Утро оказалось сверхранним. В окнах клубилось тускло-серое марево, отчетливо поддувало морозцем. А на душе пели птички, прямо заливались трелями.

Ткнувшись носом в руку Глеба, я подышала, на вдохе затаивая дыхание, пытаясь воспроизвести волшебный мятно-ванильный запах. Но парень слабо пах теплой кожей, видно искупался вечером после долгих прогулок по городу.

На соседней кровати, откинув одеяло, вольготно раскинулся Семен. Мощные плечи и накаченные руки, бугрящиеся мускулами ляжки. Все достоинство и мощь налицо. Видно серьезно занимается или спортом и качается. Я почти по хозяйски довольно окинула взглядом его тело.

Под одеждой всей этой красоты было не видно, ночью тоже одни полутени. Зато утренняя выставка была впечатляющей. И особенно добавил впечатления нюанс — толстый и, сейчас короткий, член однокурсника мило выглядывал из длинной прорези хлопковых трусов.

Его конец кажется таким же мускулистым и сбитым как все тело. Интересно, а члены можно считать мускулистыми? Ночью мне показалось, что мышцы там ого-го, но мало ли. Я в этом не спец. Задумчиво потерла нос.

Член тянул неудержимо. Хитро выглядывал из складки материи и звал: Ближе, я вблизи интересней! Подойти ближе!
И глупый бандерлог в моем лице начал слезать с постели. На цыпочках я преодолела пару метров до Ряскина и воровато присела у кровати. Дырочка в окружении складок тонкой темной кожи смотрела прямо на меня. Очень красиво.

Поймала себя на том, что сглатываю и неуверенно оглядываюсь. Глеб отрешенно спит, почти зарывшись лицом в гостиничную сероватую подушку. В отличии от Семена он укрыт по плечи, видны были только восхищающие меня длинные руки. Я поежилась. Именно они меня обнимали всю ночь. Неужели это происходит со мной? Главное, не проснуться еще раз, обнаружив, что это просто сон, а рядом храпит противный Ленок.

Парень рядом дернул ногой, и я опять перевела взгляд на роскошную собственность Семена. А ведь она может быть еще впечатляющей. Наклонившись, осторожно лизнула краешек. Замерла. Вокруг было тихо, все спали, слишком рано, да и умаялись вчера.

Уже более уверенно упершись локтями на кровать, я потянула и полизала головку. В нос ударил великолепный запах итальянских специй. Капельки спермы невидимо остались с ночи, и сейчас разогретые, запахли под мокрым горячим языком.
Член дернулся и как живой заполз немного в губы. Знает, красавчик, где ему хорошо. Острый ловкий кончик язычка запорхал по головке, я глупо размечталась понаслаждаться тихо, никому не мешая.

Думаю, а вдруг Семену приснится сладкий сон со мной, он будет спать, а я получу то острое ночное чудо, которое скрутило меня вчера. Даже в голове я побаиваюсь произнести опасное слово «оргазм».
Вздохнула и еще раз погладила во рту язычком нежную кожу крепнувшего члена. Он был необычайно приятным. Крепнувшего?!

Поднимаю глаза. Приплыли. Меня встречает широкая ухмылка Семена.
— Ты чего его мусолишь? — шепчет — Так тоже неплохо, но можно и лучше.
Парень отстранил меня лапищей и ловко стащил с себя трусы.
— Наша красотка должна умень сосать.

Я покраснела.

Он задумался и замысловато покрутил в воздухе пальцами.
— Круто сосать. Щас начну учить, не боись. Солдат бабенку не забросит.

Семен мягко обхватил ладонями мою взлохмаченную голову. И зашептал горячо.
— Значит так. Рассказываю что знаю сам. Первое. Можешь просто принимать в рот, двигаться буду я.
Он дернулся бедрами и мягко вплыл в рот. Это его умение совмещать жесткость подхода и нежность проникновения совершенно выносила голову. Я тихонько застонала.
Сема ухмыльнулся, типо — это что, дальше еще круче! И так же плавно выкатился из рта. На губах осталась вязкость слюны. Я текла не только внизу, мой рот тоже стал полон соками.
Однокурсник погладил мозолистым пальцем по линии бровей, носику, распахнутым губкам.
— Второе. Можно двигать тобой. Расслабь ротик и вытащи вперед язычок. Как доктору скажи — ааа

Его хриплый шепот просто свернул мои внутренности в узел. Я проскулила ааа и задергала почему-то ножками.
Под звук ааа мою голову ухватили крепче и потянули на себя.
— На меня, смотри на меня, соска — хрипит довольно.

