К своим нынешним сорока годам я убедился, что в жизни может произойти всё что угодно, всё о чем ты мог подумать в самых смелых фантазиях, а иногда и то, что и представить себе не мог. Расскажу обо всём, насколько это я помню, ничего не домысливая, ибо некоторые моменты не совсем твёрдо сохранились в моей памяти, позже вы поймёте почему.

Итак, сегодня мне исполнилось 28 лет, я готовлю праздничный обед, предусмотрительно взяв отгул на завтра. Скоро ко мне должны прийти моя подруга Оля, на пять лет меня старше и её племянница, двадцатилетняя красавица Юля. Юля в восемнадцать лет выскочила замуж за неплохого, в общем-то парня, но беда в том, что он хотел домашнего обеда и уюта, а она ― подружек и танцы. Он накричал на неё, она, не выдержав такой обиды, нажаловалась маме, мама, то ли во благо дочери (она была против этого брака, но кто же её послушался), то ли в отместку за собственную неустроенную половую жизнь, решила развести их. Всё происходило практически на моих глазах, Оля щедро делилась новостями с фронта. Не прошло и года с момента бракосочетания, как последовал развод, Юля уехала к отцу, устроилась там на работу и теперь вот приехала в отпуск, но обитала по большей части у своей тётушки, а не у мамы.

Оля была королевой постели. Ни с кем, ни до неё, ни после мне не было настолько хорошо. Вроде бы хорошо, приятно, замечательно, офигительно, феерично, но с Олей ещё немного лучше. Не знаю, не могу объяснить этот практически неуловимый момент. Может потому, что ей не только безумно нравилось трахаться, но и она не стеснялась показать мне это. На вечеринке она могла отвести меня в укромный уголок, расстегнуть штаны и отсосать, или отдаться, причём не так, как показывают подобный момент в фильмах, залезая на меня в позе стоя. Нет, она просто нагибалась вперёд, перед этим горячо прошептав мне в ухо, я подходил, поднимал платье, стягивал вниз трусики и входил в неё сзади одеревеневшим от зашкаливающего возбуждения членом.

Одно плохо, Оля не верила в наши с ней долгосрочные отношения. Казалось бы не столь велика разница, выходи замуж и будь счастлива, но нет, ответ один: . А после Юлиного развода вообще собиралась нас поженить.

Смотри, какая красивая девушка, говорила она, когда Юля шествовала впереди со своей мамой, а мы приотстали на безопасное расстояние. Бери её в жены.

Красивая, соглашался я, справившись с неожиданным волнением от этих слов. Но люблю-то я только тебя.

Точёная фигурка, острые грудки, симпатичная мордашка. Конечно, я примерял её к себе в своих фантазиях, да кто бы прошел мимо, не подумав об этом? И вот звонок в дверь, гостьи прибыли. Целую Юлю в подставленную щёчку, на короткий миг ощущая нежность и едва уловимый аромат её кожи.

Сидим за столом, беседуем, уговорив почти бутылочку коньяка. Разливаю по последней. Так бы всё мирно и кончилось, если бы Юле не попала под хвост шлея.

- Хотим ещё, безапелляционно заявила она. Давай, или мы уходим.

Усмехнувшись про себя такому заявлению, я как бы и не планировал, что они останутся, побежал в открытый ещё магазин. Девочки тем временем сочиняли что-то из закуски, благо продуктов держал всегда с запасом, сказывались студенческие девяностые, видимо.

Итак, вторая бутылка в прошлом, девочки ещё держатся, оглоблей по голове не свалишь этот слабый пол, меня же развезло в тряпки. Собрались домой. Меня захватили с собой, зачем не знаю. Мне было всё равно. Везут, значит так надо. Высадились из такси возле круглосуточного магазина. Набрали пива, девочки решили шлифануть сверху. Не устаю возносить благодарности Всевышнему за то, что до этого всё-таки не дошло.

Пошли пешком до Олиного дома, по дороге немного проветрился, хотя бы до осознания своего положения в пространстве. Оставив пиво в коридоре, на большее уже не хватало остатков мозговой активности, прошел в зал на диван. Оля завернула в спальню, Юля на кухню.

Всё, иди спать, сказала появившаяся в дверях Юля.

Не хочу, ответил я и поднялся навстречу.

Каков момент! Мы с ней наедине, она тоже пьяная и я это понимаю, можно пытаться переходить в атаку. И я начинаю речь. Дословно её мне уже не воспроизвести, да и вряд ли она вызвала бы интерес у трезвых слушателей. Приплетя сюда зачем-то несчастную принцессу Диану, я рассказал, насколько был бы счастлив, оказавшись с той наедине, а поскольку Юля намного красивее Дианы, то я просто не могу уйти, не налюбовавшись вдоволь её красотой.

Говорят, что везёт дуракам и пьяницам. Я думаю это потому, что они способны нести такое обилие бреда и чуши, что просто неспособно сформироваться в голове у нормального. А что любят люди, не только женщины, но женщины в особенности? Именно, бред и чушь.

