать мальчикам. Но ведь папа был не просто мальчиком, не так ли? Он просто мыл ее! Она даже не представляла, что чувствовал мужчина на самом деле.

Джек массировал промежность дочери довольно долго, иногда то один, то другой покрытый шапкой пены палец проваливался между аккуратных валиков половых губ. Его глаза были устремлены на вытянутое устье влагалища, смутно алеющее в ореоле пузырящегося геля для душа. Выставив большой палец он просунул его между ягодиц девушки и ощупал маленькое отверстие ануса. Прижал подушечку к ребристому пятну и начал несильно ритмично надавливать. Пэтти вновь застонала. Палец отца совершал кругообразные движения по колечку заднего прохода это было так грязно и вместе с тем невыразимо приятно. Как он мог?

— Теперь опустись в воду и смой с себя пену, — хрипло сказал Джек.

Наивная неопытная девушка испытывала дикое смущение. Она ощутила невероятное облегчение от того что отец перестал трогать ее промежность и вместе с тем чувствовала непривычное тоскливое сожаление об этом.

Сердце Джека колотилось в груди. Ему было жарко, не хватало воздуха. Он хотел заняться любовью с собственной дочерью! Это желание было абсолютным всепоглощающим и одновременно диким, извращенным отвратительным. Это не было приступом звериной похоти. Он не хотел причинять девушке вред. Он любил ее. В поисках оправданий собственным поступкам его мозг выстроил удобную и стройную версию мотивов его поступков. Он просто не хотел, что бы дочь узнала о сексе на грязном заднем сидении автомобиля какого ни будь урода! Да, да... точно! Какой то козел наспех овладел бы его девочкой, причинил ей боль, а может быть она залетела бы от него? Это разрушило бы ее жизнь. Она возненавидела бы секс. Лишила себя такой привлекательной стороны взрослой жизни. Такого Джек допустить просто не мог. Мужчине потребовалось совсем немного времени, что бы убедить себя, что его святой обязанностью было открыть для любимой дочери путь к радостям и прелестям секса. Не только открыть ей эту необычную сторону взрослой жизни, но и продемонстрировать на собственном примере.

— Встань Пэтти, — глухо произнес он не замечая, что его подергивающий напряженный член торчит между распахнувшихся пол халата.

Пэтти выпрямилась в ванной чувствуя себя ужасно неловко перед отцом, голая с градом маленьких капель и ручейков воды капающих с ее тела.

— Раздвинь ноги... еще чуть-чуть. Вот так. Мама учила тебя, что нужно мыть половые органы изнутри?

Сконфуженная девушка отрицательно покачала головой.

— Бет такая рассеянная, — сокрушенно покачала головой мужчина. Хорошо... я покажу тебе сам. А потом ты сможешь делать это самостоятельно.

Он разговаривал с ней так словно она была маленькой глупой девочкой и это смущало Пэтти еще больше.

Джек взял с полочки маленький кусок цветочного мыла немногим шире его пальца и начал водить им по половым губам девушки надавливая на отверстие.

— Ой! — взвизгнула Пэтти дернувшись всем телом и как то беспомощно засмеялась когда край мыла скользнув вверх задел кончик ее клитора.

Она и не представляла, что прикосновение к этой маленькой детали ее организма может повлиять на нее таким странным образом. Все ее тело будто ударило оком. Джек зажал кусочек мыла в пальцах и медленно вставил его во влагалище дочери. Он надавливал на скользкий обмылок, вдавливая его в узкое отверстие пока кончик не уперся в преграду девственной плевы. Пэтти снова ахнула и мелко задрожала.

— Стой папа, остановись! Он слишком большой... мне больно! — простонала она морщась.

Джек мгновенно вытащил обмылок.

— Я просто намыливал тебя там малышка, — пояснил он. Сейчас я покажу тебе, как мыть там.

Он медленно погладил пальцем вход во влагалище. Даже скользкое от мыла и начавшейся выделяться смазки отверстие было узким едва раскрытым. Оно заметно подрагивало даже пульсировало. Вставив средний внутрь на одну фалангу мужчина начал шевелить им, растягивая, расширяя канал, поглаживая остальными половые губы и делал это до тех пор пока ему не удалось ввести в тело дочери второй палец.

Пэтти повернув голову, посмотрела на отца странным долгим взглядом, потом чему то хмыкнула и совершенно бездумно села на корточки. Она прекрасно понимала, что все, что делал отец, было неправильно. Но его пальцы, осторожно проникающие в ее тело вызывали в нем странный трепет, некую дрожь, наполняли все существо непонятным восторгом. Она оперлась двумя руками о край ванны позади себя и широко развела колени. Вторая рука начала мять и поглаживать ее попку и девушка снова ахнула, когда указательный палец надавил на плотное колечко заднего прохода.

— Там тоже следует вымыть... — хрипло выдохнул Джек уже не скрывая дрожь в голосе.

Девушка ощутила, что отец начал ритмично давить на анус пытаясь войти в него. В конце концов, он протиснулся внутрь. Сфинктер тесно сдавил фалангу обдавая палец внутренним жаром. Он уже забыл насколько жаркой может быть женская попка, Бет ни когда не позволяла ему играть с этой дырочкой.

Пэтти стонала почти непрерывно. Она тяжело дышала, опустив голову вниз глядя сквозь бурлящую покрытую хлопьями пены воду расширившимися глазами. Она уже была практически готова подумал Джек самодовольно. Он вынул пальцы из ее скользкого влагалища и попки и промыл оба отверстия, затем приступил к следующему этапу.

— Вот так малышка, — сказал он, лаская ее горячую упругую попу поедая ее плотоядным взглядом. Теперь ты абсолютно чистая и заслужила поцелуй.

Он сжал ягодицы потянул их вверх принуждая девушку снова встать на ноги, развернул ее спиной к себе и пригнулся, прижимаясь губами к бледно розовой щели промежности. Он радостно улыбнулся, услышав ее истомный вздох. Лизнул между складками и провел кончиком языка по отвердевшему клитору.

