Утром я проснулась позже всех. Меня разбудила мама словами: «Вставай, засоня! Все тебя уже ждут. Нам нужно посоветоваться, как первый день Нового года провести. У папы есть предложение». Умывшись, я пришла на кухню.

— Рита, расклад на сегодня получается такой. Шоппинг не получится, потому что работают только продуктовые магазины. В театрах и на концертных площадках сегодня невполне трезные артисты не первого уровня. Оставаться дома на весь день как-то не хочется. Есть предложение всем выбраться за город.

— Ну что ж, я только за!

— Я знаю один пансионат по Новой Риге, где есть все удовольствия: и снегоходы, и квадроциклы, и лыжи, и коньки, и горки, и зимняя рыбалка, и трасса в лесу, и пейнтбол, и бассейн, и веревочный лабиринт, и катание на тройке, и сауна, и ресторан, и мини-зоопарк с плюющимся верблюдом. В общем, есть из чего каждому выбрать. Главная проблема — успеть все перепробовать из того, что душе угодно.

— Прекрасно! Лично мне подходит все, кроме зимней рыбалки верхом на верблюде. Когда едем?

— Да хоть сейчас. Позвоним и забронируем.

— Если все за, тогда полный вперед!

Через полтора часа мы были на месте. Мужчины тут же стали гонять на квадроциклах по трассе. Мы с мамой выбрали для начала лыжи, а Зоя — снегоход. Проносясь с вихрем снега мимо нас, они все предлагали нас подвезти с ветерком. И в конце концов уговорили. Мама потом, как она выразилась, решила совсем впасть в детство и стала со всяческими визгами кататься на санках с горки. Мы и не заметили, как подошло заказанное время сауны. Тут возникло некоторое препятствие в виде желания Костика, который уже успел познакомиться со сверстницей из пансионата и покатать ее на квадроцикле. Костик заявил, что он хотел бы пострелять еще в пейтбол в развлекательном комплексе пансионата и полазить по огромному веревочному лабиринту вместе со своей новой подружкой. Оценив ситуацию, папа сказал, что он тоже хочет сразиться в пейтбол и чтобы мы шли сейчас в сауну, а они с Костиком присоединятся к нам позднее. Мама несколько нахмурилась на это предложение, но вслух протестовать не стала.

Мы прошли в VIP-сауну (там даже биллиард был) и разделись. Зоя подначила мужа частушкой: «Три деревни, два села, восемь девок — один я». Алексей отшутился, обнимая ее: «Так уж звезды сложились». Мы все вчетвером пошли в парилку и подложив простыни под себя, стали прогреваться. Зоя легла на спину, согнув ноги в коленях. Остальные сидели, набираясь испарины, и обсуждали, кто как катался и как можно провести завтрашний день. Разумеется, перемыли косточки и Костику с его шустростью налаживания отношений с девушками.

Потом Зоя как-то незаметно перевела разговор в шутку на отношения моей мамы с Костиком — мол, так и вьется возбужденный вокруг тебя. Мама реагировала на тему совершенно спокойно: дескать, это тебе показалось, — я для него точно старовата. Зоя продолжала подтрунивать: «Веревки, которые связывают крепче всего, находятся у нас в сознании. А для директриссы школы ты очень даже ничего с точки зрения старшеклассников типа Кости — есть что подержать и за что подержаться». На что мама фыркнула, шутливо отталкивая Зою от себя. А раззадорившаяся Зоя стала явно провоцировать развитие ситуации в сторону сексуальности — она сначала стала то раздвигать, то сдвигать колени. А потом и вовсе положила себе правую ладонь между ног, посматривая при этом то на меня, то на маму. Ситуация явно становилась пикантной. Я посмотрела на маму: она была слегка смущена — причем скорее присутствием Алексея, а не озорством Зои.

Я подумала, что возможно мое присутствие несколько сдерживает маму, и сказала, что мне пожалуй уже становится жарковато в парилке и я пойду окунусь в бассейн. Однако мама и Зоя вышли из парилки вскоре после меня. Причем, входя в бассейн, Зоя почему-то хохотнула: «Грудь, это наше всё! Правда, Рита?» Я подхватила: «Ага: пуговку застегнула — мозг мужчине включила, расстегнула — выключила». К животрепещащей теме присоединился вышедший из парилки Алексей: «Беспокойная страстная женская грудь, не даешь ты весною мужчинам заснуть!» Развеселившаяся Зоя его игриво поправила: «Ну не только весною, и не только мужчинам». Она подплыла ко мне и легонько прикоснулась ладошкой к моему левому соску, так что бы другие не видели. Шепнув при этом: «Я твоя».

