Дорога в рай усыпана шипами

Моё пребывание в Америке уже подходило к концу, как со мной случилось то, чего я так долго ждала, а дождавшись оказалась совсем к этому не готова. Дело в том, что я влюбилась! Влюбилась безумно, окончательно и бесповоротно!
Он работает в Санта-Клара ‒ на предприятии электронной промышленности в офисе «Intel», в пригороде Сан-Франциско. Встретились мы случайно в театре оперы и балета Памяти Первой Мировой войны, куда я давно уже собиралась сходить. И вот мне выпал случай ‒ выступал «Балет Сан-Франциско», который из-за постоянных гастролей был редким гостем в родном городе.

В фойе я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд, ‒ взгляд не такой, как обычно. К похотливым взглядам мужчин, оценивающим и раздевающим, я уже давно привыкла, но это был взгляд человека, обладающего губительной силой! У меня было чувство, что от этого взгляда я сейчас упаду в обморок. Оглянувшись, я сразу увидела его. Не знаю, как это объяснить, но я сразу поняла, что это тот мужчина, который много раз приходил ко мне в моих снах. Очертания его лица всегда оставались неуловимы, расплывчаты, как в тумане, но, едва увидев его, я сразу поняла ‒ это был тот мужчина из моих снов!

Балет я уже не смотрела, перед глазами стоял только ОН! Это было как наваждение! Где он сидит? С кем пришёл? Может у него есть семья, дети? ‒ думала я, бесполезно пытаясь отыскать его в переполненном зале. ‒ Ну и что? Плевать! Я должна его увидеть хотя бы ещё один раз! Когда балет закончился, я, теряя последнюю надежду, поспешила к выходу. Оставался последний шанс встретить его на улице, но, сколько я не вглядывалась в лица выходивших из театра мужчин, его нигде не было. Значит не судьба! ‒ печально вздохнула я, направляясь к своей машине.

‒ Здравствуйте, прекрасная незнакомка! – вдруг услышала я у себя за спиной приятный мужской баритон.
Я обернулась и обомлела. У меня перехватило дыхание! Я не могла ничего ответить! Куда подевались мои силы? Ноги стали ватными, всё расплылось, осталось где-то за рамкой, а в рамке был только ОН! С трудом взяв себя в руки, я ответила ему, мы познакомились и понемногу разговорились. На прощанье он попросил у меня мой номер телефона.

Я могла бы долго описывать чувства, охватившие меня в тот вечер нашего случайного знакомства, те дни и часы томительного ожидания его звонка, но позвонил он мне только через неделю и предложил прогуляться в парке «Золотые ворота». От радости я чуть с ума не сошла и сразу же полетела к нему на свидание. До самого утра мы гуляли с ним на пирсе, кормили с рук морских котиков и тогда впервые поцеловались. У меня такого ещё никогда не было! От его поцелуя у меня за¬кружилась голова, я словно сошла с ума! Аспирантура катилась к чёрту, я ничего не соображала и уже ничего не видела, кроме НЕГО!

Через неделю он пригласил меня на морскую прогулку на яхте. Конечно же, я сразу же согласилась! Мы вышли в открытое море. Ветер и волны, ласковое солнце и страстные поцелуи окончательно свели меня с ума, и я сломалась. В отеле, номер в котором он снял на два дня, он признался мне в любви и у нас был незабываемый секс! Чудесный, настоящий секс, с сумасшедшим оргазмом и криками! А он оказался настоящим мачо! Оторвать нельзя было, да и зачем отрывать? Мы не вылезали из постели два дня! Я очень старалась ему понравиться! А как он старался! Такого яркого и необычного секса я не имела никогда в жизни. Моё сердце трепетало, а душа радостно пела:

Дорога в Рай усыпана цветами
И соловьи там сказочно поют.
Колышет ветер дивными ветвями
И ручейки хрустальные бегут.

А в небесах жар-птицы пролетают,
Вокруг цветут душистые поля…

В следующую нашу встречу он попросил моей руки. Я была на седьмом небе от счастья и тут же позвонила Галке, чтобы сообщить ей радостную весть.

‒ Ты время не перепутала? ‒ раздался в трубке недовольный голос Галины. ‒ Ночь на дворе! Может с мамой что-то случилось?

‒ Нет, с мамой всё в полном порядке! Я выхожу замуж!

‒ Куда ты выходишь? За кого? Ты случайно не заболела?

‒ За Дастина! ‒ радостно заорала я в трубку. ‒ Он мне сделал предложение! Мы планируем расписаться в июле и сразу же поедем в свадебное путешествие! А завтра он хочет познакомить меня со своей мамой. Она живёт в Сонома. У неё там огромные виноградники и свои винодельни!

‒ Какие ещё виноградники? Какие винодельни? Ты что ‒ сдурела? Никуда не едь и ничего не делай! Дождись меня, я завтра приеду! – изо всех сил заорала Галка и бросила трубку.

