1

Марта была старомодной и на первое свидание привела маму. Владимир пришёл в костюме-тройке, дорогих кожаных туфлях. Золотые механические часы на запястье сверкнули круглым циферблатом из-под манжета. Букет полевых цветов, лично подобранный им в магазине флористики, несказанно порадовал Антонину Ивановну:

— Кушай, доча, сама, — мама добродушно улыбнулась, когда Марта предложила ей присоединиться.

Чего там только не было: фиалки, колокольчики, ромашки — Марта по одному выхватывала сочные завязи, перемалывала их зубками, наслаждаясь необычным вкусом. Втихомолку, навострив ушки, рассматривала она мужчину, который выбрал её для первого осеменения.

Почему именно её, а не другую? Десятки неопытных, неорошённых девиц годами ждут возможности пройти вязку. Породистые, резвые, с норовом, а он выбрал простушку. Непонятно...

И пока Марта дивилась неожиданной удаче, мама вела переговоры:

— Первое осеменение будет стоить вам три тысячи, все последующие — полторы. Если в течение шести месяцев Марта не забеременеет, нам придётся разорвать контракт.

Владимир улыбнулся краешком губ. Он сидел подперев голову рукой, указательным пальцем поглаживая двухдневную щетину, внимательно изучая аппетитные формы Марты.

— Не волнуйтесь, у меня с этим никогда проблем не было, — произнёс он вялым голосом, встречаясь с Мартой взглядом.

Она стыдливо отвела глаза, ушки опустились и снова взлетели. Владимир был старше её лет на десять, выглядел как римский легионер: тонкие упрямые губы, острый проницательный взгляд, выпирающие скулы, короткие чёрные волосы — он был похож на гладиатора, невысокого мальчиша-крепыша, который при желании сделает из неё отбивную, затрахает в причинное место, не успеешь опомниться. Она и боялась, и хотела этого. Хорошо, что мама вела переговоры, иначе Марте самой пришлось бы доплачивать за осеменение — так между ног стало горячо.

— Когда вы хотите сделать первое осеменение? — поинтересовалась Антонина Ивановна.

— Прямо сейчас, — Владимир впервые проявил слабость и облизнул губы. При этом он бросил на Марту откровенный взгляд. Она тут же вспыхнула, задрожала. Хвост невольно забил чечётку под стулом, воткнулся кисточкой в пол.

Никто не говорил, что она лишится девственности уже сегодня! Не обещал полное лоно семени в ближайшие два часа!

Но желание мужчины — закон в таких делах. Марта, ведомая мамой за руку, выходила, пошатываясь, из кафе. В её одурманенной головке крутились опасные, неприлично дерзкие фантазии.

Владимир шёл впереди, указывая путь.

2

Симпатичная блондинка со смазливым личиком сразу понравилась Владимиру. У него давно не было белокурых тёлок, тем более натуральных, не крашеных лахудр с кучей татуировок по всему телу, а самых настоящих, рождённых в золотой пелёнке, карамелек. Хвост у Марты длинный, толстый, с пушистой кисточкой на конце — как раз для отбивания анальных прелюдий. Именно по качеству этого вычесанного пучка волос Владимир научился определять характер девушки. Как часто даже крошечные семена репейника свидетельствуют о неряшливости хозяйки.

Марта была во всех отношениях хороша: две массивные дойки неприлично большого размера непрерывно колыхались на груди. Когда придёт время, это вымя даст больше молока, чем две приходящие кормилицы.

Владимир наслаждался общением с Антониной Ивановной — тоже весьма опытной для первого осеменения хозяйкой. рассказы эротические Это была полная невысокая женщина с большими буферами, добродушная блондинка с одутловатым лицом под жирным слоем косметики и крема. Мама вела тёлку за руку, следила, чтобы та не отставала, не терялась в разговоре, и Владимир испытывал странную благодарность к интеллигентной хозяйке.

Они перешли улицу, приблизились к дому, где квартира Владимира занимала два последних этажа.