Баловное поведение Зои поставило меня в несколько затруднительное положение. Будь мы с ней одни, я бы тут же набросилась на нее с ласками. Но мы обе обещали маме, что ничего «такого» без ее согласия происходить не будет. Значит, нужно было что-то придумать, чтобы получить сначала от мамы это согласие. Хотя бы молчаливое. Между тем, плавающий в бассейне Алексей судя по его вставшему во всю мощь стволу, явно возбудился. Это заметила и Зоя, поинтересовавшаяся у него: «Это на кого это из нас троих у тебя сейчас встал?» Алексей отшутился: «А на всех троих сразу!» Зоя рассмеялась: «Молодец, муженек! Настоящий дипломат — никого не обидел. Ладно уж, будешь себя вести примерно — потом ублажу тебя для успокоения чресл твоих. А может, не только я тебя ублажу. Смотри, как у нашей директриссы сосочки возбудились!»

Мама, машинально закрыв грудь рукой, аж онемела сначала от такой вольности в свой адрес. Потом вскрикнула в негодовании: «Зойка! Провокаторша! Ты так не шути! Я тебя сейчас за такие шуточки в бассейне утоплю!» Впрочем, топить Зою мама все же не стала — все ограничилось яростным брызганием водой в друг друга и взаимным хохотом. Когда же Зоя предложила мировую, мама подплыла к ней и обняв за плечи, нежно расцеловала в губы в знак примирения. Потом мы все снова пошли в парилку. Мама с Зоей сели рядышком на нижней полке, а я устроилась на верхней полке с Алексеем. Все мы были в войлочных шляпах со смешными надписями. Шляпа Зои гласила: «Запарю всех!», а шляпа мамы: «Все бабы — как бабы, а я почему-то — богиня». Я предложила им поменяться шляпами, что они со смехом и сделали.

— Кстати, — спросила мама Зою, — а когда я вступаю в права Луны, чтобы вас всех парить? Когда начинается последняя четверть лунного цикла?

— Завтра днем в начале первого часа. В момент захода луны.

— Как захода луны? Это же в середине дня. Я думала, что луна заходит утром.

— В астрономии заходом светила считается момент полного его ухода за земной горизонт. Завтра мы перестанем видеть Луну вскоре после восхода солнца только потому, что яркость неба заглушит яркость Луны. Но в реальности она будет находиться над горизонтом до полудня невидимой. А иногда при определенных условиях солнце подсвечивает Луну настолько ярко, что ее видно днем, пока она еще не ушла за горизонт.

— Ну да. Мне приходилось видеть на небе одновременно и солнце, и Луну. Я еще всегда удивляюсь, как же такое может быть.

— Это всего лишь контрасты освещенности. Так что завтра после полудня права Луны переходят к тебе. А мы все уже будем подчиняться устроенным тобой приливам и отливам эмоций.

— Кажется, я на твоем примере начинаю понимаю роль Луны.

— Астрология основывается на принципе: «Что вверху, то и внизу». Считается, что движение небесных тел циклически меняет силы, воздействующие на людей на Земле. Так это или не так — это, как говорится, наукой не установлено. Но следование своей ролью за соттветствующим тебе небесным телом — это то, что точно не позволяет быть тебе внутренне одинаковым. Это то, что позволяет тебе обновляться и обновлять в свой черед свои отношения с другими.

После парилки и бассейна Зоя предложила маме сыграть в биллиард.

И тут же предложила условие: проигравшая должна лечь на биллиардный стол и высоко поднять свои ноги в знак своего поражения. Но мама отказалась и уступила партию с Зоей мне. Зоя играла мастерски и я, конечно же, проиграла ей. Мне пришлось залезать на стол и задирать вверх ноги. Зоя предложила мне вторую партию, но уже с форой. Я спросила что за фора? Зоя сказала что она будет играть в биллиард с касанием, то есть во время прицеливания секундант, болеющий за противника, должен будет гладить или целовать ей попочку, чтобы отвлечь от точного удара. А моим секундантом будет Алексей.

Мама сказала Зое, что она просто редкостная хитрюга. Чтобы отрезать путь маме к отступлению, я тут же заявила, что эти правила с касанием мне нравятся, но они тогда уж должны применяться ко обоим игрокам. Алексей бурно поддержал меня и маме пришлось встать позади Зои. Теперь все было сложнее и куда более психологически захватывающе. Как только я начинала прицеливаться для удара по шару, тут же на своего попочке ощущала отвлекающее и очень ласковое поглаживание ладони Алексея. Мои шары все время катились мимо лузы под аплодисменты Зои. Впрочем не только мои — похоже, что мама тоже очень старалась рассеять внимание Зои от точности прицеливания. Наконец мне удалось каким-то случайным чудом забить шар в лузу. Тогда Алексей сменил тактику — он стал приседать сзади меня и ласкать мне там языком. Ну попробуй в таких эротических условиях нормально прицелиться!

