«Господи, как давно я не ездила на электричке... « — подумала Марина и с облегчением вышла из вагона. Небольшой состав, постояв буквально минуту, тронулся дальше в путь, оставив ее одну на старом полустанке.

Как только поезд отошел от импровизированного перрона, она перешла рельсы и чуть пройдя по растрескавшемся бетонным плитам, с густо проросшей в щелях травой, спустилась по старой металлической лестнице к началу грунтовой дороги. Сегодня к несчастью, перрон, собственно как и дорога, были абсолютно пустыми. Буквально пару дней назад, когда они с Сергеем приехали к его маме погостить, тут были машины встречающие односельчан, и благодаря этому, они с мужем относительно легко добрались до глухой деревеньки, где жила ее свекровь. Но в тот раз был выходной, и хоть кто-то ездил в город за покупками. Сегодня же был вторник и вокруг было пусто. Марина вздохнула, и сделала первый шаг по полевой дороге.

С Сергеем они были женаты уже пятый год. Они оба были поздними детьми в семье, Сергею — 27, ей — 24. При этом, маме Сергея было уже 72, а родителям Марины обоим по 68. Сергей уважительно и терпеливо относился к частым визитам тестя с тещей. Само собой, Марине ничего не оставалось, как с пониманием относиться к тому, что они с мужем раз в год навещали его маму, которая отказывалась переезжать поближе к сыну в город и жила в глубинке, до которой приходилось добираться полдня. В этом году, буквально перед отпуском подвела машина. Что-то сломалось и ее пришлось оставить в ремонте. Поездку отменить было невозможно и добирались они на электричке. По приезду оказалось что в доме сгорел холодильник. Муж остался в срочном порядке ремонтировать, а Марина поехала назад в город за припасами, лекарствами и прочими мелочами о отсутствии которых заранее никогда не предугадаешь. На проходящую электричку он подбросил ее на старом мотоцикле взятом у кого-то из соседей, а вот встречать ее никто не собирался. Электрички шли каждые полчаса, на какой она вернется было неизвестно, поэтому муж тщательно объяснил ей как в случае чего добраться до деревни, посадил в вагон и упылил на мотоцикле назад.

Сделав необходимые покупки, Марина вернулась и обнаружила, что обратный путь ей придется проделать пешком. «Ну ничего страшного... « — подумала она, поддерживая себя, — «десять километров всего... полтора часа и на месте.»

На улице было уже не жарко, солнце потихоньку клонилось к закату, сумка была не тяжёлая и девушка легко зашагала по дороге. «Так, сейчас вдоль этого поля... потом на холмик, мимо рощицы... не пропустить поворот на поле с пшеницей влево!» — Марина шагала вдоль поля попутно вспоминая отданные ей инструкции.

Природа была великолепная, над полем звонко носились птицы, головокружительно пахло полевыми цветами. Легкий ветерок ласкал ее лицо, время от времени норовя повернуть прядь густых каштановых волос, и накинуть их ей на нос или в глаза. Идти было не особенно тяжело — Марина мысленно похвалила себя за то, что не стала одеваться в джинсы. Легкое, светлое, ситцевое платье больше подходило для прогулки в такой приятный день. Единственное чего она не предусмотрела, так это обувь. Надо было все-таки одеть что-то на сплошном каблуке, а не на шпильке. То, что было уместно в городе, на полевой дороге стало заметно мешать — тонкий каблучок местами зарывался в землю, и идти становилось все тяжелее. Марина решительно скинула туфли, и пошла босиком. Нежные ступни, не привыкшие к такому обращению давали о себе знать, больно реагируя на каждую соринку и камушек, попадающийся под ноги. Идти стало проще, но временами больнее и скорость упала.

Пройдя до конца поля, Марина увидела скошенный в начале лета луг, и успевшая уже отрасти трава показалась ей более удобной для движения. Она попробовала — и ей понравилось. Молодая травка была шелковистой, и приятной на ощупь. Скошенный множество раз, луг был чист от камней и ничего не мешало двигаться быстрее. Полевая дорога, правда, стала отклоняться немного в сторону, но Марина следила за ее движением, и даже когда она пропадала ненадолго, буквально через 100—200 метров снова оказывалась на виду. Перейдя луг, она увидела рощицу, а затем и поле. « Ну вот... вот и пшеница... « — улыбнулась она себе, — «Сейчас влево, а потом к лесу, а за ним деревня». Девушка вышла дорогу, одела туфли и пошла вдоль поля. Марина выросла в городе, и к сожалению не отличила пшеницу от ржи.

