К Вале приехала мама из Тулы. Соответственно, привезла пряников, сувенирный самоварчик размером меньше стакана, еще какие-то гостинцы, подарки любимой дочери.

Поводом нагрянуть в наши теплые края послужил надвигающийся день рождения Нины Андреевны, в который, по ее словам, она уже не первый год сбегает из дома, чтобы родственники и друзья не напоминали лишний раз о бегущих годах.

Рассказав все это мне по телефону, Валя пригласила меня на маленький семейный ужин по этому поводу.

Я попытался было отказаться. Мол, раз не хочет мама праздновать, то зачем это затевать, да и не знакомы мы с ней, а еще и подарить что-то незнакомому человеку непросто: Придумывал еще какие-то отговорки, но Валя была настойчива:

- Мама очень просила, чтобы ты пришел.

- Чтобы я пришел? Но она ведь меня не знает!

- Я ей о тебе рассказывала, и она хочет познакомиться.

Знакомиться с родителями женщины, к которой периодически забираюсь под одеяло, совсем не входило в мои планы. По моему глубокому убеждению, такое мероприятие женщины организовывают лишь для того, чтобы подтолкнуть мужчину в сторону ЗАГСа, а я никак не тороплюсь пока туда по разным причинам.

Я засопротивлялся активнее:

- Валь, ну пойми ты! Гости будут. Как меня ты им представишь? Мы ведь никому о наших отношениях не рассказывали.

- Гостей у меня сегодня всего двое ожидается: мама и ты. Так что не бойся.

- Да я не боюсь. Просто:

- Что - просто? Я обещаю: знакомство с моей мамой тебе ничем не грозит, если ты это имеешь в виду. Ну приди! Пожалуйста. Не к маме - ко мне.

Наконец, попрепиравшись еще немного, я сдался:

- Хорошо, приду, раз вы обе этого хотите. Небось, шампанское открыть просто некому?

- Шампанского у нас нет.

- Я принесу.

- Приноси. Только: , - Валя замялась. - В общем, не удивляйся сильно. Мама у меня: как бы это сказать: своеобразная очень.

- Да? И в чем это выражается?

- Ну, увидишь. Она, в общем: придерживается свободных взглядов на всякое такое.

- На какое - такое?

- Вот зануда! На такое! Приходи скорее, мы ждем.

- Ладно. Умоюсь-побреюсь-оденусь. Минут через сорок буду.

- Ага, давай.

- Ага, даю.

Слегка заинтригованный, я быстренько собрался, и вскорости с букетом и "Советским полусладким" уже звонил в дверь Валиной квартиры.

Если бы Валя не предупредила заранее, что это ее мама, я решил бы, что дверь мне открыла Валина сестра: абсолютная копия Вали, только совсем чуток постарше.

- Заходи, заходи. Вот ты какой, оказывается. Примерно таким я тебя и представляла.

- Здравствуйте, Нина Андреевна! Вот. Это - вам, - я протянул букет и бутылку. - С днем рождения!

- Нина, - она забрала шампанское и цветы.

- Что? - не понял я.

- Я говорю, меня зовут Нина.

- А я как сказал?

- Ты сказал Нина Андреевна.

- Ага, понятно.

Несмотря на Валины слова о своеобразности матушки, я был несколько сбит с толку.

- Проходи в комнату. Валя выскочила ненадолго в магазин - хлеба, оказывается в доме нет.

Вслед за именинницей я вошел в комнату, посередине которой стоял большой стол, ломившийся от закусок. А что? Такое своеобразие Нины, которая не желает быть Андреевной, мне начинает нравиться! Мы-то с Валей обычно либо кафе, либо кофе. А тут такое изобилие! И стекло блестит рюмочно-фужерно-бутылочное, что тоже неплохо.

- Располагайся на диване. Скрипучий он какой! Вы с Валентиной, наверное, на весь подъезд скрипите на нем. Расшатали мебель напрочь!

Рассмеялась и указала на действительно скрипучий предмет обстановки. Я сел, и диван пискнул.

- Я же говорю - расшатали!

Я смущенно улыбнулся, пожал плечами.

- Ну, давай знакомиться. Как кого зовут, мы уже знаем. А сколько тебе лет?

Выслушав ответ, подняла одну бровь:

- Вот как? Значит, мы почти ровесники. Я-то Валюху грешным делом в шестнадцать родила. А сейчас ей двадцать два. И она моложе тебя на девять лет: Вот так вот: грешным делом: грешным:

На секунду Нина помрачнела, но быстро согнала с лица тень грусти:

- Ладно, раз мужчина в доме, значит, есть кому откупорить бутылки. Давай по рюмочке за знакомство, что ли?

