Юля, сцепив пальцы вытянутых над головой рук, до хруста костей потянулась, перекатилась по широкой кровати, как животное валяющееся в свежевыпавшем снеге. Прокатилась туда, обратно, с краю на край. Чёрный топик ночного белья, сбился на животе, обнажил сиреневые трусики-шорты. Тёмно-фиолетовое постельное белье из шёлка, контрастируя с лёгкой смуглостью самочки, скрадывало брюнет волос. Самочка резко встала, прибежав в туалет подняла крышку стульчака, одновременно обнажая круглую попку от шортиков, упала на сиденье. Облегчение вызвало вздох девушки. Струя, теряя максимум напора, затихала, прекратилась на секунду, опять зажурчала выдавливаемая прессом.

Салфеткой промокнув капли мочи, Юля нажала кнопку смыва и толкнула крышку стульчака. Придерживаемая микролифтом крышка ещё закрывалась, а девушка, поддев трусики пальцем ноги, подкинула их, поймала и бросила в корзину для белья. Туда же полетел топик.

Ходя голышом по квартире Юля сделала все утренние приготовления — нажала кнопку соковыжималки, бросив в неё с вечера заготовленные, мелко порубленные овощи. Включила музыкальный центр. Зазвучавшая релаксирующая музыка перекрыла шумы подъезда. Под её мелодию, обнаженная Юля выполнила необходимый комплекс упражнений йоги. Послушные, тренированные мышцы, сухожилия, приятно согревались, релакс настроил разум на совершенствование.

Затем водные процедуры. И только после них, покрыв тело шёлком халата, попивая отстоявшийся овощной сок, Юля позволила себе вспомнить вчерашний вечер. Ассоциативно перепрыгивая с одного воспоминания на другое, памятью женщина оказалась на том диване.

***

Ужасно противный мальчишка из её группы в детском саду, часто доводил Юленьку до слёз. Она уже и не помнит его проказы, как не помнит и то, когда хулиган превратился в красавца-одноклассника, бросавшего на неё таинственные взгляды. Однажды, прогнав Юлину подружку, пересел к ней за парту, поменял полярность характера, вызывая теплоту в сердце своими поступками. Цветочек, обычно растущий везде, то по под заборами, то на клумбах у центра города, оказывался по утрам на её стороне парты.

Юля клала его между листов учебника, засохшие перекочёвывали в общую тетрадь, которую девочка использовала как личный дневник. В который однажды вписала слово «ЛЮБЛЮ!!!» Имя, к которому относится глагол, Юля зашифровала монограммой. В ***надцать лет она уже не могла без дрожи в горле произносить его имя, боясь воспоминаний ночного сна.

Ей приснилось, что она, купаясь, начала тонуть и Дима приплыл спасать. Вынес её, почему-то обнажённое тело на берег, уложил на песок, надавливая на грудную клетку выдавил из неё остатки воды, поцелуем вдохнул жизнь.

Проснувшаяся девочка почувствовала вспотевшее тело и сильную мокроту в трусиках. Боль от искусственного дыхания оказалась болью начавшегося изменения молочных желёз.

Настоящий мужской поцелуй был ответом на её подарок ко дню армии. Юля до сих пор помнит, как сложились её губы в трубочку, втягиваемые в рот парня. Вспоминает и шевеление набухающих сосков в плотном лифчике. Вечером сменяя трусики на пижаму, обнаружила увеличенное, по сравнению с другими днями, пятно. Впервые в жизни, не побрезговала, понюхала выделение. Сигнализаторы выперли вершинами из-под маечки.

Стремясь, пока ноги совсем не обмякли, быстрее пройти мимо родительской спальни, ответила «Спок» на пожелания, и сильно укутавшись одеялом, опустила ладошку к писечке. Потому что терпеть жар уже не было сил, хотелось ладошкой остудить пыл. Щёлочка откуда выделялись месячные, истощала липкую слизь, на вкус оказавшуюся тёрпкой и в тоже время солёной. Доведя своё тело до первого оргазма, она так и уснула — раскрытая, без штанишек пижамы, мешавшие ей шире раздвинуть ноги, погладить внутреннюю сторону бёдер. Мама, придя как это обычно делала в зимние ночи, обнаружила интересную позу дочери — на спине с разбросанными конечностями, улыбнулась, надела на сонную дочь штанишки, укрыла пухом одеяла. Утром Юля стыдливо прятала от мамы взор, так как проснулась в тот момент, но сочла уместным притвориться спящей.

Дима, восьмого марта, в выходной день, с утра, спеша первым поздравить возлюбленную, позвонил в дверь. Благо что мама, занимающаяся йогой просыпаясь рано, будила и остальных, а то так и застал бы парень не умытое, не разглаженное лицо подружки. Дима поздравил сначала маму, вручил ей три гвоздики. Затем Юлю — книга о искусстве составления букетов. Ну и естественно сам букет из семи гвоздик. Девочка повела его в свою спальную, поставила букет в вазу. Вытянувшись в струнку, подтянувшись за его шею, поцеловала.

