Вы когда-нибудь возвращались в родной городок, в котором не были четыре года?

Вы идёте по нему как в первый раз. С каждым шагом вспоминая какие-то мелочи, случаи, детали. Что-то узнавая, с чем-то заново знакомясь. И думая про себя: как же теперь жить, после того, что было?..

Ощущение небольшой «киношности» постепенно отступало, хотя и было сильно. Узнавались здания, магазины, деревья и даже люди, люди тоже понемногу узнавались.

Капитолина Веткина шла по родному городу как по декорации. Вроде всё знакомо, но надолго было убрано в шкаф, забылось и теперь вспоминается кусками.

Булочная на углу, гастроном и магазин одежды «сэконд хэнд». А фотоателье не стало, вместо него теперь пивнушка, жалко. Хорошо хоть сквер неподалёку остался, не вырубили на дрова, с грустной иронией подумала она. Скамейки подновили, фонари поставили в старинном стиле, с изогнутыми ветвями ламп. Дорожки вымостили тротуарной плиткой вместо выщербленного во многих местах асфальта из её воспоминаний. Так, пожалуй, даже лучше. Осенью, наверное, красиво будет. Жалко, что не увидит.

— Веткина? — услышала она и повернула голову. На неё смотрела с другой стороны улицы женщина со знакомым лицом. Секунда — и вспомнила. Учитель географии.

— Ой, Людмила Анатольевна! А я задумалась, не вижу никого! — смущённо заулыбалась Капитолина. Перешла улицу.

— Давно тебя не было видно, — сказала учительница, оглядывая её. — Вижу, что путешествие пошло тебе на пользу. Просто сеньорита на загляденье всем парням.

— Ну нет же, — улыбнулась Капитолина. — Разве что загар прилип качественно.

— Ну и как поживает страна кофе и гевеи? — с улыбкой спросила географичка.

— По-разному, — ответила девушка с небольшой заминкой. — Фавелы никуда не делись.

— Увы, — кивнула Людмила Анатольевна. — Колоритно, но ужасно по сути. Расскажи, какие у тебя теперь планы на жизнь? — сменила она тему.

— Поступила на иняз. Думаю по латинским языкам пойти дальше, небольшая практика у меня была.

— Да, португальский красивый язык, — немного мечтательно заметила географичка. — Ещё по «Рабыне Изауре» помню. Ладно, будет время и желание — забегай в родную школу.

— Спасибо, постараюсь зайти, — вежливо попрощалась Капитолина.

Уже около дома её ещё раз окликнули:

— Ветка?

Она обернулась и, наверное, с минуту пыталась узнать коренастого, плотно сбитого парня. Потом ахнула:

— Конь?!

— Едрит твою кочерыжку! — радостно отозвался парень, шагая к ней. — А я уж думал — обознался! Идёт такая, загорелая, никого не узнаёт!

— Да я сама бы тебя не узнала! — Ветка радостно разглядывала друга детства. — Ничего себе ты стал! Прямо культурист!

— Ну скажешь тоже, — засмущался парень, но туту же довольно улыбнулся. — Заметно, да? Я в нашей спортивной школе на доске лучших, первое место по области взял!

— Молодец какой, — искренне обрадовалась она. — А как остальные наши? Вовка, Кирилл?

— Кир думает по стопам предков пойти, в политех поступает, — сказал Конь, он же Игорь Конев. — А Вовус в раздумьях — то ли в столице счастья попытать на медицинском, то ли в области попробовать. Боится, что конкурс большой.

— У него голова вот такая! — со смехом описала руками большую сферу Ветка. — Пусть пробует. Я же смогла на иняз попасть, значит и он сможет.

— Ну ты у нас всегда была комсомолка-спортсменка-красавица, — засмеялся Игорь. — А теперь вообще, прям супермодель.

— Да ну тебя, — она со смехом пихнула его в плечо, — дразнится тоже.

— Да не, в натуре ты просто офигенная стала, — закивал головой парень, немного покраснев. — Я ж помню тебя перед отъездом.

— Что, вообще страшила была? — поддела его Ветка, которой были приятны его простые комплименты.

— Да не, я в смысле, что ты это... ну... — заторопился Конь. — Ну... не такая была. Как бы... попроще. А сейчас вообще крутая!

— Ну всё, наговорил ворох, — засмеялась девушка. — Парни в городе ещё?

— Ну а куда ж им деться, — улыбнулся Игорь. — Может как-нибудь встретились бы? Как раньше поговорили бы.

— Конечно! — обрадовалась Ветка. — Давайте в пятницу?

— Ага, я передам, — кивнул парень. — Ты у себя живёшь?

— Да. Не забыл ещё? Чернышевского 5—6.

— Значит до встречи! — махнул рукой Игорь, скользнув по ней напоследок взглядом. — Блин, ну ты даёшь, Ветка! Ух, какая стала!

И побежал вниз по улице, к стадиону.

Капитолина посмотрела ему вслед, припомнила его как всегда неуклюжие, но такие приятные тем не менее комплименты. Улыбнулась.

Не сказать, что она была обижена вниманием в Рио — парни там не упускали возможности сделать ей комплимент или даже приобнять. Да она и сама понимала, что не из последнего десятка по внешности. Но одно дело услышать их от горячих бразильских парней, а другое — от друга детства, с которым носилась вперегонки по улицам и купалась в местной реке. Непривычно...

Мысли её закономерно вернулись к Габриэлю. Она нахмурилась, настроение стало пасмурным. Конечно, сейчас она уже не та, что полгода назад, рёва-корова. Взяла себя в руки. Да и подальше — полегче. Когда не видишь каждый день того, с кем не можешь быть, того, с кем было так хорошо... К лучшему, что у отца закончился контракт. А то неизвестно, чем бы всё закончилось...

В пятницу около двух дня в дверь позвонили. Открыв, она увидела Кирилла Вершинина. Он повзрослел с их последней встречи, вытянулся сантиметров на 10, окреп. Только тёмные волосы и глаза с прищуром говорили, что это именно он, её друг детства.

— Ну здравствуй, лягушка-путешественница, — улыбнулся он.

— Привет, Кир! — она обрадованно прыгнула ему на шею. — Как я по всем вам соскучилась! Мне вас реально не хватало!

— Мы тоже вспоминали тебя, Линёк, — кивнул парень. — Часто.

— Я и забыла, что вы мне постоянно прозвища давали, — фыркнула девушка. — То Ветка, то Линёк.

— А Конь тебя любил подначивать «Толянычем», — улыбнулся Кирилл. — Наш, говорил, пацан.

Они посмеялись, вспоминая детские игры.

— Пойдём гулять? — спросила Ветка. — А Вовка с Игорем где?

— Слушай, мы тут решили устроить велопоход, — переступил с ноги на ногу Кирилл. — Ты как насчёт прокатиться?

— Да я не против, — немного замешкалась девушка. — Но велосипед смотреть надо, его ж никто не трогал всё это время.

— Я гляну? — И Кирилл протиснулся в прихожую, немного задев Ветку.

Он присел у велосипеда, быстро прощупал его пальцами, как массажист больную спину. Девушка невольно залюбовалась его окрепшими руками и чуткими пальцами. Да и торчавшие из короткой, по случаю жары, футболки без рукавов плечи невольно притягивали взгляд. Кирилл поднял на неё взгляд, и она смущённо отвела глаза.

— Ну что, — вынес вердикт парень, — пациент почти здоров. Сейчас его на профилактику откатим ко мне и потом можно будет хоть куда.

— Ага, я тогда сейчас переоденусь! — Ветка метнулась к себе в комнату, достала из шкафа велосипедки, лифчик и футболку. Скинула домашнее платье, посмотрела в зеркало. Нет, такой лифчик не пойдёт, надо гладкий. Так, где он?... Ну?... Да блин, где?..

— Я ж его в стирку бросила! — вспомнила она.

Посмотрела на себя ещё раз в зеркало... и натянула футболку прямо на тело. Быстро влезла в короткие шорты-леггинсы. Повертелась перед зеркалом — вроде ничего, не слишком так.

— Я готова, — сказала она, возвращаясь в прихожую и беря ключи с тумбочки.

Кирилл мазнул по ней взглядом, немного задержавшись на груди и подхватил велосипед. Капитолина закрыла дверь, мелькнула мысль: может всё-таки надо было что-то под футболку надеть? Но так она от этого отвыкла...

Внизу у подъезда стоял велосипед Кирилла. Новый, отметила девушка, как бы даже не горный.

— Ого, у тебя новый аппарат? — озвучила она свои наблюдения. — Горный?

— Для холмистой местности, — засмеялся парень. — Для настоящих гор он не потянет, а вот по лесным буеракам да небольшим канавкам покататься — самое то. Да и не так дорого.

— Сколько скоростей? — спросила Ветка, пытаясь взглядом сосчитать звёзды на заднем колесе.

— 24, — Кирилл смерил взглядом её и свой велосипеды и толкнул руль её «Скифа» к ней. — Покати, а то мне два неудобно будет вести.

До Кирилла было недалеко, улица с переулком, поэтому они споро пошли вверх по Радищева, к кинотеатру «Мир». Эта часть города была старая, дома выше пяти этажей только на площади Декабристов. А так в основном три да два. Редкие тополя разбавляли могучие старые вязы и дубы, хорошо затенявшие прожаренные солнцем летние улочки.

Кирилл быстро почистил и отмыл её велосипед, смазал цепь и звёздочки. Проверил и подтянул все крепежи. Тормозные колодки тоже отрегулировал. Накачал колёса.

— Ну, принимай аппарат, — сказал он довольно, вытирая немного замасленные руки.

— Спасибо! — Ветка довольно обняла его и автоматически, как привыкла делать в Рио, чмокнула в щёку. Вспыхнувшее лицо парня напомнило ей, что здесь совсем не там, как говорится.

— Ну, поехали за парнями? — поспешила она замять неловкость.

Катилось ей просто чудесно. Как будто и не было этих четырёх лет, и она снова мчится наперегонки с парнями до стадиона или центральной библиотеки.

— Ко-о-нь! — крикнул Кирилл, когда они остановились у двухэтажного дома на Добролюбова. — Иго-го!

— Это кто там смерти ищет? — грозно высунулся из окна Игорь. — А-а, басурмане!

Через пять минут он со звоном ссыпался по лестнице на улицу, на ходу запрыгивая в седло.

— Погнали за Профессором! — азартно крикнул он. — Кто последний — тот шляпа!

— Ничего не меняется! — засмеялась девушка, нажимая на педаль.

Вовка Нестеров, он же Вовус, он же Профессор, жил подальше, в трёх кварталах от Коня, на пересечении проспекта Блюхера и улицы Кирова. Красивый краснокирпичный дом венчала ажурная, с балюстрадой, башенка. Вовка с родителями жил в аккурат под ней, на шестом этаже.

Приехавший первым Конь, азартно пыхтя, набрал на домофоне номер квартиры друга.

— Алло? — раздалось из динамика на двери.

— Вовус, выходи! Мы уже внизу! — радостно крикнул Игорь.

— Иду, — спокойно отозвались в домофоне и повесили трубку.

Спустя пять минут, запищав, открылись двери подъезда и вышел Вовка с велосипедом. Увидев Ветку, он остановился, посмотрел с лёгкой улыбкой на Кирилла с Игорем и сказал:

— Господа, вы, видимо, решили устроить небольшой розыгрыш, пользуясь моей доверчивостью? Мне казалось, что у нас планировалась велопрогулка с нашей хорошей подругой Капитолиной. Однако, перед собой я вижу прекрасную незнакомку. Кто вы, очаровательная барышня?

Ветка опешила — неужели она так изменилась, что Вова её не узнал? И только заметив смеющегося Кирилла, она поняла, что разыграли как раз её.

— Блин, Вовус! — заулыбалась она, толкая его велосипед своим. — Надул меня!

— Извини, Капелька, не смог удержаться, — улыбался он.

Капелька... Она успела забыть своё третье прозвище, нравившееся ей больше остальных. Такое нежное, девочковое...

— Ну вот, так-то лучше, — немного поворчала она. Фыркнула и улыбнулась: — А то: «кто эта барышня, да такая вся прям очаровательная»...

— Ну, насчёт красоты я нисколько не приврал, — Вовка поправил очки — другие, кстати, раньше он всегда в круглых был, а сейчас прямые. Пожалуй, эти ему больше подходят.

— Поехали уже, болтуны, — немного смутилась девушка. — Сговорились тут...

Колёса наматывали на себя переулки и улицы, разматывая одновременно ленту памяти. Некоторые места Ветка забыла, многие всплывали в памяти как растаявший в чае сахар, некоторые совсем изменились...

— Мальчики, давайте привал! — попросила она, притормаживая у маленького сквера на пересечении Дзержинского и Ильича. Там, как ей помнилось, раньше был питьевой фонтанчик. — Тут ещё вода есть? Или уже нет?

— Есть, — ответил Кир, подъезжая к ней. — Даже облагородили в прошлом году.

Фонтанчик и правда стал лучше — тумбу облицевали плитками, кран заменили и сделали с вентилем. Ветка довольно напилась вкусной холодной воды, немного умыла лицо. Следом за ней напились и ребята, Конь, пивший последним, отфыркиваясь, подставил голову под воду.

— Ну сегодня и жара! — сказал он. — Поехали дальше!

Вскоре они свернули с последней улицы, Ушинского, на луговую тропинку. Переехали сухую балку около старого посёлка энергетиков. Ветка несколько минут собиралась духом, слегка подначиваемая мальчишками, и всё-таки съехала вниз, немного взвизгнув в конце. Гордая тем, что всё-таки съехала, а не спустилась пешком, как раньше, она показала Коню язык и прибавила темпа. Поэтому и к реке она выехала первой, едва не высунув язык на плечо.

— Ну ты здорова гнать! — сказал Кир, приехавший вторым. Конь, приехав, сразу бросил велосипед, сев на песок маленького пляжа. Вовка добрался последним, нимало, впрочем, не огорчившись.

— И правда, Ветка, где ты так наловчилась? — спросил Конь, снимая кроссовки и погружая ноги в песок. — Уфф!

— Практика была, — ответила она, слезая с велосипеда и бросая его на песок. — Почти каждый день надо было в школу добираться на велосипеде. Да и потом по городу каталась.

— И как тебе Рио? — спросил Вовус, тоже разуваясь. Посмотрев на них, Капа тоже скинула обувь, с наслаждением шевеля пальцами.

— Поначалу вообще, конечно, взрыв мыслей и чувств, — ответила она. — Со временем к чему-то привыкаешь, что-то, конечно, вообще непривычно. Вот, например, девушке запросто могут на улице крикнуть: «Эй, у тебя такая красивая попа!» У них это в порядке вещей. А я поначалу шарахалась, думала маньяки какие-то.

— Круто! ­ — Игорь завалился на спину, сорвал травинку и взял в рот. — Побывала на другом конце земли! Завидую тебе по-хорошему!

— Повезло, — ответила девушка, садясь на песок. — Но ведь там не только плюсы, но и минусы есть.

— Какие? — спросил Кирилл, садясь сбоку.