— ПАПАААА! — вскрикнула Пэтти, дернувшись, расплескивая воду едва не свалившись в ванну. Оо, это не... стоп... это... неееет! Что происходит?! Ааааах... неееееет!

Ее глаза самопроизвольно закрылись, руки судорожно вцепились в края ванны, мышцы ягодиц отвердели, ноги беспорядочно задергались, по всему телу прокатилась дрожь, перешедшая в некую волну и девушка кончила, испытав оргазм. Он был коротким не очень ярким, но Джеку хватило ума оставить в покое ее клитор пока конвульсии дочери не прекратятся. Пэтти изогнулась, непроизвольно подергивая низом живота совершая волнообразные движения промежностью из которой потек узкий ручеек слизи по внутренней поверхности левого бедра. Сладость, резко нахлынувшая на девушку и не думала спадать. Не думая Пэтти протянула назад руку и схватила отца за волосы, прижимая его лицо к своей промежности, мечтая что бы его язык вновь оказался на ее вагине, что бы снова ощутить острые приятные ощущения. Она выставила попку вверх и расплющила ее о лоб отца, сладострастно двигая ей вверх вниз.

Джек с силой сжал сочные ягодицы и поднял голову оторвав мокрое лицо от ее промежности.

— Разве это не весело Пэтти? — спросил он.

Девушка смешалась в очередной раз мучительно краснея. Она не знала что ответить. Она ни когда не думала что в один прекрасный день будет стоять перед отцом совершенно голой, и он будет трогать и целовать ее между ног. И она позволит ему это! То что она чувствовала внизу живота было прекрасно невозможно непередаваемо! О, да теперь она понимала, что чувствовали девочки, которые смущенно хихикая, рассказывали сальные истории о своих свиданиях с парнями.

— Папа? Могу я... могу я снова испытать это? — заплетающимся языком произнесла она оглядываясь.
— Ты говоришь о тех ощущениях, которые ты испытала только что дергаясь тут и едва не плача!? Уверяю малышка, в следующий раз это будет еще приятнее! Это заставит тебя забыть обо всем на свете, если мы сделаем все правильно!
— Ты не шутишь?
— Я абсолютно серьезен. Опытный мужчина может заставить девушку сходить с ума от удовольствия. Это кажется тебе невозможным, потому что ты совсем не опытная, а я видел такое много раз. К тому же я еще не показал тебе все на что способен!
— Ты говоришь... ты хочешь... вставить в меня свою штуку папа!? — Пэтти зарделась. Ты хочешь... хочешь заняться со мной любовью... папа?

Он кивнул и распахнул полы халата. Пэтти ахнула и прижала к губам ладошку увидев его напряженный подергивающийся член. Не выдержав, она отвела глаза. Захлопала пушистыми ресницами то и дело с любопытством поглядывая на длинный твердый стержень с крупным вытянутым шаром на конце. Она была явно заинтригована и сгорала от любопытства. Глаза девушки сверкали, а острые порозовевшие от горячей воды остроконечные груди часто вздымались в такт прерывистому дыханию.

Джек сбросил халат на пол и забрался в ванну.

— Сядь у меня между ног лицом ко мне дорогая.

Его пульсирующий пенис дергался и покачивался прямо перед ее округлившимися глазами.

— О, пап! Он такой большой! Я не думала...
— Не волнуйся Пэтти, — хрипло произнес Джек. Возьми его рукой. Сожми в кулаке.

Едва сдерживая волнение он следил за ее действиями боясь, что все сорвется в последнюю минуту. Очаровательная узкая ладошка поднялась вверх и нежные пальцы с розовыми ногтями трепетно обхватили пульсирующий ствол. Девушка зачаровано двинула сжатыми в кулак пальцами. Она едва могла обхватить ствол члена полностью, ствол оказался неожиданно толстым. Второй рукой Пэтти накрыла головку члена.

— О, да все правильно милая! — задохнулся мужчина. Ты же хочешь, что бы я почувствовал то же самое что испытала ты Пэтти?

Девушка испугано посмотрела на отца снизу и нерешительно кивнула.

— Двигай ладонью вверх вниз... сжимай пальцы... проворачивай их вокруг оси... Оо, да! Да! Аааа...

Пэтти ощутила, как горячая бархатистая кожа под ее пальцами сдвигается ребрится, пенис мощно подергивается, пытаясь вырваться из цепкой хватки ее пальцев. Ладонь стала влажной и скользкой покрывшись густыми прозрачными выделениями, которые непрерывно сочились из раздувающегося отверстия на кончике члена. Отец так явно получал удовольствие от ее действий, что у девушки перехватывало дыхание от восторга. Ее сердце бешено стучало. Член уже не казался ей страшным орудием инквизиции.

— О, пожалуйста, папа! — простонала она. Я хочу испытать это снова! — умоляюще прошептала она, ощущая как какая то непреодолимая сила, тоска, сводящий с ума зуд разрастается в ее чреслах.
— Не сейчас детка. Я тоже хочу получить свою долю удовольствия.

Ноги Джека явственно задрожали, когда девушка закусив губу начала быстро двигать ладонью по члену дергая его из стороны в сторону, пальцы другой сплетались, гладили, мяли опухающую головку, словно играя с ней, любуясь клейкими ниточками преэякулянта, тянущимися от пальцев к пульсирующей опухоли. Она очень быстро освоилась, осмелела и мастурбировала пенис со все возрастающим темпом увлекаясь это игрой. В голове Пэтти образовалась целая мешанина из противоречивых чувств и эмоций. Она инстинктивно чувствовала, что пульсации ствола пениса, подергивающаяся ниже отвисшая мошонка являются предвестниками некоего взрыва, который вотвот случится.

— Хватит! Перестань! — почти простонал Джек. Помнишь, что ты чувствовала, когда я целовал твою пушистую щелку?

Пэтти смущенно хихикнула и нетерпеливо кивнула.

