Автор благодарит одну знакомую Лисичку за ее ценные консультации,
советы и ту настойчивость, с которой она убеждала не увозить
героев рассказа с пляжа раньше времени.


- Лен, ну расскажи. – Казалось, даже стеклышки Иркиных очков светятся любопытством. – Зачем?

- Да ни зачем, просто так. – Попыталась увернуться от объяснялок Ленка, безо всякой, впрочем, надежды на успех.

Еще вчера в раздевалке бассейна, срисовав брошvенный подругой на ее интимное место взгляд, Лена поняла, что расспросов не избежать. И что настырная Ирка вытрясет из нее все до мельчайших подробностей. Вот и пожалуйста, начинается.

- Ой, не свисти только! Юбку шьет и то о длине пять раз посоветуется, а тут депиляцию сделала и молчок. Если бы раз в кои-то веки в фитнес центр не пошли, так бы и дальше тихарила. Помню, уезжала на юг, вполне задорный чубчик там кучерявился, а вчера гляжу: гладенько все, как у новорожденной. И «просто так», от скуки. Ага. Верю.

- Ну, Ир. – Сделала последнюю попытку защититься прижатая к стенке Лена. – Могут у меня быть маленькие секреты?

- От лучшей подруги? – Обиженно глянула на нее Ирка. – А я тебе все рассказываю.

- А я нет? – Возмутилась Ленка. – Я, между прочим, с тобой таким поделилась, про которое вообще никому нельзя! Ты про все знаешь. И про дикий пляж, и как мы с Темой на острове … играли, и как в палатке в первый раз случилось.

- Я бы тебе тоже все рассказала. – Грустно вздохнула Ира. – Только ты же знаешь, у меня самой еще ничего похожего не было. Слушаю тебя, и слюнки от зависти текут.

- Ага. – Хихикнула Ленка. – Между ножек.

- Да ну тебя. – Неожиданно смутилась Ирка. – Хотя в тот день, когда ты мне про ваш отдых выложила, я и правда в мокрых трусишках домой побежала. Еще и снять было нельзя, как назло. Юбка короткая.

- Смотри, вот расскажу, снова в мокрых трусиках пойдешь. – Пригрозила Лена.

- Да хоть вообще без них. – Отмахнулась Ирка, удобно устраиваясь с ногами на диване. – Под джинсами не видать. Колись, подружка. Знаешь же, что все равно не отстану.

- Скорей бы у тебя своя личная жизнь началась. – Фыркнула Ленка. – На самом деле никакой великой тайны у меня нет. Просто на следующую ночь у нас с Темой …

- Был секс. – Преувеличенно скучным голосом продолжила Ирка, явно пытаясь поддразнить подругу.

- Нет! – Ядовитым голосом "пятиклассницы", объявляющей, что отказалась целоваться с мальчиком, отозвалась Ленка. – Как раз этого не было.

Правда, поймав недоверчивый Иркин взгляд, слегка поправилась.

- Ну, почти не было. Так, поласкались маленько. Болело у меня, сама понимаешь где.

Ленка малость слукавила. В ту ночь она не раз и не два успокаивала упорно встававшего и рвавшегося в атаку Теминого «бойца». Как? Ротиком конечно. Сливок Темкиных тогда напилась по самую макушку. А куда было деваться? В палатке особенно не поплюешься. Значит глотать. Артем мог и на нее, конечно, кончить. Только того и гляди забрызгаешь в темноте что-нибудь. Да и ей потом сидеть липкой от мужского сока никакого удовольствия. Мыться-то при всех из палатки бежать стыдно до ужаса. Сразу ведь догадаются, чего ее к воде понесло. Конечно, от костра вряд ли заметят, не до Ленки остальным сейчас, но вдруг.

- А потом решили с Темой в карты сыграть. Сначала не знали на что. Раздеваться-то дальше уже некуда, не на деньги же. А потом придумали: кто проиграет, тому волосы там убирают. Вот я депиляцию и проиграла.

- И Темка всю ночь из тебя по волосинке выдергивал. – Расхохоталась Ирка.

- Ну, вот видишь, ты и так все знаешь. Рассказывать нечего. – Изобразила обиду Лена, но, не выдержав строгости тона, тоже засмеялась. – Дурында ты, Ирка.

- Слушай, – неожиданно посерьезнела та, – расскажи как это? Больно было? Какие ощущения?

- Да боли-то никакой. Наносишь крем на несколько минут. Он пощиплет чуток и все. Потерпеть без проблем.