— Грязно очень, если это не главные улицы. А в некоторые районы вообще не сунуться. Девушкам так вообще надо быть настороже.

— Ну да, — согласился Вова. — Тут я тебя прекрасно понимаю. Горячие бразильские парни проходу не дают?

— Некоторые ещё ничего, а некоторые такие липучие, — подтвердила Ветка.

— Скажи, Ветка, а у тебя там был парень? — спросил Конь, глядя на неё.

Она помолчала, а потом ответила:

— Был. Габриэль.

— По-русски, стало быть, Гаврила, — заметил Вовус.

— Не переписываетесь? — спросил Кирилл. — Скучаете ведь, наверно, оба.

— Нет, — отрезала Ветка. Настроение её опять испортилось. — Не скучаем.

— Поссорились, что ли? — не унимался беспардонный Конь, за что получил тычок от Кира. — А чё такого, спросить нельзя?

— Конь, хотела бы рассказать — рассказала бы, — ответил ему Кир, глядя на замолчавшую Ветку.

— Да ладно, понятное дело, — сказал Игорь. — Ветка, ты извини, если я что не то ляпнул. Ты ж знаешь, я в политесах не силён.

— Ох ты! — развеселился Вовка. — Откуда такое слово в твоём лексиконе?

— А вот! — состроил деловитое выражение лица Конь. — Кое-что знаем!

Девушка улыбнулась, глядя на эту сценку. А потом неожиданно для себя сказала:

— Расстались мы полгода назад. Ну, как расстались... Бросил он меня.

— Дурачок, — хмыкнул Кирилл. — Не понял своего счастья?

— Сказал, что я не та, кем ему казалась, — опустила глаза Ветка.

— Гаврила, говоришь... — заметил Конь. И добавил хлёстко: — Да мудила твой Гаврила. Такую девчонку бросить!..

— А долго вы встречались? — спросил Вова, глядя на улыбнувшуюся от комментария Коня девушку.

— Почти год.

— Ого! — немного завистливо сказал Конь. — Целовались, наверно?

— Конь! — осадил его Кир, поглядывая, тем не менее, на Ветку.

Она улыбнулась и ответила:

— Ну сам-то как думаешь? Конечно целовались. И вообще...

Она покрутила рукой, уклончиво намекая на то, что поцелуи перетекли в более близкую форму общения.

— Вообще контуженный твой папуас! — заявил Конь, заставив всех рассмеяться. — Что? Не так, что ли?

— Папуасы в Бразилии не живут, — заметил Вовка. — Индейцы — да, а папуасы нет.

— Да пофиг, поняли же меня, — ухмыльнулся Конь. Встал, потягиваясь. — Блин, зажрались они у себя в Бразилии. Кого им надо вообще, если от хороших девчонок отказываются?

— Там другие стандарты красоты, — с улыбкой сказала приободрённая его поддержкой Ветка. — Формы попышнее, манеры попроще.

— Ага, видал я эти формы, — вставил Кир. — По мне так толстоваты большинство. А попотряс так вообще — б-е-е-е! — он скривил лицо.

— Вы как хотите, а я бы искупнулся, — заявил Конь. — А то у меня сейчас трусы приплавятся!

— Я бы тоже, — одобрительно сказал Кирилл. — Но вот... — Он посмотрел на Ветку. — Ты ж купальник не брала?

— Нет, вы же не сказали, — помотала она головой. — А я тоже хороша, стормозила. Погода-то так и шепчет.

— Может в трусах? — предложил Вовка.

— Э-э-э... — замялась Ветка. — Я лифчик не надела.

— Эх, раньше бы тебя это не остановило, — с улыбкой заметил Кирилл, глядя на её грудь.

— Ну вон за кустами разденешься и потом к нам подплывёшь, — предложил Конь. — А?

Ветка подумала, глядя на мальчишек. Тряхнула головой:

— Чур — не подсматривать!

— За кого ты нас принимаешь! — «обиженно» возопил Конь, показывая ей язык и стягивая футболку.

Удалившись за большие кусты, спускавшиеся к самой воде, Ветка стянула футболку и велосипедки. Задумалась. Ехать домой в мокрых трусах не хотелось, но и купаться без них — как-то экстремально будет. Она, конечно, загорала в Рио топлесс, но чтобы без трусов... Ладно, отожмёт их потом, может по дороге высохнут.

Решившись, она осторожно вошла в воду, косясь на скрытую кустами часть пляжа, откуда уже доносились довольные крики парней. Нырнула. Красота какая!... Вода приятно охладила и смывала пот от поездки. Медленными гребками она направилась к мальчишкам.

Те встретили её появление аплодисментами. А Кир, дождавшись пока она подплывёт поближе, плеснул в неё водой.

— Ах так! — и она тоже плеснула в него.

Конь с Вовкой подхватили их затею, устроив неслабый такой водный бой. Тут же образовались две команды — она с Вовкой против Коня и Кира. Потом она с Киром против Вовки с Игорем...

Азарт так её увлёк, что сверкание своей грудью стоя на мелководье она заметила далеко не сразу. Первым её порывом было плюхнуться в воду, но... Они и так уже всё разглядели, поняла Ветка по немного изменившимся взглядам ребят. Да и не первый раз она грудь показывает. И она продолжила плескаться.

— Всё, тайм-аут! — выдохнул Кирилл, выходя на берег. — А то у вас сил как у коней.

— Слабак! — довольно заметил Игорь, выходя за ним.

Ветка тоже села на песок, даже не пытаясь прикрыть грудь. Неприкрытое восхищение мальчишек приятно, хоть и немного стыдно щекотало внутри. Да и стыдно по большей части было от того, что это друзья детства видели её такой.

— А правда, что на Копакабане нудистские пляжи есть? — спросил Конь, подмигивая ей.

— Нет, Игорёк, совсем нудистских нет, — весело сказала девушка, откидываясь назад на локти. — Топлесс ходят, и даже по городу. А вот на Абрико есть нудистский. Где прям вот совсем без ничего.

— И ты там была? — подался вперёд парень.

— На Абрико не была, — ответила Ветка, забавляясь реакцией парня. — Возраст не позволял. И рамки приличия.

— А... — открыл рот Конь.

— А вот на топлесс пляжах загорала, — опередила его Ветка. — Если ты это хотел спросить.

— Круто, — завистливо протянул Игорь. — Эх, меня бы туда...

— Да что там такого особенного, — засмеялась девушка. — И вообще, там же не только девушки, но и мужчины бывают. Да и по возрасту — тоже разные, за 50 приходят.

— Да пофиг, — махнул рукой Конь, мечтательно щурясь. — Я бы нашёл на кого посмотреть.

— Что, в родном городе некому тебе помочь? — Ветка подмигнула ему.

— Ну ага, насмешила, — фыркнул Игорь. — Найдёшь тут кого...

Он закрыл глаза, лёжа на спине и подставляя лицо солнцу. Потом открыл и весело сказал, глядя на неё:

— Но буквально пару дней назад ситуация изменилась в лучшую сторону!

И довольно засмеялся, глядя на её грудь.

— Эх ты, Конёк-Горбунок, — улыбнулась Ветка. — Что, и подруги у тебя нет?

— Не, — мотнул он головой. — Язык у меня не подвешен прибалтывать девчонок. А без этого с симпатичными не познакомишься.

— Кстати, — девушка посмотрела на Кирилла с Вовой. — Я вам про свою жизнь рассказала, а вы мне про свою не спешите. Колитесь — есть у вас кто?

— У меня на личном фронте всё тихо, — ответил Вова. — Эмоций или задора мне не хватает. Я, конечно, работаю над этим, но пока безрезультатно.

— Ой уж, задора, — усомнилась девушка, больше для порядка. Да, что-что, а задор — не Вовкин конёк. — А ты, Кирилл?

Кир помолчал, потом сказал:

— Тоже ни с кем не встречаюсь. Пробовал, конечно. Но — пока нет девушки.

— Не расстраивайтесь, мальчишки, всё у вас будет хорошо, — сказала Ветка. — Поверьте.

— Надеюсь, — расслабленно протянул Конь, поглядывая периодически на её грудь.

— Мы как, куда-то ещё поедем или это конец маршрута? — спросила девушка.

— Конец, — ответил Кирилл. — А что?

— Да, думаю, домой пора, — сказала она. — Мне ещё с папой сегодня надо по делам.

— Эх... — с сожалением протянул Конь. — Продлись, продлись, очарованье...

— Игорь, вы не устаёте меня удивлять сегодня, — засмеялся Вова. — Вот и верь после этого стереотипам.

— Типа, качок — значит тупой? — ухмыльнулся Игорь. — Ну это, в натуре кто-то неправ, короче.

Ветка засмеялась, до того похоже Конь изобразил типичного недалёкого паренька.

— Ладно, я одеваться. — Она направилась к кустам.

Отжав трусы, она уже хотела надеть их обратно, но ехать мокропопой не хотелось совершенно. Подумав, Ветка натянула велосипедки прямо на голое тело, как и футболку. А трусы, аккуратно скомкав, засунула в сумочку на раме велосипеда. Выглянула из-за кустов. И застыла.

Вовка уже стоял у велосипеда, Игорь поднимал с песка футболку. А вот Кирилл только отжимал плавки, стоя к ней спиной. Девушка пробежалась глазами по его крепкой спине и аккуратным плотным ягодицам, которые слегка перекатывались, когда парень немного переступал с ноги на ногу. Отжав, Кир надел плавки и потянулся за шортами, поворачиваясь в её сторону. Отпрянув, Ветка с минуту постояла, отвернувшись к реке, с бьющимся сердцем и покрасневшими щеками. Закрыла глаза. Нет, картина тут же всплыла из памяти.

— Ф-ф-ф! — выдохнула она. Постояла ещё немного и вышла к мальчишкам.

Дорога назад почти не запомнилась. Ветка то и дело косилась на ехавшего Кирилла, съезжая глазами на его попу. И каждый раз одёргивала себя — нельзя же так, как маньячка прямо. Но помогало слабо. Потому что секса не было давно, а последний раз она дрочила себе ещё по ту сторону Атлантики.

— Ладно, ребята, была рада вас видеть, — сказала Ветка, слезая с велосипеда у своего дома. — Если что — зовите, буду рада.

— Не вопрос, — кивнул Конь, скользнув по ней взглядом и как-то зацепившись ниже пояса. Кирилл тоже откровенно посматривал на неё. И даже Вова, стараясь делать это незаметно. Что такое?

Помахав рукой, она зашла в подъезд, поднялась на второй этаж. Закрыв дверь, поставила в прихожей велосипед. Прошла к себе в комнату, глянула в большое зеркало на дверце шкафа.

— Ё-моё... — протянула Ветка.

Мокрые велосипедки отчётливо обрисовывали её половые губы, врезавшись между ними. Всё как на картине. Блин, как теперь перед мальчишками показаться? Стыдоба...

Прополоскав трусы и повесив их на полотенцесушитель, она залезла в душ. Папа должна была вернуться ещё только через час, время Ветка распределила с запасом. Чем бы заняться?

Плюхнувшись на кровать у себя в комнате, она полежала, разглядывая солнечные пятна на потолке. В теле была приятная расслабленность, даже вставать и одеваться после душа было совершенно «в лом». А что, если?..

Капа вытянула из памяти образ стоящего спиной обнажённого Кира, мысленно развернула его к себе лицом, взялась одной рукой за грудь, а второй скользнула между ног, где уже благодарно ждали слегка набухшие от возбуждения губы влагалища. Нимало не стесняясь того, что мастурбирует на образ друга, а наоборот, находя в этом дополнительное возбуждение, она сжимала и теребила пальцами сосок, ныряя пальцами другой руки в своё уже очень влажное нутро. Перед закрытыми глазами стоял Кир, молча и с горящими глазами тянущийся к ней с торчащим наперевес никогда не виденным ею, а потому представляемым абстрактно членом.

— Мм-м-мм!!! — пальцы отстучали последнюю дробь по набухшим губам и торчащему клювиком клитору. Девушка свернулась калачиком, сжимая между дёргающимися бёдрами руку...

Вечером она снова зашла в ванную и тщательно сбрила с лобка и складок губ все немного отросшие волоски. Удовлетворённо посмотрев на себя в зеркало, она показала отражению язык.

На следующий день за ней заехал Конь.

— Ну что, повторим прогулку? — бодро спросил он.

— Снова на реку? — спросила Капитолина.

— Ну, место другое, но река та же, — пожал плечами Игорь. — А что, не хочешь?

— Хочу, — кивнула девушка. — Дай мне пять минут на сборы!

Велосипедки и футболка, сегодня другая. И снова без лифчика. Мальчишки и так её видели без него, а париться по жаре в такой броне не было никакого желания.

Кирилл и Вова поджидали их внизу.

— Привет! — кивнула она им, отметив, что их взгляды на неё чуть-чуть, но изменились. Друг детства внезапно стал другом юности, да?..

— Привет, — улыбнулся Кир. — Поехали?

— Ага, — кивнула она. — Только давайте сегодня не гнать сломя голову, мы же покататься хотим, а не в гонке участвовать.

— Без базара, — примирительно поднял руки Конь.

Прокатились через Текстильщиков до набережной, свернули по Ломоносова до сквера Победы, погоняли по тамошним дорожкам. Выехали по Красногвардейской за город, миновали Горбатый мост и свернули в сторону Корабельного мыса.

— О, здорово! — поняла сегодняшний маршрут Ветка. — Я тыщу лет не была на Корабельном!

Проехав вдоль мыса, нашли свободную от загорающих прогалину у реки. Мальчишки неспешно раздевались, поглядывая на Ветку. Несомненно, они поняли, что и сегодня она без лифчика, и пропустить такое зрелище не могли.

Внутренне хихикнув, Ветка непринуждённо стянула футболку. Сняла велосипедки. Посмотрела на парней — сегодня все как один в купальных плавках, а ведь вчера Конь с Вовусом в простых боксёрах были.

— А вы сменные трусы взяли? — спросила она.

— Нет, — помотал головой Игорь. — Нафига?

— Ну не знаю, — скривила Ветка гримаску. — Ехать потом в мокрых трусах как-то не очень...

— Ну да, есть такое дело, — пожал плечами Кир. — Но что поделать?

— А если без них? — как бы спокойно спросила Ветка, внутренне сжавшись. Как мальчишки отнесутся к её инициативе? Ей, конечно, помимо того, что не хотелось ехать назад в мокрых трусах, было любопытно посмотреть на парней... понятно в каких местах.

— Голышом? — удивился Конь. — Ну, это... мы тебя как бы стесняемся...

— Я тоже буду голышом, — припечатала его Ветка.

Игорь вытаращил глаза, переглядываясь с удивлёнными Киром и Вовкой.

— Капелька, — медленно сказал Вовус. — Ты пойми, что... мы на тебя же смотреть будем... И... не сможем скрыть своего к тебе интереса.

— Завернул, — тихо и одобрительно заметил Кирилл. — Да уж, скроешь тут...

— Ну, — сказала Ветка. — Скажем так — для меня это не секрет.