На возражения, что любоваться можно и завтра, я отвечал, что просто обязан увидеть аспекты её красоты, что были скрыты от меня ранее, что будь я художником, я тот час же увековечил бы её для будущих поколений, но это вряд ли имело бы смысл, поскольку она достойна пера (а не кисти, так ведь язык заплетался и мысли путались) как минимум Ван-Гога (ну хорошо хоть не Мунка). Все железные контраргументы, сводившиеся к двум словам: , разбивались о цветистый поток моего славословия.

И наконец, подведя под дальнейшие действия достаточно прочную теоретическую базу, я шагнул к Юле, обнял её за талию и потянулся к её губам. Не знаю, может быть здесь просто переключилась программа: чужое дыхание касается твоих губ, значит надо целоваться; может поток моих слов пробил брешь в её ментальной защите, но Юля ответила на мой поцелуй.

О первый поцелуй, как же он прекрасен! Пусть не первый вообще, но локально первый для новой пары. Незнакомые нежные губы, смелый язычок, проникающий тебе в рот, переплетающийся со своим, а руки уже не в силах оставаться на талии во всю исследуют выпуклости её тела. Мы опускаемся на диван, руки проникают под блузку и я с восторгом прикасаюсь к её коже, продвигаюсь вверх:

- Погоди, она легко справляется со своею застёжкой и блузка летит на соседнее кресло.

Я пытаюсь снять с неё юбку, путаюсь в пуговках, но героически преодолеваю препятствия. И вот она передо мной, потерявшая практически всю защиту от нескромного взгляда. Целую ножки, продвигаясь к самому манящему месту. Но что это, ажурные трусики? Мне кажется, здесь они лишние. Тяну их вниз, с восхищением наблюдая за открывающейся картиной. Что самое прекрасное в женщине, лицо? Нет, мне кажется, что если бы на сайтах знакомств публиковали бы это, то шанс выйти замуж подскочил бы раз в десять.

Но я кажется подотстал. Сбрасываю свою одежду, ложусь рядом, целую её, справляясь с застёжкой бюстгальтера, наши ноги переплетены. И вот когда ты в двух шагах, а точнее в двух сантиметрах:

- Стой! слышу её шепот. Нужна резинка.

Разумная девушка. Надев трусы, ковыляю в спальню, где под горящим бра мирно посапывает Оля. Возникает бешеное желание начать с неё, но подождите, святой отец, вы же не за этим пришли. Да и Юля, наверняка, обидится на такой расклад. Осторожно подхожу к тумбочке и, найдя искомое, удаляюсь.

Не заснула ещё в ожидании? Ныряю под одеяло и мы продолжаем свою игру. Её ноги опутывают мою и тянут вверх. А девочка, похоже, изголодалась, ну не будем тогда медлить. С какой-то попытки проникаю в её лоно и она подаётся навстречу. Начинаю движения, меня распирает от страсти, шепчу ей на ушко приятности, целую лицо, шею. Дверь настежь: В коридор вываливается Оля в халатике и не повернув к нам головы следует на кухню. Шум наливаемой воды, глотки. Я пытаюсь спрятаться под одеялом. Пройдёт мимо?

- не прошла.

Плюхается на диван, чуть не придавив пискнувшую племяшку. Высовываюсь наружу.

- Молодцы. Я же говорила тебе, бери, - её язык изрядно заплетается. - Ну, я пошла.

Она делает попытку приподняться, но попа не отрывается от дивана.

- Ложись здесь, - говорю я, ведь она такая близкая, желанная, возбуждающая.

Засовываю руку под халатик, берусь за её грудь.

- Ннннн! Не приставайте к женщинам! - но вижу, что она уже не сможет отказаться.

Я не люблю, когда она выпивает, но выпивши она творит чудеса в квадрате. Целую её, перегнувшись над Юлей, снимаю халат, укладываю рядом. Ласкаю их обеих, целую Юлину писечку, но вхожу в Олю, продолжая ласкать Юлю пальцем.

- А теперь Юлю? - через пару минут спрашиваю я и не дождавшись ответа, перехожу на другую половину дивана.

Вскоре Юля начинает кончать, вогнав мне ногти в спину, а через несколько мгновений разряжаюсь и я. По очереди идём в ванную, Оля пытается вернуться в спальню, но я буксирую её на диван.

- Ну давай ещё раз, повторим - мне очень хочется продолжения.

Ложусь между ними, ласкаю их по очереди. Девочки тоже активно включаются в процесс. Наконец ставлю их раком, распаковываю ещё одну резинку, вхожу в одну, одновременно одной рукой лаская другую, потом перемещаюсь к другой, лаская первую. Две голых попы, торчащие кверху, две писечки, находящиеся в твоём полном распоряжении, возбуждает неимоверно. Наконец вхожу в Юлю, держу её уже двумя руками и с громкими шлепками, достигнув максимально возможной частоты движений, кончаю.

Что было дальше, не помню. Проснулся я уже на кровати в спальне. Последовательно включались чувства: голова - больно, язык - сухо, желудок - мутит. Не найдя трусы, заворачиваюсь в одеяло и бреду на кухню. Девочки о чём-то щебечут в зале. Прохожу мимо забытого вчера пива.

- Что же вы пиво в холодильник не убрали?

- Пиво?! У нас есть пиво! - чуть не сбивая меня с ног, девчонки несутся по коридору.

Да, хорошо, когда есть пиво. Теперь есть надежда, что выживем.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!