Я подняла глаза и столкнулась с потемневшим напряжённым взглядом Семена, его ноздри раздулись, лицо покраснело. Парень явно еле сдерживается.
И тут моей головой начали дрочить член. Пару движениями уже явно не обойтись.
Сема шипит, ругается, но не может остановиться, как на саночках скатываясь по языку в рот. Туда и обратно.

Замерев на секунду, почти впечатав лицом в свой живот, парень быстро спустил ноги с кровати, уселся поудобнее и продолжил. Его огромные бедра дали мне возможность комфортно положить руки. Дрожа от гордости и удовольствия, гладила пальцами это волосатое в мышцах богатство, и полностью подчинилась волшебству ритма. Рот обволакивал, посасывал сочный член, руки Семена сами двигали меня вверх вниз. Не нужно было ничего бояться и придумывать. Только шелк под язычком и толчки в небо. Член не длинный, горло не забивал, как глебов шланг. Просто двигался и двигался с влажными чмокающими звуками.

Ряскин неожиданно развернулся боком и развернул меня.
— Извини, что разбудили. — сказал он, продолжая качать моей головой. — Доброго утреца! Представляешь эта маленькая сучка сама залезла под одеяло и начала отсасывать.
Я вытаращила глаза от возмущения, ведь это не правда, не было никакого одеяла.

Со своей кровати, серьезно, не улыбаясь на нас смотрел Глеб.

— Погодь, я щас. Побыстрее.
Семен привстал, подтягивая меня за собой. Очень специфическое чувство когда тебя тянут за голову и поебывают ей член одновременно.

Головка внезапно впечаталась глубоко, и я закашлялась. Семен вышел изо рта, переждал пока я выкашляюсь и подышу, и со словами «сейчас будет кайфово, подожди», опять надел мою многострадальную голову ртом на свое хозяство.
Я начала отталкивать его, стучать кулачками по коленям. Вдруг стало страшно, что задохнусь. Сема в ответ замер и укоризненно посмотрел в глаза.

— Ты хочешь быть с нами? Если «да» закрой глаза один раз, «нет» — мычи.
Я быстро хлопнула глазами. Да.

— Тогда учись. Никто валандаться с тобой не будет.
Он внимательно вгляделся в мое расстроенное лицо. Я опять закрыла и открыла глаза. Да.
Выдохнув, взял аккуратно за ушки с двух сторон. И быстро задвигал моей головой на себя, а бедрами навстречу.

Значит бывает и Три, когда двигается и голова и член, отрешенно подумала я, принимая его красавца на всю бархатную длину. Смотря наверх я любовалась его сосредоточенным лицом, слушала резкие выдохи. Семен старался двигаться аккуратно, и больше не задевал небо. Во рту чавкало и плавилось. все быстрее и быстрее, полируя мой отвисший язычок.
Когда парень замер, я приготовилась. Но струя ударила неудачно, почти в дыхательное. рассказы эротические Захныкав пыталась отстраниться, но мне не дали. Еще пара рук придержала за голову.

— Не оторви ей ушки, — хмыкнул присоединившийся Глеб — они мне нравятся.
Семен только сопел и сосредоточенно кончал мне в рот, натягивая за уши. Ему явно было хорошо, и крутил он советы Глеба.

Ох. Сперма оказалась еще более островатой на вкус, чем вчера. Видно за ночь приобрела дополнительную концентрацию.
Я глотала и сумасшедше улыбалась, прижимаясь спиной к ногам моего Глебушки. ох, никто же не слышит, пусть будет моего.

Глеб внимально проследил как я сглатываю и облизываюсь, провел пальцем по бровям и сказал: — Лицо ей откроем, никаких длинных челок. И глаза немного подкрасит.

Его сосед осторожно вынул из моего рта свой член и полюбовался на его блестящие, отполированные язычком бока.
— Хорошая мысль. Когда мордашка видна — совсем другое дело. И смотрит сладко, — потянулся, вытягиваясь всем телом, — сам-то сольешь с утра?