Посмотрела на друзей и стянула с себя трусы. Бросила на одежду. Постояла, глядя на притихших парней, а потом повернулась и не спеша пошла в воду.

Поплескавшись, обернулась к берегу. Мальчишки как раз совсем разделись и, прикрываясь руками, заходили в воду.

— Ну как, не померли от смущения? — весело спросила она, когда все трое подошли поближе.

— Ой какие мы стали взрослые да уверенные! — показал ей язык Кир и внезапно плеснул водой.

— Коварство! — воскликнула Ветка и ответила таким же плеском.

Вскоре все увлечённо плескались, бегая и уворачиваясь.

— Красота! — Ветка упала на песок, раскинув руки. Мальчишки выбрались следом, как один улёгшись на животы. Посмотрев на такие манёвры, она фыркнула: — Что, конспирация продолжается?

Парни молчали, поглядывая на неё и друг друга.

— Не совсем честно, вам не кажется? — Ветка приподнялась и села. — Я что-то не прикрываюсь. Или мне вот так сесть? — она плотно сжала ноги и прикрыла грудь руками.

— Ладно-ладно, — проворчал Конь, переворачиваясь на спину и демонстрируя напряжённый пенис. Кир и Вова, чуть помедлив, тоже перевернулись.

— Ну вот, совсем другое дело, — подмигнула Ветка и села по-турецки. Смахнула с лобка прилипший песок. Аккуратно очистила от песка приоткрывшиеся губки киски.

— Ну ты даёшь, — удивлённо-восторженно сказал Конь. — Раскованная, капец...

— Осуждаешь? — спросила Ветка, хотя и понимала, что нет, совсем не осуждает её друг детства.

— Не-а, — помотал головой Конь. — Прикольно так...

— Ты будто никогда голых девчонок не видел, — улыбнулась Ветка, потому что чувствовала, что глаза мальчишек намозолили ей все места. От этого было немного стыдно, но гораздо больше — приятно.

— Не знаю как Игорь, а я вижу в первый раз, — сказал Вовус. Розовые щёки и торчащий ровный пенис выдавали его состояние с головой.

— Да ладно, чего понтоваться друг перед другом, — сказал Кирилл. Его мужское достоинство, как успела оценить Ветка, было длиннее всех. Хотя у Коня, пожалуй, немного потолще будет. Зато у Кира так красиво изогнут кверху...

— Ни у кого из нас девчонки ещё не было, — продолжил Кир, глядя Ветке в глаза, иногда съезжая взглядом в раскрытое межножье. — Или я не прав?

Ветка понемногу сама начинала розоветь щеками, хотя и старалась успокоить себя внутренне. Ей казалось, что уж она-то должна непременно сохранить уверенность и спокойствие перед друзьями детства. Всё-таки в отношениях была...

— Не переживайте, — сказала она. — Ваши будущие подружки просто ещё не знают о вас и гуляют где-то по городу.

Вовуса почему-то развеселила эта фраза. Конь тоже немного посмеялся. А потом прямолинейно спросил:

— Слушай, Ветка, ты только не обижайся... Можно тебя попросить? По-дружески.

— Говори, — посмотрела на него девушка.

— Я вот смотрю, что ты вроде не стесняешься... Ну и вообще, ты такая прям... — Конь как обычно, в минуты волнения, начинал косноязычить. — В общем... Можно мне... тебя рассмотреть?

Он замолчал и покраснел. Его пенис немного дёрнулся, как будто чуть разбухая.

— Я так понимаю, — сказала Ветка после небольшого молчания, — что говоришь ты не только про мою грудь.

Игорь кивнул, отводя от неё взгляд. Потом посмотрел с такой отчётливо читавшейся в глазах надеждой, что ей стало его немного жалко. Ну правда, чего издеваться так над парнем?... Сама ведь всё затеяла.

— Кир, Вовус, — позвала она мальчишек. — Вам тоже интересно? Только честно!

Вовка кивнул, сглотнув. Кирилл ответил:

— Линёк, да любой на нашем месте сказал бы тебе «да». Ты... очень красивая стала.

Он сумел не отвести от неё взгляда, хотя покрасневшие щёки говорили, что слова дались ему с большим трудом.

— Мальчики. — Капитолина собрала всю волю в кулак. Сейчас всё решится — будет ли дальше всё хорошо или нет. — Пообещайте мне. Никто не узнает про нас. Вы поняли? Это вам такое за подвиг, а мне могут, как Сильверу, «чёрную метку» показать. Вы мои друзья, у нас с вами позади больше десяти лет воспоминаний... У меня уже было недавно одно предательство... И второго я не переживу...

Она замолчала, потому что почувствовала, что её уносит куда-то не туда. Постаралась успокоиться, а потом сказала:

— Давайте поклянёмся, что это будет наша общая тайна.

Вовка внезапно встал, обвёл всех ставшими такими отчаянными глазами. Его зримо ломало от того, что его видят с торчащим достоинством не только друзья, но и подруга. Но ощущение момента он понимал ещё сильнее.

— Я клянусь, что никто не узнает о том, что происходит между нами. Клянусь нашей дружбой!

Удивлённо посмотрев на всегда такого уравновешенного друга, встал и Кирилл. Посмотрел на Коня. Тот торопливо поднялся.

— Клянусь хранить в тайне от всех всё, что происходит между нами, — сказал Кир. — И пусть наша дружба будет мне поручительством.

— Клянусь никому не говорить обо всём, что... — начал Конь, сбился, глядя на Ветку. Та улыбнулась ему ободряюще. — Обо всём, что мы делаем вместе. И пусть меня заклеймят позором как последнюю падлу если я кому-то об этом расскажу!

Ветка улыбнулась такой простой, как и всегда у Игоря, формулировке. Встала, подошла к мальчишкам. Протянула руку ладонью вверх. Сверху торопливо шлёпнулись три ладони.

— Союз четверых! — провозгласила она, улыбаясь. Посмотрела на улыбнувшихся парней. — Давайте, что ли, обнимемся, в честь такого события.

Ближе всех стоявший к ней Конь неуклюже попытался обнять её, одновременно отодвигаясь задом, чтобы не тыкнуть торчащим пенисом. Ветка посмотрела на его мучения, а потом фыркнула:

— То есть посмотреть у меня ты хочешь, а писькой дотронуться боишься?

Кирилл засмеялся, оценив юмор ситуации. Игорь хмыкнул, а потом тоже заржал. Даже Вовус заулыбался. Конь положил руки Ветке на талию и осторожно прижал её к себе, дав ей ощутить горячий пенис на животе. Она посмотрела ему в глаза, не отпуская от себя:

— Ну вот, а ты боялся.

Потом разомкнула объятия, шагнула к Киру. Тот обнял её крепко, с удовольствием, немного съехав руками на попу. Последним был Вова, обнявший её нежно, но настойчиво.

— Ну что, а теперь обещанное, — сказала Ветка, которую немного мандражило от предстоящего «выступления».

Она посмотрела по сторонам, выбирая место чтобы присесть. Потом подумала, что надо сесть так, чтобы солнце не светило в глаза. Выбрав позицию, она опустилась на колени. Потом вытащила ноги из-под себя, согнула их в коленях и развела в стороны. Посмотрела себе между ног — всё ли нормально? Удовлетворившись осмотром, подняла взгляд на парней, нашла глазами Коня:

— Прошу к экранам.

Игорь присел на корточки перед ней, потом опустился на колени. Ветка посмотрела на него и сказала:

— Если хочешь, можешь лечь на живот, чтобы поближе.

Конь обрадованно посмотрел на неё и поспешно опустился на живот. Лицо его было сантиметрах в двадцати от Веткиной киски. Он зачарованно смотрел на большие и малые губы, на гребешок скрытого пока клитора.

— Ну как? — негромко спросила Ветка, глядя на парня.

— Офигеть, — сипловато сказал Игорь, вскинув на неё взгляд. Впрочем, он тут же поспешил вернуть его обратно к объекту своего внимания. — Как тут у тебя всё красиво...

— Спасибо, Игорёк, — улыбнулась Ветка, чувствуя, что похвала начала будить в ней знакомое чувство возбуждения. — Хочешь, расскажу — что у меня где?

Конь закивал. Ветка сообразила, что рядом стоят Кир с Вовкой, и позвала их:

— Вы тоже поближе двигайтесь.

Они обрадованно придвинулись к ней, скользя взглядами по киске.

— Так, — начала Ветка, чувствуя себя в роли учительницы. — Вот это — большие губы, — она двумя пальцами ухватила сначала одну, потом вторую губы. — Нужны для того, чтобы всё скрывалось и не светилось почём зря. Вот так, — она подняла ноги, пронося их над Игорем, прижала к груди и свела вместе. — Видите?

— Пирожок, — прокомментировал Кир.

— Похож, — согласилась Ветка. — Запомните, что у девочек бывает по-разному, одинаковой письки не найти, как и у вас. Бывает и так, что малые губы — это вот эти, — она снова развела ноги и провела пальцами по складкам малых губ, — выходят наружу из-под больших. Это не какая-то аномалия, просто такая особенность. Не вздумайте ляпнуть что-нибудь девушке из-за этого!

Конь кивнул, радостно и возбуждённо глядя на неё.

— Так, вот тут, наверху губ, под таким небольшим капюшончиком — клитор. Очень приятная для нас, девушек, кнопочка, — призналась, улыбаясь, Ветка. — Но, как и всё девичье хозяйство, не терпит грубого обращения. Если пальцем трогать, то ни в коем случае не насухо! Смочите или слюной, или смазкой. А лучше всего — языком. Это вообще улёт будет...

Она почувствовала, что смазка начинает вытекать из неё самой. И решила проиллюстрировать свои слова. Аккуратно окунула палец во влагалище и сделала пару лёгких кружков вокруг клитора, который отозвался благодарным импульсом.

— Вот так, запомнили? — сказала она. — Смачиваете пальцы в смазке — и только тогда осторожно клитор гладите. Немного по кругу, потом вверх-вниз...

— Капелька, — позвал её Вовка. — А где у тебя... вход?

— А вот он, — девушка растянула пальцами губы, показывая мальчишкам неровно очерченную окружность. — Дальше уже влагалище.

— Обалдеть... — выдавил Конь. — Я сплю, наверно.

Ветка засмеялась, не отпуская пальцев.

— У тебя там внутри всё сжимается, когда ты смеёшься, — заметил с улыбкой Кир. — Прикольно так.

— Есть такое, — заметила девушка. — Ну что, урок окончен?

Конь с сожалением посмотрел на киску. Нерешительно спросил:

— Потрогать нельзя, конечно? Это я так уж спрашиваю, не обижайся...

Ветка посмотрела на него с улыбкой.

— Ну, Игорёк, — мягко ответила она, — если ты очень хорошо помоешь руки...

Конь секунд пять оторопело смотрел на неё, потом недоверчиво привстал, показывая торчащий пенис с налипшим песком. И уже рывком подбросил себя. Рванул в реку. За ним, переглянувшись, побежали Кирилл с Вовкой.

— Да не спешите вы так! — засмеялась Ветка. — Я ж не улечу!

— Да фиг знает, — прокомментировал Конь, быстро намывая ладони. Посмотрел на Вовку, который зачерпнул со дна песок и тёр им руки, повторил его действия.

Выбравшись из воды, мальчики немного нерешительно подошли к ней. Как действовать дальше они ещё не придумали.

— Конёк-Горбунок, садись, мой дружок, — пошутила Ветка. — И помни — осторожно!

Кивнув, Конь сел между её ног. Осторожно протянул руку и дотронулся до киски. Погладил пальцами большие губки, нащупал пальцем вход во влагалище и медленно двинул его внутрь. Ветка сдержала стон, потому что ощущения были приятными. Это, всё же, не сама себе...

— Внутри всё неровное, но мягкое, — радостно объявил парень. — Классно так!

— Конь, не будь эгоистом, — потянул его за плечо Кир.

Со вздохом сожаления Игорь вынул из Ветки палец и отступил, давая место другу.

Кир присел, но первое, что сделал, — положил ладони на грудь девушке, пропустив соски меж пальцами.

— Вот ты как, — улыбнулась Ветка. — Молодец. Пользуйся моментом.

Кивнув, Кир с наслаждением гладил ей груди, пальцами аккуратно теребя соски. Затем, не выдержав, одну руку всё-таки опустил вниз по животу. Добрался до киски, погладил её, уже влажную от смазки. Посмотрел на свои пальцы, бросил взгляд на Ветку... и попробовал свои пальцы на вкус.

— Кир! — выдохнула Ветка, чувствуя, что внутри неё что-то сжалось и разжалось.

Кирилл аккуратно запустил два пальца левой руки в её скользкое нутро, вытащил, покатал клювик клитора между ними, вызвав у Ветки стон. Снова ввёл их внутрь, совершая колебательные движения.

— Кир... — прошептала Ветка, беря его за руку. — Кир!..

Кир посмотрел на переминавшегося рядом Вову и заставил себя отойти от девушки.

Вова прилёг перед Веткой, потрогал складки её лона, осторожно погладил торчащий клитор, вызвав в ней новую дрожь. Наконец запустил пальцы внутрь, второй рукой продолжая ощупывать, поглаживая, всю её киску.

— Капелька, это просто невероятный день, — тихо сказал он. — Ты самая-самая девушка на свете!

Ветка закрыла глаза, ощущая, что накатывающие внутри волны бьют о берег всё чаще и чаще.

— Мальчишки! — выговорила она. — Потрогайте меня сразу все! Я вас прошу!

Кир с Конём бухнулись на песок рядом с ней. Игорь примял её грудь, Кир занялся остальным телом. А потом нерешительно чмокнул её в шею.

И Ветка не выдержала.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а!!! — вырвался из неё стон. Она сжала ноги, вытолкнув опешившего Вовку из себя, и упала на спину. — А-а-а-а-а-а!!!

Трое ребят заворожённо смотрели как их подруга детства, их Ветка-Линёк-Капелька кончает у них на глазах...

Когда Ветка смогла открыть глаза, то увидела три пары довольных и восхищённых глаз.

— Ну ты даёшь, — сказал Конь, покачивая головой и улыбаясь. — Сама по себе взяла и... кончила.

— Ага, сама по себе, — возразила девушка, садясь. — Тебя бы так трое девушек трогали за всё на свете... Посмотрела бы я на тебя.

— На, смотри, — дурачась, Конь выставил вперёд свою мортиру.

Ветка внимательно и любопытно осмотрела его ствол, протянула руку и мягко взвесила отвисший мешочек яичек. Игорь замер, глядя на подругу.

— Что, мальчики, — сказала девушка, — лопаетесь, наверно?

— Сама видишь, — неопределённо сказал Вовус. На кончике его пениса висела прозрачная, тягуче тянущаяся вниз капелька.

— Будет справедливым, если и вам будет хорошо, — решила Ветка. — Если хотите — то могу вам помочь.

— Я очень хочу, Линёк, — отозвался первым Кир.

— Тогда ложись. Лёжа это лучше всего. Чтобы ничего не отвлекало.