Ощущения начинаются, когда его уберут, а все на тебя смотрят. Помнишь, я говорила, что перед Максом без трусиков остаться было стыдно? Так вот, представь теперь, что с тебя уже голой еще раз трусы сняли. Прическа там хоть что-то скрывала. А тут все, ну просто все напоказ! Если б меня прямо в первый день в таком виде перед мужчинами выставили, я бы не знаю, как и пережила.

Ленка не преувеличивала, пожалуй, даже умалчивала кое о чем. Ее надежды, что удастся провернуть дельце с проигрышем как-то по-тихому, не привлекая к себе всеобщего внимания, рассыпались уже утром. Для депиляции требуется крем и, если собственного не имеешь, приходится идти спрашивать. А когда выяснилось, что у мамы с Людмилой с собой тоже нет и взять неоткуда, кроме как привезти из города, пришлось посвящать в маленький Ленин секрет и всех остальных.

Макс с Антоном сначала только посмеялись. Мол, столько суеты, а всего приза и на кисточку для бритья не хватит. И лишь окончательно вогнав Лену в краску, решили все же помочь девчонке выплатить проигрыш. Антон, махнув рукой на жару и не слишком хорошую дорогу, пообещал съездить. Правда, поставил условие, что операцию будет производить лично он. Это, дескать, премия за доставку.

Ленка, уткнувшись взглядом в песок, только кивнула. А что оставалось делать? Проиграла – плати. Правда, когда представила себе это вечернее шоу, где ее разложат перед всеми, как на стол парадное блюдо, и начнут там мазать, так хоть из лагеря беги. После отъезда Антошки, она даже носом в своей палатке расшмыгалась. Чуть-чуть, конечно. Все-таки успела уже маленько к «голым» играм привыкнуть. И Тема к ней еще заглянул, позвал на лодке кататься. Не будешь же при нем сопли по щекам размазывать, как какая-нибудь салага.

Да и он, заметив, что Лена нервничает, успокаивать стал.

- Лен, ну не принимай ты все так всерьез. Это же игра, шутка, прикол.

- Да я стараюсь. – Вздохнула Ленка. – Только чересчур эпатажно для меня получается. При всех …

- Мы все равно хотели сегодня со всеми вместе поиграть. Вот и … чем не игра. – Ободряюще улыбнулся Тема. – Ну, хочешь, я за компанию с тобой «продепилируюсь»? Пусть меня Люда намажет или мама твоя.

- Рыцарь. – Благодарно погладила парня по руке Лена. – Нет, не нужно. Это мой проигрыш и рассчитываться за него вдвоем нечестно. Но тебе спасибо.

- Ну, раз спасибо, то можно и поцеловать. – Лукаво подмигнул ей Тема.

По хитрющему взгляду парня было ясно, что поцелуй ему хотелось бы получить как минимум не в щечку.

- Не в лодке же.

- А почему бы и нет. Необычно.

- Иди ты со своей необычностью. Только перевернуться еще не хватало. Хочешь целоваться, поплыли к берегу. И подальше, чтобы нас из лагеря видно не было!

То ли поцелуи действительно являются лучшим успокоительным для девушек, особенно когда целуют там, где обычно трусики надеты, то ли предел отпущенных Ленке природой треволнений подошел к концу, но она и правда вскоре перестала дергаться по поводу предстоящего вечера. Только когда вернулся Антон и, выбравшись из машины, помахал ей рукой с зажатой в ней цветной коробочкой, Лена ощутила внизу живота некую тревожную пустоту. Но … Она и сама не могла толком объяснить.

Это была другая тревога, больше похожая на предвкушение чем на боязнь. Ей уже не хотелось, как утром, сбежать в палатку и отсиживаться там, надеясь, что все само собой закончится. Нет, пусть скорее наступит вечер. Лене по-прежнему было неловко оказаться перед мужчинами в столь непривычном положении, но вместе со стыдом в ней, хоть девушке это было и странно, нарастало возбуждение, желание мужских прикосновений.

Лена старалась не подавать вида, но, кажется, получалось не очень. Да еще предательница киска, отзываясь на состояние девушки, начала капля за каплей смазывать недавно отпертые ворота в девичью крепость. Ленка за ужином сидела, крепко сжав ноги, и только надеялась, что этой преграды окажется достаточно, чтобы на лавке под ней не осталось мокрого пятна. Из-за стола встала, конечно, последней. Тема уже посуду почти собрал.