— Если ты поцелуешь его это доставит мне такое же удовольствие. Хочешь попробовать?
— Ты имеешь в виду... поцеловать... его?! Твой... твой...
— Член, — с готовностью подсказал Джек. Не бойся называть вещи своими именами сладкая! Да я хочу, что бы ты сделала это так же как я целовал твою сладкую киску. Тебе придется пососать его. Ты пососешь мой член милая, заставишь меня испытать тот же восторг который чувствовала ты?
— Я думаю да... — произнесла она еле слышно, неуверенным голосом.

Между ног Пэтти разрастался настоящий пожар и она готова была на что угодно, что бы унять зуд и покалывания.

— Но, ты должен объяснить мне как это сделать.
— О, детка, это просто, — радостно улыбнулся Джек. С такими губами как у тебя тебе не нужно учится, у тебя не будет ни каких проблем с тем, что бы доставить мне удовольствие.

Мужчина сел на дно ванны, вытянув ноги. Его колени просунулись подмышки девушки и она словно легла на ноги отца сверху упираясь локтями в его бедра. Лиловая головка члена влажно поблескивала на несколько сантиметров ниже ее раскрасневшегося лица.

— Сначала полижи его немного... сказал Джек, пригибая ствол вниз подводя головку к полуоткрытым чувственным губам девушки.

Пэтти завозилась в узком пространстве ванны устраиваясь удобнее. Она приоткрыла рот и высунула кончик острого розового язычка. Член выглядел устрашающе, девушка по прежнему терялась и ощущала холодок под сердцем при одном взгляде на эту колонну плоти, но она все равно потянулась языком к головке с которой часто стекали крупные прозрачные капли. Дотронулась... провела... Плоть была невероятно горячей, упругой и сочной одновременно, жидкость оказалась клейкой солоноватой на вкус. Отцу явно нравилось то что делает девушка и ей было приятно от того что она делает его счастливым. Осмелев она провела языком по всей длине, защекотала под слегка вывернутой наружу кромкой головки, ощупала пульсирующие вены обвивавшие весь ствол, и даже попыталась втиснуть кончик языка в отверстие мочеиспускательного канала.

Джек застонал прямо во влажную промежность девушки. Если бы Бет обладала хотя бы половиной этого энтузиазма Пэтти, он бы ни когда не стал смотреть в сторону других женщин. Джек обожал жену, ее пухлые тяжелые груди, сладкую вагину, но плотное девственное, дышащее чистотой тело дочери полностью заместили образ жены в его сознании.

— Соси его... — простонал он. Открой рот... возьми его!

Пэтти с готовностью разжала губки и обхватила головку. Закашлявшись от непривычки, она судорожно дернула коленками расплескивая из ванной воду, но достаточно быстро привыкла и впустила пенис до входа в горло. Она не понимала, что делать дальше и просто нависла над пенисом с широко разинутым ртом, обнимая губами бархатистые края ствола. Джек нетерпеливо положил ладонь ей на затылок и подтолкнул, принуждая дочь задвигать головой вверх вниз.

— Соси когда двигаешь головой вверх. — выдохнул он, ощущая как сладко поджимается мошонка.

Он приподнял голову и начал лизать промежность девушки. Он проминал, раздвигал плотные складки губ, щекотал нежные лепестки малых губок, стараясь как можно реже касаться короткого стержня клитора. Похоже, эта часть тела была у Пэтти слишком чувствительной и он боялся, что долгая стимуляция снова вызовет у дочери оргазм.

Звуки чавканья и прихлебывания с которыми Пэтти сосала член звучали сладкой музыкой в ушах мужчины. Он чувствовал упругую сочность ее полных губ, щёки Пэтти ритмично вваливались, когда она втягивала воздух, создавая восхитительную разреженную область во рту, некую вакуумную воронку, массируя головку пениса. Она смело насаживалась на член головой, немного задержалась, когда толстый вытянутый шар головки заткнул ее гортань перекрывая воздух, издала какой то квохчущих харкающий звук и буквально пронзила пенисом собственную глотку. Джек почувствовал, как член проскальзывает сквозь плотное кольцо гортани и проваливается в скользкий узкий канал горла. Смачно хлюпая, девушка как заведенная задвигала головой. Она то приподнимала ее, оставляя во рту только головку со всхлипом втягивая носом воздух то резко опускала голову вниз касаясь губами корня члена утыкаясь носом в жесткие волосы на лобке отца. Джек чувствовал восхитительную шероховатость подрагивающего языка девушки, которым она усердно пыталась облизывать член, обвивала, щекотала, пыталась просто прижать пульсирующее тело к небу. Мать твою! — подумал он. Ее рот так же хорош как развратная п*** Бет! Она работает им как настоящий профессионал. Это просто невероятно!

— Пэтти. — хрипло произнес он. Когда мне станет так же хорошо как тебе до этого из моего члена выплеснется нечто густое, своеобразный любовный сок. Не бойся этой жидкости, продолжай сосать член еще быстрее, когда ощутишь, как она наполняет твой ротик. Просто глотай мой сок он совершенно безвреден.

Что я несу, — сквозь сладкую муть в сознании подумал он. Можно подумать она не знает что такое мужская сперма. Современные школы это не то, что раньше им там рассказывают все...

Он сосредоточился на заметно вздрагивающем клиторе дочери. Зажал толстое похожее на горошину основание между губами и стал слегка посасывать быстро касаясь его языком. Она отреагировала мгновенно бурно, расплескивая воду, извиваясь, протяжно мыча. Глаза мужчины залила густая теплая слизь, которая хлынула из влагалища Пэтти как из водопроводного крана. Рот девушки задвигался еще быстрее, до слуха мужчины доносилось громкое причмокивание чавканье хлюпанье сиплое свистящее дыхание, само горло Пэтти завибрировало тоже начав массировать скользящую в нем головку пениса. В мошонке мужчины разрастался адский сладостный огонь. Он импульсивно сжал пухлые ягодицы дочери, вонзая пальцы в мягкие полукружья.

