Эротический рассказ: Фантазия на вольную темуКорабль, атмосфера на котором еще хоть как-то напоминала Айрин о доме, только что отчалил с пристани. Возникло ощущение потерянности и одиночества, горькое предвкушение очередного переломного момента в жизни. На корабле попутчицы - островитянки только тихо перешептывались о "континентальном воспитании", и всем своим видом осуждали стиль ее общения с членами команды. Естественно, что по местным меркам поведение девушки было действительно возмутительным - она себя вела с мужчинами так, как будто признавала их за равных. Это воистину шокирующее поведение для будущей Госпожи-наследницы, но так сложно было сразу и бесповоротно отказаться и перешагнуть через устои общества, в котором жила и росла с рождения. Трудно же ей придется здесь в первое время, ведь придется практически полностью перестраивать свое сознание, если действительно решение вернуться на историческую родину окажется верным.

***

Первооткрыватели назвали планету "Островом обетованным" ... За красоту природы, удивительно мирный по отношению к людям животный мир и полное отсутствие следов обитания разумных существ. "Острову" повезло - в составе ее первооткрывателей были экологи, планетологи, врачи и некоторое количество технического персонала, полностью привязанных к технике и практически оторванных от жизненной реальности. Ни одного заядлого охотника не было в составе экспедиции... Там не было даже ни одного заядлого рыбака. Только люди, до фанатизма обожающие либо природу в целом, либо какую то отдельную ее составляющую - воду, землю, животных ... Или же люди, для которых жизненной необходимостью было только наличие рабочего компьютера.

Сложилось так, что кроме технического персонала все остальные участники экспедиции были женщинами, и именно они стали исследователями новой планеты, и полюбили ее настолько, что приняли на себя роль ее Хранительниц. Возможно разумная жизнь здесь все же существовала, хоть и не имела физической формы, и этой разумной жизни захотелось, что бы вся власть была сконцентрирована в женских руках… Так как количество мужчин первоначально было ограниченное, женщины, по возможности, отказались от создания парных союзов. На общем совете большинством голосов было принято решение, что детей будут воспитывать, разделяя по половому признаку, и не в семьях, а в специальных лагерях, отдаленных от основного поселения. Не все отцы сразу согласились с подобными условиями, но на них влияли всеми возможными и не возможными методами, отвлекали их внимание на другие проблемы и решение общего совета ни разу не было обжаловано.

Специально назначенные "генеалогические управительницы" заводили на каждого ребенка отдельное генеалогическое древо, что бы в дальнейшем по возможности дольше предотвращать возможность близкородственного скрещивания. Детей забирали из семьи в возрасте трех-четырех лет и первое время родители могли их навещать. Но затем, в дополнение ко всем прочим наукам, в возрасте 5-6 лет мальчиков начинали обучать подчиняться, а девочек повелевать. Тут уже родительская любовь и забота, а особенно внимательный отцовский взгляд, были явно лишними.

…Требования к подчинению для каждого нового поколения мужчин становилось все более и более жестким; родственные узы способствовали созданию женских семейных кланов; и наступил момент, когда детские лагеря начали разделять не только по принципу половой принадлежности.

В одном женском лагере обучали старших дочерей, наследниц, истинных Госпожей, а в другом будущих служанок, управительниц имений. Из них порой тоже получались неплохие Госпожи, но пробиваться в жизни им приходилось самим. Надо заметить, что старшей дочерью не всегда считалась, та, которая родилась первой. При наличии в семье нескольких девочек (при чем учитывались не только родные дети старшей Госпожи, но и ее племянницы) на роль наследницы могла претендовать только самая властная, сильная, хотя и не всегда самая жестокая из всех. Ведь жестокость не всегда есть показатель силы, ума и храбрости. А наличие неограниченной власти у истинных Госпожей, замешанное на жестокости, могло привести к очень неприятным последствиям не только для ее рабов и служанок, но и для ближайших соседей.

Разновидностей мужских лагерей было гораздо больше. Дети рабов и служанок обучались сначала в общих подростковых лагерях, а затем разделялись по способностям, наклонностям и интересам на поваров, садовников, конюхов, кузнецов, ювелиров, техников… Уже в первые столетия образования нового государства наиболее выдающихся спецов начали клонировать - ведь потребности в хороших специалистах были велики, а желающих проводить большую часть своей жизни вынашивая и рожая детей было не так уж много.

Сыновья истинных Госпожей проходили специальный конкурсный отбор и те, чьи физические и умственные данные удовлетворяли строгим требованиям "Джордана" получали право на первый год обучения в "Высшем Обучающем Лагере для рабов". Экзамены в этом лагере проходили каждые полгода. Сдавать их надо было только с первого раза и только на "отлично". Заваливших безжалостно изгоняли и переводили в обычные лагеря. В "Джордане" готовили интеллектуалов, которые в дальнейшем могли украсить собой гарем любой, даже самой капризной Госпожи. Выпускников "Джордана" можно было так же использовать как помощников Управительниц, ведь их обучали и юриспруденции, и экономике. Во многих домах, где, к несчастью, рождались в основном только мальчики, роль Управительницы полностью выполнял один из сыновей или наложников Госпожи.

Надо заметить, что выпускник "Джордана" стоил на рынке практически столько же, сколько два породистых жеребца. Тогда как выпускников-спецов покупали "пучками", по 5-6 штук. Правда стоимость хорошего спеца со временем росла, а вот стоимость "Джордонца" с годами наоборот падала.

***

Вернутся к началу страницы
"Остров" только совсем недавно позволил "континентальным" кораблям безбоязненно причаливать к своей пристани, причем осмотреть Столицу позволялось только женщинам.

Однако около 30 лет назад, группе молоденьких ребят - пассажиров, пришла в голову опасная идея - пробраться в Столицу переодевшись в женскую одежду. Из этой отчаянной вылазки удалось вернуться на корабль только одному из пятерых. Но вернулся он не один, а увез с собой молоденькую абригеншу, третью дочь одной из очень влиятельных Госпожей. Айрин была дочкой той беглянки и единственной наследницей огромнейшего имения, так как оказалось, что обе ее тетушки не смогли произвести на свет ни одной девочки.

Айрин никогда не связывала свое будущее с планетой матери, она воспринимала все ее рассказы-воспоминания как чудесные сказки перед сном, не более того.

***

- Госпожа Айрин?