Поднявшись, Ленка нервно скосила глаза на лавочку. Вроде обошлось. Или есть маленькая капелька? Только б не увидали!

- Пойдем. – Поторопила она парня, стараясь поскорей увести его от «опасного» места. – А то, гляди, солнце село совсем. Много мы с тобой намоем, если стемнеет.

Существовал, конечно, еще один скользкий момент. Между ножек было ощутимо влажно. И если Теме вздумается попробовать, пользуясь их уединением, добраться до девичьей сокровищницы, его ждет маленький сюрприз. Но здесь Ленка надеялась отвертеться. Все-таки они делом идут заниматься, да и у костра их ждут.

Собственно так и случилось. Опытная там девушка или нет, а природная хитрость берет свое, и провести парня у девчат обычно получается. Лена несколько раз увернулась от активных лапочек парня, пытавшихся перебраться от ее груди и попки к более заманчивому месту, а потом просто всучила тому корзинку с вымытой посудой и, расцеловав, велела нести груз в лагерь. Она не считала себя обманщицей. Ну, неловко ей было перед Артемом, что она уже, как спелый плод, вся соком налилась, только к столу подавай.

У костра их и правда уже ждали. Отправившая Тему к остальным и быстренько сбегавшая в палатку «промокнуться» Ленка получила нагоняй. Дескать, все ее ждут, а она ползет, как рассвет зимним утром, такими темпами, мол, она и замуж никогда не выйдет, и мама внуков не дождется ...

Растерявшаяся от такого наезда девчонка начала что-то мямлить, оправдываясь, и, только заметив подмигивание Темы, поняла, что над ней опять прикалываются.

- Да ну вас. – Махнула она рукой. – Ворчуны. И вообще, я сегодня центр вселенной. Подождете.

- Вот так. – Расхохотался Антон, обнимая севшую рядом с ним девушку. – Правильно, Ленчик. А то собрались зрители в первый ряд, а билеты кто-нибудь купил?

- А мы не зрители. – Откупоривая бутылку, заявил Макс. – Мы это ... группа поддержки. Ленка, тяпнешь бокальчик для храбрости?

- Давай. Только неполный. – Кивнула та. – И Артему тоже налей. А то я гляжу его уже в оборот взяли.

- Ой, да не жадничай. Много не сотрется. – Засмеялась Людмила, обняв парня, и кивая на маму. – Должна же Маринка проверить, хорош ли штопор, которым ее дочку открывали.

Кажется, Ленка все-таки покраснела.

Бокалы по очереди негромко звякнули. Вино оказалось вкусным. Даже не уважающей спиртное Лене понравилось. Ароматное, чуть тягучее, напоминающее крадущуюся к ним густую южную ночь.

- Еще?

- Нет. – Лена вернула Максиму бокальчик. – Хватит напиваться. Там Тему уже вовсю тискают. Я тоже хочу, чтобы меня обнимали.

Честно сказать, Ленка слегка привирала. Ей все еще было неловко перед мужчинами. И то, что они с ней собираются сейчас сделать, смущало девчонку. Но и заводило, как ни странно. Лене подспудно уже хотелось, чтобы ее коснулись мужские руки, даря не слишком привычную еще ласку. Противоречивое, одновременное чувство стыда и желания дразнило девушку, все сильнее маня сладостью запретной игры. Это тоже было одной из причин, заставлявшей Лену торопить события. Нарастающее в ней возбуждение капля за каплей наполняло ее «жемчужную раковину» волшебным, живительным соком. Если она еще немного посидит, этого уже не скроешь. А Антон же там руками трогать будет, заметит. Лучше уж пусть поскорее.

- Желание клиента закон. – Засмеялся Атноша, вытаскивая заветный тюбик. – Мастер к вашим услугам.

Лена, чуть вздрогнула, когда ее кожи коснулась легкая, пощипывающая прохлада крема. Непривычным было и ощущение хозяйничающих там мужских рук. Но в целом не так уж и страшно оказалось. Можно представить, что у настоящего косметолога. Тем более что Антон все ловко и быстро сделал. Не иначе, как на Даше своей научился. А Макс не особо-то и смотрел, что там Тошка творит. Маме же с Людой Ленкины процедуры были и вовсе до фонаря. Их Тема куда больше интересовал.