— Если вы не против, я бы хотел оставить Марту на ночь, — формально предложил он.

— Тогда мне тоже придётся остаться, — Антонина Ивановна полная решимости надула губы.

— Ну раз вы настаиваете, — Владимира забавляло общение с хозяйкой. — А вы, Марта, как на это смотрите? — обратился он к тёлке.

— Я буду рада доставить вам удовольствие, — дрожащим голосом отозвалась скромница и бросила на него пугливый вгляд.

— Замечательно! Надеюсь, вам понравится, — Владимир почтительно кивнул, давая понять, что будет вести себя пристойно.

3

Антонина Ивановна сгорала от любопытства, поднимаясь в лифте на последний этаж. Мужчина-производитель оказался на редкость галантным и сговорчивым бизнесменом. Она намекнула на отстуствие у Марты чёрного хода, и он согласился, выразила нежелание принимать подарки в устной форме, и он вновь был не против.

«Что-то здесь не так!» — мучилась Антонина, шаря взглядом по дорогой квартире, обставленной со вкусом. — Должно же быть этому какое-то объяснение!»

Она прошлась по коридору, заглядывая в каждую комнату. Везде, куда ни падал её пытливый взгляд, присутствовал налёт музейной стерильности.

— Ну что ж, — смирилась она, обнаружив наконец овальный зал, в середине которого на помосте возвышался станок. — Мы переоденемся и позовём вас.

— Конечно, — Владимир кивнул. — Вот здесь колокольчик. Пол-часа вам хватит?

4

Марта чувствовала себя ужасно. Стоя в одной юбке, с шорами на глазах, на высоченных силиконовых шпильках под пятками, пристёгнутая ремешками к стальному каркасу станка, она нервно мела пол под собой.

— Стой смирно, доча, — Антонина Ивановна, задрав юбку-колокол на талию, возилась со смазкой. — Сейчас я тебя смажу хорошенько.

Холодная струйка лосьона устремилась вдоль копчика к узелку ануса, спустилась на гладко выбритые дольки влагалища. Лосьон проник внутрь и выскользнул в избытке на бедро, скатился капельками по ноге.

— Ай, холодно, — Марта сдержанно хихикнула, сжимая ягодицы.

— Скоро будет горячо, — мама двумя ладонями втирала лосьон в упругие сферы попы. — Очень горячо. И приятно, — лёгким шлепком она дала понять, что нужно расслабиться. — Как я тебя учила? Стой и ничего не бойся. Я сама его подведу. Ты в туалет сходила?

— Да.

— А по-большому?

— И по-большому, — Марта раздражённо цокнула шпилькой.

— Смотри, если хочешь, сходи лучше ещё раз.

— Да не хочу я! — Марта дёрнулась в станке. — Звони уже!

5

Владимир надел чёрные высокие гольфы с белыми полосками по верхнему краю и такого же фасона бархатные перчатки по локоть. Кончики пальцев в перчатках имели потайные отверстия. Когда придёт время, он сможет подушечками прикоснуться к Марте.

Её горячее лоно не сильно отличается от остальных. Наверняка и хлюпает так же звонко. А вот её кожа, пышная бледная кожа — он сможет наконец уцепиться за бёдра и кончит от одного только прикосновения к этой коже. Марта почувствует его пальчики и не скажет маме.

«Лучше ей молчать», — он нахмурился.

В этот момент раздался звонок.

6

Антонина Ивановна встретила производителя во всеоружии: шпильки, чулочки с подвязками, стринги из чёрного латекса, такая же чёрная майка, открывающая плечи и грудь. Две дойки, сведённые латексом, колыхались под неустанным присмотром чёрного нагрудника с сеточкой, корсет выдавил живот наверх, увеличив и приподняв груди. Дыхание спёрло, давно купленные наряды давили и натирали между ног и подмышками. Антонина была полной женщиной, что не мешало ей выглядеть интересно. Увидав Владимира, она первая смогла оценить размер его члена.

