Я ничего не успел сказать. Она взяла мой член пальчиками, слегка оттянула его и смачно поцеловала головку. Потом лизнула его снизу доверху, завершив движение поцелуем, которым всосала головку. Колечко её горячих губ двигалось вверх-вниз всё плотней, плотоядней, откровенней.

Я просто кайфовал. Я сидел голый, передо мной на коленях стояла моя мать, тоже голая и смачно, откровенно сосала мой хуй. Она взяла темп и без облизываний и поцелуев уверенно и мощно вела меня к оргазму. Именно так я и хотел. Взяв её голову в ладони, я качнул её пару раз, задавая нужный темп. Мать сосала старательно, толково, чутко. О, как классно я кончил!

Мать не сразу оторвалась от члена, как следует обсосав и вылизав его, не оставив ни капли спермы. После этого посмотрела на меня снизу вверх.

— Ого, сколько накопилось. Ну, что?

— Мама, ты охуенно сосёшь. Самый потрясающий миньет в моей жизни.

— И что теперь? Я так и останусь охуенной сосалкой?

— Ещё чего, — я встал и поднял мать с колен. — Дать в рот и отпустить — так только со шлюхами поступают. А ты — моя любимая мама. Любимая и страстно желанная.

Я обнял её и прижал к себе. Мама улыбнулась.

— А что, ты способен ещё на один хороший раунд?

— А кончать в тебя можно?

— Можно. Всё будет в порядке.

Я толкнул её на ложе богинь. Мать упала на спину, томно перекатилась, устраиваясь поудобней и приглашающе раздвинула красивые ножки.

— Ну давай, покажи, как сильно ты любишь мамочку.

Я неспешно надвинулся на неё, лёг сверху. Член легко вошёл в мамину мокрую, ждущую щёлку. Она тихонько охнула. Я ввёл медленно, до половины, отошёл назад, задвинул немного глубже, на третий раз вошёл полностью. Мать снова протяжно охнула. Я начал трахать её, плотно и до упора засаживая.

— А сильнее? — с блеском в глазах спросила она.

Я усмехнулся и стал двигаться резче, засаживая жёстче и сильнее. Мать стала постанывать на каждом толчке. Я ещё ускорился, сохраняя резкость. Мать застонала чаще, закрыв глаза. Интересно, а успеет она стонать на каждый толчок, если я ускорюсь по полной?

Я лёг на неё плотнее, взялся руками за её плечи. Она открыла глаза.

— Ну, что ты оста... А-а-аааааааох! Ооооо!

Я включил темп кролика, изо всех сил стараясь при этом засаживать сильно, на полную. Мои старания были вознаграждены громким, почти непрерывным, сладким стоном. Мать выгибалась подо мной, корчилась, кончала, а я всё не останавливался.

— Кооо... гда ты ко... о! о! о! кончиииишь? — еле выговорила она.

После того, как я первый раз кончал, второй раз меня непросто было заставить это сделать. Стояк был железный, удовольствие я получал по полной, поэтому радовался этой своей способности растягивать второй заход надолго.

— Ладно, — я оторвался от неё резко, заставив её охнуть, когда член вырвался из плотных сладких объятий и лёг на спину. — Мама...

— Что? — с трудом переводя дыхание, спросила она.

— Иди нахуй.

— Что?! А... Иду. Грубиян...

Она поднялась и села на меня сверху.

— Теперь моя очередь тебя трахнуть, — улыбнулась она, направляя мой хуй в себя и насаживаясь.

Усевшись на мне она стала качаться вверх-вниз, то привставая, освобождая его до головки и снова насаживаясь, то садилась плотно, двигая бёдрами вперёд-назад. Мамины сиски прыгала у меня перед глазами, качались и дразнили. Я поймал их, сжал ладонями, помял почти грубо, потом приподнялся, дотянулся до соска. Облизнул его, поцеловал, втянул в рот. Мать снова стонала. Я теребил её соски кончиком языка, маме это явно доставляло удовольствие. Она выгнулась на мне, кончила и устало упала на мою грудь.

— Оооо... Мммм... Ты когда кончишь, подлец?

— Тебе этого хочется?

— Конечно. Я хочу, чтобы ты кончил.

— Ладно, мам, покажу тебе мою любимую позу для кончалова. Становись на четвереньки.

— В попу? — она покорно приняла позу — встала на колени, нагнувшись легла грудью на подушки и вытянула руки.

— В другой раз, — я по хозяйски пристроился к ней сзади. — Кстати, мам — у тебя шикарная попа. Обязательно порадую её своим присутствием.

Я смачно шлёпнул маму по ягодице.

— А сейчас вставь мой хуй себе в пизду, мама.

Мама покорно просунула руку себе между ног, достала мой член и направила в себя. Я любил эту позу. А с маминой большой, крепкой попой это вообще было потрясающе. Держа мать за бёдра я стал натягивать её всё быстрее и быстрее. Она стонала, охала. Я взялся покрепче и снова ускорился до максимума. Мать завизжала. Надавив одной рукой ей на поясницу, я заставил мать прогнуться ещё. Она то скулила, то издавала грудной стон, перевозбуждая меня до крайности.

— Кончаю, — резко выдохнул я, толкая её неистово, сильно, так, что её тело ёрзало по кровати. Я засаживал изо всех сил, пока в глазах не сверкнули искры и я не взорвался, сам застонав и зарычав от удовольствия.

Когда я оторвался от её зада, мать обессиленно растянулась на кровати. Я упал рядом, тяжело дыша. Минут десять мы отдыхали.

— Ну что, мам? — я шлёпнул её по попе. — Что ты там намекала насчёт жопки? А?

Мать посмотрела на меня с изумлением и страхом.

— Нет, — умоляюще сказала она. — Нет, только не сейчас. Я сдохну.

Я засмеялся.

— Либо немедленно третий раунд, либо повторим завтра всё с начала.

— Только завтра? — мама улыбнулась.

Я снова засмеялся и шлёпнул её.

— Обещаю разбудить тебя хорошим сексом.

Мать обречённо застонала и уткнулась лицом в подушку.

Ей снилось море и волны, качающие её обнажённое тело. Это чувство из убаюкивающего постепенно переходило в нечто более конкретное, сосредотачиваясь в одной точке и снова растекавшееся оттуда по всему телу. Ещё и ещё... Ещё... Она поняла, что уже не спит, но чувство не проходило, плавные толчки продолжали доставлять удовольствие. Только открыв глаза, она поняла, что это сын плавно, неспешно и глубоко трахает её, стараясь не делать резких движений. Ох, как же это было сладко... Она застонала. Сын крепко поцеловал её и ускорился. Нежность сменилась страстью, страсть бешенным напором. Её тело отвечало той же страстью, переходившей в животную похоть. Оргазм был небывало бешенным, она корчилась в экстазе и кричала. Перед глазами всё плыло и качалось ещё минут пять и это было чудесно. На грудь ей что-то легло. Она открыла глаза. Сын небрежно рассыпал по ней белые розы — её любимые цветы. А с тумбочки возле кровати донёсся аромат кофе. Сын поцеловал её в губы крепко-крепко.

— С добрым утром, любимая мамочка. Обед и ужин с тебя. Повод для секса тоже.

Всё. Теперь она окончательно в сексуальном рабстве. И это так клёво!

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!