«Но-но! От поцелуев дети бывают!» — сказала мама, глядя через раскрытую дверь, которую должен был закрыть Дима. «А вот и не от поцелуев, мама! Безнравственно подглядывать за чужими тайнами!» — говорит Юля, мгновенно ощутившая вспышку возбуждения, последовавшее за ним увлажнение в писечке. Мама смущённая нагоняем дочери, прикрыла створку.

Ранее касавшийся, будто невзначай, её аппетитных бугорков, в тот день приложил пятерню основательно. Не почувствовав отпора, больнее сжал грудь, придавил её за поясницу к себе, намекнул на твёрдость. И Юля не отпрянула, плотнее вжала древко в свой мягкий живот. Да. Именно прессом живота она впервые ощутила мощь мужчины. Чёртова ткань гасила сердечные импульсы, передаваемые пенисом животу, но тем возбудительнее было ощущение. Хотелось коснуться угрозы пальцами, затрепетать изливаясь соками.

Мама тихо стукнулась в дверь: «Дима, у тебя какие планы на сегодня? Посидишь с нами? Позволю вам глотнуть наливочки в честь праздника» «Да, спасибо, с удовольствием составлю вам компанию. « — Дима стыдливо отвернулся и отвечал, повернув голову к будущей тёще. Мысли во время этих фраз кутерьмой влезали в сознание, меняли окончание предложений. Ей казалось, что мама хотела спросить: «Дима у тебя какие планы на нашу дочь? Глотнёшь наливочки, трахнешь Юлю!» «Да, спасибо, с удовольствием отдеру вашу истекающую дочурку!» — Дима, отвернувшись, подрачивает.

Чуть не лишившись сознания от своих крамольных, диктуемых самим дьяволом, мыслей, Юля сказала, что должна хорошо нарядиться. В ванной едва не лишила себя девственности, через чур глубоко занырнув пальцами в соцветие. «Какое томительное воспоминание, надо остановиться. Мне ещё по точкам съездить надо!» — сказала она себе сейчас. Но сладкие мыслишки не желали покинуть голову с IQ более ста двадцати.

«Как же это мама тогда решилась оставить нас наедине?» — В который раз вспоминая тот день и каждый раз задаваясь этим вопросом. «Ведь ясно что мы были пьяны, ну не до степени упада, конечно, но пьяны, а мама, помыв посуду, отправилась поздравлять какую-то подружку!»

Мелодия, громко играющая у соседей, стала поводом пригласить девушку на танец. В жаркой атмосфере квартиры, Дима ещё до застолья, спросив разрешения у дам, снял свой свитер, остался в футболке. Юля тоже, наряжаясь к столу, не куталась, явилась пред очи любимого в лёгком летнем платье. В близости танца молодые люди всё плотнее прижимались телами, ласкались ладонями. Боже! Как сладко было ощутить его руки под подолом! Боже! Какие не удобные пуговицы на мужских джинсах, ноготки можно сломать! Боже! Мы ещё кружимся в танце или это голова кругом идёт? О, Господи! Какие шершавые его ладони, как они трут мои ягодицы.

«Глупыш! Сначала надо пуговку сзади на спине расстегнуть, потом платье поднимать над головой, я же тебе не Гюльчитай скрывающая личико!» — это она смогла сказать, а сама, пока ещё не пришло время поднять руки вверх, мяла через ткань трусов пенис.

Парень и девушка, облачённые только в носки, красовались телами. Юля уже давно решила не уподобляться героиням повестей, стыдливо прятать прелести, «краснеть удушливой волной», понимая всю прелесть именно этих первых секунд, поворачивала под рентген Димы свой стан, впрочем, гироскопом взора не прекращала любоваться достоинством парня, фотографически составлять схему извивов вен, капилляров, чтобы потом, когда придёт одиночество вспомнить, перебрать эти «фотографии», мастурбировать до тех, первых оргазмов, первого соития. Подобрав брошенное платье, постелила его поверх чехла на диване, позволив парню обратить внимание на темноту межножья.

Удобнее примостила попку, выискивая меньший нажим пружиной древнего дивана. Дима, понимая всю ответственность момента, медленно приблизился, не торопясь, изводя девушку своей копушестью, встал на колени меж её ног. Наметил мишень.

«Кто же тебя научил, Димочка? Кто? Какие академии ты заканчивал? Вроде тогда порнофильмов еще не показывали! Или в видеосалоне обучился? Но всё равно, благодарю тебя, мой первый мужчина, мой ласковый любовник, затем муж!»

Она не помнила первый миг дефлорации, просто на просто перейдя в состояние экстаза только от одной мысли и первого контакта твёрдости и мягкости, обрушившего сознание девочки. Зато запомнила первое подёргивание-пульсацию члена, извергающего первую порцию благодатного семени, которое обязательно взошло бы, если бы подошёл срок.