Юноша, почти мальчик, наверное, лет 20 или чуть постарше. Смуглый и светловолосый, как и все местные жители. Глаза зеленые-зеленые, ресницы длиннющие... Единственный недостаток - брови практически срастаются на переносице. Но это тоже отличительная особенность местных.

- Да?

- Позвольте проводить вас к карете, Госпожа?

- Позволяю. Провожай. (Интересно, может надо было вообще просто царственно кивнуть?)

- Здесь все ваши вещи, Госпожа?

- Ну.. Вроде бы все. (Немного помедлив и придирчиво оглядывая две огромные сумки, в которых собрано все самое дорогое и ценное, накопленное за 22 года жизни).

Легко, как пушинку, подняв сумки и, стараясь подстроиться под шаг Айрин, юноша шел слева от нее и на шаг назад. Девушке пришлось внимательно за ним следить, что бы придерживаться верного направления, но попытки отстать и пропустить путеводную звезду вперед были безуспешны - звезда тоже замедляла шаг и снова оказывалась чуть позади. "Мда, провожатый из тебя так себе... А вот в постель я бы тебя затащила с удовольствием... " . У парня тонкая талия, достаточно широкие плечи, длинные стройные ноги... Не мальчик, конфетка просто. А как играют мышцы на руках...

Стоянка карет находилась на самом деле буквально в 15 минутах ходьбы, но была скрыта за полосой деревьев, высоким забором отгораживающую Столицу от глаз любопытных "континентальцев".

Возле одной из карет, белой с причудливым золотистым рисунком, напоминающем вензель, юноша, наконец то, рискнул обогнать Айрин. Карета была без верха, в форме полумесяца, причем дверца кареты открывалась не в бок, а вперед, на открывающего, складываясь пополам и откидываясь на землю. Зачем такая хитрая конструкция двери девушка поняла буквально через минуту, когда ее сумки были поставлены под сиденье, дверца открыта и на получившемся импровизированном коврике на коленях, спиной к карете и лицом к ней, стоял "конфетный" мальчик.

- Госпожа? (тут же лицо опускается в колени, руки сгибаются в локтях и кладутся параллельно телу)

- Ты что, хочешь, что бы я встала тебе на спину?

- (голова чуть отрывается от колен, настороженный взгляд из под челки) Госпожа предпочитает использовать для подъема нечто иное?

- Вообще то, Госпожа предпочитает использовать для подъема лестницу, но, как я понимаю это тут не модно.

- (настороженность переходит в удивление, удивление сменяют искорки смеха в глазах и напряженные попытки не улыбнуться) Простите, Госпожа, я позабыл, что вы не очень сильны в здешних обычаях. Лестницы тут и правда не в моде, так что, пожалуйста, воспользуйтесь тем, что есть (снова опускается лицом в колени).

Айрин опасливо поставила левую ногу на плечо и, не услышав ни криков, ни хруста уже более смело поставила правую ногу чуть выше, затем поставила левую ногу на копчик и ощутила дикое желание спустится вниз и, затем, подняться еще раз. Вздохнув, перешагнула в карету и начала устраиваться на сиденье.

Юноша встал с колен, закрыл карету, зафиксировал дверцу так, что бы она не открылась во время езды, сел на место кучера и ... Они поскакали... Не прошло и двадцати минут, как впереди показался высокий дом с огромными часами на башне. Все выглядело именно так как и представлялось по маминым рассказам... Ну или почти так.

***

Вернутся к началу страницы
Карета остановилась у парадного входа. Спрыгнув на землю, парень громко свистнул в два пальца. Вместо Сивки-Бурки из дверей высыпалась орава пацанят лет 14-15. Парочка, открыв дверь кареты, подхватила сумки, еще один упал на колени, подставляя свою спину. Юноша тоже опустился на колени, и только после этого протянул Айрин руку, помогая ей спустится.

Откуда то из-за дома появилась полноватая женщина лет 60-65:

- С приездом вас, моя Госпожа! Я ваша домоуправительница, Сабина.

"А ведь она же моя тетя!" - вдруг зашевелилось что-то в глубине подсознания. "Моя родная тетя, а называет меня Госпожой! Как же тут все запущено!"

- Госпожа сильно устала? Позвольте, я провожу вас в вашу комнату. Там вы сможете помыться с дороги, переодеться, перекусить чего-нибудь вкусного. А я пока распоряжусь насчет обеда... (Сабина почти силой подхватила девушку под руку и потащила за собой).

Юноша сочувственно смотрел вслед, старательно покусывая губы, и пытаясь спрятать улыбку.

- Вот это ваша комната, Госпожа! Раньше она принадлежала вашей матери и она очень любила ее за этот чудесный вид из окна... Вы уже оценили, какие большие у вас владения? Лес, по которому вы ехали, он весь ваш, его посадила еще ваша бабушка вглубь до третьего колена (прапрапрабабушка, мысленно перевела Айрин). Правда, некоторую его часть все же пришлось вырубить под поля, но потом матери вашей бабушки удалось купить пару соседних участков и это помогло сохранить большую часть леса нетронутой. И, поэтому, вы теперь одна из самых богатых наследниц в Столице... Вам бы только в гарем наложников с хорошими генами подобрать, что бы девочки родились. Вы не представляете, Госпожа, как мы все обрадовались, когда узнали, что у нашей сестры дочка родилась. А то пришлось бы соседние ветви затрагивать, троюродное родство...

Располагайтесь, Госпожа. Осмотритесь. Мы постарались предупредить все ваши желания, но если окажется, что здесь чего то нет из того, что, по вашему мнению, тут должно бы было быть... Возле вашей комнаты постоянно дежурят двое рабов, и они с радостью исправят наш недосмотр. Ну, а если вдруг вам захочется поговорить лично со мной, вам всего лишь надо нажать вот на эту красную кнопочку, и я постараюсь как можно скорее здесь появиться. (Сабина нажала на одну из кнопок рядом с дверью и тут же на браслете у нее на руке загорелось "30 - вызов"). Тридцать - это номер вашей комнаты, Госпожа.

Комната и правда была чудесная. Большая и светлая. Встроенный платяной шкаф, большая кровать, три кресла и небольшой журнальный столик в центре - вот и вся мебель. Слева находился вход в ванную комнату, а справа, у окна, зловеще темнела приоткрытая дверь в какую-то темную кладовую.