На следующий день Дастин забрал меня прямо из университета и повёз знакомить со своей мамой.
‒ Мне нужно хотя бы переодеться! ‒ ещё не до конца веря в своё счастье, попросила я Дастина. ‒ Давай заедем ко мне домой!

‒ Конечно, конечно! ‒ кивнул он в ответ. ‒ Но мы уже опаздываем, мама ждёт нас! А ты у меня и так красавица!

Всю дорогу я расспрашивала Дастина о его родителях, кто они, какая у него семья, кто его отец, но Дастин только смеялся и успокаивал меня:

‒ Не волнуйся! Они очень хорошие! Встретят тебя как родную, всё будет по высшему разряду! Вот увидишь!
Наконец мы приехали. Большой дом за оградой, лужайка у дома, всё как у типичных, богатых американцев.
‒ Пошли в дом, нас наверно уже заждались!

Дастин взял меня под руку и мы вошли в дом. Богато меблированный холл был со вкусом обставлен, по всему было видно, что здесь проживает большая семья. Навстречу нам вышли трое крепких, высоких, парней. Братья, наверно, ‒ подумала я, глядя на их довольные лица, как будто это вовсе и не Дастин а они сами собирались на мне жениться. ‒ Хотя, совсем не похожи!

‒ Привет, крошка! ‒ поприветствовали меня «братья». ‒ Рады видеть тебя! А ну-ка, повернись! ‒ стали рассматривать меня братья, поворачивая со стороны в сторону. ‒ А ты ничего! Для своего возраста выглядишь просто супер!

Для какого ещё возраста!? ‒ хотела возмутиться я, но из вежливости промолчала. ‒ Ничего не понимаю ‒ может это у них в семье так заведено, проверять невесту на профпригодность?

‒ Проходи, мама тебя уже давно ждёт! ‒ распахнули они передо мной двери, ведущие в огромный, светлый зал.

Навстречу нам вышла женщина средних лет, довольно крепкая, высокая брюнетка, внешность которой ещё хранила следы былой красоты. За ней неотступно следовал мужчина с профессиональной кинокамерой на плече.

А зачем здесь камера? ‒ промелькнула у меня тревожная мысль, но, оглядевшись по сторонам, я удивилась ещё больше ‒ в зале была оборудована настоящая профессиональная киностудия!

Охваченная тревогой сомнения, я стала смутно догадываться о чём-то нехорошем. Покосившись на Дастина, тихо стоявшего в сторонке, я подумала: ‒ А почему в такую ответственную минуту мой жених не со мной?

‒ Молодец Дэни! У тебя неплохой вкус! ‒ внимательно осмотрев меня, одобрительно кивнула мама Дастину. ‒ Ну что ж, ты нам подходишь! Проходи, раздевайся, крошка!

‒ Для чего подхожу? ‒ недоумённо промямлила я. ‒ И зачем раздеваться? Что Вам от меня нужно? Чего вы от меня хотите?

‒ Хотим посмотреть на что ты способна, ‒ хитро улыбнулась мама. ‒ Ну, быстрее! Время ‒ деньги!

‒ Какие ещё деньги? ‒ вцепившись обеими руками в юбку, испуганно попятилась я к двери.

‒ Помогите девочке раздеться! ‒ кивнула «мама» «братьям». ‒ Кажется, она нас стесняется!

Подхватив меня под руки, «братья» отнесли меня на кровать, стоявшую посреди комнаты и насильно стащили с меня одежду. Отчаянно сопротивляясь, я заехала одному «брату» ногой в пах, но в ответ получила такую оплеуху, что из глаз брызнули искры. Стащив с меня трусы, «братья» силой раздвинули мне ноги. Я пыталась кричать, но мне заткнули рот моими же трусами.

‒ Внимание! ‒ раздался голос «мамы». ‒ Всем приготовиться! Первая камера снимает общий план, вторая крупным планом снимает лицо нашей девочки, третья работает наездом! Поехали!

И тут начался настоящий кошмар! Несколько часов непрерывного секса полностью измотали меня. Рассказывать об этом во всех подробностях я не хочу, но должна заметить, что «братья» делали своё дело очень умело. Ставя меня в нужную им позу, они дружно имели меня во все дыры, сохраняя при этом довольно стойкую и продолжительную эрекцию. Иногда съёмку ненадолго останавливали, чтобы я могла немного отдышаться, ассистентка приводила меня в порядок и всё продолжалась дальше.

‒ Так, снимаем заключительную сцену! ‒ наконец-то раздался голос «мамы».

«Братья» тут же поставили меня на колени и, задрав мне голову, по-очереди обильно кончили мне в рот.
‒ Стоп! Снято! Ну, что ж, мне понравилось, а тебе как, детка? ‒ протянула она мне одноразовый пластмассовый стаканчик.