Примерно через час, Марина в первый раз удивилась. Лесок, который показывал ей Сергей почему-то оказался дальше, чем ей казалось. Поле с пшеницей давно кончилось, а дорога несколько раз нырнула через неприметные овраги. « Может, я на мотоцикле их не заметила?» — со слабой тревогой проскочила мысль, — « Странно, иду я довольно быстро... какие же тут десять километров?». Она не успела закончить мысль, как вышла к обрыву большого оврага, а дорога по которой она шла, вела видимо на покос или пасеку, которой уже не было. Сделав круг, дорога закончилась прямо на обрыве.

— Заблудилась! — Марина невольно возмутилась вслух.

Ей стало обидно. Ноги понемногу начинали ныть. И осознание, что все это время она шла возможно не в ту сторону сильно подпортило настроение. Возвращаться было до обидного лень. Марина подошла к обрыву и вгляделась вдаль.

— Ну вот же она! — Марина отчетливо видела вдалеке край строений, выглядывающих из-за леса. — С другой стороны обошла что ли?

Она недовольно оглянулась назад, откуда пришла, посмотрела на Солнце, которое уже было довольно низко и, приняв решение, решительно пошла вдоль обрыва, выискивая глазами возможность спуститься, и срезать путь напрямик.

На пересечение оврага ушел почти час. И Марина начала спешить. Навскидку, до строений было еще километров шесть-семь, а уже начинались сумерки. Девушка торопливо шагала по абсолютно заросшей дороге в сторону леса, где как ей казалась, находится нужная деревня. Неожиданно, за поворотом дороги, прямо на дороге показался огромный механизм. Старый, ржавый комбайн стоял вплотную к оврагу, а своими косилками-веялками залез прямо в терновник по другой стороне дороги. Марина нерешительно остановилась. Подошла к зарослям колючего кустарника и сразу отмела возможность продраться через них. У оврага протиснуться или спуститься тоже не получилось. Марина занервничала, и не желая терять драгоценное время начала протискиваться между корпусом, и какими-то железками. Стараясь не испачкать светлое платье, она отталкивала какие-то ржавые, искореженные от времени железки, упиралась в них руками, и потихоньку продвигалась на другую сторону. Уже одолев неожиданное препятствие, она оперлась на последнюю горизонтально расположенную железку, которая преграждала ей путь на уровне пояса. Марина нагнулась, уперлась одной рукой, другой придерживая подол платья, и уже подняла ногу чтобы перешагнуть, как раздался отвратительный скрежет, сверху сыпануло железной трухой, и ей на спину упала неясно как державшаяся труба. Марина от неожиданности взвизгнула, присела от страха, и это смягчило удар. Шаткая конструкция осела к земле, прижав испуганную девушку между железными конструкциями. После удара, металл повело в сторону, и Марина не удержавшись на ногах повисла на части комбайна.

Через мгновенье, не дыша от страха, она открыла глаза и прислушалась к себе. Немного саднила рука, которой она приложилась при падении, начинал болеть живот. Марина аккуратно оперлась руками в металл и попыталась приподняться. Тщетно. Марина тяжело задышала. Упершись руками, она смогла ослабить нашим на живот, но при этом уперлась в железо спиной — это было все свободное пространство. Холодея от ужаса, она попыталась протиснуться вперед — но не могла совсем немного протиснуться бедрами. Попробовала назад — не давала ее женская гордость третьего размера. Она сосредоточенно пыталась выбраться, уже не заботясь о чистоте платья, но увы. Через полчаса безуспешных попыток она так и застыла — наклонившись вперед, зажатая между ржавым железом.

— Господи, господи... — На глаза навернулись слезы. — Ну как же так...

Солнце почти коснулось краем земли, и Марина с ужасом думала как ей выбраться из сложившейся ситуации.

— Кричать, надо кричать! — Вспыхнуло в голове, и она подняв лицо с дорожками от слез выдохнула: — Помогите...

Марина кричала долго. Слезы высохли, страх сменился безысходностью. Внезапно она поняла, что может не только не добраться сегодня до мужа, но и остаться тут навсегда. Без воды, вдали от людей, на старой, давно нехоженой дороге...

— Кто тут гакает исчо?