- Это комната для индивидуального воспитания семейных рабов, таких как Эйнри, или наложников. Эйнри вы уже видели, он рожден старой Госпожой, и если бы родился женщиной… У него очень хорошая мужская линия, четыре поколения подряд закончили Джордан (в голосе Сабины зазвучала гордость), и ему даже разрешается одному выезжать в Столицу. Отличный раб, только слишком уж... Избаловался последнее время. Ведь когда Госпоже совсем плохо стало, весь Дом только на нем и держался. Я то все время возле нее сидела...

Ой, что же это я вас, Госпожа, местными сплетнями загружаю.. Может фруктов принести или чего-нибудь посущественнее?

- Нет, спасибо. Я просто хотела бы сполоснуться и немного поспать после дороги.

Наконец-то дверь за Сабиной закрылась. Спать Айрин на самом деле не хотелось, поэтому, освежившись под душем, она начала разбирать сумки и, одновременно, исследовать содержимое шкафов. Девушка догадывалась, что здесь разбирать сумки - обязанность рабов, но из какого-то подсознательного чувства противоречия решила сделать это самостоятельно.

Когда сумки были разобраны, а их содержимое развешено, расставлено и разложено, Айрин нажала кнопку. Только не красную, а синюю. Как она и предполагала, через минут пять в дверях появился Эйнри.

- Госпожа, простите, что я позволил себе задержаться (опустившись на колени, и еще не полностью восстановив дыхание после бега), надеюсь… (испуганно замирает при виде разобранных сумок)

- Хорошо, я тебя прощаю.

- Неужели я так долго бежал, Госпожа, что вы успели сами разобрать сумки?

- Нет, я разобрала их до того, как вызвала тебя…

- Госпожа? Пожалуйста, не делайте так больше, умоляю! Если Сабина узнает..

- То что? Я не имею права вести себя в своем доме так, как мне хочется?

- Что вы, Госпожа…! Простите, что посмел…

- Все, забыли... Я еще не привыкла к местной манере общения, так что, будь добр, расслабься и сядь (показывает на одно из кресел). Мне надо с тобой поговорить.

- (проследив за ее рукой) Госпожа? (в голосе изумление)

- (устало) Какие мировые проблемы возникнут, если ты сядешь в это кресло?

- Не сердитесь, Госпожа, но раб должен либо просто стоять, либо стоять на коленях, когда с ним собирается говорить Госпожа, но никак не сидеть на кресле...

- А я хочу, что бы ты сел на кресло!

В глазах у юноши появилась тоскливая обреченность. Процесс внутренней борьбы между желанием выполнить волю своей Госпожи и нарушением правил поведения, можно сказать впитанных с молоком матери, грозил несколько затянуться, потому что верного решения из сложившейся ситуации не наблюдалось.

- Прости, наверное, это у меня от нервного напряжения дурь пошла… Конечно это мне придется подстраиваться под ваши нормы, морали и правила, а не вам. Сядь на ковер, поудобнее, но так, как тебе можно сидеть перед Госпожой.

Вздох облегчения, наверное, услышали даже рабы в коридоре.

- А теперь, наконец, давай спокойно поговорим. Еще на корабле мне стало понятно, что стиль моего обращения с мужчинами - это шокирующий рубец на теле местного общества. Сейчас мне пришлось осознать это с новой силой… Но у меня никогда раньше не было рабов, надеюсь, ты это понимаешь? Я выросла в мире, где женщины и мужчины равны в правах, и мне тяжело… Хотя мужчинам нашего мира в вашем государстве должно быть совсем тоскливо, но они сюда и не рвутся. А я сюда рвалась, рвалась как в замечательную сказку. Но в этой сказке живут по непривычным для меня правилам, выполнять многие из которых я не готова… Просто не готова! Это как для тебя… Подойти и избить коня или собаку, просто так, потому что у тебя плохое настроение… Понимаешь? Конечно, я очень рассчитываю на помощь Сабины, но мне бы хотелось рассчитывать и на твою помощь тоже…

- Госпожа, простите, но я … Мне не совсем понятно, что вы хотите от меня? Я готов выполнять все, что вы пожелаете, но я очень смутно представляю, что же именно вы желаете! (Эйнри всем своим видом изображал само раскаянье, но, одновременно, было видно, что юноша наконец-то действительно расслабился).

- Понимаешь, я не хочу и не могу просто использовать рабов, как вещи, но и не хочу создавать подобными своими капризами проблемы для вас и причины для сплетен у соседок… К тому же мне очень не хотелось спровоцировать наказание какого-нибудь раба без моего на это желания, как это произошло с тобой в начале нашего разговора. Ведь, по сути, я должна была тебя наказать либо за невыполнение моего приказа, либо за нарушения правил поведения раба, верно?

- Да, Госпожа. Госпожа будет добра, и накажет меня отдельно от других рабов?

- Ты вообще слушаешь то, что я тебе говорю или нет?! Ты же понимаешь, что такое произошло именно потому, что я не умею с вами правильно общаться?! А совсем не потому, что мне этого хотелось!

- Не сердитесь, Госпожа! На самом деле я очень понятливый (наконец-то появилась легкая улыбка). Со следующей недели к вам будет приезжать учитель из "Лагеря для Госпожей", что бы вы через полгода смогли сдать большую часть экзаменов экстерном. Вот в процессе активного обучения у вас и начнут появляться много вопросов... Я с радостью отвечу вам на них с точки зрения раба, но только если вы собираетесь и наказание рассматривать с этой точки зрения, мы тут все избалуемся (с личиком невинного ангелочка внимательно изучает взглядом потолок).

- Не получится. Не успеете - войду во вкус, и вы все взвоете от моей жестокости. Ладно, можешь идти заниматься своими делами.

- Слушаюсь, Госпожа! (Эйнри целует кончик ее туфли, и быстрой молнией исчезает за дверью.)

- Интересно, если это избалованный раб, то какие же тогда не избалованные?!.

***

Вернутся к началу страницы
Не прошло и десяти минут, как в комнату вошла Сабина и за ней пятеро рабов с подносами, на которых находилось бешеное количество каких то горшочков, кастрюлечек и сковородочек.

- Время обеда, моя Госпожа!

Рабы поставили подносы на стол, приняли колено-локтевую позу, а Сабина начала их "накрывать". Раб, на спине которого были первые блюда, аккуратно подполз к ногам Айрин, держа в зубах ложку.

- Сервировка оригинальна, но я привыкла есть за столом!