Сплюнув полный рот густой спермы, я хотела сказать, что такое кино мне не нравится, но тут же получила по заднице и ответила, что просто в восторге от такого «захватывающего» сюжета.

‒ Вот и прекрасно! ‒ обрадовалась «мама». ‒ А ты классная шлюха! Русская, а трахаешься как настоящая американская блядь и орёшь совсем без акцента! Будешь работать с нами ‒ заработаешь большие деньги. Но на сегодня хватит, продолжим завтра, а сейчас иди подмойся и отдыхай! ‒ похлопав меня по заднице, повернулась она к стоявшему в сторонке Дастину.

‒ Дэни! А ты уверен, что её никто искать не будет?

‒ Кому она нужна! Если не захочет работать, отправим её следом за той долбаной чешкой!

«Мама» утвердительно ему кивнула и, достав мой студенческий билет, стала внимательно его изучать.

‒ Эверин? ‒ удивлённо посмотрела она на меня. ‒ Послушай, дорогая, а у тебя случайно нет родственников в Америке?

‒ Да, есть, ‒ нерешительно ответила я. ‒ Сестра Хали, тётка Мэрилен, бабушка Меган ‒ они все живут в Сан-Франциско. Был и дедушка, но он уже давно умер.

‒ Хали? ‒ вскочила как ошпаренная «мама». ‒ Ты кого привёл мне, Дэни?! Ты хоть знаешь кто такая Хали Эверин, педераст вонючий? ‒ разразилась она грязной бранью на Дастина-Дэни. ‒ Или ты, кроме как трахать девок, больше ни хера не знаешь!?

В знании крепких нецензурных выражений «мама» могла бы свободно потягаться с нашими портовыми грузчиками. Не переставая ругаться она бегала по залу, сгребая в кучу какие-то бумаги и файлы с документами.

‒ Всё, сматываемся отсюда! Быстро! Через час здесь будут федералы со всего округа! Теперь не мы, а нас будут раком ставить и в жопу трахать! Теперь не она, а мы будем хер сосать у сраных, вонючих нигеров, в «Калипатрии», в долбаном Коркоране!

‒ А с ней что будем делать? ‒ упавшим голосом, спросил у «мамы» мой «жених». ‒ Может связать её, на всякий случай?

‒ Яйца себе свяжи, кретин безмозглый! ‒ в бешенстве заорала на него «мама» и, повернувшись ко мне, как-бы оправдываясь, сказала: ‒ А ты что не могла сразу сказать, что Хали Эверин твоя сестра? Ну, если что – извини, мы тебе ничего плохого не сделали! Мои мальчики трахаются супер ‒ им бабы за это огромные деньги платят! Жаль, что ты моих девочек ещё не попробовала! Но лучше забудь обо всём: ты нас не видела, а мы тебя не знаем.

Они исчезли так быстро, что я и глазом не успела моргнуть. Дожидаясь приезда полиции я вспоминала, как когда-то мечтала заняться сексом с несколькими мужчинами одновременно.

Вот и сбылась мечта идиотки! ‒ с грустью думала я. ‒ Стыдно даже подумать, что это случилось именно со мной. Поражённая коварством моего «жениха», отдавшего меня на растерзание своим «братьям», я сначала была чрезвычайно скована, но когда они стали дружно трахать меня во все дыры, да ещё и с различными вариациями, я почувствовала невероятное удовольствие с многократными и продолжительными оргазмами.

Словно обезумев, я дрожала всем телом, билась в сумасшедших конвульсиях и орала как сумасшедшая, пребывая в диком экстазе. Да, групповой секс с тремя мужчинами всё-таки несравнимо лучше, чем с одним, даже самым страстным и пылким любовником! ‒ сладко вздохнула я, вспоминая пережитое. ‒ Ощущение от проникновения в тебя сразу нескольких членов просто колоссальное! Правда, с непривычки немного задница болит, но я уверена, это быстро пройдёт!

Через полчаса в доме уже было полно полиции и сотрудников ФБР. Ответив на все их вопросы и подписав необходимые бумаги, меня отвезли домой, а на следующий день в Штаты примчалась Галка. Я знала, что она ждёт от меня объяснений, но всю правду о случившемся со мной рассказать я ей не могла. Тогда я рассказала ей полуправду, вернее ‒ четверть-правды, или, даже, одну десятую правды, в общем, я врала ей, даже не краснея.

Университет я всё же закончила и степень магистра получила, а тот случай с моим «замужеством» постаралась забыть как можно скорее. Ничего не было! ‒ твёрдо сказала я себе. ‒ Но всё же некоторые сцены моего «феерического дебюта в кино», я забыть уже никогда не смогу, они останутся в моей памяти на всю оставшуюся жизнь!

А в небесах жар-птицы пролетают,
Вокруг цветут душистые поля.
Пройтись дорогой райской я мечтаю,
Но этот путь, увы, не для меня!
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!