Больше измоченное спермой и влагой, чем её кровью, платье осталось лежать на диване, а уже мужчина понес уже женщину в ванную, придержал пока она омывала бёдра. Помыл член. Опять поднял на руки и понес в спальную. «Или это не тогда было? Как много раз Дима так делал, все записалось в памяти как клише!» После ещё одного уже более темпераментного соития они обнажённые уснули. Мама с папой пришли поздно вечером. Благо что мама первой увидела «флаг победы» на диване, скомкала его, бросив дочери в спальную, прикрыла дверь. Отведя выпившего супруга на кровать уложила спать.

Маникюрными коготками постукивая в дверь, разбудила любовничков. «Дима должен идти домой, уже поздно!» — намекнула что ей все известно. «Да! Именно в тот вечер я впервые её приревновала к Диме. Больно озорной взор она бросала на него. Вот откуда у меня подсознательное — «Похотливая сучка!»

***

Настроившись на игру, весь день Юля будоражила сознание воспоминаниями уже об этом, вчерашнем мужчине, так неожиданно оказавшимся тёзкой её мужа, доводила трепет до того, девичьего возбуждения. Опять вспоминала мужа, каким он в первые годы был замечательным любовником, какие ласки он дарил ей практически каждую ночь и как одиноки они, ночи, стали после развода, предложенного ей, Юлей, сказавшей, что они перегорели друг к другу и как предательски выглядело его скорое согласие. Дима всегда с ней соглашался, считая её главенствующим звеном в ячейке общества, только иногда оспаривающий её предложения-пожелания, тот раз быстро согласился. Сегодня Юля отождествляя двух Дмитриев, тревожила психику различными эмоциями.

«Это хорошо, что он не звонит, это так заводит». — В начале вечера.

«Но ведь это бесстыдство! Уже десятый час! Чем он там занят? Как он сказал? «Решаю проблемы толстосумов!» Может слишком много проблем накопилось? Ладно! Что же делать если даже его мобильного номера нет. Позвонить на домашний?« — В начале ночи.

Юля лежала, принимая успокаивающую солевую ванну, когда ВЗРЕВЕЛ звонок. Гаджет, лежащий на крышке унитаза едва не свалился, дребезжа вибрацией.

— Здравствуй, любимая. — Волна расслабления пошла по телу девушки вместе со вздохом облегчения.

— И ты не болей, чертяка. — Панибратством Юля пытается скрыть трепет в голосе.

— Встретимся? — Уже протестная волна в голове девушки напоминает об игре.

— Нет, любимый. Сегодня ещё нельзя. Нам всего лишь по ***надцать лет. — Мурлыкающие нотки не скрывают игру.

— А завтра? — Мужчина, однако подзабыл условия. Надо напомнить.

— Завтра у меня обряд дефлорации. Примешь участие? — Голос уже вошел в нужный тембр, мелодичным сопрано играл на чувствах собеседника.

— Исполню одну из главных ролей. — Его отнюдь не певучий голос подстраивался под её аккорды.

— Дим. На какой адрес тебе скинуть письмо?

— Сейчас... У меня вацʼап есть, на мой номер можешь ориентироваться. А что там?

— Увидишь, торопыжка. Прочтешь, обязательно напиши ответ, хоть всю ночь сочиняй, но обязательно до завтрашнего вечера ответь. Скучал?

— Да даже как-то забыл про тебя. — Игривые нотки прятали правду.

— И я так же. Только с утра подумала о тебе, вспомнила... Ой! Нет! Не буду говорить, о чём.

— Хотя догадываюсь, о чём ты вспомнила. Я тоже это повспоминал. Чем сейчас занимаешься?

— Не***нолетние девочки об этом не говорят. — Юля поплескала ладошкой воду. — Понял?

— Я люблю гигиенически чистых ***надцатилетних девушек. Если ты потерпишь, я лягу с тобой. Пятнадцать минут. — Прозвучал отбой.

Юля послала приглашение в мессенджер на номер его мобильника. Скоро пришло согласие общаться. Девушка послала ему письмо, в котором описывается её первый половой акт, с просьбой описать его опыт, прислать ей ответ, чтобы они могли, сопоставляя желания, выказать страсть. Девушка добавила горячей воды в остывшую чашу.

Мужчина сдержал слово, позвонил через указанный срок.

— Как ты, Ундина? Не устала ждать принца?

— Принц пунктуален, поэтому достоин поцелуя... Ундина — это предложение поиграть во что-то мифологическое?

— Э-э-э... Нет. Прости я больше технарь, чем гуманитарий, боюсь запутаться в именах богов, особенно в древне...

— Древнескандинавском.

— Да, древнескандинавском! Как насчёт потерпевших катастрофу лётчиках? Ой, нет, это не то. Чушь какая-то забрела в голову.

— Все-таки Ундина ближе. — Юля сильно поплескала воду. — Хвостом бьет, слышишь? Златокудрыми волосами пленит принца, тянет его к себе...

— Извини. У меня плохие ассоциации с пленением под водой... Потом расскажу. Может... пока ты целочка... Трахнем мамочку?

