После той ночи с Ромой и Толиком, иногда вспоминая о произошедшем во время секса, нас с Алиной накрывало волной дикой похоти. Пару раз звонил то Толику, то Ромке и про между прочим спрашивал когда они в наши края попадут, но у Толика жена на сносях была, а Ромка по делам заграницу уехал.

Прошло почти пол года, у Толика родился сын и он попросил меня быть кумом. Ради такого события, я и Алина отпросились на работе и решили поехать машиной. Дорога была не близкая и мы выехали в ночь, чтобы к обеду попасть к Толику. Этой дорогой я ни разу не ездил и полагался на навигатор, о чем позже пожалел. Не вдаваясь в подробности, об этом я пожалел, когда руководствуясь навигатором, асфальтная дорога сменилась проселочной дорогой. Мы ехали через лес и поначалу я решил, что наверное это более короткий путь, но когда прошло пол часа а мы так и ехали по лесу, я понял что надо вернутся на нормальную дорогу, а там по обстоятельствам. Начало светать, дорога была узкая, разворачиваясь я заехал на обочину и услышал как что то сильно стукнуло снизу. Я все-таки развернулся и когда вышел посмотреть, то под машиной уже образовалась лужа масла. Ситуация было просто патовая, так как и мобильная связь в этой дыре не работала.

Куда идти, кого искать? Мы поругались с женой, она сказала что я бестолковый и т. п. Так мы просидели почти час, я реально не представлял что делать и когда увидел как к нам приближается «уазик» моей радости не было предела. Из машины вышел крупный мужик лет 50-ти, его звали Сан Саныч. Выслушав мою историю, из разговора с ним, я понял, что мы повернули с трассы не в тот поворот не доехав до развязки пару километров. В машине пробило поддон, но Сан Саныч, сказал, что в деревне что то придумает. Он взял на на буксир, до деревни оказалось километра четыре ехать. Деревня была реальная глушь. Как с картинки учебника истории, до ближайшего города было около 60-ти км, цивилизации ноль, мобильник бесполезен. Затянув машину во двор, он позаглядывал под машину, и сказал что быстро не получится и предложил нам на выбор, либо у него остановится но в доме жена, старая мать которая больная лежит, либо он отвезет нас в охотничий домик недалеко от деревни и мы можем там отдохнуть пока машина не будет готова. Мы решили, что лучше побудем отдельно, так как в доме не очень приятно пахло и т. п.

Охотничий домик оказался довольно таки уютной хибарой, с печью, правда туалет и душ во дворе и без света, но нам выбирать не приходилось и забрав с машины свои вещи и дав денег на запчасти, он уехал а мы остались «наслаждаться» глухоманью.
Я растопил печь, нагрел пару ведер воды. Мы покушав, помылись и умостились на видавший виды диван прямо в одежде и уснули. Проснулись мы от голосов на дворе. Уже начало темнеть и выглянув во двор я увидел свою машину и уазик, возле них стоял Сан Саныч и еще мужик лет 35, его звали Михаил и он был его племянником. Они вошли в дом и поставили на стол фонарь, так как света небыло, пару бутылок водки и пакет с едой. Алина сидела на диване и Сан Саныч властно сказал ей, чтоб на стол накрывала и взяла в кладовке посуду. Я начал протестовать, мол мы ехать будем, но он ответил, мол скоро ночь и заблудится сможем, а так посидим, выпьем, а на утро и поедете. Так как Алина кроме короткого платья что было на ней, ничего с собой не брала, то она так и была в нем и пока она суетилась и нагнувшись нарезала колбасу, мужики все время косились на ее ноги и зад.