- Простите, Госпожа, но это и есть стол. Вернее столы... Это такой метод наказания, обучающий рабов аккуратному обращению с вещами, Госпожа! Конечно, если Госпожа придумает какой-нибудь свой метод обучения…

- Нет, Госпожа предпочитает оставить все как есть (чуть слышный облегченный вздох одного из рабов). Какие еще оригинальные виды наказания приняты в этом доме?

- За грязь в помещении рабы служат тумбочкой под обувь или подстилкой у входа; за разбитую посуду рабы служат столом, за плохо постиранное белье - подстилкой в корзине для грязного белья, а за плохо поглаженное - гладильной доской.

- Ну это же совсем жестоко! Его же могут обжечь!

- Ну что Вы, Госпожа! У нас есть специальные покрывала для таких целей. Раб-стол, подающей горячее, особенно супы, имеет гораздо больше шансов обжечься. Кстати, вы кушайте, пока все не остыло, а то мне придется снова ставить ему на спину горячие тарелки.

Когда все блюда были испробованы, наступило время экскурсии. Сначала Сабина провела новую владелицу по всему дому с верху до низу. Показала, где находится библиотека, где - зал для приема гостей. Дом был красив и огромен. И чувствовалось, что у дома есть хозяин - все дверные петли смазаны, ни одна половица не скрепит, ни пыли, ни грязи.. На полах ковры, красивые и яркие, так же как и рисунки на стенах. Поверхностное обследование дома заняло чуть больше часа, после этого настала очередь сада. Сад был тоже выше всяких похвал. Небольшие фонтанчики, скамеечки в тени деревьев, маленькие скульптурки детей и животных, клумбы с цветами... От осознания, что все это принадлежит ей, у Айрин захватывало дух и становилось немножко страшновато.

***

Вернутся к началу страницы
- А вот уж на озеро я вас, Госпожа, не поведу. Лес, поля, озёра - там никто не ориентируется лучше Эйнри (Сабина набрала какое то сообщение у себя на браслете). Сейчас я передам вас ему из рук в руки, и пойду займусь воспитанием. Совсем эти лентяи распустились! А ведь знали, что сегодня новая Госпожа будет дом смотреть... Надеюсь Госпожа не очень сердится за беспорядок в доме?

- Госпожа не заметила в доме беспорядка. Не переживай так, Сабина. В доме все блестело и сверкало (успокоительно улыбаясь разнервничавшейся тетушке).

- Ну вот и Эйнри.. Иди, покажи Госпоже местные достопримечательности.

- С удовольствием! Госпожа предпочитает верховые или пешие прогулки?

- Сегодня лучше пешком, лучше недалеко, лучше не надолго. А верховую прогулку устроим уже завтра.

- Хорошо, Госпожа. Как пожелаете, Госпожа.

По дороге к озеру Эйнри решил себе позволить идти рядом, правда, при этом низко опустив голову. Периодически он поднимал голову, встречался взглядом с Айрин и тут же опускал взгляд на землю.

- Так и будем идти и молчать? Сколько нам еще?

- Недалеко, Госпожа. Когда не знаешь что говорить, лучше молчать, вдруг скажешь что-нибудь лишнее. А около сада всегда полно ваших родственниц...

- И чем тебе не нравится наличие моих родственниц? Кстати, они и твои тоже...

- Ну что вы, Госпожа! Я просто раб Дома, у меня родственниц быть не может. Только Госпожа и Хозяйки.

- Все! Достал! (слегка размахнувшись хлопает Эйнри по заднице). Мы же с тобой вроде бы вполне мило беседовали меньше часа назад!

- Простите меня, Госпожа! (Эйнри тут же падает на колени, утыкается головой в Айрин, подымает на нее лучащиеся смехом глаза).

- Ладно, прощаю! Вставай. Так почему тебя не устраивает наличие вокруг МОИХ родственниц?

- Просто .. Только чур не драться?! Я же раб, а значит должен вести себя соответственно положению. А так как Хозяйка Сабина очень переживает, что за последнее время она меня слишком избаловала, то теперь за моим поведением строго следят. И при малейшем отклонении от нормы моя задница рискует получить гораздо более серьезные удары, чем тот, который мне отвесила Госпожа (на лице улыбка, но взгляд серьезный, скорее даже грустный).

... И тут Айрин увидела озеро. Оно было небольшое, чистое, и в нем даже плавали рыбки.

Остановившись у самого берега, Эйнри снял с себя рубашку, расстелил ее и вопросительно взглянул на Айрин. Благосклонно кивнув, девушка присела, сняла туфельки и опустила натруженные ножки в воду. Юноша сел рядом, обхватив колени руками.

- Ну и как вам первый день в роли Госпожи?

- Сложно сказать. Наверное, через некоторое время я привыкну. Но от твоей помощи многое зависит - если мне не с кем будет разговаривать по-человечески..!

- Сабина рассказывала, что вашу мать очень долго обучали вести себя как положено настоящей хозяйке дома, но безуспешно. Она очень переживает, что с вами будет также. И если Хозяйку можно заменить, то Госпожу нам заменить не кем. Вернее, Сабина вычислила один дом, который находится с нашим в троюродном родстве. Но там Госпожа явно вам не чета.... Ее даже раз штрафовали за жестокое обращение с рабами.

- А почему Сабина переживает, что я могу оказаться плохой Госпожой? Ведь об этом никто кроме вас не узнает?

- Узнают. Вам ведь придется выезжать на вечеринки, заводить знакомства среди богатых Домов. Вы бы видели, как на таких вечеринках обращаются с рабами... С элитными рабами! Я уж про помощников спецов вообще молчу. Вы на меня встать спокойно не могли, что бы в карету сесть, а ведь вам придется ноги об рабов вытирать. При чем в буквальном смысле этого слова.

- Я не смогу...

- Госпожа, понимаю, что для непривыкшего человека все это звучит дико... Но если вы не согласитесь немножко пересмотреть свои взгляды, то нас передадут в руки женщине с богатой, но очень жестокой фантазией. У нее ни один раб не выживает больше года, если конечно это не качественный спец. Сабина, та за генетическую линию дома переживает, а я за свою спину... Да и за свою жизнь, если честно, тоже. Я вас обучу вытирать ноги так, что бы это было не больно! Это не сложно, на самом деле. Сабина будет вас обучать, как обращаться с рабами так, что бы они не избаловались, а я буду показывать, как сделать так, что бы во время наказания вы могли регулировать уровень боли, но что бы этого никто, кроме раба, не заметил. Договорились?