— Мамочку... ? Сейчас крикну её. — Юля громко, как будто действительно звала, крикнула: — Мам! Подойди сюда... — Пауза. — Мам, как ты считаешь это прилично будет, если мой Димочка поимеет тебя... ? Да вот тут в ванной... — Длительная пауза понадобилась Юле для раздумий. — Она говорит, что это отвратительно, безнравственно, предлагать такое маме. Но если ты, Дима такой озабоченный, то она снесет оскорбление и встанет раком, опёршись о борт ванны. Ты любишь такую позу... ? Алло, Дима, ты где? Чего застыл?

— Самобичуюсь. Как я, ***надцатилетний пацан додумался до похабного предложение. Мамочка, тёщенька, прости меня позорника. Тебе же, мамочка, хватает и супружеских соитий, а я, представляя твой озорной взгляд, повёлся на греховные мысли.

«Озорной?» — Юля опешила. — «Он что уже прочитал послание? Как он всё успел?» Волны возбуждения, одна от лица, другая от колен, схлестнулись на низу животика. Столкнувшись, растеклись по всему телу приятной нежностью.

— Димочка, зятёк мой любезный, прости меня за слегка греховные взгляды. Ты пойми, я ведь ещё молода, стройна фигурой, полна... желаниями. Я как увидела то, лежащее на диване платье, сразу представила себя на месте Юли...

— ... Мысленно вернулась в юность, вспомнила свой флаг победы. — Да! Точно он молодчина, быстро прочитал, понял нюансы игры. — Но увы, над временем все бессильны. Однако, есть ещё один вариант. Только по губам не бей, окей, тёщенька?

— Любимый, что ты ей сказал? Она раздевается...

— Вижу... Ты знаешь, родная, если в её годы ты будешь выглядеть так же... До чего приятные черты! Ох... ! Действительно — сучка. Нет, Юль, я не удержусь, прости меня подлеца... Как представлю твои младенческие губы, всасывающие эти соски... Ням, ням.

— Ты глянь ещё на щёлку, откуда я вылезла... Как вспомню, как протискивалась по влагалищу... Как она сжимала мои плечи...

— Ах, родная, я сейчас калибр вставлю... Ужас! Ужас! Как может твой папа игнорировать такую дырочку...

— С чего ты взял, что папа не пользует маму?

— Да, тут паутины будто век не смахивали. А местами даже забетонировано. Представляешь!? Тёщенька, что же ты страдаешь? Разве папенька импотент?

— Увы, зятёк, увы! Позарились на большие гонорары, отпустила его на ликвидацию. Благо, что Юлю успели выстругать. Ох! Осторожно, милый, ты будто целку рвёшь... Ох! До чего же, Юля, тебе повезло! Встретила такого жеребца! Его двадцати двух сантиметровый член...

— Двадцати...

— ... двадцатисантиметровый член идеально подходит для ебли... Мама! Не сквернословь!... Ох, доча, только такие выражения приходят возбужденной маме на ум. Завтра сама испытаешь и посмотрим, как ты будешь материться. Ох! Как же ты меня мощно трахаешь, зятёк, ох, ох. А про какой вариант ты говорил?

— Про целостность сфинктера...

— Ой!... Ой... ! Ой!... Пошляк! Давай доёбывай и уёбывай.

— Ох, горе мне!!! Размечтался! Думал сегодня одну целку поломаю, завтра дочкину... А я ведь буду нежен, потихоньку-потихоньку вскрою. Тебе же тёщенька аккуратно поломали целочку?

— Нет! Сказала нет! Юльке вон такое предложи... Мама! Как ты до такого додумалась? Попу родной дочери отдать на растерзание дубиной толщиной три сантиметра...

— Почти пять...

— Правда, что ли? Ни фига!... Почти пятисантиметровой бутылкой... Хорошо, доча, хорошо. Я пойду на такую жертву ради тебя. Пусть дракон увидит, как страдает женщина, принимающая в анус палку сервелата, пусть! Давай, зятек я её обслюнявлю, чтобы легче скользил. Ого! Да его даже в руках держать страшно... ! У-у-ух, хуище! Знатная елда! В рот не лезет, бля... ! Юля, твой рот шире моего, оближи... ! Нетушки, мамочка! Всё сама, сама. После моей дефлорации, он, член, да и Дима тоже, будет только мой. Фиг получишь. Так что пользуйся... Ах, доченька, а я уже размечталась, думала хоть раз в недельку, по выходным, когда папа на рыбалке или в гараже... Ага! Ты потом скажешь давай я тебе братика рожу. Иди, ублажай... нашего... мужчину... Ох и елда у него, у самой промежность сводит от желания.

— Тёщенька, я вижу у тебя уже очко...

— Не очко!

— ... Анус раскраснелся от моих двух пальцев в нём. Держись за борт ванны... Скажи: «Прощай жопа!» Вхожу. Ах, как тут тесно то. Аж поскрипывает попа... Всё, мамочка, ты на кукане... ! О! Да, ты страстно встречаешь мой таз... Да, мама, да... Да, повой... , поплачь... , тёщенька. Юля! Придержи её... сейчас брандспойтом смоет... А-а-ах!

Юля не ожидала о себя такого развратного оргазма. Хотелось вот сейчас, мгновенно выскочить из квартиры в мыльной пене, поймать таксомотор, ворваться в квартиру Димы и затолкнуть, запихать сгусток похоти дальше в матку.