Глядя на Алексея, его тактику переняла и мама. Мы с Зоей обе просто выли от раздрая чувств между приятностями ласк и желательностью попасть в лузу. Наша игра превратилась уже из биллиарда в какое-то полубеспорядочное пихание шаров кием. Поскольку счет все равно складывался не в мою пользу, я со смехом объявила, что победила дружба и мы с Зоей обе должны лечь на зеленое сукно с поднятыми ножками. На мое предложение тут же последовало согласие, и мы полезли на стол. Нужно ли говорить о том, что как только мы обе задрали вверх ножки, наши секунданты приникли к нашим устьицам, раскрытым для их поцелуев. Одним словом, вторая партия закончилась очень даже в ничью и к общему веселью.

Когда мы прошли в третий раз в парилку, Алексей сказал, что ему уже невмоготу терпеть и поднес свой ствол к губам жены. Зоя взяла в ротик и жестом предложила маме присоединиться. Однако мама с улыбкой покачала головой и подтолкнула меня: «Давай уж лучше ты, Рита. А то как-то невежливо по отношению к Алексею — он же тебя ублажил». Мы с Зоей стали с большим чувством сосать ствол и яички Алексея вместе, иногда прерываясь на поцелуи друг друга. Наконец Алексей излился мне в ротик спермой и я передала часть ее в поцелуе Зое. Я поймала себя на мысли, что меня заводит вести себя так бесстыдно на глазах мамы, но ведь она сама же предложила мне помочь Зое.

Вскоре в сауну зашли вернувшиеся с пейтбола папа с Костиком. Зоя им сообщила, что они многое пропустили, но из женской вредности повторения зрелища для опоздавших не будет. Папа сделал вид, что очень расстроен этим, но я-то видела по его посматриваниям на маму, что он в приподнятом настроении по поводу темпов раскрепощения мамы.

После парилки в бассейне сразу вшестером было уже несколько тесновато. Мужчины и мама пошли в биллиардную. А мы с Зоей остались одни. Мы смотрели в глаза друг другу и чувствовали взаимную тягу. Моя рука медленно обвилась вокруг ее шеи и притянула ее сладкий поцелуй. Покрывая прикосновениями губ ее плечи, я подумала вслух: «Не знаю. кто послал тебя мне, но я сейчас счастлива тобой». А Зоя откликнулась: «Просто я все то, что ты хочешь, — и не нужно слов». Мы молча покрывали поцелуями все более и более интимные места друг друга, пока нам обоим не открылись для волнующих ласк язычком наши устьца. Мы жадно упивались слиянием друга друга, словно боясь, что это наслаждение прервется. А оно длилось и длилось, пока не обрушилось на нас одновременно волной неистовой неги, после которой пришло совершеннейшее изнеможение.

Когда мы с Зоей вернулись в биллиардную, игра была в самом разгаре. Мужчины с сосредеточеными лицами расхаживали с киями вокруг стола, а мама с интересом наблюдала за ними, сидя в кресле. Присев с ней рядом, я обнаружила, что в момент удара по шару у Костика наступала кратковременная эрекция. Обменявшись с мамой удивленным взгядом я поняла, что она тоже обратила на это внимание.

— Как ты думаешь, это он на публику в моем лице работает или это у него естественное проявление возрастной гиперсесуальности? — спросила мама меня.

— Не знаю. Может быть даже и то, и другое вместе. Я слышала, что у тореро в момент нанесения быку решающего удара всегда встает.

— Кстати, такое случается не только у тореро. Мне один знакомый музыкант рассказывал, что игра на балалайке в их среде считается разновидностью маструбации, — прокоментировала подошедшая к нам Зоя.

— Это они из-за того, что у балалайки всего три струны?

— Да нет, тут дело совсем в другом — в позе балалаечников во время игры сидя. Большинство из них кладет острый нижний угол корпуса балалайки между ног, прижимая его к своему паху. В такой позе при ударе на струны вибрация передается от корпуса балалайки на тело играющего и прежде всего на его главные эрогенные зоны с соответствующим возбуждением.

— Ничего себе. Я не подозревала о такой стадострастной стороне балалайки. А ведь точно: в оркестре балалаечники часто выглядят самыми балдежными. Забавно, догадывается ли публика о таких пикантных и невидимых глазу подробностях жизни оркестра?