- Хорошо, давай попробуем. В конце концов, тут мне нравится гораздо больше, чем на родной планете.

- Спасибо, Госпожа!

Эйнри благодарно улыбнулся, потом встал на колени у ног Айрин, положив ее ножки на себя. Слегка помассировав ступни, юноша нежно губами прикоснулся к каждому пальчику, обул свою Госпожу, встал сам и протянул ей руку.

- Пора идти домой, Госпожа.

Всю обратную дорогу они прошли молча. Эйнри даже не поднимал глаз и шел ровно на шаг сзади.

***

Вернутся к началу страницы
После ужина Айрин решила развлечь себя посещением гарема. В конце - концов у нее еще никогда не было возможности выбирать сразу из нескольких десятков мужчин!

Наложники в гареме разделялись на "совсем непригодных", "пригодных" и "используемых". "Совсем непригодные" - это те, кому уже перевалило за сорок, но их не усыпили, а благодаря каким-то прошлым заслугам или личной привязанности какой-либо из Хозяек оставили доживать при Доме. В категорию "Пригодные" входили рабы, которые по всем признакам должны бы вызывать интерес у женщин Дома, особенно у истинной Госпожи, но почему то этого интереса не вызывали или вызывали, но не часто. Таких обычно либо пытались продать в другой Дом, либо дарили какой-нибудь очень дальней знакомой.

Соотношение "пригодных" и "используемых" говорит о постоянстве Госпожи, а общее количество молодых наложников говорит об ее богатстве. Старая Госпожа была богата и непостоянна.

Атмосфера в гареме была довольно напряженной. Ведь сейчас могло оказаться, что вчерашние явные любимцы станут никому ненужными и будут проданы или подарены другим Госпожам, а те, кто уже практически ощущал на себе ошейник с ценником могут перейти в разряд "наиболее употребляемых". Когда Айрин вошла в зал, напряженное ожидание просто витало в воздухе.

Наложники были выстроены вдоль стен зала по степени популярности у старой Госпожи. Самые первые были слишком женственно-смазливые и по тому взгляду, каким их окинула новая хозяйка, они сразу поняли, что их ожидает.

Обойдя вдоль зала несколько раз, Айрин отобрала пятнадцать рабов, чьи внешние данные ее более менее удовлетворяли.

- Сабина, можешь оставить еще пятерых, из тех, которых предпочитают женщины Дома. С остальными поступайте так, как посчитаете нужным, мне они неинтересны.

- Хорошо, Госпожа. Тогда двоих, наиболее любимых старой Госпожой, я перешлю в качестве подарка ее лучшим подругам, а остальных передам для продажи на рынке.

- Всех выбранных мной рабов пришлите ко мне в комнату, я буду делать выбор уже там.

- Слушаюсь, Госпожа!

Пятнадцать красивых молодых мужчин, полностью обнаженных, стояли вокруг сидящей на кресле девушки и ожидали, кого же из них она выберет.

У двери в комнату, скрестив ноги, стоял Эйнри. Его взгляд был полностью сконцентрирован на большом пальце левой ноги и всем своим видом он выражал полнейшую безучастность и незаинтересованность происходящим. В кресле, напротив Айрин, сидела Сабина и, наоборот, являла собой олицетворение внимания. Эйнри должен был после осуществления выбора увести остальных наложников обратно в гарем, а в обязанности Сабины входило приготовление выбранного раба к использованию Госпожой. Как минимум, правильная фиксация, в зависимости от того, какая часть раба будет использоваться для удовлетворения Госпожи.

Наконец выбор был сделан. Счастливчику было лет 25, смуглый, светловолосый, зеленоглазый. Единственное, чем он отличался от Эйнри, был рост. Наложник был чуть выше, практически под два метра, что для жителя острова было ростом "чуть выше среднего". А так парней вполне можно было бы принять за родных братьев.

- Как Госпожа будет использовать раба? (Эйнри стоял в дверях и ждал ответа на вопрос, заданный Сабиной с таким же, а то и с большим напряжением, чем сам выбранный раб. Остальные быстро одевались.)

- Я бы предпочла использовать его так, как привыкла. Не уверена, что сегодня мне бы хотелось испытать что-то новое.

- Госпожа будет использовать гениталии раба?

- Да, именно их ("Интересно, а когда я начну их использовать, Сабина наконец уйдет или останется бдить за нами?")

- Хорошо, Госпожа. Сейчас я его приготовлю для использования. Эйнри, чего ты стоишь, как столб? Забирай остальных и проваливай!

Дверь за Эйнри захлопнулась чуть громче, чем обычно. Недовольно хмыкнув вслед племяннику, Сабина занялась приготовлениями.

За руки и за ноги раба пристегнули наручниками к спинкам кровати, а тело полностью зафиксировали капроновой веревкой, крепящейся на крючках, расставленных с небольшим интервалом по краям кровати. Напоследок ему завязали глаза плоской черной плотной ткани.

- Госпожа, когда будете готовы, прикажите ему возбудится. После этого наденьте на него "контроллер оргазма" и используйте, пока не устанете. Если раб вам понравится, то можете в качестве поощрения разрешить ему кончить в вашем присутствии. Естественно, тогда вам самой придется расстегнуть ему наручники. Ключи от наручников я кладу на стол, вот сюда. Развлекайтесь, Госпожа!

"Мда, такого секса у меня еще не было. Интересно, а если я предпочитаю нижнюю позицию, что же делать тогда? Однако, как он хорошо сложен... Погладить то мне его можно, надеюсь.." Айрин нежно провела кончиками пальчиков от запястья вдоль всей левой руки раба, до плеча.. То же самое с правой рукой... Потом одновременно, пальчиками обрисовала полукруги вокруг сосков.. Все тело раба прогнулось навстречу ее рукам и.. Капроновая веревка врезается ему в живот, заставляя лечь спокойно. От сосков девичьи пальчики спускаются под углом все ниже и ниже, обрисовывают полукруг и спускаются по внутренней стороне ног, до колен. Капроновая веревка очередной раз укладывает парня на место.

- Ну что, по моему, пришла пора продемонстрировать своей Госпоже, насколько быстро ты умеешь возбуждаться!