Кир опустился на песок, вытянулся рядом. Ветка села на подогнутые под себя ноги, обхватила его торчащий дугой вверх ствол, провела вниз-вверх... Парень закрыл глаза, выпустив воздух меж сжатых губ. Открыл глаза, посмотрев на подругу, мерно дрочившую ему.

— А можно я тебя за грудь потрогаю? — спросил он.

— Можно, — разрешила Ветка. — Вам всё можно, мальчики. Я так решила.

Подумав, она села Кириллу на бёдра, продолжая наглаживать его ятаган. Тот благодарно взялся за её груди, потягивая пальцами за соски. Но долго наслаждаться у него не вышло. Он часто задышал, закрыл глаза и выгнулся вверх, немного подбросив Ветку и заливая её и себя выплесками спермы.

— Накопил-то сколько, — одобрительно и ласково сказала девушка. — Ну теперь всё хорошо, теперь можешь отдохнуть...

Кир открыл глаза, глядя на неё потрясённо и абсолютно преданно.

— Линёк... — прошептал он. — Линёчек ты мой... Я хочу с тобой вообще никогда не расставаться...

— А пока и не надо, мой хороший, — ответила Ветка, слезая с него. — Сходи-ка умойся, вон как нас заляпал.

— Ветка, — потянул её за руку Конь. — А можно мне тоже так?

— Дай хоть ополоснуться мне, — засмеялась девушка. — Я бы-ы-ы-стро! — пропела она, улыбаясь и на цыпочках, вприпрыжку, добравшись до воды.

Наклонилась, нисколько не стесняясь смотрящих на неё сзади мальчишек, смыла с себя Кирилловы художества. Умыла лицо. Вернулась на берег, подошла к Коню и спросила:

— Ну, а ты как хочешь?

— А можно ты на коленках сидишь, а я перед тобой? — нерешительно сказал парень.

— Можно, ­ — усмехнулась Ветка. — Понятно, чего тебе хочется.

Присев, она взялась за толстенький, чуть изогнутый вверх пенис Игоря, и принялась дрочить его, понемногу увеличивая темп и подкручивая ладонь. Пыхтевший Конь продержался тоже недолго. Схватив подругу за руку, он тремя мощными струями кончил ей на щёку и грудь. Выдохнул и опустился на песок, глядя на Ветку удовлетворённо.

— Ой, вы и бычки, — хмыкнула она, вставая и снова направляясь к реке. — Накопили преизрядно.

Вернувшись, она подошла к ждавшему её Вовке. Посмотрела на него и обняла, прижавшись к нему.

— Вовус, — тихо сказала она, — не думай сейчас ни о чём, пожалуйста. Лишние мысли ни к чему. Просто знай — можешь делать сейчас как хочешь со мной.

— Совсем как хочу? — спросил он, обнимая её за попу.

— Совсем.

— Тогда ложись на спину, — сказал Вова.

Ветка послушно легла.

— Расставь ноги пошире и в коленях согни, — скомандовал парень, опускаясь на колени перед ней.

Посмотрев на её киску, влажную от речной воды, он принялся мерно и быстро накачивать своё ружье, целя им в девушку. Глаза его почти неотрывно смотрели Ветке между ног. Когда движущаяся рука начала хаотично сбивать ритм, он протянул вторую и облапил весь Веткин пирожок, пальцами собрав в жменю большие половые губы. Сжал раз-другой, отпустил — и выстрелил короткими залпами на лобок девушке, попав немного на клитор и губы. Сел на поджатые под себя ноги, быстро дыша.

— Затейник ты, Профессор, — одобрительно прокомментировал действо Конь. — Всегда у тебя всё непросто.

— Ага, — немного устало отозвался Профессор.

Ветка села и положила руки ему на плечи. Посмотрела в глаза.

— Молодец, Вова, — сказала она. — Ты отлично справился.

И отправилась в реку в который уже за сегодня раз. Зайдя в воду, она повернулась к парням лицом и присела, расставив ноги. Зачерпнула ладошкой воду и стала обмывать себя, от груди до письки, не спеша и тщательно. Выйдя из воды, сказала:

— Ну что, поехали-ка домой. Всем надо передохнуть и подумать.

— О чём? — удивился Конь.

— Обо всём, что сегодня случилось, — ответила Ветка. — Знаю, что сейчас тебе это кажется странным, о чём тут думать, да? Но всё-таки давайте на сегодня закончим.

— Как скажешь, Капелька, — отозвался Вовка.

— А можно тебя поцеловать? — спросил Кир, глядя на неё испытующе.

— Можно, Кирилл, — вздохнула Ветка. — Я сегодня такая, что можно меня целовать, мальчишки.

Кирилл шагнул к ней, обнял и поцеловал в губы. Отпустил, глядя в её лицо.

— Знаешь что, — негромко сказал он. — А я сегодня ни о чём думать не буду. Потому что всё решил.

— Может и так, Кир, — отозвалась Ветка.

К ней подошёл Вовус, обнял и поцеловал, немного просунув язык в рот. Посмотрел ей в глаза, ища ответ — что она чувствует?

— Вова, — улыбнулась ему девушка. — Мне понравилось.

Игорь тоже обнял её и немного неумело, но настойчиво поцеловал.

— Всё, бойцы, — скомандовала Ветка. — Собираемся и по коням!

И влезла ногой в трусики.

Назад ехали небыстро, мальчишки то и дело смотрели на неё. По-особенному, с какой-то спокойной радостью. Как будто сегодня придумали новую игру, в которую можно играть с подругой. Она улыбнулась своим мыслям, довольно крутя педали.

Дома она улеглась с книгой, но мысли блуждали мимо строк, заставляя возвращаться к смыслу написанного снова и снова. Капитолина отложила книгу, подошла к шкафу, глядя на себя в зеркало.

С минуту она бездумно смотрела на отражение. Пришла мысль: «а ведь рано или поздно меня натянут... И скорее всего, все трое... А, может, даже одновременно... «. Её щёки вспыхнули от представленной картины, внизу живота заворочался сладкий ком, катясь вниз в трусики. Капа минуту боролась с искушением, а потом сдалась: «да пофиг, сама этого хочу. И пусть делают что хотят. Потому что мне это нравится. И потому, что они мои друзья».

— Пап, — зашла она в гостиную, где отец читал журнал. — Дай денег, мне в аптеку надо.

— Что такое? — посмотрел он поверх страниц.

— Заплатки прикупить, — она взглядом указала на низ живота, намекая на прокладки.

— А-а, — понимающе сказал отец. — Возьми сколько надо в портмоне.

Они жили вдвоём с тех пор, как мать Ветки решила сменить жизнь и оставила их в аккурат перед 11-тилетием дочери. Так что через все прелести взросления Капитолина прошла с папой.

Взяв деньги, она сходила в аптеку на соседней улице, купила упаковку прокладок, постояла у витрины с контрацептивами и вернулась к кассе.

На следующее утро она то и дело прислушивалась к звукам с улицы. Нервничала. И почти обрадовалась, когда услышала знакомые голоса.

— Ветка!

Вышла на балкон — мальчишки улыбались ей. Конь строил рожицы. Вернувшись в комнату, она натянула футболку и велосипедки, оставив трусы дома. Ни к чему они ей теперь. Было б можно — вообще бы голой поехала. Но и так неплохо. С собой взяла бутылочку воды, в сумочку на раме велика убрала упаковку из аптеки.

Внизу её ждал сюрприз. Кирилл и Конь расступились, выпуская вперёд Вову с букетом роз. Ветка чуть руль велосипеда не выпустила.

— Ребя-я-та... — растроганно и обрадовано протянула она. — Ну зачем вы...

— Это тебе, — сказал Вова, протягивая цветы. — Самой лучшей девушке на свете, самой лучшей нашей подруге.

Ветка взяла цветы, поспешив уткнуть в них лицо. Потом подняла глаза на парней, рукой неловко смахнула слёзы.

— Линёчек, ну ты чего, — ласково сказал Кирилл, подходя к ней и обнимая. — Не плакай, хорошая ты наша девочка.

— Дайте я вас всех расцелую, — сказала она, опуская велосипед на землю.

И поочерёдно поцеловала всех троих, обнимаясь на виду у всей улицы. От угла с Радищева на них с улыбкой смотрел какой-то дедушка со шпицем на поводке.

— Блин, растрогали меня, — сквозь улыбку буркнула Капитолина. — Как теперь ехать?

— С улыбкой, с хорошим настроением! — подмигнул Игорь.

— Сегодня куда? — спросила она, сбегав домой и поставив цветы в воду.

— На старую плотину, — сказал Вова, поправляя лямки рюкзака. Сегодня все трое почему-то взяли рюкзаки, хотя раньше просто крепили бутылки с водой на раме великов.

— На старую плотину? — Ветка наморщила лоб, вспоминая. Потом округлила глаза: — Это ж дофига ехать!

— Ну... — замялся Кирилл. — Мы и планировали вечером вернуться. Если что — фонарики у нас есть. Тебя как — не потеряют?

— Сейчас, — Ветка достала из маленькой сумки на поясе телефон и набрала папин номер. — Алло, пап? Слушай, я тут с мальчишками хочу прокатиться до старой плотины на великах. Ты не теряй меня, я наверно только поздно вечером буду... А?... Да, обязательно проводят до подъезда... Кушать?

Она вопросительно посмотрела на ребят:

— И правда, а покушать-попить надо бы взять.

— Всё готово, — Вова кивнул за спину. — Никто не помрёт.

— Пап, всё взяли! Да, непременно осторожно буду... Спасибочки!... Ладно, пап, мы тогда поехали! Да, если будет ловить я наберу тебя попозже. Пока-пока!

Убрав телефон, она с довольным лицом посмотрела на друзей:

— Итак, други мои, по коням?!

Попетляв через Приречку, выехали на широкий проспект Космонавтов. С криками обгоняя прохожих на Садовой, свернули через тенистый от тополей бульвар Дзержинского до кинотеатра «Родина». И вскоре уже ехали по просёлочной дороге в сторону Кирпичного посёлка. Проехав насквозь по трём его улочкам — а прибавилось новых домов, красивые даже попадаются, отметила Ветка, — свернули через траву в сторону видневшейся неподалёку брошенной военной части. И началась дорога без дороги.

Через полтора часа с одним привалом на попить они, наконец, добрались до старой плотины. Когда-то здесь был небольшой заводик, использовавший воду пруда для своих нужд. Но закрылся он давным-давно, ещё отец рассказывал Капитолине, что он с мальчишками ездил сюда. Правда тогда плотина была чуть поцелее, да и сторож какой-никакой был. Теперь же от его домика остались только стены, которые приезжавшими использовались исключительно в качестве туалета.

— Я забыла уже когда здесь последний раз была! — радостно-удивлённо сказала Ветка. Озираясь кругом.

— Ну... — прищурился Вовка. — Думаю лет пять назад, в 12-м. Нет?

— Да ну, пять лет, — усомнился Конь. — Ветка ж только в 13-м уехала.

— В 13-м она с нами уже не ездила, — поправил Вовка. — Готовилась уезжать, и нервная ходила, просто ужас.

— Да? — удивилась Ветка. — Что-то я не помню.

— Зато я помню, — хмыкнул Вовус и постучал себя пальцем по голове. — Записано и опечатано!

— Профессор! — показно захлопал в ладоши Конь. — Прям архив.

— Так, мальчишки, — сказала Ветка. — Погода хорошая, водичка рядом, чужих нет. Поэтому предлагаю сразу раздеться.

Стянула с себя футболку, скинула кроссовки, скатала вниз велосипедки. Посмотрела на ребят. Показала язык на их радостное удивление:

— Ой, а вы будто не ожидали, да?

— Надеялись, Линёчек, надеялись, — засмеялся Кир, раздеваясь. — А ты сегодня вообще с минимумом одежды.

Раздевшись, ребята продолжили благоустройство. Из рюкзаков появились бутылки с водой, яблоки и пирожки «с капустой и мясом», как сообщил Конь. Вовус достал и расстелил большой плед.

— Ого! — прокомментировала девушка их манёвры. — А вы капитально подошли к вопросу!

— Это всё Профессор, — довольно сказал Конь, глядя на Ветку. Его агрегат уже принимал рабочее положение, задирая голову.

— Для девушки с таким именем всё должно быть капитально, — подмигнул Вова.

— Подначиваешь, да? — упёрла руки в боки Ветка, деланно хмурясь и притопывая ногой.

— Что ты, Капелька, даже не думал, — засмеялся парень.

— Но думал о чём-то другом, когда брал плед, — проницательно сказала она, посмотрев на парней.

— Ну, — ответил Кирилл, — скрывать не будем. Надеялись, что пригодится.

— Это каким же образом? — продолжала посмеиваться Ветка.

— Веточка, — неожиданно мягко сказал Конь. — Ты вот говорила, что не только целовалась... Ну... раньше... там... — поспешно добавил он, махая рукой как бы в сторону Бразилии.

— Говорила, — подтвердила девушка.

— Можешь сказать — что делала? — спросил Вовус, внимательно и выжидающе на неё глядя.

— В смысле? — почти поняла его Ветка.

— Каким... сексом занималась? — Кир снова заалел щеками, но взгляда не отвёл.

— Ну всегда вам всё расскажи в подробностях, — немного смутилась Ветка. Посмотрела на друзей, ответила: — Всеми тремя видами секса, которые мне известны.

— Тремя? — восхищённо переспросил Конь. — И... в попу?

— И в неё, — кивнула Ветка, всё ещё смущаясь. Тряхнула головой. — Подозреваю, что вопрос с подвохом. Ну?

— И какой тебе больше понравился? Больно было в попу? — одновременно спросили Кир с Конём.

Ветка фыркнула, улыбаясь:

— Не терпится всё узнать... По порядку! Больше всего, конечно, понравился традиционный, в киску. В попу первый раз было больно. Потом полегче.

— Крутая ты, — уважительно покачал головой Конь. — Респект тебе конкретный!

— Так всё-таки, мальчики, — Ветка переводила взгляд с одного на другого, — к чему был вопрос?

— Капелька, а нам с тобой можно... чем-нибудь заняться? — спросил Вова с плохо скрываемой надеждой в голосе.

— Вот оно что, — улыбнулась краешком губ девушка. — Хотите сексом со мной заняться...

Все трое выжидающе смотрели на неё, почти замерев. Казалось, что можно услышать пульс в надутых достоинствах парней.

— Ладно, не буду вас мучать, — Ветка хихикнула. — Не вы одни всё планируете, мальчики. Так и быть — буду для вас вашей первой девушкой.

— Йес! — воскликнул Конь, подпрыгивая и дёргая вниз согнутой в локте рукой. Кир с Вовой, посмотрев друг на друга, заулыбались и хлопнули друг друга по ладоням.

— Посмотрите на них, — с улыбкой качая головой, прокомментировала девушка. — Радуются-то как. И чему? Что собираются... э-э... насадить лучшего друга детства на свои окаянные отростки!

Мальчишки захохотали, Конь вообще согнулся от смеха.