Кстати, понаблюдать за тем, как играют с Артемом, Ленку так и тянуло. Дамочки, завладев парнем, по-хозяйски устроили того в своих объятиях и теперь не торопясь, смакуя предстоящее удовольствие разыгрывали прелюдию к веселой ночке. Вот Людмила, прижимаясь, скользит по телу парня, покрывая его мелкими дразнящими поцелуями, а мамины ладони гуляют по бедрам и животу возле просыпающегося мужского ствола, еще не играя всерьез, а так, обозначая ласку. А теперь смена мест и уже ладони Артема тискают мамину грудь, а игрушка парня прячется между грудей Людмилы.

Все это для девушки было так необычно. И совсем ведь другое дело, оказывается, смотреть, когда перед тобой не кино, а все рядом, вживую. И куда лучше, чем третьего дня из палатки. Прямо в подробностях видно, как парня ласкают, как целуют и как его «интерес» просыпается. Конечно, открыто глазеть на такое неловко, но взгляд словно сам цепляется. Ленка поначалу не знала, что и делать, а потом догадалась, как ситуацией воспользоваться. Пока крем действует, сидеть все равно нельзя, чтобы не смазать. Приходится гулять. Вот Лена и дефилировала возле костра так, чтобы развлекающаяся троица словно случайно оказывалась в поле зрения.

Поворот. Несколько шагов с рассеянным видом, вроде происходящее тебя и не касается. Снова поворот. Типа я не обращаю внимания, просто гуляю. Хм, а у Темы-то игрушка очень даже ожила. Ой! У меня, кажется, тоже кое-где оживает. Предательница киска отозвалась на дразнящую картину новыми капельками смазки, увлажнив вход в девичьи палаты. Там же Антон трогать будет, а потом видно станет всем! И вытереться нельзя. Мама! Хоть бы скорее уже Тошка позвал, пока не так заметно.

На Ленкино счастье время ожидания к концу подошло. Она еще успела пару нервных кругов туда-сюда нарезать, а потом Антон ей рукой помахал, подзывая.

- Прошу на завершающий этап. Так, еще секундочку. – Антон в последний раз промокнул открывшуюся ему красоту салфеткой и, с явной неохотой оторвался от разглядывания полученного результата. – Ну что, Ленчик, зеркало дать?

- Спасибо мне и так видно. – Фыркнула Ленка, поворачиваясь к остальным и радуясь лишь тому, что в красноватом свете костра не видно, как горят ее уши и щеки. Напоказ было абсолютно все, что только стоит разглядывать. Лене даже влажный блеск смазки там почудился. Хотя это наверняка из-за крема. Во всяком случае, девушка очень надеялась, что остальные именно так и подумают.

- Ну-ка, племяшка, покажись, какая ты стала. – Макс, отставив бокал, с большим интересом глянул на стоящую перед ним девчонку.

- Да такая же, как и была. – Пожала плечами Ленка и, пряча смущение за шуткой, добавила. – Только теперь хорошо видно, что у меня вдоль, а не поперек.

- Надо же, не забыла, как поглядеть просил! – Засмеялся Макс и одобрительно подмигнул девушке. – Молодец, не прячешься больше. Может теперь и поцеловать позволишь красу девичью.

- Нравится – целуй! – С бесшабашностью игрока, которому уже нечего терять, дерзко глянула на него Ленка, буквально чувствуя, как душа не то, что уходит, а просто удирает в пятки. Мамочка! У всех на глазах!

А что прикажете делать?! Откажешься, Макс насмешками изведет. Опять второклассницей звать станет. Пусть лучше ласкает, где хочет. Ленка на слабеющих ногах шагнула навстречу опустившемуся перед ней на колени Максиму.

Закрыв глаза, Лена почувствовала, как губы мужчины коснулись ставшей беззащитно гладкой кожи, спускаясь ко входу в ее святая святых. Тема тоже целовал ее там, но сейчас ощущения были куда ярче. Каждое прикосновение отзывалось легкой приятной волной внизу живота. А Максим и не думал ограничиваться одним только легким поцелуем. Лена чуть вздрогнула, когда его бесстыжий язычок, раздвинув створки ее нежной раковины, проник внутрь, пробежал, дразня, снизу вверх. Девушка прикусила губу, сдерживая стон, когда волнующая ласка достигла заветного бугорка у самого входа. Интересно, видит ли Артем?


Ленкой владело странное чувство. Ей одновременно было и стыдно перед Темой и хотелось, чтобы он смотрел, как ее ласкают. И самой видеть, как мама с Людой нежат парня. Лена покосилась на играющую рядом троицу. Женщины по очереди занимались игрушкой парня, услаждая ее то пальчиками, то ротиком. А Артем, Артем и вправду наблюдал за Леной. Ох! Пойманный взгляд отозвался прокатившейся сверху вниз сладкой, волнующей дрожью. А Теме нравится, что я на него гляжу?

