Вот это ж, бля, принципы! Вставать раком в подворотне перед незнакомыми людьми мы можем, в подъезде юноше жопу оттопыриваем, а вот в рот взять - ни-ни!!!

Оказалось, что Зина не сосет по двум поводам - потому что считает, что это грязно и противоестественно, а во-вторых, потому что гондоны на вкус противные, а без них можно заразиться.

Как у меня получилось, я не знаю, но я ее уломал. Причем без гондона. Ну, здесь сыграла моя явная неопытность и очевидный факт моей практически девственности.

После того, как я понял, что моральное сопротивление сломано и отговаривается Зина чисто по инерции, я приставил набухшую головку члена к ее накрашенным губам и жестко сказал ей открыть рот, заодно пообещал, что глубоко засовывать не буду, а как только она захочет, то сразу остановлюсь.

Зина вздохнула и приоткрыла губки. Этот момент мне тоже запомнился на всю жизнь, как все, что происходит в первый раз. Сидит на ступенях в подъезде взрослая женщина, перед ней, расставив ноги стоит молодой парень и медленно вводит стоящий колом хуй ей в полуоткрытый рот.

Я делал это не быстро, чтобы не отпугнуть Зину от заранее неприятного для нее процесса. Полуоткрытый рот Зине пришлось открыть полностью, ибо моя напрягшаяся головка по-другому бы не вошла. Я мягко, но уверенно обхватил ее голову с двух сторон, чтобы она не отклонялась назад, и начал медленно иметь мою Зину в рот. Глубоко трахать ее не получалось, фактически, в зинин рот входила только головка и немного ствола. Но это было великолепно. Мне нравилось созерцать момент входа члена в рот женщины, поэтому я вытаскивал хуй из нее полностью и снова медленно вводил. Трахая в рот, я унижал ее, она стала для меня куклой, тряпкой, пылью. Я растаптывал ее личность с каждым вводом головки в зинин ротик, это давало мне просто феерические ощущения.

Постепенно я начал ускоряться, на автомате старался вставить Зине в рот поглубже. Она пыталась отстраниться, недовольно мычала, но мне было все равно. Я крепко держал ее голову и насаживал ротовую полость на напряженный хуй все быстрее и все глубже. Зинка пыталась оттолкнуть меня руками, но у нее это не получилось.

- Соси, сука! Давай, блядь, работай! Буду ебать твою голову сколько надо, не рыпайся! - вошел в раж я.

Зина поняла, что деваться некуда и оставила попытки вырваться. Из глаз потекли слезы, с ними тушь. Но мне было похуй. Я ебал и ебал ее рот и кайфовал. Потом сам остановился, но начал руками в быстром темпе насаживать уже послушную голову женщины на свой кол. Мне нравилось ее подчинение и унижение, слова сами собой лились из меня:

- Блядь заборная, шлюха дешевая, соси, тварь. На, блядь. Соси его, уебище. Разорву твой рот. Глубже, бля. Хули ты задыхаешься? Получай, соска, - я отвесил Зине легкую пощечину, - ты моя шлюха, грязь, падаль, выебу все твои дыры. Соси, сучка, давай! Убери свои руки нахуй от меня, - когда она вновь пыталась отстраниться, - засунь себе руку в пизду и дрочи!

Из глаз Зины лились слезы, слюна стекала по подбородку, периодически у нее проходил рвотный позыв, когда я пытался засадить хуй на полную. Но опять же, мне было похуй. Выполнив приказ, Зина положила руку себе в промежность и стала подрачивать. Вряд ли ей это доставляло удовольствие, но мне нравилось.

Хуй ходил в зининой башке все быстрее, я почувствовал, что скоро кончу. Кончать мне не хотелось, ебал бы и ебал ее рот, но сдерживаться сил не было. Я зарычал, сжал ее башку со всей силы руками и натянул на хуй полностью. Полностью! Он вошел весь, провалившись через преграду гортани. Зина, выпучив глаза, что-то замычала, но в ответ получила лишь еще одну пощечину. Одновременно с этим я начал опорожнять свои яйца прямо ей в пищевод. Спермы было не много, но оргазм длился относительно долго, секунд тридцать я держал ее голову и горло полностью насаженным. Отпустил только тогда, когда она начала колотить меня по ногам.

Вынув член, я посмотрел на лицо немолодой женщины. На нем была каша из слез, потекшей туши, слюны, спермы. Жалкое зрелище. Униженная и растоптанная она жадно глотала воздух.

Угар и наваждение мое прошло, мне стало стыдно и жалко ее. Ведь обманул, надругался, фактически изнасиловал ее рот и горло. Но извиняться было как-то глупо в данной ситуации.

- Ну ты и мудак, Андрюша, - отдышавшись сказала Зина. Я чуть не задохнулась нахуй. Челюсти свело, горло болит. Ну зачем ты так? - заплакала она.

- Зина, не сдержался. Ты завела меня до предела, все как в тумане, будто пелена перед глазами была.

- Блядь, меня никогда так не ебали. Ты настоящий мужик Андрюша, много у тебя будет баб, вот увидишь. Хоть и больно и противно, но внутри мне хорошо. Когда настоящий мужик ебет женщину он и должен ее унижать, делать своей вещью, бабы это любят. Ну, я во всяком случае.