— Кто ж знал, что друг — точнее подруга детства, превратится в такую соблазнительную девочку, — сказал Вова. — Мало кому так везёт.

— Итак, говорите, чего хотите. — Ветка уселась на плед.

— Я хочу минет! — выпалил Игорь. — Ну и всё остальное потом.

— «Всё остальное потом!» — передразнила его с улыбкой подруга. — Иди сюда.

Конь подошёл, глядя на неё. Помня его вчерашние предпочтения, Ветка подогнула под себя ноги, немного их раздвинув. Потрогала толстенькую, как и весь ствол, головку. Аккуратно лизнула.

— Ф-ф-ф! — довольно отозвался Конь.

Ветка, приноравливаясь, сделала несколько движений головой, надеваясь на член Игоря. Выпустила головку, облизала и снова впустила в рот. И принялась качать головой туда-сюда, пробуя на парне все известные ей приёмы и следя за его реакцией на них.

С реакцией у Игоря всё было в порядке. Он жмурился, брал Ветку за голову, отпускал и довольно пыхтел. Периодически открывал глаза, глядя на ездящие колечком по его стволу Веткины губы. Вот он задышал чаще, чуть вздрагивая.

— Ветка, я щас... — волнуясь, выпалил он.

Ветка приготовилась и...

— О-о-о-о! — Игорь изогнулся вперёд, дёргая тазом.

Проглотив весь настрелянный ей в рот объём спермы, Ветка дотянулась до бутылки с водой и глотнула пару-раз. Посмотрела на севшего напротив Игоря.

— Ну как?

— Офигеть ты сосёшь, — довольно выговорил Конь и тут же испуганно посмотрел на неё: — Ну... то есть я хотел сказать... это...

— Да ладно, — прервала его Ветка. — Сказал, как есть. Так это и называется — сосать член. Я не люблю, когда что-то делают, а называют другим словом. Всё честно — вот как я стараюсь делать.

— Поддерживаю, — показал большой палец Кир. Потом спросил: — Тебе передышка нужна?

— Тоже хочешь, чтобы я тебе сделала? — спросила Ветка, которая совсем не устала. Весь процесс с Игорем занял минут пять.

— Я бы... в киску хотел, — сказал Кирилл.

— Ага, — сказала Ветка. — Ну... тогда понадобится подготовка.

— Вот, — показал Кир извлечённый из рюкзака пакетик презерватива.

— Это хорошо, — заметила Ветка. — Но я немного не об этом.

Она достала из сумочки упаковку противозачаточных, купленную вчера, достала одну таблетку, запила водой.

— Я, если честно, — немного смущаясь, сказала Ветка, — люблю без презервативов. Ну... там долго объяснять... ощущения другие...

Она сбилась, посмотрела на Кирилла.

— В общем, если вы не против, я бы хотела, чтобы вы в меня кончали...

И после короткой паузы поспешно добавила:

— Вы не думайте, я проверялась, ничем не болею, у меня и справка...

— Капелька, — прервал её Вовка. — Мы тебе верим, не продолжай. Если хочешь — я только за.

— И я, — кивнул Кирилл.

— А я вообще только без них и люблю! — гордо заявил Конь, вызвав у друзей смешки.

— Ну да, у ладоней на латекс аллергия, ага? — поддел его Кирилл.

— Иди ты! — заржал Игорь.

Ветка тоже немного посмеялась, потом поймала взглядом глаза Кирилла.

— Кир, ты меня немного разогрей сначала, — попросила она. — Понимаешь?

Кир молча кивнул, подходя к ней. У него уже стоял, хотелось тыкнуть внутрь, но он был сообразительным, понимал, что и как, хотя бы в теории.

Ветка пересела на плед, опустилась на спину. Немного развела ноги и приглашающе посмотрела на Кирилла. Тот сел рядом, погладил её по груди, поймал и поиграл сосками, которые быстро напряглись. Он тут же, словно боясь не успеть, нагнулся и втянул левый ртом. Ветка от удовольствия закрыла глаза, рукой нащупала его голову и нежно погладила.

Кир с удовольствием посасывал Веткины соски и поглядывал периодически на её лицо. По вздохам и выражению лица он понимал, что получается у него неплохо. Рукой он скользнул вниз, довольно нащупав Веткину письку. Скользнувший меж губ палец вынырнул обратно блестящим.

— Кир, — почувствовала этот его манёвр Ветка. — Можно уже...

Парень довольно перебрался между её ног, улёгся и попробовал попасть в блестящую щель. Р-раз — головка скользнула вверх, проехав по клитору и вызвав у Ветки дрожь. Д-два — снова та же история. Ветка, пересилив пронзавшие её импульсы удовольствия от проезжавшей по клитору головки, рукой помогла Киру точно прицелиться. Он двинул бёдрами вперёд...

— О-о-о-о-о! — выдохнула Ветка, ощущая давно забытое чувство сладкой наполненности. — Давай, Кирушка!

Ободрённый её словами и ощущением тугого обхвата скользкого лона подруги, Кирилл опустился на локти и принялся энергично толкать Ветку внутрь своим членом. Благодаря изогнутости головка постоянно тёрла какое-то очень приятное место внутри девушки, поэтому вскоре Ветка перестала сдерживаться:

— А! А!... Давай... мой хо... роший... Ещё!... Вот... так...

Кирилл уже был на подходе — долго выдерживать такие приятные, пронзающие его через позвоночник молнии он не мог. Зад его задёргался совсем в быстром темпе и сделал несколько глубоких, помедленнее, качков, орошая Веткину пещерку семенем.

— Оооооо! — простонал он, уткнувшись ей в шею. Его таз немного подёргивался, пытаясь ещё вдавиться внутрь. Это заставляло Ветку вздрагивать, негромко выдыхая «а-а-а».

Кир нашёл в себе силы выйти из подруги и сесть рядом. Потом, спохватившись, наклонился и поцеловал Ветку в губы, благодаря. Она села, улыбнулась ему. Кончить она не успела чуть-чуть и теперь колебалась — сделать ли это самой или предоставить следующему? Решив, что сама она и потом может успеть, Ветка посмотрела на вытекавшую из неё сперму и встала. Зашла в воду, присела и тщательно вымыла всё из себя пальцами.

— Линёчек, ты просто бесподобна, — искренне сказал ей Кирилл.

— Спасибо, — кокетливо улыбнулась она, выходя на берег. Посмотрела на Вову с Конём. У обоих стояли, но Конь один раз своё уже получил, поэтому...

— Вовус, твоя очередь? — спросила Ветка. — Хочешь?

— Не спрашивай, — согласно мотнул головой парень. — Ложись на плед.

Ветка привычно улеглась, устраиваясь поудобнее. Вова сел рядом и спросил:

— Мне тут стихи вспомнились, думаю, как раз по случаю будут. Прочитать?

— Конечно, — заинтересованно приподнялась на локтях девушка. — Давно мне никто не читал стихов.

— Э о рио ди агуас кис токар

Ума суперфиси лиза ди кор

Лилас куэнтэ, э со ком

Восэ пара супортар cим ком

О сол энтри нувенс...

— И вод речных... э-э... сиреневую гладь хотел... хотел я трогать... тёплыми руками, и только лишь... с тобой стоять... и с солнцем между облаками, — перевела Ветка, отметив плавность строк. — Это кто? Я много читала португальского, но этого стихотворения не знаю.

— Да так, малоизвестный автор, — сказал Вовка, улыбаясь.

Ветка посмотрела на него, наморщила лоб и вдруг ахнула:

— Вовка! Это же ты сочинил! Я вспомнила — ты же в 8-м классе мне на 8-е марта первый раз стихи прочитал!

— На португальском не так хорошо звучит? — улыбался Вовус.

— Да тоже хорошо. Но по-русски, конечно, лучше, — сказала девушка.

— Капелька, — сказал Вова. — А научи меня... тебе приятно сделать. Языком.

Он немного смутился, опустив взгляд ей на грудь. Потом поднял глаза, ища её ответ на лице.

— Во-о-ва-а-а... — радостно протянула девушка. — Да ты мой хороший... Конечно научу! Иди сюда скорей!

Она снова легла на спину. Вова устроился на животе лёжа между её ног, рассматривая её красивые складки, немного потревоженные вторжением Кирилла.

— Вова, начни языком губы лизать. Сначала с краёв, потом в середину, — сказала Ветка.

Парень лизнул левую пухлую губку, потом правую. Потом посередине, раздвигая их и добираясь до малых.

— Немного вокруг клитора покружи, — подсказала девушка. — Только деликатно.

Вова потрогал осторожно языком тугую шишечку клитора, покатал её языком. Ощущение понравилось, и он повторил, поддевая снизу-вверх нежную кожицу над шишечкой.

— Вот молодец... — выдохнула Ветка. — Продолжай, мой хороший, у тебя всё получается...

Вова чуть пошевелился, устраиваясь поудобнее, и продолжил составлять карту Веткиных прелестей. Он проходился языком вдоль и поперёк губок, заныривал внутрь дырочки, ощущая чуть кисловатый привкус смазки. И. конечно, не забывал о главном — «очень приятной для девушек кнопочке».

Веткина лодка, и так уже почти причалившая, всё ближе и ближе подплывала к пристани удовольствия. Вот ещё одно движение Вовиного «весла» меж губок, лёгкий щелчок им по пуговке клитора...

— А-а-а-а-а-а-а!!! — Она схватила его голову ногами, подёргивая тазом. Вова, выждав момент, освободился. Смотрел как постепенно успокаивается его подруга.

— Мне понравилось, — сообщил он Ветке с улыбкой. — Как захочешь — повторим.

— Повторим, Вовус ты мой, повторим, — выдохнула она. — Ты молодец какой у меня... Иди ко мне, обниму.

Вова лёг на неё, обнимая его за плечи. Ветка обхватила его ногами и руками, прижимая к себе.

— С первого раза всё получилось, — довольно и расслабленно сообщила она парню. — У тебя талант.

— Ой уж, — улыбчиво выдохнул ей в шею Вовус. — Ты, думается мне, и сама уже почти на грани была.

— Никому не говори, — театральным шёпотом сказала ему на ухо Ветка.

Вова засмеялся, Ветка чувствовала, как он легко тычется в неё членом.

— Теперь твоя очередь, — сказала она. — Можешь входить.

— Капелька, — Вова смотрел на неё, чуть щурясь. — А ты можешь на мне сверху?

— Могу, — улыбнулась девушка. — Давай меняться местами.

Вова откатился на спину. Ветка встала над ним, готовясь присесть. Заметила, что Вова глядит ей между ног. Улыбнулась, чуть расставила ноги:

— Так лучше видно?

— Ага, — довольно сказал Вовус. — Очень у тебя... красивый пирожок.

— Сейчас будет не просто, а с начинкой, — пошутила Ветка, приседая. Вова не отрываясь смотрел как раскрываются складочки её письки. — Сосиска в тесте. Вов, подержи его стоя.

Поймав удерживаемый Вовой член устьем влагалища, Ветка медленно насадилась на него. Профессор замер, чувствуя, как тугие стенки интимного места подруги сдвигают вниз кожицу с головки члена, а потом прокатываются по стволу вниз.

— О-о-о-ох... — вырвалось из него.

— Что? — напряглась Ветка. — Не так что-то?

— Хорошо, — ответил Вова, беря её за попу. — Поскачи на мне, юная амазонка.

— Да, моя лошадка, — заулыбалась девушка, приподнимая и опуская на него попу.

Она то упиралась ладонями вперёд, то немного откидывалась назад. В этот момент Вова неизменно устремлял свой взгляд ей между ног, где пуговка клитора нет-нет да и тёрлась о ствол скользящего внутри девушки члена.

— Ах... ах... — начала постанывать Ветка, которую завёл процесс.

Но она в очередной раз не успела. Вовус под ней задёргался, и она почувствовала наполняющее её порциями тепло. Причём сделал он это молча, стиснув губы и закрыв глаза. Поёрзав ещё немного, Ветка поняла, что кончить уже не удастся. Кинув взгляд на стоявшего неподалёку Коня с торчавшим членом, она слезла.

— Вовус, извини, я тебя потом поцелую... — немного сбивчиво сказала она. — Мне просто чуть-чуть осталось...

Тот понимающе кивнул.

— Игорь! — подошла к нему Ветка. — Ты ещё хочешь?

— Конечно! — радостно отозвался тот. — А можно?

— Сейчас, я быстро! — Ветка метнулась к воде, присела, вымываясь. Вышла обратно, подошла к парню. — Как ты хочешь?

— Я бы сзади, — с надеждой сказал тот. — Мне эта поза больше всех...

— Давай, — кивнула Ветка, вставая на четвереньки на освобождённый Вовусом плед. — Только ты не сразу в опор, у тебя головка немаленькая.

— Ага, — торопливо сказал Игорь, вставая за ней на колени. Держа член рукой, поводил головкой по губам письки, раздвигая их и смазывая. Потом упёр и надавил. Член скользнул в дырочку и медленно утонул в Ветке.

— Уууух... — выдохнула она. — Ты весь вошёл?

— Ага, — отозвался Конь, неторопливо, что давалось ему с большим трудом, двигавшийся в Веткином влагалище.

— Тогда можешь не осторожничать и как хочешь, — сказала она, опуская голову на руки.

Обрадованный разрешением, Конь обхватил её за бёдра и ягодицы одновременно и принялся всё быстрее шуровать в ней своей колбасой. Ветка с каждым ударом ощущала восхитительное чувство раздвигания стенок своей киски большой головкой парня. Ей оставалось совсем чуть-чуть... ну... ещё немного...

— Аааааа! — она подняла голову и закричала, чувствуя, как внутри хлещет струями по её матке кончающий Конь.

— Аааааа! — точно так же закричал снующий в ней и расстреливающий второй за сегодня магазин патронов парень.

Ветка опустилась на руки. Когда обмякший Конь выпустил её бёдра, выходя из неё, она просто мягко скользнула вперёд, ложась на живот. Довольный парень глядел на залитое белым мягко закрывающееся отверстие её киски. Потёки, выдавливаемые сокращениями мышц, почти докатились до пледа. Игорь подцепил их пальцами, не дав стечь. А потом, повинуясь внезапному порыву, аккуратно размазал по розоватому анусу девушки.

— Спасибо, Коняша ты моя, — благодарно сказала Ветка. — Только давай сегодня мою попу не будем терзать, а?

— Да я просто... — помотал головой Конь.

Ветка встала, зажав рукой промежность. Посмотрела на ребят.

— Вы не думайте, я не отказываюсь. Пущу вас в попу, я же понимаю, что вам туда хочется, — заулыбалась она, видя улыбки парней. — Только мне подготовиться надо, понимаете? Я же хочу, чтобы вы свой первый раз запомнили с лучшей стороны...

— Веточка ты наша, — по-доброму приобнял её Кирилл. — Как скажешь — так и будет.

— Знаете что, — сказал Вова. — Есть неплохая идея. Забавы с попкой нашей подруги требуют более уютного места, — он немного смутился, но продолжил: — А у меня завтра родители к сестре уезжают на весь день, вернутся только послезавтра. Может быть, у меня соберёмся?