Подошедший сзади Антон накрыл ладонями остренькие башенки Ленкиной груди и коснулся губами ушка девушки. Лена чуть выгнулась назад, откидываясь на грудь мужчины.

- Ой. – Тихо выдохнула она, почувствовав коснувшийся ее спины упругий, горячий ствол.

Легкие, словно дуновение ветерка поцелуи Антона покрывали щеки, плечи, спину девушки, постепенно спускаясь все ниже. А ласковые, влажные от ее сока губы Максима, наоборот, двигались вверх, переходя от плоского животика к упругим, увенчанным твердыми точечками сосков, холмикам девичей груди. Наконец Максим выпрямился, заглянув в глаза девушки.

- Совсем как недавно в море. – Улыбнулся он.

- Да. – Горячим, прерывистым шепотом отозвалась Лена, чувствуя, как пальцы Максима мягко скользят вдоль ее влажной от желания складочки. Она тоже нашла ладонью касавшуюся ее живота игрушку Макса. – Только там мы одни были.

- Сейчас хуже?

- Нет! – Выдохнула Ленка, пытаясь ножками сжать мужскую ладонь. – Не знаю! М-м!

Лена и правда сейчас вряд ли до конца осознавала себя. Гремучая смесь приправленного стыдом желания, неспешной, уверенной ласки двух мужчин, сознания того, что это проделывают с ней на глазах у Артема, кружила голову сильнее шампанского. Нарастающее в ней желание буквально выплескивалось наружу, топя девушку в водовороте эмоций. Упоительные, сладкие волны прокатывались все чаще в низ живота, заставляя тело вздрагивать, а дыхание сбиваться.

Такое с Леной было впервые. Словно во сне она увидела, как лег на песок Антон, и Макс, обняв Лену за плечи, помог ей опуститься на колени прямо над ждущей мужской игрушкой. Будто сквозь дымку Ленка различила брошенный на нее затуманенный взгляд Артема, которого нетерпеливо седлала разгоряченная наездница. Кажется мама. А потом упругий, вздрагивающий от нетерпения ствол заполнил ее целиком, до самой дальней стеночки, и Ленке стало не до чего. Может быть, она кричала, раз за разом насаживаясь на желанный стержень. Лена не знала, как не знала и долго ли это продолжалось. Очнулась она лежа на груди у Антошки, часто со всхлипом дыша и вздрагивая всем телом. Ножками Лена, словно наездница скакуна, сжимала бока мужчины.

- Тошка, – с трудом выдохнула она, – это было что-то! Я себя не помню.
- Хорошо было? – Лукаво прищурился тот.
- Очень!
- Рад за тебя. – Улыбнулся Антон. – Но сейчас слезай быстро, прекрасная всадница. У меня больше сил нет сдерживаться.
- Ой!

Ленка кубарем скатилась с мужчины на песок. Антон торопливо встал на колени, рассчитывая донести выстрел своего орудия до девичьего ротика, но не успел и, застонав, открыл беглый огонь, покрывая белыми клейкими капельками животик и грудь лежащей перед ним девушки.

Сбоку раздался еще один стон. Ленке плохо было видно, но, похоже, Антону вторил Артем, разряжаясь в рот кому-то из склонившихся над ним женщин. Лена глянула на свой украшенный ожерельем белых капель животик. Интересно, понравилась бы Теме картинка? Она осторожно сняла пальцем одну из капелек и лизнула ее. А у Артема вкус другой.

Явившийся откуда-то Макс опустился рядом с Леной на колени.

- Ну как, нравится расслабляться? – Дядька, склонившись, поцеловал племянницу. – Продолжать будешь? Или уже устала, спать пойдешь?

- Ничего не устала! – Ленка не собиралась сваливать, когда все самое интересное только началось. – Я буду еще играть. Только мне бы сначала помыться.

- Вот я и спрашиваю. Ты купаться по ночам еще не разлюбила?

- Нет, конечно! Вдвоем? Только ты и я?

- Только ты и я. И море.