Раб умел это делать действительно быстро. Не прошло и минуты, как его орган принял вертикальное положение. Зрелище для нормальной и достаточно сексуально голодной женщины достаточно привлекательное. Член раба слегка покачивался, как бы приглашая приступить наконец к получению удовольствия.

Айрин скинула с себя одежду, что бы ничто не стесняло ее движения. Усевшись на раба сверху, она начала старательно одевать ему местное подобие презерватива, называемое "контролер оргазма". В отличие от обычных презервативов, резинка "контролера" очень тугая, стягивающая основание члена и препятствующая возникновению оргазма у мужчины.

Девушка позволила члену раба войти в себя, сделала несколько пробных движений, определяя наиболее удобный размах и угол скольжения. Тело юноши снова изогнулось вперед, навстречу своей Госпоже.

Нужный ритм был быстро найден. Руками Айрин обхватила ноги парня, и в минуту наиболее приятных ощущений проводила по его коже ноготками. В момент наивысшего пика ее ногти до крови впились в раба, и прошлись по нему, оставляя на внутренней стороне ног десять тонких дорожек. Раб же был возбужден до такой степени, что не чувствовал уже ничего кроме дикого желания кончить, и как можно скорее.

Когда сердце стало биться чуть ровнее и сладкое томление в груди отступило, Айрин рискнула спуститься с кровати и встать на ноги. Юноша тихо постанывал и изгибался всем телом, просто каждой своей частичкой умоляя позволить и ему выпустить накопленную энергию на волю.

С него даже не понадобилось снимать наручники. Как только "контролер" был снят, тут же наступил оргазм, и длился практически минуту.

Завистливо хмыкнув, девушка направилась в ванну, что бы принять душ. Но перед этим она нажала на красную кнопку вызова Сабины. В конце концов, не ей же перестилать испачканное постельное белье?

***

Вернутся к началу страницы
Когда юная Госпожа вышла, чистая и удовлетворенная, раба на ее кровати уже не было, постельное сияло своей свежестью, в кресле сидела Сабина, на столе лежали две толстые книжки, а рядом со столом, опустив глаза в пол, стоял Эйнри.

- Простите, Госпожа! Я вел себя вызывающе дерзко, позволив себе хлопнуть дверью вашей комнаты перед уходом (монотонно, смотря при этом в пол).

- Хорошо, прощаю. На самом деле я даже не заметила, что ты хлопнул дверью.

- Нет, госпожа! Так вы его в конец избалуете, право слово! (Сабина от возмущения привстала с кресла). Он вел себя дерзко. Даже для раба, которому позволяется выражать свои эмоции, он их выразил слишком явно. И если вы сами его не накажите, то это придется сделать мне, как главной управляющей. Ну а так как я не имею права наказывать рабов индивидуально, то мне придется высечь его при всех...

- Госпожа, пожалуйста! Накажите меня сами! (В голосе парня появились испуганно - просительные интонации).

- Хорошо, я его накажу сама, так как считаю нужным, теперь все довольны?!

- Старая Госпожа предпочитала всем видам наказания хорошую порку. Наказывают рабов на рассвете, а ночь он должен простоять пристегнутым к вашей кровати. Ему ведь надо дать время, что бы подумать над своим поведением и как следует раскаяться, как вы считаете, Госпожа?

- Как я понимаю, с правом выбора у меня очень напряженно? Значит пусть так и будет.

Довольная Сабина поставила Эйнри на колени, прислонив спиной к спинке кровати. Руки юноши она привязала к кровати той же капроновой веревкой, которая до этого уже использовалась для фиксации наложника. Эйнри позволял делать с собой все, что Сабина считала нужным. Лишь когда его руки были подняты вверх и туго перетянуты, он сильно закусил губу и обреченно вздохнул.

- Я положила на стол учебники старой Госпожи, полистайте их в свободное время. Спокойной ночи, Госпожа! Приятных сновидений!

Когда дверь за Сабиной закрылась, Айрин подошла и присела рядом с Эйнри.

- Ну и зачем тебе понадобилось хлопать дверью?

- Так получилось, Госпожа (отвернувшись к стене и смотря в пол).

- То есть на самом деле ты не хотел хлопать дверью?

- Нет, Госпожа, не хотел… Я хотел просто тихо уйти в тренажерный зал и разнести там все что можно…

- Неужели ты ревнуешь?!

- Раб? Свою Госпожу? О нет… Мне просто горько, обидно и я ничего не понимаю… Но это мои трудности и я не имел права так откровенно демонстрировать свои переживания …

- Что именно ты не понимаешь? (нежно, за волосы челки, повернув голову юноши к себе)

- Почему Госпожа выбрала Сайни…

- Потому что он мой наложник. Раб в моем гареме. Логично?

- Простите меня, Госпожа…

- Понятно. Не логично. Хорошо, в каком именно месте случилось расхождение между нашими представлениями о случившемся?

- Простите, Госпожа?

- Почему я не имела права выбрать себе раба из гарема и спокойно его использовать?

- Это я не имел права хлопать дверью, Госпожа… Простите меня…

- Вот ведь как у тебя пластинку заело… Хорошо, поставим вопрос по другому. Почему, когда я выбрала этого несчастного наложника, тебе стало обидно?

- Потому что… я посмел надеяться… что вы захотите использовать меня… а когда вы пошли выбирать раба в гареме, подумал, что не соответствую вашим вкусам… а когда вы выбрали Сайни… я… ни чего не понял совсем… но это, конечно, не давало мне права… и вообще это не мое дело, понимать ваше поведение… простите меня…

- Так, уже легче… Но пластинку надо сменить срочно. Я тебя прощаю и совершенно не сержусь за этот хлопок дверью. В конечном счете, ты не бил посуду, не ломал мебель, не кричал грубые слова, а всего лишь чуть сильнее хлопнул дверью, чем положено. При этом ты искренне раскаиваешься в содеянном, правильно?

- Да, Госпожа… Обещаю, что подобного больше не повторится и приложу все усилия, что бы восстановить прежний контроль за своими эмоциями.

- Отлично. А теперь вернемся к нашим баранам… Тебе совершенно правильно казалось, что ты мне нравишься. И Сайни был выбран потому, что очень похож на тебя.

- А почему тогда Госпожа просто не выбрала меня? (искреннее удивление и полное непонимание во взгляде)

- Потому что ты - мой брат…

- Госпожа считает, что Сайни ей не брат? Потому что он сын хозяйки Сабины, а не старой Госпожи?