Да! Это случилось! Как вспышка! Как взрыв! Наслаждение от которого потемнело в глазах! Звон в ушах! Дыхание прервалось на несколько мгновений! Тело задергалось само собой, ноги заскребли по ванне. Мышцы окаменели, потом расслабились и снова окаменели. Член дернулся раз другой, показалось, что он лопнет от внутреннего напряжения, а потом в рот Пэтти брызнула тугая горячая струя семени. Девушка начала послушно глотать этот вязкий прерывистый поток. Он слышал, как она чавкает и давится не в силах спарится с объемом жидкости. Потом ее голова дернулась и начала подниматься пока между губ не осталась лишь распухшая головка пениса.

Она не отпускала ее, принимая упругие выстрелы слизкой жижи в рот глотала, давилась снова глотала. Потом послышалось придушенное клокотание в горле и сперма побежала по стволу пениса не умещаясь во рту. Джек хрюкнул и вжался лицом в промежность дочери, вылизывая поверхность влагалища широкими движениями языка, чувствуя как низ живота Пэтти задергался, как завибрировали ее бедра и судорожно напряглись мышцы ягодиц. Он хотел, что бы ее второй оргазм стал более ярким и насыщенным чем первый. Ему хотелось, что бы каждый новый шаг дочери в бесконечность сексуальных забав стал для нее праздником восторга, запомнился ей навсегда, породил желание пробовать запретный плод снова и снова. Он сознательно растлял ее в эту минуту действуя как настоящий демон искуситель.

Джек вновь сконцентрировал все внимание на маленьком опухшем стержне клитора дочери. Пэтти ощутила, как в ее животе вспухает настоящий шар сладости. Ее девственная вагина странным образом раздулась изнутри стенки мышцы задергались помимо ее воли в ней возникло непередаваемое острое щекотание, блестящая мокрая кое-где еще покрытая хлопьями мыльной пены попка девушки волнообразно задергалась. Она что то придушено забормотала, замычала, не выпуская член изо рта. Судороги были настолько сильными, что она не удержалась и буквально рухнула в воду соскользнув с ног отца, нелепо разбросав стройные ноги по краям ванны. Член отца уже не фонтанировал семенем и ей не грозила опасность захлебнуться. Он стал мягким податливым и девушка выпустила его изо рта с сипом втягивая воздух.

— Оооооо, папочка! — всхлипнула она, судорожно облизывая покрытые мелким бисером белых густых капель губы. Это было здорово! Я хочу сделать это снова! Мы можем?

Джек довольно улыбнулся. Он чувствовал себя победителем. Его маленькая Пэтти теперь пойдет на все что бы повторить их эксперимент. Девушка оказалась, обладает необузданным темпераментом, таким же, как и ее мать. Но Бет успешно прятала его боролась с ним ни когда не переступая грань, отделявшую благонравную замужнюю даму с детьми от распутной бесстыжей шлюхи. Черт если ему повезет он сделает из нее настоящую нимфоманку! Безудержную, бесстыжую готовую на все, молодую красивую девушку, о которой он всегда мечтал.

Глава 3.

Бет закрыла лицо ладонями испытывая жгучий стыд и ужас от развратного недопустимого поведения и слов собственного сына. Ее щеки и уши начинало нестерпимо жечь стоило ей вспомнить о том, что он говорил и делал всего несколько минут назад. Ей было стыдно за собственное поведение как она совершенно обезумев, шептала ему дикие слова, которые мать никогда не должна говорить сыну, как яростно насаживалась на его член, двигая попой, поощряя их кровосмесительный акт. И все это видел этот ужасный человек, ублюдок который принудил ее заняться сексом с сыном. Он наслаждался ее деградацией унижением, как она сама оскверняла, позорила себя. С мучительным укором она ощутила, что ее промежность по-прежнему пульсирует и зудит, наполненная спермой сына, которая вытекала наружу тонкой беловатой струйкой. Женщина зарыдала, прижимая ладони к лицу. Она с какой то безысходностью шоком и трепетом медленно, но верно разрушающим ее сознание понимала, что сын ждет от нее продолжения, что жуткий насильник за дверью ванной комнаты ждет от нее продолжения. Это разрушало мозг Бет, ломало волю, медленно, но верно сводило с ума. Кошмарная дилемма жизнь сына или позор унижение развратные действия по отношению к нему привели Бет в состояние некоего животного отупения, когда на первый план выходят инстинкты.

— Ну же... мама — нетерпеливо произнес Джерри с силой сдавливая грушевидные округлости ее грудей. Не надо умчаться чувство вины! Все в порядке! Я хочу, что бы ты приласкала мой член. И что? Об этом ни кто, ни когда не узнает!

Бет едва подавила истерический смех, слыша его слова. Его жизнь висела на волоске. Зависела от извращенца вуайериста, который в любой момент мог пристрелить их обоих. И может теперь это было бы лучшим решением. А Джерри говорит, что то о сохранении тайны! Глупый... глупый мальчишка!

Она перестала плакать, мысленно досчитала до десяти и даже заставила себя ласково улыбнуться, когда оторвала ладони от лица. Сын, смело, совсем не стесняясь, ощупывал ее пышные груди. Она не удержалась и застонала когда он сдавил крупные ареолы между пальцами, потянув за твердые горячие комочки сосков.

— Боже мама! Какие они большие и вместе с тем упругие! Я обожаю твою грудь, ММММММ!

Он зарылся лицом между грудями и стал тереться о них с явным выражением удовольствия. Бет вздрогнула и немного изогнулась, выставляя полные шары вперед и часто задышала. Ареолы мгновенно опухли и начали зудеть, соски начало жечь. Прикосновения сына неожиданно остро отдавались во всем теле Бет. И это было самым кошмарным, она совершенно не могла бороться с возбуждением при этом, осознавая, что делает невозможные стыдные вещи, совершает акт инцеста, черт возьми!

— Давай мама, поласкай мой член! — прохрипел он, сдавливая груди пальцами приподнимая их вверх.

Он уже не просил, он требовал. Теплые выпуклости с двумя белыми не загорелыми участками кожи в виде треугольников возле сосков прижались к подбородку женщины. Когда сын отпустил их груди тяжело ухнули вниз и упруго заколыхались.