— Юль, ты ещё здесь... ? — Сквозь тихие помехи в сети слышен стук его сердца. — Два вечера подряд... Я никогда не дрочил два вечера подряд. Даже подростком. Я сейчас прие...

— НЕТ!!! НЕТ!!! — Как у неё хватило сил прокричать. — Дим... Я тоже хочу... Давай завтра... Давай по терпим... , а завтра всё по моему сценарию.

— Здесь написано: «Под проливным дождем... « Ты уверена, что будет ливень?

— Слабо организовать?

— Ух ты... , нас это уже заводит. Как бы не пришлось звать мамочку.

— Ну, умоляю — потоми страсть... А, кстати, когда последний раз до этого онанировал?

— Чёрт! Какие интимные вопросы, однако... Ты знаешь, не помню. Надобности не было потому что. А ты?

— Неделю назад.

— Бедняжка моя. Вибратором?

— Мертвечиной? Гадость! Слава Богу пальцы у меня проворные... Делала йогу. Солнечные блики сложились фаллическим символом на отражении моего обнажённого тела в зеркале.

— То-то чувствуется в твоей походке гимнастические составляющие. А я подковы гну.

— То-то чувствуются в твоих руках силы молотобойца... У меня вода остыла... Через час.

Расчёсывая высушенные феном волосы обратила внимание на их длину, решила завтра поменять прическу на ту, девичью. Девушка подготовила всё для утренних потребностей. Залезла под простыню и только теперь расслабившись, позвонила.

Мгновенный ответ порадовал — значит ждал, милый! «Хм! Милый? Да! Любимый? Нет! С чего бы? Но почему же так ноет сердце? Непонятно! Возбужденность? Да!»

— Юль, дождь будет! Сто процентов! Одевайся соответственно. В восемь часов уже будет прохладно... — Заботливый? Да! Нравится? Да!

— Дим, я там не написала — из закусок только морепродукты и овощи в японском ресторане. Саке противное. Мартини пойдет. Орхидея в коробочке. Убитые цветы надоели.

— Мне твоя конкретика нравится. Если у тебя Венерина поляна не побрита, это будет лучше. Увы если голая.

«Хм! Даже так? А что? Мы взрослые люди, если уж завели разговор о пожеланиях, почему бы не высказать?»

— Не лысая. Могу в рыжий цвет покрасить. Хочешь?

— Хной... ? Давай.

— А ты побрей. Не люблю артистов, скрытых занавесом.

— Ещё не хочешь спать?

— Нет.

— Тогда я лучше расскажу о том вечере, когда я стал мужчиной.

— Это лучше.

Чтобы перебивать возбуждение, она часто задавала конкретизирующие вопросы. Пожалела Любашу, оставшуюся там в Н-ске, вышедшую замуж за какого-то пентюха, неспособного обеспечить семью. И так под монотонное повествование Димы, рассказывающего о смерти сначала спившегося отца, затем и мамы, не выдержавшей одиночества, уснула.

***

Дмитрий с утра, попросил соседа написать своим почерком записку, показал её Романычу. Весь день ушёл на поиски доказательств что Ганс является тайным агентом полиции. Где только не искали восемь охранников — крот исчез из города. Так что опять Дмитрий не смог вырваться к таинственному уступу.

Пожарный из брандспойта, струёй, направленной вверх, создавал иллюзию ливня. Под струями «дождя» укрывшись зонтом стоит Дмитрий. Пунктуальная девушка, раскрыв свою защиту, ныряет в «ливень», чмокает кавалера в губы. Первая часть сыграна. Намокло не только ярко-желтое платье — прокладка впитала повышенную порцию влаги.

Ресторан, отдельная, создающая интим кабинка. Официант дарит даме плексигласовую коробочку, под прозрачным пластиком виден один единственный, посаженный в комочек грунта цветок. В этом герметичном контейнере орхидея простоит до года, не требуя полива.

Довольно-таки лёгкий ужин, чтобы не нагружать тяжестью желудок. Голодный волк лучше оплодотворяет самку. Жребий к нему или к девушке. Едут к Юле. Раздельное посещение санузла. Дополнительная порция, чтобы только вскипятить мозги, алкоголя. Квадрафоническая система заполнила гостиную плавной мелодией.

Женщина, облаченная в эротичный пеньюар, ангажируемая кавалером, облачённым в, какая пошлость, шёлковый халат, явно с женского плеча, прижимается телом к теплу. Ещё гротескней смотрятся волосатые ноги, едва скрытые халатом. Но мужчина может быть слегка красивее обезьяны, это дама должна сиять, затмевать «примата», поэтому белые ножки, вообще не скрытые одеждой, возбуждающе дразнят мужчину. После ванной, девушка заплела косички, белые тряпичные ленточки разбавили чернь волос.

Поцелуи, начавшиеся ещё в ресторане с подросткового, нерешительного, согласно сценария, пошагово переходящего в страстно безудержный, накачали губы, особенно тот соблазнительный бугорок под луком Купидона, кровью. Дополнительная кайма вокруг губ визуально увеличила полноту, добавила эротизма. Женские феромоны затмевают аромат «Lаvаndеs Triаnоn», два запаха, объединяясь будоражат сознание.