Мы сидели и ужинали и с каждой выпитой рюмкой, мужики все время наглее смотрели на мою жену. К слову сказать, они уже приехали навеселе и становились еще пьянее. Алина ради приличия только пригубляла водку со своего стакана, так как рюмок у них не было, я тоже не нелегал на водку, так как завтра за руль. Так они и приговорили две бутылки и было решил, что наконец то они уедут, но Сан Саныч пошептался с Михаилом попросил меня пойти в кладовку, мол там стоит еще одна бутылка и они еще хотят немного выпить. Дверь в кладовку была недалеко от меня и я встал и зашел в кладовку. Дверь за мной сразу закрылась, я хотел ее открыть, но ее закрыли на засов. Почуяв неладное, начал в нее стучать и говорить, мол мужики, не дурите, откройте. И тут Сан Саныч пьяным и недобрым голосом сказал, не кипишуй, мы с твоей фифой немного поразвлекаемся, а мне лучше не рыпаться, мол места здесь глухие, а они охотники и нас просто могут не найти.

Дверь в кладовку была сбита из досок и в щель между ними, я прекрасно видел что происходит в комнате. Алина с испуганными глазами сидела на диване и наверное на нервной почве пыталась натянуть свое короткое платье на колени. Сан Саныч сел возле нее и положил свою лапищу ей на грудь и сжал, Алина попыталась отмахиваться, но он ей влепил несильную пощечину и приказным тоном сказал:
— Не дергайся шалава городская, а лучше выпей водки — Он сказал это таким тоном, что она взяла стакан и залпом выпила все.
— Так-то лучше, а теперь закуси сучка — с этими словами он встал и спустил штаны, вывалив перед её лицом полувставший хуй такого размера что я охуел, и взяв её за волосы притянул к нему.
По глазам Алины, я понял что она тоже в шоке от размера елдака Сан Саныча и он увидев ее офигевший взгляд заржал и сказал:

— Что шалава, нравится? У нас в деревне это не самый крупный.
Миша тоже начал ржать и сказал, что в городе таких наверно нет раз эта сука так охуела. Он начал тыкать залупой ей в губы, Алина скривилась начала мотать головой:
— Да ты хотя бы помой его — выкрикнула она.
Сан Саныча это разозлило и он влепил ей пощечину:
— Открой рот сука и соси!
Миша заржал:
— Ох ты какая фифа, от хера мужицкого ее видители воротит.

Пощечина была сильнее предыдущей, её щека покраснела, на глазах выступили слёзы. Я начал орать, мол мужики, успокойтесь.
— А тебя вообще никто не спрашивает, сиди там тихо и все будет нормально — ответил Сан Саныч.
Алина послушно открыла рот и он вставил залупу. Я видел как она, подавляя рвотный рефлекс, начала ее сосать. К моему чувству злобы и беспомощности, начало примешиваться возбуждение от мысли, что моя хрупкая и ухоженная девочка, сейчас сосет грязный хуй вообще незнакомого мужика. К моему стыду, у меня встал и мне лишь оставалось к щель наблюдать как насилуют мою жену.

— Вот так-то лучше, а то корчишь из себя фифу — сказал Сан Саныч пытаясь как можно глубже засунуть Алине в рот.
Алина, хоть умела делать шикарный минет, не любила когда пихают в горло и вероятно чтобы этого не было, обхватив двумя руками его здоровый хер, начала сосать головку и надрачивать.
— Смотри что вытворяет, прям как в порнухе, а строила из себя цацу — сказал Миша.
Алина действительно отменно сосала, минут через пять, Сан Саныч начал громко сопеть и извергать потоки спермы в ротик моей благоверной. Как она не пыталась, но всё глотнуть не смогла и сперма по подбородку потекла ей на платье. Как это не смешно, но в тот момент я подумал, что кроме этого платья больше ничего не брали и его испачкали.