— Будем считать балалайку самым эрогенным музыкальным инструментом в мире, сделавшей Россию страну такой огромной. Наверное так в старину зимними вечерами у наших предков и было: самовозбудился себя в избе игрой на балалайке и полез на печку детишек делать. Чем больше балалаек в деревне, тем больше потом народонаселения...

В таком словесно-эротическом озорстве и полной распарености/расслабленности прошел и остаток нашего оплаченного времени в сауне, и последующий ужин в ресторане пансионата. Домой мы вернулись на такси в восьмом часу вечера.

Снимая шарф в прихожей, мама задумчиво сказала Зое:
— Здорово, что мы сегодня и накатались, и напарились, и вкусненького напробовались. У меня вообще даже школьные проблемы все напрочь вылетели из головы. Я просто прекрасно расслабилась. Давно уж такого не было.

— И какие же мысли сейчас бродят в твоей голове?

— Можно сказать, вообще никаких. Хотя нет — почему-то вспомнился один давний стишок, который я написала еще в студенческие годы:

«У человека тело

Одно, как одиночка,

Душе осточертела

Сплошная оболочка».

Зоя предложила: «По поводу оболочки. А не сыграть ли нам сейчас, пока мы сняли только верхнюю одежку, в картишки на раздевание с назначением? Правила простые и без всяких ухищрений. Играем в девяточку. Проигрывает тот, кто последний останется с картами. Он расстается с одним предметом своей одежды, но не сам его с себя снимает. Если проигрывает кто-то из твоей семьи, то раздевающего назначаю я. Если проигрывает кто-то из моей семьи, то раздевающего назначаешь ты. Победителю, оставшемуся в трусах, назначается какой-то эротический приз. Если победитель окажется из твоей семьи, то приз назначаю я. Если победитель окажется из моей семьи, то приз назначаешь ты».

Мама подумала и согласилась: «Пожалуй, это забавные правила с двойной непредсказуемостью. Давайте попробуем». Все прошли в гостинную и Зоя раздала колоду. В первой игре девятка бубен досталась Алексею, но и он же оказался первым проигравшим. Мама велела мне начать раздевать его. Я подошла к Алексею, обняла его, сладко поцеловала в губы и освободила его от свитера под общие аплодисменты.

Началась вторая игра. На этот раз не без досады проиграла я. Все посмотрели на Зои в ожидании, кого же она выберет на раздевание. Зоя взглянула на маму, потом выдержала театральную паузу и назначила мне в раздевающие Костика. Это решение тут же вызвало шуточки в духе: «Ну наконец-то, и Костику сегодня что-то обломилось». Я поддержала развеселую атмосферу: «Иди ко мне, изменщик коварный!» Костик, подыгрывая мне подошел с самым побитым видом: «Прости, Рита, я больше не буду и все мои мысли отныне только о тебе!» После чего стал целовать меня в засос и наконец освободил меня от бриджей.

В третьей игре проигравшей осталась Зоя. С коварной улыбкой мама назначила ей в раздевающие... Костика. Тот сразу встрепенулся и ринулся целоваться, а потом с нескрываемым вождевлением снял с Зои блузку.

А дальше снова проиграла я. Зоя предложила мне самой выбрать второго раздевающего, но я отказалась и тогда Зоя объявила раздевающим папу. Он немного встревоженно посмотрел на маму, но та оставалась совершенно невозмутимой, как будто происходящее не касалось ее вовсе. Когда папа положил мне руки на плечи и потом потянулся с поцелуем, я немного занервничала по поводу реакции мамы. Но мама в этот момент о чем-то шепталась с Алексеем и взглянула на меня лишь после того, как папа вернулся на место.

Первой полностью обнаженной и выбывшей из игры оказалась, как это ни странно, Зоя. Причем мама все время назначала ей в раздевающие Костика. В ответ же Зоя назначала ей в раздевающие (кроме самого последнего и самого интимного предмета одежды)... саму себя, а снимать с мамы трусики Зоя велела папе. Я раздевала по назначению то Костика, то Алексея, а под конец после долгого поцелуя стащила с папы трусы. Высокую честь лишения меня лифчика Зоя доверила своему мужу.

В последней игре сразились я и Костик. Увы, я проиграла и Костик в неотрывном поцелуе медленными движениями снял мои трусики. А потом держа их в руке, издал победный клич: «Мы это сделали!!!»

«Ну что ж, а теперь главная интрига дня!!! И какой же эротический приз ждет победителя?» — вопросила Зоя. Мама в ответ объявила, что ей нужно немного подумать, и почему-то пошла в ванную.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!