— Профессор!!! — восхищённо хлопнул его по плечу Конь. — Ты гений!

— Умница! — Ветка подошла к Вове и поцеловала его в губы, притянув одной рукой к себе.

Сбегала в реку, вымыла письку. Вернулась на плед и сказала:

— Вы как хотите, а у меня аппетит разыгрался!

— Да и я бы порубал, — согласился Игорь.

— Значит пришло время подкрепиться, — голосом Кролика из мультика про Винни-Пуха сказал Вова, поправляя очки.

Ребята споро накинулись на еду. Ветка потянулась за красивой помидоркой, но не достала, пришлось привстать на коленки и потянуться. Тут же её попу и письку облапила рука довольного Кирилла.

— Кто безобразничает? — засмеялась девушка. — Кир, дай мне покушать, успеем ещё.

— Боги Эллады, даруйте герою терпенье Девы красивой соблазны все преодолеть, — с улыбкой продекламировал парень.

— Кто старика Гомера поминает В минуты праздные с рукой на пирожке? — шутливо нахмурил брови Вова.

— Началось, — протянул Конь, уплетая пирожок. — Собрались поэты... Ладно, промолчу.

— А ты тоже давай, не скромничай, — поддел его Кирилл.

— Да?... — с сомнением сказал Конь. Отложил бутерброд, попил морса, откашлялся. — Кхм-кхм... Я помню чудное мгновенье, Передо мной явилась ты, И сразу стало всё отлично, Ведь не надела ты трусы!

— Ну, есть над чем поработать, — сказала девушка, просмеявшись. — Но суть передал верно.

— Айда плавать! — позвал Вова. — Меня что-то прижаривает уже.

Накупавшись и набесившись, ребята выбрались на берег. Расслабленно легли на песок. Впрочем, ребята то и дело смотрели на открытые взорам Веткин пирожок и соски. Она, конечно, замечала их внимание, да и сама видела, как постепенно оживали, наливаясь силой и вставая во весь рост, их достоинства. И хотя она уже кончила два раза, но... хотелось ещё. Всё как-то заводило — внимание и желание парней, погода, место... Вот только... Ветка поняла, что её настойчиво тянет «в кустики».

Она поднялась и направилась в сторону развалин сторожки.

— Линёк, ты куда? — спросил Кирилл.

— Барышне в удобства надо, — отозвалась она.

— Капелька, давай-ка я тебя до стен сопровожу, — неожиданно сказал Вова. — Мало ли, вдруг там ужик какой.

— Ой, ужик? — Ветка не то, чтобы боялась змей, но и не сильно любила. — Ты палку возьми тогда!

— Не бойся, — кивнул Вова.

Дойдя до стен, Ветка заглянула внутрь и поморщилась — мда... Как по минному полю ступать... Неприятно.

— Фу, — согласился Вова, заглянув внутрь. — Никакой культуры

у людей.

— Блин, — расстроилась Ветка. — Не хочу туда заходить.

— А тебе по-маленькому? — спросил Вова с деланым равнодушием.

— Ага, — согласилась она.

— Тогда можешь и здесь, ребята не видят, — предложил Вова.

— А ты?

— Ну... — Вот тут Вова себя выдал, покраснев. — Я, если честно, посмотрел бы.

— Как я писаю? — удивилась и смутилась Ветка. — Ну чего вдруг...

— Если ты смогла бы... я был бы очень рад, — тихо сказал Вова.

Ветка посмотрела на него. Писать хотелось уже сильно, больше, чем стесняться. И она решилась:

— Ну ладно.

Присев, она поймала взгляд тоже присевшего напротив парня. Преодолев стеснение, раздвинула ноги, показывая ему всё. Закрыла глаза. Струйка зашуршала по траве. Закончив, Ветка открыла глаза. Довольный Вова внимательно смотрел на её мокрые складки. Протянул руку, погладил их.

— Вовус, — дёрнулась Ветка. — Подожди хоть пока я подмоюсь.

— Я не брезгливый, — помотал головой парень. — Хочешь — могу прямо сейчас тебе полизать?

— О-о-х... — выдохнула девушка. И правда было бы хорошо. Но... Чуть позже. — Спасибо, Вовус, я точно попрошу тебя об этом. А сейчас пошли обратно.

Умывшись в реке, она подошла к ребятам. Присела около Кирилла с Игорем, погладила чуть-чуть их напряжённые члены.

— Ещё по разу?

— С удовольствием, — согласился Кирилл. — А кто первый?

— М-м-м... — задумалась на секунду Ветка. — Хотите — сразу оба?

— Как это?

— Один сзади в киску, а второму могу пососать, — предложила Ветка, немного гордясь своей смелостью.

— Ого! — восхитился Конь. — Групповушка! Круто!

— Тогда я спереди, — сказал Кирилл. — Ты мне так ещё не делала.

— А я тогда за исследование глубин возьмусь! — довольно заявил Игорь.

Девушка встала на четвереньки перед Кириллом, сразу облизав его головку. Потом прошлась широким язычком по стволу от яичек до головки. И снова насадилась головой.

Конь, пристроившись сзади, довольно щупал Ветку за попу, мял складки письки, окуная туда пальцы. Ветка освободила рот и сказала:

— Игорёк, ты полижи меня немного, так лучше будет заходить.

Парень прилёг. Лизнул губки раз, другой, принялся изучать рельеф Веткиного пирожка. Самостоятельно нашёл клитор, приласкал его, заставив подругу вздрогнуть. Вскоре он почувствовал на языке Веткин сок, немного пошевелил языком, пробуя его на вкус. И принялся рьяно вылизывать его из сердцевинки.

— Конь, — прервала его Ветка, снова снимаясь ртом с члена Кирилла. — Давай, уже можно. — Тут же руки Кира мягко, но настойчиво натянули её голову обратно на головку.

Конь довольно утёрся рукой, встал на четвереньки, смахнул краем пледа несколько песчинок с головки и вонзил себя в девушку. Выдохнул, ощущая приятную тугость, и заскользил внутрь-наружу, поглаживая Веткину попку.

Ощутив внутри себя наполненность, Ветка принялась скользить губами и языком по члену Кирилла. Конь сзади двигался очень приятно, растягивая её и вбок, и вглубь. Она же старалась насладиться не только этим, но и ощущением такого же распирания во рту. Правда поймать общий ритм парни пока не смогли, чем немного сбивали. Но ничего, Ветка готова была с этим смириться, потому что — дело практики ведь, да?

А тем временем, её стараниями Кирилл приближался к финалу. Он двигался всё резче, так что Ветке приходилось придерживать его рукой временами. И вот...

— Хах! А-а-а-а-а! — парень обхватил голову девушки руками и почти насаживал её на снующий отрывисто член. Ветка торопливо глотала, чтобы не поперхнуться, не дай бог. Хорошо хоть, продолжалось семяизвержение у Кирилла не так долго. Он довольно отпустил подругу, усевшись напротив.

Увидев, что никто ему больше не мешает, сзади активизировался Конь. Ну, как активизировался? Он и раньше не скромничал, хорошо так насаживая Ветку. А теперь и вовсе принялся сновать глубоко и ритмично. И как у него так хорошо получалось, при отсутствии опыта? Как бы то ни было, кончил он всего на минуту позднее Ветки, которая, не стесняясь, ловила с громкими стонами и вздохами заслуженный оргазм.

Довольно обхватив её попу, Конь привалился ей на спину, не спеша выходить. Только когда прошла расслабленность, Ветка лёгким движением спины дала понять, чтобы он слез. С лёгким чмоканьем сарделька парня вышла из её киски. Ветка перевернулась на спину и привычно уже зажала складки ладонью. Идти до воды было лениво.

Рядом присел Вова, ласково погладил её по груди. Поиграл соском. Скосив на него взгляд, Ветка увидела готовый к бою флагшток.

— Вов, я сейчас до воды схожу, подожди немного, — выговорила она.

— Капелька, да ты не вставай, — мягко сказал Вова. — Я и так могу, без речки.

Девушка посмотрела на него. Нет, в глазах и на лице парня не было отвращения.

— Не боишься, что там у меня осталось от Игоря? — на всякий случай спросила она.

— Не-а, — мотнул головой Вовус. — Я тебе и ещё добавлю.

— Ну давай, — разрешила Ветка, которой было немного интересно — как ей это почувствуется.

Вова сел между её ног, раздвинул их, устраивая поудобнее. Постучал по ладони, чтобы Ветка открыла взгляду свой уже начинённый раз пирожок. Поводил свой надутой головкой по сперме Коня, выступившей наружу. И въехал внутрь Ветки одним ударом.

— Ооооу... — выдохнула она.

Вовус принялся энергично напяливать её на себя, держа за бёдра и попу. Время от времени он довольно брался за грудь, теребя и потягивая соски. Потом возвращался руками вниз, теребя скользкую шишечку клитора.

Такой атаки сразу на все свои прелести Ветка не ожидала. Поначалу она ещё пыталась анализировать свои ощущения: «неплохо так, скользит хорошо, не так стыдно, как думала, чуть-чуть только, как ощущение немытости, но сделаем вид, что это смазка, Вовус совсем не брезгует, вон как толкает, ай! как он за соски потянул! приятно, молодец какой! а теперь и за клитор взялся, да ты умничка просто, хороший мой Профессор!» Но быстро бросила, потому что приятные волны накатывали со всех сторон, отключая голову. Ни о чём не хотелось думать, потому что как же хорошо-о-о-о-о-о!!!

Ветка выгнулась вверх, бодая напряжёнными сосками летнее небо и неистово подмахивая сжимающейся писькой Вовке. Тот будто ждал этого момента, потому что упал на подругу, схватив её под лопатки, и принялся быстро долбить членом. Впившись поцелуем Ветке в губы, он кончил тремя мощными, как почувствовала девушка, струями внутрь. По инерции двигал туда-сюда членом ещё с минуту. Потом вышел, оставив у Ветки мимолётное чувство пустоты внизу.

Схватить себя ладошкой за письку она сообразила слишком поздно. Пальцами второй руки она пошарила под попой — так и есть, плед измазала.

— Эх, — с досадой сказала она, усаживаясь и смотря между ног. — Придётся застирать быстро.

— Не переживай, — сказал Вова. — Не твоя вина, плед заляпали ещё в процессе, это я из тебя повыдавливал.

— Ну, теперь точно мыться, — встала девушка. Вова подхватил плед. Отмывая его в воде, он то и дело косился на подругу, отмывавшую себя снаружи и внутри. Ветка, заметив это, хихикнула:

— Неужели тебе всё ещё это интересно? Вроде бы рассмотрел меня вдоль и поперёк.

— Интересно, — не стал отпираться Профессор. — Я тебя ещё и на сотую часть не рассмотрел. Всё у тебя такое интересное...

— Спасибо, — кокетливо подмигнула Ветка. — Умеешь ты к девушке подкатить.

— Вот как раз подкатить не умею, — хмыкнул Вова, улыбаясь. — А вот если фазу уговоров пропустить, то... — он многозначительно подмигнул, подняв вверх указательный палец.

— Без уговоров неинтересно, — показала ему язык девушка. — Само ухаживание так порой возбуждает...

— Да, ощущение будущего натяга — это что-то, — серьёзно сказал Вова. И подмигнул подруге.

— Вовус! — она с улыбкой плеснула в него водой. — Я ему про романтику, а он мне!

— Шутка юмора, — отозвался Вовус, вынося плед и бросая его на солнце.

Все четверо валялись на песке, загорая. Хотя солнце уже клонилось к горизонту и основной жар спал. К Ветке подсел Вова и принялся не спеша гладить её, иногда легко давая понять — куда ей повернуться. Она с удовольствием выполняла его приказы, потому что ощущения были очень приятные.

Посмотрев на эти забавы, к ним подошли и остальные. В шесть рук они быстро довели Ветку до оргазма, который был... каким по счёту? Голова была пуста как шарик в летний день и считать ей совершенно не хотелось.

— Интересно, а сколько раз ты кончить можешь? — спросил Конь.

— Не знаю, — сказала Ветка. — Не считала никогда. Но с вами норма явно перевыполнена, — улыбнулась.

— А вот если тебя постоянно... ну... — Конь замялся, подыскивая слово.

— Дрочить? — сделала это за него девушка. Увидев его реакцию, захихикала: — Никак не привыкнешь, что я тоже такие слова знаю, да, Игорёк?

— Ну да, есть такое, — кивнул тот. — Нам же постоянно отовсюду твердят, что вы матом не ругаетесь...

— ... и не дрочите себе, ага, — закончила Ветка. — Глупости. Просто у нас ограничений больше в жизни, а так нам того же хочется, что и вам, парням. Только вам-то секс — кончил и молодец, а нам — как бы не залететь, вот бы не разболтал, а не потеряет ли интерес...

— Всё сложно, короче, — подытожил Кирилл, хмыкнув.

— А ты и правда себе... дрочишь? — спросил Игорь.

— Конечно, — удивилась Ветка. — Парня хорошего найти очень непросто, так что же, всё это время бабочками любоваться? У самого, наверное, каждое утро подъём флага. А я тоже хочу.

— А как это у вас, девушек, проявляется? — заинтересовался Кир. — У нас понятно, всё сразу видно, а у вас?

— Ну... — протянула Ветка, размышляя «говорить или нет». С другой стороны, теперь уже скрывать будет глупо. И даже, наверно, нечестно. — У нас не сразу, но тоже видно. Соски напрягаются. А внизу влажнеет.

— Здорово, — чуть неторопливо сказал Кирилл. — Но вот как это разглядеть, если девушка одета?

Ветка, подумав, сказала:

— Если девушка тобой заинтересовалась, то она будет больше времени с тобой проводить. Смотреть на тебя заинтересованно, трогать тебя как бы мимолётом...

— Капелька, — прервал её Вова. — Это ты рассказываешь про начало отношений. А Кир спрашивает — как понять, что можно с девушкой к сексу переходить?

— М-м-м... — поняла его девушка. — Однозначно будет лицо и грудь краснеть, прижиматься будет к тебе. Ну и целоваться, конечно, взасос.

Она вскочила.

— И вообще, мальчишки, это же не конкретный план! Бывают нюансы. Так что — сами всё поймёте! А теперь я хочу купаться!

И побежала в воду. Парни посмотрели, как она дурачится, брызгаясь, и присоединились. С хохотом и Веткиными визгами хватая её за всё подряд и подщекочивая.

— Ай! Кир! Не надо! Мальчики! Конь, защити меня от него! Эй! Я защитить просила, а ты меня решил, как червяка на крючок насадить? Да подожди, я сейчас упаду...

Плюх!...

— Ну всё, полу-кентавр, месть моя будет страшна! Вова, держи его! Стоять!

... Когда собрались домой на часах было почти девять вечера. Ветка устало крутила педали, мечтая завалиться в кровать. Так было бы хорошо, если бы её кто-нибудь вёз!... Но и так неплохо. Мальчишки тоже подустали, но нет-нет, да и подмигивали ей, улыбаясь. Конь один раз даже подъехал близко и на ходу чуть потискал одной рукой её попу. Ветка довольно завизжала, чтобы он не дурачился, а то они оба свалятся в канаву.