Дима продолжил исполнять роль ***надцатилетнего тёзки, вдавил начиная, от мягкого бугорка над лобком, кончая верхним спадом к пупку девушки, пенис. Шёлк узла разъехался, полы разошлись, оголившийся фалдус через тонкую ткань топика сигнализировал пульсом о своём могуществе.

Халат, получив импульс от женских рук, съехал на изгиб локтя, чуть замедлил падение, ускорился на распрямлённых предплечьях. «Комичный уродец» перевоплотился в атланта, поигрывая мощью мускулатуры, совсем не напоминал мужа Диму. Мысленно пропорционально уменьшила размеры любовника Димы. Не получилось, гладкая мускулатура мужа явно не сравнится рельефом мышц любовника. «Но и я уже не похожа на ту себя. Груди в три раза, попа в два раза увеличились, скрылись под женским обаянием девичьи косточки!» Главное отличие мужчин — завораживающего размера пенис сейчас томил желанием не только девушку, но и Дмитрия.

Дима уже боясь разрыва её губ, целовал с меньшей пылкостью, но нажим ладоней на прелести не ослабил. Юля толи играя, представляя себя девчонкой, толи действительно так возбуждена, всхлипывая влажными от поцелуев устами, стонала. А музыка лилась, сливаясь унисоном с головокружением, призывала танцевать, исполнять танец стриптизерши. Три предмета скользя по бархату кожи, упали на лак ламината, получив импульс ножкой, сиреневой мышкой, вертя хвостиком-лямкой, ускользнули под столик.

Яркий свет ламп освещал красоту тел. рассказы эротические Женщина-девушка соответствуясь сценарию, кружилась в сольном танце, взмахивала руками, вызывая движение млечных сосудов. Молочный шоколад ареол к центру, к соскам, сменился на горько-коричневый. Соски, стволами пулемета «Максим» приготовились к расстрелу атланта.

Попытка изменить хной цвет волос на лобке только усугубила чернь. Это конечно не заросли, вырывающиеся из-под краев белья, но остаток довольно густ, можно защипнуть жменькой, подёргать, вызывая хохот обладательницы.

Гимнастические упражнения сожгли жир с ягодиц, бёдер, но чертовски привлекли стройностью, грацией поступи. Стриптиз сменился балетными па, канканными вскидыванием ножек, все это так быстро, так интригующе закрывающими средоточие движениями, только усилили возбуждение мужчины.

Девушка практически добилась своего — появился предэякулят, капля влаги, большой росой заблестела на вершине исполина. Она поманила Дмитрия на постель. Простыня была покрыта лоскутом, вырезанным в форме платья. Дима лёг на лоскут, понимая его назначение, укрылся пледом, сегодня исполняющим два слоя ткани — трусы и простыню. Актриса быстро облачилась в простую х/б ночнушку, халат, исполняла роль Любаши. Что-то взяв с туалетного столика, пришла убаюкать парня.

Дима прикрыл веки, представил себя пареньком, молящим Любашу помассировать звенящий роем комаров, член. Юля налегая железой большего объёма на более мускулистую грудь мужчины напомнила о тех касаниях Любаши. Ладонь девушки, поглаживающая бритую щеку, переместилась на кубики пресса, затем на махину, скрытую пледом. Пару раз сжала через покрывало, нырнула к оголённому пенису. Лукаво застонав, сжала его до болевого стона мужчиной. Жёсткая, пылкая мастурбация в течении нескольких секунд, завершила следующую сцену пьесы.

Актёры хорошо сыграли роль, не отступая от сценария, «скинули одежды». Играя уже другую пьесу, Юля легла на лоскут ткани, расставила согнутые в коленях ноги, призвала Димочку, одноклассника. Дмитрий не торопясь примостился, полюбовавшись прелестью девушки, удержался от соблазна испить соков, льющихся из раскрытых половинок персика, прицелился. Она, будто поправляя член, выдавила какую-то жидкость на пенис.

Узкая, полгода назад пользованная вагина, крупный член сыграли обряд дефлорации. В момент входа громадины, девушка не играла, ей действительно стало больно, она рефлекторно, сквозь зубы втянула воздух. Страсть, накопленная за вечер вызвала эякуляцию за несколько фрикций. Всё согласно сценария. Мужчина получивший свою долю экстаза, чмокнул Юлю в губы, отвалился в сторону, поглаживая «ствол» пулемета, сказал:

— Юль, ты точно, как целка с такой же тугой дырочкой. Тренируешь?

— Спрашиваешь. Мне тоже приятно крепкой хваткой держать фалдусы.

— Фалдусы?

— Мне больше нравится этот термин. Иди смой кровь.

Дима глянул на ствол, он действительно был красным.

— Что это?

— Вишня... , увы, всего лишь вишня. А может сделать пластику вагины?

— Глупости... , деньги на ветер. Ты и так у меня целочка. У-у-ух. — Мужчина подскочил, поднял на руки девушку, кружа понес в ванную.