— Что? — От неожиданности не поняла Марина.

— Ты хто такая, ась? — Невнятный голос доносился прямо из терновника, чуть дальше по дороге.

— Помогите! Эй! — До Марины, наконец, дошло, что с ней разговаривает человек. — Я тут! Я застряла!

Кусты впереди зашумели, и на дорогу, неразличимым силуэтом шагнула тень.

— Эдак тебя угораздило! — Невнятный мужской голос приблизился. — Ты чего полезла то в него, дурашка? За металлоломом штоли?

— Нет, нет... что, Вы! — Марина попыталась повернуть голову, чтобы разглядеть своего спасителя, но он оставался за плечом. — Я в деревню иду! К мужу! В Тихоново! А тут вот не пройти... свернула... поздно, и спешила...

Марина торопливо объяснила свою историю.

— Он оно как... — Удивился голос. — А чегой-то ты сюда поперлась? Тихоново то, в другой стороне небось.

— Как в другой? — Изумилась Марина. — Тут за лесом же. Я видела! Вы помогите, я дальше сама дойду. Я знаю куда.

— Что ты видела, глупая. — Голос хмыкнул, — Это аэроклуб старый. Заброшенный. Лет двадцать считай уже как.

— Как аэроклуб... — Марина опешила. — Ну... Ну хорошо, пусть. Вы помогите мне, я дальше сама. Я вернусь лучше и дорогу заново найду.

— Хе... Сама она. — Мужик фыркнул. — Чтож за дурак у тебя муж, что отпустил такую красавицу одну по лесам лазить...

Марина судорожно сглотнула, внезапно осознав, что стоит далеко не в самой скромной позе, перед незнакомым мужчиной. Она не сомневалась, что ее стройные ноги, да и все остальное, что не в состоянии было прикрыть короткое, задравшееся платьице, было отлично видно в начинающихся сумерках.

— Так вы поможете, или нет? — Марина неторопливо заерзала по металлу.

— Помогу, помогу... — Проворчал голос.

Марина с облегчением выдохнула. Незнакомый мужчина приблизился и взялся за металл. Затем послышалось пыхтение, тихий мат сквозь зубы. Через пару минут, она услышала, как тяжело дыша, мужчина сделал шаг в сторону. Чиркнула спичка, и запахло табаком.

— Ну что же вы... — Нетерпеливо переспросила она.

— Мда... красавица... — Мужчина затянулся и шумно выпустил дым. — Не сладить вручную. Заклинило!

— Ну сделайте что-нибудь! — Марина переступила с ноги на ногу. — Я устала!

— Что ж я сделаю-то? — Мужик был спокоен. — Тут помощь нужна. Инструмент.

— Так позовите! Я заплачу! — Добавила девушка чувствуя, что слишком требовательна.

— Не... — Неожиданно протянул незнакомец. — Не пойдет никто. Поздно. Да и далеко...

— Вы сходите, мужу моему передайте... я щас объясню где он живет...

— Геть! Не гони! — Мужчина по звуку затушил сигарету. — Не пойду я за придурком твоим. Далече сильно. Некогда мне...

— Вы что, бросить меня собираетесь?! — Взвизгнула Марина.

— Чой-то бросить? Скажу... кузнецу нашему. Придет завтра. Главное чтобы не запил... а то да... может и того...

— Подождите, подождите! Как же так? Надо же помощь оказать... а вдруг со мной случиться что-нибудь?!

— Что с тобой случиться-то? — Голос ухмыльнулся, — А ежели что и случиться, с тебя чай не убудет...

— Как это... — Марина судорожно сглотнула. — Я же без воды...

— Ну... воды тебе и шалопай мой принесет. Я попрошу. Все без толку болтается. Лишь бы не пил сегодня. Ты отдохни... часа через два придет.

— Подождите!

Однако неторопливые, шаркающие шаги так и не прервались, сменившись треском веток. А вскоре все затихло. Марина снова заплакала. Немного успокоившись, она с надеждой и страхом стала вслушиваться в шорохи природы.

Солнце село. Несмотря на это, от большой луны на небе было достаточно светло. У Марины уже стала затекать спина, когда со стороны, куда удалился ее несостоявшийся спаситель, послышалась тихая речь. Потом шаги.

— Эй! — Подала голос Марина

— Чу! — Послышалось спереди.

— Точно! Там!

— Ты смотри, я уж думал зря перлись в такую даль...