«Повезло дочке!» — с завистью причмокнула она, разглядывая пока что вялый болтающийся хобот. Приблизившись к осеменителю, она опустилась

на колени и приступила к делу. Стальная эрекция не заставила себя ждать. Тридцать сантиметров твёрдой, как полено, плоти с лиловой сливой на конце, застыли перед ней в немом ожидании развязки. Понимая, что тянуть дальше опасно, Антонина обхватила мошонку производителя, и медленно повела Владимира к Марте.

7

Марта дрожала от страха. Смазка давно подсохла, холодок в промежности стал невыносимо липким. Мамины громкие причмокивания за спиной пугали глубиной звука. Казалось, во рту у мамы не член-сосиска, а член-палка.

«Скорей бы всё закончилось! — взмолилась Марта, сжимая ягодицы. — Скорей бы, скорей бы!»

Но, как назло, всё только начиналось. Посасывания прекратились, через мгновение юбка Марты взлетела на талию. Сердце её метнулось из груди, скользнуло в пятки, взлетело к горлу, заставив поперхнуться. Шпильки подпрыгнули, воткнулись в ковролин. Марта гарцевала, виляя попой. Хвост забил чечётку, сметая пыль по станку.

— Не дёргайся, — зашипела мама сзади.

Толстая палка, притянутая заботливой рукой, воткнулась в сухую плоть. Упругий набалдашник размером с куриное яйцо соскользнул по щели, вновь нашёл запечатанное место входа.

— Я не смогу, — взвизгнула Марта, рванувшись из последних сил. Станок всколыхнулся, застонал вместе с ней.

— Сможешь, — рявкнула мама, не давая палке ускользнуть.

Послышался взмах хлыста, и острая продольная боль пронзила попу Марты. Горячая волна расплылась по ягодицам, стекла по бёдрам. Ещё удар и ещё один. Копчик онемел, гусиная кожа покрыла всё тело. Хлыст беспощадно впивался в нежную задницу. Марта расслабляла ягодицы, уступая напору хлыста. Боль затмила желание сопротивляться. Марта обмякла в станке, просела, притянутая ремнями.

8

Владимир наконец почувствовал подвижки. Слюна хозяйки, обильно растекавшаяся по головке, позволила войти в Марту на пару сантиметров. Девственная плева растягивалась, словно резина, оставаясь непорванной.

«Давай же!» — он нетерпеливо навалился на плуг, сантиметром за сантиметром забирая сухую Марту, пока вся палка не скрылась в ней.

— А-а-а! — отозвалась Марта болезненным стоном. Её всхлипы наполнили овальный зал. Владимир, ухватившись пальчиками за бёдра, медленно набирал ход.

Хозяйка зашла сзади и, обхватив мошонку за корень, придерживала Владимира, хоть в этом и не было нужды. Рог изобилия так туго входил в лоно, что не смог бы выскользнуть, даже если бы Антонина Ивановна захотела дополнительно смазать его слюной.

Впрочем, лоно Марты постепенно привыкало к рогу. Соки, смешанные с кровью, звонко зачавкали.

«Как я и предполагал!» — Владимир только сейчас ощутил удовольствие, работая с Мартой.

9

Боль, пронзившая тело, постепенно опадала. Новые удары хлыста заставили Марту переосмыслить своё положение. Мама не знала пощады: лупила изо всех сил, как с цепи сорвалась. Обида на родительницу уступила место разочарованию.

Марта ожидала большего. Первое осеменение не всегда проходит по плану и редко обходится без эксцессов.

Вот и в этот раз пальчики Владимира заставили Марту поволноваться. Он касался её, грубо лапал за зад, а она молчала! Даже слово боялась вымолвить, так ей было приятно стать объектом его интимных фантазий. Необычные нежности вызвали ответную реакцию. Острая боль внутри неожиданно стала горячей и захлюпала. Марта уже не сжимала ягодицы. Наоборот, почувствовав нежные пальчики осеменителя на коже, она шире раздвинула бёдра и расслабленно задвигалась навстречу. Станок позволял ей делать лёгкое движение в два сантиметра, но этого было достаточно, чтобы насладиться личным участием. Марта, сама того не замечая, двигалась к своему первому оргазму.