И опять, как несколько дней назад, под звездным куполом ночи теплое, ласковое море качало лежащую на его могучей спине девушку, а Максим, поддерживая, приобнимал ее за плечи. Всего несколько дней, а казалось прошла целая вечность, столько всего успело случиться с Леной. И неожиданно ворвавшийся в ее жизнь веселый, ласковый парень Артем, ставший ее первым мужчиной, и настоящие, взрослые ночи с ним. И сегодняшний вечер наполненный вольностями, которые она себе недавно и представить-то не могла.

Свободная рука Макса, поливая ее водой, потихоньку скользила по обнажённому телу. Большая, сильная ладонь ласково, нежно касалась остреньких холмиков на груди, обнимала их, не спеша съезжала на гладкий, плоский животик, спускалась ниже к стройным слегка раздвинутым ножкам, находила спрятанный меж ними вход в девичью сокровищницу и вновь поднималась обратно.

Максим не спешил. Его размеренная, идущая по кругу ласка успокаивала девушку, уносила прочь все принесенное от костра то первое, лихорадочное, во многом рожденное стыдом и волнением возбуждение. Но на место его, словно повинуясь волшебным движениям сильных рук, приходило настоящее, не замутненное ничем, идущее от самой женской природы желание.

Тревожащие, зовущие волны на сей раз не катились сверху вниз как обычно. Они, казалось, рождались из самой глубины и поднимались наверх, охватывая девушку сладкой, томительной дрожью, а потом снова собирались в низ живота, чтоб снова родиться еще более сильным и бурным всплеском.

Лена тянулась навстречу этому непривычному еще для нее чувству, наверное, впервые в жизни желая не игры с понравившимся мальчиком, ни запретного до недавней поры развлечения, а мужчину, который бы удовлетворил ее желание. И рядом был Макс!

Вытянув руки, Ленка обвила его за шею и притянула к себе, сливаясь в горячем, жадном поцелуе.

- Поставь меня, я тоже хочу тебя обнимать.

- Обнимай. Только стоять не надо, иди на ручки.

Максим, развернув Лену к себе, подхватил ее под попку и поднял. Ленка, продолжая обнимать Макса, обвила его бедра ногами. Мужчина чуть опустил девушку, и Лена почувствовала, как ее ножек коснулась выпрямившаяся и такая желанная сейчас игрушка. Ленка чуть вздрогнула от этого ощущения и сильнее прижалась к Максу, кольнув кожу на его груди иголочками затвердевших сосков.

- Тогда ты со мной так не сделал. – Тихо шепнула она.

- Тогда ты бы ничего не поняла. – Так же тихо отозвался Макс. – Всему свое время.

- А сейчас? – Дыхание Ленки прерывалось, но удержаться от дерзости она не смогла. – Я же второклассница.

Максим одной рукой стиснул ее попку, другой направляя своего «коня» к воротам в девичий терем.

- Давай потом разберемся. – Хрипло выдохнул он. – Будет тебе аттестат половой зрелости.

Ленка выгнулась кошкой, когда Максов «экспресс прибыл на ее станцию, доехав до самого края платформы».

- О-о-о-о-умм!

Максим ровно и сильно качал невесомую в его руках девчонку, раз за разом проникая в глубину ее тайны. Вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз. Лена достигла пика почти сразу. Извержение горячей волной прокатилось по всему телу, заставив судорожно сжаться бедра и увидеть, как в ночном небе вспыхивают новые звезды. Девушка чуть обмякла, позволяя крепким мужским рукам раскачивать ее на дарящей наслаждение игрушке.

- Перешла в седьмой класс. – Насмешливо шепнул над ее ушком дядя.

- Рассчитываешь до выпускного довести? – Блаженно прищурилась Ленка. – Эй, а почему седьмой? Второй же был. Жульничаешь?

- Ха! – Фыркнул Макс. – Точно говорят, что у девчонок память короткая. Особенно у красивых. А Темка? Он один тебя две ночи образовывал. А еще Антон.

- Ну, ладно. – Сдалась Ленка, продолжая сладостно раскачиваться на живой, упругой ветви. – Ты мне все равно еще много должен.

- Здесь или на бережок?

- Нет, здесь. В воде здорово!

Лена покрепче обняла Макса, сливаясь с ним в поцелуе. Сильные мужские руки поддерживали ее, а настойчивый, нескромный гость продолжал снова и снова заглядывать в девичий теремок, проникая до самой дальней горницы. Ленка чуть вздрагивала в такт его визитам, чувствуя, как опять рождаются в ней те самые, перехватывающие дыхание волны. И, судя по их все нарастающей силе, в конце Ленку должен был накрыть «девятый вал». А девушка и не думала ему противиться. Пришпоривая мужчину упирающимися в его ягодицы пятками, она с силой стремилась навстречу его ласке, все ярче ощущая волшебные прикосновения «пришельца из морских глубин» к тесным стеночкам ее пещерки.