Расцеловавшись со всеми, она затащила велик в квартиру. Папа был дома.

— Ну как? — спросил он. — Как съездили?

— Отлично, — она показала большой палец. — Только устала немного. Завтра хотим с ночёвкой к Вовке завалиться, фильмы смотреть будем. Отпустишь?

— Если обещаете вести себя благоразумно, — подмигнул ей папа. — Как и подобает юной леди.

— Можете на меня полагаться, — шутливо присела в книксене Капитолина. — Ладно, пап, я в душ и спатеньки. Ножки-ручки гудят.

На следующее утро она проснулась поздно. Выспавшаяся и довольная, она вскочила с кровати, потянулась, почти чувствуя, как хрустят и тянутся суставы с мышцами.

— Э-э-эх! Лепота! — крикнула Капа и пошла умываться.

Позавтракав, она вспомнила — что ей сегодня предстоит. Надо подготовиться, решительно подумала девушка и направилась в ванную. Там она тщательно помыла попу с мылом. Подумала и потянулась за клизмой, стоявшей на полке за бутылочками её шампуней и гелей.

— С такими болтами как у Кира с Конём это не будет лишним, — пробормотала она, устраиваясь боком на полу ванной. Ввела кончик клизмы в попу и надавила грушу...

Натруженная с непривычки — а точнее, после долгого перерыва — попа побаливала. Пользуясь одиночеством, Ветка завалилась на кровать и неторопливо дрочила себе, не забывая массировать кремом колечко ануса. Звонок в дверь прозвучал в аккурат после её оргазма.

— Успела! — она довольно влезла в шорты с футболкой и пошла открывать дверь.

На площадке стоял улыбающийся Вова.

— Не передумала? — спросил он.

— Чего вдруг? — гордо улыбнулась Ветка. — Я своё слово держу.

— Приятно слышать, — парень прижал руку к груди и чуть поклонился. — Тогда... жду тебя внизу?

— Да заходи, мне только одеться, — потянула его в квартиру Ветка.

Пока Вова осматривался в гостиной, она достала из шкафа голубое летнее платье. Из ящика с бельём взяла белые лифчик с трусиками. Скинула футболку с шортами, надела трусики.

— Сегодня ты решила по парадному? — услышала она голос Вовы. Тот стоял в дверях комнаты и с удовольствием наблюдал за ней.

— Думаешь не надо? — спросила Ветка, вдевая руки в лямки бюстгальтера. — А мне хочется. Застегнёшь?

Вова подошёл, неумело подтянул сзади крючки к петелькам.

— Сложная конструкция, — резюмировал он. — Одной рукой фиг расстегнёшь.

— Дело навыка, — подняв брови, многозначительно сообщила ему Ветка. — Наловчишься ещё.

Застегнув платье, она повертелась перед зеркалом. То, что надо!

— А вот теперь можно идти, — сказала она другу.

Сегодня для разнообразия шли пешком. Да Ветка и не стала бы на велике в платье. Вова всё посматривал на неё, она ловила боковым зрением его внимание.

— Что такое? — спросила она наконец, когда несколько немых вопросов мимикой не дали ответа от парня.

— Да смотрю и думаю — как будто во сне иду, — сказал Вова. — Или в кино. Или как будто книгу читаешь. Немножко не со мной всё будто происходит.

— Почему?

— Ну... — Вова помолчал. — Просто всё очень здорово. Ты красивая девушка. Ты подруга моя, давняя. А теперь ещё и...

— Я поняла, — сказала Ветка. — И как?

— Это офигеть как круто, — сказал Вова. — Это просто... голова взрывается.

— Пошли, — покрасневшая от комплимента Ветка дёрнула его за руку.

В прихожей Вовы она не заметила обуви Игоря и Кирилла.

— А где парни?

— Скоро будут. Сказали, что в магазин завернут. Спрыснуть встречу, так сказать, — Вова с улыбкой изобразил щелчок по горлу.

— Понятно, — засмеялась девушка.

Она погуляла по квартире. Воспоминания были такими давними, что казалось будто впервые у Вовы дома. Заглянула в спальню к родителям, увидев большую двухместную кровать, мельком подумала — здесь? В гостиной был диван, у Вовы в комнате обычная полуторка. Значит точно в спальне, подумала она. Зная парней...

В дверь позвонили. Послышались радостные голоса парней, слегка звякнуло стекло. Ветка вышла в прихожую. Увидев её, Кирилл и Игорь засияли как новые пятаки.

— Привет! — она подошла и поцеловала каждого. — Вы там не много ли набрали? А то упьётесь.

— Обижаешь! — хохотнул Конь, звеня пакетом. — Меру знаем.

Она прошла за парнями на кухню, где Вовка, пока она осматривала квартиру, успел уже накрыть стол. Фрукты, немного сыра и колбасы. Молодцы, с удовольствием подумала Ветка. Подготовились. Ну и она постарается не ударить в грязь лицом.

Игорь налил ей хорошего итальянского игристого, сами мальчишки ограничились маленькими стопочками коньяка. Закусили. Все переглядывались друг с другом, периодически хмыкая и пофыркивая.

— Так, — первым не выдержал Конь. — Мы тут что собрались — пьянствовать?

— И правда, — согласилась Ветка. — Всем же понятно, что главное блюдо сегодня — моя маленькая попа.

Она потрогала её обеими руками, сделав жалобное лицо.

— Боится, что вы её обидите своими большущими дрынами, — сказала она нарочитым шёпотом.

— Ну что ты, — подыгрывая ей, протянул Кирилл, кладя ладонь на её ягодицу. — Мы аккуратненько. Чик — и всё. Вскроем попочку в лучшем виде.

— Предлагаю всем пройти в опочивальню, — кивком головы обозначил направление Профессор, улыбаясь.

В спальне он снял покрывало с кровати.

— Бельё свежее, — сообщил он, глядя на Ветку.

— Спасибо, — она от волнения сделала небольшой книксен. Посмотрела на ребят и стала расстёгивать платье. Парни тоже стали раздеваться.

Вскоре все стояли голыми и рассматривали друг друга. Ну, то есть, понятное дело, парни рассматривали её, она — парней. Вздохнув, Ветка села на кровать, подвинулась в середину и легла на спину. Сейчас главное немного успокоиться, лучше всего — завестись. Так, подумала она, погоди-ка!

— Вова, — позвала она, — принеси мне мою сумку и стакан воды.

Он быстро вернулся. Девушка выпила таблетку контрацептива, поставила стакан на тумбочку.

— Всё, — чуть улыбнулась она. — Можно начинать.

Переглянувшись, парни потихоньку устроились на кровати кто где, поглаживая подругу. Кирилл завладел левой стороной, прохаживаясь ладонями от попы до груди, где довольно покручивал уже тугой сосок. Игорь, немного недовольно поглядывая на Вовуса, тискал Веткину грудь и гладил живот. Довольный Профессор оккупировал Веткино междуножие, играясь с губами и клитором.

Совместные усилия парней достаточно быстро принесли результат — девушка намокла и возбудилась. Естественно, первым это заметил довольный Вовус, извлекая из подруги скользкий, немного терпко пахнущий палец.

— Капелька, — позвал он подругу, — может попробовать?

— Ага, — согласилась она, ощущая нарастающее тепло во всём теле, больше всего, конечно, искрящее в груди и между ног.

— Тогда переворачивайся и вставай на коленочки, — велел Вовус. — Парни, помогите.

Поставив Ветку в требуемую позу, он достал из-под подушки тюбик анальной смазки с голубой крышечкой. Выдавив немного на розовый стянутый кружок ануса гель, он принялся размазывать его пальцем, немного ныряя внутрь. Подготовленный девушкой за утро, мускул поддавался легче, чем обычно. Довольный Конь, ухвативший Ветку за губки и перекатывающий их между пальцами, которые почти постоянно ныряли внутрь влагалища, вносил свою немалую лепту в процесс покорения девичьей попочки.

— Сколько уже пальцев, Вовус? — спросила, подрагивая, Ветка.

— Три, — отозвался парень. — Думаешь — пора?

— Давай попробуем. Кир, Игорь, без обид — пусть Вова первым будет.

— Как скажешь, Ветка, — потискал её ягодицу Конь, отступая в сторону.

Вова капнул на головку геля, чуть размазал. Устроился позади Ветки и осторожно начал давить на анус. Ожидавшая неприятных ощущений Ветка почувствовала, как что-то плотное раздвинуло её попку, вошло и двинулось дальше. На удивление, больно совсем не было.

— Ты меня чем намазал, Вовус? — удивлённо спросила она, поворачивая к нему голову.

— Гель с анестетиком, — ответил он, любуясь на скользящий внутрь попки член. — Притупляет ощущения.

— Спасибо, совсем не больно, — улыбнулась девушка.

— Как в тебе хорошо, — довольно сказал Вова, войдя в неё до конца. — Туго так, ощущения совсем другие, чем когда в киску.

— Лучше?

— Н-нет, — задумался на секунду Вова. — Другие. Приятные, но по-другому.

Он постепенно наращивал амплитуду, двигаясь в попке девушки. Поглаживая и тиская ягодицы, довольно быстро пришёл к финалу, выпустив струи внутрь. Вышел наружу, глядя, как из покорённого им отверстия начинает проступать сперма.

— Ну как? — спросила его Ветка, прикрыв попу рукой и садясь. — Мальчишки, поищите полотенце какое-нибудь.

— Вот, — подал ей Кир. И тоже спросил Вовуса: — Говори, Профессор, как оно?

— Пока не попробуете — не поймёте, — ответил тот, переводя дух. — Кайф, конечно, непередаваемый. Особенно когда головкой в самом начале попки двигать, там колечко сильно обжимает, как будто пальцами.

— Блин, я хочу попробовать! — заторопился Конь. — Ветка, ты как? Пустишь меня?

— Сейчас, — она старательно вытерлась полотенцем. — Только ты не сразу в разгон, у тебя толстый.

— Не вопрос ваще, я осторожно! — пообещал парень, вставая позади неё.

— Смазку не забудь! — напомнила ему Ветка.

Парень щедро размазал гель по сливовидной головке, добавил на дырочку попки. И приступил. В этот раз Ветка сразу почувствовала, что в неё проникает нечто большое, это не могла скрыть даже смазка.

— О-о-о-о! — она даже немного выгнула спину. — Подожди, Игорёк!

— Да я почти задвинулся, Веточка, — успокоил её Конь, который на самом деле вошёл только головкой. — Ты такая кайфовая сзади!

Он чуть навалился на неё сверху и нажал бёдрами, въезжая в девушку.

— Офигеть! — выдохнул он.

— Ой-ой-ой! — Ветка зажмурилась. — Конь, не издевайся, добавь смазки! У тебя, блин, дубина, а не член!

— Ха-ха! — довольно хохотнул парень, но послушно вышел. Потянулся за тюбиком смазки, но приложивший к губам палец Вовус дал ему другой, с красной крышечкой, подмигнув. Удивившись, Игорь воспользовался смазкой, снова штурмуя попку подруги.

— Блин, ты такой большой, что кажется будто у меня от трения там всё разогрелось, — сказала Ветка, подаваясь под толчками Коня.

— Спасибо за комплимент, — польщённо отозвался парень, довольно держась за ягодицы девушки и всё быстрее снующий в ней. — Тебе не больно?

— Да вроде уже нет, — отозвалась Ветка. — Надо же, привыкла к твоему размеру.

— Это хорошо, — Конь ещё больше увеличил амплитуду качков, шлёпая бёдрами по её попе. — Капец ты туго меня обхватываешь! Кайф!

Под самый конец, когда уже почти грубо засаживающий ей Конь выпустил внутрь неё мощные струи, Ветка с удивлением поняла, что ей самой это немного понравилось. Боли не было, а ощущение заполненности, даже какой-то распёртости и невозможности что-то изменить давали чувство нового удовольствия, которого она раньше не испытывала.

Привычно вытираясь полотенцем, она скользнула взглядом по тюбику смазки и присмотрелась внимательнее. Взяла его, прочитала название. Подняла на Коня удивлённый взгляд:

— Игорь, это ты мне смазку поменял?

— Чего бы вдруг? — отозвался тот. — А что, не то что-то?

— Да как сказать... — вглядываясь ему в лицо сказала Ветка. — Это не анестезирующая смазка, а возбуждающая. Чуешь разницу?

— Э-э-э... — замялся Конь. Скользнул взглядом в сторону парней, как бы прося поддержки.

— Капелька, не ругай его, — сказал Вова. — Это моих рук дело. Прости, если что не так. Я просто хотел, чтобы тебе тоже немного понравилось. А то как-то... эгоистично с нашей стороны будет.

— Вот оно что, — довольно протянула Ветка. — Ну да, как я сразу не догадалась. Если какая затея, то это к Профессору. А прямо сказать не мог?

— А вдруг бы ты отказалась? — немного скованно ответил парень. — А так был шанс, что не сильно ругать будешь, если сработает.

— Сработает... — беззлобно показала ему язык Ветка. — Ладно, врать не буду, что-то такое необычное ощущается.

— Готова ещё раз это проверить? — подмигнул ей Кирилл. — Я бы точно проверил.

— Иди сюда, — кивнула ему девушка.

— Нет, подожди, — остановил Кирилл уже встававшую на четвереньки Ветку. — Я хочу тебя так.

Он уложил её на спину, подсунул под попу подушку, приподымая. Смазал себя и Ветку. Посмотрел ей в лицо, погладил влажные губы между ног, чуть покружил пальцами вокруг клитора.

— М-м-м, — отозвалась на его манипуляции Ветка. — Жулик ты, Кир.

— Ага, — довольно кивнул он, пристраивая головку члена напротив входа в её попку. Надавил, входя.

— О-о-о-х... — вырвалось из девушки. Новая поза позволяла ей видеть, как толстая колбаса члена потихоньку въезжала ей в попку, скользя смазкой.

Кирилл, сопя, добился того, что его лобок соприкоснулся с лобком Ветки. Он попытался ещё немного вдавить себя в подругу.

— Осторожней, — выдохнула она. — Ты меня и так как бабочку на шпильку насадил.

— Не могу удержаться, Линёчек, — улыбнулся Кирилл, держа её за попу. — Хочется тебя постоянно... натягивать и натягивать...

Он вышел из неё, добавил немного геля на головку и внутрь Ветки на пальце. порно рассказы Снова задвинулся внутрь, наблюдая как растягивается, пропуская его, колечко сфинктера и тесно обхватывает ствол потом. Вошёл до упора и, глядя подруге в лицо, стал качать тазом.

Вскоре слышалось только сопение Кирилла, постанывание Ветки и шлепки тел. К ним добавился немного чавкающий звук от вбиваемой внутрь попки смазки. Кирилл периодически забавлялся тем, что дрочил Ветке письку, заныривая пальцами внутрь и теребя клитор. От всех этих манипуляций девушка чувствовала, что придёт к оргазму раньше, чем парень.

— Кир... ты... ещё... долго?... — выдохнула она. — А то... я... уже... скоро...