Бет сломалась... Она тихо застонала и потянулась рукой к полуупругому пенису сына. Он был липким раскрасневшимся покрытым смесью ее слизи и семенной жидкости Джерри. Пальцы женщины непроизвольно задрожали, вытягиваясь к нему. Едва коснувшись ствола она ощутила всплеск противоречивых эмоций. В пенисе чувствовалась скрытая сила, он пульсировал и часто подергивался. Невероятная смесь стыда и страсти захлестнула Бет настоящим водоворотом ломая запреты, заставляя забыть обо всем. Она с жадностью и вместе с тем нежно обвила ствол члена пальчиками. Джерри застонал и это еще больше распалило ее извращённым образом.

— Да мама! — выдохнул парень. Сожми его сильнее!

Его слова заставили лицо Бет стать пунцовым. Но когда Джерри снова опустил лицо, впившись губами в ареолу правого соска сдавил ее зубами всасывая в рот, она задохнулась от восторга взрыва наслаждения во всем теле.

— О, да Джерри! — бессвязно прошептала она, облизывая розовые губы, проваливаясь в истомные воспоминания. Я всегда любила кормить тебя грудью. О, малыш, ты всегда сосал так сильно и жадно... аааа... дааааа! Иногда я забывалась и даже кончала когда кормила тебя! Мне было стыдно, но я всегда с нетерпением ждала, когда наступит время кормления, ты знаешь? Я испытывала настоящий оргазм от твоих маленьких жадных губ.

Джерри замычал, прикрыл глаза и втянул еще больше плоти в рот. Он явно распалялся, она сама распаляла его не смотря ни на что! Пальцы Бет настойчиво и целеустремленно скользили по стволу, щекотали лиловую головку обвивались вокруг ствола ритмично сжимали его сдвигали нежную кожицу вверх и вниз. Забываясь, женщина оттягивала член вверх с такой силой, что бедра мальчика отрывались от кровати. Пальцы матери обладали каким то волшебным магнетизмом и силой, Джерри ощущал, как растет щекотка в паху и даже несильная боль когда она резко дергала за ствол не мешала растущей похотливой страсти. Ощущения, которые он сейчас переживал были совершенно новыми незнакомыми.

У Бет потемнело в глазах, это было невероятно, но страсть была такой сильной что просто слепила ее. Когда член сына встал в полную силу, стал твердым вытянулся, слегка изгибаясь вверх она уже почти не помнила себя и всех переживаний что терзали ее душу еще несколько минут назад. Она дрочила пенис жадно властно почти жестоко и ее красивые зеленые глаза полыхали и блестели от волнения. Господи! Головка пениса была такой толстой почти такой же, как ее собственный кулак, которым она охватывала ствол на несколько сантиметров ниже. Она темнела прямо на глазах и пульсировала, наливаясь кровью!

— О, боже, мамочка, быстрее! — прохрипел Джерри выпуская мокрый от слюны расплывшийся сосок женщины изо рта. Я сейчас... это невероятно... я сейчас кончу!

Перед глазами плыло, в висках бухала кровь! Бет не могла произнести ни звука ее горло сжалось, в каком то истеричном приливе сладострастия. Она чувствовала себя грязной развратной тварью и от этого возбуждалась еще больше. Женщина приподняла голову и вопросительно посмотрела на сына высунув кончик языка и медленно проведя кончиком по верхней губе.

— Разве ты не хочешь этого мама? — обеспокоено спросил Джерри, непроизвольно двигая низом живота в такт кулаку Бет.
— Да, да... да... я очень хочу! — выдавила Бет почти не понимая что говорит.

Твердый розово-красный член сына заполнил почти все ее сознание. Оставшаяся часть корчилась в сладостных муках зудящего пульсирующего влагалища. Женщина начала нагибаться, прекратив двигать рукой.

— О, Джерри! Он такой прекрасный, твердый, красивый горячий! — пролепетала она, сгибаясь все ниже, сползая с постели при помощи судорожных движений попки.

Она замерла на несколько секунд глядя на лиловую головку с почти вывернувшейся наружу кромкой короны. Всхлипнула и жадно провела языком по расширившейся щели мочеиспускательного канала. Закрыла глаза и широко открыла рот.

Джерри следил, как искаженное похотью лицо матери медленно опускается над его членом. Он застонал и закусил губу, когда почувствовал, как полные мягкие губы женщины бесстыдно прижались к его лиловой похожей на луковицу головке. Она покрыла бархатистую поверхность волной влажных поцелуев, опустила ладонь ниже под мошонку обхватила ее между большим и указательным пальцами и приподняла вверх прижимая к стволу пениса.

— Аааа...

Джерри вытянулся на постели борясь с жгучим желанием схватить свой зудящий член рукой. Мать продолжала целовать пенис, опускаясь все ниже, а потом начала вылизывать ствол вместе с мошонкой широкими движениями гибкого остроконечного языка. Парень задохнулся от восторга. Губы Бет втянули в рот сначала одно пухлое яичко потом другое, она смачно с хлюпаньем всосала их по очереди заливая слюной ощупывая языком полные овалы под тонкой кожицей поросшей редкими рыжеватыми волосами. С невнятным томным стоном она втолкнула в рот мошонку сына целиком разинув рот она продолжала сдавливать ее основание между пальцев чавкала и чмокала вылизывая ее языком который едва шевелился в набитом рту. При этом лоб щеки и нос женщины терлись о подергивающийся член и бедра Джерри.

Спазмы сотрясали живот и бедра Бет, сознание плыло, наполняясь сумасшедшим желанием. Тот факт, что она собиралась взять в рот, отсосать член собственного сына уже не казался ей развратным и ужасным. Чем больше она целовала и гладила его тем больше ей хотелось ощутить подергивающуюся плоть во рту попробовать на вкус горячую соленую сперму Джерри. Да, ее трясло от желания ощутить, как семя ее любимого мальчика заполняет ее желудок!

— Мммм! — протяжно на одной ноте пропела Бет, когда раздутая головка раздвинула ее губы и вошла в рот.

По стволу члена тут же заструились ручейки слюны женщины. Рот женщины опускался все ниже и ниже пока гриб головки не заткнул ее пересохшее горло. Она испытывала неземное блаженство, ощущая частые пульсации крови бегущей по крупным венам, обвивавшим весь ствол пениса его беспорядочные подергивания между губами.