— Ну... Я тоже думал что батя по пьяни невесть что увидел.

— Так он говорил, что трезвый был тогда...

— Ты его видел?

— Гы... точно. Хороший...

Голоса приблизились. Марина вгляделась в пришедших: впереди шел рослый парень в старом свитере, от которого уже на подходе несло перегаром. Второй был потоньше, в висевшей балахоном футболке.

— Здравствуйте! Я уже думала не придет никто... — Марина сглотнула.

— Опа... — Парень в футболке остановился и принялся разглядывать девушку.

— Так нас ждали, и мы приперлись... — Рослый парень в свитере подошел, и встал сбоку, оглядывая застрявшую с не меньшим интересом. — Воды заказывали?

— Да... Нет... — Марина смешалась. — Вы не можете мне помочь? Я застряла...

— Совсем? — Глупо хихикнув спросил худой.

— Леха, бля... не видишь беда у человека. — Рослый присел на корточки. — Так пить будешь?

— Да, можно. — Марина протянула руку и взяла предложенную литровую бутылку с водой.

— Эко так скрючило... — Протянул худой, обходя девушку стороной. — Ты че туда полезла?

— Так получилось... — Марина перестала пить.

— Мда. Ну давай посмотрим, что у нас тут... — Рослый поднялся на ноги и обошел девушку сзади. — Направляющая соскочила...

— Ну! — Поддакнул второй.

— В ней кило триста будет. Повезло что не зашибло.

— Факт!

— Сможете сделать что-нибудь? — Марине не нравилось, что парни стоят сзади и не принимают никаких попуток сдвинуть деталь. Она буквально чувствовала, что пришедшие пялятся не на злополучную железку, в триста килограмм, а пользуясь моментом разглядывают ее кружевные трусики, которые весьма условно прикрывали ее аппетитно выставленную вверх попку. — Сможете?

— Даже не знаю... — Протянул рослый парень. — А вдруг сорвется... пришибет. А мы виноваты... Да, Митяй?

— Факт. — Как-то быстро согласился худой, которого назвали Митяем. — Нахрен нам такие сложности, да Виталь?

— Точно.

— Вы что, бросите меня? — Марина заволновалась. — Тот мужчина попробовал, но у него сил не хватило. Ничего не прибило!

— Не... — Протянул Виталя. — Пойдем мы...

— Факт! — Поддакнул Митяй.

— Подождите! — Марина запаниковала. — Я заплачу! Попробуйте сдвинуть! Или сходите в деревню... мужу сообщить...

— Ой, бля... — Недовольно скривился Виталий. — Ты че? Воды тебе принесли? Принесли. Хоть бы спасибо сказала...

— Я заплачу! Ребята, ну помогите...

— Ну плати... — Митяй обошел ее спереди и протянул руку.

Марина с трудом дотянулась до упавшей сумки и нашарила в ней кошелек.

— Вот... Этого достаточно? — Она протянула несколько оставшихся от покупок купюр.

Митяй не глядя, недовольно скомкал деньки с ее ладони.

— Пошли Виталь!

— Ну стойте же!

Митяй остановился.

— Ребята, я вас очень прошу! Помогите! Я еще денег дам! Ну сколько вы хотите?

— Да кому они нужны деньги... Мы не бедствуем.

— Ну... что еще... Может Вам купить что-нибудь надо? Мы потом с мужем привезем!

— Муж... объелся груш! — Неожиданно вставил Виталик, который все это время стоял сзади.

— Что? Так Вы поможете? — Не поняла Марина, — Не бывает же безвыходных положений, правда?

— Безвыходных? Не бывает... — Усмехнулся Митяй, — Был бы вход...

Сзади хрюкнул от смеха второй.

— Ну если только ломом поддеть... а потом ножовкой... — Протянул Виталик, сдерживая смех, и подойдя вплотную к Марине начал ощупывать металл у нее над головой.

— Ломом! Хорошо! — Согласилась Марина, с тревогой ощущая как к ее оголенной ноге прикоснулась грубая ткань одежды парня. — И ножовкой...

— Угу... — Согласился Виталий ощупывая комбайн, и прижался к Марине сильнее. — Вот только идти за ними... Далеко... Тащить...

— Ну ребята... — Марина перестала дышать. Она вдруг отчетливо почувствовала что-то твердое, через грубую ткань брюк. — Я же сказала... я расплачусь!