Я уже упоминал в предыдущем рассказе, что моя супруга любит секс пожестче, мужиков понаглее, но это уже была не ролевая игра в изнасилование и это было видно по испуганному лицу Алины, хоть она и добросовестно отсосала.
— А эта шалава городская отменно сосет — с ухмылкой сказал Сан Саныч после того как вынул хер со рта Алины.
У Миши, стоящего рядом, уже вовсю оттопыривались штаны:
— Раздевайся сука — сказал он.
Алина покорно встала и расстегнув молнию на платье, начала его стягивать. Лифчика на ней не было и сняв платье, она осталась только в трусиках и выпрямившись прикрыла грудь.
— Ты что не поняла, полностью раздевайся — рявкнул Сан Саныч и уже поднял руку, чтобы опять влепить пощечину.
Алина испугано стянула трусики и держа их в руке стояла перед ними, но уже не прикрывалась.
— Что у них за мода пизды брить — сказал Миша рассматривая тонкую полоску волос на ее лобке.

Он подошел, взяв её за плечо и резко развернув к себе спиной, толкнул её на

диван:
— Становись раком сука — хриплым от возбуждения голосом сказал Миша стягивая штаны.
Алина послушно стала на диване на четвереньки слегка вынув спину, Миша тем временем спустил штаны. Его член был немного меньше чем у Сан Саныча, но все равно очень крупный, он стоял колом, а из-за сильно набухшей головки был похож на гриб на толстой и длинной ножке. Он держа его рукой пытался войти в Алину, но у него никак не получалось. Наконец он вставил в неё головку:
— Ох и тугая пизда у этой городской суки, не то что у моей Светки — сказал он и взяв ее руками за бедра продолжил впихивать в неё.
Впихнув в нее почти полностью, он начал резкими движениями её трахать. У Алины действительно была тугая пизденка и она сильно натянулась от диаметра его члена. От того, что я потом увидел, я непроизвольно засунул руку в штаны и начал подрачивать, а увидел я, как его хер и её пизда, через некоторое время, начали блестеть от обильных выделений Алины и она начала стонать.
— Смотри как потекла сука — ухмыльнулся Сан Саныч — А строила из себя целку.

Тем временем Миша разошелся, одной рукой взяв её за волосы вгонял в Алину на всю длину, а другой шлепал ее по заднице так, что она стала красная. Алина начала стонать ещё громче. Миша начал долбить её ещё сильнее и я увидел, как ее начало трясти, моя девочка кончала и ей уже было все равно что ее насилуют. Миша долбил ее ещё минуту и с каким-то звериным рыком потянул ее так сильно за волосы, что ее голова запрокинулась назад и вогнал на всю длину замер и начал спускать в мою жену. Когда он её отпустил, Алина осталась лежать на животе, а Миша взяв с дивана её платье, вытер ним свой хуй от спермы и её выделений.
— Вытрись шлюха, диван не пачкай — он бросил платье ей на спину.
Алина с затуманенными глазами повернулась на спину и приложила платье к красной набухшей пизденки, с которой потекла его сперма.

— Поедь в деревню и привези водки — сказал Сан Саныч Мише, после того как тот натянул штаны.
Миша вышел и я услышал как отъехала машина, а Сан Саныч тем временем встал, разделся и лег возле Алины. Его хер был полувозбужденный, он положил её руку на него. Алина обхватив его, с безразличным лицом начала его надрачивать а он отбросив ее платье мял своими лапищами ее пизденку засовывая в нее пальцы. Через некоторое время, его хер встал полностью, её рука уже не могла обхватить его ствол. Он поднялся, взяв её за ноги повернул к себе, раздвинул их и направив хер ей в пизду, навалился на нее сверху. Диван заскрипел в такт движениям Сан Саныча, лицо Алины было повернуто в мою сторону и я видел как она морщилась от боли пока он пытался вставить своего монстра в неё. Она отрешенным взглядом смотрела на дверь кладовки, но через пару минут долбежки, она закусила губу, закрыла глаза, начала стонать и через пару минут её начало сотрясать от оргазма. Трахал от ее долго, я услышал как подъехала машина и зашел Миша с бутылкой.