- Ты хочешь сказать, что моя тетушка держала в своем гареме сына своей родной сестры?

- А что в этом такого? Да, его семя, как и мое, нельзя использовать для продолжения рода, но …

- Ууууууууу… Как все запущено! Все, малыш, остановись, посиди до рассвета, подумай о вечном… Мне тоже надо немного подумать… Кстати, а что я должна буду с тобой сделать на рассвете? Мне бы хотелось тебя наказать, если это до сих пор необходимо, до прихода нашей милой тетушки…

- То, что я искренне раскаялся, не отменяет наказания… Наказание закрепляет чувство раскаивания… В учебниках все это подробно расписано. Старая Госпожа мне часто отрывки от туда зачитывала…

Айрин взяла один из учебников, скинула халатик и залезла под одеяло. Читать и просвещаться. Каждую главу приходилось прочитывать несколько раз, что бы полностью проникнутся сложностью иерархического древа, всеми жизненными моментами, в которых раб мог быть не прав и системой наказаний за различные проступки. Но сначала она нашла в содержание главу "Стандартные наказания", пункт "Излишнее выражение своих эмоций" и прочла, что рабу в случае подобной провинности полагалось от 15 до 50 обычных по силе ударов.

***

Вернутся к началу страницы
- Госпожа, уже скоро рассвет, а вы так и не поспали…

- Если бы я уснула, то проспала бы все на свете, особенно приход Сабины.

- Вы не хотите, что бы она присутствовала при моем наказании?

- Абсолютно не хочу. Вот еще - доставлять ей подобную радость…. Сейчас я тебя развяжу и мы пойдем изучать вон тот уютный темный закуточек….

- Простите, Госпожа, но вот уютным я бы его не назвал ни за что… Особенно если в нем находятся те же устройства, что и в комнате старой Госпожи…

- Сейчас мы их проверим, сейчас мы их сравним…

Где же в этой кладовке свет включается, елки-палки?! Ага, спасибо. Выключи обратно… Шучу… Ты прав, тут совсем даже не уютно. Пыточная камера какая-то… А для чего вот это? Ни за что бы не догадалась… А это милое бревнышко с веревками… Даже так? Хорошо. Из всей этой свалки нам нужно только две вещи - что-то типа скамейки и что-то типа плетки. Ага, плетку вижу… Ручка какой то странной формы…То есть это действительно фаллоимитатор? После каждого 10 удара? Нет, давай не сегодня, договорились? Рада, что ты не настаиваешь… Ну а скамейкой можно наречь это милое бревнышко.. Ты считаешь, что тебя обязательно надо привязывать? Вот и я думаю, что не убежишь ты ни куда… Подожди укладываться.. Сначала объясни, как этой штукой размахивать надо правильно, что бы не разорвать твою спину в клочья… Вроде бы прониклась… Но если будет сильно больно… Там написано, что удары должны быть обычной силы… Ну начнем эксперимент…

***

Вернутся к началу страницы
Когда в комнату постучала Сабина, эксперимент над живыми людьми был уже завершен. Эйнри даже успел, скрипя зубами, принять контрастный душ, начав с мытья головы с помощью Айрин, а потом уже закончив процесс самостоятельно. По оценкам новоявленной истязательницы спина у него выглядела более чем прилично. Ожидались гораздо более серьезные повреждения… "У меня явно врожденный талант, но слишком усердно его развивать наверное не стоит…"

Надо отдать должное Сабине, она не очень сильно расстроилась, когда поняла, что наказание уже было совершенно. Для нее было важным то, что наказание действительно было, а в этом нельзя было усомнится. Даже после душа и с учетом сохранения целостности одежды, вид у племянника был явно не цветущий. Тем более сказывалась бессонная ночь… Однако обязанностей у помощника управительницы было много, и предварительно приклонив колени перед своей Госпожой, Эйнри отправился их выполнять.

Айнри же решила позволить себе наконец-то вздремнуть, часиков так 5-6, не более того…

Ближе к вечеру, вкусно пообедав, девушка решила совместить доброе дело с приятным, и нажала на синюю кнопку.

***

Вернутся к началу страницы
- Что угодно Госпоже?

- Если ты не сильно загружен домашними делами, то мне было бы угодно с тобой пообщаться…

- Для своей Госпожи раб не может быть…

- Я же не самодур какой-нибудь… Если тебе необходимо сделать что-то важное и неотложное - иди и делай. Мое желание интересно пообщаться вполне в состоянии потерпеть… Понятно?

- Да, Госпожа. Я уже сделал все важные и неотложные дела, запланированные на сегодня…

- Отлично. Будь добр, сядь на ковер, рядом со мной… Хочешь фруктов? А сока? Ну если захочешь - бери, не стесняйся. Расскажи мне о себе, о нашем доме, об острове…

- Что именно вам рассказать, Госпожа?

- Начни с рождения… Как у вас все происходит… Где сейчас твой отец… Есть ли у тебя еще братья… Чему учат в Джордане… Мне интересно все-все.

- Сам момент рождения я не помню (Эйнри устроившись поудобнее, улыбнулся), но все были страшно разочарованы, это уж точно. Ведь я был третьим ребенком у Госпожи, третьим мальчиком… А Госпоже было уже много лет и следующих родов она могла не перенести. Хорошо, что она не возненавидела меня, ведь я не оправдал ее ожиданий…

- Но ведь ты был не виноват, что родился мальчиком!

- Возможно. Но во многих других домах такую неудачную попытку просто продали бы куда-нибудь с глаз долой. Меня же отдали в Джордан и даже заплатили вступительный взнос, дающий право выбора дополнительных предметов для обучения. Старшие братья и Сайни не смогли проучится в Джордане до конца и их обучили на наложников. Братьев раздали в гаремы подруг Госпожи, а Сайни оставили в гареме дома. Он единственный ребенок хозяйки Сабины, и она его очень любит… Ей было приятно вчера, когда вы… (Эйнри закусил губу и ненадолго затих)

- Спокойствие, главное спокойствие! Вот видишь, тетушке приятное сделали.. Радоваться надо. Особенно учитывая то, что все непонятности между нами мы вроде бы разгребли. Теперь можешь спать совершенно спокойно - конкурентов в ближайшем будущем у тебя не предвидится. Правда потом мне все таки придется искать "раба с хорошими генами"…

- Это не вы будете искать, а Сабина. Вы выбирать из найденного будете… А я стоять и смотреть как вы выбираете… Знаете, как больно осознавать, что даже если я полностью выложусь и вам не захочется иметь никакого другого раба для удовольствия, кроме меня, все равно появится наложник, который станет занимать положение в доме выше моего.. Будет командовать мной…

- У вас такая сложная иерархическая система. И среди женщин, и среди мужчин. Наверное мне никогда не удастся ее до конца охватить своим разумом.