Губы Макса и Лены поочередно находили глаза, щеки, плечи друг друга. Их негромкие сладкие стоны сливались с тихим шелестом моря. Влажные, чуть блестящие в лунном свете тела соединялись все быстрее и быстрее. Наконец, Лена сбилась с ритма, изо всех сил сжав Максима бедрами, и, сотрясаемая упоительной дрожью, замерла на руках мужчины.

- А-ах-х-а-а! – Протяжно выдохнула она, чувствуя, как слабеют обнимающие Максима руки, а перед глазами, затмевая звезды, вспыхивают в безумном танце разноцветные пятна.

Максим, продолжая осторожно поддерживать обмякшую девушку под попку, ласково, словно маленькую, погладил ее по голове.

- Ты как?
- Здорово! – Искренне отозвалась Лена. – Лечу, как на облаках, и приземляться неохота.
- Смотри, понравилось. – Подмигнул ей Макс. – А приехала-то сюда такой смущенкой.
- Так я же первоклассницей приехала. – Нахальной кошечкой потерлась о его плечо Ленка. – А теперь не меньше восьмого закончила. И, если ты со мной еще поиграешь …
- Нетушки. – Засмеялся Максим. – Теперь твоя очередь со мной играть, мне пора наружу.
- Жаль. – Лена с неохотой съехала с игрушки Макса, становясь на ноги. – А как же мы тут? Мне и на колени не встать. Глубоко.
- Да как на кровати. – Отозвался Макс, ложась на спину. Вынырнувший наружу «подводник» жизнерадостно глянул в небо. – Ничуть не хуже.

А действительно. Чем не вариант? Лена наклонилась над Максимом, губами обхватывая его влажный, чуть соленый от морской воды ствол. Приспособиться удалось не сразу. Проказницы волны покачивали мужчину, то отбирая у Ленки игрушку, то в самый неподходящий момент, подкидывая ее так, что она заполняла непривычный еще к таким вещам девичий ротик до самого некуда. Лена давилась, сбиваясь, но постепенно приспособилась к ритму качки и, поддерживая Макса под попу, уже не выпускала его бойца из плена. Максим только тихо постанывал в такт ее ласкам.

Лене не пришлось играть долго. Она почувствовала, как все сильнее вздрагивает обнимаемый губами гость, становясь словно больше и толще. А потом мужской фонтан удовольствия выплеснулся горячей струей, орошая девичий ротик густыми пряными каплями. Это был уже третий вкус мужчины, узнанный девушкой за последние дни. А еще Лене впервые случилось испытать наслаждение только оттого, что она подарила эту радость другому. Беглый огонь орудия Макса, сладострастная дрожь ласкаемого ею мужчины, его вожделенные стоны вновь мгновенно наполнили только что опустевшее озеро Ленкиного блаженства и тараном снесли плотину, сдерживавшую его напор. Лена замерла над игрушкой Максима, чувствуя, как вздрагивают живот и ноги.

Ночное море осторожно касалось блаженствующих в волшебной неге мужчины и девушки. Наконец, Лена с тихим выдохом выпрямилась, отпуская Максима. Ножки ее слегка дрожали. Макс встал и, обняв девушку, поцеловал ее во влажные от сока и соленой воды губы.

- Это было классное купание!
- Да. – Отозвалась Ленка, прижимаясь головой к груди дяди. – Такого у меня еще не было!
- Устала? – Максим легко, словно пушинку, поднял девушку на руки.

- Ага. – Призналась Лена, обхватывая Макса за шею. – Только что не замечала этого, наоборот, еще хотелось. А сейчас ноги не держат, трясутся, будто я марафон пробежала.

- Ничего. – Максим, склонившись, снова поцеловал девушку. – Сейчас к костру приедем, отдохнешь. Там, наверное, сейчас такие же отдыхающие валяются.

- А вдруг, нет? – Не упустила случая поквитаться с Максом за прежние подколы Ленка. – Тема-то помоложе вас с Антоном. Может это вы сдулись, а он еще соответствует.

Дядька от возмущения аж поперхнулся. Затем окинул племянницу долгим красноречивым взглядом, который удобно устроившаяся на его руках Ленка встретила с самым безмятежно-невинным видом.