Тяжелые груди под действием центробежной силы наклонились наружу, приобрели завораживающую, по крайней мере сознание мужчины, форму. Он остановился, впился в горечь шоколада, потрепетал языком по твёрдостям сосков.

Подмывание над биде, когда женщина, оседлав «трон» хлюпала водой между лепестков бутона, стало началом следующего коитуса. Порция за порцией кровь наполнила пенис. Ему пришлось залезть в ванну, включить воду, и там, поражая девушку мощью вен не только на органе, но и на предплечьях, возбудить и её.

— Иди сюда. — Магически понизив голос, призвала Юля мужчину. — Дай полюбуюсь. Красавчик! Он у тебя в ***надцать лет таким же гигантом был... ? Бедная Люба. Удивительно что крови было мало.

— Честно сказать я сам долго об этом думал. — Наблюдая за действиями подружки, делился воспоминаниями Дима. — Потом только, уже в последние годы вычитал о различных плевах. А может она нечаянно, мастурбируя или вставляя тампон повредила, а я только сильнее разорвал. Тогда было стыдно спросить. Боялся обидеть намеком.

— Наверно это я буду забрасывать тебя сообщениями, прося прийти, — Юля подрачивала фалдус, усиливала эрекцию, — дать полизать... залупу. Да! Это действительно залупа... Знаешь, когда я первый раз услышала это слово, а это прозвучало так: «На вот тебе залупу, подавись!» подумала, о чём-то великом, а потом у Димы посмотрела, ещё подумала, как этим можно подавиться. Вот этой можно... Я необученна оральным ласкам, так что прими моё дилетантство с должным пониманием.

— И не надо, не напрягайся. Это не тот размер, который стóит погружать в рот. Я иногда завидую пацанам с более тонким членом, который легко погружается в ротик, там, под вакуумом толстеет. Так просто подрочи... , поцелуй.

Юля всосалась. Как пиявка всосалась в устье уретры, затем во всю головку, ей приходилось сильно раззевать челюсти, чтобы не поранить зубками нежную кожицу залупы, оградив их прослойкой губ. Так и держала будто медицинской банкой создавая вакуум, двигала ладонью по длине ствола, пальцами второй перекатывая тяжесть яиц.

Мужчина оторвал засос, поцеловал в побелевшие губы, поднял, сидящую на биде девушку, поцеловал в излучавшие ласку глаза, вызвал трепет нежности, капли влаги на ресницах. Легко поднял над членом, опустил, войдя в мгновенно увлажнившуюся вагину. Клещи-руки, тиски-ноги, охватили тело мужчины. Всё так же кружа под льющуюся из квадрасистемы музыку, понёс к столику с напитками, дал хлебнуть сок даме, допил остаток.

«Флаг победы» всё так же измазанный соком вишни улетел на пол. Его место занял мужчина, лёг на спину, велев женщине наслаждаться. Ласковой кошечкой легла щекой на пах мужчины, придавливая лицом пенис, потёрлась о него краями губ, как будто метила выделениями своё имущество. Она просунула лицо под член, отерла головку слюной с другой стороны, венец скользнул по её шее, ствол хлопнулся о живот Димы. Так не отнимая лица от тела мужчины, проскользнула по прессу, ощутила его «кубики» протёрлась о щетину волос на широкой, почти в два раза шире её бюста, груди. Наконец она достигла его губ, всосала нижнюю, издавая мурлыканье, слегка прикусила. Язык-разведчик нырнул к его языку, приглашая к сплетению. Они затанцевали, закружили измазанные слюной, впитывали смак партнёра.

Пятерня Димы, влезла в гриву волос на её затылке, вызвав прилив нежных мурашек. Юля нежно ласкала гладковыбритые щёки, захватывая мочки ушей. А фалдус давил на брюшину, пульсировал, просился впустить его в танец языков, в движение ладоней, слизь из него мочила тела любовников, напоминала о готовности десанта сперматозоидов к высадке.

Юля, услышав зов пениса, взяла мощь в ладонь, ещё раз порадовалась ей, опустив таз к головке произвела контакт. Наслаждаясь, медленно опустила тело на таз Димы. За первый коитус Юля не успела почувствовать влагалищем величие прибора. Теперь ощущая болезненные воздействия на мышцы вагины, ослабила их. Крупный орган достиг предела, дальнейшее его погружение толкало матку, причиняло ещё одну боль. Девушка остановилась,

ожидая смены боли на анестезирующее возбуждение. Частая пульсация вен пениса, будто лаская, массируя стенки, успокаивала.

Легонько приподнимаясь и опускаясь, добилась должной вибрации внизу живота, свидетельствующей о приближении того возбуждения, которое можно было успокоить только животным, беспощадным коитусом. Юля тихонько поскуливала, охала от ещё не сменившейся эйфорией боли, попкой ощутила касание о таз любовника, ещё раз охнула, вздохнула как путник преодолевший дорогу. Присела, не шевелясь впитывая энергетику ствола, ощутила микрооргазм. Нагнулась головой к устам мужчины, оставила благодарственный поцелуй.