— Сейчас, — заторопился он, ускоряясь. Подхватил Ветку под спину, прижимая к себе и наяривая внутри попки длинным стволом. — Ещё... немного...

— О-о-о-о-о!!! — первой ощутила оргазм девушка, вздрагивая всем телом. Мышцы попки сжимались, принося такую желанную для парня стимуляцию.

— Да-а-а-а-а!!! — выдохнул Кирилл, стреляя внутрь подруги семенем.

Сделав ещё несколько затихающих по силе движений, он привалился к ней, уткнувшись в шею. Ветка распалённо дышала, глядя на улыбающихся Вову и Игоря.

— Довольны? — слабо улыбнулась она. — Покорили новую высоту.

— Скорее глубину, — подмигнул ей Кирилл, поднимаясь на руки и выходя из неё. — Очень классную глубину.

Ветка осторожно пощупала пальцами колечко ануса, которое представляло собой теперь вовсе не ту нетронутую дырочку, что была утром. А реально кольцо диаметром сантиметра три, потихоньку, правда, сужающееся.

— И что вам так наши попки покоя не дают? — спросила она, дотягиваясь до полотенца. — Так и манит вас туда.

— Ну ты же понимаешь, Веточка, что нам хочется все ваши отверстия покорить, чтобы вы поняли, что парень в каждой вашей дырочке хозяин, — полушутливо сказал Вова. — Круче этого ощущения и нет ничего. Когда понимаешь, что можешь любимую девушку в любой момент в любую дырочку... И чтобы ей это нравилось и хотелось этого.

— Покорители, — хмыкнула, улыбаясь, девушка. — Так, я в душ.

Выйдя из ванной, она увидела сидящих на кухне парней, уже тяпнувших коньяка.

— А даме налить? — потребовала она.

Выпив вина, Ветка посмотрела на мужскую доблесть, уже вполне созревшую для новых свершений. Как бы им намекнуть, что уже можно ещё раз?... Говорить прямо не хочется, пусть сами догадаются.

— Что-то я, пока лежала, затекла немного, — сказала она. — Надо бы размяться.

Она встала посреди кухни и принялась делать наклоны в стороны, потом вращение тазом. Уже на этом месте мальчишки с интересом смотрели на выпячивающийся в их сторону лобок с губками и клитором. А когда Ветка, повернувшись спиной, стала делать наклоны к ступням ног, демонстрируя парням обе свои дырочки, предсказуемо не сдержались.

Она почувствовала, как сразу две руки лапают её за попку, нетерпеливо проникая внутрь письки и попки. Посмотрела меж расставленных ног — Кирилл с Конём, конечно же.

— Что, опять? — деланно удивилась она. — Я думала вы всё.

— Ну конечно, — хмыкнул Конь. — Размечталась.

— А ну-ка, — Кирилл подхватил её на руки и потащил в спальню.

— Ветка, а давай снова вдвоём мы тебя, — предложил Конь, заходя туда с Вовой вслед за ними.

— Чё ж не втроём-то? — прищурилась на него Ветка и прикусила язык. Но по глазам парней поняла — поздно. — Эй-эй, я ж просто так сказала!

— Первое слово дороже второго, — немного злорадно, но больше шутя сказал Игорь, намазывая головку гелем. — Осталось только места распределить.

— Жребием? — предложил Вовус. — Камень-ножницы-бумага? Победитель первой схватки сам выбирает, второй — тоже, третьему — что останется.

— Ничего себе — что останется! — немного возмутилась девушка. — Это я, так-то!

— Никто не спорит, — Кирилл поцеловал её, прерывая возмущение и немного играя с её писькой. — Мы ж тебя не оставим без удовольствия, Линёк.

— Надеюсь, — чуть ткнула его в плечо Ветка.

Быстро бросив жребий, мальчишки определились с местами. Конь довольно выиграл главное женское отверстие, Вова — попку, а Кирилл приготовился накормить Ветку своим «йогуртом».

— Ладно, агрессоры, — начала командовать Ветка. — Чтобы все могли разместиться нормально, надо сделать так. Игорь, ты снизу, я на тебя сейчас сяду.

Устроившийся на кровати Конь был тут же перевёрнут поперёк кровати.

— А то как остальные влезут? — резонно заметил ему Вовус.

Ветка опустилась на торчащую сардельку Коня, вызвав на его лице довольную лыбу. Смазавший себя и подругу Вова осторожно, прерываемый ею, задвинул себя в попку.

— О-о-о-о-х, — выдохнула девушка. — Давайте-ка поначалу потихоньку, а то порвёте меня как тузик грелку.

— Мы аккуратно, — заверил её Конь, обхвативший её грудь.

Кирилл подвинулся к её голове и стал пробовать осуществить минет. После некоторых попыток ему это наконец-то удалось. Ветка попробовала пару раз соснуть головку, двигая головой. Освободилась.

— Кир, тебе придётся самому мою голову двигать. Только осторожно! Не надо таранить как ворота вражеского замка!

— Не бойся, — тот взял её за лицо снизу и неторопливо стал надевать ртом на головку.

Все стали потихоньку пробовать — что же у них может получиться. Потому что одно дело — порно, другое — жизнь. Конь потихоньку поддавал снизу тазом, въезжая в Веткину киску, Вова бурил попку, а Кирилл водил сосущей головой девушки по своему стволу.

Более-менее получаться стало только минут через десять, когда все нащупали общий ритм. Раз — Конь с Вовусом задвигают себя внутрь тела девушки, одновременно стягивая её с Кирилла. Два — он тянет её обратно, заставляя выпускать из своих нижних дырочек члены парней. И снова — раз, два...

Ближе к концу Ветка даже начала находить в этом определённое моральное удовольствие, иногда прорывающееся в киске приятными волнами, когда Конь задевал внутри влагалища нужные точки и дразнил клитор касаниями своего тела. Но больше, конечно, было морального аспекта. Ощущение полной беспомощности, когда парни сами распоряжаются твоим телом, доставляя себе и тебе удовольствие — это что-то особенное...

Кончила она между оргазмами Коня и Вовки. И принялась доводить до кондиции Кирилла. Вскоре, проглотив его залпы, она попросила парней выпустить её. Все четверо расслабленно и удовлетворённо легли рядом. Ветка положила под попу полотенце, во рту было немного клейко, но идти за водой самой или просить мальчишек было лень. Потерплю, подумала она.

— Капелька, ну как тебе? — спросил её Вова, лёгший у неё в ногах. Как бы уступивший место Кириллу и Игорю у её боков, на самом деле он весьма довольно то и дело посматривал ей между ног. Вот хитрюга, хмыкнув про себя, подумала девушка.

— Сказать цензурно не получится, Вовус, — вслух отозвалась она.

— Да можно и матом, — разрешил ей Конь, уже поглаживавший ей левую грудь и игравший соском.

— Да? — немного усомнилась Ветка. Глянула на Кирилла, тот кивнул. — Ну тогда так: наеблась на три дня вперёд.

— Ха-ха-ха! — довольно засмеялся Конь. — Здорово!

— Надеюсь

ты несерьёзно это, — поцеловал её в правый сосок Кирилл. — Потому что не хотелось бы тебя на три дня отпускать.

— Да ежу понятно, что вас теперь от меня не оторвать, — понимающе сказала девушка. — Приучили кота к валерьяне...

— Тебе же тоже нравится, — недоумевающе сказал Конь, глядя на неё. — Или нет?

— Да нравится, Конёк, нравится, — немного вздохнула Ветка. — Только думаю иногда — а надолго ли это всё? И что потом?

— Когда потом? — спросил Игорь.

— Не всю ведь жизнь мы вот так сможем валяться вместе, — сказала девушка. — Сначала на учёбу разъедемся, там у вас девушки появятся. Потом работа, семьи...

— Капец ты продуманная, — наморщил лоб парень. — Я вообще об этом сейчас не думаю!

— Ветка, а чего ты вдруг решила, что мы все вот так вот разъедемся в разные стороны? Что, нельзя вместе быть? — спросил Кир. — Политех у нас, медицинский тоже. Спортивная школа есть. Так что мы трое можем и в городе остаться.

— Предлагаешь мне тоже вместо Москвы тут на иняз поступать? — посмотрела на него подруга.

— Ну как сказать, — подумал парень. — Если захочешь так сделать — мы будем все четверо рядом.

— Ну, допустим, — Ветка повозилась, закинула на парней ноги, разводя их. Бросила взгляд на Вову — так и есть, смотрит на её письку вовсю. Вот неугомонный, подумала она с улыбкой. — А дальше что? Закончим вышку, надо будет семьями обзаводиться. Лет пять у нас будет, в лучшем случае. Могли бы в это время найти себе девушек, с которыми жить хотите.

— А если уже нашли такую девушку? — сказал Вовус. — И это ты?

— Ой, Вовус, я серьёзно, а ты всё шутишь, — фыркнула Ветка.

— Нет, ты послушай меня, — продолжил парень. — Я тебе сейчас скажу кое-что. Что ещё никому не говорил. Может ты, конечно, и подозревала это... Ты мне нравишься с шестого класса, как наши два класса объединили. Просто я никогда не думал, что ты можешь во мне что-то разглядеть, поэтому и не подходил с романтикой. Потом ты уехала в Рио, и я подумал — всё, конец истории. А когда ты вернулась... Это как ощущение воздуха, Капелька. Он есть — и ты живёшь. Его нет — и тебя тоже. Вот ты для меня воздух.

— Вова... — ошарашенно выдавила Ветка. — Я и не думала, что ты так ко мне относишься...

— Ну, теперь знаешь, — он молча смотрел ей в глаза.

— Молодец, Профессор, признался, — сказал Конь. — Я тебя зауважал. Я б так не смог красиво сказать. Хотя и хотел бы.

— ? — перевела на него взгляд девушка.

— Ну что... — замялся он. — Ты мне тоже нравишься, Ветка. Только я видишь, со словами не дружен. А ты умная, чем я тебя могу привлечь?

— Да перестань, Игорь, — попыталась прервать его девушка.

— Я в тебя знаешь, когда влюбился? — продолжил Конь. — В седьмом классе, когда ты на Новый Год в спектакле играла. Снегурочку. Вот прям как будто первый раз тебя увидел, честно. Ты так здорово на сцене смотрелась... Потом ещё так сложно было с тобой общаться как раньше, типа ты друг и всё такое. А хотелось и за попу взяться, и поцеловать... И слушать тебя, когда ты говоришь... Ну, короче, вот такие дела...

Ветка потрясённо молчала, переводя взгляд с Игоря на Вову.

— Вы меня разыгрываете, да? — с надеждой понять логику происходящего спросила она. — Ну так ведь не бывает...

— А как бывает, Линёк? — спросил Кирилл. — Бывает, что трое мальчишек внезапно понимают, что их друг детства превратился в девушку, которую хочется любить? Бывает, что боишься признаться ей, потому что дружба может распасться и тогда потеряешь всё? Бывает, что внезапно, когда совсем не ждёшь, она возвращается и ты смотришь на неё, пытаясь понять — какая она стала? А потом всё становится ещё сложнее. Вы все четверо снова дружите, только уже по-взрослому. Занимаетесь сексом. И как рискнуть ей сказать о своих чувствах, которые так и не прошли?

— Кир, — тихо сказала Ветка. — Ты что, тоже меня... ?

— Люблю. Чем хочешь поклянусь.

Капитолина закрыла глаза, потому что голова начала кружиться. Все слова, сказанные мальчишками, как ворох листьев кружились перед ней. Что-то надо сказать, подумала она, непременно надо что-то сказать... Кому? Что?

— Давайте выпьем, — сказал кто-то, и девушка поняла, что так незнакомо звучит её собственный голос. — Мальчишки, принесите, пожалуйста.

На кухню сбегали Кир с Игорем, принесли выпивку и немного закуски. Ветка приняла почти полный бокал вина и молча осушила его. Парни тоже опрокинули по стопке коньяка.

— Мальчишки, — медленно произнесла Ветка. — Вот что мне теперь делать?... Кого из вас выбрать? Это же... не представляете, как трудно. Да и остальным как потом быть? И дружба наша... может кончиться.

— Капелька, — погладил её по руке Вова. — Не переживай так сильно. Мы же не хотим тебя нашими чувствами связать по рукам и ногам. Давай на сегодня забудем пока про всё, как будто не было этого разговора. Просто собрались вместе посидеть, полежать. — Он улыбнулся. — Давай-ка сходим в ванную, тебе надо умыться. У нас с ребятами на тебя ещё планы есть. Да, парни?

Кирилл с Игорем кивнули, улыбаясь. Их концы уже наливались силой, выпрямляясь.

— Пошли, — вздохнула, поднимаясь, Ветка. — Ох, мальчишки, мальчишки...

Спустя несколько лет

— Капелька, я пошёл! — Вова поцеловал Ветку в щёку, подхватил небольшой портфель и ключи. — Вечером увидимся!

— Давай скажем папе «до вечера», — с улыбкой сказала Ветка, держа на коленях светловолосую девчушку.

— До весила, папа, — та помахала рукой, улыбаясь во все десять зубов.

— До вечера, Настя, — Вова чмокнул её в макушку и открыл входную дверь. Там с ключом наготове стоял Игорь.

— О! Привет всем, — весело сказал он. — Ветка, устал как собака после суток. Поесть бы и поспать.

— Конечно, Конёк ты мой, — улыбнулась она и крикнула вглубь дома: — Макси-и-м! Папа пришёл!

— Папа! — в прихожую вприпрыжку вырвался крепкий краснощёкий бутуз. — Ур-ра!

— Лови бегунов! — азартно крикнул Конь, вытягивая руки, в которые тут же радостно ткнулся мальчишка.

— Кирилл звонил? — спросил Игорь, когда за Вовусом закрылась дверь.

— Звонил, на объекте опять задерживается, — ответила Ветка. Придерживая большой живот, встала. — Пойдём, погрею тебе кушать.

— Да ладно, я бы и сам, — обнял её Конь, целуя. — Везёт Киру, уже второй у него на подходе.

— Не плачь, тебе тоже второго соорудим, — улыбнулась Ветка. — Как поспишь — погуляешь с Пашей и Леной? А то Вовка только вечером будет, а мне два перевода надо закончить.

— Конечно, — кивнул Игорь, снимая пропотевшую рубашку и кидая её в большой бак около стиральной машины. — А, может, у меня тоже как у Вовки близнецы будут?

— Ой-ой, раскатал губу кто-то, — показала ему язык Ветка, доставая тарелку. — Пожалейте мой бедный животик, мальчишки! Я и так уже забыла, когда не беременная была.

— Ну что поделать, если нам так нравится твою чудную писечку заполнять, — негромко прогудел ей на ухо Игорь, обнимая сзади и обхватывая грудь. — Веточка, после душа отсосёшь мне? Так хочется, просто ужас!

— Беги мыться уже! — она вывернулась из его обхвата и шлёпнула по заднице.

— Иду, — хохотнул он.

Жаркое солнце Бразилии начинало свой утренний подъём к горизонту...

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!