- Нахальная ты, однако, девица, хотя и косишь под паиньку. – Наконец констатировал Макс. – Выписать бы тебе за наглость по розовой попке, да барышне, вроде, не положено.

- Раз бить не положено, тогда целуй. – Мысленно прижав уши от собственной дерзости, заявила Ленка. – Ай!

Вредный Максим одним движением перевернул ее попой кверху так, что девчонка моськой в воде оказалась, и звонко чмокнул каждую белеющую в темноте ягодицу.

- Сильный, да? – Возмущенно взвыла возвращенная в прежнее положение Ленка, отфыркиваясь от попавшей в нос воды.

- Ага. – Насмешливо прищурился дядька. – Между прочим, твоему Темке так слабо.

- Ничего, он другим возьмет. – Не сдалась Ленка, на всякий случай покрепче вцепляясь в Макса.

- Не знаю. – Засмеялся тот. – Судя по энтузиазму, с которым Людмила с твоей мамой им занялись, я бы на другое сильно не рассчитывал.

- А вот посмотрим!

Ленка, конечно, спорила только из упрямства. Ей, честно сказать, было не столь уж важно будет у нее сегодня с Темой что-нибудь или нет. Впечатлений и удовольствий хватило и так. Но уж больно хотелось подразнить Макса. Не все же ему над ней прикалываться.

Впрочем, Максим все равно Ленку круче поддел. Она подвоха и не ждала, когда Макс, доставив девчонку на берег, сразу понес ее к лежащей на покрывале парочке.

- Как отдохнули, Мариночка? – Полюбопытствовал он, поглядывая на маму с Артемом. – А то вот Ленчик интересуется, достойно ли себя проявил ее кавалер?

- Неправда! – Вспыхнула Ленка и заболтала ногами, пытаясь слезть с рук. – Не было этого!

Вот дядька зараза! Ленка от такой подставы не знала куда и деваться. Что о ней Тема подумает?!

Взрослые дружно расхохотались, глядя на растерявшуюся девчонку. Максим осторожно поставил ее на песок и напоследок не больно, но до обидного звонко шлепнул ладонью по гладенькой попке. Как салагу какую-то!

- Хороший мальчик. Старательный. – Мама, смеясь, потрепала Артема по макушке. – Такого и в гости не грех пригласить, если, конечно, дочка захочет.

- Может и захочу. – Буркнула себе под нос Лена, не поднимая глаз и только чувствуя, как наливаются жаром уши.

На ее счастье старшее поколение не стало усугублять тему и, заинтересовавшись предложением Антона тяпнуть по бокальчику, потянулось к столу. Только Максим, проходя мимо Лены, тихонько шепнул ей на ухо:

- Один-один.
- Ага! – Зашипела в ответ Ленка. – А в воду макнул, не считается? И по заду еще.
- Не переживай. Темка поцелует, и все пройдет. – Нахально усмехнулся Макс. – Такой хороший повод.

Он удрал за стол к остальным, а Лена опустилась на колени рядом с лежащим парнем.

- Тема, я правда не спрашивала.
- Да забей ты. – Засмеялся Артем, обнимая и целуя смущенную девушку. – Видно же было, что Макс шутил.
- Шуточки, блин! А еще он меня по попе обидеть хотел. – Пожаловалась ободренная Теминым сочувствием Ленка.
- За что? – Удивился парень.
- А я его подколола. – Вспомнив возмущенную физиономию Макса, разом повеселела девчонка и, конечно приукрасив, изложила Теме на ушко недавний эпизод. Артем, слушая ее, тихо фыркал от смеха.
- Бедная твоя попка. – Преувеличенно сочувственно кивнул он. – Давай смоемся в палатку, будем ее целовать и гладить.
- Давай. – Кивнула Лена. – Только недолго. Я устала немного.
- И что, только поцелуем попочку и больше никаких мест не приласкаем? Сразу спать?
- Ну, разочек можешь и приласкать, наверное. – Чуть сконфуженно отозвалась Лена. – Все равно же просто так не ляжешь. Но только разок.

Когда старшие товарищи, причастившись вина, возвратились к костру, молодых уже и след простыл. Правда, если бы можно было видеть сквозь ткань палатки, веселым гулякам удалось бы разглядеть, как Тема нежно дразнит язычком вход в Ленину попочку, а та тихо млеет от неизведанной прежде ласки. Но стены маленького убежища надежно хранили маленькие секреты первых взрослых игр улыбчивого темноволосого паренька и его юной подружки.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!