- На самом деле среди мужчин ни чего сложного нет… Мы располагаемся в этой системе по степени родства и предпочтения женщинами дома. Сначала иду я, потом Сайни, потом старшие спецы, потом их помощники, потом подростки, потом дети …

- А твой отец и отец Сайни?

- Это один и тот же человек… После моего рождения его усыпили.

- За что? За то, что ты родился мальчиком? Это же несправедливо!

- Госпожа рискнула использовать его семя два раза и оба раза были рождены мальчики. Сабина тоже родила мальчика. Если бы хотя бы Сабина родила девочку, у него был бы шанс остаться доживать в гареме.

- То есть своего отца ты даже не увидел…

- У многих рабов так. Особенно сложно быть клоном… Хорошо, что элитных рабов не клонируют…

- А какие у тебя были отношения с матерью?

- Как у раба с Госпожой. Какие же еще? Чуть больше было дозволено, чем всем прочим, чуть менее строго наказывали… Это вы ко мне как-то слишком по доброму относитесь.

- Тебе не нравится?

- Госпожа, как меняются привязанности женщин мне приходилось наблюдать очень часто. Говорят, что старая Госпожа очень была привязана к моему отцу, но ей это не помешало отдать приказ об его усыплении. Потом были еще избранные наложники… Самое страшное, когда это были неопытные мальчишки, сразу после лагеря. Они не были готовы к тому, что их могут так легко использовать и выбросить… Им казалось, что их будут баловать вечно… Чем дольше наложник ходит в любимчиках, тем сложнее ему потом осознать свою ненужность и смирится. А у меня вообще сложное положение. Мое семя не пригодно для женщин этого дома, но мне уже много лет для того, что бы я смог завоевать себе достойное место в другом гареме… Да и для того, что бы долго удерживать ваше внимание меня тоже может не хватить.

- Что значит, тебе слишком много лет? Ты же младше меня, нет?

- Мне 23 года… Еще лет пять и моя стоимость, как наложника, будет равна нулю. Да, как помощник управительницы дома я буду используем гораздо дольше, особенно если читать новые учебники…

- А ты читаешь?

- Конечно. Старая Госпожа даже иногда оплачивала мои консультации с преподавателями Джордана…

- Если тебе понадобятся еще консультации, можешь на них рассчитывать. Не думаю, что это слишком дорогое удовольствие, правильно?

- Не слишком, но дорогое. Я прошу о консультациях, когда действительно есть в них необходимость и имеется наличие свободных денег.

- Отлично. Рада, что ты не транжира… (нежно перебирая волосы Эйнри).

- Разденься.

Юноша изумленно поднял на нее глаза, потом приподнялся на колени, развязал запах на рубашке, снял ее и аккуратно сложил. Встал с колен, расстегнул и снял брюки, наклонился и положил их сверху на рубашку… После чего сделал несколько шагов назад и спокойно встал, чуть опустив голову и глядя в глаза Айрин.

Утром она видела его без рубашки, но оценивание происходило в напряженной обстановке. Теперь же у нее была прекрасная возможность полностью изучить внешние данные своего родственника и, к тому же, сравнить имеющийся экземпляр с вчерашним, уже использованным. Сегодняшний ей нравился явно больше. Пусть он был чуть ниже, пусть тело было не настолько отточено - совершенно, ведь кроме занятия своим телом Эйнри приходилось еще заниматься пополнением своих знаний… На самом деле Айнри была уверена, что не всегда излишняя мускулистость есть достоинство. Не полненький, не худосочный, не жилистый, пропорционально сложенный. Стройные длинные ноги, красивые руки, плоский живот, прямая спина.. Мышцы есть и именно там где надо, именно той формы, именно той степени накаченности…

Неожиданно захотелось облизнуть губки.. Мальчишка знал, какое впечатление его тело производит на женщин. Было видно, что ему все равно, что с ним собираются делать дальше, просто ему приятно осознавать, что он сумел произвести впечатление и его заводит уже само ожидание последующих действий со стороны Госпожи.

***

Айрин тщательно выбрала подручные средства для вечернего развлечения. Ведь в ее планы не входил вызов Сабины. О, нет…! В это красивое тело она будет играть долго и не по вчерашним, банальным, правилам. Не зря она вчера и сегодня читала это замечательное пособие для начинающей Госпожи. еле меня несли. В холе было несколько человек, в том числе и вожатые.

-А вот и наша новенькая- сказала Анна Михайловна
Оно направило ее фантазию по новому и еще неизведанному пути.

В качестве прелюдии она поставила раба на колени, завязала ему глаза, и зафиксировала руки за головой, сама же села у него за спиной. Девушка понимала, что легкое соприкосновение тел необходимо, оно усилит удовольствие от игры. Поэтому ногами она обхватила Эйнри за талию, и, взяв тонкий стилет, плавно переходящий в пушистый и нежный букет из перьев, она начала чередовать ласковые поглаживания его спины и плеч пером и нежные касания острия. Главное в игре, что бы эти чередования были бессистемными и предсказать, что же коснется тебя в следующий момент - перо или кинжал - было невозможно.

Главное во всей этой вечерней забаве было то, что развлекалась Айрин не с обычным наложником, а с выпускником Джордана. То есть с мужчиной, для которого в организме нет неконтролируемых процессов, и каждый его орган поднимается и опускается только по желанию разума.

Часа через два, уставшая и удовлетворенная девушка сладко спала на груди своего Эйнри, который, не смотря на прошлую бессонную ночь, тяжелое утро и трудный вечер, заснуть не мог… Ему хотелось достать луну с неба, собрать любимой ожерелье из звезд, совершить что-то героическое и абсолютно ненужное… Его чувства и желания абсолютно не отличались от чувств и желаний тысяч молодых людей, рядом с которыми спит любимая, единственная, желанная и неповторимая… Все же, через некоторое время усталость взяла верх и юноша тоже заснул… Напоследок представив выражение лица Сабины, если она утром зайдет в эту комнату до того, как он из этой комнаты уйдет.
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!