— Да, мамочка, да! — воскликнул Джерри, судорожно вскидывая над постелью мускулистые ягодицы.

Он просто осатанел, чувствуя как головка члена тычется в узкое устье гортани женщины. Бет прекрасно чувствовала как по бедрам и животу сына пробегают ритмичные пульсации, как они каменеют и расслабляются, пытаясь протолкнуть пенис в ее рот глубже очно желая оттрахать ее в лицо. Правая рука Бет скользнула под попу сына. Если она по приказу насильника смогла вставить тому в анус палец то не будет ничего плохого если она проделает тот же фокус с сыном. Она быстро нашла маленькое морщинистое пятнышко влажное от пота и воткнула в него средний палец.

— Аргх! — тонко вскрикнул Джерри, конвульсивно выгибаясь, пытаясь ослабить давление пальца матери на задний проход.

Бет ни на что не обращая внимания, быстро двигала головой вверх и вниз, захлебывалась слюной. Упругое сопротивление кольца сфинктера поддалось, и первая фаланга ее пальца вошла в горячее тесное отверстие. Член Джерри задергался еще сильнее. Бет не прекращала давить на палец, вводя его все глубже пока ладонь не прижалась к ягодицам мальчика. Потом она начала интенсивно двигать и крутить им.

— Аргх! Аргх! Маммаааааа! — застонал Джерри ощущая, что его мошонка вотвот взорвется от внутреннего напряжения и как дикие прострелы сладости пронзают низ живота при каждом касании пальца матери простаты.
— Мммммпффф! Мммммм! — булькнула Бет.

Она судорожно сглотнула первую толстую струю семени, которая хлынула из члена прямо ей в глотку. Она непроизвольно дернула головой и вторая струя вязко растеклась по ее зубам и деснам. Толстая струйка просочилась между ее губ и поползла по совершенно мокрому от слюны стволу члена. Словно по волшебству с ее глаз слетела пелена и она осознала что делает.

О, боже! — подумала женщина внутренне сжимаясь. Он кончает мне в рот!

По раздутой головке и всему стволу пробежала очередная пульсация и следующая струя семени хлынула ей на язык. Бет с чавканьем сглотнула и поняла, что ей это нравится. Она испытывала непередаваемый восторг, ощущая как тело сына мечется под ней, бьется в жадных объятиях ее рта, задыхается от блаженства. Ее язык начал бешено хлестать по расширившемуся отверстию мочеиспускательного канала из которого ритмично вылетали все новые и новые фонтанчики спермы окатывая ее нёбо и десны.

— Соси мамочка! Жри мою сперму! — прохрипел мальчик, приходя в себя, чувствуя некую злорадную радость от громкого чавканья и хлюпанья матери.

Он сам задвигал попой насаживаясь на выставленный палец женщины, напоминая ей, что она совершенно забыла о неприличном, но таком приятном массаже. Бет забыв обо всем стремилась удержать во рту каждую ароматную терпкую каплю спермы, но он извергал ее так бурно и обильно, что изо рта женщины текла настоящая белая река похожая на кисель.

Когда член начал быстро опадать она все же выпустила его из онемевших губ, и он тяжело упал на лобок мальчика с чавканьем и толстыми молочно-белыми нитями, тянущимися от него к губам женщины. Бет со всхлипом вдохнув полной грудью трепеща начала целовать головку из которой все еще сочились крупные мутные капли, а потом, хлюпая, собрала языком густые комки спермы со ствола члена и волос лобка Джерри. Последней она очистила липкую залитую пахучей жидкостью мошонку.

Ну что урод! — лихорадочно подумала она, косясь на закрытую дверь ванной комнаты. Надеюсь, ты доволен шоу! Что б ты сдох козел!

Она по-прежнему чувствовала легкие приступы стыда и не ловкости, но зашла уже слишком далеко, что бы сожалеть или пытаться вернуть образ добродетельной жены и матери, которой считала себя до сегодняшнего утра. Бет была убеждена, что таким образом спасет своего сына и себя но у нее не было ни каких оправданий тому наслаждению и блаженству которое она испытала, исполняя унизительную роль. Не было оправданий тем острым ощущениям волнительному предвкушению, что она чувствовала, переживая насилие и деградацию. Ковер был тут совсем не при чем. Она сама хотела этого! Ее влагалище распухло, раскрылось в кольце поросших каштановыми волосами набрякших половых губ и сладко ныло, жаждало, что бы его пустоту наполнил твердый член сына!

Джерри удовлетворенно вздохнул. Он чувствовал потягивающую ломоту томное растяжение во всем теле.

— Не могу поверить! Это было восхитительно мама! — сказал он лениво, растягивая слова. Я так давно мечтал об этом. Он усмехнулся. Теперь овечки вздохнут спокойно.
— Что? — переспросила Бет удивленно.
— Теперь, когда я могу заниматься с тобой любовью мне не придется мучить наших овец! — бесстыже ухмыльнулся Джерри.
— Джерри! Я не верю... ты... как ты мог... !? — Бет пришла в ужас, услышав исповедь сына.

Зоофилия!? И он совсем не выглядит смущенным рассказывая ей об этом!

— Конечно, мог!... и делал! Господи, мама, ты же не думала, что я буду дрочить все время, ожидая пока в нашем захолустье появится хоть сколько-нибудь приличная девушка!? Все девчонки в нашей школе, моралистки чертовы... — он скривил губы в неприятной усмешке. Ни одна из них не дала мне! Максимум соглашались мастурбировать моего дружка!
— О, нет Джерри! Это звучит гадко!
— Не верю мамочка! Неужели ты ни когда не задумывалась о сексе с животным!?
— Нет! Это... отвратительно!! — вскинулась Бет краснея, нервно повела покатыми плечами представляя что думает Ковер, слыша этот разговор.

Джерри улыбнулся, помяв пальцами свой полуупругий член. Ты что ни когда не задумывалась, какое удовольствие можно испытать, поимев огромный член животного, например такого как Гарольд?!