Они почему-то говорили так, как будто меня рядом не было.

— Да ты мои вкусы знаешь, Сем. Я ж ролик показывал. — Глеб скептически осмотрел пр утреннем свете мою вытянувшуюся физиогномию. Да что, блин, ему не так?!
Говорил же, что я не уродка!

Здоровяк хохотнул и осмотрел расстроенно сидящую на коленях и облизывающуюся меня.
— Ща сделаем в лучшем виде! Для моего лучшего бро!

Одним рывком этот придурок разорвал мою ночнушку от ворота вниз и стащил с меня обрывки. Аккуратно и хлестно пошлепал по щекам до красноты. Я только обалдеше раскрывала и закрывала рот, не зная что сказать.
Развернул, скрутил руки и сдал железными коленями. Грудь от этого сильнее заторчала вперед предательски торчащими розовыми вершинками. Она выросла крупной и тяжелой, но из-за высокого расположения и упругости произодила хорошее впечатление. Парни, помолчав, полюбовались.

Семен прижался сзади мощным телом, мои руки держал сдвинутыми ногами.

Я опомнилась и с жалобными подвываниями попробовала вырваться.
— Учись, дура! — напомнил мне Семен и взял за голову двумя руками.
Прямо передо мной стоял Глеб. Самый лучший в мире. Он напряженно смотрел на мои покачивающиеся сисечки, и медленно перевел взгляд на лицо.

В это время одна рука Семена схватила меня за ноздри и задрала их. Ох, для Глеба! — напомнила себе я и покорно промолчала. Вторая двумя пальцами растянула уголок моего рта.
— Вэлкам, бро. — прогудело сзади — тащи с другой стороны.
Глеб мягко и как-то отрешенно улыбнулся и грубо растянул другую сторону рта.
в этот раззявленный рот толкнулся знакомый длинный ствол.

Я всхлипнула, замычала.
— Даа, — зашипел Глеб. Или уже не Гоеб, так исказились его черты. — Мычи моя сука. Мычи. Скули.
И я уже не останавливалась. Мычала и мычала. Горячий хуй буквально прошивает внутренности, то разрешает, то запрещает дышать. Слюна льется, сглотнуть ее нельзя, поэто она катится по подбородку, сбивается в пену во рту.
— Сладкая, сладкая сука! Скулиии!

И я скулю, мои коленки развинуты, между ножек оказывается стопа бывшего соседа. И я упоенно трусь складочками о него пальцы.
Пена собирается и пузырится вокруг рта. Член сладко проникает в горло, пытаясь раздвинуть стенки. И мне уже все равно потому что я кончаю.
Теперь я точно знаю, что это оргазм.

— Ты глянь, опять от минета кончает, мокрощелка. — восхищенно от Семена.
Я визжу и подергиваюсь, не могу остановиться.
Глеб с закушенной губой рывком до боли выдергивает член из моего сжавшегося в судороге и вибрирующего горла и нависает на лицом.

Он шепчет: — Извини, котя. Мне надо.
И развигает длинными музыкальными пальцами веки моего трепещущего глаза.
Кислотная по ощущениям струя бьет прямо в белок. Я отчаянно моргаю, только наполняя глаз пощипывающей жидкостью.
Смотрю бело в шипящего надо мной Глеба. Ему хорошо. Он раскрывает мой второй глаз и переводит струю спермы в него. Меня накрывает вторая волна огненного оргазма. Я кончаю, подвывая, и тараща белые глаза в туман передо мной.

— Охуеть. Ей понравилось.
Сема вытащил пальцы из моего рта. Смотрит как Глеб ласково гладит мое лицо и пощипывает соски.
— Мне нравится все, что вы делаете, — честно выскуливаю я, еще ничего не видя и слепо поворачивая лицо.

Меня тащат в ванну. Парни, уже как-то расслабленно весело перебрасываясь шутками, смотрят как я моюсь. Вся. Я откидываю назад челку, открывая миру блестящее от воды лицо. Мои глаза блестят, а щеки нежно розовеют. Вполне «милая мордашка», по словам Семы, отражается в зеркале.

Сегодня точно будет чудесный день. Надо только хорошо учиться.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!