— Расплатишься? — Виталик замер, и отчетливо прижался к ее попке. — Другой разговор!

— Конечно... конечно... — Залепетала девушка, пытаясь безуспешно отстраниться от парня и одернуть край платья.

— Митяй! Дуй до инструмента! Батя правду сказал! С нее не убудет...

— Понял, я мигом! — Митяй сорвался с места.

— Что?! — Марина поперхнулась, и вдруг почувствовала, как шершавая ладонь Виталия легла на ее бедро.

— Все будет пучком, красавица! — Подтвердил Виталий. — Пока он сходит, мы о цене договоримся, да расплачиваться начнем... Чего время терять? Я на одну палку не согласен!

— Убери руку! — Девушка дернулась. — Какие палки? Какие не убудет?!

— Не понял... — Виталий обошел ее кругом. — Ты че?

— Руки убери! — Повторила Марина, нервно вздрагивая.

— Та-а-ак... — протянул Виталий дыхнув перегаром ей в лицо. — Не дашь что-ли?

Марина молчала лихорадочно соображая как вести себя дальше.

— Ну и сиди тут себе! — Неожиданно согласился Виталий и повернулся спиной. — Хуй тебя тут кто найдет.

— Стой! — Дернулась Марина. — Ты что творишь?

— А что? — повернулся назад парень.

— У меня муж тут... Я же в беде!

— И че? Я тебе что-то должен?

— Ты... ты... — Девушка сглотнула слезы. Ноги у нее подкосились и она вдруг осознала что потеряла последние силы. — Я же в безвыходном...

— Че ты как целка? — Виталий опять нагнулся к ней. — Ну жахнем тебя по паре раз. Тебе жалко что-ли?

Марина с ужасом смотрела в его пустые, пьяные глаза.

— Не, ну а че ты думала? — Удивился Виталий. — Тут пилить часа три. Кому захочется?

Марина закусила губу, чтобы не расплакаться в голос. В голове не укладывалось, что от этого пьяного, чужого, отвратительно пахнущего человека сейчас зависит ее жизнь.

— Ну так дашь или нет? — Равнодушно переспросил Виталий.

У Марины стряслись губы так сильно, что она не нашла в себе сил даже ответить.

— Нууу, другое дело! — Понял ее по своему парень и пошел за спину.

Через секунду она опять почувствовала его ладонь на своем бедре. Только в этот раз Виталий уже не стеснялся и смело провел ей по всей ноге, по-хозяйски сжал ягодицу и в итоге подцепил пальцем край кружевных трусиков.

— А ты ниче так... красивая! — Сделал он неожиданный комплимент, и отодвинул трусики в сторону, отрывая себе путь.

Марина рывками вдыхала воздух, который застревал у нее в груди и силилась сделать хоть что-то, чтобы остановить непоправимое. «Не надо, не надо! Как же Сергей... « — шумело в ее голове, но от шока, с ее губ не слетело ни одного звука. Виталий зашуршал одеждой за ее спиной. На комбайн, рядом с ее лицом полетел его свитер, потом зашуршали и рядом повисли брюки — парень явно не собирался стеснять себя одеждой. А затем, она почувствовала прикосновение чего-то твердого, и горячего. И она отчетливо поняла, что это.

Виталий прижался к ней своим членом, и начал тереться между ягодиц. В какой-то момент ему помешали трусики, и он окончательно задрал край платья на спину, а затем грубо подцепив кружева, стянул их вниз. Член снова ткнулся оцепеневшей Марине между ног. Парень грубо лапал ее попку, оглаживал живот и спину, не переставая тереться членом в ее ложбинке. Потом наконец, остановился на половых губках. Виталий взял ее рукой под живот, и она с ужасом почувствовала, как он маленькими толчками, начал овладевать ей. С каждой секундой, от каждого настойчивого движения парня, член по миллиметру входил в ее влагалище. Туда, где до этого момента был только ее любимый Сережа. В какой-то момент, член, по сухому, с усилием вошел полностью, и Виталий остановился.