- Давайте. Вам чего налить?

- Тебе. Мы же договорились. Уже забыл?

- Хорошо, - я сделал акцент на продолжении фразы, - тебе, Нина, чего налить?

Нина ткнула пальцем:

- Вот этого. А себе - что хочешь.

- Запросто.

Но вышла заминка: чтобы откупорить бутылку, понадобился штопор, а он, естественно, в ящике стола на кухне. Пока я ходил за штопором, пока открывал вино, пока наполнял рюмки, пока чокались, появилась Валя.

- А вы уже пьянствуете, меня не дождавшись?

- Если бы ты вовремя хлеб купила, то бы и ты была с нами. А теперь - жди следующего тоста, этот тебя не касается. Ну, за знакомство!

Еще раз чокнувшись, мы с Ниной выпили. Нарезав хлеб, к нам присоединилась Валя, и застолье потекло обычным для таких мероприятий ходом: я подливал в бокалы, по очереди произносили тосты - за именинницу, за здоровье, за детей, за родителей, за любовь:

- За любовь во всех ее проявлениях! - дополнила Валин тост Нина.

- Ну да, ну да, - поддержали мы ее с Валей, переглянувшись и улыбнувшись друг другу.

Выпив очередную рюмку, Нина хитровато прищурилась о обратилась ко мне с неожиданным вопросом:

- А ты какие проявления любви предпочитаешь?

- То есть? - оторопел я.

- То есть, что ты любишь и умеешь в постели? А то Валя мне не рассказывала ничего.

- Мама!

- Что - мама?

- Должна же мама знать, хороший у дочки любовник, или так себе?

- Ну, мам: Ты прямо: Не знаю даже: Хороший, хороший!

- Включи-кА нам музыку, Валюша. Пока ты на столе немного порядок наведешь, мы с твоим кавалером потанцуем, и он мне всё расскажет.

Валя безропотно подошла к музыкальному центру, понажимала кнопки, и зазвучала медленная музыка.

Нина подала мне руку. Мы вышли из-за стола, она положила руки мне на плечи и, прижавшись всем телом, качнула тазом вперед.

- Валюха, ты на нас не смотри, займись столом.

И потом мне, чуть потише:

- Проверим, проверим, что ты за любовник.

- Нин, а ты не лишнего выпила, а?

- В самый раз. Дай-ка я тебя потрогаю.

Нина сняла руку с плеча и довольно сильно ухватила меня за причинное место. Я отшатнулся было, но она не отпустила:

- Так, хорошо. Оживает прибор!

- Нина Андреевна!

- Я тебе дам Андреевна! В смысле - я тебе дам. Хорошо сказала, а? Каламбурчик получился.

Всё это - чуть понизив голос, но все-таки вполне вслух, так что Валя всё слышала. Так вот, оказывается, о каком своеобразии она предупреждала!

- Ну, так какие у вас проявления любви? Миньет Валюха тебе делает?

Валя тряхнула головой. Коротко стриженные темные волосы на миг взлетели и тут же улеглись на место. Убежала на кухню, сердито загремела посудой.

- Да делает, делает!

- Делаю! - из кухни раздался Валин голос.

- А я лучше умею. Потом покажу. Попозже.

Несмотря на "попозже" , Нина попыталась расстегнуть мне молнию на брюках прямо сейчас. Наклонив голову с такой же, как у дочери, прической, она искала и не могла найти язычок застежки. Ха! Редкий случай: мои брюки застегиваются на пуговицы. Однако ее возня с ширинкой не прошла бесследно, и ширинка заметно оттопырилась. Мне стало неудобно перед Валей: зайдет, увидит, обидится, и я опять попробовал отодвинуться. А Нина все же разрешила задачку, и пуговицы одна за другой оказались расстегнутыми.

- Так, таааак: Вылезай, дружочек!

И дружочек - вот нахал - таки вылез! Весь из себя стройный, но какой-то напряженный по непонятной причине. Впрочем, чего я переживаю - у него своя голова.

- Ничего приборчик! - Нина подвигала шкурку, чуть отстранилась, чтобы рассмотреть.

- Мама!!!

- Что опять мама? Любуюсь твоим кавалером.

- Ну мама! Мы же договорились! Это всё потом!

Вот как? Они, оказывается, договорились? О чем? Хотя, кажется, тут объясняться особо и не требуется - и так всё ясно. Но я все же спросил:

- О чем это вы договорились, барышни?

Повисла небольшая пауза, только музыка шелестела из колонок.

- Ну говори, доча.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!