Наконец она обратила внимание на его ладони, которые сейчас ласкали её спину, плечи. Ожидая от них шершавость наждака, поняла, что ошиблась в предсказаниях — ладони, гладкие, велюровой тонкости радовали нежностью.

«Наверное, посетил маникюрный салон, чувствуется профессиональная обточка ногтей, подушечек!» — поняла Юля.

Женщина выпрямилась, взяв в ладони его «лопаты» приложила к грудям, прося ласкать их. Дима понял желание, обрадовался своей догадке сходить в салон красоты, поправив прическу, отполировать пальцы, ладони. Крутя, соски как настройки радиоприёмника, добился качественного звучания стонов. Болезненно-желанное возбуждение отвлекло от дискомфорта во влагалище, Юля совершая всё большие амплитуды, «скакала» на «жеребце». Величие вгоняло лепестки малых губ в глубь пещерки, вытягивало из неё некоторую массу мышц.

Оргазм сковал мышцы, прервал фрикции. Юля упала на грудь Димы, вслушиваясь в шевеления пениса, успокаивала свое сердцебиение.

Дима почувствовал, как по мошонке потекла влага, перевернул Юлю на спину, припал к её гениталиям. Вылизывая сладость женской секреции, теребил полированной подушечкой клитор. А сок всё лился, а влагалище всё трепетало в предвкушении ещё большего оргазма. Напрягая тренированную мускулатуру живота, Юля поднимала таз для лучшего в её понимании, удобства. Показавшееся отверстие ануса привлекло внимание мужчины. Смочив соками влагалища указательный палец, сравнимый с пенисом средних размеров, Дима протолкнул его в кольцо. Совершая им возвратно-поступательные фрикции, намекнул девушке на анальный контакт. По крайней мере Юле так показалось, потому что она моля сказала:

— Дим... , не надо в попку... Я уже пробовала туда, но гораздо меньшим инструментом — боюсь... Вагину еле успокоила. Не надо, прошу.

— А я и не стремлюсь. Пиздёнка твоя меня устраивает.

— Пиз... дё... нка... Как ласково.

Дима продолжил куннилигус. Запустив во влагалище большой палец, закольцевал его там с указательным, сдавливая перегородку, через полминутки добился сковывания пальцев оргазмирующей вагиной.

— Достаточно?

— Да... Давай сам, я ещё раз-другой успею.

Яростная долбёжка пришла на смену нежным фрикциям. Из горла девушки толчками вылетали стоны, охи, ахи. Не ошиблась говоря, что успеет ещё два раза склещевать фалдус вагиной, прежде чем произойдет фонтанирование спермой. Гласом Кинг-Конга мужчина возвестил о своём блаженстве. Не сильно придавливая массой, полежал на упругом теле. Вагина, покинутая пенисом, встрепенулась негой. Тампон послужил затычкой от излияния совкового масла на шёлк простыни.

— Я тоже буду забрасывать тебя эсэмэсками, прося этих невероятных ощущений. Ты умница, натренировавшая пиз... , ой, вагину.

— Я тоже думаю, что двумя-тремя днями мы не насытимся. Кушать хочешь?

— Хочу. На меня жор после еб... соития нападает. Давай я тебя на биде отнесу и приготовлю греческий салат. Есть в холодильнике продукты?

— Греческий салат? Ты извращенец. Кобели должны есть мясо. Там нарезка из конины... Неси, что встал! Обезножил меня бедненькую.

Мужчина омыл пенис. Прикрылся полотенцем и пошёл на кухню. Салат он все-таки сделал, но и от конины не отказался. Показывая хищнические манеры, кусал большие куски бутерброда — слой хлеба, слой мяса, ложка салата на нём, затем ещё по слою мяса, хлеба.

— Завтра суббота. Поедешь со мной в горы?

— Там в горах, изнасилуешь меня как дикий йети... ? Поеду. Милый, — произнесла Юля, и сразу почувствовала в груди отголосок нежности. «Я назвала его не по имени! Влюбляюсь? Возможно.» — плесни мне сока... , спасибо, лапушка.

— Есть спортивная одежда для путешествий в горы?

— Увы. Никогда не была там, хотя езды то всего час, полтора от силы. Во сколько выедем?

— Думаю, что в полдень, воздух прогреется.

— Фу-у-у, я думала часов в пять утра. Пока доедем, пока взойдем на гору.

— Нет. Восходить не будем, там есть более интересный объект... Завтра увидишь. Мне самому интересно что с ним такое. С утра встанем...

— Потрахаемся...

— Естественно. Кто бы был против натянуть такую вкуснятину... Покушаем. Заедем в спорттовары. Опять по...

— Потрахаемся?

— Возможно... , а мозоль в пи...

— Да матерись уже.

— А мозоль в пизде не натрётся?

— А на хую ожоговый волдырь не вскочит?

— Ой проказница, ой шалунья! Люблю адекватных женщин, которые знают, когда надо вставить матерное слово в светскую беседу. Где у тебя посудомойка?

— Вон за той створкой... Ага.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!