До этого момента, у Марины в голове метались мысли, ей хотелось плакать, вырываться, что-то делать... И вдруг все пропало. Вдруг стало пусто. Единственное, что она ощущала — это член. С одной стороны знакомое чувство, муж любил овладевай ей сзади, и в тоже время орган, находившийся сейчас в ней был абсолютно чужим. И все внимание ее сознания, непроизвольно было сконцентрировано именно на этом ощущении. Член, как ей казалось, заполнил ее всю, мощно и туго. Вот он двинулся из нее, и опять проник внутрь. И так раз за разом. Еще раз, и еще. Так знакомо, и так чуждо. С каждым толчком, Виталий двигался все быстрее и быстрее. Самое отвратительное, что тело непроизвольно и исправно выполнило свои функции и внутри влагалища начала выделяться влага, от которой член скользил все легче, доставляя видимое наслаждение своему обладателю.

— О... о... да... — Запыхтел Виталий, и взялся обеими руками за талию девушки, — Тебя... как... зовут...

— Ма... ма... ма... ри... на... — Девушка, от энергичных толчков, с трудом выговорила свое имя.

Это было полным абсурдом. Ее спросили имя... и она ответила. Как будто в этот момент ничего не происходило. У Марины закружилась голова, и она закрыла глаза крепко вцепившись в железо под рукой.

— А я Валерка! Приятно! — Парень буквально выкрикнул эти слова и с силой прижался к девушке.

Марина отчетливо почувствовала как пульсирует член внутри нее, выплескивая сперму струю за струей.

— Вот и познакомились... — Удовлетворенно выдохнул Валера, и медленно вытащил член. — Я тут это... в тебя короче. Ну, ты там... потом сообразишь. Таблетки там, или, то... се...

Девушка промолчала не найдя что ответить. Валера отдышавшись, обошел ее спереди, нашарил в висящих рядом брюках сигареты с зажигалкой, закурил, и уселся перед ней прямо на траве прямо как был — с голым торсом, в семейных трусах и стоптанных туфлях-лодочках.

— Ну как тебе, понравилось? — Парень довольно улыбнулся и выпустил дым в небо. — Твой-то небось так не трахает?

— Да иди ты... — В какой-то момент Марина ясно осознала случившееся, и вместе с этим прошел шок и паника. Осталась пустота.

— Ты че дерзишь? — Огрызнулся Валера. — Тебя еще вытаскивать. Не забывай.

Девушка промолчала.

— А в жопу ебешся? — Продолжил беседу Валера.

— Нет.

— Жаль... — Он сплюнул. — Может попробуем?

— Нет.

— Мде... не хочешь разговаривать?

Марина промолчала.

— Ну ладно. — Валера докурил и поднялся. — Пить хочешь?

— Нет.

Они надолго замолчали.

Примерно через час, вдалеке послышался треск мотоцикла. В определенный момент у Марины даже екнуло в груди от мысли что это может быть Сергей. Метнулась мысль, как объяснить свое положение, и все случившееся, однако, звук мотоцикла оказался не таким как у того, на котором они ехали утром. А через минуту она могла убедиться в этом, увидев медленно подъехавший аппарат. Старый ИЖ подъехал на несколько метров, и заглох, оставив включенной фару.

— Ох ты бля! Сука! Ыыыы! — Раздалось сразу несколько молодых голосов. — Валерка! Ну че? Дает? Все нештяк?

— Куда она денется... — Валера встал навстречу приехавшим. — Митяй, а ты че этих салабонов притащил? Нахуй они тут нужны?

— Да ладно... че тебе? — Митяй не замедляясь обогнул дружка и чуть ли не бегом устремился к комбайну попутно снимая футболку. — Помогут пилить.

— И шпилить... — Донеслось от мотоцикла.

Марина понимала, что ситуация выходит из-под контроля окончательно. И не успела она высказать свое неудовольствие, как Митяй бесцеремонно вогнал в нее свой член. Это было еще ужаснее чем в первый раз. Удивительно, но у худого, и невзрачного паренька был массивный, длинный и толстый член. Она чувствовала как кожа у входа во влагалище натягивается от каждого движения, а входя в нее полностью он упирается

головкой в матку. Все это было неприятно. Но еще хуже было то, что приехавшие, бесцеремонно обступили ее и рассматривали как ее трахают. Молодые парни, по виду лет восемнадцати, ржали, давали советы и обсуждали внешний вид совокупляющейся парочки. Митяй долго не выдержал и уже через минуту залил Марине спермой всю спину. Не успел он шагнуть в сторону, как оба парня чуть ли не на перегонки, отталкивая друг друга кинусь на освободившееся место.

— Че за дела?! — Взвизгнула Марина и изо всех сил сжала ноги и ягодицы.