Хуй поймешь этих женщин. То плачет и злится, а то говорит, что все правильно сделал. Ну, да черт с ним, стыд у меня после ее слов почти прошел, я приложился к банке, протянул ей пиво.

Какое-то время мы еще посидели. Зина полностью отдышалась, успокоилась и вновь принялась болтать обо всем на свете. Я больше слушал, курил, улыбался, кивал. Смотря на эту щебечущую бабу, перед глазами у меня постоянно всплывал образ, как только что эти болтливые губы обхватывали мой хуй. Но член насытился, трахаться ему больше не хотелось, и поползновений я больше не делал. Да и вообще почувствовал глубокий расслабон и захотел домой, завалиться спать.

На улице уже светало, было часов 5 утра, и решили мы с Зиной расходиться. Вышли на улицу, светло, народу нет, птицы щебечут.

- Спасибо тебе, Андрюша, хорошо посидели. Хорошо потрахались. Я бы с тобой еще встретилась, но ты ведь не захочешь? Протрезвеешь сегодня, подумаешь, выебал по пьяни старуху да и хер с ней.

- Зина, не неси ерунду. Ты замечательная женщина. И трахаться с тобой обалденно, и вообще интересно. Как тебя найти?

- Записывай телефон. Только когда звонить будешь, если дочь или зять телефон возьмут, зови не Зину, а Зинаиду Михайловну и вообще разговаривай вежливо. Они не знают, что я такая разгульная. Знают, что выпить могу, но что с мужиками люблю, не знают.

Я записал телефон, еще для себя не решив, буду я ей звонить или нет.

- Пойдем, за гараж проводишь меня, - сказала Зина, когда мы проходили мимо гаражей, - очень уж ссать охота.

Конечно, какие проблемы, я же джентльмен, всегда готов проводить даму поссать. Зашли за гараж, Зина присела, одернула юбку (как я уже говорил, трусов на ней не было) и зажурчала. Меня она не стеснялась, даже не отвернулась, и я стоял, наблюдал, как из чисто выбритой пизды бьет струя мочи. Картина замечательная, но тоже захотелось ссать. Я достал хуй из штанов и, тоже не отворачиваясь, стал ссать на стенку гаража. Так мы и ссали вдвоем, я смотрел на ее журчащую пизду, она на мой ссущий член. Почему-то я доссал первым, но член убирать не стал, стал подрачивать его, глядя на ослабевшую струйку, вытекающую из зининой манды.

- Зина, походу придется тебе напоследок еще раз меня потерпеть, - сказал я, поднося уже вставший хуй к ее лицу.

Женщина категорически ушла в отказ, сославшись на боль в горле после недавнего траха.

- Давай, я тоже уже захотела, но только в рот больше не возьму. Давай раком.

Вообще мне бы хотелось завалить ее на спину и нанизать, подмять своей тяжестью. Но места такого не было, куда можно было бы лечь, поэтому пришлось довольствоваться "раком".

В этот раз уже такой страсти не было, Зина привычно нагнулась, оперлась на гараж, где мы только что вдвоем поссали. Я вновь закинул заднюю часть юбки ей на спину, и, натянув резинку, уже увереннее раздвинул рукой ее половые губы и, не мешкая, засадил. Член не был такой каменный, как в прошлые два раза (даже три, с учетом дрочки) , но работу свою делал и удовольствие получал. Я вновь любовался покорной женской попкой, откляченной для меня, и входящим в нее моим орудием. Посмотрев на анус, мне захотелось выебать ее в жопу, но постеснялся (хотя может и зря) , подумав, что и так уже отъебал насильно ее в рот, но решил для себя, что Зине надо будет позвонить обязательно хотя бы ради того, чтобы выебать в прямую кишку.

С этими мыслями я облизал пару своих пальцев и положил их ей на кольцо ануса. Он рефлекторно сжался, но я стал постепенно вводить указательный палец ей в попку.

- Андрюша, не надо. Я срать хочу, так что и ты измажешься, да и я, боюсь, не стерплю и обосрусь.

Аргумент. Не поспоришь. Такая перспектива - быть обосранным за гаражами - меня не прельщала совсем и палец я убрал тут же. Однако для себя отметил, что аргумента "я в жопу вообще не даю" не прозвучало, а это уже плюс.

Потрахав Зину минут десять, я кончил. Не так бурно, но удовольствие получил. Зина в этот раз не кончала, но мне было похуй.

- Ох и настоялась я этой ночью раком, - кряхтя разгиналась Зина, - все, хватит, надо домой идти. Давай, Андрюша, провожать меня не надо. Люди увидят, слухи пойдут. И тебе ни к чему это и мне.

Напоследок мы поцеловались и разошлись в разные стороны.

Я довольный шел домой. Ночь прошла не зря. Встречаясь вчера вечером с друзьями, я и подумать не мог, что так все сложится.

С того времени прошло 15 лет. Девок и женщин, и даже старых баб у меня действительно было полно, но большая часть из них помнится с трудом или не помнится вовсе. Но воспоминания о Зине и о той ночи, картины ее белой попы, насаживаемого рта, ссущей пизды и многи другие сохранились в моей памяти яркими и четкими. Изредка я даже дрочу, вспоминая ту ночь и мою немолодую хохотушку-блядушку.

Зине позвонил я через неделю вечером:

Но продолжение напишу, если будут отзывы, отклики.

Пишите

sаnitаrmоskvi@mаil.ru

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!