Гарольд, был жеребец трех летка, молодой горячий, основной производитель на их маленькой ферме. По мимо ее воли буйное воображение тут же нарисовало яркую картину в ее сознании. Гигантский, пестрый от черных розовых и серых пятен член жеребца вонзается в ее растянутое дрожащее в ожидании влагалище. Она видела эрекцию Гарольда сто раз, когда окрестные фермеры привозили к ним своих кобыл на случку. Вид чудовищной колонны плоти раздвигающей черную бромистую вагину кобылы действительно действовал на Бет завораживающе, и она не раз представляла себя на месте кобылы, нанизанной на толстый стержень. Влагалище кобылы судорожно подергивалось из него густой лентой свисала мутная слизь, от которой блестел весь фаллос Гарольда и Бет чувствовала, как между ног становится тепло и влажно.

— Мама? Господи, видела бы ты свое лицо! Спорю, ты сейчас подумала о члене Гарольда, да!? — засмеялся Джерри толкнув женщину на кровать и раздвигая ее ноги. Это было бы шикарное зрелище... — сказал он, ощупывая сочные упругие ягодицы. Видеть, как х*** Гарольда раздирает твою красивую п***.

Его руки жадно щупали попку женщины, а порозовевшее от похоти лицо медленно приближалось к ароматной бесстыже выставленной промежности матери.

— Пожалуйста... — простонала Бет дрожа от нетерпения. Не говори так! — она стиснула зубы, ощутив теплое дыхание мальчика на лобке и затрепетала. Ты... ты же не собираешься... ты же не будешь целовать меня там... после того... после того как там побывал твой член!? — с тревогой и стыдом запротестовала она.

Джерри внимательно изучал припухлое расщепление между крутыми смуглыми от загара бедрами матери. От густого аромата возбужденного влагалища смешанного с запахом его семени у парня затрепетали ноздри. Блестящая белая дорожка жидкости медленно вытекавшая из полураскрытого овала влагалища в нижней част похожего на фантастический цветок лона аппетитно манила и притягивала. До этого аккуратные едва выступающие валики половых губ набухли стали толще наполнившись кровью и между ними дерзко торчал толстый клитор чем то напоминавший перевернутое сердце.

— О, нет! — воскликнула Бет пытаясь сдвинуть бедра. Не целуй меня там! Нет... не надо... Уоох... нет! Дай мне сходить в душ! Ннн-не-оооооох! Ммммммм...

Джерри проигнорировал ее протест и утопил лицо между вскинувшихся бедер, прижавшись к влажной липкой промежности губами. Половые губы затрепетали под его языком. Он с наслаждением лизал то и дело ныряя в заполненный теплой клейкой солоноватой влагой канал. Он жадно открыл рот чувствуя, что он постепенно заполняется необычным коктейлем.

Сглотнув терпкую на вкус жидкость мальчик переместился выше к бутону вздрагивающего клитора. Он не видел лица матери только ее налитые груди, которые подрагивали и бурно вздымались в такт тяжёлому дыханию. Соски были похожи на два маленьких твердых стерженька, темная поверхность ареол вспухла и покрылась крупными мурашками. Мальчик погладил крутой изгиб ягодиц женщины потными ладонями и с усилием приподнял попу матери над постелью.

— Ооооо! Джерриииии! — застонала Бет хватая сына за волосы на затылке обеими руками, вдавливая его лицо в промежность.

Ее груди, приподнявшиеся между скрещённых рук были похожи на два вытянутых упругих шара которые колыхались и вибрировали, производя неотразимое сексуальное впечатление. Она извивалась в постели вырывая пышную попку из ладоней сына наслаждаясь каждой секундой каждым движением языка Джерри по своей вульве. Она чувствовала, как он сосет ее клитор, прижимается ртом к отверстию влагалища втягивает воздух, высасывая из нее собственную сперму и потоки слизи, глотает этот коктейль и не могла сдержать стоны непередаваемого наслаждения, которое могучими волнами накатывало на нее снова и снова. Низ живота женщины ритмично поступательно двигался навстречу лицу сына. Он покусывал ее половые губы и втыкал, втыкал, втыкал длинный шершавый язык ей во влагалище.

— Нннух! Нннух! Вауууууу! — надсадно стонала Бет чувствуя как горячие капли пота катятся ей по лбу шее, между грудей.

Джерри продолжал покусывать ее половые губы и щекотал клитор. Красивое лицо женщины раскраснелось его исказила гримаса похоти и восторга от этого извращенного кровосмесительного акта, когда Джерри сосредоточил на клиторе все свое внимание.

— Да! Да! Дааа... — как заведенная стонала она. Соси меня... лижи... засунь язык в мою развратную п***! — Бет была настолько близко к кульминации, что все прочее перестало иметь для нее значение, даже присутствие беглого каторжника в ванной комнате.

Джерри ощутил, как руки матери болезненно дергают его за волосы, когда он сжал зубами головку клитора и начал быстро бить по ней кончиком языка. По подбородку парня непрерывно тек густой вязкий поток, на кровати под попой матери образовалась приличное влажное пятно. Слизью была вымазана вся попа женщины даже пальцы Джерри начали соскальзывать с крутых изгибов ягодиц. Мальчик приподнял голову, что бы видеть ее глаза.

— Эй, мама! Папа, когда ни будь целовал твою попу!? Щекотал языком твое тугое колечко?!

Сердце бет провалилось куда то вниз живота, в груди похолодело. Она была уже на самой границе первобытного звериного экстаза, когда он отстранился. Сознание женщины распалось на миллион осколков, она словно оцепенела, ее влагалище и клитор безумно зудели и пульсировали, так что ей хотелось вцепиться в промежность ногтями и разодрать ее что бы прекратить этот сладкий зуд. Это сводило ее с ума.

Что он там бормочет? Неужели он не понимает что ей необходимо, жизненно необходимо кончить прямо сейчас!!

— Ооооух... ! Не останавливайся... лижи... целуй... дай мне кончить... нуууужееее... ! Я уже почти... — взвизгнула она, вскидывая низ живота судорожно дергая сына з волосы.