— Эээээ... — Недовольно пробасил один из приехавших, — Ты че, курица?!

— Свалите в туман... ежики... — Неожиданно встал на ее защиту Виталик.

— Виталя... ну ты-то че...

— Все. Митька, давай ломик тащи...

— Блять... дай перекурить хоть... — Митя курил, сидя на траве, и с довольной физиономией оглаживал свой медленно опадающий орган. — Вон, салабоны помогут...

— Ща! Сек! — Один из парней метнулся к люльке, и спешно выволок лом. — Виталик, ну не козли... Видишь — мы помогаем.

— Давай уже! — Виталий взял лом из рук, и стал примериваться.

— Виталь... ну че ты, а? — Не унимались подростки. — Тебе че, курицу жалко?

— Отойди... — Виталий поддел железо над головой у Марины.

В следующий момент Марина почувствовала, что конструкция ощутимо шевельнулась. Парни сзади нее яростно перешептывались, но она не различала слов. Все что ее заботило в этот момент — это медленно двигающийся металл, который внезапно остановился, потом встал на место, надежно зафиксировав девушку. Она попыталась оглянуться, но ей это в очередной раз не удалось.

Парни тем временем оттащили Виталия в сторону и о чем то яростно шептали. Через пару минут шепот смолк и вся троица подошла к комбайну. Виталий поднял лом, поскрипел им без видимого результата и скомандовал:

— Ножовку давай...

Команду выполнили охотно и молча. После чего, минут пять в полной тишине, единственным звуком было скрипение полотна.

— Митяй, твоя очередь...

— Успею. — Протянул тот довольно улыбаясь и поглядывая на троицу стоящую у комбайна. — Вон, салабонам дай...

— Слышь... Марин... — Виталий приблизился к ее лицу и присел на корточки. — Тут помощь пацанов нужна.

— Вы обещали сами помочь... — Начала Марина, уже догадываясь о продолжении.

— Ну... видишь, не справляемся... — Притворно развел руками Виталий. — Что делать будем?

— Я не могу уже так стоять. — Совершенно искренне пожаловалась Марина, надеясь на быстрое избавление, — У меня спина болит.

— Спина? — Удивился Виталий и удивленно задумался.

— Спина! Ты представляешь сколько я уже так стою? Или ты думал, до утра тут меня... будете?

— Ты это... не истери... Щас! — Виталий довольно кивнул, видимо найдя решение. — Леха! Иди сюда!

— Че? — Подскочил один из молодых.

— Встань тут. Придержи ее, пусть обопрется, спину расслабит, пока пилить будем.

— Не вопрос! — Леха с готовностью подошел к Марине, подсел, обнял ее за плечи и немного выпрямил, давая облокотиться на себя.

Марине действительно стало намного легче. И первый порыв оттолкнуть от себя обнимающего с наглой улыбкой парня пропал как только она ощутила насколько болит спина. Чуть изменив положение, все мышцы заныли и отказывались самостоятельно держать вес тела. Леха переступил поудобнее и прижался к ней еще плотнее.

— Ну вот... А ты говоришь. — Виталик был доволен. — Тут работы на всех, выше крыши. Толян, бери ножовку, начинай пилить...

— Во... щас! Щас мы ее, быстро! — С готовностью отозвался второй паренёк. — Где пилить Виталь?

— Да вот... тут. В сторону встань, мешать будешь... — Виталий уверенно командовал. — Отодвинься, я пока еще разок...

Заскрипела ножовка. Марина опять почувствовала шершавые руки на своей попке, и через мгновенье ей опять овладели. На этот раз Виталий не торопился, и трахал ее не спеша и растягивал удовольствие. Пару раз он вытаскивал член, чтобы провести им по ягодицам, а затем снова погружал его во влагалище. Двигаясь, он медленно вытаскивал свой орган, а выйдя почти до конца, резко вгонял член на всю глубину, отчего Марину сильно толкало на держащего ее Леху и слышался звонкий шлепок голого тела. Леха во все глаза смотрел ей за спину и она лицом чувствовала его прерывистое, возбужденное дыхание. В определенный момент он распалившись начал прижимать ее все сильнее к себе, а затем и откровенно ощупывать грудь. Но при этом он держал ее, давая отдых онемевшим мышцам, и у Марины не было сил на споры. «Я как последняя деревенская шлюха... « — мелькнула у нее мысль, — «Делают со мной что хотят. « Словно в подтверждение, Леха уверенно полез под платье.