10

Владимир обхватил хвост Марты двумя руками и задрал его вверх. Тугое кольцо ануса сжалось перед глазами, узелок кратера вдавился глубоко внутрь. Владимир не собирался трахать тёлку в зад — хозяйка не позволит. Он хотел лишь потрогать и посмотреть Марту в этом месте. Большим пальчиком левой руки он спустился к анусу и незаметно приложил подушечку к пульсирующему узелку. Марта вздрогнула, но ничего не сказала. Он погладил её, слегка проникая, и Марта радостно откликнулась на ласки: зад разъехался шире, взлетел, шпильки и хвост забились в экстазе.

Оглянувшись, Владимир убедился, что хозяйка по-прежнему стоит на коленях, держит, как и положено, яйца осеменителя в одной руке, другой занимается собой, сохраняя нейтралитет. Тогда, аккуратно прицелившись, Владимир спустил густой шарик слюны на копчик. Шарик тут же скользнул в узелок ануса и застрял там. Владимир раздавил его подушечкой большого пальца. Постепенно, проникая всё глубже, он смазывал анус Марты оголённым указательным пальцем. От этого тёлка под ним забилась в анальных микрооргазмах.

Хозяйка за спиной навострила уши:

— Всё в порядке?

Антонина Ивановна удивлённо повела плечами, разглядывая, как рог ритмично пробивает сочащуюся грушу и каждое проникновение вызывает бурю восторга у дочки.

— Да-а-а! — отозвалась Марта необычно слащавым голосом.

«Что-то здесь не так!» — насупилась Антонина. Даже она, работая сзади, не чувствовала особого участия.

— Ты уверена? — мама добавила иронии, чтобы подчеркнуть превосходство своего положения.

— Да-а-а! — Марта дрожала и голосом и телом, билась в станке, как будто кончала.

«Чёрти что! Молодёжь совсем распустилась!» — Антонина Ивановна сильнее заработала рукой, массируя мошонку производителя для скорейшего разрешения.

11

Марта сражалась с желанием орать от удовольствия. Производитель трахал её голым пальцем в зад, вызывая оргазмический анальный зуд. Как бы она хотела почувствовать его рог у себя в заднице! Но ей нельзя было даже высказаться на этот счёт. Иначе мама тут же заявит в полицию нравов. Ах, как приятен его пальчик в попе!

Марта больше не боялась, ей хотелось поскорее остаться с Владимиром наедине.

«Мама ляжет спать, — думала она. — А я тихонечко пойду к нему в комнату».

И уж тогда-то она точно не упустит анального осеменения!

В этот момент рог изобилия застыл глубоко в лоне, изогнувшись дугой, словно выискивая максимальную глубину. Владимир припечатал бёдрами пышный зад Марты. Вцепившись пальчиками в кости таза, он натянул Марту и замер так. Рука хозяйки крепко держала яйца осеменителя, не давая им вырваться.

12

Антонина Ивановна привстала, чтобы не упустить момент. Двумя руками она крепко держала мошонку осеменителя. Нельзя позволить семени вырваться наружу, малейшая оплошность приведёт к фиаско.

Лбом приникнув к ягодицам Владимира, она чётко дала понять, что назад пути у него нет. Обхватив яйца, она большими пальцами гладила железы, водила по ним языком, призывая к извержению.

Палка вздрогнула, обмякла, вновь выпрямилась, как вертел, на котором Марта повисла курицей. Яйца в руках подсыхали, теряли одутловатость. Палка замирала уже ритмично, прокачивая семя.

— Вот так, деточки, — полушепотом приговаривала довольная Антонина. — Все выходите, все, — она разглаживала тонкую розовую кожу, которая вдруг стала прозрачной. Только два упругих ореха перекатывались в ладонях, подсыхая до следующего раза.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!