— О, вы тут время не теряете — заржал он.
Сан Саныч не обращая на него внимания, продолжал наяривать мою жену и громко засопев, наконец то кончил и с минуту на ней лежал. Когда он встал, то как и Миша вытер член её платьем, бросил его Алине между ног и оделся, а она так и осталась лежать. Они сели за стол, Миша налил водки себе и ему.
— Ей тоже налей, заслужила — сказал Сан Саныч.
Миша налил но Алина продолжала лежать.

— Пей, или опять по морде хочешь получить — съехидничал Миша.
Алина села на край дивана и выпила, но закусывать не стала. Миша наклонился к Сан Санычу и что-то шептал, как я не прислушивался, ничего так и не услышал. Сан Саныч кивнул, встал и вышел, а Миша сидел и нагло лыбясь смотрел на мою девочку. Сан Саныч быстро вернулся и кинул на диван мятую, грязную рубашку:
— Одевай, ща прокатаемся и не упрямься, то буду уже бить сильно — угрожающе сказал он.
— Куда вы её собрались везти! — заорал я.
— Не ссы, вернем мы твою красавицу.

Я орал и матерился, но им было всё равно, Алина с уже пьяными но испуганными глазами одела рубашку, Миша взял её за руку и потянул на улицу вслед за Сан Санычем. Я слышал как отъехала машина и остался в полной темноте, так как они забрали фонарь с собой. Включив фонарик на телефоне, я обследовал дверь, к моему разочарованию она была сбита на совесть и выбить или выломать ее не представлялось возможным, мне оставалось сидеть на полу и ждать. В голове бесконечный поток мыслей и догадок, куда эти пьяные придурки увезли мою жену, что с ней делают? Время тянулось как резиновое, я все время прислушивался ожидая услышать звук машины. Так я и просидел до конца ночи. Уже начало светать и наконец-то я услышал как подъехала машина. Хлопнула дверь и она уехала. Я прислонился к щели в двери, через минуту в комнату вошла Алина, мне плохо было ее видно, но она была одна:

— Открой кладовку солнышко — сказал я.
Она отодвинула засов, я вышел и обнял её:
— Куда тебя возили? Что они с тобой сделали? — с меня посыпались вопросы.
— Я не хочу ничего сейчас говорить — сказала она заплетающимся языком — Я устала и хочу домой.
От неё сильно разило смешанным запахом перегара, спермы и мочи. Она была в той же рубашке, в которой её увезли, я её снял и включив фонарик осмотрел её, никаких синяков на теле и лице к моей радости не было, только красная от шлепков попка.

— Я хочу домой! Или ты оглох?!
— Хорошо зая, сейчас едем — сказал я и взял с дивана её трусики и платье. Оно было все в засохшей сперме и я, оставив ее, выбежал на улицу к машине. Ключи были в замке зажигания, я порылся в сумке и достал свою футболку.
Она скрутившись, уснула на диване, я натянул на нее трусики и футболку, взял на руки и вынес к машине, умостил её на заднее сиденье. Она даже не проснулась.

Уже совсем рассвело когда я выехал к трассе и повернул в сторону дома. Наконец то появилась связь, я остановился и перезвонил Толику, сказав что нас не будет и что потом всё объясню. Проснулась Алина, она ещё была захмелевшая:
— Я хочу помыться и лечь в кровать.
— Потерпи солнышко, скоро должен быть мотель.
Я прибавил скорости и задал мучавшие меня вопросы:
— Как ты? Что произошло?
— Я не хочу сейчас о этом говорить, хочу помыться и спать.
Мы ехали молча до мотеля, я снял номер, Алина сразу ушла. Она долго мылась, я силел в кресле и когда она вышла, я не осмелился на неё посмотреть. На душе было гадко и я даже не знал как себя сейчас вести. Она подошла ко мне, наклонившись поцеловала:
— Все нормально, успокойся, я всё расскажу, но мне надо поспать, я дико устала.
Она зарылась под одеяло и почти сразу уснула...

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!