Джерри растянул ягодицы женщины приподнимая их вверх продолжая тереться носом о хлюпающий разрез между половых губ уперся кончиком в клитор. Бет затрепетала, ощутив щекочущее движение языка по горячему размякшему отверстию ануса. Ребристое розовое кольцо набухло как капля, и судорожно задергалось, приоткрываясь и сжимаясь, похожее на жерло вулкана.

У Бет не осталось сил стонать, и она только жалобно всхлипывала, испытывая волнительную дрожь и сладкое покалывание в заднем проходе, который сын буквально зондировал языком. Его пальцы мяли и сжимали сочные ягодицы с возрастающей силой и яростью.

— Ооохмммм!

Бет вцепилась руками в простыню, когда язык, точно нож, ввинтился в центр сфинктера. Анус сопротивлялся только мгновение, а потом пропустил гибко шершавое тело в горячую тесноту кишки. Стал медленно вползать в попку расширяя отверстие все больше.

В ее попку!? Аах! Нет! — мысленно закричала Бет задохнувшись от ужаса и острого удовольствия.

Мышцы ее ягодиц инстинктивно напряглись, пытаясь не пустить язык дальше. Анус завибрировал, выталкивая непрошеного гостя наружу. Джерри в уме, которого бушевали самые изощрённые похотливые фантазии неохотно подчинился и убрал язык. Кольчатая воронка заднего прохода плотно сжалась, вваливаясь внутрь и бедра матери задрожали от напряжения. Вскинув голову, мальчик вернулся к разомлевшей вагине женщины снова обрабатывая ее клитор.

— Не останавливайся! Не останавливайся! — умоляюще прохрипела Бет, чувствуя как все влагалище сжимается изнутри.

Джерри опять поднял голову глядя прямо в раскрасневшееся лицо матери, на котором выделялись пылающие мутным дьявольским

огнем зеленые глаза.

— Господи из тебя течет как из крана, — усмехнулся он. На постели уже настоящая лужа, а у меня в желудке не меньше полулитра твоего сока.
— Что? Что? — ничего не соображая прохрипела Бет.

Она изнемогала, и ненавидела его в этот момент за то, что он прекратил щекотать ее клитор, она чувствовала, если не кончит в ближайшее время, то просто рехнется. Влагалище женщины жгло внутренним сладострастным огнем, все нервные окончания зудели, мышцы сводило судорогой. Золотистая загорелая кожа на животе блестела от пота и ходила волнами, пах сотрясали непрерывные спазмы. Влагалище раскрылось невероятно широко, словно бы опустилось вниз, набрякло и из него действительно текли крупные густые капли. Бет в отчаянии посмотрела на толстый снова напряженный член сына, подергивающийся под плоским мускулистым животом и непроизвольно потянулась к нему рукой.

— О, да, он снова твердый, но не такой большой и толстый как у Гарольда! Давай, давай, попробуй член нашего лучшего производителя. Подрочи его! Я хочу видеть, как ты сделаешь это. Ты сделаешь, как я прошу, и я помогу тебе кончить за это, хорошо?

Бет пережила очередной шок. Сексуальный шантаж от собственного сына!?

— О, Джерри! Я не могу сделать это! Это отвратительно! — всхлипнула женщина чуть не плача когда он грубо схватил ее за запястье и дернул к себе заставляя сесть на кровати.

Потом ее взбудораженный мозг вернулся мыслями к прячущемуся в ванной комнате Коверу. Она четко помнила, что он приказывал ей исполнять все просьбы сына. Что предпримет он? Нет, риск был слишком велик. Конечно, мастурбировать жеребца это отвратительно, женщину даже затошнило при одной мысли об этом, но в отличии от Ковера, это не убьёт ее! К тому же проклятое либидо сводило с ума и женщина едва не впадала в истерику от безумного зуда в промежности.

— Хорошо Джерри. — произнесла она бесцветным голосом. Если это доставит тебе удовольствие...

Она задумалась о том, что станет делать Ковер, когда они выдут из спальни? Скорее всего, последует за ними. Вряд ли он решится пропустить такое представление. Он достаточно умен, что бы понимать, что она может отправится за помощью сама или послать Джерри едва окажется без присмотра. Правда, выходить из дома голышом в такой ураган верный способ самоубийства.

****

Конюшня прекрасно отапливалась и была соединена с домом четы Джонсонов небольшим переходом-подсобкой, которую Джек построил много лет назад. Джерри, посмеиваясь, увлек мать к лестнице, ведущей на первый этаж. Она последовала за ним идя на цепочках, пол был достаточно холодным и женщина чувствовала себя некомфортно путешествия по дому голышом, а Джерри похоже было совершенно все равно, что на них не было одежды. Он периодически оглядывался, возбужденно поглядывая на мерно покачивающиеся пышные груди матери, которые то и дело влажно шлепались друг о друга в такт быстрым шагам. Они миновали большую уютную гостиную, кухню и оказались перед дверью ведущую в тамбур перед конюшней.

— Ох, мама. — не выдержал мальчик, выпуская ее запястье. Давай сделаем так...

Он обхватил ладонями закругленные окончания грудей, погрузив пальцы в упругую сочную плоть. Соски впились в его ладони. Он сделал шаг назад вытягивая груди женщины и потянул ее следом за собой.

— О, Джерри. — застонала Бет, когда пальцы сына сильно сдавили соски точно две прищепки.
— Может когда мы пойдем назад я буду направлять тебя за твой клитор, — заговорщически подмигнул парень, понижая голос.

Он оставил правую грудь в покое и скользнул пальцами по животу женщины утопив ладонь в густых волосах в паху в поисках маленькой скользкой шишечки. Бет истомно охнула и изогнулась, последовав за сыном в конюшню на подгибающихся ногах. Внутри конюшни царил полумрак. В помещении сильно пахло сеном и псиной но мать и сына это не беспокоило. Оба давно привыкли к подобным ароматам. Гораздо сильнее их тревожила солома, обильно рассыпанная по дощатому полу. Сухие стебли неприятно кололи босые пятки.

t/b/c/

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!