Можно ли было все остановить? Марина уже не думала об этом. Она очень устала и не произнесла ни звука. Она даже не заметила в какой момент перестала звучать якобы освобождающая ее ножовка. Слышались только яростные шлепки от долбящего ее члена, возбужденное дыхание за спиной и такое же — в лицо.

Ночь получилась насыщенной. Еще до того как Виталий кончил в нее второй раз, Леха, извернулся и снял платье, не переставая, правда удерживать еле стоящую на ногах Марину. Бюстгальтер не продержался на ней и дольше минуты. И к тому моменту как Виталий завыл от оргазма, Леха успел основательно изучить ее грудь. Не успел же Виталий вытащить свой член, как его место занял Толян. Первый раз он кончил довольно быстро и они поменялись местами с Лехой. Леха продержался не дольше пары минут, но за это время Толян по достоинству оценил фигуру и симпатичное личико Марины, и возбудившись опять, отпустил девушку стоять самостоятельно, недвусмысленно подставив к ее губкам свой подрагивающий член. Боль в спине вернулась с новой силой, и Марина, стараясь избежать ее как можно быстрее, не стала спорить с первым за ночь минетом. Что было потом, уже она понимала слабо. Усталость, шок, дикое желание спать... все казалось каким-то серым пятном.

Ее трахали всю ночь. Виталий, Толик, Леха. Потом Митяй. Потом она отсасывала Виталию. И Лехе. Или Толяну? А скорее всего обоим. Ее опять трахнули по разу. Причем она даже не заметила как быстро ее освободили от мешавшего железа как только она перестала сопротивляться. Помнила только, что с удивлением обнаружила стоящую себя на коленях рядом со злополучным комбайном. А в ее теле один член сменялся другим. Потом ее положили на чью-то одежду, и пока парни выпивали припасенную бутылку самогона, она чуть было не успела заснуть. Но не дали. Хорошо было, что не заставлили вставать. Она просто лежала на спине с закрытыми глазами, и по первому требованию раздвигала ножки, принимая в себя жадные, горячие, молодые и такие разные члены. А потные, пахнущие самогоном парни, один за одним ложились сверху, ласкали ее, клали ее ноги себе на плечи, гладили ее грудь, тело, целовали, и двигались, двигались, двигались. Уже перед рассветом Марина все-таки задремала. потому как открыв глаза, почувствовала, что едет куда-то, свернувшись калачиком в люльке мотоцикла. С трудом открыв глаза, она абсолютно не узнавала местности. Она то проваливалась в дрему, то опять с испугом просыпалась. Когда мотоцикл наконец остановился перед старой, облезлой остановкой она с удивлением узнала надпись на табличке: «Тихоново».

Там же, на остановке, где до дома, в котором ее ждал любимый муж, оставалось от силы метров триста, ее оттрахали последний раз. Сначала, поставив раком к сиденью мотоцикла, а потом и усадили верхом на член Виталия, который лег прямо на траву за остановкой. Марина послушно скакала на нем, и смотрела на выглядывающий вдалеке край дома, где сейчас спал ее Сережа. Она сама, не сопротивляясь, старательно приближала оргазм своему «освободителю», думая о том, когда же наконец попадет домой.

Наконец мотоцикл уехал, а из Марины вытекла последняя капелька спермы. Рядом с остановкой стояла сумка с покупками на которой лежала одежда. Марина медленно одела трусики, бюстгальтер, заботливо отчищенное, выстиранное и успевшее просохнуть за жаркую летнюю ночь, легкое ситцевое платье. Обула оставленные тут же туфли и сделала первый шаг к дому. Пока одевалась, Марина уже решила, что ничего не расскажет своему мужу, и как все объяснит.

__________________________________________
Послесловие автора:

Приветствую уважаемых читателей! Продолжаю публиковать свои написанные истории, стараясь придерживаться хронологии их возниконовения.
Спасибо за Ваш интрес, комментарии, критику и сообщения. Желаю всем Вам незабываемыйх ощущений, любви и радостьи в реальной жизни.
Хочу пожелать, чтобы все Ваши мечты (и не только сексуального характера) сбывались, и воплощались (конечно по мере возможности и строго по обоюдному согласию сторон ;))
До скорых встреч на страницах этого сайта!

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!